Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Большие противолодочные корабли типа «Николаев» проекта 1134Б

Большие противолодочные корабли типа «Николаев» проекта 1134Б

Перейти к: навигация, поиск
БПК типа «Николаев»
Ship_1134B_Kerch_703_02206001.jpg
Постройка и служба
ед. Заказано
ед. Построено
1968 - 1979 гг. Годы постройки
с 1972 гг. Годы службы
ССЗ им. 61 коммунара Место строительства
Общие данные
6 700 / 8 565 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
173,4 / 18,5 / 5,74 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ГТУ, 92000 л. с. Энергетическая установка
33 узл. Скорость хода
7 100 миль Дальность плавания
Экипаж
425 чел. Общая численность
52 чел. Офицеры
62 чел. Мичманы
311 чел. Матросы
Вооружение

Ракетное вооружение

  • 2 х 4 ПУ ПЛРК «Метель» (8 ракето-торпед);
  • 2 х 2 ПУ ЗРК «Шторм» (72[1] ракеты);
  • 2 х 2 ПУ ЗРК «Оса» (40 ракет).

Артиллерийское вооружение

Минно-торпедное вооружение

Авиагруппа

Построенные корабли
Большие противолодочные корабли (БПК) проекта 1134Б в советском ВМФ завершили собой эволюцию семейства БПК первого ранга под общим шифром «Беркут» (проекты 1134, 1134А и 1134Б). Помимо замены котлотурбинной энергоустановки на газотурбинную, относительно предшествующих БПК были увеличены в главных размерениях, получив также ряд других усовершенствований. Построенные серией в семь единиц, корабли проекта 1134Б служили в составе Тихоокеанского и Черноморского флотов СССР, активно участвуя в боевых службах, походах и учениях. По состоянию на 2018 год сохранился единственный корабль этого типа - БПК «Керчь», остальные 6 кораблей списаны и проданы на слом.

Общие сведения

« Когда мы становились на авианесущих кораблях в Севастополе на Угольной, наш взгляд невольно задерживался на стоявших напротив, на Северной стороне, мощных и архитектурно совершенных кораблях типов «Николаев» и «Слава»... Контейнеры пусковых установок противолодочных и противокорабельных ракет, поднятые наклонно вверх, подчёркивали стремительный силуэт этих кораблей, и создавалось впечатление, что, даже находясь у причальной стенки, они готовы немедленно вступить в бой...
Валерий Бабич, судостроитель, автор книг по истории советских авианосных кораблей
»
БПК «Таллин» проекта 1134Б на якорной стоянке, 1981 год

К 1960-м годам главной угрозой с моря для СССР стали атомные подводные лодки США, вооружённые баллистическими ракетами с ядерными боеголовками. Развёртывание этих стратегических ракетоносцев США в Средиземном море и Северной Атлантике позволяло в случае войны поразить любую цель в европейской части Советского Союза. В дальнейшем рост дальности баллистических ракет подводного базирования расширил возможные зоны пуска практически на всю акваторию Мирового океана, но значение Средиземноморья и Северной Атлантики по-прежнему было велико - при пуске из этих вод ракеты имели минимальное подлётное время, оставляя меньше возможностей для обнаружения и ответных мер. Чтобы противодействовать этой угрозе, советскому флоту потребовались океанские противолодочные корабли. Эти БПК должны были, сменяясь, непрерывно патрулировать районы развёртывания подводных ракетоносцев противника, и в случае начала войны поразить последние, по возможности не допустив запуска ими ядерных ракет. Именно эта задача считалась приоритетной при создании крупной серии из двадцати одного корабля под шифром «Беркут» - 4 единицы проекта 1134, 10 единиц проекта 1134А и 7 единиц проекта 1134Б. Требования к высокой мореходности и автономности, а также широкий спектр бортового вооружения и обрудования привели к тому, что «Беркуты» своим полным водоизмещением свыше 8 тысяч тонн стали сопоставимы с крейсерами и были причислены к кораблям I ранга.

БПК типа «Николаев» проекта 1134Б были последними по времени проектирования и наиболее совершенными в своём семействе. Они стали одними из наиболее «вооружённых» боевых кораблей мира: доля вооружения и боезапаса у них достигла рекордно высокого значения, составив почти пятую часть от полного водоизмещения. Изначально предполагалось отправить всю серию из семи единиц на Дальний Восток, но командование Черноморским флотом настояло на том, чтобы три из столь совершенных кораблей оставить у себя.

На флоте БПК проекта 1134Б для краткости называли фонетическим обозначением буквы Б - «Буки» (по аналогии с предшественниками проекта 1134А, в разговорной речи обозначаемые «Аз»). На протяжении 1970-х и 1980-х годов эти БПК активно участвовали в боевых службах по всему земному шару, а после 1991 года большая их часть вместе со множеством других боевых кораблей ВМФ СССР была списана и отправлена на слом. До начала 2000-х годов уцелели только черноморские «Азов», «Очаков» и «Керчь», но в 2002 и 2015 годах соответственно первые два были тоже разделаны на металл, оставив «Керчь» последним представителем своего когда-то многочисленного типа.

История создания

Предшественники

БПК «Адмирал Исаченков» проекта 1134А, 1975 год

Непосредственными предшественниками БПК проекта 1134Б являлись корабли проекта 1134 и 1134А, также носившие шифр «Беркут».

Первые четыре «Беркута» проекта 1134 строились ещё без противолодочного ракетно-торпедного комплекса (ПЛРК)[2] и гидроакустической станции (ГАС) - то и другое в то время только разрабатывалось. Однако уже на этих кораблях проявились многие характерные для всех «Беркутов» особенности архитектуры - расположение надстроек и вооружения, мореходный корпус с высоким форштевнем, ангар на корме для постоянного базирования противолодочного вертолёта.

Завершение разработки ПЛРК и ГАС позволило создать на основе проекта 1134 усовершенствованные БПК проекта 1134А. Появление в носовой части бульба с ГАС заставило вынести якорные клюзы максимально вперёд, а выявленная на БПК 1134 проблема с заливаемостью вертолётной площадки водой побудила поднять эту площадку на одну палубу вверх, перепроектировав при этом и ангар. Эти новшества стали хоть и не самыми важными, но наиболее заметными изменениями в проекте, придав последующим «Беркутам» характерный стремительный силуэт. ГАС в комплексе с ракето-торпедами «Метель», ставшими главным оружием этих кораблей, сделала корабли проекта 1134А уже полноценными БПК первого ранга, способными обеспечивать ПЛО и ПВО корабельных соединений в океанских походах.

Предпосылки к созданию

Строительство БПК проектов 1134 и 1134А велось на верфях Ленинграда, однако, учитывая потребность флота в большом числе таких кораблей, к их постройке было решено привлечь также мощный судостроительный комплекс черноморского Николаева. Николаевский завод имени 61 коммунара как раз в то время завершал постройку серии газотурбинных БПК II ранга проекта 61, так что его мощности высвобождались для закладки новых проектов. Учитывая большую загруженность производства паровых турбин, а также значительный опыт николаевского завода имени 61 коммунара в создании газотурбинных кораблей, для постройки в Николаеве постановили разработать газотурбинный вариант проекта 1134. Новый проект БПК получил обозначение 1134Б.

