Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Проект линкора Вирениуса

Проект линкора Вирениуса

Перейти к: навигация, поиск
Проект линкора Вирениуса
Проект_линкора_Вирениуса._Орудия.jpg
Постройка и служба
ед. Заказано
ед. Построено
Общие данные
23-24 узл. Скорость хода
Бронирование
300-450 / мм. Пояс/борт
две по 63 мм. Палуба
450 мм. Барбеты
от 200 до 500 мм. Башни
500 / 200 / 305 / от 203 до 250 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
610 мм. Боевая рубка
Вооружение

12 (4x2, 2x2) - 406-мм орудий

Линкор Вирениуса — проект сверхдредноута, разработан начальником бригады балтийских линкоров вице-адмиралом В.Н.Ферзеном и его флагманским артиллеристом Н.А.Вирениусом. Отличался мощной артиллерией и бронированием. Проект дредноута третьего поколения в России в 1913–1917 гг, должен был стать сильнейшим в своем классе, гордостью Российского Императорского флота.

История создания

Капитан 2-го ранга Николай Андреевич Вирениус.

Предшественники

О контурах линейных кораблей будущего русские морские стратеги начали задумываться с середины 1913 года, когда после закладки линейных крейсеров программы 1912–1916 гг. типа «Измаил» в грядущей судостроительной программе подошел черед новых линкоров.

Предпосылки к созданию

В начале 1914 года заместитель начальника МГШ по кораблестроению капитан 1-го ранга Д.В.Ненюков представил морскому министру И.К.Григоровичу кардинально переработанный вариант «Основных заданий для линейных кораблей Балтийского моря».

После составления «Заданий для проектирования линейных кораблей» они были разосланы в различные подразделения Морского министерства для оценки концепции линкора будущего ведущими морскими специалистами. Несколько экземпляров было направлено в штаб командующего морскими силами Балтийского моря адмирала Н.О.Эссена и роздано затем командирам крупных кораблей и флагманским специалистам для ознакомления их с проектом «Заданий» и получения их отзывов. В течение января-февраля 1914 г. моряки ознакомились с документом, а в начале марта все высказанные ими соображения были переданы в оперативное отделение штаба командующего, которое возглавлял тогда капитан 2 ранга А.В.Колчак. В обсуждении участвовали начальник бригады линейных кораблей вице-адмирал В.Н.Ферзен, командиры тяжелых кораблей, входивших в состав бригады линкоров, капитаны 1 ранга: «Цесаревича» — И.П.Рейн, «Андрея Первозванного»А.П.Зеленой, «Императора Павла I»А.К.Небольсин , «Рюрика»М.К.Бахирев, а также командир новейшего эсминца «Новик» капитан 1 ранга Д.Н.Вердеревский. Изо всех отзывов флагманских специалистов бригады сохранились отзывы флагманского артиллериста и флагманского минера.

Проектирование

В своё время флагманский артиллерист Николай Андреевич Вирениус сделал два интересных предложения по развитию таких кораблей. В официальных проектах линейных крейсеров (Костенко, Бубнова, Гаврилова, Путиловского завода, Янькова) никто его предложениям не следовал, тем не менее, идеи его были революционными, но вполне осуществимыми с тем уровнем науки и техники. Основных предложений было два: по расположению артиллерии и по бронированию.

Описание конструкции

Корпус

По корпусу предложений было мало.

В отношении предложенного МГШ ледокольного образования форштевня общее мнение плавсостава выразил командир «Рюрика» М.К.Бахирев, указавший, что:

« кажется, еще не добились, чтобы судно с ледокольным образованием обладало хорошими морскими качествами и было бы остойчивой платформой для орудий. »

Мнение А.П.Зеленого:

« Требование ледокольного образования носа… надо признать излишним, в особенности, благодаря понижению от того его мореходности. Нос, по моему мнению, желателен совершенно прямой, без малейшего намека на таран. »

Это предложение коллег учел Вирениус, и форштевень корпуса в его проекте прямой. Поддержал он предложение об оборудовании корабля системой активного успокоения качки (система Фрама).
А.П.Зеленой:

« Снабжение корабля цистернами системы Фрама повышающими не только его мореходные, но и артиллерийские качества, — весьма желательно. »

В.Н.Ферзен:

« Так как при большом водоизмещении и сравнительно малой осадке корабль, вероятно, выйдет очень широкий, то можно ожидать резкую качку для умерения которой весьма желательна установка систерн Фрама. »

Бронирование

Проект линкора Вирениуса. Бронирование - пояс 450 мм в цитадели и 300 мм в оконечностях, две 63-мм палубы, башни - от 200 до 500 мм.

