Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Линейные корабли типа «Севастополь»

Линейные корабли типа «Севастополь»

Перейти к: навигация, поиск
Линейные корабли типа «Севастополь»
De972267.jpg
Постройка и служба
ед. Заказано
ед. Построено
1909-1914 гг. Годы постройки
1914-1956 гг. Годы службы
Балтийский завод
(Санкт-Петербург),
Адмиралтейский завод
(Санкт-Петербург)
Место строительства
Общие данные
23000 / 25850 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
181,1 / 182,42 м. Длина
(по КВЛ/максимальная)
26,89 / 26,9 м. Ширина
(по КВЛ/максимальная)
8,37 / 8,5 м. Осадка
(минимальная/максимальная)
Паротурбинная
25 котлов си­стемы Ярроу
10 турбин системы Парсонса
Энергетическая установка
21 узл. Скорость хода
3000 миль Дальность плавания
Экипаж
1125 чел. Общая численность
31 чел. Офицеры
26 чел. Мичманы
1068 чел. Матросы
Бронирование
225 / 125 мм. Пояс/борт
37,5 мм. Палуба
50 / 100-125 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
75-150 мм. Барбеты
203 / 203 / 305 / 76 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
254 мм. Боевая рубка
76 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Главный калибр

Противоминный калибр

Зенитная артиллерия

Минно торпедное вооружение

  • 4 (4×1) 450-мм подводных торпедных аппарата образца 1912 года.
Построенные корабли
1249032505_ebr_15.jpg
Линейные корабли типа «Севастополь» — серия первых российских линкоров — дредноутов с паротурбинной силовой установкой. Были построены по Малой судостроительной программе 1907 года и предназначались для обороны Финского залива. По своим характеристикам ни в чем не уступали, а по некоторым параметрам даже превосходили зарубежные аналоги. Всего было построено четыре корабля, которые принимали участие в Первой мировой, Гражданской, а три из них — во Второй мировой войнах.

Общие сведения

Линкоры типа «Севастополь» — первая серия российских дредноутов, построенных для усиления Балтийского флота. Были спроектированы с учетом уроков Русско-японской войны. Теперь важнейшими характеристиками корабля наряду с вооружением и бронированием были признаны проектные водоизмещение, осадка и начальная остойчивость. Все четыре однотипных корабля были заложены в один день в июне 1909 года на верфях Санкт-Петербурга и вступили в строй во время Первой мировой войны. Корабли серии, на момент строительства, по своим защитным и скоростным характеристикам не уступали зарубежным одноклассникам, а по артиллерии главного калибра и мощности бортового залпа даже превосходили их. За период своей службы, кроме Первой мировой, корабли прошли две революции и гражданскую войну. Три линкора приняли участие в Великой Отечественной войне и оставались в строю до 1950-х годов.

История создания

Предшественники

Последние российские эскадренные броненосцы типа «Андрей Первозванный» отличались от своих предшественников увеличенным водоизмеще­нием и усиленным вооружением. Благодаря внесенным в проект изменениям с учетом предварительно обобщенного опыта русско-японской войны значительно улучшились их тактико-технические характеристики (ТТХ), что позволило считать их переходным типом от эскадренных броненосцев до дредноутов. Их постройка позволила в дальнейшем русским конструкторам и судостроительной про­мышленности перейти к созданию линкоров, не уступавших лучшим образцам мирового судо­строения.

Предпосылки к созданию

В ходе Русско-японской войны Балтийский флот потерпел значительные потери. Чтобы восполнить утраченный корабельный состав, император Николай II в апреле 1907 одобрил вариант разрабатываемой Морским генеральным штабом (МГШ) судостроительной программы. Возрождение флота преследовало две основные задачи — защиту протяженных морских рубежей империи и создание «свободной морской силы», предназначенной для защиты интересов России в любом районе мира. К тому же идея реванша за поражение 1905 года постоянно витала в русских государственных и военных кругах. А планы интенсивного экономического освоения Сибири и Дальнего Востока требовала серьезного оборонного укрепления дальневосточных морских границ.

Опыт морских сражений прошедшей войны был серьезно проанализирован во всех флотах крупных морских держав. Что вызвало кардинальный пересмотр конструкции линкоров. В первую очередь изменения коснулись артиллерии корабля. Было подсчитано, что для эффективного контроля огня главного калибра, а так-же по тактическим соображением таких орудий должно быть не меньше восьми. Бронирование было необходимо распространить на как можно большую площадь надводного борта. Серьезного улучшения требовали такие качества как непотопляемость и живучесть корабля, способность быстро бороться с кренами. Большинство этих нововведений было осуществлено в проекте британского линейного корабля HMS Dreadnought. Ряд морских держав также приступил к проектированию корабля подобного типа. В то время как Англия и Германия включились в ожесточенное соперничество по постройке линкоров нового типа, в России возобладал постепенный переход на базе всестороннего анализа боевого опыта морских операций. Он и был положен в основу определения требований к линейному кораблю нового типа и его конструкции.

Проектирование

Проект линейного корабля, представленный Балтийским заводом 19 мая 1907 г.

Первое оперативно-тактическое задание на проектирование линейного корабля нового типа определяло максимальную скорость 22 узла, которую должна была обеспечить энергетическая установка с турбинными двигателями и паровыми котлами «новейшей системы Бельвиля». Броненосец вооружался не менее чем восемью 305-мм орудиями и по возможности двадцатью 120-мм пушками. Установка торпедных аппаратов не предусматрива­лась. Корабль защищался поясной броней, которая в средней части корабля должна была быть не менее 203 мм, а в оконечностях — не менее 127 мм. Остальная часть борта защищалась тонкой броней, толщина которой определя­лась в ходе разработки проекта.

Для рассмотрения предэскизных проектов разрабатываемых Морским техническим комитетом (МТК) образовали Комиссию под председательством Главного инспектора караблестроения генерал-лейтенанта С.К. Ратника. Получив задание, МТК разработал девять вариантов проекта линейного корабля. На их основе Комиссия с учетом рекомендаций совещания и выработала «Основ­ные положения, которые должны приниматься к руководству для составления окончательного проекта».

Проект линейного корабля, представленный "Новым судостроением СПб порта" 21 июня 1907 г.