Проектирование

Проектирование и строительство корабля проекта 1134Б с усиленным составом противолодочного и зенитного вооружения было предусмотрено планом военного судостроения, утверждённым постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР № 855-3310 от 25 октября 1965 года. Корабль создавался, в первую очередь, для действий в составе поисково-ударных групп по поиску и уничтожению атомных ракетных подводных лодок в удалённых районах океана. Помимо этого, он предназначался для действий в составе тактических групп оперативных эскадр ВМФ с целью придания им боевой устойчивости; обеспечения противолодочной, противовоздушной и противокатерной обороны своих подводных лодок при развёртывании их в океане и возвращении в базу; охранения судов и кораблей на переходе морем от атак подводных лодок, авиации и легких сил противника. в В апреле 1966 года, рассмотрев эскизный проект корабля ПЛО-ПВО (в дальнейшем переклассифицированного в БПК) с обозначением 61А руководство Минсудпрома (МСП) и командование ВМФ утвердили его основные тактико-технические элементы. 11 июня 1966 года вышло совместное решение МСП и ВМФ № С-13/80С, которым поручалась разработка технического проекта нового БПК.

Василий Фёдорович Аникиев (1918-1988), главный конструктор корабля

Технический проект 1134Б разрабатывался Северным ПКБ в Ленинграде под руководством главного конструктора Василия Фёдоровича Аникиева, которого с 1968 года сменил Александр Кузьмич Перьков. Разработка велась на базе проекта 1134А, но уже по новым нормативам и правилам проектирования боевых надводных кораблей. При сохранении прежнего состава средств ПЛО и гидроакустики, новый БПК предусматривалось дополнительно вооружить двумя ЗРК самообороны «Оса-М», а также заменить устаревающие 57-мм артустановки АК-725 на более совершенные 76,2-мм АК-726. Энергетическая установка суммарной мощностью 92 000 л. с. принималась в виде двух многомашинных газотурбинных агрегатов с маршевыми двигателями для обеспечения повышенной экономичности при малых загрузках.

Величина стандартного водоизмещения корабля проекта 1134Б была задана в 6200 тонн, длина по ватерлинии - 160 м, ширина по ватерлинии - 16,8 м, осадка при стандартном водоизмещении - 5,2 м и скорость полного хода - 32-33 узла.

Хотя сама по себе более лёгкая и компактная, газотурбинная энергетика требует предусмотреть в конструкции развитые газоходы, за счёт которых новый «Беркут» стал даже несколько крупнее паротурбинного предшественника. Корпус был увеличен в главных размерениях (на 14,4 м в длину и 1,7 м в ширину); в свою очередь, увеличение размеров позволило уже на стадии разработки техпроекта разместить на борту дополнительное вооружение и оборудование.

В конечном итоге, при формальной преемственности с проектом 1134А, получился заметно отличающийся от него корабль. Внешне самыми заметными особенностями газотурбинных «Беркут-Б» стала отдельно стоящая массивная дымовая труба (на проектах 1134 «Беркут» и 1134А «Беркут-А» дымоходы были объединены с грот-мачтой) и перенесённые ближе к носу башни универсальной артиллерии. Доля средств вооружения и защиты в стандартном водоизмещении корабля проекта 1134Б увеличилась до рекордного значения в 19,4% (против 17,8% у проекта 1134А). Переход на конвейерную систему хранения и подачи ракетного боезапаса позволил увеличить объёмы погребов ЗРК «Шторм» примерно на 40% по сравнению с другими вооружёнными этим ЗРК кораблями[3] (оснащавшимися барабанной системой перезарядки).

БПК «Николаев» на боевой службе, 1983 год

Технический проект 1134Б был впервые представлен на рассмотрение и утверждение МСП 30 сентября 1966 года. При рассмотрении его отраслевыми НИИ минсудпрома, специализированными институтами ВМФ, базовыми предприятиями отрасли и заводом-строителем головного корабля к проекту был высказан ряд замечаний, по итогам которых он был доработан. В частности, ЦНИИ имени академика А. Н. Крылова предложил разместить на борту в дополнение к принятому составу вооружения буксируемую ГАС «Вега», способную обнаруживать подводные лодки, находящиеся под слоем температурного скачка. Её наличие должно было расширить возможности корабля, особенно при неблагоприятных гидрологических условиях, когда дальность действия подкильной ГАС «Титан-2» снижается до 3 - 4 км. Обращалось также внимание на отсутствие расчёта дальности обнаружения корабля теплопеленгационной аппаратурой и неполный учёт требований к снижению радиолокационной заметности. Например - стенки носовой надстройки со 105-го по 120-й шпангоут, согласно проекту, выполнялись вертикальными и образовывали прямой угол с палубой. В рабочем проекте это замечание учли, обеспечив завал стенок надстроек в 60°[4].

Основные ТТХ корабля с учётом изменений были рассмотрены и одобрены ЦК КПСС и СМ СССР, с окончательным утверждением рабочего проекта со всеми корректировками 27 ноября 1967 года.

Постройка и испытания

Для строительства серии кораблей проекта 1134Б на заводе имени 61 коммунара в Николаеве с 1967 по 1969 год осуществили комплексную реконструкцию всего предприятия. Ранее строившиеся заводом БПК проекта 61[5] были существенно меньше проекта 1134Б и несли значительно меньшую номенклатуру бортового вооружения, поэтому для постройки более новых и совершенных кораблей реконструкция заводу была необходима.

Головной БПК «Николаев» во время испытаний, 1971 год

Строительство головного корабля, получившего название «Николаев» (заводской № С-2001) осуществлялось согласно основному договору 85Ф1/А/380-68 от 18 марта 1968 года. Корабль заложили на наклонном стапеле № 2 открытого эллинга 25 июня 1968 года.

Формирование корпусов кораблей на стапеле осуществлялось блочным способом из укрупнённых секций. Особенностью технологии было применение единого блочного кольцевого шва. При этом широко использовалась полуавтоматическая сварка корпусных конструкций из сталей марок СХЛ-4, МК-40, Ст-3 и Ст-4, а также окраска надводного борта и надстроек стойкой краской ХС-510 взамен ХС-527. На скорость постройки благоприятно влияло то, что использовалось всего 30 типоразмеров листовой стали вместо 55, разрешённых отраслевой нормалью для кораблей данного класса. Изготовление секций корпуса осуществлялось из листов стали одной марки (МК-40) двух размеров: 1400x6000 мм и 1600x6000 мм, что обуславливалось более рациональным раскроем материала.

Наряду с представителями СПКБ, большой вклад в строительство кораблей проекта 1134Б внесли главный технолог предприятия С. И. Герасимов, а также главный конструктор Н. В. Гавриленко, которого в 1974 году сменил на этой должности В. Д. Ким.

По достижении спусковой готовности корпуса БПК торжественно спускались на воду и устанавливались к достроечной стенке завода у левого берега реки Ингул. При спуске головного корабля применили новаторский способ - вместо традиционной насалки стапеля его лишь устелили листами пластмассы, покрытой тонким слоем авиационной смазки типа ЦИАТИМ. Успешный спуск «Николаева» подтвердил пригодность такого способа, так что все последующие корабли спускали так же.

Особенностью технологии постройки кораблей проекта 1134Б было то, что носовой бульбовый обтекатель ГАС на стапеле не устанавливали, поскольку бульб выступал за основную линию и мог быть повреждён при спуске. Для обеспечения герметичности корпуса вместо обтекателя монтировалась временная фальшсекция, которая впоследствии заменялась штатным обтекателем при доковании во время покраски подводной части. Из тех же соображений - во избежание повреждения при спуске выступавших за основную линию частей - до спуска на эти БПК не устанавливались и гребные винты. С этим связана ещё одна характерная особенность постройки «Беркутов-Б» на заводе имени 61 коммунара: ввиду того, что имевшийся в распоряжении завода плавучий док не был рассчитан для кораблей такого водоизмещения, докование проводилось в два приёма. Сначала для установки взамен временной фальшсекции бульбового обтекателя ГАС «Титан-2» и обтекателя ГАС МГ-26 доковалась носовая часть, а корма удерживалась на плаву дополнительно заведёнными понтонами. Затем корабль выводили из плавдока и, после установки в последний нового набора кильблоков, доковалась корма - теперь уже с удержанием носовой части на плаву дополнительными понтонами. На втором этапе устанавливали гребные винты. За время этих докований так же, в два приёма, производили и окраску подводной части корпуса. Всё это усложняло проведение работ, но иного выхода не было: только в 1982 году завод смог приобрести новый плавдок, позволявший доковать корабли проекта 1134Б без ограничений.

