Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Лидеры эскадренных миноносцев типа «Ленинград» проекта 1

Лидеры эскадренных миноносцев типа «Ленинград» проекта 1

Перейти к: навигация, поиск

Лидеры типа «Ленинград» проекта 1

Lider_Len.jpeg
Лидеры типа «Ленинград» проекта 1
Служба
СССР_флаг_ВМС_с_тенью.png
СССР
Исторические данные
ед. Заказано
Завод № 198
имени Андре Марти

Николаев
Судостроительный завод
№ 190 им. А. А. Жданова

Ленинград
Место строительства
1932 – 1938 гг. Годы постройки
ед. Построено
1936 — 1963 гг. Годы службы
Общие данные
ЭУ
Паротурбинная
3 паровых котла
3 турбозубчатых агрегата / 66000 л.с.
Главная ЭУ
(тип/мощность)
2 турбо-генератора / 100 кВт
2 дизель-генератора / 60 кВт
Вспомогательная ЭУ
(тип/мощность)
ед. Количество валов
40 / 26 узл. Скорость хода
(полная/экономичная)
870 / 2900 миль Дальность плавания
(полным/экономичным ходом)
мазут 600 т. Запас топлива
Экипаж
250 чел. Общая численность
15 чел. Офицеры
44 чел. Мичманы
191 чел. Матросы
Вооружение
Построенные корабли
Leningrad-02.jpg
Лидеры эскадренных миноносцев проекта 1 (типа «Ленинград») — серия лидеров эскадренных миноносцев, построенных для Военно-Морского Флота СССР. Корабли предназначались для вывода своих эсминцев в торпедную атаку, уничтожения эсминцев противника, отражения минных атак и являлись флагманами дивизиона эсминцев. Лидеры данного проекта принимали участие в боях в составе Черноморского и Балтийского флотов ВМФ СССР в годы Великой Отечественной войны.

Общие сведения

Лидеры эскадренных миноносцев проекта 1 разрабатывались согласно постановления «По строительству ВМС РККА[1] на 1932 год» и стали первыми крупными кораблями советской постройки. Многие найденные при этом технические решения были использованы в последующем. Им отводилась роль подавления эскадренных миноносцев противника, обеспечения защиты своих кораблей от неприятельских торпедных сил, выведения своих миноносцев в атаки. Эти корабли отражали последние достижения отечественной научно-технической и корабельной мысли, обладали тактико-техническими элементами, сравнимыми с зарубежными аналогами, а в отношении высокой скорости и мощи артиллерийско-торпедного залпа превосходили их. Первоначально планировалось построить шесть лидеров этого проекта: по два для Черноморского, Северного и Балтийского Флотов. Однако не вполне удовлетворительные характеристики построенных единиц заставили сократить программу по строительству до трех.

Построенные корабли принимали участие в операциях советско-финской войны и Великой Отечественной войны. Однако в основном этим кораблям в военное время пришлось решать совсем не те задачи, для которых они создавались. Два «черноморских» лидера погибли в боях. Третий из них — «Ленинград» после войны несколько раз переклассифицировался, 10 августа 1962 переоборудован в судно-мишень СМ-5 и при испытаниях нового ракетного корабельного комплекса потоплен в Белом море вблизи Соловецких островов.

История создания

Предпосылки к созданию

Опыт прошедшей войны в которой эсминцы типа «Новик» зачастую исполняли роль крейсеров показал, что эти корабли хотя и считались относительно современными, но по своей огневой мощи уже уступали некоторым эсминцам конца Первой мировой и тем более образцам послевоенных проектов. К тому же в ближайшее время не приходилось надеяться на массовую постройку новых советских эсминцев, а легкие крейсера во флоте на тот момент практически отсутствовали. В этих условиях самым актуальным классом корабля становился лидер эскадренных миноносцев. Причем по аналогии британских лидеров — как корабль способный расчистить от эсминцев противника дорогу «новикам» в точку торпедного залпа.

Еще одной причиной к созданию первых советских лидеров послужило то, что потенциальный противник на Черном море — Румыния предполагала ввести в состав своих ВМС в 1930 году два больших эсминца Regele Ferdinand и Regina Maria, прототипом для которых выбрали английский лидер HMS Shakespeare.