По данным этих документов было разрабо­тано два эскизных проекта: английской фирмой Виккерса и русскими инженерами под девизом «Новое судостроение». Оба проекта были рассмот­рены совещанием на заседании 27 июня 1906 года и оказались почти равноценными. Англичане брались построить линкор за 20 месяцев, а в России он мог быть построен не менее чем за три года. Однако Особое совещание нашло нежелательным строить корабли за границей и отдало предпочтение эскизному проекту, представленному под девизом «Новое судострое­ние». И рекомендовало немедленно приступить к постройке двух кораблей подобного типа. Вопрос о финансировании их строительства рассматривался всеми инстанциями вплоть до императора, но положительного разрешения не получил. Причиной отказа послужило отсутствие утвержденных основных задач Морских сил Балтийского моря и караблестроительной программы по их пополнению.

В начале 1907 года начался второй этап проек­тирования броненосца дредноутного типа. В апреле МГШ разработал четыре варианта программы строительства флота, последнюю из которых — так называемую Малую судостроительную программу — одобрил Николай II. В объяснительной записке МГШ к судостро­ительной программе для Балтийского моря обо­сновывалась необходимость постройки четырех дредноутов, назначением которых было «передвижение на военном театре, действия в составе эскадры и бой в линии баталии на различных дистанциях». Средств на реализацию программы отпущено не было, и в Морском министерстве продолжалась разработка требований к заданиям на проектирование и строительство линейных ко­раблей. В окончательном виде эти требования представили морскому министру 18 августа 1907 года. 17 декабря утвердили окончательные технические условия на проектирование нового линейного корабля. В целом они повторяли предыдущие, только количество 305-мм орудий довели до 12, а 120-мм — до 16. На этом Морское министерство завершило подготовительный этап и приступило к организации конкурса на создание проекта линейного корабля дредноутного типа. 22 декабря Главное управление кораблестроения и снабжений (ГУКиС) от имени руководства Морского министерства разослало ведущим российским заводам и иностранным фирмам приглашение принять участие в конкурсе на лучший эскизный проект линейного корабля.

Проект линейного корабля, представленного фирмой Blohm + Voss, варианты «D» и «F»

К назначенному сроку, 28 февраля 1908 года, в Морское министерство от 18 конкурсантов поступил 51 проект. Основными конкурентами в этом конкурсе стали немецкий завод Blohm + Voss, Балтийский завод и проект В.Куниберти.

В 1908 году на заседаниях МГШ и МТК шел выбор победителя. Выбор склонялся к проекту завода Blohm + Voss, но в вопросы техники неожиданно вмешалась политика - видные французские государственные деятели, с подачи не знавшей достоверно условий конкурса прессы, сочли, что вооружавшаяся на французские деньги Россия намерена заказать Германии постройку четырех линейных кораблей, и стали активно высказывать возмущение по поводу финансовой поддержки своего потенциального противника. В итоге морской министр И.М. Диков вынужден был, выплатив «отступные», разорвать сотрудничество с фирмой Blohm + Voss. В связи с этим, был выбран проект Балтийского завода, который имел ряд существенных недостатков, на доработку которых уходило большое количество времени.

К 9 апреля 1909 года в техническом бюро Балтийского завода разработали технический проект. Проект корабельной энергетической установки разрабатывался при содействии английской фирмы John Brown & Company. В апреле и мае чертежи, в том числе и теоретический проект, рассмотрели и утвердили специалисты МТК. Во второй половине мая новый морской министр адмирал С.А. Воеводский принял решение о незамедлительном начале строительства первых российских дредноутов.

Постройка и испытания

Док Адмиралтейского завода, где ведется сборка кормы линкора «Гангут».

17 декабря 1908 года морской министр И.М. Диков представил Николаю II доклад о результатах всемирного конкурса на проект линейного корабля для Балтийского моря. Примерная стоимость каждого из четырех дредноутов составляла около 37000000 рублей золотом[1]. Поэтому построить их на деньги отпускаемые казначейством по ежегодной смете не представлялось возможным, а получение дополнительных ассигнований полностью зависело от результатов голосования в Государственной думе. Однако дума была обеспокоена нарастанием революционного движения во флоте и в 1908 году единодушно проголосовала против выделения кредитов, дабы строительство новых линкоров «только увеличит число бунтарей».

Несмотря на такой результат голосования, в мае 1909 года Морским министерством было принято решение заложить четыре корабля на Балтийском и Адмиралтейском заводах Санкт-Петербурга. Насыщенность будущих кораблей сложными для того времени оборудованием и системами потребовала организации обширной, невиданной ра­нее в истории отечественной промышленности, системы кооперативных поставок. Судостроительную сталь поставляли Кулебакский завод[2] и объединение «Продамет»[3], башни — Металлический и Путиловский заводы, элеваторы и системы аэрорефрижерации погребов — завод «Г.А. Лесснер», электрооборудова­ние — заводы «Дюфлон, Константинович и К°», «Симменс и Шуккерт», «Вольта», «Всеобщая ком­пания электричества»[4], телефоны и приборы управления стрельбой — заводы Гейслера и Эриксона, якорные и рулевые устройства — нижегородский завод «Сормово», Франко-Русский завод изготовлял для строившихся на Адмиралтейском заводе линкоров паровые турбины, котлы и вспомогатель­ные механизмы.

3 июня 1909 года в один день на Балтийском и Адмиралтейском заводах прошли торжества по поводу закладки четырех новых линкоров. Постройку намечалось осуществить в течение 38 месяцев, закончив в августе 1912 года.

Однако фактическая постройка кораблей на стапелях началась лишь в сентябре-октябре 1909 года. Стапельный период из-за несвоев­ременного ассигнования средств на строительство растянулся более чем на два года. Продолжать строительство такими темпами не имело смысла. Сознавая это, правительство решило реорганизовать Морское министерство в угоду Думе. Наиболее одиозные деятели, подвер­гавшиеся критике в Думе, были уволены с флота. Таким образом, в результате удовлетворения требований думы начиная с 1911 года все просьбы правительства о кредитах на строитель­ство флота удовлетворялись, не встречая препятствий. Вскоре новый закон об ассигновании средств на достройку линейных кораблей был принят боль­шинством голосов в Государственной думе и 19 мая 1911 года утвержден царем. Полученные Морским министерством кредиты позволили значительно ускорить достройку линейных кораблей.

«Полтава» на Неве, после вывода из бассейна Адмиралтейского завода октябрь 1914 г.