Взамен спускавшихся на воду на освободившемся стапеле закладывались следующие корпуса серии, что позволяло сохранить непрерывный производственный цикл и постепенно удешевлять постройку однотипных БПК[6]. Достроенные корабли отправлялись на черноморские полигоны боевой подготовки для испытаний.

Во время ходовых испытаний головного «Николаева» был обнаружен ряд малозначительных недостатков проекта, в частности - повышенная вибрация кормового антенного поста «Гром-М» и сложности с приёмом пресной воды с берега при стоянке кормой к стенке. Более серьёзным было то, что из-за неудачной конструкции воздухозаборников иногда происходило попадание забортной воды в приёмные шахты универсальной системы водяной защиты (УСВЗ), из-за чего могли засолиться вплоть до остановки газотурбинные двигатели корабля. На «Николаеве» эти недостатки были устранены при ремонте перед подписанием приёмного акта корабля, а на следующих единицах серии упомянутые проблемы исключили ещё при постройке за счёт корректировки проекта.

На испытаниях, помимо ходовых качеств, проверялось реальной стрельбой по мишеням всё вооружение кораблей, не исключая главного ракетно-торпедного комплекса[7]; проверялись также радиоэлектронные средства и бортовой вертолётный комплекс.

После завершения испытаний и ревизии механизмов подписывался приёмный акт корабля, которым новый БПК передавался от промышленности Военно-Морскому Флоту СССР. Сроки строительства и дальнейшая судьба всех БПК проекта 1134Б отражены в таблице ниже.

Название, заводской № Заложен Спущен на воду Вступил в строй Флот Исключён Дальнейшая судьба
«Николаев» С-2001 25.06.1968 19.12.1969 31.12.1971 КЧФ, КТОФ 29.10.1992 Разобран в 1994
«Очаков» С-2002 19.12.1969 30.04.1971 4.11.1973 КЧФ 20.08.2011 Разобран в 2015
«Керчь» С-2003 30.04.1971 21.07.1972 25.12.1974 КЧФ -- В резерве
«Азов» С-2004 21.07.1972 14.09.1973 25.12.1975 КЧФ 2000 Разобран в 2002
«Петропавловск» С-2005 14.09.1973 22.11.1974 29.12.1976 КТОФ 06.1994 Разобран в 1997
«Ташкент» С-2006 22.11.1974 5.11.1975 31.12.1977 КТОФ 3.07.1992 Разобран в 1994
«Таллин» С-2007 5.11.1975 5.11.1976 31.12.1979 КТОФ 4.07.1994 Разобран в 1997

Описание конструкции

Общий вид БПК проекта 1134Б

Конструкция корабля, за исключением главной энергетической установки, в общих чертах воспроизводит прототип - БПК проекта 1134А.

Архитектура сохранялась по типу 1134А - длиннопалубный, но с более развитыми надстройками корабль. Проект представлял собой логическое завершение линии развития «Беркутов» не только с технической, но и с архитектурной точки зрения. Несмотря на значительное увеличение главных размерений - объём надпалубных надстроек на проекте 1134Б возрос в сравнении с проектом 1134А на 38%, длина и ширина корпуса увеличились на 12 и 0,6 м соответственно - новый корабль, тем не менее, выглядел изящным и красивым, отличаясь легким и стремительным силуэтом.

Корпус и архитектура

Продольный разрез БПК типа «Николаев»

Стальной корпус, подобно кораблям проекта 1134А, имеет высокий форштевень и ярко выраженную седловатость верхней палубы в носовой части, обеспечившие ему высокие мореходные качества. Форма носовой части корпуса, как и на предшественниках, в значительной мере определялась вынесенными вперед якорными клюзами, из-за наличия в носовой части бульбового обтекателя гидроакустической станции с антенной диаметром 2 м. Обтекатель занимал в длину пространство с 6 по 35-й шпангоут, клюзы же были смонтированы на уровне 10-го шпангоута. Полностью сварной корпус по длине разделялся 17 главными водонепроницаемыми переборками на 18 водонепроницаемых отсеков. По высоте снизу вверх он имел три палубы (нижняя, верхняя и палуба бака) и три платформы - I, II и III. Основной материал корпуса - безникелевая сталь МК-40 и МК-35.

Установки бомбомётов РБУ-6000 расположили, как и на проекте 1134А, в носовой части параллельно ДП корабля и друг другу, разделив их вертикальным экраном для обеспечения возможности стрельбы установок независимо друг от друга и взаимной защиты от факелов стартующих реактивных бомб.

БПК «Таллин» в походе, 1980-е годы. Хорошо видно расположение вооружения и антенн корабля

Далее в корму практически все конструкции подверглись пересмотру. Установки запуска помех ЗИФ-121 перенесли далее в нос от носовой ПУ ЗРК «Шторм». Под крыльями мостика, слева и справа от ходовой рубки, которая стала более широкой и просторной, разместили две счетверённые пусковые установки противолодочного комплекса УРПК-3 - на уровне 90-105-го шпангоутов. На крыше ходовой рубки в диаметральной плоскости линейно-возвышенно расположили антенные посты (АП) РЛС «Дон» (80-й шп.) и «Волга» (85-й шпангоут). Антенну второй РЛС «Волга» разместили на площадке в верхней части тыльной стенки грот-мачты (176-й шпангоут). Там же, на крыше ходовой рубки, на специальном фундаменте разместился АП носовой станции управления «Гром» (96-й шпангоут). Сразу за ним начиналась надстройка из сплава АМГ с фок-мачтой и антенными постами радиопеленгатора АРП-50Р на передней кромке и трёхкоординатной РЛС МР-310А в верхней её части (123-й шпангоут).

По бортам от носового АП «Гром» устанавливалось по одному стабилизированному посту телевизионной системы наблюдения за ближней надводной обстановкой МТ-45 и оптические перископические визиры ГКП и ходовой рубки, а по бортам от фок-мачты - антенны РЛС МР-105, служившей для управления огнём спаренных 76-мм артиллерийских установок АК-726. Сами установки разместили побортно в средней части корабля (146-й шпангоут) на палубе надстройки у основания башенноподобной грот-мачты. Последняя была выше, чем на проекте 1134А, хотя и сохранила на боковых стенках характерные сдвоенные шарообразные АП станций РЭБ «Гурзуф-А» и «Гурзуф-Б». Также на грот-мачте (находящейся на уровне 171-го шпангоута) расположилась станция радиотехнической разведки «Залив» и, на самом верху - РЛС дальнего обнаружения МР-600 «Восход».

Выведенные в единую дымовую трубу газоходы ГТУ большого сечения обусловили конструктивное решение об отделении трубы от грот-мачты. Далее в корму побортно шли две батареи шестиствольных 30-мм автоматов АК-630М, состоявшие из двух башенок и одной РЛС управления стрельбой МР-123 каждая (195 - 210-й шпангоуты).

По аналогии с БПК проекта 1134А, надстройка корабля завершалась в кормовой части ангаром оригинальной полуутопленной конструкции (261 - 286-й шпангоуты), с двумя открывающимися створками ворот и раскрывающейся крышей. В левой части ангара устанавливался стартовый командный пост вертолёта (СКПВ), а в корму от ангара шла вертолётная взлётно-посадочная площадка (ВПП). По бортам от ангара разместили по одной установке РБУ-1000 (278-й шпангоут), а под ВПП - буксируемую ГАС «Вега» с подъёмно-опускным устройством (ПОУ), закрывающимся со стороны кормы специальной крышкой с гидравлическим приводом (300 - 326-й шпангоуты). Там же разместили и буксируемый акустический охранитель корабля (БОКА) с устройством для его спуска и подъёма. В румпельном отделении (311 - 320-й шпангоуты) находилась рулевая машина РЭГ-8-3.

