Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Авианесущий крейсер проекта 1153 Орел

Авианесущий крейсер проекта 1153 Орел

Перейти к: навигация, поиск

Крейсер с авиационным вооружением проекта 1153

ship_1153_model_NevskoePKB_03.jpg
Крейсер с авиационным вооружением проекта 1153
Служба
СССР
СССР
Исторические данные
по плану в 1978 году Заложен
по плану в 1986 году Введен в строй
Общие данные
/ 72 000 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
310[1] / 65[2]м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
Вооружение

Авиагруппа

  • Около 50 самолётов и вертолётов[3].

Главный ударный комплекс:

Зенитное вооружение:

  • 4 х 1 ПУ ЗРК М-22 «Ураган»;
  • 2 х 2 ПУ ЗРК «Оса-М»;
  • 4 х 2 ПУ ЗРАК 3М87 «Кортик»;
  • 12 х 6 30-мм АК-630.

Противолодочное вооружение:

  • 2 х РБУ.
Однотипные корабли

Предполагалась постройка серии из двух кораблей проекта 1153; реально не закладывались, названия не присваивались

Атомный большой крейсер с авиационным вооружением проекта 1153 был разработан в 1976-1977 годах для ВМФ СССР в Невском ПКБ. Должен был стать первым советским авианосцем, рассчитанным на обычные самолёты наряду с СВВП. Предполагалась закладка головного корабля в 1978 году, однако в министерстве обороны СССР сделали выбор в пользу более простого ТАКР «Баку» проекта 11434, рассчитанного только на СВВП.

Общие сведения

Прямое развитие авианосца проекта 1160, атомный крейсер проекта 1153 был несколько уменьшен в размерах, получил сокращённую авиагруппу и более мощное ударное и оборонительное вооружение, из-за чего и был переклассифицирован из «авианосцев» в «большие крейсера с авиационным вооружением»[4]. Тем не менее, даже так проект 1153 оставался очень мощным авианосным кораблём с достаточно многочисленной авиагруппой, которая впервые в СССР должна была включать в себя самолёты обычного взлёта и посадки помимо СВВП и вертолётов. Что немаловажно - в отличие от предшественника, корабль проекта 1153 был рассчитан на существующие судостроительные мощности, так что мог быть построен в разумные сроки без запредельных затрат на инфраструктуру и реконструкцию предприятий. С учётом этих обстоятельств, было принято решение о строительстве серии из двух таких кораблей на Черноморском судостроительном заводе (ЧСЗ) в Николаеве с закладкой головного в 1977-1978 году - сразу после освобождения стапеля «0», тогда занятого строящимся «Новороссийском».

Был составлен технический проект корабля и даже начат выпуск рабочих чертежей, однако в 1977 году новый министр обороны СССР (в связи со смертью А. А. Гречко в апреле 1976 года на этот пост заступил Д. Ф. Устинов) своим приказом отменил закладку крейсера проекта 1153 в пользу строительства четвёртого ТАКР по улучшенному проекту 1143 - будущего «Баку».

В дальнейшем наработки по большому крейсеру проекта 1153 легли в основу при проектировании тяжёлых авианосных крейсеров проектов 11435 (типа «Рига») и 11437 («Ульяновск»).

История создания

Предшественники

Модель атомного авианосца проекта 1160 «Орёл», 1973 год

В 1969-1973 годах на проектных и производственных предприятиях авиа- и судостроительной промышленности провели научно-исследовательскую работу (НИР) под шифром «Ордер», в ходе которой была обоснована возможность постройки в СССР атомного авианосца и составлен аванпроект такого корабля. Его постройку руководство Министерства обороны и ВМФ СССР посчитали преждевременной и чрезмерно дорогостоящей, закрыв проект. Тем не менее, разработанный в рамках НИР «Ордер» авианосец проекта 1160 дал конструкторам важный опыт и мог быть использован как основа для новых проектов авианосных кораблей. Определённый задел был создан также и в самолётостроительных конструкторских бюро, что позволило в дальнейшем ускорить разработку палубных самолётов обычного взлёта и посадки.

Из реально построенных кораблей предшественниками проекта 1153 являлись тяжёлые авианосные крейсера с обычной энергетической установкой проекта 1143 - «Киев», «Минск» и «Новороссийск». Они отличались мощнейшим ударным и оборонительным вооружением, но за счёт сравнительно небольшой численности авиагруппы. В сочетании с невысокими ЛТХ СВВП первого поколения это привело к тому, что корабли проекта 1143 оставались в большей степени крейсерами, чем авианосцами.