Еще зимой 1911 года начались продолжавшие­ся вплоть до лета испытания отсеков на водо- и нефтенепроницаемость. Летом того же года все корабли серии были спущены на воду. В течение 1912 года пре­имущественно велись корпусные работы: устанав­ливали главные бортовые броневые пояса; обору­довали по срочно переработанным чертежам, из-за принятия на вооружение в 1911 году 305-мм снарядов новых образцов, артиллерийские погреба; формировали и растачивали фундаменты под башенные установки. Параллельно с работами по корпусу продолжалось проектирование отдельных устройств и конструкций линкоров. Основной объем достроечных работ пришелся на 1913 год. За этот период были закончены все работы по корпусу, в том числе: установлена броня; уложен деревянный настил верхней палубы; установлены дымовые трубы, мачты, боевые рубки, мостики. На корабли погрузили оборудование энер­гетических установок. Первая половина 1914 года ознаменовалась окончательным монтажом обору­дования, систем, устройств, монтажом 305-мм башенных установок и подготовкой кораблей к сдаточным ходовым испытаниям.

В середине 1914 года, в связи с началом Первой мировой войны, механический отдел ГУК решает несколько сократить объем испытаний энер­гетической установки. По мере готовности к ходовым испытаниям линейные корабли переводились в Кронштадт. Из соображений ускорения прове­дения испытаний и в целях сбережения энергети­ческих установок, было принято решение об определении лишь наибольшей скорости, достигаемой каждым из линкоров в условиях нормального сжигания топлива. Только через год после проведения ходовых испытаний линейных кораблей и вступления их в состав Балтийского флота было выявлено, что мощность главных турбин кораблей превосходит проектную, а сами они способны развивать заложенные в проекте скорости хода.

Описание конструкции

Наружный вид, вид сверху и продольный разрез линкора типа Севастополь (Из альбома чертежей, изданных в 1912 г. в МГШ)

Корпус

Расположение водонепроницаемых отсеков и план палуб
Конструкция корпуса дредноута русского типа

Силуэт линейных кораблей типа «Севастополь» отличался от прежних эскадренных броненосцев своей простотой и лаконичностью. Корпус «мониторной» архитектуры был низкобортным и практически гладкопалубным с форштевнем, имевшим ледокольное образование. Он изготавливался из трех сортов стали: обыкно­венной мягкой судостроительной с предельным растяжением не менее 20%; повышенного сопротивления — с растяжением не менее 18%; высокого сопротивле­ния — с удлинением не менее 16% и имел три непрерывных палубы и две платформы. На верхней палубе на одном уровне равноудаленно друг от друга располагались: четыре башни, две боевые рубки (в носу и корме) и две дымовые трубы.

Основу набора корпуса составлял киль коробчатой формы до 2 метров высотой, 150 шпангоутных рам и форштевень. От 27-го до 128-го шпангоутов простиралось двойное дно, которое переходило в двойные борта, разделенное флорами и стрингерами на независимые отсеки. Бимсы под верхней палубой на большей части длины корабля были расположены не поперек корпуса, как практиковалось прежде, а вдоль, и шли параллельно стрингерам. Этим привлекалась большая часть материала листов палуб в работу по обеспечению продольной прочности, лучше обеспечивалась устойчивость палуб. Листы переборок были значительно утоньшены по сравнению с проектами предшествующих классов, однако система их подкреплений продумана более рационально. Прочность переборок при этом не снизилась. Корпус делился на отсеки 13-ю глав­ными водонепроницаемыми переборками, которые подкреплялись вертикальными стойками (пиллерсами). На линкоре имелись две бортовых броневых продольных водонепроницаемых переборки, которые устанавливались в 3,4 метрах от бортов и служили, как дополнительная противоминная защита корабля.

Работы по набору днища, доведенного до скоса нижней палубы, линейного корабля «Полтава»

Листы наружной обшивки были расположены таким образом, что «пазы их шли точно под стрингерами и перекрывались широкими накладными планками, чтобы при наибольшем расчетном напряжении на килевой качке не происходило коробления днищевой обшивки при работе ее на сжатие». Это позволило увеличить эйлеровы напряжения[5] в местах обшивки и привлечь, таким образом, большую часть площади листов в обеспечение продольной прочности корабля. Все эти меры позволили значительно уменьшить вес корпуса, который в целом оказывался легче на 19 %

На средней палубе располагались, кают-компания офицеров и кондукторов, лазарет, операционная, каюты врача и фельдшеров, корабельная церковь и каюта священника, подбашенные пространства башен главного калибра, перевязочный пункт и аптека, канцелярия, шпилевое устройство. На нижней палубе располагались помещения провизии, винный погреб, румпельные отделения, кормовой центральный пост, радиотелеграфная рубка, носовой центральный боевой пост, помещения сухой провизии и баня. В трюме устраивались погреба боезапасов, отделения трюмных помп и насосов.

Первоначально линкоры предполагалось оснастить решетчатыми мачтами американского типа. Но из-за неудачного опыта применения этих мачт на предшественниках вместо них установили две обычные облегченные стержневые, высотой 40,4 и 32,6 м.

Бронирование

Схема бронирования линейного корабля типа «Севастополь». С чертежа, датированного 1912 годом. РГАВМФ. Ф.876. Оп.9. Д.33

Линейные корабли типа «Севастополь» име­ли необычную систему бронирования: броней был прикрыт весь надводный борт. Главный броневой пояс высотой 5,06 метра, опускался, при проектной осадке, ниже ватерлинии на 2 метра и нижней частью опирался на специальную полку, принимавшую на себя его вес. Плиты крепились к корпусу с помощью броневых болтов, без использования деревянной подкладки, и проходили сквозь бортовую обшивку связываясь с силовым набором корпуса. Плиты бортовой поясной брони по ватерлинии имели толщину 225 мм в средней части корпуса (29-125 шпангоуты), уменьшаясь к оконечностям: в нос от 29 шпангоута до форштевня - 125 мм и в корму от 125 по 145 шпангоут (до кормового броневого траверза) - 125 мм, а в районе ахтерштевня — 100 мм. Верхний броневой пояс высотой 2,72 м и тол­щиной 125 мм также простирался по всей длине корабля от первой башни до четвертой. В носовой оконечности линкора толщина его уменьшалась до 75 мм, а в корме, позади четвертой башни, броня отсутствовала. Броневые траверзные плиты в кормовой части располагались под углом к форштевню и имели толщину в 125 мм. Носовой траверз верхнего пояса имел толщину броневых листов 50 мм. Продольные броневые переборки проходили по всей длине цитадели на расстоянии 3,4 метра от борта и между нижней и средней палубами имели толщину в 50 мм, а между средней и верхней — 37,5 мм. Помещения, находив­шиеся между бортом и продольной переборкой, сверху и снизу броневого скоса заполнялись углем.

