Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Лидеры эскадренных миноносцев типа Mogador

Лидеры эскадренных миноносцев типа Mogador

Перейти к: навигация, поиск
тип Mogador
Mogador.jpg
Постройка и служба
ед. Заказано
ед. Построено
1935 — 1938 гг. Годы постройки
1938 — 1944 гг. Годы службы

  • Верфь Arsenale de Lorient;
  • Фирма Ateliers Chantiers.
Место строительства
Общие данные
3045 / 3643 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
137,45 / 12,57 / 4,74 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)

  • 2 ТЗА Rateau-Bretagne;
  • 4 паровых котла Indret.
Энергетическая установка
43,78 узл. Скорость хода
4345 миль Дальность плавания
Бронирование
10 / 10 / / 10 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
Вооружение

Главный калибр

Зенитное вооружение

Торпедно-минное вооружение

  • 2 × 3-трубных ТА;
  • 2 × 2-трубных ТА.

Противолодочное вооружение

  • 2 мех. БС для ГБ;
  • 4 малых БС для ГБ.
Построенные корабли
Volta.jpg
Тип Mogador — серия французских лидеров эсминцев, в классификации ВМС ФранцииСontre-torpilleurs (рус. Контр-миноносцы). Построено два корабля серии: Mogador и Volta. Корабли предназначались для ведения разведки в океанских водах и совместных операций с линкорами типа Dunkerque. Считались одними из лучших кораблей в своём классе. После начала Второй Мировой войны выполняли задачи по охране британских конвоев. Оба корабля были затоплены экипажами 27 ноября 1943 года. В дальнейшем предпринимались попытки по восстановлению кораблей. Оба корабля в 1948 — 1949 годах разрезаны на металл.

Общие сведения

"Карманный линкор" Deutschland

В 1930 году в развитии французского противоэсминного флота произошли значительные изменения. В апреле этого года в Лондоне было подписано второе, после Вашингтонского, международное соглашение об ограничении строительства кораблей. Этим соглашением ограничивалось строительство не только для линейных сил, но и для кораблей других классов. Франция не поддерживала жёсткие ограничения в каждом классе, однако её экономика вряд ли выдержала бы конкуренцию с такими странами как Англия или США, если бы началась эскалация гонки вооружений.

В связи с этими событиями, руководство ВМС Франции отказалось от дальнейшего строительства лидеров эсминцев типа Le Fantasque по программе 1931 и 1932 годов. Освободившиеся финансы были переведены на строительство быстроходного линкора Dunkerque, строившемуся в противовес немецкому «карманному линкору» Deutschland. Взамен эсминцев решено было строить крейсера. На верфи поступил заказ на новый 7600-тонный крейсер Georges Leygues. Судостроительные предприятия Франции на тот момент оказались полностью загруженными, при этом предыдущие 12 лидеров еще не сошли со стапелей.

История создания

Предшественники

Предшественниками лидеров типа Mogador считаются лидеры эсминцев типа Le Fantasque. Они считались лучшими кораблями в своём классе. Эти лидеры имели увеличенную огневую мощь и самую высокую скорость среди своих одноклассников. Кораблём Le Terrible на ходовых испытаниях была достигнута скорость 45,02 узла, что до сих пор считается высоким показателем.

Предшественник лидеров Mogador - лидер Le Fantasque

Вооружённые новейшими 138,6-мм орудиями модели 1929 года, они могли вступать в противостояние даже с крейсерами предполагаемого противника. После окончания их строительства, Франция до 1934 года не строила кораблей класса лидер. Лишь в 1934 году были заложены два корабля типа Mogador.

Предпосылки к созданию

В годы Первой Мировой войны ВМС Франции играли незначительную роль по сравнению с другими государствами. Занимающий по мощности пятое место в мире, французский флот был очень несбалансированным в лёгких силах. В состав флота входило два десятка броненосных крейсеров и столько же устаревших бронепалубных крейсеров. В то же время, в составе флота не было ни одного современного лёгкого крейсера. Самыми крупными эсминцами в составе ВМС Франции были 800-тонные эсминцы, вооружённые 100-мм и 65-мм орудиями.

Эти корабли отставали по всем параметрам от британских и австро-венгерских эсминцев. Австро-Венгрия имела в своём составе эсминцы типа Tátra, которые часто взаимодействовали с крейсерами типа Novara. Крейсера могли без проблем догнать и уничтожить 800-тонных противников. Все эти факторы не позволяли Франции играть главную роль в морских сражениях Первой Мировой войны и чаще всего выполняли вспомогательные задачи, опираясь в боях на более мощные британские лёгкие крейсера и итальянские эсминцы.

Первый контр-торпиллер Amiral Senes,- бывший германский S 113

После завершения войны, во Франции резко изменилась кораблестроительная политика. Учитывая опыт Первой Мировой войны, Морское министерство приступило к радикальному обновлению флота. Помимо всего прочего, это обновление подразумевало усиленное развитие класса эскадренных миноносцев. В результате репарации германского флота Франции достался недостроенный эсминец S 113, впоследствии названный Amiral Senes. Этот корабль был значительно крупнее одноклассников того времени, - имел 2060 тонн водоизмещения и был вооружён четырьмя 150-мм орудиями. Трофейный эсминец произвёл сильное впечатление на руководство французского флота. Было решено, что именно подобные корабли должны составлять, как минимум, половину торпедных сил.

Такое решение обесценивало мощь лёгкого флота нового потенциального противника - Италии и компенсировало недостаток лёгких крейсеров во флоте Франции. Имея в составе флота эсминцы водоизмещением 1200 - 1370 тонн, французы придумали новое название класса для строящихся кораблей - «контр-миноносцы» или «истребители эсминцев» (contre-torpilleurs). В других странах такие корабли обычно классифицировались, как «лидеры».

Такая французская классификация наиболее точно отражала предназначение корабля. Контр-миноносцы не предназначались для лидирования эсминцев. Их планировалось использовать в составе однородных дивизионов по три единицы в группе. Ещё более подходящим для этого класса кораблей считается название «супер эсминцы», широко распространённое в западных странах. В советской классификации такие корабли назывались «лидерами». Основными функциями этих кораблей являлись разведка, в том числе разведка боем, борьба с лёгкими силами противника и торпедные атаки вражеских линкоров.

С 1922 по 1930 годы было построено 30 контр-миноносцев, что составляло 10 дивизионов. Эти корабли не являлись точной копией немецкого S 113, его 150-мм калибр был признан чрезмерным и на французских контр-миноносцах типа Jaguar было установлено пять 130-мм орудий. На следующей серии кораблей этого класса - Guépard[1], были установлены уже 138,6-мм орудия, что стало стандартом на десяток лет.