Вопрос о бронировании был разобран начальником бригады балтийских линкоров вице-адмиралом В.Н.Ферзеном и его флагманским артиллеристом Н.А.Вирениусом очень обстоятельно. Не ограничиваясь оценкой положений МГШ, они пошли дальше, развивая свою идею бронирования линейного корабля как

« устройства солидной броневой коробки мониторного типа из одного пояса и двух палуб, из которой торчит несколько броневых башен и на которой возведена легкая надстройка для жилых помещений и придания мореходных качеств кораблю. »

Эти соображения были проиллюстрированы эскизами, представлявшими очень надежно забронированный корабль. Схема была простой: броневой пояс по ватерлинии толщиной 457 мм (у нижней кромки толщина его уменьшалась до 305 мм) утончался в оконечностях до 305 мм (203 мм) и перекрывался броневой палубой. Ниже нее шла вторая броневая палуба, задачей которой было задерживать осколки, образующиеся при попадании снарядов в верхнюю броневую палубу. Скосы нижней палубы упирались в нижнюю кромку броневого пояса. Толщина обеих палуб — по 63 мм.

Самым надежно забронированным местом корабля предполагалось иметь боевую рубку:

« ...лучше ограничиться одной, но с толщиной стенок около 24", а крыши — не менее 10–12". »

В их отзыве приведена подробная конструкция этой броневой рубки. Также надёжно бронированными предполагались и башни: лоб 508 мм, задняя стенка 254–305 мм, крыша, особенностью которой должна была стать наклонная назад под углом 10–15° задняя часть, предполагалась толщиной 203-254 мм, и барбеты выше уровня броневой палубы — 457 мм.

Предложения по устройству броневой защиты линейных кораблей для Балтийского моря, высказанные Ферзеном и Вирениусом:

  1. Схема бронирования корпуса — сплошной пояс по ватерлинии толщиной в районе цитадели 18" (450 мм), в оконечностях уменьшающийся до 12" (300 мм).
  2. Схема распределения вертикального и горизонтального бронирования корпуса.
  3. Схема бронирования башни главного калибра. Заслуживает внимания предложение выполнять заднюю часть крыши, под которой отсутствуют сколько-нибудь крупные габариты и узлы, наклонной под углом от горизонтали 15°, что повышало возможность рикошета снарядов с настильных траекторий и позволяло существенно понизить толщину брони в этом месте.[1]

Энергетическая установка и ходовые качества

Поскольку требования к двигательной установке не были указаны, моряки потребовали «установить тип котлов и механизмов». Начальник бригады балтийских линкоров В.Н.Ферзен приводил ряд соображений, на основании которых можно было бы установить скорость линейного корабля:

« Взгляд на линейный корабль как на боевой молот я высказываю с целью указать на опасность увлечения скоростью за счет более важных для него элементов — артиллерии и брони. Чтобы хотя приблизительно основать задание скорости для корабля можно сказать, во-первых, что она должна быть современного порядка т. е. ход около 8-12 узлов безусловно мал, уже с точки зрения совершения марш-маневра, каковой должен делаться при нынешних средствах связи и вообще быстром темпе развития событий не менее чем со скоростью 14–18 узлов. Во-вторых, исходя из свойств управления артиллерийским огнем, можно заметить, что если корабль, ведя бой с противником на курсовых углах около траверза, может изменять свою ВИР незаметно для противника на величину около 1 кб в минуту, то он будет легко сбивать его огонь, заставляя слезать с себя пучок неприятельских снарядов. Из опыта можно сказать, что изменение курсового угла на 20° обыкновенно уже замечается, а на 10 (вблизи траверза) заметить почти невозможно: беря изменение 15°, т.е. курсовой угол 90° и 75°, найдем, что разница в ВИР в 1 кб получится при ходе в 22 узла. Эта цифра и представляется достаточной для линейного корабля, но имея в виду, что такой ход должен быть боевым, контрактную скорость следует задать в 23 узла; этой же скоростью как раз должны обладать и уже спущенные корабли типа „Севастополь“. В-третьих, можно еще заметить, что в то время как прочие суда, например, броненосные крейсера, в бою могут оказаться в небольших группах или даже одиночно и тогда в состоянии использовать свою максимальную скорость, линейные корабли, маневрирующие совместно в больших массах (6–8), будут принуждены равнять ход по наименьшему, а так как при большом числе судов вероятность сбавки хода у одного из них увеличивается, то может оказаться, что семь из восьми кораблей напрасно повезли бы в бой несколько тысяч тонн механизмов и котлов. Таким образом, ход 25 узлов кажется напрасно преувеличенным и я бы настаивал на сбавке двух лишних узлов, что должно значительно уменьшить вес двигательных механизмов, передав его на бронирование. В заключение соображений о ходе укажу еще на то, что все крупные нации дошли в скорости линейных кораблей только до 20–22 узлов (согласно „Ташенбух, 1914 г.“), кроме Италии, строящей корабли на 25 узлов, Англия же предпоследней серии кораблей дала 25 узлов, а последней — только 21 узел: обстоятельство, говорящее в пользу высказанных здесь идей. »

Скорость корабля исходя из мощностей тогдашних двигателей и примерных размеров машинного отделения линкора могла быть не менее 23-24 узлов.

Вооружение

Главный калибр

Проект линкора Вирениуса. Концевые башни имели бы по четыре орудия, средние - по два 406 мм орудия.

Предложенная Вирениусом боевая схема линкора представляла корабль с двумя четырехорудийными и двумя двухорудийными башнями, сосредоточенными в двух группах, причем двухорудийные башни устанавливались возвышенно над четырехорудийными. По мнению Вирениуса, это должно было обеспечить в общей сложности четыре шестиорудийных залпа в минуту. Расположение артиллерии главного калибра, предложенное Вирениусом для будущих линейных кораблей, исходило из опыта практических стрельб дивизии линкоров типа «Севастополь» в 1915 году.

Вопрос о числе орудий в башнях был оценен по-разному, но в основном моряки высказались за переход на двух- и четырехорудийные башни. Николай Вирениус аргументировал подобный подход так:

« ...вероятно, никогда не удастся справиться с происходящим при одиночном выстреле резком повороте башни, вызывающим потерю цели наводчиком. Это свойство, а также сложность стрельбы по системе все средние пушки и по две крайних из двух башен, вынуждает стрелять трех- или шестиорудийными залпами с неравномерной площадью рассеивания. Таким образом, является желательным переход на четырехорудийные башни, стреляющие двухорудийными залпами, для чего следует иметь соединение на залп двух средних и двух крайних орудий… »
Вопрос о главном вооружении будущего линкора, сформулированный в «Заданиях» вообще чрезвычайно бегло, стал предметом весьма детальных рассуждений в отзыве вице-адмирала В.Н.Ферзена, подготовленном, по сути дела, его флагманским артиллеристом, признанным специалистом в области тяжелой морской артиллерии, капитаном 2-го ранга Н.А.Вирениусом. Отзыв начальника бригады линкоров и его флагарта, наиболее обстоятельный изо всех восьми, поступивших в штаб флота, подвергал сомнению постулат МГШ об обязательных двенадцати крупнокалиберных орудиях и, в частности, считал возможным разместить 8-10 единиц 16" орудий, предлагая одновременно разработать несколько вариантов проекта с главным вооружением начиная с восьми орудий, постепенно увеличивая их число до большей величины. В части расположения главной артиллерии высказывалась идея о необходимости пересмотра традиционной равномерно-линейной системы расположения установок тяжелых орудий, и отмечалось:
« кажется предпочтительным установка средних башен с превышением над крайними, дабы дать достаточное число орудий по носу и по корме для возможности рационального ведения управления огнем во всех курсовых углах »

Вспомогательная/зенитная артиллерия

Зенитная артиллерия могла быть представлена несколькими небольшими скорострельными орудиями «пулеметного типа», стреляющими «сильно дымной шрапнелью».