Предпосылки к созданию

Вступление в строй «Киева» в 1975 году и его первые походы с авиацией на борту показали, что возможности самолётов вертикального взлёта (СВВП) пока ещё крайне ограничены. Лёгкие машины по типу советского Як-36М (Як-38) или британского «Харриера» в принципе не позволяют нести на себе существенную боевую нагрузку и запас топлива, а малая размерность ограничивает также и возможности по усовершенствованию машины. Более крупные и тяжёлые СВВП, сопоставимые по взлётному весу и лётным характеристикам с обычными самолётами, ещё только предстояло разработать и принять на вооружение. Вместе с тем надводные соединения ВМФ СССР в океане нуждались в авиационной поддержке и прикрытии, а за пределами радиуса действия авиации берегового базирования такую поддержку могли обеспечить пока лишь палубные Як-38. Лёгкие штурмовики - безусловно, лучше, чем ничего, но для полноценной поддержки с воздуха всё же недостаточно. Помимо разработки более совершенных новых СВВП для существующих кораблей, возможный выход из этой ситуации виделся в создании новых, более крупных авианосных кораблей, которые наряду с СВВП несли бы и обычные самолёты, заведомо не уступающие характеристиками самолётам противника.

Именно поэтому вспомнили про закрытый к тому времени проект 1160. Несмотря на формальное завершение научных и конструкторских разработок по этой теме, в Невском проектно-конструкторском бюро (НПКБ, город Ленинград) продолжались инициативные работы над усовершенствованием авианосца. Благодаря энтузиазму ленинградских конструкторов под руководством Аркадия Морина за период с конца 1973 по начало 1976 года был создан ряд эскизных проектов, развивающих заложенные в проекте 1160 идеи. Эти работы позволили НПКБ выйти на руководство СССР с техническим предложением по созданию атомного авианосного корабля, вооружённого современными самолётами обычного взлёта и посадки. На основе этого предложения весной 1976 года вышло постановление правительства, предписывающее спроектировать и построить два атомных «больших крейсера с авиационным вооружением». Новый корабль получил обозначение «проект 1153» и унаследованный от предшественника шифр «Орёл».

Проектирование

Общий вид большого крейсера с авиационным вооружением проекта 1153 «Орёл», 1977 год (датировка 1967 г. на рисунке ошибочна)

Постановлением правительства Советского Союза от 30 апреля 1976 года предписывалось за 1976-1977 годы спроектировать, а к 1986 году построить головной корабль проекта 1153. К тому моменту в НПКБ уже был готов богатый конструкторский задел по атомным авианосным кораблям, так что разработка нового проекта не потребовала много времени. Главным конструктором корабля был назначен Василий Фёдорович Аникиев, а его заместителями - Аркадий Борисович Морин[5], П. А. Соколов и О. П. Ефимов. Помимо Невского ПКБ, в разработке проекта участвовали ещё 65 организаций, входящих в состав тринадцати разных министерств Советского Союза.

Министерство тяжёлого машиностроения отказалось заниматься новыми для себя устройствами - катапультами и аэрофинишёрами для авианосцев - поэтому проектирование и изготовление этих агрегатов было поручено входящему в состав Минсудпрома Пролетарскому заводу под руководством главного конструктора А. А. Булгакова.

Василий Фёдорович Аникиев (1918-1988), главный конструктор корабля

Проектировали новый авианосец с расчётом на возможности крупнейшего в СССР судостроительного предприятия - Черноморского судостроительного завода в городе Николаеве (Украинская ССР). Именно на этом заводе был построен уже вошедший в строй авианосный крейсер «Киев» проекта 1143 и достраивалось ещё два однотипных корабля[6]. Руководство ЧСЗ подтвердило, что после модернизации стапеля «0» завод сможет строить атомные корабли с заданными размерениями (полным водоизмещением около 70 000 т).

Построенным в Николаеве авианосным кораблям предстояло после вступления в строй пройти черноморскими проливами. В случае классификации их как «авианосцев» могли возникнуть разногласия при толковании положений международной конвенции Монтрё, регулирующей проход боевых кораблей через Босфор и Дарданеллы. Во избежание затруднений с морским правом, а также из-за отрицательного в целом отношения к авианосцам, сложившегося в высшем руководстве СССР[7], корабли проекта 1153 были официально классифицированы как «большие крейсера с авиационным вооружением»[8]. В данном случае изменение класса корабля было подкреплено существенным усилением ударного и оборонительного вооружения, так что новый «Орёл» даже без авиагруппы на борту мог бы на равных сражаться с любым ракетным крейсером своего времени.

В 1977 году под Саками в Крыму (аэродром Ново-Фёдоровка) начали строительство наземного испытательно-тренировочного комплекса корабельной авиации (сокращение НИТКА позже дало комплексу название «Нитка»), на котором предстояло отработать корабельное базирование обычных самолётов как с технической, так и с организационной стороны. Комплекс «Нитка» должен был включать в себя действующие аэрофинишёры и катапульты, на которых лётчики авиагруппы будущего большого крейсера проекта 1153 готовились бы к взлётам и посадкам на палубу своего корабля. Палубные самолёты МиГ-23К и Су-25К проектировались на основе уже существующих машин, так что их опытные образцы могли быть подготовлены к испытаниям в кратчайшие сроки.