Проектирование

Общий план-схема лидеров типа Mogador

По программе 1932 года предполагалось строительство только одного контр-миноносца. Он предназначался для замены устаревшего трофейного Amiral Senes. Для действий в составе группы, возглавляемой крейсером Dunkerque, требовался разведчик с большим радиусом действия, высокой скоростью и мощным вооружением. Предварительный проект представлял собой улучшенный Le Fantasque. Основное различие заключалось в размещении орудий - вместо 5 одиночных орудий, как на Le Fantasque, в проекте планировалось разместить шесть таких же орудий в двух-орудийных установках.

В конце 1931 года Палатой депутатов французского парламента была принята программа кораблестроения, в которую был включён «океанский разведчик» с условным обозначением DA-22. Однако планы по постройке этого корабля не были реализованы. По инициативе США и Англии, за столом переговоров встретились оппоненты по средиземноморскому региону — Франция и Италия. В результате встречи было принято соглашение об ограничении наращивания морских вооружений[2]. По этому соглашению страны были обязаны ограничить производство морских вооружений, а затем начать частичное разоружение.

Опираясь на это соглашение французский парламент принял решение остановить все военные кораблестроительные программы до конца 1933 года. Несмотря на это, работа в конструкторских бюро не прекращалась. Подвергался изменениям и проект «океанского разведчика».
План-схема корпуса Mogador
Несмотря на то что корпус и механическая часть оставались без изменений, вооружение было усилено до восьми 130-мм орудий в четырёх спаренных башнях. Уменьшение калибра не влияло на огневую мощь, так как скорострельность этих орудий была выше, чем у 138,6-мм. Проектное стандартное водоизмещение равнялось 2713 тоннам, нормальное достигало 2936 тонн. Этот вариант корабля не подошёл, на флоте не захотели снижать калибр артиллерии.

Окончательный вариант вооружения представлял собой три двух-орудийных башни с высокой механизацией с 138,6-мм орудиями. Решение о механизации башен было принято по понятным причинам - вес 138,6-мм снаряда составлял около 40 кг и производить заряжание орудия вручную, особенно в непогоду, было проблематично. Механическая подача обеспечивала подъём снарядов из погребов в надстройки возле орудий, откуда их доставляли к орудию уже вручную. Но для эсминцев скорострельность орудий являлась одним из важнейших факторов, поэтому французские конструкторы разработали для контр-миноносцев оригинальную конструкцию в виде кольцевого желоба, окружавшего орудие, на котором располагались снаряды. При любом горизонтальном угле наведения процесс заряжания занимал минимум времени, а матросам не приходилось передвигаться с тяжёлыми снарядами в руках по палубе. Но у этой системы были и минусы — возле орудия было мало свободного места, а также возрастал риск детонации выложенных в желобе снарядов при вражеском огне. Для двух-орудийной установки вариант с желобом не подходил, так как пришлось бы делать кольцо диаметром 6,5 метров.

Окончательный вариант проекта Mogador

Учитывая все нюансы, инженеры разработали промежуточный, между механической подачей и башенной системой, вариант. Фирмой «Сен-Шамон» был предложен вариант башенноподобной установки орудий, с неподвижной подачей в центре вращения. Снаряды в этом варианте укладывались на зарядные лотки с автоматическим досыланием, которые вращались вместе с орудиями. Ранее эта система разрабатывалась для 130-мм орудий, а осенью 1932 года она получила одобрение на применение с 138,6-мм орудиями. Как оказалось позже, система оказалась не очень удачной.

К корпусу, его обводам и компоновке выдвигались требования об улучшении мореходности, для возможных действий в океане. За основу была взята серия контр-миноносцев Le Fantasque, были увеличены размеры и удлинён полубак. В начале 1933 года чертежи корпуса были готовы, в проекте вес корпуса составлял 1200 тонн. В целом конструкция нового корабля оказалась более прочной, чем у прототипа. Внедрение башенных установок позволило сэкономить вес за счёт уменьшения палубных надстроек. В реальности надстройкой, как таковой, являлась только передняя, где размещались системы управления стрельбой и кораблём. Снижение веса палубных надстроек и уменьшение их высоты, позволило увеличить параметр остойчивости корабля.

Cхема набора корпуса Mogador

За несколько лет, прошедших после строительства серии Le Fantasque произошли прогрессивные изменения в механических установках. Теперь при той же массе турбин и котлов, можно было получить мощность не 74 тыс. л.с., а 92 тыс. л.с. Это не только компенсировало рост водоизмещения, но и позволяло увеличить проектную скорость с 37 до 39 узлов. В 1930-е годы активно обсуждалась и система бронирования проектируемых кораблей. Предлагались разные варианты - от локальной защиты важных узлов корабля до тотального бронирования всего корпуса. Так, в СССР, в одном из проектов лидеров, планировалось защитить корпус на уровне ватерлинии 60-мм поясом, поверх которого располагалась палуба с бронёй до 40 мм.

На этом фоне бронирование французских контр-миноносцев казалось более чем скромным. Предполагалось бронирование 22-мм листами гомогенной брони рубки и других частей передней надстройки. При этом возрастало водоизмещение на 100 тонн и центр тяжести корабля смещался выше, из-за чего уменьшалась метацентрическая высота и остойчивость. Для нивелирования такого эффекта пришлось бы увеличивать ширину корпуса, а это выливалось в увеличение финансовых затрат.

Общий вид и поперечные разрезы лидера Mogador

Кроме этого, руководство флота имело требование по ограничению водоизмещения - при превышении 3000 тонн корабль попадал бы в категорию крейсеров[3]. Хотя по Лондонскому соглашению общее водоизмещение кораблей ВМС Франции не ограничивалось, но эсминцы и миноносцы разрешалось заменять через 16 лет, а крейсера - через 20.

В связи с этим проект лишился и бронирования и катапульты для гидросамолёта, который был бы полезен для корабля-разведчика. Помимо ограничений по весу, было рассчитано, что при повороте катапульты для старта самолёта перпендикулярно к корпусу корабля, остойчивость последнего снижалась до опасных пределов.

Вместо вышеописанных внедрений, морское министерство предложило разместить четвёртую спаренную 138,6-мм орудийную установку. Конструкторам удалось реализовать это предложение, вследствие чего увеличилось водоизмещение на те же 100 тонн и снизилась скорость на 0,7 узлов. Боезапас увеличили со 100 до 150 снарядов на орудие. Окончательный проект был представлен и утверждён в министерстве в марте 1934 года. Стандартное водоизмещение по проекту составляло 2880 тонн, однако в этой цифре не учитывались обязательные 48 тонн резервной воды для котлов и 55 тонн воды в рабочем состоянии. К таким ухищрениям прибегала не только Франция, но и другие страны, причём занижая показатели куда более значительно.