БПК «Николаев» на боевой службе в Средиземном море, 1973 год

Корабль оснащался двумя четырёхлопастными гребными винтами, одним полубалансирным рулем и активными успокоителями качки в виде пары выдвижных рулей УК-134-5 (последние размещались на уровне 165-го шпангоута). Пассивными успокоителями качки служили скуловые кили.

С целью снижения уровней физических полей, уровня помех гидроакустическим станциям и воздушного шума на БПК впервые осуществили все известные апробированные и эффективные конструктивные мероприятия, особенно по гидроакустическому полю, как наиболее опасному. В частности:

а) по электрическому и магнитному полям: валопроводы были полностью изолированы от корпуса корабля, выполнена электроизоляция арматуры и обтекателей ГЛС от корпуса, а также электроизоляционное покрытие подводной части корпуса;

б) по гидроакустическому полю и уменьшению уровня помех гидроакустическим станциям: применены малошумные винты, увеличено расстояние между винтами и корпусом корабля, в качестве опор валопровода установлены двулапые кронштейны вместо однолапых; маршевые двигатели с редукторами и вспомогательными механизмами, а также газотурбогенераторы установлены на подвесные платформы с применением двухкаскадной амортизации; оклеены вибродемпфирующей пластмассой подвесные платформы маршевых двигателей и генераторов, а также фундаменты под основные вспомогательные механизмы; выполнена звукоизоляция и демпфирование обтекателя ГАС и корпусных конструкций в районе его нахождения. Кроме того, предусматривалось электроакустическое отключение звукопрозрачной части обтекателя от корпуса корабля. Широкое распространение получило вибродемпфирующее покрытие пластмассой «Агат»;

в) по снижению уровня воздушной шумности: применена звукопоглощающая изоляция в постах; установлены стальные звукоизолирующие зашивки; вентиляторные устройства размещены в стальных выгородках; в системе вентиляции установлены эластичные патрубки и путевые глушители; применены глушители на приеме и выхлопе ГТЗА и газотурбогенераторов.

При этом наряду с конструктивными мерами по снижению шумности корабля были применены средства для уменьшения его теплового поля, в том числе газовоздушные охладители и системы впрыска забортной воды в струю газов над газоходами форсажных двигателей. Следует отметить также оригинальное решение подкрепления под антенные посты РЛС МР-600 - их форма обеспечивала создание интенсивного воздушного потока в верхней части расположенной рядом газоотводной трубы. Помимо дополнительного охлаждения отводимых газов, это позволяло создавать благоприятные температурные условия для расположенных поблизости антенн.

Энергетическая установка и ходовые качества

БПК «Таллин» демонстрирует свою мореходность в океанском походе, сентябрь 1981 года

Главная энергетическая установка газотурбинная и состоит из шести ГТД, работающих на два гребных винта. Двигатели объединены в два газотурбозубчатых агрегата М5Е, каждый из которых состоит из маршевого двигателя ДО63 мощностью 7600 л. с. и двух основных (до 1983 года называемых форсажными) ГТД ДЕ59 мощностью по 19200 л. с. Таким образом, суммарная мощность каждого из двух агрегатов М5Е составляет 46000 л. с., а энергетической установки в целом 92000 л. с. Каждый агрегат работает на свою линию вала. На экономическом режиме в каждом агрегате действует лишь маршевый ГТД - менее мощный, но более экономичный и отличающиеся большим ресурсом[8]; при необходимости развить полный ход на гребной вал через свой редуктор подключаются основные (форсажные) двигатели.

Маршевые двигатели со своими редукторами размещались в носовом машинном отделении вместе с двумя газотурбогенераторами, а основные двигатели (со своими редукторами) - в кормовом, также вместе с двумя своими газотурбогенераторами. Вал маршевого двигателя проходил внутри оси большого колеса основного редуктора и подсоединялся к ведомой части звукоизолирующей муфты основного редуктора (при движении корабля под маршевыми двигателями основной редуктор вращался вхолостую).

Газотурбинные двигатели БПК проекта 1134Б относились уже ко II поколению судовых ГТД; от двигателей I поколения, установленного на БПК проекта 61, двигатели «Беркутов» отличал более высокий КПД и меньший расход топлива. Важной особенностью маршевых двигателей ДО63 стала также возможность газового реверса, то есть изменение направления вращения турбины за счёт перепуска газов на верхние или нижние ярусы лопаток - тем самым устранялась необходимость обеспечения реверса в зубчатых редукторах, что увеличивало надёжность и ресурс последних[9]. Для маршевых редукторов, находящихся в работе почти постоянно, вопрос ресурса был особенно важен. Менее загруженные (подключаемые только по необходимости) форсажные ГТД ДЕ59 были нереверсивными, так что их редуктор уже предусматривал механическое изменение направления вращения.

Движителями служили два малошумных бронзовых четырёхлопастных гребных винта. Для снижения акустического поля корабля фундаменты под ГЭУ были выполнены в виде отсоединённых от корпуса амортизированных платформ, что, помимо снижения структурного шума, повышало живучесть ЭУ при динамических сотрясениях корпуса от взрывов.

Состав и расположение компонентов газотурбозубчатого агрегата М5Е на БПК проекта 1134Б. Вал с гребным винтом (не показаны) продолжаются слева от рисунка

Помимо газотурбозубчатых агрегатов, в состав ГЭУ входила также система дистанционного управления «Тайфун», система ДУ и защиты агрегатов М-5 «Самум», система дистанционного контроля «Памир-2», четыре газотурбогенератора ГТУ-12,5А, один газотурбогенератор ГТУ-6М и система автоматизированного управления электроэнергетической установкой «Ангара-Б».

Суммарная электрическая мощность генераторов корабля в 5600 кВт складывалась из 1250 кВт каждого из четырёх ГТУ-12,5А и 600 кВт мощности ГТУ-6М. Газотурбогенераторы выдавали в бортовую сеть переменное напряжение 380 В при частоте в 50 Гц.

Фактические ходовые качества были выявлены во время испытаний головного корабля, в целом они соответствовали проектным значениям. Величина полного переднего хода составила 33 узла при расходе 802 килограммов топлива на милю, а оперативно-экономический ход в 18,05 узлов поддерживался кораблём при расходе 257 кг на милю. Величина полного заднего хода составила 14,7 узла. Дальность плавания корабля оперативно-экономическим ходом, полученная пересчётом в процессе испытаний, составила 7100 миль, полным ходом - 2230 миль. Диаметр циркуляции при перекладке руля на 35 градусов на полном ходу составил 4,6...5,9 длин корабля. Минимальная скорость хода, при которой корабль управлялся на ходу вперёд, составила 5 узлов. Путь в длинах корабля, пройденный с момента отдачи команды «стоп» до полной остановки корабля, составил на оперативно-экономической скорости хода - 10,5; на полном ходу -14,8; на полном заднем ходу - 9,5. Время с момента отдачи приказа перехода с полного переднего хода на полный задний до фактической остановки корабля - 2 минуты и 2 секунды.

Экипаж и обитаемость

Столовая личного состава на БПК «Петропавловск»

Экипаж корабля проекта 1134Б составлял 425 человек, в том числе 52 офицера, 62 человека мичманского состава и 311 матросов и старшин. Размещение экипажа на борту предусматривало:

  • для офицеров - пять одноместных блок-кают, в том числе две со всеми удобствами, 21 двухместная каюта, а также по одной трёхместной и четырёхместной каюте;
  • для мичманов и главстаршин - две двухместные, четыре четырёхместные, две пятиместные и одна шестиместная каюты, а также по одному девяти- и десятиместному кубрику;
  • для матросов и старшин - двенадцать кубриков вместимостью от 15 до 54 человек (всего на 320 мест).