Модель большого крейсера проекта 1153 «Орёл», вид сверху. На носовой катапульте - готовый к взлёту МиГ-23К, ещё один МиГ-23К показан только что совершившим посадку на угловой палубе

ТАКР «Новороссийск» задержался на стапеле до конца 1978 года, так что у конструкторов было достаточно времени, чтобы проработать технический проект 1153 во всех деталях. Для головного корабля в 1978 году был начат выпуск уже рабочих чертежей, которые передали на ЧСЗ для начала работ и предстапельной подготовки строительства. Головной корабль планировалось ввести в строй к началу 1986 года[9]. Однако уже решённый, казалось бы, вопрос постройки авианосца был вновь поставлен под сомнение со стороны министерства обороны СССР.

Научно-исследовательский тренировочный комплекс авиации (НИТКА) в начале постройки

Постановление Совета министров СССР от 30 апреля 1976 года, которым было задано проектирование и постройка авианосных крейсеров проекта 1153, появилось во многом благодаря личному влиянию министров обороны Андрея Гречко и судостроительной промышленности Бориса Бутомы. Оба министра были сторонниками развития в СССР авианосцев, поэтому поддерживали любые инициативы главнокомандующего ВМФ СССР Сергея Горшкова в этом направлении. Однако ещё накануне выхода постановления - 26 апреля - А. А. Гречко скончался. В том же 1976 году - 11 июля - умер и Б. Е. Бутома.

Новым министром обороны был назначен Дмитрий Устинов. Он считал, что Советскому Союзу следует не догонять США, а обогнать их на ином направлении развития авиационной техники, где они не достигли реальных успехов - в разработке СВВП, которые могут базироваться на кораблях меньшего размера и более дешёвых, чем авианосцы американского типа. Блестящий организатор и производственник, Д. Ф. Устинов лучше кого-либо другого представлял себе реальные возможности советской промышленности и знал, в какие затраты выльется создание атомного авианосца и как это затронет другие, не менее важные оборонные программы страны. Признавая, что возможности СВВП пока ещё далеки от желаемых, и что палубные самолёты обычного взлёта также нужны флоту, Д. Ф. Устинов всё же настоял на том, что постройку более крупных авианосных кораблей вместе с необходимым для этого расширением судостроительной базы следует отложить на время постройки ещё одного ТАКР по типу «Киева». Новый министр судостроения, Михаил Егоров, не разделял энтузиазма Бориса Бутомы в отношении крупных авианосцев, поэтому не стал препятствовать решению Устинова. В результате 13 октября 1978 года вышло новое Постановление правительства, которым была отменена постройка большого крейсера с авиационным вооружением проекта 1153.

Описание конструкции

Корпус и архитектура

Модель атомного большого крейсера с авиационным вооружением проекта 1153 «Орёл», 1977 год
Надстройка и обводной мостик у правого борта большого крейсера проекта 1153, модель

Авианосец должен был получить вполне традиционный для кораблей этого класса облик: гладкопалубный корпус со смещённой к правому борту островной надстройкой, сплошную полётную палубу с двумя катапультами и угловым посадочным участком, а также два самолётоподъёмника (один бортовой и второй, меньших размеров - по диаметральной плоскости корабля). Катапульты были разнесены с тем, чтобы возможно было одновременно задействовать обе: одна располагалась в носовой части, другая на угловой палубе[10]. Характерной чертой нового «Орла» стало наличие обводного мостика справа от островной надстройки, что позволяло размещать компактную авиатехнику (вертолёты со сложенными винтами, например) и безопасно проводить их обслуживание даже во время полётных операций. Ещё одной особенностью корпуса крейсера должны были стать необыкновенно развитые кормовые спонсоны: солидное зенитное вооружение нужно было где-то размещать, а верхняя палуба уже была отведена под авиатехнику. Из-за этих спонсонов даже полётную палубу в кормовой части пришлось сузить практически до ширины посадочного участка. Помимо кормовых, ещё два малых спонсона с шестиствольными зенитными автоматами размещались в районе мидель-шпангоута.

Главный ударный комплекс из двадцати тяжёлых крылатых ракет П-700 «Гранит» разместили в пусковых установках шахтного типа. В походном положении шахты закрывались крышками заподлицо с полётной палубой, не создавая помех для полётных операций. Ракетные шахты открывались в носовой части корабля, слева от носовой катапульты.

Надстройка уже традиционно для советского кораблестроения тех времён выполнялась со скошенными гранями для уменьшения радиолокационной заметности. Верхним её ярусам придали ромбовидную в плане форму: на рёбрах этого «ромба» предстояло разместить антенные полотнища главного радиолокационного комплекса, который должен был получить неподвижные ФАР вместо вращающихся параболических решёток.