Постройка и испытания

Mogador на постройке

После того как в Германии, осенью 1932 года, состоялась закладка третьего «карманного линкора» Admiral Graf Spee, во Франции в ответ анонсировали постройку второго линейного крейсера, позже получившего название Strasbourg. После постройки его планировалось использовать как основу второй поисково-ударной группы, и в эту группу требовался свой лидер-разведчик.

В конце 1934 года был выдан заказ верфи ВМС в Лориане и фирме Ateliers Chantiers в Нанте на два контр-миноносца. Корабли получили названия Mogador и Volta. Первый из них назван в честь сражения, за крепость Могадор, в Марокко, в 1844 году. Это название носил также фрегат, построенный в 1848 году. Второй корабль назван в честь итальянского физика Алессандро Вольта (1745-1827). Это имя носили ранее три корабля - корвет, постройки 1855 года, авизо 1867 года и подводная лодка 1911 года. Корвет был флагманским кораблём адмирала Курбэ и принимал участие в сражении при Фучжоу. В связи с 50-летием этого события и было принято решение дать контр-миноносцу такое имя.

Закладку кораблей не смогли произвести вовремя из-за дефицита стали. Первые работы на стапелях начались лишь осенью 1935 года. В строительстве кораблей широко использовались сварочные работы. К 1 января 1936 года готовность корпусов составляла у Mogador - 24%, а у Volta - 18%. Затем строительство кораблей снова застопорилось, - во Франции часто бастовали судостроительные рабочие, не только на частной фирме в Нанте, но и на государственном предприятии в Лориане. При этом подрядчики вовремя выполняли свои заказы по поставке оборудования для кораблей, но его ещё некуда было устанавливать. Например котлы прибыли в Лориан в сентябре 1936 года, но им пришлось пролежать на причале в ожидании установки несколько месяцев. Проблемы с забастовками привели к тому, что Mogador был готов к заводским испытаниям лишь в январе 1938 года, а Volta ещё позже - в апреле 1938 года.

Ходовые испытания показали хорошие результаты. Однако с вооружением дела обстояли плохо - укомплектовать артиллерией к маю 1938 года удалось только Volta. Технически сложные орудийные установки при стрельбе давали сбои, реальная скорострельность составила от 3 до 4 выстрелов в минуту. Такой темп стрельбы из 138,6-мм орудий соответствовал началу 1890-х годов. Новейшие восьмиорудийные контр-миноносцы уступали своим пятиорудийным предшественникам в два раза по весу выпущенного в минуту металла. Оказалось что при конструировании и производстве башенных установок, фирма «Сен-Шамон» допустила ряд ошибок. Проблема заключалась в полуавтомате заряжания с пружинным досылателем, который оказался слишком слабым, поэтому снаряд и гильзу с зарядом часто заклинивало.

Volta на стапеле

Представители фирмы изменили конструкцию зарядных лотков и усилили досылатель на установках для головного корабля Mogador. Вскоре монтаж установок на корабль был завершён и в июне 1938 года были проведены приёмные испытания. На этот раз автоматика во время стрельбы работала более чётко, но только на малых углах возвышения.

К тому времени международная обстановка стала очень сложной - существовала высокая вероятность начала войны с Германией. Так как строящиеся корабли предназначались для групп противодействия «карманным линкорам», то оба контр-миноносца были спешно приняты в состав флота в августе-сентябре 1938 года. Артиллерия вступивших в строй кораблей всё ещё не соответствовала контрактным значениям. Было рекомендовано произвести на Volta те же модификации орудийных установок, что и на Mogador. Фирма «Сен-Шамон» взяла на себя обязательство разработать и изготовить в течении года принципиально новую систему автоматики заряжания.

У командования флота не было столько времени, поэтому было решено выходить из положения самостоятельно. Для контроля за проблемой на месте, на Volta прибыл адмирал Колэн, начальник отдела Генштаба, куратор строящихся кораблей. После мелких переделок, орудия Mogador смогли выдать в сумме 60 выстрелов в минуту, что составляло 7,5 выстрелов в минуту на орудие. Однако такой темп стрельбы мог поддерживаться только при углах возвышения не более 10°. Прошёл почти год со времени первых испытаний но контр-миноносцы нельзя было считать полностью готовыми.

Несмотря на все существующие недостатки и проблемы, весной 1939 года оба корабля были зачислены в состав флота. Вместо традиционного завершающего пробега большой протяжённости, корабли приняли участие в интенсивных учениях. После этого Mogador и Volta начали свою службу.

Описание конструкции

Корпус

Корпус Mogador

Обводы корпуса лидеров типа Mogador, в целом повторяли их предшественников — лидеров типа Le Fantasque, но набор выполнялся более прочным, так как новые лидеры планировалось использовать в океанских водах. Внешняя и внутренняя обшивка, а также главная палуба и переборки изготавливались из качественной судостроительной стали прочностью 60 кг/см². Остальные части корабля изготавливались из обычной стали прочностью 50 кг/см². Увеличения водоизмещения в связи с усилением конструкции удалось избежать, изготовив перегородки кают и кубриков, а также некоторые части надстройки, из дюралюминия.

Бронирование на кораблях типа Mogador отсутствовало, лишь части погребов боезапаса, выступающие над водой были прикрыты тонкими стальными листами, которые защищали только от попадания осколков. Все связи корпуса и обшивка соединялись клёпкой, а конструкции надстроек и внутренних переборок практически везде соединялись при помощи сварки. Форма корпуса выглядела достаточно просто - в средней части борта были перпендикулярны к поверхности воды. Одну треть длины корабля занимал полубак, борта которого имели небольшой развал, увеличивающийся к носу. Палуба полубака имела небольшой подъём к форштевню.

Схема носовых элементов корпуса Mogador

Набор корпуса производился по продольной системе. Основную прочность корпусу придавали стрингеры - по 14 с каждой стороны киля. Шесть главных стрингеров имели номера от 1 до 6, нумерация велась от киля. Эти стрингеры были полностью водонепроницаемыми. Кроме внешней обшивки, для большей прочности корпуса, на внутреннюю часть стрингеров крепились массивные продольные полосы, имевшие ширину 350 мм и толщину от 6 мм в середине, до 8 мм в оконечностях. Промежуточные стрингеры не изготавливались водонепроницаемыми и не усиливались верхними полосами.

Для усиления оконечностей корпуса было применено конструктивное новшество - примерно в районе погребов к главным переборкам крепились мощные конструкции из угольников, соединяющие стрингеры и палубу. К нижней части угольников крепились продольные переборки. Такая конструкция придавала корпусу дополнительную прочность.

Схема кормовых элементов корпуса Mogador

Вертикальный киль корабля был изготовлен из двух склёпанных между собой угольников размерами 100 × 80 × 11 мм. Под стальным килем был установлен деревянный брус фальшкиля толщиной 40 мм и высотой 150 мм. Горизонтальный киль представлял собой закруглённые к бортам листы 20-мм стали, к которым присоединялись угольники горизонтального киля.