В проекте предлагали вообще отказаться от вспомогательной артиллерии. В отзыве начальника бригады линкоров указывалось, что

« противоминная артиллерия в том количестве действующих по носу орудий, которое возможно осуществить, и при теперешнем ее калибре, не в состоянии с достаточной надежностью отразить атаку миноносцев современной скорости и тоннажа...


...кроме того, если атаки будут вестись в конце боя, то противоминная артиллерия почти наверняка будет уничтожена, т.к. забронировать ее надежно (подобно башням) не представляется возможным. По этим причинам логично снять противоминную артиллерию с корабля и поставить в несколько усиленном виде на бронепалубный крейсер с ходом 30 узлов при калибре 7" на трех-четырехорудийных платформах. Помимо более надежного отражения атаки, на своем корабле окажется огромная экономия и места, и веса, и стоимости, и людей (прислуга противоминных пушек), обреченных на главный контингент раненых и убитых.

»

Торпедное вооружение

Капитан 2 ранга Н.А. Вирениус о минном вооружении на линкорах писал:

« Минных аппаратов[2] на корабли ставить не стоит. Если корабль уцелел до 65 кб и меньше, то 16" его орудия, пробивая броню до 18" под курсовым углом 60°, будут действительны не менее мины. Если уже ставить аппараты, то не менее четырех с борта, а тогда они отнимут много места. Чтобы хорошо научиться владеть своим главным оружием на современном корабле нужно столько труда и главное времени, что, особенно еще при наших коротких плаваниях поведет или к тому, что обучение артиллерийской стрельбе будет терять от занятий минной стрельбой, или минной стрельбы знать совсем не будут. Наконец, для стрельбы минами строятся специальные суда, пока миноносцы, а в будущем, может быть, и минные корабли. »

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Прожектора, по мнению Вирениуса, следовало предусмотреть только для навигационных целей, а не для включения их в состав «активных элементов корабля», как трактовалось заданиями.

В целях затруднения для противника определения курсового угла и направления движения судна вице-адмирал В.Н.Ферзен предлагал ограничиться единственной мачтой посередине корабля, придав при этом линкору наибольшую возможную симметрию. Дабы предотвратить заклинивание башен в бою от обломков мачт и надстроек, предлагалось предусмотреть полностью разборные легкие надстройки, мостики и устройства.

Оценка проекта

Данный корабль, если был бы построен, представлял бы из себя очень мощную боевую единицу за счет неплохого бронирования и двенадцати мощных 406-мм орудий. Если это были орудия Обуховского завода, то они имели массу снаряда 1116-1117 кг, бортовой залп имел вес 13 392 - 13 404 кг, в то время как ближайшие конкуренты на европейском ТВД - HMS Queen Elizabeth и SMS Bayern - имели вес залпа 7000 и 6000 кг соответственно. Подобный вес залпа имел лишь линкор Второй Мировой IJN Yamato - 13 140 кг.

Но этот проект так и остался без серьезной проработки из-за того, что в проекте предложенных заданий МГШ отсутствовало главное на, что указали командир бригады линкоров В.Н.Ферзен и флагманский артиллерист Н.А.Вирениус:

« совершенно точное определение того, что Морским Генеральным Штабом понимается словами «линейный корабль». Желательно более ясно определить функции линейного корабля в бою, из них получить задания для главного оружия и затем уже поставить требования к его оборудованию. »

См. также

Примечания

  1. Подобную идею в середине 30-х гг. реализовал итальянский флот для 381 мм/50 трехорудийных башен своих линкоров типа Littorio.
  2. Торпедных аппаратов.

Литература и источники информации