Энергетическая установка и ходовые качества

Модель большого крейсера проекта 1153 «Орёл», хорошо видна подводная часть с винтами и рулями

Специфика атомных энергоустановок (АЭУ) на крупных надводных боевых кораблях состоит в том, что они отличаются существенно более высокой мощностью на валу по сравнению с АЭУ на подводных лодках или ледоколах. Ко времени разработки проекта 1153 подходящая энергоустановка была в СССР уже создана: достраивался головной атомный крейсер проекта 1144 («Киров»). Атомная паропроизводящая установка «Кирова» могла обеспечить мощность на валу до 70 000 лошадиных сил, что вполне подходило и для авианосца. В случае постройки крейсеров проекта 1153 их энергоустановки были бы унифицированы с таковыми на ТАРКР типа «Киров», только с увеличенным в полтора раза числом реакторов типа КН-3 и турбозубчатых агрегатов к ним (авианосные крейсера получили бы по три реактора и ГТЗА вместо двух на ракетных крейсерах). Таким образом, трёхвальная энергетическая установка обеспечивала бы крейсерам проекта 1153 суммарную мощность в 210 000 лошадиных сил, что позволило бы им развивать скорость полного хода в 29-30 узлов.

Помимо основной, атомной, энергоустановки большой авианосный крейсер должен был получить и резервную - из обычных котлов на жидком топливе. Для работы этих котлов в надстройке предусматривалась дымовая труба; таким образом, даже в случае аварии или повреждения реакторов корабль мог сохранить ход и полностью обеспечить электроэнергией боевые посты и системы вооружения.

Два руля по проекту располагались по бортам, каждый в струе одного из ходовых винтов, что должно было обеспечить кораблю хорошую управляемость даже при его размерах.

Экипаж и обитаемость

Исходя из размеров и состава вооружения авианосца проекта 1153, можно предположить, что его экипаж вместе с авиагруппой был бы сопоставим со строившимся позже ТАКР «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», и составил бы порядка 2,5...3 тысяч человек. Условия обитаемости, как минимум, не должны были уступать авианосным крейсерам проекта 1143, и предусматривали бы комфортное размещение экипажа и авиагруппы в условиях длительного океанского похода. Размеры корабля вполне позволяли выделить достаточные для этого площади жилых помещений.

Вооружение

Главный ударный комплекс

Противокорабельная крылатая ракета 3М45 комплекса «Гранит» в разрезе

В качестве главного ударного оружия крейсер проекта 1153 должен был нести 20 противокорабельных крылатых ракет комплекса П-700 «Гранит».

Ко времени проектирования авианосца это был новейший комплекс, сам находившийся ещё на этапе разработки (официально его приняли на вооружение только в 1983 году). Назначение комплекса «Гранит» – поражение крупных надводных целей и укреплённых береговых объектов на дистанции до 550 км. Семитонная ракета запускается с помощью четырёх твёрдотопливных ускорителей, после сброса которых продолжает полёт с помощью маршевого ТРД КР-21-300. Ракета доставляет к цели боевую часть либо с обычной взрывчаткой (фугасно-проникающего типа массой 750 кг), либо ядерную (эквивалентной мощностью в 500 килотонн тротила).

Как правило, ракеты комплекса П-700 применяются залпом по две и более. Перед пуском бортовая ЭВМ ракет получает координаты цели, к которой летит на скорости в 2,5 М и высоте в 14-17 км по данным бортовой инерциальной навигационной системы. Приблизившись на расстояние порядка 100 км, ракеты начинают самостоятельный поиск цели с помощью активной радиолокационной головки самонаведения (АРГСН). На этом этапе, как и на этапе первоначального обнаружения кораблей противника, возможна коррекция координат по данным спутников системы «Легенда», самолётов Ту-95РЦ или вертолётов Ка-25Ц. Все ракеты «Гранит» в полёте связаны между собой в единую вычислительную сеть; обнаружив цели, бортовые компьютеры определяют их характеристики, распределяют приоритет и задачи между конкретными ракетами, после чего ракеты снижаются до высоты в 25 м и продолжают полёт на этой высоте со сверхзвуковой скоростью в 1,5М. АРГСН их при этом выключены и не излучают, что, вместе с малой высотой подлёта, затрудняет противнику их обнаружение. Для слежения за целями одна из ракет залпа становится лидером, поднимаясь выше остальных и не выключая свою АРГСН; данные о целях непрерывно поступают на остальные ракеты. В случае уничтожения лидера другой «Гранит» берёт на себя эту роль, поднимаясь на большую высоту и включая излучение ГСН. Для противодействия ПВО противника ракеты совершают манёвры уклонения, а также ставят помехи станциям наведения его зенитных установок. На высотном участке траектории (далее 100 км от корабля-цели) ракеты относительно легче обнаружить и поразить, но даже в этом случае благодаря меньшим размерам и более высокой скорости они представляют собой более сложную цель, чем пилотируемые самолёты. Практически единственным средством, способным достать «Граниты» на таком расстоянии, в ВМС США были тяжёлые перехватчики F-14 Tomcat - дорогие и ненадёжные, вследствие чего и менее распространённые, нежели массовые «Фантомы» или «Хорнеты».