Для питания офицерского состава была предусмотрена кают-компания на 44 человека, мичманского - кают-компания мичманов на 32 человека, матросы же со старшинами питались в две смены в 150-местной столовой команды.

Автономность корабля по запасам топлива и воды составляла 30 суток, по запасам провизии - 45 суток.

Корабль оборудовался медицинским блоком в составе амбулатории-операционной, лазарета на четыре койки, приёмной, стерилизационной и медкладовых. В амбулатории было возможно размещение разборного зубоврачебного кресла. Также предусматривалось наличие двух постов медицинской помощи, один из которых (основной) - на базе медблока и кубрика № 5, второй (запасной) размещался в носовом кубрике № 2.

В 1970-е годы специалисты ВМС США верно оценили высочайшую насыщенность кораблей типа «Николаев» вооружением, но посчитали, что это было достигнуто за счёт неудовлетворительных условий обитаемости для личного состава. На самом деле советские конструкторы сумели достигнуть выдающихся технических характеристик своих БПК, ничуть не поступившись комфортом экипажей. Более того, при подготовке к проектированию БПК типа «Николаев» ведущие специалисты Северного ПКБ специально прошли годичный курс обучения в Ленинградском высшем художественно-промышленном училище имени В. И. Мухиной, после чего был разработан отдельный проект архитектурно-художественного оформления жилых и общественных помещений, а к работе на кораблях привлечены оформительские комбинаты Художественного фонда СССР.

Вооружение

Главный ракетный комплекс

Открытая ПУ КТ-100 на БПК типа «Николаев». Заряжены 2 ракето-торпеды 85РУ комплекса «Раструб» (слева) и две - 85Р «Метели»

Главное противолодочное вооружение БПК типа «Николаев» было представлено ракетным противолодочным комплексом УРПК-3 «Метель». УРПК-3 был разработан в МКБ «Радуга» в 1968 и принят на вооружение в 1973 году. Он обеспечивал борьбу с неприятельскими ПЛ на глубинах от 20 до 400 м и дальностях от 5000 до 50000 м - то есть на дистанциях, исключавших эффективное использование подводными лодками противника своего торпедного оружия. В состав комплекса входили две счетверённые ненаводящиеся ПУ контейнерного типа КТ-М-1134А (КТ-100) с углом пуска 18°, восемь ракетоторпед 85Р, а также система управления полётом ракет «Гром-М» (общая с носовым ЗРК). Стрельба из ПУ осуществлялась как одиночными ракетами, так и двухракетными залпами.

Конструкция ракето-торпеды 85РУ комплекса «Раструб»

Управляемая противолодочная ракето-торпеда 85Р представляла собой твёрдотопливную телеуправляемую крылатую ракету с подвешенной снизу самонаводящейся противолодочной торпедой АТ-2. Крылатая ракета, по сути, являлась беспилотным самолётом-торпедоносцем одноразового применения, доставляя управляемую торпеду к месту сброса на расстояние до 50 километров от корабля-носителя. Команда на отделение торпеды в расчётной точке упреждения передавалась системой «Гром-М». Приводнившись на парашюте, торпеда начинала самостоятельный циркуляционный поиск и наведение на цель в двухплоскостном режиме. Поиск цели вёлся на скорости 25 узлов, а после обнаружения и захвата цели головкой самонаведения торпеда увеличивала ход до 40 узлов. Система управления ракето-торпед 85Р позволяла наводиться лишь на подводные цели, однако к началу 1980-х годов разработали новую модификацию комплекса с ракето-торпедой 85РУ, позволявшей поражать также надводные корабли и с увеличенной до 90 км дальностью стрельбы. Новая версия комплекса (с новой системой управления, но полностью совместимая с «Метелью» по пусковой установке) получила название «Раструб».

На БПК «Таллин», заключительном в серии, ещё при постройке была предусмотрена установка нового комплекса «Раструб-Б». Последний смонтировали и испытали в начале 1980 года, так что «Таллин» стал первым на флоте СССР, получившим новые ракето-торпеды на вооружение. Остальные корабли проекта 1134Б получили комплекс «Раструб» вместо «Метели» позже, в ходе проводимых на протяжении 1980-х годов модернизаций.

Зенитное ракетное вооружение

Носовая ПУ ЗРК «Шторм» на БПК «Керчь», сентябрь 2014 года. На заднем плане - АП системы управления «Гром-М»

Основу ПВО корабля составили два универсальных зенитно-ракетных комплекса (УЗРК) «Шторм-М», размещённых по носу и корме.

УЗРК М-11 «Шторм» в своей первоначальной версии был принят на вооружение в 1969 году. В 1972 году на вооружение поступил модернизированный комплекс «Шторм-М», позволявший поражать цели на меньшей высоте и, при необходимости, стрелять вдогон. В 1980 — 1986 годах ЗРК модернизировали для стрельбы по низколетящим ПКР; новая версия комплекса получила обозначение «Шторм-Н».

В состав каждого зенитного комплекса «Шторм» входила система управления «Гром-М», стабилизированная двухбалочная поворотная пусковая установка Б-192 с устройствами хранения, подачи и заряжания, а также система дистанционного управления ЭГСП-192, аппаратура регламентного контроля «Гранка», комплект гидравлики А-82М и система групповой стабилизации «Надир-1134А/Б».

Каждый пост СУ «Гром» имел два помехозащищённых радиолокационных канала самонаведения по одной цели, использующих моноимпульсный метод пеленгации. Нижние параболические решетчатые антенны в передней части служили для сопровождения цели, две верхние — для сопровождения ЗУР; между ними находилась рупорная антенна передачи команд. При необходимости система управления позволяла обстреливать не только воздушные, но и надводные и наземные цели, а достаточно большая масса и мощная БЧ ракеты гарантировали существенные повреждения любым целям при попадании - именно поэтому ЗРК «Шторм» считался «универсальным».

Разработанная в КБ «Факел» ракета В-611 комплекса «Шторм» была одноступенчатой, твёрдотопливной с осколочно-фугасной БЧ массой 120 кг. Максимальная скорость — 3М (около 1200 м/с), дальность по горизонту — от 4 до 22 км, досягаемость по высоте — от 50 до 15 000 м. ЗУР хранились в погребах боезапаса в полностью боеготовом состоянии. Общий боекомплект корабля — до 80 ракет В-611 в погребах (из них 8 брались в перегрузку). При разработке БПК проекта 1134Б предполагалось, что боекомплект двух УЗРК М-11 «Шторм» позволит отразить до 20 атак авиации на высотах более 10000 м и до 17 атак — на высотах менее 5000 м.

Помимо УЗРК «Шторм», для самообороны БПК типа «Николаев» несли по два ЗРК ближнего действия «Оса-М», расположенные побортно. Каждый ЗРК самообороны «Оса-М» включал в себя систему управления 4Р33 и 20 ЗУР 9М33, а также двухбалочную пусковую установку ЗИФ-122 и систему стабилизации «Надир-1134А/Б». Комплекс был разработан в соответствии с постановлением СМ СССР № 1157—487 от 27 октября 1960 года и принят на вооружение в 1973 году. В походном положении ПУ комплекса находилась в специальном погребе под крышкой и поднималась вместе с двумя ЗУР только перед стрельбой. Перезаряжание занимало от 16 до 21 с, скорострельность по воздушным целям составляла 2 выстр./мин, по надводным — 2,8 выстр./мин. Комплекс мог получать целеуказание как централизованно, от систем корабля, так и от собственной системы управления. РЛС управления огнём позволяла самостоятельно обнаруживать цели, летящие на высоте 3,5 — 4 км, на дальности до 30 км (высотных целей — до 50 км). Твёрдотопливная 128-килограммовая ракета 9М33 несла 15-килограммовую боевую часть и могла поражать цели на удалении до 15 км и высоте до 5 км.

