Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Енисей (1906)

Енисей (1906)

Перейти к: навигация, поиск
DocEdit.png Это незавершенная статья,
вы можете помочь проекту исправив и дополнив её

Енисей (1906)

Енисей_(1906)_title.jpg
Исторические данные
28 мая 1905 года Заложен
5 июля 1906 года Спущен на воду
24 октября 1909 года Введен в строй
1915 год Выведен из боевого состава
22 мая 1915 года Гибель
Общие данные
3200 / т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
98,9 / 14 / 4,4 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
312 чел. Общая численность
12 чел. Офицеры
300 чел. Матросы
Вооружение

Артилерия

  • 5 × 120-мм/45,
  • 2 × 75-мм/50,
  • 8 × 7,62-мм пулемётов

Минно-торпедное вооружение

  • 320 мин заграждения образца 1908 года
Однотипные корабли
1234523.jpg
12 ноября 1904 года зачислен в списки судов Балтийского флота,28 мая 1905 года заложен на судоверфи Балтийского завода в Санкт-Петербурге, спущен на воду 5 июля 1906 года, вступил в строй 24 октября 1909 года.

В период первой мировой войны участвовал в активных и оборонительных минных постановках.

22 мая 1915 года в 10 милях от острова Оденсхольм был торпедирован германской подводной лодкой "U-26". Погибло 298 человек.

История создания и постройка

заградители "Енисей" и "Амур". Продольный разрез, план жилой (минной) палубы и боковой вид

В соответствии с кораблестроительной программой 1898 г. предполагалось построить третий и четвертый минные транспорты типа «Амур». 8 января 1900 г. Балтийский завод получил извещение ГУКиСа, что строительство этих кораблей будет поручено ему. Однако в связи с нехваткой средств на кораблестроение управляющий Морским министерством вице-адмирал П. П. Тыртов решил отложить закладку минных транспортов.

После ухода 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток завод начал испыты(наряд от 12 ноября 1904 г.). Исполвшего командира «Амура» капитана 2 ранга В. Л. Барща, рапорт начальника Тихоокеанской эскадры вице-адмирала Н. И. Скрыдлова от 30 июня 1902 г., отчеты минных офицеров за 1901 г.

Менялись обводы корпуса, увеличивалась ширина борта (вровень с наделками корабля предыдущего типа), благодаря чему возросла ширина палуб; это создавало лучшие условия для размещения мин и работы с ними. Изменения коснулись и погребов, над которыми на платформах установили минные якоря. Количество мин пришлось уменьшить до 360, причем в носовом и кормовом погребах предполагалось их хранение в два ряда, а в среднем — в три. Погреба, котлы и машины защищались сверху карапасной палубой толщиной 25,4 мм. Минные постановки у Порт-Артура показали недостаточную массу якорей, поэтому ее увеличили до 320 кг. Энергетическую установку оставили без изменений, так как считалось, что уменьшение скорости на 0,3 уз из-за увеличения полноты обводов корпуса не имеет особого значения для такого класса кораблей. Предусматривались подкрепления палубы в местах установки лебедок, облегченные рельсы для мин и якорей, паровые брашпиль в носу и шпиль в корме, а также более прочная фок-мачта с двумя стрелами. Прежние паровые катера, оказавшиеся недостаточно мореходными, заменили новыми, с более мощными механизмами. Радиорубку из боцманской каюты перенесли под полуют, улучшили вентиляцию машинных отделений и помещений динамо-машин, планировку кают и кают-компании.

После изменений артиллерийское вооружение предполагалось таким: одно 120- и одиннадцать 75-мм орудий, четыре пулемета; комплект снарядов для каждого орудия уменьшался вдвое. Вместо 60-см на кормовом мостике установили два 75-см прожектора и по одному на мачтовых площадках.