Комплекс П-700 «Гранит» изначально разрабатывался как унифицированный, единый для подводных лодок и надводных кораблей, поэтому на последних перед пуском «Гранитов» в ракетные шахты предварительно закачивается забортная вода.

Универсальное и зенитное вооружение

Зенитное вооружение на правом кормовом спонсоне крейсера проекта 1153: на верхнем ярусе 2 ПУ ЗРК «Ураган», ниже 2 башни 30-мм автоматов АК-630 и комплекс «Кортик», ещё ниже спаренная ПУ ЗРК «Оса-М»
Пусковая установка ЗРК М-22 «Ураган» на эсминце «Настойчивый» проекта 956 (фото 8 июня 2003 года)

В отличие от авианосцев США, большой крейсер проекта 1153 должен был получить развитое зенитное вооружение. Его основу должны были составить четыре новейших на то время зенитно-ракетных комплекса (ЗРК) М-22 «Ураган», которые в ближней зоне дополнялись двумя ЗРК «Оса-М», четырьмя зенитными ракетно-артиллерийскими комплексами (ЗРАК) «Кортик», а также шестью 30-мм артиллерийскими комплексами. Каждый артиллерийский комплекс включал в себя по две башни АК-630 с 30-мм шестиствольными орудиями - то есть всего на крейсере было двенадцать 30-мм артустановок. Основная часть зенитного вооружения монтировалась на спонсонах справа и слева от полётной палубы в кормовой части; малые спонсоны для зенитных автоматов предусматривались также и в носовой части корабля.

«Ураган» на то время был новейшим[11] зенитным комлексом ВМФ СССР. Ракета 9М38 для этого ЗРК была разработана как единая для ВМФ и сухопутных войск[12], а система наведения развивала заложенные в наземном комплексе «Куб» идеи - в том числе, необходимость перед пуском сориентировать ГСН ракеты на цель. Таким образом, ещё до пуска ракету требовалось развернуть в сторону цели - что приемлемо для гусеничного самохода, но затрудняет компоновку ЗРК на морском корабле[13].

ЗРК «Ураган» оснащается однобалочной поворотной пусковой установкой МС-196[14], под которой в погребе размещается боекомплект из двадцати четырёх зенитных ракет[15]. Корабельная система управления ЗР-90 должна была получать предварительное целеуказание от РЛС общего обнаружения (на крейсере проекта 1153 это был бы РЛК «Марс-Пассат»), далее координаты всех обнаруженных целей поступали бы в центральный пост на прибор ОИ-5Ц (размножитель воздушной информации). В центральном посту управления комплексом в автоматизированном режиме производилось распределение целей, для чего служили два экстраполятора целей ОИ-14, прибор распределения целей ОК-10ВП и прибор управления огнем ОК-10. Далее в работу включался «прожектор радиолокационного подсвечивания целей» (фактически - РЛС наведения) ОП-3, который по данным целеуказания осуществлял поиск и захват целей на автосопровождение. В режиме радиомолчания или против малозаметных целей захват возможно было осуществить в воздухе, предварительно сориентировав ракету в сторону цели с помощью телеоптического визира ОТ-10.

Пуск ракеты 9М38 ЗРК «Ураган» с эсминца типа «Современный»

Теоретически система управления способна была обеспечить сопровождение до 24 целей и одновременный обстрел до 19 из них (при наличии на корабле соответствующего числа телеоптических визиров и прожекторов подсветки), на практике эти цифры составляли 12 и 6 целей соответственно. «Ураган» позволял обстреливать цели на расстоянии от 3,5 до 25 км от корабля, летящие на высотах от 10 до 15 000 м со скоростями до 830 м/с. 70-килограммовая боевая часть ракеты обеспечивала поражение воздушной цели при подрыве в 17 метрах от неё. Каждая из четырёх пусковых установок крейсера способна была запускать по одной ракете каждые 12 секунд.

Оснащённые четырьмя ЗРК «Ураган», крейсера проекта 1153 получили бы наиболее мощную ПВО средней зоны среди всех авианосных кораблей мира[16], однако платой за это были сложности компоновки громоздких пусковых в корпусе корабля (массивные трёхъярусные спонсоны в кормовой части появились в проекте, главным образом, именно ради размещения «Ураганов») и существенный вес этих комплексов. Можно предположить, что при дальнейшем развитии проекта 1153 от «Ураганов» отказались бы в пользу тех же ЗРК «Кинжал», возложив задачи ПВО дальней и средней зоны на палубную авиацию крейсера.

Противолодочное вооружение

Помимо зенитного, на кормовых спонсонах авианосца предполагалось разместить и вспомогательное противолодочное вооружение - две реактивных бомбомётных установки (РБУ). По аналогии со строившимися в то время крейсерами типа «Киев», авианосный крейсер проекта 1153, скорее всего, получил бы двенадцатиствольные автоматические РБУ-6000, предназначенные для стрельбы реактивными глубинными бомбами РГБ-60 массой 119,5 кг с 23,5-кг фугасной боевой частью на дальность до 6000 м. Эти РБУ, помимо подводных лодок, были способны также уничтожать идущие на корабль торпеды противника.