Работы по набору бимсов и боковых стоек нижней (карапасной) броневой палубы линкора «Полтава» 11 октября 1910 г.

Горизонтальная броневая защита включала броневые палубы: нижнюю (карапасную), среднюю и верхнюю. Нижняя карапасная палуба толщиной 12 мм, в районе цитадели и носовой оконечности, стелилась, на стальную палубную обшивку толщиной 12 мм. К бортам она имела скосы из броневых листов толщиной 50 мм, которые упи­рались в нижние кромки главного броневого пояса. В кормовой оконечности нижняя палуба была горизонтальной по всей ширине корпуса (без скосов) и имела толщину в 25 мм. Средняя броневая палуба, в районе цитадели в средней части корабля, имела толщину 25 мм и 19 мм — в пространстве между бортами и продольными броневыми переборками. В носовой оконечности толщина средней палубы равнялась 25 мм по всей ширине корабля, а в кормовой — 37,5 мм по всей его ширине, уменьшаясь до 19 мм над румпельным отделением. Она служила преградой для проникновения осколков при разрыве снаряда в первом междупалубном пространстве. Верхняя броневая палуба толщиной в 37,5 мм покрывала цитадель и носовую оконечность, уменьшаясь в кормовой оконечности - до 6 мм.

Бронирование боевых рубок (носо­вой и кормовой) было одинаковым: вертикальная броня достигала толщины 254 мм, крыши — 100 м, а пола — 76 мм. Труба, защищающая провода между боевой рубкой и центральным постом, име­ла толщину 76 мм, а в самой рубке — 127 мм. Румпельные отделения прикрывались броней толщи­ной 100-125 мм, кожухи дымовых труб — броне­выми листами толщиной 22 мм.

Башенные установки 305-мм орудий главного калибра защищались броневыми плитами толщиной 203,2 мм, а тыльные плиты имели толщину 305 мм. Крыши башенных установок были прикрыты броней толщиной в 76 мм, а броня неподвижных барбетов была толщиной над верхней палубой 150 мм и ниже — 75 мм. Барбеты концевых башен имели толщину ниже верхней палубы 125 мм. Элеваторы защищались броневыми листами толщиной 25,4 мм.

Энергетическая установка и ходовые качества

Главная энергетическая установка корабля механическая, четырехвальная с 10 паровыми турбинами системы Парсонса типа Английского адмиралтей­ства и 25 водотрубными котлами системы Ярроу. Машинно-котельная установка занимала всю среднюю часть корабля от первой до чет­вертой башни.

Котел типа Ярроу перед погрузкой на линкор «Гангут»

Паровые водотрубные котлы системы Ярроу треугольного типа размещались в четырех котельных от­делениях. Первое котельное отделение находилось между 40 и 46 шпангоутами. В нем располагалось три малых котла в один ряд, предназначенных для использования только жидкого топлива. Площадь нагревательной поверхности каждого их них равнялась 311,9 м². Во втором котельном отделении, расположенном между 46 и 57 шпангоутами размешались шесть жидкотопливных котлов в два ряда. Они имели большие размеры и площадь нагревательной поверхности по 375,6 м². В третьем и четвертом котельном отделениях, размещавшихся соответственно от 64 до 75 и от 75 до 86 шпангоута было установлено по восемь кот­лов (по четыре в ряду). Эти котлы имели смешанное отопление — угольное и нефтяное и площадь нагревательной поверхности по 375,6 м². Котлы вырабатывали пар давлением в 17,5 атмосферы и для сжигания нефти оборудовались форсунками Торникрофта, которые включались при форсировании котлов на полном ходу. Котельная установка снабжалась водоопреснительными аппаратами, а котлы оборудовались средствами для тушения огня в топках. Продукты сгорания отводились в две дымовых трубы. Носовая дымовая труба находилась на 50 шпангоуте. Диаметр ее равнялся 4,32 м, а высота над палубой — 14,6 м. На расстоянии 29,4 м от нее, на 75 шпангоуте, находилась кормовая дымовая труба, имевшая диа­метр 5,60 м и ту же высоту, что и носовая.

Главные механизмы состояли из десяти турбин системы Парсонса, размещавшихся в трех (два бортовых и одно среднее) машинных отделениях в корму от третьей башни (93—107 шпангоут), и холодильников (конденса­торов) к турбинам, расположенных в двух соседних с турбинными отделениях (107—117 шпангоут). В каждом из двух бортовых машинных отделений было установлено по одной турбине высокого давления переднего хода (ТВДПХ) и одной турбине высокого давления заднего хода (ТВДЗХ), которые размещались в раздельных цилиндрических кожухах и работали на два бортовых гребных вала. В среднем машинном отделении находились две турбины высокого давления переднего хода (ТВДПХ) для обеспечения крейсерской скорости и две турбины низкого давления переднего хода (ТНДПХ) в раздельных цилиндрических кожухах, а также две турбины низкого давления заднего хода (ТНДЗХ) заключенные в один кожух. Турбины среднего машинного отделения работали на два средних гребных вала.

Погрузка турбин 150-ти тонным плавучим краном на линкор «Гангут»

Каждая паровая турбина многоступенчатая, реактивная с начальным рабочим давлением пара в 11,3 атмосферы. Максимальное использование энергии пара достигалось за счет постепенного расширения пара по мере прохождения через 15 ступеней (колёс), каждая из которых представляла собой пару венцов лопаток: один — неподвижный (с направляющими лопатками, закрепленными на корпусе турбины), другой — подвижный (с рабочими лопатками на диске, насаженном на вращающийся вал). Всем лопаткам была придана такая форма, что сечение междулопаточных каналов уменьшалось по направлению истечения пара. Лопатки неподвижных и подвижных венцов были ориентированы в противоположных направлениях, т.е. так, что если бы оба венца были подвижными, то пар заставлял бы их вращаться в разные стороны. Вращаясь, все колеса вращали вал турбины.

Отработанный пар из турбин поступал в два главных холодильника с общей охлаждающей поверхнос­тью 1951 м². Проходя через конденсаторы, пар охлаждался до состояния воды и с помощью двух центробежных насосов, расположенных там же, поступал к котлам для нагрева. Турбины передавали вращение на четыре трехлопастных винта диаметром 3,28 метра и шагом 3,05 метра. Плоскость вращения средних вин­тов находилась в районе 139 шпангоута и отстояла на 3,05 м от диаметральной плоскости и на 2,44 м от кромки киля. Крайние винты располагались на 132 шпангоуте и отстояли от диаметральной плоскости и киля соот­ветственно на 6,40 и 3,05 м.