Особо среди БПК типа «Николаев» в плане зенитного вооружения следует упомянуть БПК «Азов»: он строился по изменённому проекту 1134БФ, и вместо кормового ЗРК «Шторм» нёс шесть вертикальных ПУ новейшего ЗРК С-300Ф «Форт». Вплоть до настоящего времени этот комплекс является одним из наиболее совершенных средств ПВО групповой обороны флотских соединений. ЗРК способен одновременно обстреливать до 6 малоразмерных маневрирующих целей (сопровождать - до 12) и наводить на них 12 ракет в условиях воздействия активных и пассивных помех. Цели, летящие со скоростью до 1300 м/с, комплекс «Форт» может поражать на дальности от 5 до 75 км от корабля и высотах от 25 м до 25000 м.

Универсальная и зенитная артиллерия

76,2-мм башня левого борта на БПК «Керчь», сентябрь 2014 года. На заднем плане видна грот-мачта, увенчанная плоской антенной решёткой РЛС «Подберёзовик»

Универсальную артиллерию корабля представляли два комплекса АК-726. Каждый из них включал в себя спаренную 76,2-мм автоматическую артустановку, систему дистанционного управления Д67-1, систему управления огнем МР-105 и систему стабилизации «Надир-1134А/Б». Башенные установки размещались побортно и предназначались для поражения воздушных, надводных и наземных целей.

АУ была разработана в ЦКБ «Арсенал» и принята на вооружение в 1964 году. Её автоматические орудия могли стрелять по воздушным целям на дальности до 13 км, по надводным и береговым целям - на 15,7 км. Боезапас составлял 4800 унитарных выстрелов.

Для борьбы с низколетящими самолетами и крылатыми ракетами служили четыре шестиствольные 30-мм артустановки АК-630 (А-213) с двумя системами управления стрельбой МР-123 «Вымпел» (по одной СУ на каждую пару башен). Помимо автоматического наведения на цель, СУ предусматривала также возможность ручного наведения устройством «Колонка-213/2Б». Боекомплект на каждую 30-мм башню составлял 8000 выстрелов.

Противолодочное и торпедное вооружение

5-трубный торпедный аппарат ПТА-53-1134Б на БПК типа «Николаев»

Помимо главного ракето-торпедного комплекса, противолодочное вооружение БПК было представлено торпедными аппаратами и реактивными бомбометами.

Каждый корабль проекта 1134Б должен был нести два пятитрубных торпедных аппарата типа ПТА-53-1134Б 533-мм калибра, расположенных на вращающихся платформах с электрическим приводом и возможностью ручного управления. Отличался в этом плане только БПК «Азов»: на нём из-за размещения в корме ЗРК С-300Ф «Форт» для пятитрубных аппаратов не хватило места, поэтому их заменили на двухтрубные торпедные аппараты ДТА-53-1134БФ.

Торпеды предназначались для поражения подводных лодок в ближней зоне (6000 — 8000 м). Боекомплект состоял из десяти (на «Азове» - четырёх) торпед типа СЭТ-53, СЭТ-53М или СЭТ-65 в аппаратах, перезарядка которых в море не предусматривалась. Стандартный вариант зарядки ТА — по две противокорабельные и три противолодочные торпеды в каждом. Запуск торпед выполнялся традиционно, сжатым воздухом, а управление выполняла система управления торпедной стрельбой «Тифон-1134Б».

Комплекс реактивного бомбового оружия БПК состоял из двух реактивных 12-ствольных установок РБУ-6000 (боекомплект — 144 реактивных глубинных бомб РГБ-60), двух реактивных 6-ствольных установок РБУ-1000 (60 РГБ-10), системы управления стрельбой «Буря-1134» и системы проведения групповых атак подводных лодок «Дозор-1». РБУ предназначались для поражения подводных лодок, а также атакующих торпед. Имелась возможность как одиночной, так и залповой стрельбы. Согласно расчётам, боекомплект РБУ позволял осуществить 5 — 6 атак подводных лодок с использованием целеуказания от корабельных ГАС «Титан-2» и «Вега» с вероятностью поражения 0,5 — 0,3. В 1980-е годы против атомных подводных лодок новых поколений реактивные бомбомёты уже не могли считаться достаточно эффективным средством поражения, поэтому их приоритетным назначением стала борьба с идущими на корабль торпедами противника.

Авиационное вооружение

В ангаре оригинальной конструкции на каждом БПК типа «Николаев» размещался один противолодочный вертолёт Ка-25. Для обеспечения полётов корабль располагал взлётно-посадочной площадкой (ВППЛ), необходимыми запасами топлива и боеприпасов, а также радионавигационной системой посадки вертолётов «Привод-В».

Вертолёт Ка-25 на площадке БПК «Николаев». Справа - закрытый ангар для вертолёта, над ним видна остеклённая рубка СКП

ВППЛ размерами 11,5х10 м была покрыта противоскользящей мастикой и пеньковой сеткой, оборудована ограждением по периметру и швартовочным устройством для крепления вертолёта. На поверхности наносились два круга белого цвета диаметром 7000 и 4000 мм.

Для хранения вертолёта и его технического обслуживания предусматривался брызгозащищённый утеплённый ангар размерами 12,5x4,8x5,5 м. Ангар закрывался воротами и крышей с гидроприводом. Крыша раскрывалась в связи с тем, что иначе вертолёт не входил в проём ворот: из-за приподнятой на одну палубу посадочной площадки ворота ангара на БПК проектов 1134А и 1134Б пришлось уменьшить по высоте. Для опускания вертолёта в ангар служил винтовой наклонный подъёмник, платформа которого в поднятом положении находилась на уровне главной палубы. В платформе подъёмника выполнялся прямоугольный вырез для сообщения с погребом № 9 (хранилище авиабоезапаса). В носовой части ангара располагалась авиамастерская.

Для руководства взлётом и посадкой по левому борту в корме оборудовался стартово-командный пункт вертолёта (СКП или СКПВ). Авиатопливо для вертолёта на кораблях проекта 1134Б размещалось в керосинохранилище ёмкостью 21000 литров.

Авиабоезапас для вертолёта корабельного базирования включал в себя 4 авиаторпеды АТ-1, или 20 противолодочных авиабомб ПЛАБ-250-120, или 32 ПЛАБ-50, или 240 ПЛАБ-МК, или 2 специальных изделия РЮ-2 (ядерных глубинных бомбы). Дополнительно в перегрузку на борт БПК могли приниматься: 1 торпеда АТ-1, или 1 РЮ-2, или 4 ПЛАБ-250-120, или 8 ПЛАБ-50, или 120 ПЛАБ-МК, или 10 ОМАБ-25ВН, или 10 ОМАБ25-12Д; 54 гидроакустических радиобуя РГБ-М1; 15 буев-ответчиков «Поплавок».

Сам вертолёт Ка-25ПЛ оснащался ГАС ВГС-2 «Ока», которая обеспечивала обнаружение ПЛ в подводном положении, определение её координат и элементов движения. Полёты Ка-25ПЛ с корабля допускались при бортовой качке до 8° и килевой до 3°, суммарном воздушном потоке над палубой до 18 м/с, боковом справа (слева) — 8 (5) м/с.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Основные радиотехнические средства обнаружения БПК проекта 1134Б включали в себя:

  • гидроакустические станции (ГАС) МГ-332 «Титан-2» и МГ-325 «Вега»;
  • ГАС связи и опознавания МГ-26;
  • лучеграф МГ-33;
  • трёхкоординатную помехозащищённую РЛС обнаружения воздушных и надводных целей МР-600 «Восход»;
  • трёхкоординатную РЛС обнаружения воздушных и надводных целей и выдачи целеуказания МР-310А «Ангара»;
  • навигационные РЛС «Волга» и «Дон».