Проектирование

Первоначальный вариант лидера проекта 1

В марте того же года оперативное управление Штаба РККФ разработало требования и элементы нового большого эсминца-«торпедоносца»: водоизмещение около 4000 т, два трехтрубных торпедных аппарата калибром 533 мм, четыре 180-мм, два 102-мм или 127-мм орудия, 100 мин, 20 глубинных бомб и три прожектора. Скорость полного хода — до 40 узлов, дальность плавания экономическим ходом 26 узлов — 3000 миль. Осадка — не более 4,88 м. Пред­усматривалось также наличие средств для спуска и подъема гидросамолета «истреби­тельного типа» и даже катапульта. Первона­чально предполагалось построить 8 — 12 та­ких кораблей.

В мае 1928 года было утверждено новое тактико-техническое задание (ТТЗ), а в сентябре НТК УВМС[2] предложил эскизный проект эскадренного миноносца со скоростью 40 узлов и водоизмещением 2100 т, воору­женного пятью 130-мм и четырьмя 37-мм ору­диями, четырьмя зенитными пулеметами и двумя трехтрубными торпедными аппарата­ми. Проект не удовлетворил руководство ВМФ и 1 ноября было утверждено очередное ТТЗ, а в мае 1929 года в НТК УВМС под руководст­вом преподавателя Морской академии, вид­ного кораблестроителя Ю.А. Шиманского на­чалось эскизное проектирование лидера.

В 1929 году РВС СССР[3] принял решение о постройке сначала трех эсминцев для Черного моря, а затем еще трех для Балтики. В фев­рале 1930 года командование РККФ одобрило первый вариант эскизного проекта эсминца-«торпедоносца», который после проработки получил номер 1. Согласно проекту скоростной небронированный корабль водоизме­щением 2250 т и полной скоростью хода не менее 40,5 узла должен нести эффективное артиллерийское вооружение, а также два четырехтрубных 533-мм торпедных аппарата, 20 глубинных бомб и 80 мин заграждения образца 1926 года. Общий проект будущего лидера выполнял­ся с сентября 1930 года. Теоретический чертеж был оптимизиро­ван по результатам испытаний нескольких десятков моделей в Опытовом бассейне.

Отдавая дань модному тогда увлечению авиационным вооружением, конструкторы первоначально планировали оснастить лиде­ры гидросамолетом со складывающимися крыльями, который должен был спускаться на воду стрелой. Тип самолета определен не был: рассматривались два варианта — Ju-20 фир­мы Junkers либо СПЛ (самолет для подвод­ных лодок типа «К»).

22 февраля 1932 года Совет Труда и Обороны СССР принял поста­новление «По строительству ВМС РККА на 1932 г.», которым предписывалось заложить три эскадренных миноносца проекта 1 со сро­ком ввода их в строй к концу 1933 года.

Постройка и испытания

Корпус лидера «Ленинград» на стапеле завода № 190. 1933 год

Приказ о закладке кораблей по неутвер­жденному еще проекту 1 был подписан 1 декабря 1930 года, однако современные образцы вооружения для них еще только создавались, и закладку лидеров отложили. Два корабля серии, получивших название «Москва» и «Харьков», заложили 29 октября 1932 года на заводе № 198 им. А. Марти в Николаеве, а один — «Ленинград» — 5 ноября того же года на Северной судостроитель­ной верфи в Ленинграде. При­влекались также заводы по кооперации с су­достроительными: Ленинградский Ижорский (сталь, прокат), «Большевик» (орудия), Ленин­градский металлический имени И.В.Сталина (артустановки), Балтийский и Харьковский (турбины). Строи­тельство балтийского корабля продвигалось быстрее, чем черноморских, и «Ленинград» стал головным лидером серии.

Первый корабль серии «Ленинград» (заводской строительный номер С-450) был спущен на воду 17 ноября 1933 года. На тот момент он представ­лял собой лишь корпус, энергетическую ус­тановку и отдельные системы и механизмы. Вооружение, системы управления артилле­рийским огнем еще только разрабатывались или проходили испытания. На освободившемся после спус­ка «Ленинграда» стапеле завода 5 октября 1934 года был заложен следующий из лидеров — «Минск» (заводской но­мер С-471). Черноморские лидеры спустили на воду в 1934 году: «Харьков» (заводской строи­тельный номер С-224) — 9 сентября, а «Мос­кву» (С-223) — 30 октября.

Серьезной проблемой стало создание артиллерии главного калибра. Заказ на опыт­ный образец 130/45-мм установки, получив­шей обозначение Б-13, был выдан заводу «Большевик» 8 декабря 1930 года. Первые заводские испытания опытного образца при большой некомплектности орудия проводились в апреле — мае 1934 года, причем из-за спешки по сокращенной программе. В ходе их выявился ряд недо­статков и орудие возвратили на завод. Даже на повторных испытаниях в апреле 1935 года установка все еще оставалась не укомплек­тованной, однако ее все же приняли на вооружение и в 1935 году запус­тили в серийное производство.