Поперечный набор состоял из 74 шпангоутов, по 1,8 м шпация. Корпус был разделён 12-ю водонепроницаемыми переборками расположенными на 0 и 5 шпангоуте, между 10 и 11 шпангоутами, на 17, 25, 33, 41, 49, 54, 59 шпангоутах, между 64 и 65 шпангоутами и на 71 шпангоуте. Все переборки доходили до верхней палубы. Отсеки между переборками обозначались буквами от A до M, обозначение начиналось с кормы.

Из-за борьбы с лишним весом, толщина обшивки в разных участках корпуса значительно отличалась. Полубак обшивался листами толщиной 6 мм, пояс ниже уровня верхней палубы в носу имел толщину 8 мм, в середине корпуса - 14 мм, а в корме - 10 мм. Уровень ниже нижней палубы имел толщину обшивки ниже на 2 мм, пропорционально уменьшаясь по участкам. Обшивка в районе киля имела наибольшую толщину и достигала 20 мм.

Внешние надстройки и трубы были заметно уменьшены по сравнению с предыдущей серией лидеров. Единственная мачта кораблей имела высоту 24,4 м, считая от ватерлинии. На мачте располагались две лёгкие сигнальные платформы, а в верхней части имелось две стеньги соединённые крестообразно, используемые для сигнальных флагов.

Мореходность

Volta на ходовых испытаниях Вооружение установлено не полностью

Мореходность лидеров типа Mogador соответствовала их предназначению океанского корабля. Даже в сильный шторм корабли хорошо держали волну, а при 4-балльном ветре легко поддерживали ход в 34 узла. При длине волны в 200 м, корабли могли разогнаться даже до 40 узлов, не подвергая угрозе прочность корпуса и не заливая верхнюю палубу. По некоторым оценкам, корпус лидеров серии Mogador был лучшим по мореходности на то время. Из-за переднего расположения палубной надстройки наблюдался неизбежный продольный дисбаланс корабля. Это выражалось в зарывании корабля носом в плохую погоду. Одной из контрмер зарыванию, служило опустошение носовых топливных цистерн, что давало снижение веса на носу примерно на 200 тонн и эффект зарывания почти пропадал.

Минимальным было и влияние ветра на корабль,- благодаря небольшим размерам надстройки, даже при сильном боковом ветре крен не превышал 2° — 3°. Во время полной перекладки руля корабли получали крен всего 7° — 8°, что являлось одним из лучших результатов для кораблей такого размера. Форштевень корабля изначально был закруглённым, однако во время испытаний было замечено, что после набора скорости в 28 узлов у носа образовывалась большая волна. Поскольку перестраивать форштевень технически сложно, была изготовлена лёгкая наделка, повторявшая форму форштевня эсминцев Le Hardi.

Управление кораблём производилось с помощью полубалансирного руля площадью 14,95 м², который имел обтекаемую форму для снижения сопротивления. Управление рулём производилось с помощью паровой машины. Отмечалась недостаточная мощность этого агрегата: при скоростях корабля свыше 25 узлов, поворот руля на максимальный угол занимал около 30 секунд, из-за чего возрастал радиус поворота до 800 — 850 метров. При совместном маневрировании с линейным крейсером Страсбур, командир Вольта отметил худшую, чем у крейсера, маневренность своего корабля.

Энергетическая установка и ходовые качества

Схема энергетической установки лидеров типа Mogador

При размещении механической установки была использована эшелонная схема расположения турбин и котлов. Энергетическая установка занимала более 50% длины корпуса. Сразу за носовой надстройкой последовательно располагались переднее котельное, переднее турбинное и задние котельное и турбинное отделение. В каждом котельном отделении размещалось по два котла. Для лидеров типа Mogador использовались котлы фирмы «Эндре». Рабочее давление пара в них составляло 35 атмосфер, а температура +385°С. Несмотря на хорошие технические показатели, эти котлы требовали постоянного профилактического обслуживания, а в условиях летнего периода в котельных отделениях становилось очень жарко.

Машинная установка была укомплектована двумя агрегатами фирмы «Рато-Бретань». В каждом агрегате — шесть турбин: четыре основные и две - заднего хода. Основные турбины состояли из одной турбины высокого давления, одной турбины среднего давления и двух турбин низкого давления, совмещённых с турбинами заднего хода. Пар, после прохождения турбин высокого и среднего давления, попадал в первую турбину низкого давления, а затем во вторую. Между этими турбинами размещался одноступенчатый зубчатый редуктор, снижавший скорость вращения валов до оптимальной. Вдоль левого борта в передней части, размещались две вспомогательные турбины крейсерского хода. При длительном движении на скорости менее 26 узлов, работали только два котла, пар от которых подавался сначала во вспомогательные турбины, а затем в турбину среднего давления из которой в 1-ю турбину низкого давления.

Погрузка котла на Volta

На скоростях 12-15 узлов работали только крейсерские турбины, пар вырабатывался только двумя котлами. Такое устройство энергетической установки было весьма экономичным, однако в этой схеме существовала уязвимость. Чтобы передать вращение от крейсерских турбин к валу, применялся отдельный небольшой редуктор, который был присоединён к валу 1-й турбины низкого давления при помощи муфты производства немецкой фирмы «Вулкан». При переходе на скорости выше 26 узлов, крейсерский редуктор с помощью муфты отключался. В этой муфте и заключалась основная проблема, - она не всегда правильно срабатывала и корабль рисковал потерять ход в самый неподходящий момент.

Движение кораблю придавали два трёхлопастных винта диаметром 3,94 метра. Винты изготавливались из высококачественной бронзы, однако кавитация на скоростях выше 34 узлов была повышенной, поэтому на винтах образовывались борозды до 1,5 см глубиной.

Проектная мощность энергетической установки лидеров типа Mogador составляла 92 тыс. л.с., это предполагало достижение скорости в 39 узлов. Однако на ходовых испытаниях лидеры превысили проектную скорость, Mogador достиг средней скорости 43,45 узлов в течении одного часа, а Volta — 43,78 узлов. Эта скорость была достигнута при стандартном водоизмещении, на кораблях практически отсутствовали запасы топлива. При полном водоизмещении в 3730 тонн, 7 февраля 1938 года, в ходе 8-часовых испытаний, на лидере Mogador была достигнута мощность энергетической установки 108 424 л.с. и скорость 41,67 узлов.