Суммарная мощность турбин дости­гала 32 000 л.с. при частоте вращения 280 об/мин, что обеспечивало достижение скорости 21,75 узла. При форсированном режиме эти значения возрас­тали — мощность достигала 42 000 л.с. при частоте вращения 300 об/мин, а скорость хода — 23 узла. При этом на 1 м² колосниковой решетки сжигалось 188,5-190,0 кг угля в час. Полный запас угля включал 1500 тонн, мазута 700 тонн, что позволяло линкору пройти около 3000 миль при скорости хода в 12 узлов.

Вспомогательное оборудование

Установка на линкор «Полтава» одной из частей большого руля.осень 1912 г.

Рулевое устройство включало два балансирных руля: большой площадью 28,3 м² и малый площа­дью 13,5 м². Наибольшее время перекладки боль­шого руля из среднего положения на борт (35°) составляло 30 секунд. Радиус установившейся циркуляции достигал 239 метров при угле крена 3,4°. Наибольший же возможный крен, при внезапной перекладке руля, не превосходил 10°.

Электроэнергетическая система корабля работала на постоянном токе напряжением 225 В и переменном токе напряжением 135 В. Электроэнергию вырабатывали 4 турбогенератора мощностью по 320 кВт каждый, расположенные попарно в отсеках второй и третьей башен на нижней палубе и 5 дизель-генераторов. Два дизель-генератора мощностью по 320 кВт и три по 120 кВт располагались в помещениях на нижней палубе в кормовой и носовой части соответственно. Благодаря компаундному возбуждению и применению уравнительных соединений генераторы могли работать параллельно по два между собой. Защитная аппаратура включала предохранители и автоматы. В условиях боя электроэнергией обеспечивались все системы и устройства связи, ве­дения огня, управления кораблем, а также две тре­ти осветительных приборов.

Якорно-швартовное устройство состояло двух становых и одного запасного якоря системы Холла массой 8,23 т каждый и двух стоп-анкеров массой по 2,95 т. Якоря выбирались цепью калибром 76 мм длиной 320 м с помощью двух паровых шпилей мощностью по 250 л.с. Кроме этого, в носу размещались два паровых шпиля тягой по 25 т и в корме еще два шпиля с электроприводом для выполнения швартовных операций.

Носовое шпилевое устройство линкора «Севастополь»

Осушительная система состояла из девяти трюмно-пожарных насосов системы Вартингтона производительностью по 75 т/ч каждый. По одному насосу размещалось в каждом из котельных и тур­бинных отделений и по одному — в каждом из двух отделений холодильников (конденсаторов). Управ­ление клапанами этих насосов находилось возле са­мих насосов. В пожарную систему, кроме упомянутых выше, девяти трюмно-пожарных насосов входили также два центробежных насоса производительностью по 150 т/ч. Пожарная магистраль была кольцевой и рас­полагалась под нижней палубой, поднимаясь у край­них башен под среднюю палубу. Магистраль имела перемычки в котельных и турбинных отделениях, от­делениях холодильников (конденсаторов). Диаметр труб магистрали равнялся 150 мм. Насосы присое­динялись к магистрали при помощи поперечных труб диаметром 75 мм. От магистрали шли отрост­ки наверх и вниз к 76 пожарным клапанам. Кроме случаев использования при пожаре, пожарная сис­тема предназначалась и для прочистки решеток кингстонов, фановых и сточных труб, для инжекто­ров осушительной системы при выкачивании гряз­ной воды из бань и прачечных.

Водоотливная система включала в себя 14 гид­равлических турбинных насоса системы инженера-механика Ильина производительностью по 500 т/ч, которые размещались в различных важнейших по­мещениях трюма. Каждый из них откачивал воду из своего помещения, но при необходимости по пе­репускной системе к нему могла подаваться вода и из соседних помещений. Управление водоотливными насосами и клапа­нами перепускной системы осуществлялось с верх­ней палубы; исключение составляли клапаны око­нечностей.

Паровые катера, установленные на палубе линейного корабля.

Система затопления была оборудована 28 кинг­стонами с клапанными коробками. Для обеспече­ния затопления из отделений трюма на среднюю палубу шли «воздушные» трубы. Со средней палу­бы осуществлялось и управление затоплением. Система выравнивания крена и дифферента со­стояла из кингстона, затопляющего через перепуск­ные клапаны и трубы по четыре отсека на каждом борту.

Помещения корабля вентилировались 111 венти­ляторами общей производительностью 317400 м³ воздуха в час. Из них 29 вентиляторов имели про­изводительность по 6000 м³; 25 вентиляторов — по 3000 м³; 57 вентиляторов — по 1200 м³. Венти­ляторы объединялись в различные группы, обслу­живавшие ряд автономных систем. Диаметр тру­бопроводов этих систем колебался в пределах от 50 до 474 мм.

В состав шлюпочного вооружения входили: два паровых катера, размещенных по бортам верхней палубы в районе 102—112 шпангоутов; два 20-весельных барказа длиной 11,6 метра, размещен­ных между паровыми катерами; на рострах над 20-весельными барказами находились два мотор­ных катера; два 20-весельных моторных барказа — по бокам кормовой трубы; два 6-весельных вель­бота длиной 8,5 метра — на шлюпбалках между 49 и 53 шпангоутами; два 6-весельных яла — на шлюп­балках между 41 и 48 шп. Для выполнения операций с плавсредствами предусматривались четыре крана, два из них грузоподъемностью по 5 т.

Экипаж и обитаемость

На момент вступления кораблей в строй штатная комплектация экипажа составляла: 31 офицер, 28 кондукторов и 1066 нижних чинов (унтер-офицеров и матросов). Каюты офицеров и жилые помещения кондукторов располагались в кормовой части на средней палубе. Кубрики команды находились в носовой части на нижней палубе, спальные места в них размещались на рундуках и подвесных койках. Прием пищи нижними чинами происходил в кубриках. Обогрев на корабле обеспечивался с помощью парового отопления. Паровое отопление эффективно действовало при температуре наружного воздуха до -15° С, обогревая жилые и рабочие помещения до температуры не ниже +15° - +17°С.

Вооружение

Главный калибр

Башенная установка главного калибра линкоров типа «Севастополь»

Артиллерия главного калибра состояла из двенадцати 305-мм орудий Обуховского завода образца 1907 года с длиной ствола 52 калибра. Орудия размещались в четырех равноудаленных друг от друга трехорудийных поворотных башнях MK-3-12 Металлического завода. Орудие стальное, нарезное, с поршневым затвором не имело цапф. Компрессор станка гидравлический, веретенного типа, накатник — гидропнев­матический.