Лидер «Москва» на стапеле

Зенитное вооружение лидеров разраба­тывалось на машиностроительном заводе № 8 имени М.И.Калинина. В сентябре 1932 года Техническое управление ВМС утвердило за­дание на проектирование. В марте 1934 года состоялись корабельные испыта­ния орудия, которые прошли неудачно. После доработки на заводе приступи­ли к серийному производству этой корабель­ной установки, получившей индекс 34-К. Изготовление опытного образца было завер­шено лишь в начале 1936 года. С 5 по 25 марта прошли полигонные испытания, а в июне — корабельные. Установка 34-К была принята на вооружение. От авиационного воору­жения на лидерах отказались уже в процессе их постройки, но устройства для установки самолета и стрелу для его спуска на воду и подъема сохранили.

В результате этих задержек «Ленинград» достраивался на плаву до осени 1936 года, затем после завершения монтажа вооружения, обо­рудования и систем у стенки завода, завод­ских и швартовых испытаний лидер был предъявлен Государственной комиссии. На первых же ходовых испытаниях корабль легко показал скорость 40 узлов, превысившую проектную. Однако при такой скорости стал возникать дифферент на корму до 1,5 м. При увеличе­нии производительности котлов и повыше­нии мощности скорость достигла 42 узлов, но и дифферент возрос до 2 м. Для вырав­нивания корабля на ходу приняли в носовую цистерну около 35 т забортной воды. После этого дифферент уменьшился, а скорость возросла на 0,5 узла. Вместе с тем выяснилось, что на режиме полного хода нос опасно задирался что не позволя­ло эффективно действовать системам во­оружения. На режиме среднего хода лидер плохо слушался руля, а на малых ходах во­обще не слушался.

Спуск на воду Лидера ЭМ «Москва»

После контрольных отстрелов на один борт артиллерией главного калибра выяснилось, что кор­пус получился слишком слабым, причем на­столько, что невозможно было действовать всей артиллерией одновременно. Опасные напряжения, возникавшие в районе стыков­ки полубака с корпусом, создавали риск пе­релома корабля пополам и выявилась необходимость в подкреплении корпуса. Высокая скорость также преподнесла свой сюрприз. Когда после первого цикла испытаний лидер поставили в док, то обна­ружилось, что все три его винта опасно де­формировались. Края лопастей были изъ­едены канавками шириной 15 мм и глуби­ной 20 — 25 мм. После официальной сдачи флоту 5 декаб­ря 1936 года корабль вернули к достроечной стенке завода № 190 для устранения обнаруженных дефектов. Эти работы продолжались до июля 1938 года.

Черноморские лидеры долгое время достраивались у стенки завода в Николае­ве, а затем с определенными трудностями были отбуксированы из Николаева по Бугу и морем в Севастополь — на сдаточную базу завода № 201. «Харьков» и «Москва» начали проходить испытания почти одновременно с «Ленинградом», но они за­тянулись до августа — ноября 1938 года.

После предварительных испытаний голов­ного лидера созрело решение срочно пере­проектировать корму, придав ей более пол­ные обводы, а также внести ряд других изме­нений. При этом рассчитывали уменьшить дифферент на корму и увеличить скорость хода. Новый проект в 1935 году он получил индекс 38. «Минск» изначально заложенный по проекту 1, достраивался уже по новому проекту, другие лидеры серии — «Киев» и «Тифлис» закладывались 15 января 1935 года на Николаевском заводе имени А. Марти уже изначально по проекту 38.

Описание конструкции

Боковой вид и план лидера эскадренных миноносцев типа проекта 1

Корпус

21.jpg

Корпус клепаной конструкции, с ограниченным применением сварки, изготавливался из листовой легированной маломарганцовистой стали, имевшей повышенную прочность с пределом текучести 40 кг/мм². В отдельных конструкциях (внутренних выгородках[4], обшивке изоляции, вентиляци­онных каналах) использовались сплавы алю­миния — дюралюминий и кольчугалюминий. Корабль имел высокий полубак, верхнюю палубу, носовую и кормовую платформы, а в районе между 16-м и 185-м шпангоутами имелось двойное дно. Между 16-м и 75-м шпангоутами разме­щались цистерны для топлива, масла и пита­тельной воды. На протяжении машинно-котельных отделений применялась продольная система набора корпуса, а в оконечностях поперечный набор корпуса. Основные водонепроницаемые переборки доходили до верхней палубы и делили корпус на 15 водоне­проницаемых отсеков. Согласно расчетам, затопление двух любых отсеков, в том числе и смежных, не могло привести к гибели ко­рабля. Обводы кормы были приняты по типу транца шлюпки, а отсутствующие кронштейны валов заменяли так называемые «штаны».