22 декабря 1904 г. управляющий Морским министерством вице-адмирал Ф. К. Авелан утвердил все изменения, кроме касающихся артиллерии, предполагая установку проходивших испытания 57-мм орудий. 31 января следующего года Балтийский завод представил МТК чертежи минного транспорта типа «Енисей» водоизмещением 2926 т. Все сделанные расчеты проверил корабельный инженер А. П. Шершов. Однако доработка проекта продолжалась; с целью повышения жесткости обшивки и настила двойного дна предусмотрели дополнительные угольники, утолщенные флоры, шпангоуты и боковой кильсон. Водоизмещение возросло на 156 т, в том числе запас угля на 30 т; увеличение кормового подзора привело к удлинению корпуса на 1,1 м (при сохранении прежней длины по ватерлинии). Метацентрическая высота составляла 0,976, дифферент на корму — 0,064 м, число тонн на 1 см осадки — 9. Изменились расположение цепного ящика, шкиперской, лебедок, конструкция переборок угольных ям; штурманскую рубку вынесли из-под мостика наверх.

26 марта 1905 г. Ф. К. Авелан дал указание о немедленном заказе второго транспорта, наряд на который Балтийский завод получил 12 апреля; 28 мая начался стапельный период «Енисея», несмотря на то, что чертеж общего расположения МТК утвердил месяцем позже, а остальные чертежи — 23 августа. 21 ноября 1905 г. состоялись официальная закладка и спуск «Енисея», но, пройдя всего 8,5 м, корабль остановился на стапеле. Неудачи при подготовке к спуску и забастовка сильно задержали работы — лишь 5 июля 1906 г. «Енисей» благополучно сошел на воду. 18 июля заложили второй корабль, получивший название «Амур». Строителями кораблей сначала были корабельные инженеры К. Я. Аверин («Енисей») и Н. Н. Кутейников («Амур»), затем А. А. Штолль и С. Г. Руженцов, а наблюдающими за постройкой механизмов — инженеры-механики подполковник П. Н. Гамзин и полковник Н. А. Петров.

Новые тактические задачи повлекли за собой и новые изменения в проекте. Считалось, что корабли должны не только сами выполнять постановки, но и обеспечивать крейсеры и миноносцы минами заграждения, Уайтхеда (торпедами) и даже артиллерийскими снарядами. В связи с принятием на вооружение в русском флоте мин с якорь-тележками возникла необходимость переоборудования погребов и постановочного устройства. В соответствии с обновленным проектом в носовых погребая между 17 и 25 шп. разместили 240 мин с якорями нового образца, 42 старых якоря в погребе на платформе и столько же мин между 13—17 шп. Всего запас составлял 360 мин (120 старого образца и 240 нового). Между 10—11 и 62—64 шп. разместили стальные шкафы с водонепроницаемыми дверцами для хранения запальных стаканов, По жилой палубе проложили рельсы для перекатки мин, а проложенные под бимсами верхней палубы сняли; это объяснялось решением использовать способ, предложенный капитаном 2 ранга А. А. Реммертом: корпуса и якоря старых мин укладывались на специальные деревянные салазки и прокатывались по рельсам до среза кормы; бортовые отсеки между 17—25 шп. отвели для хранения салазок, на верхней палубе установили два паровых поворотных крана грузоподъемностью по 1 т.

Два паровых катера заменили четырьмя баркасами с керосиновыми моторами завода Крейтона (водоизмещение по 7,5 т, скорость 8 уз). Пришлось отказаться от грот-мачты, одного прожектора, ручного рулевого привода; между 7 и 15 шп. добавили погреб для 20 торпед, а на жилой палубе (41—42 шп,) — воздухонагнетательный насос. Изменилось и артиллерийское вооружение—три 120- и шесть 75-мм орудий, в трюме между 10 и 13 шп. оборудовали погреб для 280 патронов (120 мм). Спуск «Амура» состоялся 16 июня 1907 г. (спусковая масса 1057,2 т); 18 июля началась установка и сборка котлов. Проверенные в мастерских машины к 10 сентября установили на штатные места, а 13 декабря опробовали на швартовах.

По утвержденной в 1907 г. новой флотской классификации «Амур» и «Енисей» отнесли к заградителям, хотя по назначению корабли второй серии оказались ближе к минным транспортам. 3 декабря МТК одобрил предложения об очередных изменениях планировки внутренних помещений. Конструкторы Балтийского завода при участии командиров заградителей и представителя минного отдела капитана 2 ранга Н. Н. Шрейбера разработали чертежи изменений в погребах. 29 января 1908 г. МТК утвердил окончательный (третий) вариант. После этого «Амур» и «Енисей» предназначались уже исключительно для мин новых образцов (с якорь-тележками); нормальное хранение 220 мин в стеллажах и полное — 300 в стеллажах и проходах.