Башенная установка состояла из неподвижной и вращающейся частей. Неподвижная часть включала в себя жесткий барабан прикрытый бронированным барбетом и центрующий штырь. Вращающаяся — столы, которые размещались внутри барабанов. На верхней плоскости стола кре­пилась рубашка под броню башни и устанавливались ору­дийные станки. Стол опирался на горизонталь­ные катки (144 шаров диаметром по 102-мм), которые катались в специальных пого­нах. Верхний погон крепился к нижней части вращающегося стола, а нижний — к верхней час­ти неподвижного жесткого барабана. К нижней части стола крепилась центральная подачная труба, выполнявшая функцию боевого штыра. В боковом направлении башня удерживалась 20 верти­кальными катками, которые катались в погонах, расположенных меж­ду жестким барабаном и подачной трубой. Катки вращались на осях, закрепленных в ползунах с помощью пружин Бельвиля, которые при стрельбе сжимались, создавая амортизацию по отношению к жёсткому барабану. Для ремонта и осмотра катков преду­сматривался подъем башни на восьми 100-тонных гидравлических домкратах.

Главный калибр линкора «Севастополь»

Башни располагались в диаметральной плоскости корпуса так, чтобы иметь возможность вести огонь на любой из бортов в следующих секторах: первая — от 0 до 155°; вторая и третья — от 25 до 155°; четвертая — от 25 до 180°. Таким образом, все орудия могли открыть огонь по цели, находящейся на курсовых углах от 25 до 155°, и, тем самым, сектор совместного бортового залпа имел угол 130°. Башни впервые были оборудованы вентиля­цией и отоплением. Для вращения башенных установок и верти­кального наведения орудий предусматривались электрические приводы, снабженные гидравличес­кими регуляторами скорости (муфтами Дженни). Посты горизонтальной наводки располага­лись слева от крайнего левого орудия в каждой башне. При горизонтальном наведении башни усилие передавалось от электродвигателя мощно­стью 30 л.с. через гидравлический регулятор ско­рости, находившийся на столе башни, к двум вин­товым лебедкам, которые входили в зацепление с цевочным ободом, укрепленным на неподвижном жестком барабане. Горизонтальную наводку мож­но было выполнять и из поста башенного коман­дира. Время поворота башенной установки на 180° составляло 1 мин при крене 8°. Вращать башню можно было также вручную. Для этого требовались усилия не менее 10-12 человек, которые с помощью специальных розмахов могли обеспечить вращение со скоростью 0,5 град/с.

Башня оборудова­лась тремя постами верти­кальной наводки. Вертикально орудия могли наводиться либо раздельно, либо по два, по три вместе с од­ного поста наводки. Верти­кальное наведение каждого орудия производилось от электродвигателя мощнос­тью 10 л.с. воздействующего на привод через гидравличес­кий регулятор скорости, через шестерню к зуб­чатому сектору, жестко скрепленному с цапфами орудия. Сектор вертикального наведения находился в пределах от -5° до +25°; время наведения в этих пределах составляло не более 10 с а ручной — 45 c.

305-мм снаряды на палубе линкора Гангут

Наибольшая расчетная скорострельность орудий составляла 1,8 (практическая 1,2) выстрела в минуту. Предельная дальность стрельбы снарядами массой до 470,9 кг при их начальной скорости 762 м/с и угле возвышения орудия 25° составляла около 23,23 км. В состав боекомплекта из расчета 100 выстрелов на ствол, входили бронебойные, полубронебойные и фугасные снаряды образца 1911 года и заряды к ним весом 132 кг бездымного пороха. Боеприпасы хранились на стеллажах в под­башенном отделении, в верхней части которого располагался зарядный погреб, в нижней — снарядный. Температура воздуха в погребах поддер­живалась автоматически (15-25°С) с помощью ус­тройства аэрорефрижерации системы Вестингауз-Леблан. Погреба были оборудованы системами орошения и затопления. Башни впервые были оборудованы вентиля­цией и отоплением.

Из стелажей снаряды поднимались специальными храповыми приспособлениями, ук­ладывались на тележки и подавались к подготови­тельным столам. Далее снаряды поступали в пи­татели нижних зарядников, расположенных в подачкой трубе. Каждый зарядник загружался одним снарядом и двумя полуза­рядами. После этого, боеприпасы поднимались электролебедками в перегрузочное отделение, а оттуда заряды и снаряды подавались с помощью верхних зарядников в боевое отделе­ние башни. Лебедки для подъема верхних и нижних за­рядников были устроены одинаково и отличались только мощностью электродвигателей. Двигатели снабжались спиральными тормозами на случай отключения электропитания, что предохраняло зарядник от произвольного спуска. Башни были также оборудованы независи­мой ручной подачей. Открывание замка орудия и заряжание осуществлялись также от электрических приводов и составляло не более 4 секунд. Досылка снарядов производилась с помощью электричес­кого прибойника кинематически связанного с приводами вертикального наведения орудия. Прибойники могли действовать при углах заряжания от +3° до -3°. Время заряжания орудия составляло не более 40 секунд. Расчет включал 10 человек.

Противоминная артиллерия

120-мм орудие Виккерс образца 1905 г.

Противоминная артиллерия состояла из шестнадцати 120-мм орудий Виккерса образца 1905 года с длиной ствола 50 калибров, объединенных в во­семь бортовых плутонгов (батарей). Носовые плутонги группировались в районе первой и второй башен главного калибра, а кор­мовые — в районе третьей и четвертой башен. Орудия располагались в казематах, образованных продольной переборкой и бортом. Сверху и снизу каземат ог­раничивался верхней и средней палубами. В каж­дом плутонге, разделенном броневым траверзом, устанавливалось по два орудия таким образом, чтобы при горизонтальных углах обстрела каждого в пределах 120—130° одно­временно четырьмя орудиями могла обстреливаться цель, находившаяся на любом курсовом угле. Углы вертикального наведения находились в пределах от -10 до +20°. Оси орудий находились на расстоянии 4,6 м от поверхности воды, поэтому отражение атак миноносцев в свежую погоду с наветренного борта представляло известные трудности. Первоначаль­но проектом предусматривалось вдвигание 120-мм орудий по особому рельсу с помощью лебедок внутрь каземата, после чего порты должны были закрываться стальными ставнями. Однако при по­стройке из-за сложности конструкций от этого уст­ройства отказались.