Силуэт лидера эсминцев имел острые обводы в носовой части и две наклонные дымовые трубы. Ран­го­ут[5] был пред­став­лен двумя мачтами. Для верхних надстроек также применялась марганцовистая сталь. Носовой и кормовой мостики, были оборудованы приборами управления кораблем и командно-дальномерными постами (КДП). Под носовым мостиком находилась трех ярусная носовая надстройка. В верхнем ярусе имелись главный командный пост (ГКП), ходовая и штурманская рубки. Под кормовым мостиком находилась одно ярусная кормовая надстройка. От полубака и за первую дымовую трубу размещались кожух дымовой трубы, камбуз и ростры для спасательных средств и размещения штатного гидросамолета типа СПЛ. Вторые ростры располагались у второй дымовой трубы.

Энергетическая установка и ходовые качества

Силовая установка механическая, трехвальная, с тремя двухкорпусными турбозубчатыми агрегатами Харьковского турбинного завода модели ГТЗА мощностью по 22 000 л.с. каждый и тремя водотрубными котлами треугольного типа с нефтяным отоплением. Расположение котлотурбинных групп по-эшелонное (от носа к корме): I котельное отделение (75—95 шп.), II котельное отделение (95—115 шп.), I машинное отделение (115—141 шп.), III котельное отделение (141—161 шп.), II машинное отделение (161—185 шп.).

422.jpg

Конструктивным отличием главных котлов высокой производительности с одно­сторонним расположением пароперегрева­теля являлось двухфронтовое отопление с 14 форсунками на каждом фронте и применение цельнокованых коллекторов вместо клепаных. Параметры пара за пароперегревателем составляли: температура 335°С, давление 21,5 кг/см². Поверхность нагрева котла равнялась 1582 м², а паропроизводительность до 135 т/час. В каждом котельном отделении размещалось по одному котлу и одному пароперегревателю. Продукты горения от котлов I и II котельных отделений выводились в первую дымовую трубу, III котельного отделения — во вторую.

ГТЗА состоял из двух активно-реактивных турбин (высокого и низкого давления) и одноступенчатой трехопорной зубчатой передачи. Для уменьшения массы агрегата попытались применить сварную зубчатую передачу, одна­ко такая облегченная конструкция оказалась ненадежной. И когда при испытаниях «Ленин­града» в 1936 году она сломалась, то ее заме­нили литой, но большей массы. На испытаниях каждого турбозубчатого агре­гата головного корабля было получено 26280 л.с. при 460 об/мин, турбины высоко­го давления 11370 л.с. при 3590 об/мин, тур­бины низкого давления — 14910 л.с. при 2790 об/мин и турбины заднего хода — 10650 л.с. при 360 об/мин. Две турбины располагались побортно в носовом машинном отделении и одна — в кормовом. Носовые турбины передавали вращение через бортовые валы, а кормовая турбина через средний валопровод на три трехлопастных винта фиксированного шага. Управление главными двигателями производилось в ручную с помощью переговорных труб и машинного телеграфа. Нормальный запас топлива (флотского мазута) составлял 210 т, что при следовании на скорости полного хода 40 узлов непрерыв­но в течение 25 ч обеспечивало дальность плавания 873 мили. Фактическая дальность плавания при экономической боевой скорости в 26 узлов составляла 2900 миль. Полный запас — 600 т, наибольший — 613,5т.

Как показала впоследствии практика, при­менение перегретого пара давлением 21 — 27 кг/см² на лидерах приводило к резкому уси­лению кислородной коррозии котлов и лопа­ток турбин, обострило проблему эксплуатации котлов (особенно пароперегревателей) при длительном бездействии. Кроме того, из-за незавершенности отработки конструкции и процесса горения пришлось ввести ограни­чения нагрузки котлов по топливу. Это было вызвано неустойчивой циркуляцией воды при полной форсировке котлов с включением всех 28 форсунок для быстрого развития полной скорости, что могло привести к пережогу и вы­ходу из строя трубок котла.