Испытания

26 января 1908 г. нз «Енисее» испытали давлением цилиндры машин, а 21 марта провели швартовные испытания; поставили под пары шесть котлов. При 60 об/мин нагрева трущихся частей, ударов и сотрясении не наблюдалось [I]. 27 июня испытывались машины «Амура». В течение лета и осени на «Енисее» продолжались достроечные работы, в октябре испытали осушительную систему, причем затапливались помещения в корме и носу. Учитывая опыт русско-японской войны, для обеспечения пожаробезопасности изоляцию помещений выполнили вместо дерева и пробки из нового материала — лапидита.

26 января 1908 г. нз «Енисее» испытали давлением цилиндры машин, а 21 марта провели швартовные испытания; поставили под пары шесть котлов. При 60 об/мин нагрева трущихся частей, ударов и сотрясении не наблюдалось [I]. 27 июня испытывались машины «Амура». В течение лета и осени на «Енисее» продолжались достроечные работы, в октябре испытали осушительную систему, причем затапливались помещения в корме и носу. Учитывая опыт русско-японской войны, для обеспечения пожаробезопасности изоляцию помещений выполнили вместо дерева и пробки из нового материала — лапидита [3].

14 ноября 1908 г. «Енисей» ввели в Александровский док в Кронштадте. Проверка световой линии оси валов показала, что при закрепленных центрах задних и передних концов коленчатых валов ось прошла ниже не только центра наружного конца дейдвудной трубы (32 мм), но и центра кронштейнов правого (64) и левого бортов (38 и 74). Комиссия решила оставить без изменения осевую линию дейдвудных труб и кронштейнов, опустив машины на 44 мм; кроме того, после снятия гребных валов обнаружился прогиб дейдвудных труб (16—22 мм). 15 декабря началось устранение дефектов; валы и дейдвудные трубы отправили на Балтийский завод, передние и задние дейдвудные втулки протачивались на месте. 14 января 1909 г. «Енисей» вывели из дока, и до начала навигации он стоял в Кронштадте. Окончательный состав артиллерийского вооружения — пять 120-мм орудий — утвердили только 27 января, поэтому их установка задерживалась. В течение зимы собрали главные машины, вспомогательные механизмы, системы. 2 и 4 апреля успешно провели швартовные испытания, реверс с переднего на задний ход выполнялся за 2—3 с. В то время на каждом из кораблей работало по 200—300 рабочих. После схода льда «Енисей» своим ходом перешел к стенке Балтийского завода, началась установка паровых кранов для подъема мин, а «Амур» тем временем ввели в док.

5 мая 1909 г. «Енисей» выходил в море на заводские испытания главных машин. Последние развивали не более 140 об/мин, так как сильно грелись головные подшипники, давление пара не поднималось выше 11,9 кг/см2. Лопнул пробный кран автоматического регулятора питания и вышел из строя котел № 9. 6 июня снова наблюдалась вибрация и грелись подшипники, левая машина давала на десять оборотов меньше. После введения заградителя в док обнаружилось, что лопасти левого винта погнуты, очевидно, во время швартовных проб во льдах. Винты выправили, и на 6-часовом испытании полного хода число оборотов машин достигло 155, скорость — 17,3 уз при расходе угля 1,23 кг/л. с.-ч (по контракту 1 кг/л. с.-ч).

14 июля 1909 г. на официальных ходовых испытаниях машины «Амура» развили индикаторную мощность на 900 л. с. больше спецификационной при давлении пара в котлах 14,7—16,8 кг/см2 и частоте вращения машин 142— 146 об/мин, средняя скорость составила 16,74 уз. В результате перегрузки по вине завода осадка увеличилась на 0,152 и составила 4,6 м. Из-за неисправности автоматического питания котлов и «качания» цилиндров одной из машин председателю приемной комиссии капитану 1 ранга В. К. Гирсу пришлось после 1,5 ч прекратить испытания. На следующий день выходил в море «Енисей»; при 152 об/мин машины развили индикаторную мощность 5258 л. с., но и здесь наблюдалась сильная вибрация, для определения которой дополнительную пробу назначили на 23 июля; в течение 3 ч полного хода (150 о.б/мин) амплитуда колебаний цилиндров низкого давления достигала 10—12 мм. После возвращения в Кронштадт корабль ввели в док, проверили обводы обоих бортов шаблонами, сделанными в плазовой мастерской, и отступлений от чертежа не обнаружили; оба винта отправили на Балтийский завод для проверки. На обоих кораблях подкрепили фундаменты машин и конструкции второго дна, увеличили шаг винтов до 4,5 м.