Бортовой каземат линкора типа «Севастополь»

Орудие стальное, нарезное, с поршневым затвором размещалось на станке с центральным штыром. Заряжание картузное. Компрессор гидравлический, накатник пружинный. Подъемный механизм секторный. Поворотный ме­ханизм червячного типа. Высота оси ство­ла от основания тумбы 1117-мм. Орудия вра­щались на основаниях, которые были жестко скреп­лены с кольцевыми щитами из 75-мм противоосколочной брони, прикрывавшими амбразуры и вращавшими­ся вместе с орудиями. Вертикальное и горизонтальное наведение производилось в ручную. Угловые скорости вертикального и горизонтального наведения были соответственно 3,5 и 6—8 град/сек. Предельная дальность стрельбы снарядами массой 28,97 кг при начальной скорости 795 м/с составляла 13,9 км, скорострельность — 7 выстрелов в минуту. Кроме централизованного управления каждая батарея могла вести огонь самостоятельно под управлением плутонго­вого командира. С этой целью на верхней палубе были установлены специальные броневые колпа­ки с амбразурами для плутонговых командиров.

В состав боекомплекта входили фугасные снаряды образца 1911 года из расчета 250 выстрелов на ствол и заряды к ним весом 7-8 кг бездымного пороха. Впоследствии количество боеприпасов было увеличено до 300 выстрелов на ствол. Боезапас размещался в артиллерийских погребах под каждым плутонгом и подавался в каземат ленточными элева­торами.


Зенитное вооружение

В соответствии с проектом, предполагалось установить на каждом линкоре по восемь 75-мм, четыре 47-мм и четыре 63,5-мм зенитных орудия. Но фактически из-за нехватки орудий такого назначения зенитное вооружение кораблей Балтийского и Адмиралтейского заводов несколько отличалось.

Минно-торпедное вооружение

Торпедное вооружение состояло из четырех однотрубных, неподвижных 450-мм подводных торпедных аппаратов, установленных в бортовых отсеках в носовой части корабля. В боекомплект входило 12 парогазовых торпед модели 45-12 (образца 1912 года) с «влажным подогревом». Вес каждой торпеды составлял 810 кг при весе боевой части 112 кг. Дальность стрельбы составляла 3000 и 6000 м при скорости хода 39 и 29 узлов соответственно. Торпедные аппараты предназначались лишь для самообороны линкора в крайнем случае, при выходе артиллерии из строя.

Система управления огнем

Принимающий и дающий приборы системы Гейслера

Для управления ар­тиллерийской стрельбой главного и противо­минного калибров на лин­коры была установлена си­стема приборов управления стрельбой (ПУС) завода Гейслера образца 1910 года. В ее состав входили дающий прибор прицела, линии электриче­ской синхронной передачи, дающие и принимающие приборы прицела и целика.

Дальность до цели измерялась двумя 6-метровыми стереоскопическими дальномерами, расположенными на мостиках носовой и кормовой боевых рубок. Показатели дальномеров снимались дальномерщиками с периодичностью в 3—5 секунд и передавались по телефону в центральный пост. Курсовой угол цели определялся с помощью сдвоенных зрительных труб (визирные посты), расположенных побортно и показания так же передавались по телефону в центральный пост. Матрос-гальванер в центральном посту вводил данные в задающий прибор прицела - механический счетный прибор (арифмометр), который вырабатывал текущую (сглаженную) ди­станцию. Управляющий огнем получал данные о собственной скорости и курсе, направлении и силе ветра с приборов и магнитного компаса.
Дальномер типа F.G. с 3-метровой базой фирмы Barr & Stroud
Имея данные о девиации, типе цели, угле места цели и расстояния до нее старший артиллерийский офицер, используя таблицы стрельбы производил необходимые вычисления и рассчитывал необходимые поправки упреждений по вертикальному и горизонтальному наведению. Так же выбирал тип артустановки башни или 120-мм орудия и род снарядов необходимых для поражения данной цели. Старший артиллерийский офицер с помощью дающих приборов в центральном посту передавал вертикальные и горизонтальные углы наведения на принимающие приборы (стрелочные указатели углов), установленные на прицельных приспособлениях орудий из которых предполагал поразить цель. После получения необходимых данных наводчики выбранных орудий устанавливали на них заданные углы и производили заряжание выбранным типом боеприпаса. Находившийся в центральном посту старший артиллерийский офицер выставлял рукоятку прибора-указателя стрельбы в сектор соответствующий выбранному режиму огня «Дробь», «Атака» или «Короткая тревога» в соответствии с которым орудия открывали огонь если позволяло устройство определения крена. Оно автоматически замыкало электрические цепи стрельбы всех башен главного калибра по достижении угла крена в 0° и размыкало цепь при углах возвышения менее -5°.

В случае выхода из строя старшего артиллерийского офицера или по любой другой причине, все 305-мм и 120-мм орудия переходили на одиночный и групповой (плутонговый) огонь. В этом случае все расчеты производились командиром башни или батареи. В случае полного поражения приборов управления огнем и цепей передачи данных все артсистемы переходили на самостоятельный огонь. В этом случае выбор цели и наведение на нее производилось расчетом конкретной башни и орудия с использованием только орудийных оптических прицелов.

Противоминное вооружение

Чертеж сетевого заграждения линкоров типа «Севастополь»

Для защиты кораблей от торпедных атак на стоянке, каждый линкор был оборудован противоторпедными сетями. Вся система состояла из 32 наклонных поворотных шестов, такелажа к ним и сетей с приспособлениями для крепления их у борта. Шесты заграждения длиной 7,2 м своими штырами вращались в башмаках, прикрепленных к борту. Ноки всех шестов между собой соединялись леерами из 76-мм стального троса. Оба конца каждого леера имели коуши и скобы, которыми они крепились к соответствующим коушам на бугелях шестов. К леерам при помощи складных гаков привязывались сетевые полотнища размером 7,5 х 6 м с диаметром колец в 152 мм, свитых из семи рядов проволоки диаметром 1,8 мм. полотнища соединялись между собой особыми разрезными звеньями.

В походном положении система находилась в собраном состоянии с шестами притянутыми к бортам и свернутыми сетевыми полотнищами. На стоянке, во время постановки шесты заграждения отваливались одновременно с сетями. При отваливании шесты все разом отходили от борта, становясь горизонтально и перпендикулярно борту, после чего сети распускались.