Вспомогательное оборудование

Электроэнергетическая система постоянного тока 110 В, получала питание от двух турбогенераторов мощностью по 50 кВт каждый и два резервных дизель-генератора мощностью по 30 кВт с распределительными станциями. Турбогенераторы размеща­лись в машинных отделениях, дизель-гене­раторы — в специальных помещениях и ко­тельных отделениях. Все электрические ма­шины, распределительные устройства, кабе­ли и аппараты были отечественного производства.

Паровая рулевая машина размещалась в румпельном отделении, а три штурвала — на мостиках и в боевой рубке. Рулевой гидравлический привод системы Дэвиса управлял одним полубалансирным рулем площадью 9,6 м², установленным позади среднего винта. Время перекладки руля от 0° до 250° на полном ходу составляло 16 секунд.

Якорное устройство включало два становых якоря системы Холла, один стоп-анкер, якорные цепи и шпили. Вес каждого (правого и левого) из становых якорей был 1860 кг, а вес стоп-анкера — 250 кг. Длина якорных цепей составляла от 186 м до 225 м. Носовые и кормовые шпили ли­деров — паровые, однопалубные; шпилевые машины — двухцилиндровые, сдвоенные, го­ризонтального типа, мощностью 62 л.с. Шпилевые машины обеспечивали скорость выбирания якорной цепи 12 — 15 м/мин.

Штурманское вооружение: гирокомпас «Курс» (либо ГУ-М-1, модель 1), 127-мм магнитные компасы, а так­же 75-мм шлюпочный компас, лаг ГО марки 3 (модели 1 или 2), лаг типа «Гаусс», эхолот ЭЛ ЗШП, механический лаг типа «Томпсон» марки IV и ручные лоты. Магнитные компасы устанавливались на высоком нактоузе (главный компас), на низ­ком нактоузе (путевой компас) и на настоль­ной плите (рубочный компас).

Спасательные средства включали: 1 моторный катер весом 2,5 т грузоподъемностью 1,5 т с мотором ЗИС-5; 1 моторный рабочий бот весом 2,4 т грузоподъемностью 2,8 т с мо­тором ЗИС-5; три шестивесельных яла; два двухвесельных яла (или один четырехве­сельный ял), спа­са­тель­ные круг­и.

Грузоподъемные устройства: шлюпбал­ки для моторного катера (грузоподъемностью до 1000 кг), для катеров (1800 - 2000 кг), для шестивесельных ялов, параванные балки грузоподъемностью 400 кг, съемная балка для погрузки головных частей торпед грузоподъемностью 300 кг, стрела у грот-мачты для подъема и спуска самолета гру­зоподъемностью от 1500 до 2700 кг со скоростью подъема от 1,5 до 9 м/мин.

Экипаж и обитаемость

Общая численность экипажа по проекту составляла 250 человек из них 15 офицеров и 44 старшины. Каюты старшего комсостава (командира и комиссара корабля, командования соединения) и штабная каюта размещались в нижнем ярусе носовой надстройки. В ее среднем ярусе располагалась запасная каюта флагмана. В нос и корму от машинно-котельных отделений располагалась жилая палуба. Офицерские помещения размещались в ее носовой части, а матросы жили в кубриках в носу и в корме. В кормовой надстройке расположили санитарные помещения младшего начсостава и команды.

Вооружение

Главный калибр

Установка Б-13-2С в военном музее в пос. Коккорево.

Лидеры проекта 1 вооружались пятью 130-мм артилле­рийскими установками Б-13 первой («Ленин­град») и второй («Москва» и «Харьков») се­рий с длинной ствола 50 калибров. Установки располагались в диаметральной плоскости две на баке, одна за носовой надстройкой и две в корме. Каждое орудие в палубной установке имело щит из противопульной брони толщиной 13 мм. Расчет орудия включал 11 человек заряжение осуществлялось вручную. Скорострельность установки, в зависимости от угла возвышения, составляла 6-10 выстрелов/мин. Угол вертикального наведения от -5° до +45°. Начальная скорость снаряда 870 м/с, дальность стрельбы до 27,5 км.