История службы

Выходы в море «Енисея» 29 июля и «Амура» 30 июля 1909 г. показали снижение вибрации до допустимых пределов. Об усовершенствовании заградителей заботился и их личный состав. Так, по инициативе командира «Енисея» капитана 1 ранга Е. Н. Одинцова на форстеньгах кораблей оборудовали наблюдательные пункты по типу изготовленного в 1904г. для первого «Амура» во время осады Порт-Артура. В связи с тем, что на судах находился немалый запас керосина для моторных баркасов, пришлось на каждом из заградителей установить огнегасительную систему «Минимакс». 20 августа корабли вернулись в Кронштадт, приняли полный комплект мин, затем ушли в Бьорке и Транзунд, чтобы отработать в составе практического минного отряда постановку заграждений (с каждого корабля ставилось сразу до 70 мин). После возвращения в Кронштадт 7 сентября завершились последние работы: по жилой палубе прокладывались дополнительные рельсовые пути, настилался линолеум, заканчивалась приемка вспомогательных механизмов и систем. В качестве опытных на «Амуре» установили водоотливные турбины с электродвигателями трехфазного тока; новый тип изоляции общества Вольта обеспечивал работу оборудования в затопленных отсеках (производительность турбин в носовом машинном отделении 308,4, в кормовом 301,5 т/ч). Замена неудовлетворительно работавших котельных донок Блека другими (системы Бельвиля) потребовала бы немалых усилий. Однако удачный выход из создавшегося положения нашел главный конструктор Балтийского завода А. Д. Долголенко — он усовершенствовал систему автоматического питания котлов, что делало насосы более надежными. Для практической проверки их работы 13 октября 1909 г. «Енисей» вышел в море; во время первого пробега .при попутном ветре, давлении пара 16,8 кг/см2 и 145 об/мин скорость достигла 18,9 уз, а при повторном, против ветра, — 17,25. Через десять дней успешно прошел испытания и «Амур» (средняя скорость на мерной линии 16,92 уз). 24 октября председатель приемочной комиссии капитан 1 ранга С. Ф. Васильковский докладывал по начальству об окончании испытаний механизмов с удовлетворительными результатами. Оба корабля вошли в состав вновь созданного Отряда заградителей вместе с «Волгой» и «Ладогой». Перед самым ледоставом отряд перешел из Кронштадта в Свеаборг, где на «Амуре» и «Енисее» установили недостававшие орудия.

Заградители второй серии типа «Амур» вступили в строй с большим опозданием, что объяснялось и революционными событиями, и многочисленными изменениями в проекте. Стремление удешевить и ускорить постройку кораблей посредством использования старых проектов не только не оправдало себя, но и привело к снижению оперативно-тактических возможностей заградителей. Скорости заградителей первой серии были равны скоростям броненосцев и незначительно уступали большинству крейсеров (конец XIX в.), чем и объясняется возможность активных минных постановок. К моменту вступления в .строй «Енисея» и «Амура» второго поколения их скорости оказались несоразмерны со скоростями линкоров и крейсеров тех лет, снизилось и количество принимавшихся на тонну водоизмещения мин — с 0,18 до 0,12, В результате различных переделок и доделок заградители имели при вступлении в строй следующие основные данные: длина между перпендикулярами 91,4, наибольшая 98,9, ширина 14 м, осадка 4,4 м; полный запас угля составлял 580, максимальный — 650 т; вооружение — пять 120- и два 75-мм орудия, восемь пулеметов, 320 мин.