Один из винтов Mogador

В ходе реальной службы лидерам редко требовалось развивать такую скорость, однако длительные переходы на скорости 34 узла, были нормой. Особых происшествий по механической части лидеров типа Mogador в ходе службы не наблюдалось. Однако у многих моряков вызывал нарекание длительный набор скорости кораблями. Чтобы достигнуть скорости хода в 40 узлов, требовалось около 52 минут, а достижение полного хода происходило лишь через 70 минут после начала движения. На самом деле такой темп набора скорости не зависел от машин, скорее сказывалась недостаточно слаженная работа экипажа, в частности машинных команд.

Запас топлива при «формальном» нормальном водоизмещении размещался в поперечных танках и составлял всего 120 тонн нефти. На самом деле нормальный запас составлял 360 тонн, а при полном водоизмещении лидеры имели запас 710 тонн: 350 тонн в поперечных танках и 360 тонн - в бортовых. Дальность хода по расчетам составляла 4345 миль при скорости в 15 узлов. При скорости в 24 узла расчетная дальность хода составляла 2664 мили, а при скорости 28 узлов - 1780 миль. Эти параметры были достаточно высокими, но не лучшими на то время. Во время службы кораблей эти показатели падали на 20 - 30%, в основном из-за использования пара другими механизмами второстепенного значения.

Мощность электроустановки оценивалась как недостаточная. Корабль был достаточно электрифицирован и был оборудован большим количеством электроприборов и электромоторов. Ток вырабатывался двумя турбогенераторами постоянного тока системы Альстом мощностью 120 кВт. Генераторы размещались в турбинных отделениях. Также имелись резервные дизельные генераторы мощностью по 50 кВт, которые использовались на стоянках, для экономии топлива. Специалистами признавалась недостаточность не только мощность генераторов, но и малое напряжение в электросети корабля - 115 В. Такое низкое напряжение влекло за собой большие рабочие токи, меньший ресурс электродвигателей и быстрый выход из строя контактов электросхем.

Для действия артиллерии необходимо было электричество, поэтому приходилось разводить пары в котлах и запускать турбогенераторы. Для любых учебных стрельб или профилактических работ, связанных с поворотом башни тратилось много времени и топлива, чтобы запустить хотя бы один генератор. Низкая мощность генераторов повлекла за собой установку электродвигателей пониженной мощности на все важные узлы корабля. Из-за этого не соответствовала требованиям ни скорость вращения башен, ни скорость перекладки руля. От недостатка мощности электроэнергии страдала также вентиляция кораблей.

Вспомогательное оборудование

Мачта лидера Mogador

Осветительное и сигнальное оборудование кораблей типа Mogador состояло из прожекторов разного назначения. Два главных прожектора диаметром 75 см располагались на крыльях вспомогательного навигационного мостика. Существовала возможность управлять этими прожекторами дистанционно, из поста управления огнём. Пара 45-см навигационных прожекторов была расположена на крыльях мостика управления огнём. Дополняли световое оборудование два 30-см сигнальных прожектора.

Навигация корабля осуществлялась при помощи шести магнитных компасов, и гирокомпаса Аншюца с десятью репетирами в разных помещениях.

Для внутренней связи существовало несколько независимых сетей. Передача приказов из рубки и запасного поста в рулевой отсек передавалась с помощью специального указателя, который показывал угол необходимого отклонения руля. С помощью подобной системы отдавались приказы и в машинное отделение. Все системы дублировались телефонной связью, радиотрансляцией и системой подачи звуковых сигналов. Также была развита система переговорных труб, которая соединяла все боевые посты, орудийные башни, погреба и посты зенитной артиллерии.

Радиооборудование корабля позволяло передавать и принимать сообщения на разные расстояния, зависящие от длины волны. Приёмники в основном размещались в радиорубке в носовой надстройке и работали на всех частотах - от длинных волн 1800-20000 м, до коротких 13-120 м. Также имелась новая УКВ-связь, работающая на волнах 3,5-5,5 м, использующаяся на расстоянии до 5 миль. Антенны приёмников крепились на крестообразных стеньгах. Радиопередатчики размещались в кормовой радиорубке. Для дальней связи до 1000 миль использовался длинноволновой передатчик, мощностью 2 кВт. Имелись также менее мощные передатчики 500-600 Вт с дальностью до 300 миль и коротковолновой передатчик мощностью 75 Вт, для связи на расстоянии до 40 миль. Антенны передатчиков крепились к растяжке между задней трубой и кормовым постом управления огнём.

Водоотливная система состояла из двух паровых насосов, производительностью 100 тонн воды в час, в каждом отсеке с котлами и машинами. В отсеках с помещениями главных погребов и центрального поста добавочно устанавливалось ещё 5 насосов аналогичной мощности. В носовом и кормовом отсеках устанавливались менее мощные насосы, производительностью по 30 тонн в час.

В состав якорного оборудования входило два якоря системы Биера массой 2,79 тонн каждый, а также два малых якоря - 320-кг и 380-кг на лидере Mogador, 320-кг и 420-кг на Volta.

В шлюпочное оборудование входили два офицерских 7-м катера с дизельными двигателями, расположенные по бокам от передней трубы, два 7-м разъездных катера, размещённые позади офицерских, 5-м ял, стоявший между ними и 3-м ялик, обычно размещаемый внутри 5-метрового. Во время нахождения штаба на борту корабля, позади остальных шлюпок, по правому борту, размещался адмиральский катер. На вываливающихся шлюпбалках по правому борту вывешивалась спасательная 7-м шлюпка, напротив неё, по левому борту вывешивалась 7-м разъездная шлюпка, которая на лидере Mogador была заменена 8,5-м десантной моторной лодкой. Для спуска плавсредств на воду использовались два 7-м крана.

Экипаж и обитаемость

Наблюдательный пост на мостике

Лидеры типа Le Fantastic подвергались критике из-за недостаточного комфортных условий для команды. Однако на лидерах типа Mogador места для размещения экипажа было ещё меньше. Несмотря на это конструкторы постарались улучшить условия обитаемости экипажа.

По сложившейся традиции каюты для офицерского экипажа размещались в кормовой части, а для унтер-офицеров и матросов - в носовой. Командный состав имел в своем распоряжении индивидуальные каюты «крейсер­ского» типа. Они размещались по правому борту, в корму от задних артиллерийских установок. Напротив них, по левому борту находились адмиральские помещения: каюта, столовая, ванная и туалет.

Каюты для унтер-офицеров размещались в полубаке, от надстройки в нос. Были выделены отдельные столовые для младших и старших унтер-офицеров. В самом носу было выделено пространство под матросские кубрики,которые были оборудованы по стандарту того времени. В кубриках размещались металлические столы, над которыми на ночь подвешивались койки. Через некоторые кубрики проходили подачи снарядов для орудийных установок.