Акустическая антенна станции МГ-332 размещалась в носовом бульбовом обтекателе, а станция МГ-325 имела буксируемую акустическую антенну.

БПК «Петропавловск» в океанском походе, 23 мая 1984 года. Можно видеть расположение антенных постов на мачтах и надстройках корабля

Корабль оснащался также системой взаимного обмена информацией и трансляции (ВЗОИ) «Аллея-1134Б». Эта система служила для автоматизированного управления соединением кораблей, решая задачи сбора информации от средств обнаружения своего корабля и соединения, выдачи команд и целеуказания, команд обратного контроля и докладов, создания единой нумерации целей. Кроме того, имелись система сбора, обработки и отображения информации (иначе называемая боевой информационно-управляющей системой, БИУС) «Корень-1134Б», система автосъёма и обработки информации РЛС и выдачи данных «Байкал-С4», резервная система приборов целеуказания МПЦ-301, телевизионная аппаратура МТ-45М, ИК-аппаратура «Огонь-50-1», штурманская аппаратура МВУ-2А для решения задач тактического маневрирования, определения места и автосопровождения корабля по заданному маршруту, а также выработки ЭДЦ по данным ГЛС и РЛС. Имелась также контактная станция определения теплового следа ПЛ МИ-110К, ИК-станция определения теплового следа ПЛ МК-110Р, станция приёма сигналов радиогидроакустических буев МГ-409К.

Приборы резервной системы ЦУ МПЦ-301 размещались в центральных постах РЛС МР-600, МР-310А и «Гром» на ГКП корабля. Их назначение - выдача целеуказания на системы управления огнём, определение элементов движения целей, включая высоту для воздушных. На корабле также была смонтирована система обеспечения одновременного и безопасного использования оружия «Гром».

В комплекс средств радиоразведки входили РЛС поиска и пеленгования МРП-11-16М «Залив» и МРП-11-14М, предназначенные для обнаружения и пеленгования работающих РЛС и определения их параметров. Кроме того, имелись РЛС опознавания «Никель-КМ» (4 шт.) и «Нихром-КМ» (2 шт.). Средства активной радиоэлектронной борьбы включали в себя станции ответных помех МРП-150 «Гурзуф» и МРП-152 «Гурзуф-Б». Они служили для создания ответных прицельных по частоте маскирующих, имитационных и уводящих помех корабельным, береговым и самолётным РЛС обнаружения, управления оружием, а также радиолокационным головкам самонаведения крылатых ракет с быстрой перестройкой частоты. К средствам РЭБ относился также комплекс «Терция», включавший в себя два устройства постановки пассивных помех ЗИФ-121 с общей системой целеуказания «Аллея». Установка ЗИФ-121 турельного типа, с двумя открытыми направляющими для запуска реактивных снарядов. Суммарный боезапас - 200 снарядов ТСП-41, заряжание ручное. Для защиты от самонаводящихся торпед служил акустический охранитель корабля БОКА-ДУ.

БПК «Таллин» в море, 1985 год

Средства связи включали в себя 6 радиопередатчиков, 14 радиоприемников, 13 приёмопередатчиков УКВ, 2 комплекта аппаратуры СДВ.

Якорное устройство включало в себя два якоря Холла массой по 4000 кг и якорно-швартовный шпиль ШЭ29. В районе якорных клюзов разместили также датчики контактной станции обнаружения ПЛ в подводном положении по контрасту кильватерного следа радиационным способом МИ-110К и ИК-станции обнаружения ПЛ по тепловому контрасту кильватерного следа МИ-110Р.

Система успокоения качки состояла из двух управляемых бортовых рулей с закрылками (УК-134-5), а также аппаратуры управления «Руль-63».

Корабельные плавсредства включали в себя командирский катер проекта 1390, рабочий катер проекта 338ПК и шестивёсельный ял ЯЛП-6. Последний принимался в перегрузку и снимался при стрельбе кормовым УЗРК (а также при перегрузке торпед). Спасательные плотики - 36 штук типа ПСН-10М.

Для снабжения и дозаправки в открытом море на борту предусматривались два поста приёма жидких грузов на ходу траверзным способом, а также пост приёма сухих грузов.

Модернизации и переоборудования

Достаточно крупные размеры и выдающиеся боевые характеристики газотурбинных кораблей типа «Николаев» в 1980-х годах сделали их удобным объектом для модернизаций и различных опытовых работ. Был выполнен ряд конструкторских проработок, помимо прочего включавших в себя дорогостоящее перевооружение кораблей новейшими комплексами вертикального старта, замену радиотехнического оборудования, расширение ангара и площадки для базирования двух вертолётов вместо одного. Ввиду высокой стоимости, приближающейся к стоимости постройки нового корабля, наиболее масштабные проекты так и не были реализованы, однако менее существенные доработки проводились постоянно - как по мере постройки серии, так и при ремонтах уже построенных кораблей.

Модернизированные БПК «Керчь» (слева) и «Азов» в Севастополе, конец 1980-х годов. На мачте «Керчи» плоская антенна РЛС «Подберёзовик», у «Азова» в корме установлен ЗРК С-300Ф

В частности, главный ракето-торпедный комплекс «Метель» был на всех БПК проекта 1134Б заменён универсальным и более дальнобойным «Раструб-Б» - причём «Таллин», заключительный в серии, успел получить новый комплекс ещё при постройке, остальные переоборудовались в ходе ремонтов.

Третий корабль серии - БПК «Керчь» - так же при постройке получил опытный образец системы обнаружения и пеленгования РЭБ «Кольцо» с характерными АП на площадках грот-мачты. Решение об установке системы «Кольцо» на трёх последующих кораблях имелось, но реализовано так и не было, хотя площадки для АП этой системы на них смонтировали. Также во время прохождения очередного ремонта в августе 1987 года «Керчь» получил взамен штатной РЛС МР-600 опытный образец новой РЛС обнаружения воздушных целей «Подберёзовик» с плоской волноводной решеткой. Тогда же на этом корабле между носовой ПУ Б-192 и ходовой рубкой появилась небольшая рубка с аппаратурой комплекса космической связи «Цунами».

Четвёртый корабль серии, «Азов», изначально строился по проекту 1134БФ в связи с оснащением его взамен кормового ЗРК «Шторм» опытным образцом перспективного ЗРК С-300Ф «Форт» с подпалубными пусковыми установками. Также на нём и всех последующих БПК проекта 1134Б были уже штатно установлены комплексы космической связи «Цунами».

В 1977 году для базирования нового и более тяжёлого вертолёта Ка-27 вместо устаревающего Ка-25 был переоборудован пятый БПК серии, «Петропавловск». Для нового вертолёта на корабле увеличили ангар и установили соответствующие системы привода. В 1985 -1989 годах этот же БПК прошёл средний ремонт с модернизацией, в ходе которой комплекс выстреливаемых помех и ложных целей ПК-2 был модернизирован до стандарта ПК-2М и установлен комплекс ПК-10 со станцией «Спектр-Ф». Тогда же на тыльной кромке дымовой трубы установили пеленгаторную рамку - ни на одном другом корабле проекта этого сделано не было.