В условиях значительного превосходства кайзеровского флота главная задача балтийцев состояла в том, чтобы не допустить противника в Финский залив; важная роль отводилась своевременной постановке мин в его устье. 18 июля 1914 г. Отряд заградителей начал постановку на центральной минно-артиллерийской позиции. В кратчайший срок была выполнена важнейшая задача, чему в немалой степени способствовали удачная конструкция кораблей и высокий уровень боевой подготовки экипажей. «Амур» и «Енисей» принимали участие в постановке активных заграждений у берегов Германии. Для обеспечения скрытности «Амур» 6 ноября 1914 г. действовал самостоятельно, причем в целях маскировки на нем установили дымовую фальштрубу. Заградитель прикрывали крейсеры «Рюрик», «Богатырь», «Олег» и две подводные лодки. Несмотря на свежую погоду (ветер до 8 баллов), постановку между о. Борнхольм и банкой Штоль пе минеры выполнили успешно и скрытно. Впоследствии здесь подорвались и погибли германские пароходы «Кенигсберг» и «Бавария», тральщики «Т-47» и «Т-51» [4, 5], 2 декабря 1914 г. «Енисей» выставил 240 мин перед Данцигской бухтой.

Гибель

22 мая 1915 года «Енисей» под командой капитана 1-го ранга Константина Викторовича Прохорова вышел из Ревеля в Моонзунд на очередную постановку мин. Этот переход по опасному маршруту тихоходный корабль совершал совершенно один, без кораблей охранения. В 10 милях от острова Оденсхольм «Енисей», шедший со скоростью 12 узлов, с расстояния в 600 метров был торпедирован германской подводной лодкой SM U-26.[1] Взрыв произошел в районе правого трапа, против коридора гребного вала. Буквально через пять-семь минут после взрыва корабль уже стоял почти вертикально носом вверх.

Из всего экипажа «Енисея» удалось спасти лишь инженер-механика капитана 2-го ранга Николая Осиповича Сачковского, 29 матросов и поднять 11 тел погибших. Погибло 298 человек, среди погибших был Павел Николаевич Матусевич.

По показаниям нижних чинов, которые находились на мостике возле командира капитана 1-го ранга Прохорова, последний все время приободрял команду и сохранял порядок при оставлении судна людьми:

« Зная, что он лично останется и неминуемо погибнет, капитан 1-го ранга Прохоров, тем не менее, все время имел спокойный, бодрый и даже веселый вид, ‒ рассказывали спасенные матросы. ‒ Бывший при по обязанностям службы при командире мичман Вольбек не покинул его и добровольно погиб вместе со своим начальником. Когда рулевой Мылов подбежал и предложил для спасения буек лейтенанту Матусевичу, то последний, занятый спусканием шлюпок, сказал ему: «Спасибо, братец, возьми сам буек и спасайся». После этого он до конца оставался на мостике, исполняя свое дело, и только когда на мостике стоять уже было нельзя, упал в воду и погиб. Все остальные офицеры, насколько могли, были заняты спасением людей и, очутившись в воде, ободряли их, пока будучи контужены или ранены, не пошли ко дну. Мичман Печаткин за несколько минут до того, что, обессилив, утонул, кричал плававшей рядом с ним команде: «Не падай духом, ребята, наш «Окунь» отомстит за нас!». Инженер-механик, капитан 2-го ранга Сачковский, держась в воде рядом с судовым врачом и лейтенантом Унтербергером, раненным и окровавленным, до самого того момента, когда оба они, выбившись из сил, пошли ко дну, старался подбодрить нижних чинов. Команда, сильная духом и вдохновленная примером своих начальников, проявила полное спокойствие, мужество и образцовую дисциплину. Тонувшие, окоченевшие в ледяной воде, люди перед лицом смерти нашли в себе силы прокричать «ура!» в честь своего корабля в то мгновение, когда последний скрывался под поверхностью воды. »

Командиры

Примечания

Летом 1993 года эстонские дайверы обнаружили корпус русского минного заградителя[3]. Он достаточно хорошо сохранился и погружения продолжаются до сих пор.

  1. Ранее 28 сентября (11 октября) 1914 года эта лодка потопила русский крейсер «Паллада».

Литература

  • В.Я.Крестьянинов Минные заградители типа «Амур» (1895—1941). — СПб: 000 ИТД «ЛеКа», 2008.
  • А.Больных Трагедия ошибок
  • Ю. Л. Коршунов, Ю. П. Дьяконов МИНЫ РОССИЙСКОГО ФЛОТА

Ссылки

ЗАГРАДИТЕЛИ "ЕНИСЕЙ" И "АМУР"

Галерея