Из-за нехватки места, часть служебных помещений, камбузы, канцелярию, кладовки, пришлось разместить в надстройках. В проекте была заложена численность экипажа в количестве 240 человек, включая офицеров, унтер-офицеров и матросов, но по факту в каютах помещался лишь 221 человек. Причём в это число входили и адмирал и его штаб, в случае использования корабля, как флагмана. Поэтому в таких случаях, персонал штаба делился поровну между Mogador и Volta, что не облегчало управление эскадрой.

В состав экипажа входило 12 офицеров, командиром корабля назначался капитан 2-го ранга (фр. capitane de fregate), а его помощником капитан 3-го ранга (фр. capitane de corvette). Четыре офицера в звании старшего лейтенанта командовали дивизионами артиллерии, минного вооружения, навигации и связи. Два мичмана выполняли обязанности второго артиллериста и второго минёра. За механическую часть корабля отвечали три офицера: главный инженер-механик и два инженер-механика 2-го и 3-го класса. Врач завершал список офицеров корабля.

Огромную помощь в управлении таким сложным и большим кораблём оказывали 9 старших и 27 младших унтер-офицеров. Рядовой состав состоял из 185 квартирмейстеров и матросов. После вступления в строй, рядовой и младший офицерский состав пришлось увеличить до 40 унтер-офицеров и 193 матросов.

Окраска

Схема окраски лидеров типа Mogador

Лидеры типа Mogador окрашивались по стандартам ВМС Франции. Вся часть ниже ватерлинии окрашивалась в ярко-красный цвет. Полоса в районе ватерлинии имела ширину 80 см и окрашивалась в чёрный цвет. Предназначением полосы была маскировка следов мазута и гудрона на обшивке. Эти вещества часто покрывали акваторию портов и баз и без полосы на обшивке в районе ватерлинии образовывался слой грязи, которую сложно было удалить или закрасить. В чёрный цвет окрашивались также колпаки труб и якоря. Надводная часть кораблей, в том числе и надстройки, окрашивалась в светло-серый цвет, краской №1.

Над отсеками с механизмами и в носу, спереди от волнорезов палуба застилалась красным линолеумом, остальная палуба покрывалась линолеумом красно-коричневого цвета. Полы мостиков застилались деревянными брусками, пропитанными олифой. Для уменьшения нагрева на солнце, кожухи дальномеров красились в белый цвет.

На борту кораблей белой краской были нанесены цифры, высотой 4,3 метра, с шириной линии в 80 см, после которых рисовалось 1,5-м тире. По контуру цифры обводились тонкой чёрной полосой. Mogador имел порядковый номер «4», а Volta — «5». Принадлежность к 6-му дивизиону обозначалась отсутствием каких-либо полос на трубах, в отличие от других дивизионов.

В феврале 1939 года была изменена система обозначений: Mogador стал номером «X 61», а Volta — «X 62». Размеры и цвет надписей остались теми же, надписи на кораблях были изменены в июне и апреле соответственно.

После начала войны оба лидера попали в состав Атлантической эскадры и их корпуса перекрасили в тёмно-серый цвет, надстройки были покрашены чуть светлее. После капитуляции Франции Volta оставался в строю и, для опознания, на бортах возвышенных башен был нанесён традиционный триколор. В начале ноября 1940 года, Volta был перекрашен в серо-голубой цвет. Во время ремонта в Оране в 1940 году, Mogador также был перекрашен, но в светло-серый цвет, и также было нанесено изображение флага на борта башен.

Вооружение

Главный калибр

Углы наводки вооружения лидеров типа Mogador

Главный калибр лидеров типа Mogador был представлен восемью 138,6-мм орудиями расположенными в четырёх спаренных установках. Орудия модели 1934 года по конструкции представляли собой ствол-моноблок. Длина ствола составляла 50 калибров, конструкция затвора была клиновая полуавтоматическая.

Для стрельбы из этих орудий в основном использовались два типа снарядов — бронебойного действия, образца 1929 года, массой 40,6 кг и фугасного действия - массой 40,2 кг. Скорость снаряда составляла 800 м/с. Бронебойный снаряд мог пробивать броню толщиной до 150 мм на расстоянии 27 кабельтовых, что позволяло лидерам вести бой даже с крейсерами противника.

Башни орудий спереди, с боков и сверху были прикрыты 10-мм стальными листами, задние стенки у башен отсутствовали. Каждая башня весила 34,6 тонн. Размещались башни на высоте (с носа в корму) 8,4 м, 11 м, 8,55 м и 5,95 м. Вращение башни происходило по 1,6-метровому кольцевому погону на стальных шарах диаметром 9 см.

Каждый ствол установки находился в отдельной люльке, каждая из которых имела свою пару цапф. Во время работы люльки были жёстко зафиксированы между собой. Расстояние между стволами составляло 1,33 метра, что позволяло избежать взаимного влияния снарядов при залповом огне. Каждый ствол установки имел собственный механизм вертикального наведения, но механические передачи приводились в действие одним электромотором, поэтому орудия изменяли угол вертикальной наводки одновременно. Максимальные углы вертикальной наводки составляли -10° и +30°, скорость изменения угла вертикальной наводки составляла 14°/сек. Из-за малых углов вертикальной наводки орудия не могли вести огонь по самолётам противника.

Носовое 138,6-мм орудие лидера Mogador

Механизм горизонтальной наводки также приводился в действие электродвигателем. Углы обстрела для передних башен составляли 135° на борт. Кормовая башня не могла вести огонь прямо по корме из-за риска повредить оборудование. Вторая, возвышенная кормовая башня имела более свободный угол обстрела, который составлял 160°. Скорость изменения угла горизонтальной наводки у всех башен была одинаковой - 10°/сек. Отмечается недостаточная, в 2 л.с., мощность моторов привода вращения башни. Из-за тесноты башен, моторы горизонтальной и вертикальной наводки были вынесены во внешние ящики, поэтому механизмы вращения башен были очень уязвимы.

Подача снарядов к орудиям производилась по узкой неподвижной трубе подачи, которая находилась в центре вращения установок и между орудиями. Такая система позволяла сэкономить больше пространства и веса, по сравнению с вращающимися барбетами. Заряды и снаряды загружались на подачу в вертикальном положении. После подъёма наверх боеприпасы загружались в горизонтальный барабан, который вращался вместе с орудиями. С барабана снаряд перекатывался в зарядный механизм, Затем закладывался заряд, досылаемый вручную и после этого происходило закрытие затвора. Сложная механика не обеспечивала требуемую скорострельность и не превышала скорострельности открытых 138,6-мм орудий модели 1929 года.

На скорострельность отрицательно влияли слабая мощность досылателей, неудачная конструкция затвора, плохое качество изготовления механизма, устраняемые вручную перекосы, возникающие при механическом заряжении. В тесных башнях с трудом помещалось восемь человек прислуги плюс командир. Двое заряжающих с трудом могли обеспечить работу с 40-кг снарядом. Труба для подачи снарядов имела небольшой диаметр, поэтому загрузка в неё одновременно двух боеприпасов из погреба также была проблемной из-за скученности персонала.