В боезапас орудий главного калибра входили осколочно-фугасные, полу­бронебойные снаряды, дистанционные гранаты весом 33,5 кг, ныря­ющие снаряды весом 33,14 кг и осветительные весом 34,5 кг. Боекомплект, из расчета 150 выстрелов на ствол (200 в перегруз), разме­щался в пяти артпогребах. Его подача осуществлялась двумя элеваторами (один для зарядов, другой для снарядов) на каждое орудие; в случае отказа имелись трубы для ручной подачи. Вместимость кранцев первых выстрелов — 5 выстре­лов на орудие.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

По утвержденному проекту зенитное вооружение составляли две 76,2-мм универсальные палубные установки 34-К, две 45-мм полуавтома­тические установки 21-К и четыре 12,7-мм пулемета ДК-32.

Установки 34-К и приборы управления огнем на лидере «Харьков»

Одноствольные 76-мм универсальные установки 34-К с длинной ствола 55 калибров и, располагались побортно на крыше кормовой надстройки. Они оснащались щитами из противопульной брони толщиной 13 мм. Скорострельность установки составляла 15 выстрелов/мин. Угол вертикального наведения от -5° до +85°, а углы горизонтального обстрела обоих установок — от 20° до 180° на оба борта. Начальная скорость снаряда 800 м/с, дальность стрельбы до 14,6 км, досягаемость по высоте — 9 км. Подача боезапаса осущес­твлялась механически или вручную. Боезапас по норме составлял 350 выстрелов на орудие, в перегруз брали 846 выстрелов(по вместимости погребов). Два кранца первых выстрелов вмещали по 24 выстрела и два — по 4.

Одноствольные 45-мм универсальные полуавтоматы 21-К с длинной ствола 46 калибров, размеща­лись побортно на палубе нижнего яруса носовой надстройки и обеспечивали обстрел воздушных целей с носовых курсовых углов. Эти установки не имели противоосколочных щитов и механических приводов наводки. Расчет орудия состоял из 3 человека. Их скорострельность составляла 25 выстрелов/мин. Угол вертикального наведения от -10° до +85°. Начальная скорость снаряда 740 м/с, дальность стрельбы до 9,2 км, а досягаемость по высоте — 6 км.

12,7-мм пулеметы ДК-32, располагались побортно два на командном мостике и два на вторых (шлюпочных) рострах. Режим огня — только автоматический, темп стрельбы — 125 выстрелов/мин. с последующим перерывом для охлаждения ствола. Прицельная дальность стрельбы доходила до 3 км, а потолок до 2 км. Питание пулеметов ленточное, в ленте 50 патронов. Расчет пулемета включал 2 человека. Пулеметы имели дульный тормоз, амортизатор отката на станке, плечевой упор и систему ручного управления с оптическим прицелом.

Минно-торпедное вооружение

533-мм торпедный аппарат Н-7

Торпедное вооружение лидеров составляли два установленных в диаметральной плоскости четырехтрубных 533-мм торпедных аппарата Н-7. Аппараты палубные поворотные с углами разворота от 30° до 90° на оба борта. Четыре трубы аппарата Н-7 закреп­лялись на платформе жестко, без растворе­ния. Механизм го­ризонтального наведения располагался на боковой площадке и имел электрический и ручной приводы для дистанционной наводки. Скорость вращения электромотором — 6°/с, вручную — 2°/с. Аппараты имели возможность вести залповую стрельбу от прибора управления торпедной стрельбой (ПУТС) торпедами типов 53-38, 53-38У и 53-39. Установка глубины и режима хода торпеды производилась с казенной части торпедного аппарата командиром отделения торпедистов. Боезапас состоял из 16 торпед, из них 8 в погребе и по 4 в каж­дом аппарате.

На проложенных по палубе рельсах могло размещаться до 84 ударно-механических якорных мин образца 1926 года. Наибольшая глубина места постановки составляла 130 метров, наименьшее 18 метров. Минимальный минный интервал доходил до 41 метра при наибольшей скорости хода при постановке мин в 24 узла.

Противолодочное, противоминное и химическое вооружение

Для борьбы с подводными лодками слу­жили расположенные у кормового среза вехней палубы бомбосбрасы­ватели для 20 глубинных бомб ББ-1. Бомба обеспечивала установку глубины взрыва от 10 до 210 метров, а радиус поражения составлял от 8 до 20 метров.

Для тральных работ предназначались два па­равана-охранителя типа К-1. Установленные в носовой части, они на скоростях 14 — 22 уз­лов подсекали якорные мины в полосе 70 м (по 35 м с каждого борта).