В конце 1980-х годов один вариант масштабной модернизации БПК типа «Николаев» всё же решили претворить в жизнь, объединив уже выполненные на нескольких отдельных кораблях усовершенствования в общий проект. Предложения были подготовлены ЦНИИ имени А. Н. Крылова совместно с СПКБ и его Николаевским филиалом (НФСПКБ) во исполнение указания Минсудпрома СССР от 30 августа 1988 года. В соответствии с утверждённым планом, на судостроительном заводе имени 61 коммунара предусматривалось проведение модернизации кораблей со сдачей ВМФ одного БПК в 1990 году и по два корабля в 13-й и 14-й пятилетках. Все они предназначались для службы в составе Тихоокеанского флота в качестве кораблей охранения будущих авианосных соединений. Первым к переделке планировался «Петропавловск», однако после столкновения «Николаева» с БПК «Строгий» в июле 1986 года было решено начать с головного корабля, совместив его средний ремонт с модернизацией по проекту 11342.

Прежде всего, речь шла о повышении эффективности средств ПРО-ПВО. Для этого предполагалось осуществить внутрикомплексную модернизацию ЗРК «Шторм» до уровня «Шторм-Н», а «Осы-М» до уровня «Осы-МА2». РЛС «Восход», как не обеспечивающая эффективного целеуказания по малоразмерным низколетящим целям, подлежала замене на новую станцию «Подберёзовик» с фазированной антенной решёткой. Планировалось оснастить РЛС МР-310 системой селекции движущихся целей, заменить прежние средства РЭП на станции МП-401С и МП-407, а комплекс выстреливаемых помех и ложных целей ПК-2 на ПК-2М, установить комплекс ПК-10 со станцией «Спектр-Ф». Всё это, по разным оценкам, позволило бы повысить боевую устойчивость корабля от поражения противокорабельными ракетами противника не менее чем в 1,5 - 2 раза.

Уже в ходе разработки и утверждения техпроекта 11342 ВМФ потребовал дополнительно установить на корабль противокорабельный комплекс «Уран» с 16-ю пусковыми установками, заменить РЛС МР-310 на «Фрегат-МА» с СОИ «Пойма», вертолёта Ка-25ПЛ на Ка-27 и прежние средства связи на АКС «Буран-5». Было учтено также пожелание об установке на корабле новой БИУС «Лесоруб-1134», замене всего гидроакустического оборудования на новый ГАК «Звезда-М1» (без буксируемой части). При реализации всех названных изменений эффективность решения кораблём своих боевых задач возрастала более чем вдвое.

Предполагаемый вид БПК «Николаев» после модернизации по проекту 11342

Технический проект 11342 был утверждён совместным решением МСП и ВМФ от 31 декабря 1986 года. 28 августа 1987 года были утверждены и элементы корабля по корректированному проекту. Тем же летом «Николаев» совершил переход с Тихого океана в Севастополь, а 11 ноября 1987 года был поставлен к стенке завода имени 61 коммунара в Николаеве для проведения ремонта и модернизации. По завершении всех работ корабль, при сохранении прежних главных размерений, должен был иметь полное водоизмещение около 9000 т, скорость полного хода до 32 узлов, дальность плавания до 6500 миль, автономность по запасам провизии до 30 суток и экипаж из 430 человек. Из первоначального состава вооружения на борту оставлялись РБУ-6000, две артустановки АК-726 и две батареи АК-630М. Место демонтированных торпедных аппаратов занимали 16 пусковых установок противокорабельных ракет «Уран» - по две счетверённые ПУ на борт. Для нового вертолёта Ка-27 предполагалось увеличить площадь ангара, при этом упразднялись обе установки РБУ-1000. Новейшие РЛС и низкочастотный гидроакустический комплекс в сочетании с более совершенными средствами обработки информации и боевого управления и развитыми средствами связи выгодно отличали бы его от многих других кораблей флота. Помимо этого, «Николаев» смог бы выполнять флагманские функции, а по боевой эффективности превосходил бы аналогичные корабли ВМС США - эсминцы типов «Спрюэнс» и «Кидд».

Вторым кораблем, который предполагалось модернизировать по проекту 11342, был прибывший на завод с Тихоокеанского флота в 1988 году БПК «Ташкент», но затем приняли решение о модернизации последнего по доработанному проекту 11346. К работам на «Ташкенте» приступили 20 декабря 1989 года.

Работы по модернизации «Николаева» и «Ташкента» шли вплоть до начала 1992 года, когда раздел СССР и обвальное сокращение оборонных расходов поставили их дальнейшую судьбу под вопрос. В апреле 1992 года Министерство обороны России официально сообщило решение правительства РФ от 18 марта о прекращении комплексной модернизации, ремонта и финансирования находившихся на судостроительном заводе имени 61 коммунара БПК «Николаев» и «Ташкент». С 1 января 1993 года личный состав обоих кораблей списывался и переводился к новым местам службы в России.

Попытка Южного ПКБ сохранить «Николаев» хотя бы в качестве учебного корабля для вновь созданных ВМС Украины из-за отсутствия финансирования так и не удалась. 10 августа 1994 года «Николаев» и «Ташкент» были отправлены на буксирах из Николаева в Индию для разборки на металл.

См. также

Примечания

  1. В перегруз было возможно взять до 80 ракет В-611 к универсальному ЗРК «Шторм», штатный боезапас составлял 72 ракеты.
  2. ПЛРК в проекте 1134 был заменён противокорабельными крылатыми ракетами П-35, что дало основание позже переклассифицировать эти БПК в ракетные крейсера.
  3. Стандартный боезапас на каждую ПУ ЗРК «Шторм», в том числе и на БПК проекта 1134А, составлял 24 ЗУР (3 барабана по 8 ракет). На проекте 1134Б за счёт новой системы хранения и перезарядки безапас на одну ПУ довели до 36 ракет, причём в перегруз можно было взять даже 40 ЗУР.
  4. Следует отметить, что на Западе в то время (1960-е - 1970-е годы) конструктивные меры снижения радиолокационной заметности в кораблестроении ещё не применялись, так что стенки всех надстроек выполнялись вертикальными.
  5. Следует отметить, что именно в период реконструкции 1967-1969 годов завод имени 61 коммунара завершал строительство серии БПК проекта 61, сдав флоту два ранее построенных корабля и построив ещё два.
  6. Стоимость постройки головного корабля на стадии техпроекта оценивалась в 48 млн. руб., серийного - в 41,5 млн. руб. (против 40,6 млн. руб. стоимости одного серийного БПК проекта 1134А).
  7. На испытаниях ПЛРК «Метель» сначала имитировалась атака условной подводной цели, двигавшейся параллельным курсом на дальности порядка 26000 м. Начиная со второго корабля серии, БПК «Очаков», к проверке комплекса обязательно привлекали специальную подводную лодку-мишень проекта 690, конструкция которой допускала даже прямое попадание в неё учебных противолодочных торпед.
  8. Ресурс маршевых двигателей в агрегате М5 составлял 20000 часов против 6000 часов для форсажных.
  9. Следует отметить, что на ГТД западной разработки (английской фирмы Rolls Royce, американской General Electric) тоже пытались применить газовый реверс, но так и не решили возникших при этом технических затруднений. Именно поэтому на оснащённых этими двигателями кораблях реверс обеспечивается за счёт изменения шага гребных винтов, а сами турбины всегда вращаются только в одном направлении.

Литература и источники информации

Литература

  • Бабич В. В. Наши авианосцы на стапелях и в дальних походах. — Николаев: Атолл, 2003. — 544 с. — ISBN 966-7726-69-X
  • Бережной С. С. Советский ВМФ 1945-1995. — «Морская коллекция». — М.: Моделист-конструктор, №1/1995. — 32 с.
  • Заблоцкий В. П. Большой противолодочный корабль «Николаев». — «Морская коллекция». — М.: Моделист-конструктор, №5/2006. — 32 с.
  • Машенский С. Н. Великолепная семёрка. Крылья «Беркутов». — «Корабли советского флота». — М.: Военная книга, 2007. — 208 с. — ISBN 978-5-902863-14-4

Ссылки

Галерея изображений

Видео