Вторая носовая башня лидера Mogador

Попыткой решить проблемы с подачей боеприпасов, стало их размещение по 10 комплектов в каждой башне. Это еще более усилило тесноту, что и привело к выносу сервомоторов за пределы башни. С выучкой прислуги эти проблемы постепенно уменьшались, удалось достигнуть скорости подачи в 10 снарядов в минуту и паспортной скорострельности в 10 выстрелов в минуту, однако утомляемость персонала была высокой.

Увеличение длины направляющих лотков частично устранило проблему с подачей боеприпасов. В результате доработки, орудия получили новое обозначение: модель 1934, модернизированная в 1938-м (1934-R1938). У лидеров Mogador и Volta системы заряжания отличались: Mogador имел временный вариант, а на Volta сразу устанавливался доработанный автомат заряжания, который отличался большей надёжностью.

Для военного времени обычным был боезапас в 1400 снарядов на корабль. Отдельно хранились 85 осветительных снарядов. В пороховых хранилищах помещалось 1590 зарядов в латунных гильзах. В мирное время боезапас составлял 640 боевых и 75 осветительных снарядов.

Для целеуказания применялось два стационарных 12-кратных бинокля, расположенных по обоим сторонам мостика. При их наведении на цель, дистанционным управлением наводился КДП модели 1938 года, а также в случае необходимости - два 75-мм прожектора. КДП был оборудован 5-м оптическим дальномером модели 1936 года. Второй дальномер находился на резервном посту управления стрельбой, который размещался в башенке позади второй трубы. Центральный артиллерийский пост находился в передней надстройке. Данные для стрельбы обрабатывались с помощью электромеханического компьютера модели 1936 года. Обработанные данные передавались в орудийные башни. Стрельба, в основном, велась централизованно, полными залпами из каждой башни, но могла вестись и раздельная стрельба каждым стволом.

В составе дивизиона огонь предполагалось вести централизованно тремя кораблями. Флагман дивизиона пристреливался, затем передавал данные о цели по УКВ-связи остальным кораблям группы. Имелась также система визуального оповещения в виде циферблатов. Они представляли собой выкрашенный в чёрный цвет круг с белыми стрелками и делениями. Одно деление циферблата приравнивалось к 1500 м для «часовой» и 125 м для «минутной» стрелки. Этими приспособлениями передавалась информация о расстоянии до 19 375 м до цели, что составляло практическую дальность 138,6-мм орудий. В начале 1942 года эти устройства были сняты с кораблей и дальнейшая корректировка производилась только с помощью радио.

Для улучшения точности стрельбы, в 1940 году на лидерах стала применяться система для слежения за своими всплесками снарядов. Система заключалась в использовании на полубронебойных снарядах специального красителя, эффективно окрашивающего столб воды. Снаряды лидера Mogador окрашивали воду в зелёный цвет, а снаряды Volta - в жёлтый.

Чертежи устройства башенных установок 138,6-мм орудий

Вспомогательная/зенитная артиллерия

37-мм орудия

37-мм орудие спаренная установка

Быстрое развитие авиации привело к тому, что корабельные системы ПВО в 1930-х годах быстро устаревали и не могли в полной мере выполнять возложенные на них задачи. Корабли не всегда оборудовались новыми малокалиберными автоматами, вместо них зачастую устанавливали устаревшие модели со слабыми ТТХ. Не избежали этого и лидеры Mogador.

По проекту лидеры типа Mogador планировалось оборудовать двумя одноствольными 37-мм автоматами Гочкиса, модели 1932 года, со скорострельностью 100 выстрелов в минуту. Однако недостаточное финансирование не позволило наладить массовое производство орудий вовремя. Рассматривалось предложение об использовании 37-мм орудия модели 1925 года, но и от него пришлось отказаться — на это повлияли недостаточная скорострельность и дальность стрельбы орудия. Также предлагались варианты по размещению спаренной установки образца 1933 года. Однако полезность этой установки против новых самолётов была была сомнительной.

В конце-концов Морское министерство настояло на разработке нового 37-мм автоматического орудия со скорострельностью в 200 выстрелов в минуту. Его планировалось использовать в двухствольной установке с дистанционным управлением. Несмотря на то, что эти орудия существовали только «на бумаге», в феврале 1935 года их включили в состав вооружения лидеров. Первые рабочие образцы этих орудий появились лишь в 1939 году, а в производство их запустили в 1940. Лидеры так и не успели получить новейшие установки ПВО, поэтому были оборудованы спаренными полуавтоматами модели 1933 года.

Кроме морального устаревания и слабых ТТХ этих орудий, на лидерах типа Mogador была неудачной система подачи боеприпасов к 37-мм орудиям. Возле самих установок в железных ящиках хранились обоймы на 250 выстрелов, а остальные 1250 патронов находились в погребе, рядом с носовыми погребами в ящиках по 12,8 кг. Оттуда они с помощью электроподъёмника подавались в верхний пост боепитания, расположенный в задней части полубака. Непосредственно к зениткам, расположенным на задней надстройке, они доставлялись матросами.

13,2-мм пулеметы

13,2-мм спаренная установка

Несмотря ни на что, 37-мм установки всё таки предоставляли кораблю определённую защиту, но эта защита распространялась только на кормовой сектор. Направление с носа корабля оставалось неприкрытым, поэтому на новых лидерах для защиты носового направления были установлены 13,2-мм пулемёты Гочкиса. Их скорострельность достигала 700 выстрелов в минуту, масса разрывной пули составляла 52 г. Эти пулемёты были опасны для самолётов только на коротких дистанциях - практическая дальность стрельбы составляла 2,5 км, а потолок - не более 1 км.

Две спаренные установки были размещены по бокам от носовой палубной надстройки. Пулемёты были защищены лёгкими щитами, защищавшие расчёт от брызг, однако щиты ограничивали обзор наводчикам. Угол сектора обстрела пулемётов составлял 146° на свой борт. Снабжение боеприпасами, так же, как и у 37-мм установок было проблематичным — пост снабжения находился недостаточно близко, а подача производилась вручную. В плохую погоду, при маневрировании, расчёты могли быть смыты за борт, поэтому после испытаний 13,2-мм установки были перемещены на возвышение позади второй носовой башни. Щиты были сняты, а установки получили хороший обзор и углы обстрела.

Возле самих установок хранился боезапас на 480 выстрелов на ствол, в военное время это количество было увеличено до 2400 патронов. Остальные 9400 патронов хранились в носовом погребе. Управление зенитным огнём было несовершенным. Дальность до цели определялась двумя 80-см дальномерами, установленными на крыльях мостика. Изначально в проекте планировалось размещение специального поста с 1,5-м дальномером в башенке на кормовой надстройке, но впоследствии на этом месте был установлен второй КДП главного калибра. Для наводки на цель расчёты 37-мм и 13,2-мм зенитных орудий пользовались обычными открытыми прицелами на установках.