Лидеры оснащались тремя комплектами дымаппаратуры ДА-1, одним кормо­вым комплектом ДА-2 и 12-ю ды­мовыми шашками МДШ. Дымаппаратура ДА-1 паронефтяная (дымвещество — мазут), имела выхлоп через дымовую трубу при производительности 50 кг/мин. Высота завесы составляла 40 - 60 метров. Дымаппаратура ДА-2 монтировалась на корме и являлась кислотной — в качестве дымообразующего вещества в них использовалась смесь C-IV (раствор сернистого ангидрида в хлорсульфоновой кислоте), которая с помощью сжатого воздуха подавалась к форсункам и распылялась в атмосферу. В качестве дымообразователя в шашке МДШ использовалась твердая дымовая смесь на основе нашатыря и антрацена. При длине 487 мм и массе 40-45 кг, время ее работы составляет восемь минут, а создаваемая дымовая завеса достигает 350 метров в длину и 17 метров в высоту.

Противо­химическая защита обеспечивалась фильтровентиляционными установками, фильтрами ФП-300 (8 штук) и индивидуальными проти­вогазами для личного состава.

Система управления огнем

Главный дальномерный пост

Ввиду отсутствия современной отечественной базы приборы управления стрельбой (ПУС) для лидеров типа «Ленинград» пришлось в 1931 году заказать итальянской фирме «Галилео». Система позволяла вести огонь артиллерии главного и зенитного калибра, а также по временно скрывающейся морской цели. Основным элементом схемы являлся центральный автомат стрельбы, который позволял определить эле­менты движения цели. Помимо главной в комплект ПУС входила вспомогательная «централь», визиры центральной наводки (ВЦН), командно-дальномерный пост (КДП) и кормовая дальномерная рубка.

Информация о цели шла в систему управления стрельбой от дальномеров КДП, дальномерной рубки и ночных визиров центральной наводки. Данные о курсе своего корабля автоматически поступали от гирокомпаса «Курс». На основе поступавших данных центральный автомат управления стрельбой главного калибра (счетно-решающий прибор) вырабатывал координаты, скорость и курсовой угол цели, одновременно выдавая углы горизонтальной и вертикальной наводки орудий. Помимо управления огнем главно­го калибра он имел схему выработки торпед­ного прицельного угла и мог применять­ся в качестве торпедного автомата стрель­бы.

Кормовой дальномерный пост

Управление стрельбой зенитной артиллерии осуществлялось вспомогательной «централью», которая на основе данных поступавших из дальномерной рубки с трехметровым даль­номером вырабатывала наклонную дальность до воздушной цели. Это оборудование оказалось для выполнения своих задач совершенно непригодным. Единственным предназначением дально­мерной рубки было определение наклонной дальности до воздушной цели, но сама руб­ка не имела стабилизации, что в совокуп­ности с ручным приводом наведения и низ­ким качеством дальномера фирмы «Галилео» делало сопровождение воздушной цели на качке делом весьма сложным, а ошибку измерения дальности очень большой.

Ко времени достройки лидеров из прибо­ров управления торпедной стрельбой (ПУТС) имелись лишь системы Гейслера типа ГАК-1 и ГАК-2 ленинградского завода «Электроприбор». Эти системы не соответствовали современным требованиям. Поэтому на лидерах типа «Ленинград» пришлось уста­новить ПУТС итальянской системы «Галилео», который позволял решать торпедный треугольник, производить наводку, как аппаратную, так и кораблем и дистанционное управление торпедной стрельбой. В схеме была предусмотрена цепь торпедной стрельбы, которая обеспечивала залповую стрельбу торпедами с интервалом между вы­стрелами, изменяемым специальным прибо­ром (пульсатором) в пределах 0.5 — 3 с.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

В качестве радиопередатчиков дальней и ближней связи устанавливались «Шторм-М», «Бухта», «Бриз», а радиоприемников — «Ме­тель» (2 шт.), 45-ПК-1, «Вихрь» и «Дозор» (2 шт). Основной радиопередатчик «Шторм-М» обеспечивал дальность связи недлинных волнах до 600 миль, а на коротких — до 3000. Для оперативной связи служил радиоприе­мопередатчик «Рейд»; на случай десантных операций — радиостанция 6-ПК и полевые телефонные средства типа УНА-Ф-31 и по­левой кабель.

Из гидроакустических средств связи и наблюдения имелась шумопеленгационная станция (ШПС) «Посейдон». ШПС предназначалась для пассивного обнаружения целей, путем регистрации и классификации их шумов. Станция обеспечивала обнаружение цели «на стопе» по структуре шумо-сигнала на дальности от 740 метров до 2,5 км, точность пеленгования колебалась в пределах 5-10°, причем саму дистанцию до цели ШПС определить не могла.