Авиационное вооружение

Макеты МиГ-23К и Су-25К на палубе большого крейсера проекта 1153 (модель)

Согласно проекту, авиагруппа крейсера должна была насчитывать около 50 самолётов и вертолётов. Конкретный её состав, как обычно для всех авианосцев, определяли бы задачи корабля в походе, а типовой вариант включал в себя 36 самолётов и 14 вертолётов.

МиГ-23К должен был стать основным палубным самолётом для атомных крейсеров проекта 1153. Разрабатывали его на базе серийного МиГ-23, уже несколько лет состоявшего на вооружении ВВС и уже поступающий в войска ПВО СССР. Палубный вариант этого истребителя разрабатывался в ОКБ имени А. И. Микояна с 1969 года под обозначением МиГ-23А (шифр «Молния») ещё для авианосца проекта 1160, а в 1977 году для крейсера проекта 1153 конструкцию самолёта существенно доработали. Обновлённый истребитель получил обозначение МиГ-23К и шифр «Вихрь». Проект был подготовлен в 1977-1978 годах, опытные образцы не строились в связи с отменой строительства авианосных крейсеров проекта 1153.

Схема взлётного и посадочного курса МиГ-23К при полётах с палубы крейсера проекта 1153

Дополнить МиГ-23К в качестве ударного самолёта должен был палубный вариант новейшего на то время штурмовика Су-25, обозначенный как Су-25К[17]. Его прототип наземного базирования существовал к тому времени лишь в виде опытных образцов и только проходил лётные испытания перед принятием на вооружение ВВС СССР. Палубный вариант штурмовика предназначался для нанесения ударов по малотоннажным кораблям противника, атак береговых объектов (в том числе противодесантной обороны), при необходимости - поддержки своих истребителей в борьбе с воздушными целями (истребителями, штурмовиками, самолётами РЛДН) противника. Полезность бронированного самолёта поля боя в авиагруппе авианосца достаточно сомнительна - возможно, именно Су-25 решили применить как наиболее новый и совершенный, но вместе с тем достаточно лёгкий и компактный из ударных самолётов ВВС. Широкая номенклатура управляемого вооружения класса «воздух-земля» и хорошо приспособленный для атак наземных целей прицельный комплекс делали эти штурмовики более эффективными при поддержке десантов, чем палубные истребители МиГ-23К.

После принятия на вооружение авиагруппу должны были пополнить также сверхзвуковые истребители вертикального взлёта Як-41. Не ограниченные катапультами для взлёта, а угловой палубой для посадки, эти самолёты можно было бы поднимать в воздух и принимать на палубу для перевооружения со значительно более высоким темпом, чем МиГ-23К или Су-25К.

Корабельные вертолёты Ка-25 к тому времени уже производились серийно и состояли на вооружении ВМФ, на смену им в ближайшем времени планировались более тяжёлые и совершенные Ка-27.


Характеристики корабельных летательных аппаратов большого крейсера проекта 1153

По сравнению с предыдущим проектом 1160 «Орёл» можно видеть существенно сокращённые запросы заказчика в отношении как численности, так и многообразия летательных аппаратов авиагруппы. Первоначальный её состав предусматривал только лёгкие самолёты - без тяжёлых ударных машин, дальних перехватчиков, самолётов РЛДН и ПЛО. Ставка была сделана на ту технику, которую промышленность в ближайшее время сможет производить серийно, а строевые лётчики - освоить в кратчайшие сроки. Перспективный проект размещения на палубе тяжёлых многоцелевых самолётов на базе Су-27К, равно как и создание палубных самолётов радиолокационного дозора, продолжал рассматриваться на будущее, но этим конструкциям до воплощения было ещё далеко - они явно не поспевали к плановому сроку сдачи головного корабля. Таким образом, на примере авиационного вооружения наглядно проявилась практическая ориентация проекта 1153 - в отличие от предшественника, который был спроектирован лишь в рамках исследовательской работы с авиагруппой из пока не существующих самолётов.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Надстройка «Баку» с антенными постами, 1988 год. Скорее всего, в окончательном виде надстройка большого крейсера проекта 1153 выглядела бы так же

Радиоэлектронное оборудование корабля предполагалось в значительной мере укомплектовать новыми образцами. Основу его составил бы вновь разработанный радиолокационный комплекс со смонтированными на гранях надстройки неподвижными антеннами и программным управлением лучом. Этот РЛК рассчитывался на обнаружение и сопровождение до 80 целей одновременно. В дальнейшем он получил название «Марс-Пассат» и был установлен на ТАКР «Баку», построенном вместо отменённого постройкой крейсера проекта 1153. При разработке комплекса от первоначально задуманной диагональной ориентации антенн отказались, развернув антенные полотнища в направлениях нос-корма и правый-левый борт. На проекте 1153 это потребовало бы существенных переделок верхних ярусов надстройки, в результате чего она приобрела бы близкий к надстройке «Баку» или «Адмирала Кузнецова» вид.

Достаточно многочисленная и сложная по составу авиагруппа уже требовала оснастить авианосец системой автоматизированного управления и наведения авиации. Такая система - АСУ «Газон» - в советском ВМФ была действительно создана для ТАКР «Баку». Можно предположить, что многие другие системы, которыми в реальности оборудовался «Баку», в случае постройки вместо него атомного авианосного крейсера были бы установлены на последнем, в частности радиолокационная станция МР-710М-1 «Фрегат-М1», новая БИУС «Лесоруб-434» и аппаратура РЭБ «Каскад-У». Венчающий сверху надстройку цилиндрический антенный пост системы аэронавигации «Резистор-К4» - такой же, как на «Баку» и «Адмирале Кузнецове» - на модели крейсера проекта 1153 хорошо виден, так что можно утверждать, что и в этом непостроенный корабль был бы подобен последним советским ТАКР.

Оценка проекта

Среди всех неосуществлённых проектов авианосцев СССР большой авианосный крейсер проекта 1153 стоит в ряду наиболее проработанных и близких к осуществлению: по нему был полностью завершён технический проект и начат уже выпуск рабочих чертежей. Судостроительная промышленность вполне готова была к постройке таких кораблей, а советское авиастроение могло в сжатые сроки укомплектовать их авиагруппу палубными самолётами. Начатое в 1977 году строительство полигона «Нитка» давало уверенность, что ко времени ввода в строй головного крейсера вполне возможно будет подготовить и лётчиков для его авиагруппы.

Большой крейсер с авиационным вооружением проекта 1153, коллаж на основе фотографии модели

С точки зрения конструкции корабль развивал идеи, заложенные в более ранних советских авианосных кораблях: не располагая сопоставимой с ВМС США группировкой надводных сил, которая могла бы обеспечить охранение авианосцев, СССР строил авианосные крейсера, рассчитанные на минимальные силы прикрытия и способные защитить себя самостоятельно. Более того, наличие мощнейшего ударного вооружения (20 крылатых ракет «Гранит» на проекте 1153 - столько же, сколько и на тяжёлых атомных ракетных крейсерах типа «Киров») придавало советским авианосцам уникальные возможности против кораблей противника: если классическому авианосцу для атаки по вражескому соединению необходима длительная подготовка[18], то атака противника с помощью крылатых ракет требует на порядок меньшего времени.

Безусловно, несколько меньшие размеры советского «Орла» по сравнению с американскими «Нимицами», а также наличие многочисленного ударного и оборонительного вооружения вылились в меньшую самолётовместимость советского корабля: 50 самолётов и вертолётов против 90 на американских авианосцах. Однако все свои самолёты сразу крупный авианосец поднять в воздух не в состоянии, поэтому большая авиагруппа играет роль только во время длительной кампании, когда выбывшие из строя машины оперативно заменяются резервными. В гипотетическом столкновении авианосных групп США и СССР большая самолётовместимость американского корабля сама по себе преимущества перед «Орлом» ему не давала. Реальным преимуществом американцев являлось бы только наличие в авиагруппе самолётов ДРЛО, а также дальних перехватчиков - советский «Орёл» проекта 1153 подобные самолёты должен был получить только в перспективе, авиагруппа раннего состава их ещё не предусматривала.

Можно констатировать, что у советских конструкторов получился мощный и современный авианосный корабль, способный на равных соперничать с атомными авианосцами США и, будь он построен, оставивиший бы далеко позади любые достижения всех остальных морских держав в этой области. Тщательная проработка проекта 1153 и учёт реальных возможностей советской промышленности позволяет утверждать, что головной корабль этого проекта вполне мог быть введён в строй в 1987 году, аналогично реально строившемуся в те же сроки ТАКР «Баку».

Отмену строительства авианосцев проекта 1153 принято приписывать личному предубеждению Д. Ф. Устинова (сначала секретаря ЦК КПСС по обороне, потом министра обороны СССР) против палубной авиации классического типа. Однако ещё в 1973 году, когда шло обсуждение атомного авианосца проекта 1160 - который строить было ещё негде - Дмитрий Фёдорович поручил кораблестроителям проработать возможность базирования классических палубных самолётов на улучшенных крейсерах проекта 1143, которые уже строились. Иными словами, не возражая в принципе против палубной авиации, Д. Ф. Устинов только предложил более реалистичные корабли-носители для неё. Далее, в 1978 году, тем же самым постановлением от 13 октября, которое отменяло постройку большого крейсера проекта 1153, было приказано начать работы по проектированию нового корабля, рассчитанного на обычные самолёты катапультного взлёта - крейсера проекта 11435, который известен сейчас как «Адмирал Кузнецов».

С отменой постройки «Орла» не прекращались ни работы по созданию палубных самолётов обычного типа, ни строительство полигона «Нитка» в Крыму. Создание авианосцев, рассчитанных на самолёты обычного взлёта и посадки, для ВМФ СССР в 1978 году было не отменено, а лишь отложено. Заложенный всего 4 года спустя - в 1982 году - ТАКР «Адмирал Кузнецов» вобрал в себя большую часть наработок по несостоявшемуся большому крейсеру проекта 1153.

Примечания

  1. По габариту полётной палубы; по ватерлинии длина корабля составляла 265 м.
  2. Ширина корабля приведена по габариту полётной палубы; по ватерлинии ширина составляла 30,5 м.
  3. Один из типовых составов авиагруппы - 36 самолётов (обычных истребителей МиГ-23К, истребителей вертикального взлёта Як-41М (Як-141), штурмовиков Су-25К) и 14 вертолётов Ка-252 (Ка-27).
  4. Термин «тяжёлый авианосный крейсер» был принят позже, в 1977 году.
  5. Аркадий Борисович Морин ранее возглавлял в НПКБ разработку авианосца проекта 1160.
  6. «Минск» и «Новороссийск».
  7. Известно высказывание Л. И. Брежнева, возглавлявшего Советский Союз в те годы: «Мы не строим авианосцы, мы строим крейсера».
  8. Термин «тяжёлый авианосный (авианесущий) крейсер», или ТАКР, был официально принят только летом 1977 года, когда проектирование «Орла» уже завершалось. Построенные и строящиеся «Кречеты» (проекта 1143) классифицировались в то время как «противолодочные крейсера». Можно предположить, что при постройке «больших крейсеров» проекта 1153 «Орёл» их классификация также была бы изменена на привычное сейчас сокращение «ТАКР».
  9. Исходя из реальных сроков постройки меньшего по размерам ТАКР «Баку», ввод в строй головного крейсера проекта 1153 на самом деле вряд ли состоялся бы ранее 1987 года.
  10. Из четырёх катапульт американских авианосцев также возможно задействовать одновременно не более двух, по условиям безопасности запуска.
  11. Формально ЗРК даже не приняли ещё на вооружение - это было сделано только в 1983 году. До того, в 1974-1976 годах, «Ураган» испытывали на переоборудованном БПК пр. 61 «Проворный» и в 1980-1983 на эсминце пр. 956 «Современный».
  12. В ПВО сухопутных войск ракетой 9М38 вооружается комплекс «Бук». Длина ракеты составляет 5550 мм, диаметр — 400 мм, стартовая масса — 690 кг и вес боевой части — 70 кг; ракета типа 9М38 снабжена полуактивной головкой самонаведения, активно-импульсным и контактным взрывателями.
  13. В сущности, в этом «Ураган» не отличался от всех предшествующих типов корабельных ЗРК - как советских, так и зарубежных: их системы наведения требовали сориентировать ракету в сторону цели ещё до пуска. Только разрабатываемые в то время советские комплексы «Форт» и «Кинжал» допускали ориентацию ракеты уже в воздухе после пуска, поэтому позволяли скомпоновать ПУ вертикально, без необходимости предварительного наведения. Позже тем же путём пошли американцы, совершенствуя свой корабельный ЗРК Standard.
  14. Вес ПУ без ракет - не более 30 т.
  15. 8 ракет 9М38 — во внутреннем барабане револьверного типа, 16 — во внешнем; общая площадь погреба — 5,2x5,2 м при глубине 7,42 м.
  16. ЗРК «Шторм» на более ранних ТАКР проекта 1143 существенно уступали «Ураганам», а позднейшие корабли - «Баку» и «Адмирал Кузнецов» - комплексов средней зоны уже не имели, ограничиваясь менее дальнобойными ЗРК «Кинжал»; авианосные же корабли зарубежных флотов никогда не получали ЗРК такого класса.
  17. Не следует смешивать проект палубного штурмовика Су-25К 1977 года с реально строившимися позже экспортным штурмовиком Су-25К наземного базирования, а также невооружённым учебным самолётом для тренировки палубных лётчиков Су-25УТГ.
  18. Обслуживание самолётов, подъём из ангара и перемещение по палубе, навеска вооружения и заправка занимают несколько часов, потом полёт к цели за 500...600 км потребует от ударных самолётов порядка 30...40 мин; сверхзвуковым крылатым ракетам требуется не более 7 мин на подготовку к пуску и порядка 10...15 мин для полёта на то же расстояние.

См. также

Литература и источники информации

Литература

  • Бабич В. В. Наши авианосцы на стапелях и в дальних походах. — Николаев: Атолл, 2003. — 544 с. — ISBN 966-7726-69-X
  • Бабич В. В. Город Святого Николая и его авианосцы. — Николаев: Атолл, 2007. — 672 с. — ISBN 966-8147-82-0
  • Балакин С. А., Заблоцкий В. П. Советские авианосцы. Авианесущие крейсера адмирала Горшкова. — «Арсенал-коллекция». — М.: Яуза, ЭКСМО, 2007. — 240 с. — ISBN 978-5-699-20954-5

Ссылки

Галерея изображений