Торпедное вооружение

Схема размещения торпедных аппаратов

Широкий корпус лидеров типа Mogador позволял размещать торпедные аппараты у бортов. По проекту планировалось установить девять труб, но в окончательном варианте было установлено десять, по пять на борт. Два трёхтрубных аппарата модели 1928Т располагались по бортам между дымовыми трубами, два двухтрубных аппарата модели 1928D находились ближе к корме, за задней трубой. Несмотря на то, что бортовой залп содержал всего пять торпед, это компенсировалось немалыми углами обстрела. Новые лидеры могли производить запуск торпед в диапазоне до 125°. Система перезарядки на лидерах типа Mogador не предусматривалась и боезапас торпед был равен количеству труб торпедных аппаратов — 10 торпед.

Корабли вооружались торпедами модели 1923DT, калибром 550 мм. Каждая торпеда весила 2100 кг, из которых 195 кг составлял сжатый под давлением 200 атмосфер воздух. Взрывчатое вещество торпед состояло из 308 кг тринитротолула в зарядном отделении. В движение торпеда приводилась двигателем системы Бродерхуда, где в качестве топлива использовалась спиртовая смесь. Торпеда могла двигаться в двух режимах: со скоростью 39 узлов на расстояние до 9 км и со скоростью 30 узлов на расстояние 13 км. Среднее рассеивание торпед на максимальной дальности достигало 230 метров.

Торпедные аппараты имели механические приводы, которые вращались электромоторами. Наведение осуществлялось с помощью централизованной системы управления на переднем мостике. Данные цели определялись при помощи 8-кратного бинокулярного прицела и передавались в торпедный КДП, расположенный над главным артиллерийским. Эти данные обрабатывались механическим вычислительным устройством модели 1933 года. Рассчитанные углы наводки передавались к торпедным аппаратам. Залп производился либо из КДП, либо с одного из резервных постов.

Противолодочное и минное вооружение

Схема устройства бомбосбрасывателя

Согласно замыслу конструкторов, для океанских разведчиков борьба с подводными лодками не являлась приоритетной задачей. Противолодочное вооружение было представлено двумя бомбосбрасывателями туннельного типа. Они располагались в кормовой части, в каждом бомбосбрасывателе хранилось по восемь стандартных глубинных бомб типа Жиро, массой 254 кг. Масса взрывчатого вещества в бомбе составляла 200 кг. Бомбы имели взрыватели с установками задержки взрыва, соответствующие 30-ти, 50-ти, 75-ти и 100-метровой глубине взрыва. Бомбы сбрасывались дистанционно, с помощью цепного механизма.

Стандартный боезапас состоял из 16 глубинных бомб, в военное время это количество увеличивалось в два раза, за счёт 16 бомб загружаемых в торпедный погреб, рядом с артиллерийским.

Кроме основных механизированных бомбосбрасывателей, корабли имели четыре укладки по три малых глубинных бомбы каждая. Малые глубинные бомбы имели массу по 52 кг, из которых 35 кг — взрывчатое вещество. Эти бомбы сбрасывались со стеллажей вручную. Кроме 12 бомб на стеллажах, еще 6 бомб хранилось в погребе.

Общий запас бомб был недостаточен для конвойной службы, но считался допустимым для океанских разведчиков. На лидерах типа Mogador отсутствовали какие-либо средства обнаружения подводных лодок. Поэтому глубинные бомбы могли сбрасываться только наугад. Во время проектирования планировалась установка более совершенного бомбосбрасывателя с наведением, а также гидролокатора, но впоследствии от этих планов отказались.

Mogador и Volta в числе своего вооружения имели 10 мин типа «Бреге» В4. Они располагались на двух парах рельс в корме, по 5 штук на каждой. Рельсовые пути могли наращиваться за счёт дополнительных секций и обеспечивать приём на борт до 40 мин.

Для защиты от минного оружия корабли имели параваны модели D6, которые хранились по бокам от передней трубы. Параваны вывешивались по бортам и защищали корабль на скоростях вплоть до 30 узлов.

Оценка проекта

лидер Mogador

Так как лидеры типа Mogador имели малый срок службы, они не успели проявить себя в бою. Поэтому их оценка может быть только теоретической. Для тактического предназначения «океанских разведчиков» корабли не очень подходили. Осуществление разведки без радиолокационных средств дальнего обнаружения и без самолёта-разведчика было труднореализуемым. В то же время крейсера типа Dunkerque могли сами выполнять разведку, имея на борту гидросамолёт и средства радиолокации. В качестве огневой поддержки Volta и Mogador также не могли ощутимо помочь в борьбе с бронированными крейсерами Германского флота. Несмотря на высокую плотность огня, система управления огнем не позволяла уверенно поражать цели на расстоянии свыше 10 миль.

При проектировке корабля французские специалисты создали перенасыщенный вооружением, скоростной супер-эсминец, не подходящий для борьбы с рейдерами. Поэтому в 1938 году была предпринята попытка построить ещё один супер-эсминец для формирования дивизиона из трёх 8-ми орудийных кораблей. В таком варианте лидеры были бы очень востребованы в условиях средиземноморья, составив мощную конкуренцию итальянским эсминцам и лёгким крейсерам. Однако высокая стоимость проекта помешала планам строительства третьего корабля.

Однако в своем подклассе лидеры типа Mogador занимают хорошие позиции. При похожих размерах и скорости лидер «Ташкент» значительно уступает им в артиллерийском вооружении. Созданные позже итальянские Capitani Romani, были снабжены улучшенными системами управления огнём, лучшим электроснабжением и вооружением. При этом вооружение осталось на уровне вооружения лидеров Mogador: 135-мм итальянские орудия также не отличались высокой скорострельностью, причём имели снаряд массой 32,7 кг против 40,6 кг у 138,6-мм орудий.


См. также

Примечания

  1. Во многих источниках употребляется другое название этой серии - Valmy
  2. Римский морской договор 1931 года — трёхсторонний договор об ограничении военно-морских вооружений между Великобританией, Францией и Италией, подписанный в Риме 1 марта 1931 года.
  3. Согласно Лондонского соглашения

Литература и источники информации

  • В. Л. Кофман Лидеры типа «Могадор». — 2008. — (Морская коллекция).
  • С. В. Патянин Лидеры эскадренные миноносцы и миноносцы Франции во Второй Мировой Войне. — Санкт Петербург: Корабли и сражения, 2003.
  • Jean Lassaque Les C.T. de 2880 tonnes du type Mogador (1936-1945). — Mars, 1996.

Галерея изображений