Для светосигнализации и визуальной свя­зи и наблюдения служили 90-см прожекторы фирмы «Галилео», 45-см сигнальные прожек­торы, фонари системы Семенова, аккумуля­торные фонари типа «Ратьер», стереотрубы, бинокли, пистолеты Верри, сигнальные фла­ги, сигнальные ракеты.

Модернизации и переоборудования

  • Летом 1941 года кораблях уста­новили временную систему размагничиваю­щих устройств. На черноморских лидерах «Харьков» и «Москва» установили по шесть 37-мм авто­матов 70-К.
  • В сентябре 1941 года на «Харьков» был установлен первый на Черноморском флоте морской ко­рабельный радиомаяк (МКР), связанный с работающим на него береговым радиомая­ком направленного действия и радиопеленгатор РБ-38.
  • Зимой 1941-1942 на «Ленинграде» смонтировали штатную систему размагничивания ЛФТИ и за­щитная амортизация приборов, осуществлено подкрепление корпуса. На юте смонтировали одну 76-мм палуб­ную зенитную систему 81-К с коробчатым щитом толщиной 8 мм с линкора «Марат» и спаренный 37-мм полуавтомат С-30. На носовой надстройке побортно и также побортно на палубе полу­бака установили четыре 37-мм установки 70-К. В корме установили три шточных бомбомета БМБ-1.
  • В начале 1945 года на лидере «Ленинград» установили РЛС обнаружения 291 и SF.

Построенные корабли

Название корабля Место строительства Заложен Спуск на воду Ввод в строй Служба Судьба
«Ленинград» Завод № 190 им. А.А. Жданова 5 ноября 1932 года 18 ноября 1933 года 5 декабря 1936 года Балтийский флот ВМФ СССР Участвовал в советско-финской войне 1939-40 года. Участвовал в операциях Великой отечественной войны 1941—45 года. 12 января 1949 переклассифицирован в эскадренный миноносец. 18 апреля 1958 выведен из боевого состава. В мае 1963 года при отработке нового ракетного корабельного комплекса потоплен крылатой ракетой П-35 крейсера «Грозный» в Белом море вблизи Соловецких островов.
«Москва» Завод № 198 имени А.Марти 29 октября 1932 года 30 октября 1934 года 7 августа 1938 года Черноморский флот ВМФ СССР Участвовал в операциях Великой отечественной войны 1941—45 года на Черном море. 26 июня 1941 года погиб в ходе набега корабельной ударной группы из четырех кораблей Черноморского флота ВМФ СССР на Констанцу во время приграничных сражений в Молдавской ССР
«Харьков» Завод № 198 имени А.Марти 19 октября 1932 года 9 сентября 1934 года 10 ноября 1938 года Черноморский флот ВМФ СССР Участвовал в операциях Великой отечественной войны 1941—45 года на Черном море. Погиб 6 октября 1943 года от действий немецкой авиации в ходе набега отряда советских кораблей и катеров на Южное побережье Крыма.

Этот корабль в искусстве

В игре World of Warships лидеры эскадренных миноносцев проекта 1 представлены советским премиумным эсминцем VII уровня Ленинград.

См. также

Примечания

  1. Военно-Морские Силы Рабоче-крестьянской Красной армии
  2. Научно-технический комитет Управления Военно-морских сил — структурное подразделение в Военно-морском флоте на который возлагалось рассмотрение проектов новых кораблей и их боевого вооружения и снабжения.
  3. Революционный военный совет СССР — высший коллегиальный орган управления и политического руководства Рабоче-крестьянской Красной армией (РККА) в 1918—1934 годах.
  4. Выгородка — ограниченных размеров помещение на судне, предназначенное для установки отдельных механизмов, приборов и т. п.
  5. Рангоут — совокупность сооружений из металлических труб, профилей и листов, установленных на верхней палубе корабля и прочно соединенных с его корпусом.

Литература и источники информации

Литература

  • Качур П.И. Лидеры типа «Ленинград». — Морская коллекция. — Москва: 1998.
  • Качур П.И. «Гончие псы» Красного флота «Ташкент», «Баку», «Ленинград». — Москва: Яуза ЗКСМО, 2008. — ISBN 978-5-699-31614-4
  • Платонов А.В. Советские миноносцы. — СПб: Галея Принт, 2003. — ISBN 5-8172-0078-3

Ссылки

Галерея изображений

Категория: