Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Линейные корабли проекта 24

Линейные корабли проекта 24

Перейти к: навигация, поиск

Линейные_корабли_проекта_24

Линейные_корабли_проекта_24_title.jpg
Исторические данные
Общие данные
72950 / 81150 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
282 (270) / 40,4 (37) / 11,5 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
2700 чел. Общая численность
164 чел. Офицеры
200 чел. Мичманы
2336 чел. Матросы
Бронирование
410-450 (20°) / 170 мм. Пояс/борт
60+125+20 мм. Палуба
315 / 315 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
415-500 мм. Барбеты
600 / 230 / / 230 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
Вооружение

Артиллерия главного калибра:

  • 9 (3×3) — 406,4-мм/50 АУ МК-1м орудия Б-37.

Противоминная артиллерия:

  • 16 (8×2) — 130-мм АУ БЛ-110.

Зенитная артиллерия:

  • 16 (8×2) — 130-мм АУ БЛ-110;
  • 48 (12×4) — 45-мм автомат СМ-20-ЗИФ;
  • 48 (12×4) — 25-мм автомат БЛ-120.

Авиагруппа:

  • не предусмотрена.
Линейный корабль проекта 24 — проект корабля для Военно-Морского Флота СССР, разрабатываемый с 1941 по 1953 год. Ни один из многих вариантов проекта не был утвержден и реализован строительством.

Предпосылки к разработке

27 декабря 1940 г. начальник УК Н.В. Исаченков подписал «План проектных работ ПК ВМФ на 1941 г.», в котором о новом ЛК было сказано: разработка технического задания - к июлю 1941 г., эскизного проекта к марту 1942 г. В плане также отмечалось:

«...проектирование вызвано тем, что ЛК пр. 23 не является по боевой мощи оптимальным для своего водоизмещения. Проектирование ЛК дело очень длительное и требует непрерывного экспериментирования в течение многих лет хотя бы путем выполнения эскизных проектов». Таким образом, проектирование линкора второй серии как малой модификации проекта 23 завершилось. Ход строительства кораблей проекта 23 показывал, что речь о закладке вместо них новых линкоров может пойти уж никак не ранее 1943 г. и появляется время для разработки нового, еще более мощного корабля пректа 24, полностью отвечающего всем требованиям ВМФ.

Общие сведения

Предварительное ОТЗ на новый линейный корабль (проект 24), разрабатывавшееся с января 1941 г., было подписано 8 мая 1941 г. начальником ГМШ И.С. Исаковым и начальником оперативного управления ГМШ В.А. Алафузовым и в тот же день утверждено Наркомом ВМФ Н.Г. Кузнецовым. В задании указывалось, что «основным назначением линкора является бой с линкорами противника как в прилегающих к нашей территории морях, так и на океанских путях. В качестве дополнительного назначения ЛК может привлекаться для подавления береговых батарей крупного калибра, разрушения укрепленных позиций на флангах противника и обстрела тыловых объектов».

История проектирования

При сохранении ГК и ПМК по проекту 23 число 100-мм стволов ЗКДБ увеличивалось до 16 (в новых стабилизированных установках) а 37-мм зенитных автоматов - до 44. Предписывалось проработать в виде под варианта замену 152 и 100-мм артиллерии на 24 - 130-мм универсальных орудий.

Количество бортовых гидросамолетов разведчиков-корректировщиков было доведено до шести (при запасах бензина и масла, обеспечивающих 150 летных часов, и авиационном боезапасе в виде 18 противолодочных бомб). Было выставлено также требование об обеспечении приема самолета с воды на борт на 18-уз ходу. Предусматривалось размещение шести-восьми 150-мм боевых прожекторов.

Бронирование должно было обеспечивать защиту жизненно важных частей корабля от проникновения 406-мм бронебойных снарядов и осколков на дистанциях от 80 каб до 200 каб (при курсовых углах 0-75°и 105-180°), а также от 1000-кг бронебойных авиабомб (БрАБ), сбрасываемых с высоты 5000 м (была задана, кроме того,проработка варианта, защищающего от2000-кг БрАБ). ПМЗ должна была противостоять взрыву заряда весом 500 кг непосредственно у борта. Предусматривалась и днищевая защита. Скорость полного хода корабля задавалась не менее 30 уз, крейсерского - 24 уз,экономического - 18 уз. Дальность плавания устанавливалась следующей: полным ходом - 500 миль после 1000-мильного перехода крейсерским ходом, крейсерским ходом - 6000 миль и экономическим ходом - 10000 миль. Автономность по запасам провизии - 25 суток. Развертыванию работ по этому ОТЗ помешала война.

На основе военного опыта в предварительное ОТЗ были внесены «Уточнения»,подписанные и.о. начальника ГМШ Г.А. Степановым 14 июня и утвержденные Н.Г. Кузнецовым 15 июня 1944 г. Они касались, прежде всего, замены 152-мм и 100-мм артиллерии на 130-мм универсальную (не менее 12 спаренных установок с боекомплектом по 300 выстрелов на ствол), а 37-мм автоматов на 45-мм (не менее 12 счетверенных установок с боекомплектом по 2500 выстрелов на ствол). Прежний основной вариант (12 - 152-мм и 16 - 100-мм орудий) стал дополнительным.

Кроме того, были значительно развиты требования к конструктивной защите и живучести корабля. Так, оконечности должны были защищаться от 406-мм фугасных сна рядов на дистанциях от 80 до 200 каб при курсовых углах 0-70° и 110-180°. Помимо этого требовалось провести расчетную оценку стойкости заданного ОТЗ бронирования под воздействием 457-мм снарядов: бронебойных (по цитадели) и фугасных (по оконечностям).

Бортовая подводная защита в принципе должна была выполняться по типу проекта 23, при этом требовалось принять все меры для того, чтобы линкор «выдерживал многократные одновременные попадания торпед. Желательно, чтобы линкор сохранил хотя бы малый ход и мог вести бой при одновременном попадании четырех-пяти 533-мм торпед при наихудшем варианте попадания за исключением одновременного затопления всех турбинных или котельных отделений».

Кроме того, предписывалось:

- проработать возможность защиты гребных винтов, рулей, валов и кронштейнов от взрывов торпед;

- обратить особое внимание на защиту днища в районе цитадели.

Были выдвинуты даже такие неординарные требования, как:

- «...при взрыве авиабомбы на главной броневой палубе верхняя палуба не должна заворачиваться в направлении башен и прикрывать последние;

- остойчивость и системы выравнивания крена должны исключать возможность опрокидывания корабля».

В «Уточнениях» подтверждалась величи на скорости полного хода - 30 уз, однако допускалось ее снижение до 28 уз, «...если при 30 уз трудно обеспечить требования по живучести корабля». Оперативная дальность плавания была определена в 8000 миль при скорости хода 18 уз. В «Уточнениях» было выставлено также требование о размещении на корабле радиолокационных средств.

В 1944-1945 гг. проектные проработки корабля проекта 24 велись с «оглядкой» на намечавшиеся к постройке в США линкоры типа Монтана с 4 х 3 - 406-мм башнями ГК (стандартное водоизмещение 60500 т). В дальнейшем, когда стало известно об аннулировании еще в 1943 г. заказа на эти так и незаложенные корабли, единственными достойными противниками нашего нового линкора могли являться лишь американские корабли типа Айова в расчете на бой с которыми и шла последующая разработка проекта 24, хотя периодически в качестве его противника вдруг снова возникала Монтана. Это происходило, видимо, из-за того, что тактико-технические элементы (ТТЭ) Айовы даже в завышенном нашей разведкойвиде (по бронированию) служили недостаточным стимулом для повышения характеристик ЛК проекта 24. С начала 1945 г. назначенной по приказу Наркома ВМФ подкомиссией под председательством начальника ВМА им. Ворошилова СП. Ставицкого вырабатывались предложения по ОТЗ на линкор, постройку которого предполагалось включить в проект плана военного судостроения на 1946-1955 гг. В этот период ЦКБ-17, Конструкторским бюро НТК ВМФ и Военно-морской академией рассматривались многочисленные варианты нового линкора с различными сочетаниями состава вооружения (9 - 406-мм, 12 -406-мм и 9 - 457-мм ГК, вторым калибром от 12 до 24 - 152-мм или 12 - 180-мм и даже 8 - 220-мм орудий, универсальной 100 - 130-мм и зенитной 37 - 76-мм артиллерии), скоростью хода 28-33 уз стандартным водоизмещением 75000-130000 т, находившие отражение в предложениях по проекту ОТЗ.

19 декабря 1945 г. Н.Г. Кузнецов утвердил окончательное ОТЗ ВМФ на линкор проекта 24.

Основным назначением корабля являлось (редакция сохранена по документу):

«1. Уничтожение в морском бою всех классов надводных кораблей как вблизи, так и вдали (в море, в океане) от своих берегов.

2. Усиление ударной способности маневренного корабельного соединения флота и придание ему боевой устойчивости».

Дополнительным назначением было:

«1. Нанесение мощных артиллерийских ударов с целью подавления или уничтожения важных в оперативном отношении береговых объектов и военно-морских баз;

2. Обеспечение своим артогнем высадки крупных десантов.

3. Непосредственное прикрытие особо важных конвоев на переходе от морских сил противника».

Артиллерийское вооружение корабля(3 х 3 - 406-мм, 12 х 2 - 130-мм, 12x4 - 45-мм артустановок и 60 - 25-мм автоматов в счетверенных и спаренных установках) задавалось близким к принятому на новейших линкорах ВМС США типа Айова, однако требовалось проработать и традиционный для нашего флота подвариант: ПМК из 12 - 152-мм и ЗКДБ из 16 - 100-мм орудий. Предусматривались «радиолокационные установки для обеспечения стрельбы всех калибров, а также четыре 150-см прожектора с дистанционным управлением и наведением от ПУС и радиолокаторов». Ведение точного огня должно было обеспечиваться при качке с амплитудой до 10°. Корабль должен был иметь также два 24-ствольных бомбомета (в носу и в корме)для реактивных противолодочных бомб(боекомплект - 96 бомб). Для защиты от контактных и неконтактных мин предусматривались охранители и «противоминная компенсирующая обмотка».

Средства наблюдения должны были включать РЛС для «дальнего и ближнего наблюдения за воздухом и морем в круговом обзоре, наведения истребителей ПВО и руководства их боем», а также РЛС для постановки помех, опознавания и навигационные. Средства радиосвязи принимались в составе, обеспечивающем ее поддержание на расстояниях до 8000 миль.

Авиационное вооружение линкора намечалось в составе: шести гидросамолетов истребителей-разведчиков-корректировщиков (с размещением не менее, чем четырех в ангаре), двух поворотных катапульт (на юте), приспособления для приема самолетов с воды на ходу при скорости хода не менее 18 уз, запас горючего, масла, боезапаса - на 20 самолето-вылетов (в том числе 50 ПЛАБ). Основные требования к бронированию цитадели и оконечностей были практически теми же, что и в ОТЗ 1941 г. с «Уточнениями» 1944 г. Кроме того, в новом ОТЗ оговаривалась защита башен ГК, их барбетов, ГКП, ЗКП, ФКП и т. п.: от 406-мм бронебойного снаряда на дистанциях от 80 каб и выше при любых курсовых углах (лобовые стенки башен ГК, их барбеты, стенки ГКП и ФПК) и на дистанциях до 200 каб или от 1000-кг БрАБ с высоты 5000 м (крыши башен ГК, ГКП, ФКП). Бронирование стенок 130-мм башен предусматривалось от осколков 406-мм снарядов и 500-кг авиабомб, а их крыши от 250-кг ФАБ.

Требования к ПМЗ, непотопляемости и живучести также остались теми же, что и ранее. Был лишь добавлен пункт о желательности сохранения хода и при взрыве под днищем четырех торпед или мин, а также о применении амортизации приборов и механизмов («для ослабления контузии»). Не изменились и требования к скорости хода (30 уз) и дальности плавания (не менее 8000 миль при 18 уз).

В 1948 г. работы по проекту 24 (вместе с группой специалистов, возглавлявшейся и. о. главного конструктора Ф.Е. Бесполовым) были переданы из ЦКБ-17 во вновь образованное ЦКБ-Л (с конца 1949 г. - ЦКБ-16), где совместно с Проектным бюро ЦНИИ ВК продолжалась разработка вариантов предэскизного проекта, на основе которых должно было быть составлено ТТЗ, а также проработка различных част- ных вопросов. На 25 января 1949 г. на раз работку проекта 24 было затрачено 483 тыс. руб. (из них - 153 тыс. руб. - работы ЦНИИ ВК). К июню 1949 г. было разработано четырнадцать вариантов предэскизного проекта (11 - с 406-мм и три - с 457-мм артиллерией ГК). Варианты различались в основном количеством и расположением орудий универсального калибра (24 - 130-мм,24 - 152-мм, 12 - 152-мм и 16 - 100-мм, 12 -152-мм неуниверсальных и 16 - 100-мм), а также схемами бронирования. Стандартное водоизмещение кораблей достигало 80000-100000 т, скорость хода лежала в пределах 28-29 уз. Для выработки рекомендаций центральных управлений и НИИ ВМС по дальнейшей разработке ЛК пр. 24 зам. Главкома ВМС по кораблестроению и вооружению (КиВ) П.С. Абанькин 21 июня 1949 г. издал приказ об организации специальной комиссии. Ее возглавил начальник управления перспективного развития ВМС Главного оперативного управления Главного штаба (ГШ) ВМС капитан 1 ранга Н.В. Осико. В состав комиссии вошли 15 человек, в том числе зам. начальника ГУК Г.Ф. Козьмин, начальник ВМА им. А.Н. Крылова М.А. Крупский, начальник АНИМИ В.Н. Мельников, профессор В.Г. Власов, начальник ЦНИИ ВК Н.В. Алексеев, его заместитель А.К. Попов, начальник Проектного бюро ЦНИИ ВК Л.А. Гордон и другие.Комиссия работала в ЦНИИ ВК с 24 по 28 июня 1949 г., представив зам. Главкома ВМС по КИВ П.С. Абанькину и начальнику ГШ ВМС А.Г. Головко, свои рекомендации.

Рекомендации комиссии 16 августа 1949 г. были одобрены врио начальника ГШ ВМС В.А. Фокиным и врио начальника Оперативного управления ГШ Н.Д. Сергеевым.

21 марта 1950 г. подготовленные ЦНИИ ВК материалы по линкору проекта 24 рассматривались на совещании в Военно-морском министерстве (ВММ). В основу ТТЗ было решено положить XIII вариант предэскизного проекта в виде «среднего» линкора с 3 х 3 - 406-мм, 8 х 2 - 130-мм, 12x4 - 45-мм и 12 х 4 - 25-мм артустановками, без авиационного вооружения, с бронированием, обеспечивающим защиту от 406-мм бронебойных снарядов на дистанциях 100-160 каб, а также от 1000-кг БрАБ (сбрасываемых с высоты 4000 м) и с ПМЗ, способной противостоять взрыву заряда 900 кг (в тротиле) - контактному для бортовой защиты и неконтактному для днищевой. Общая непотопляемость корабля должна была обеспечиваться при одновременном затоплении семивосьми отсеков, а боевая - пяти отсеков. Для обеспечения скорости полного хода 30 уз линкор должен был иметь ГЭУ мощностью 4 х 70000 л.с. Дальность плавания 18-уз ходом принималась 6000 миль. Ориентировочно стандартное водоизмещение корабля должно было быть не более 74000-76500 т при максимальной осадке до 12 м.

18 апреля 1950 г. эти элементы были утверждены И.С. Юмашевым как изменение ОТЗ от декабря 1945 г. Проектное бюро ЦНИИ ВК тем временем дорабатывало окончательный XIII вариант предэскизного проекта (ответственный исполнитель А.И. Косоруков), который должен был полностью соответствовать ТТЗ. Общее руководство разработкой проекта 24 осуществлял Л.А. Гордон. Последние указания ВММ и МГШ (Морской Генеральный штаб - в 1950-1953 гг., затем как и ранее ГШ ВМС, потом ВМФ), направленные на всемерное снижение водоизмещения, были получены при рассмотрении представленных ЦНИИ ВК материалов Центральным аппаратом с участием И.С. Юмашева ВМС 16-18 мая 1950 г.

Дальнейшая речь будет вестись о линкоре проекта 24 по ОТЗ 1950 года.

Эволюция_требований_к_проекту_24.jpg

Описание конструкции

Корпус

Форма корпуса корабля выбиралась с учетом необходимости обеспечения надежной подводной защиты: корабль имел плоское днище и развитые були «ящичного» типа, что обусловило следующие значения коэффициентов теоретического чертежа при осадке по КВЛ (11,5): δ = 0,662; β = 1,075 и α = 0,725. Начальная метацентрическая высота при стандартном водоизмещении должна была быть не менее 3,0 м, угол заката диаграммы статической остойчивости - не менее 65°, период бортовой качки - 15-17 с. Непотопляемость должна была обеспечиваться при затоплении восьми любых главных водонепроницаемых отсеков общей протяженностью не менее 80 м (с сохранением надводного борта не менее 1,0 м). Кроме того: при затоплении пяти любых главных отсеков общей протяженностью не менее 50 м верхние кромки 150-мм брони борта и брони траверзов не должны были входить в воду, а после выравнивания надводный борт также должен был быть не менее 1,0 м. Диаметр циркуляции на полном ходу должен был быть не более четырех-пяти длин корабля, а рулей предусматривалось два. Корабль должен был быть способен использовать оружие на волнении до 7 баллов включительно при скорости хода 24 узла, а также поддерживать эту скорость при волнении до 8 баллов.

XIII вариант предэскизного проекта 24 был завершен в июле 1950 г., то есть уже после одобрения Военно-морским министром проекта ТТЗ. Хотя целью его разработки и была иллюстрация возможности удовлетворения требований проекта ТТЗ, но получилось это не очень убедительно. ТТЗ ограничивало стандартное водоизмещение корабля не более чем 70000 т, а полное - около 78000 т (при осадке на ровный киль не более 11,5 м). Между тем в XIII варианте предэскизного проекта стандартное водоизмещение было получено 72500 т, а полное - 81150 т, при этом запас водоизмещения был принят равным 4,51% от стандартного водоизмещения (3310 т), а в соответствии с ТТЗ он должен был составлять всего 1% от стандартного водоизмещения, правда, только «в распоряжении ВМС», то есть без запаса на проектирование и постройку, величина которого проектом ТТЗ не оговаривалось. Кроме того, оговоренная в ТТЗ максимальная осадка 11,5 м соответствовала не полному водоизмещению, а близкому к нормальному (76000 т).

Бронирование

76856некпркен.jpeg
Мидель-шпангоут_ЛК_проекта_24.jpeg

Особое внимание в проекте было уделено отработке конструктивной защиты, которая должна была быть более сильной,нежели на американских линкорах типа Айова. Точная информация о последних в то время отсутствовала, а данные о толщи- нах их бронирования, на которые ориентировались разработчики проекта 24, оказались, как выяснилось много позже, серьезно завышенными (примерно в 1,2-1,35 раза). Протяженность цитадели составляла 57,5% длины корабля по КВЛ. Главный броневой пояс высотой б м имел для повышения бронестойкости наклон к диаметральной плоскости (развал) 20° и выполнялся из цементированной брони толщиной 410 мм (в районе башен ГК - 425-435-450 мм), придание броне 20° наклона делало ее эквивалентной по пробиваемости вертикальной броне в 1,25 раза большей толщины. Броневые плиты укладывались на рубашку толщиной 18 мм. Цитадель ограничивалась 315-мм траверзами, кроме того, в оконечностях предусматривались дополнительные 400-мм траверзные полупереборки.Верхний пояс цитадели должен был выполняться из 150-мм гомогеной брони, как и борт вне цитадели между броневыми траверзами. Барбеты башен ГК имели толщину 415-500 мм, а универсального калибра 50 мм. В цитадели предусматривались три броневые палубы: верхняя - 60 мм, средняя - 165 мм и нижняя - 20 мм, а вне цитадели - 100 мм средняя. Носовая оконечность имела 50-мм, а кормовая - 30-мм броневые пояса. Из конструкционной брони выполнялась и наружная обшивка в оконечностях. ГКП имел 500-мм стенки и 200-мм крышу,башни ГК - 600-мм лобовую стенку, 230-мм боковые стенки и крыши. Башни УК защищались 50-мм броней. Кроме того, из 20-мм брони выполнялась и часть платформ, поперечных и продольных переборок. Подобное бронирование обеспечивало непробитие главного пояса, траверзов и па- луб в районе цитадели, а также крыши ГКП, 406-мм снарядами (расчет вертикального бронирования выполнялся для бронебойного снаряда массой 1115 кг с начальной скоростью 900 м/с, а горизонтального для 1225 кг и 762 м/ с ) на дистанциях 100-160 каб при курсовых углах 0-70° и 110-180°, а барбетов башен ГК и стенок ГКП - на 130 каб и более, но при всех курсовых углах.

Горизонтальное бронирование должно было защищать, кроме того, от сбрасываемых с высоты до 3000 м бронебойных (до 1 т) и фугасных (до 2 т) авиабомб жизненно важные помещения, расположенные ниже средней палубы. Столь мощного бронирования не имел ни один из известных линкоров мира. Так, по американским данным «зона неуязвимости» линкора типа Айова под огнем 406-мм артиллерии составляла 107-136 каб, то есть была вдвое уже.

Противоторпедная защита

Бортовая подводная защита должна была выдерживать контактный взрыв 850-900 кг (в тротиле) на любой глубине (в пределах осадки). Она имела ширину (на миделе) 6,2 м и помимо 16-мм бортовой наружной обшивки включала три преграды (10 + 40 + 15 мм), образующие камеры расширения, поглощения (заполнялась топливом или водой) и фильтрационную. Ближе к оконечностям, где ширина защиты уменьшалась, толщина основной защитной преграды повышалась до 50 мм. По ТТЗ требовалось также исключить возможность несимметричного затопления, приводящего к крену более 2-3°. Днищевая защита была принята в виде «четверного» дна высотой 3 м, то есть помимо 20-мм днищевой наружной обшивки также имела три преграды (8 + 30 + 12 м), образующие три камеры, из которых толь- ко средняя заполнялась топливом (при нормальном водоизмещении). Она должна была противостоять неконтактным (на удалении более 5 м) взрывам указанного выше расчетного заряда.

Главная энергетическая установка

(ГЭУ) корабля, обеспечивающая скорость хода не менее 30 узлов (при волнении дотрех баллов), включала 4 ГТЗА мощностью по 70000 л.с. (при частоте вращения гребного вала 200 об/мин) и 12 высоконапорных котлов КВН-24 паропроизводительностью по 110 т/час (параметры пара: давление 65 кг/см2 , температура 450° С). Котлы и ГТЗА унифицировались с тяжелым крейсером проекта 82. ГЭУ располагались в четырех эшелонах, разделенных промежуточными отсеками. Оборудование каждого из эшелонов размещалось в одном отсеке, разделенном по ширине на три отделения: турбинное, котельное и отделение турбогенераторов. Предусматривались также три вспомогательных котла паропроизводительностью по 15 т/час. Интересной особенностью проекта было наличие в носовой части двух крыльчатых движителей мощностью по 1600 л.с. с электроприводом,обеспечивающих повышение маневренности на малых ходах, а также возможность движения со скоростью 5,5 уз при свободновращающихся гребных винтах и неработающей ГЭУ.

Электроэнергетическая установка, работавшая на трехфазном переменном токе(частота 50 герц, напряжение 380 В), включала восемь турбогенераторов и шесть дизельгенераторов мощностью по 1200 кВт каждый. Последние размещались в носовом (4 ед.) и кормовом (2 ед.) отделениях. Вращающийся резерв мощности генераторов в боевом режиме по ТТЗ должен был быть не менее 75% при коэффициенте одновременности работы потребителей 0,7. Дальность плавания 18-уз ходом составляла 6000 миль (30-уз ходом - 2100 миль) при запасе топлива 8200 т. По проекту ТТЗ запас топлива должен был обеспечивать указанную выше дальность плавания и включать, кроме того, еще 2500 т (размещался в пределах цитадели в нижнем междудонном пространстве, заполняемом на 70%). Расчетная автономность по запасам провизии составляла 25 суток.

Вооружение

Главный калибр

Согласно ОТЗ ВМФ на линкор проекта 24, утвержденному 19 декабря 1945 г. Н.Г. Кузнецовым артиллерийское вооружение корабля составило: 3 х 3 - 406-мм, 12 х 2 - 130-мм, 12x4 - 45-мм артустановок и 60 - 25-мм автоматов в счетверенных и спаренных установках.

Однако уже в 1949 году специальная комиссия, работавшая в ЦНИИ ВК ., представила зам. Главкому ВМС по КИВ П.С. Абанькину и начальнику ГШ ВМС А.Г. Головко, свои рекомендации,суть которых сводилась к следующему:

"1. По вооружению

1.1. 406-мм артиллерия недостаточна для полноценного решения задачи стрельбы по ЛК типа Айова*. Эта задача может быть удовлетворительно решена 457-мм калибром с бронебойными снарядами двух разновидностей: с повышенной (для пробития вертикальной брони) и пониженной (для пробития горизонтальных преград) начальными скоростями. Поэтому целесообразно проработать варианты линкора с четырьмя спаренными и тремя трехорудийными 457-мм башенными артустановками (боекомплект по 100 выстрелов на ствол)."

Учитывая возможность улучшения баллистических характеристик 406-мм орудий (повышения начальной скорости снаряда с 830 до 870 м/с), а также наличие рабочих чертежей башни МК-1 - продолжить работы и по варианту с 3 х 3 - 406-мм.

Рекомендации комиссии 16 августа 1949 г. были одобрены врио начальника ГШ ВМС В.А. Фокиным и врио начальника Оперативного управления ГШ Н.Д. Сергеевым. 7 сентября 1949 г. выводы комиссии докладывались ее председателем Главноко мандующему ВМС И.С. Юмашеву. В докладе Н.В. Осико, помимо прочего, говорилось, что в результате опроса компетентных учреждений ВМС по вопросу создания линкора от них были получены следующие ответы:

"2. ВМА им. Ворошилова и главный наблюдающий по проекту 24 инженер-капитан 1 ранга И.М. Короткин рекомендуют относительно небольшие корабли с малым числом орудий ГК с тем, чтобы вместо одного большого линкора можно было построить два малых, при этом ВМА им. Ворошилова рекомендует вооружать корабль 457-мм и 180-мм артиллерией.

3. Разведка ВМС строить линкоры не рекомендует и ничего не может дать ни по строительству линкоров за рубежом, ни даже по тенденциям развития иностранных линкоров.

4. Адмирал В.П. Боголепов отдельно сообщил, что от строительства линкора в существующем виде следует отказаться."

457-мм.jpg

После непродолжительной дискуссии Главком ВМС утвердил выводы комиссии, приняв решение разрабатывать линкор в вариантах с 3 х 3 - 457-мм и 3 х 3 - 406-мм ГК.

По заданию АНИМИ ЦКБ-34 Министерства оборонной промышленности во второй половине 1949 г. выполнило под руководством Д.Е. Бриля (ответственные исполнители Е.Г. Рудяк - по орудию, и А. Грауэрман) проработку основных тактико-технических данных трехорудийной 457-мм башни с погребами. Двухорудийные башни не прорабатывались, так как было ясно, что размещение на корабле 4 x 2 - 457-мм башен потребует существенно больше весов, чем 3 x 3 - 457-мм. Запроектированная 457-мм артсистема значительно превосходила известные в мире корабельные артустановки как по дальности стрельбы (до 52 км) и массе снаряда (до 1720 кг), так и по своим массо-габаритным характеристикам (общая масса 4160 т вместо 2250 т у МК-1 с 3 - 406-мм орудиями). В результате замена на корабле пр. 24 3 х 3 - 406-мм башен МК-1 на 3 x 3 - 457-мм приводила к увеличению его стандартного водоизмещения до 86000 т.

Разработчики ТТЗ проекта 24, а с ними и командование ВМС, оказались в сложном положении. С одной стороны, требовалось создать сильнейший в мире линкор, для которого «высокая» комиссия рекомендовала 457-мм артиллерию ГК, а с другой - такой корабль заведомо не мог быть построен на имевшейся в то время в стране судостроительной базе.

И.В. Сталин периодически интересовался состоянием работ по линкору, выражая неудовольствие их медленным ходом и большим водоизмещением корабля. В начале 1950 г. им было дано указание «побеспокоиться о быстрейшей разработке ТТЗ и предъявлении его на утверждение правительства». При этом он заметил, что «наши конструкторы увлечены большим водоизмещением кораблей и, видимо, раздувают водоизмещение линкора». С другой стороны, по свидетельству В.А. Малышева (в 1950-1953 гг. - министр судостроительной промышленности) на совещании 4 марта 1950 г. И.В. Сталин на заданный Военно-морским министром И.С. Юмашевым вопрос о линкоре, сказал, «что если вам сейчас делать особенно нечего, займитесь линкором», а на вопрос, какие на него ставить пушки, ответил, что не более 9 - 406-мм. 21 марта 1950 г. подготовленные ЦНИИ ВК материалы по линкору проекта 24 рассматривались на совещании в Военно-морском министерстве (ВММ). В основу ТТЗ было решено положить XIII вариант предэскизного проекта в виде «среднего» линкора с 3 х 3 - 406-мм.

В итоге 18 апреля 1950 г. эти элементы были утверждены И.С. Юмашевым как изменение ОТЗ от декабря 1945 г.

Как и на кораблях - аналогах 406-мм артиллерия ГК размещалась на линкоре пр. 24 в трех трехорудийных башнях типа МК-1М, причем вторая и третья из них оснащались радиолокационными дальномерами типа «Грот» (башенные оптические не предусматривались). В соответствии с ТТЗ масса башни МК-1М не должна была превышать 2460 т, а орудия должны были обеспечивать стрельбу снарядами массой 1108 кг при начальной скорости 870 м/с. Система ПУС «Море-24» с двумя ЦАП (в каждом из них автомат стрельбы ЦАС-М и преобразователь координат) и тремя постами гироазимут горизонта (ГАГ) типа «Компонент» обеспечивалась данными для стрельбы от двух КДП - 8-10 (с дальномерами, имеющими 8 и 10-м базу), а также от двух стрельбовых РЛС типа «Залп». Работа системы ПУС должна была обеспечиваться при амплитуде бортовой качки до 14° и рыскании до 4°.

Универсальная/зенитная артиллерия

Универсальная 130-мм артиллерия располагалась в восьми спаренных башенных артустановках типа БЛ-110, сведенных в четыре батареи. Система ПУС УК «Зенит-24» имела четыре центральных поста. Каждый из них обеспечивался данными от своего СПН-500 с РЛС типа «Якорь», а также (в качестве резерва) одним башенным радиолокационным дальномером типа «Штаг-Б». Система обеспечивала стрельбу по видимым, невидимым и скрывающимся целям со скоростями: морским до 60 узлов (как и ПУС ГК) и воздушным до 300 м/ с , в том числе пикирующим под углом 85° и кобрирующим под углом 60°.

Зенитная артиллерия включала 12 счетверенных 45-мм автоматов типа СМ-20-ЗИФ с 6 радиолокационными системами управления типа «Фут-Б», а также 12 счетверенных 25-мм автоматов типа БЛ-120, не имеющих радиолокационного управления.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Радиотехнические средства включали РЛС дальнего обнаружения воздушных целей, РЛС ближнего их обнаружения «Гюйс-2», РЛС обнаружения воздушных и морских целей «Фут-Н», РЛС обнаружения надводных целей и низколетящих самолетов «Риф», систему госопознавания типа «Факел», а также два теплопеленгатора типа «Солнце-1». Кроме того, предусматривались станции поиска работающих РЛС противника («Мачта») и создания помех их работе («Коралл»), навигационные РЛС («Норд», «Пролив» и «Веха»), радиолокационная мастерская «Пирс-К», боевой информационный пост «Звено-24» (два комплекта), система наведения истребительной авиации, ГАС «Геркулес-2», шумопеленгатор «Феникс» и др.

Средства радиосвязи принимались в составе, обеспечивающем ее поддержание: сбазой на расстоянии 8000 миль, с надводными кораблями и ПЛ на перископной глубине - до 500 миль, с авиацией - до 200 миль, в радиотелефонном режиме с кораблями охранения и самолетами - истребителями - до 50 миль. Предусматривались семь радиопередатчиков, 10 приемопередатчиков и 25 радиоприемников, а также различная специальная аппаратура.

Корабль имел химическое вооружение: систему постановки нейтральных дымзавес типа АДА (в корме), носовую дымаппаратуру, а также дымовые шашки (по 10 с борта).

Авиационное вооружение

Авиационное вооружение линкора намечалось в составе: шести гидросамолетов истребителей-разведчиков-корректировщиков (с размещением не менее, чем четырех в ангаре), двух поворотных катапульт (на юте), приспособления для приема самолетов с воды на ходу при скорости хода не менее 18 уз, запас горючего, масла, боезапаса - на 20 самолето-вылетов (в том числе 50 ПЛАБ).

Однако 18 апреля 1950 г. решением Главнокомандующего ВМС И.С. Юмашева по рекомендации специальной комиссии был изменен ОТЗ на линкор и авиационное вооружение было полностью исключено из проекта.

Судьба проекта

Со смертью И.В. Сталина вопрос о продолжении проектирования и строительства тяжелых артиллерийских кораблей перестал быть для руководства флота и промышленности актуальным, и при корректировке планов военного судостроения в апреле 1953 г. все работы в этой области, включая проект 24, были постановлением правительства закрыты.

Литература

- А.М. Васильев "Линейные корабли типа Советский Союз". - СПб: «Галея Принт», 2006.