Модернизации и переоборудования

Впервые вопрос о модернизации находящихся в строю линкоров стал в середине 1920-х годов. Данной проблеме было посвящено «Особое сове­щание», созванное в Морском научно-техни­ческом комитете (НТКМ) 10 марта 1927 года на­чальником ВМС РККА[6] Р.А. Муклевичем[7]. В.П. Римский-Корсаков[8] делал вывод о необхо­димости усиления бронирования, увеличения дальности стрельбы орудий главного калибра и усиление зенитной артиллерии, а также внедрением новых приборов управления стрельбой. Обязательным счи­талось также оснащение каждого линкора двумя гидросамолетами. Как о деле первоочередном и решенном на со­вещании говорилось о переводе котлов на жидкое топливо. Для повышения мореходности наших линкоров требовалось увеличение высоты надводного борта в носу. Кроме того, необходимо было внедрить про­тивохимическую защиту, обновить прожекторное ус­тройство, средства радиосвязи и многое другое.

Построенные корабли

Название Судьба
«Севастополь» Во время Первой мировой войны входил в состав 1-й бригады линейных кораблей. Базировался на Гельсингфорс. В августе 1915 прикрывал постановки минных заграждений в Ирбенском проливе. 12 марта 1918 года покинул Гельсингфорс в составе первого отряда кораблей и перешёл в Кронштадт. Во время гражданской войны участвовал в обороне Петрограда. В марте 1921 года экипаж линкора поддержал кронштадтский мятеж. В марте 1921 года был переименован в «Парижская коммуна». В 1929 году вошёл в состав Черноморского флота. Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Севастополя и Керченского пролива. 31 мая 1943 года линкору было возвращено первоначальное наименование «Севастополь». 8 июля 1945 года за успешное выполнение боевых задач в годы Великой Отечественной войны награждён орденом Красного Знамени. 24 июля 1954 года переклассифицирован в учебный корабль. В 1956 году исключён из состава ВМФ СССР и разобран на Севастопольской базе «Главвторчермета» на металлолом.
«Полтава» Во время Первой мировой войны входил в состав 1-й бригады линейных кораблей. Базировался на Гельсингфорс. 12 марта 1918 года покинул Гельсингфорс в составе первого отряда кораблей и перешёл в Кронштадт, а в октябре был переведен в Петроград для консервации. 24 ноября 1919 года на стоящем у стенки Адмиралтейского завода линкоре воз­ник пожар. 2 сентября 1924 года с корабля были сняты остатки артиллерийского вооружения. 7 января 1926 года переименован в «Михаил Фрунзе». С начала 1920-х годов рассматривались различные проекты перестройки и восстановления корабля, однако ни один не был реализован. В 1944 году корпус был сдан на слом, после чего разобран.
«Петропавловск» Во время Первой мировой войны входил в состав 1-й бригады линейных кораблей. Базировался на Гельсингфорс. В августе 1915 прикрывал постановки минных заграждений в Ирбенском проливе. 12 марта 1918 года покинул Гельсингфорс в составе первого отряда кораблей и перешёл в Кронштадт. В ноябре 1918 года введен в действующий отряд (ДОТ). 31 мая 1919 года, близ Шепелевского маяка прикрывал эскадренный миноносец «Азард» и отразил нападение британских кораблей. 13 июня 1919 года принимал участие в подавлении восстания фортов «Красная горка» и «Серая лошадь». В марте 1921 года экипаж линкора поддержал кронштадтский мятеж. 31 марта 1921 года линкор был переименован в «Марат». В декабре 1939 года линкор вел огонь по финским тяжёлым береговым батареям, расположенным на островах, близ Выборга. Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Ленинграда. 23 сентября 1941 года в Кронштадте был тяжело повреждён во время авианалёта. 31 мая 1943 года линкору было возвращено его прежнее имя «Петропавловск». 28 ноября 1950 года «Петропавловск» был переклассифицирован в несамоходное учебное артиллерийское судно, получившее название «Волхов», 22 сентября следующего года переведён в класс несамоходных учебных кораблей, а в 1953 году — разобран на металл.
«Гангут» Во время Первой мировой войны входил в состав 1-й бригады линейных кораблей. Базировался на Гельсингфорс. В августе 1915 прикрывал постановки минных заграждений в Ирбенском проливе. 19 октября 1915 года на стоящем на гельсингфорсском рейде корабле произошло возмущение нижних чинов команды. 12 марта 1918 года покинул Гельсингфорс в составе первого отряда кораблей и перешёл в Кронштадт. В ноябре 1918 года переведен в Петроград, где поставлен на длительное хранение. 18 апреля 1925 года зачислен в состав учебного отряда Морских Сил Балтийского моря. Переименован в «Октябрьскую революцию» 27 июня 1925. В декабре 1939 года линкор вел огонь по финским тяжёлым береговым батареям, расположенным на островах, близ Выборга. Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Ленинграда, был поврежден немецким артиллерийским огнём и авиацией. После июля 1954 использовался как учебное судно. Из состава Военно-морского флота исключен в 1956 году.

См. также

Примечания

  1. Золото́й рубль приравнивался к 0,774234 г. чистого золота
  2. Кулебакский горный завод, с 2005 года — металлургическая компания «Русполимет» — металлургическое предприятие основанное в 1866 году. Одно из старейших отраслевых предприятий России. Находится в городе Кулебаки Нижегородской области.
  3. «Продаме́т» — промышленный территориальный синдикат (1902—1918) Российской империи. Крупнейшее монополистическое объединение Российской империи в металлургической промышленности.
  4. Всеобщая компания электричества — одна из крупнейших электротехнических компаний дореволюционной России.
  5. Критические напряжения в судостроительных расчетах, которые зависят от конструкции и применяемых материалов.
  6. Морские силы Рабоче-Крестьянской Красной Армии Союза ССР
  7. Муклевич, Ромуальд Адамович — советский военный и военно-морской деятель, организатор оборонной промышленности.
  8. Римский-Корсаков, Воин Петрович (1889—1938) — советский военно-морской деятель, специалист по артиллерийскому вооружению.

Литература и источники информации

Литература

  • И.Ф Цветков Линейные корабли типа «Севастополь». — Санкт-Петербург: АНII-Принт, 2005.
  • А.Васильев Первые линкоры Красного флота. — Москва: Яуза ЭКСМО, 2008. — ISBN 978-5-699-26743-9
  • А.Ю. Царьков Краса и гордость Черноморского флота. — Москва: Моделист-Конструктор, 2015.

Ссылки

Галерея изображений

--Ir0n246:ru (обсуждение) 20:07, 24 мая 2018 (UTC)