Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Сторожевые корабли типа «Ураган»

Сторожевые корабли типа «Ураган»

Перейти к: навигация, поиск
Сторожевые корабли типа «Ураган»
uragan.jpg
Постройка и служба
18 ед. Заказано
18 ед. Построено
1927 — 1936 гг. Годы постройки
1931 — 1954 гг. Годы службы
Место строительства
Общие данные
465,3 / 619 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
71,5 / 7,4 / 2,3 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
2 водотрубных котла, 2 ТЗА Энергетическая установка
26 узл. Скорость хода
1200 миль Дальность плавания
Экипаж
74 чел. Общая численность
чел. Офицеры
24 чел. Мичманы
44 чел. Матросы
Бронирование
4 / 4 мм. Пояс/борт
3-5 мм. Палуба
мм. Боевая рубка
Вооружение

Артиллерия главного калибра

Зенитная артиллерия

Минно-торпедное вооружение

  • 3 × 1 — 450-мм торпедный аппарат;
  • 2 бомбомёта;
  • до 48 мин;;
  • 30 глубинных бомб;.
Построенные корабли
Uragan_1931.jpg
Сторожевые корабли типа «Ураган» — первые военные корабли, построенные в СССР после Октябрьской революции[1] советскими кораблестроителями. Корабли серии использовались для несения дозорной и разведывательной службы, сопровождения и охранения крупных надводных кораблей и конвоев от нападения подводных лодок. Благодаря своим именам, корабли серии получили прозвище «Дивизион плохой погоды».


Общие сведения

История создания

Предпосылки к созданию

Опыт Первой мировой войны показал, что подводные лодки стали одной из главнейших сил в морских боевых действиях. За время войны подводными лодками было потоплено 250 кораблей, в том числе 10 линкоров, 18 крейсеров и 28 эсминцев, был нанесён значительный ущерб торговому судоходству. Своим подводным флотом Германия почти полностью блокировала Британские острова, суммарный тоннаж потопленных германскими подводниками кораблей только за февраль 1917 года составил более 770 тыс. тонн[2].

Патрульный корабль типа Eagle, ВМС США

Задачи по охранению крупных кораблей и торговых судов первоначально возлагались на эсминцы и миноносцы, однако в ходе боевых действий выявилась необходимость создания лёгких кораблей, меньшей стоимости и меньшего водоизмещения. Новый класс кораблей предназначался для несения дозорной службы и охраны соединений кораблей и конвоев от возможных атак подводных лодок и торпедных катеров.

Предшественники

В Англии в 1915 - 1917 годах построено 74 единицы патрульных кораблей, водоизмещением около 600 тонн и скоростью хода 23 узла. Их вооружение состояло из одного 102-мм и одного 40-мм орудия, глубинных бомб и двух торпедных аппаратов.

Примерно такие же корабли заложены в 1918 году и в США. Это были 60 патрульных кораблей типа Eagle, с водоизмещением 500 тонн, скоростью 18 узлов, вооружённые двумя 102-мм орудиями и двумя 76-мм орудиями и бомбомётом.

В Российском флоте проблему отсутствия противолодочных кораблей решали с помощью посыльных судов, вспомогательных и мобилизованных гражданских судов, но эти корабли не справлялись с возложенной на них задачей. В 1916 — 1917 годах Морское министерство инициировало постройку специальных кораблей. По трём проектам: «Копчик», «Голубь», «Водорез» было заложено 14 кораблей, на заводах в Гельсингфорсе и Або в Финляндии. Корабли имели водоизмещение 350-530 тонн, скорость - до 15 узлов и два орудия калибром 75 или 102 мм.

Изначально они считались посыльными кораблями, но с октября 1917 года они стали принадлежать к классу сторожевых кораблей. Первыми вступили в состав Балтийского флота сторожевики «Копчик» и «Коршун», но революция и гражданская война в России помешали дальнейшим планам развития флота. Остальные 12 кораблей, заложенные на финских верфях так и не были переданы в Россию.

Проектирование

Сторожевые корабли стали первыми кораблями, построенными в Советской России, однако их концепция сложилась не сразу. Первоначально их классифицировали как морские охотники за подводными лодками. В октябре 1922 года, на совещании в Морском штабе, были определены основные требования к охотнику: вооружение должно состоять из 102-мм орудия и глубинных бомб, скорость не менее 30 узлов и дальность плавания - 200 миль. Дополнительным требованием стала установка 450-мм торпедного аппарата и увеличение дальности плавания до 400 миль. Через год охотники стали называть сторожевым катером.

Ю. А. Шиманский, руководитель Кораблестроительного отдела

Во время разработки первой судостроительной программы учитывалось слабое финансирование флота: в 1923-1927 годах оно составляло 13,2% от общих расходов на оборону, при этом на судостроение отчислялось 8% от затрат на сухопутные силы. План усиления Морских сил, разработанный в 1924-1925 годах, предусматривал постройку 36 сторожевых катеров за три года. Разработкой проекта катера занималось Техническое управление ВМС РККА и в начале 1925 года проект был представлен начальником управления Н. И. Власьевым на рассмотрение. Катер имел такие технические характеристики: одно 40-мм орудие и счетверённую зенитную установку, водоизмещение 150 тонн, скорость 35 узлов, три дизельных двигателя по 1500 л.с. каждый.

10 февраля 1925 года Научно-техническому комитету морского ведомства (НТКМ) начальником Морских сил В. И. Зофом было выдано первое официальное задание на разработку эскизного проекта. Проектируемый корабль должен был иметь счетверённую зенитную установку, два 450-мм торпедных аппарата, десять глубинных бомб или четыре мины заграждения. При этом корабль должен иметь хорошую мореходность: успешно использовать артиллерию при 3-балльном волнении, выдерживать 10-балльный шторм, развивать скорость до 35 узлов, иметь защиту мотора от пуль и осколков. Предполагалось изготавливать корпус, разделённый переборками, из стали. Двигатели — бензиновые или дизельные, скорость не менее 35 узлов, радиус действия при экономическом ходе - 750 миль. Заданием предполагалось разработать и второй вариант - с облегченной энергетической установкой, с меньшей скоростью хода.

В 1925 году было создано Конструкторское Бюро (КБ) Кораблестроительной секции НТКМ под управлением Ю.А. Шиманского. В этом отделе и велась работа над эскизом проекта сторожевого катера. Помимо сотрудников КБ привлекались специалисты Опытового бассейна Морского ведомства и судостроительных заводов. Итогом работы стала разработка 3 вариантов сторожевого катера, водоизмещением от 65 до 850 тонн.

Первые три варианта представляли собой катер с водоизмещением 65 - 180 тонн и скоростью 30 - 35 узлов. Предлагались варианты с установкой авиационных двигателей мощностью 1000 л.с. и облегчёнными дизельными двигателями мощностью 1500 л.с. Предусматривалось вооружение в составе четырёх 37-мм автоматов Виккерса или 102-мм орудия и трёх автоматов, четырёх 7,62-мм пулемётов, двух однотрубных или одного трёхтрубного 450-мм торпедного аппарата. Вариант с бензиновым двигателем был отклонён, поскольку промышленность не была готова производить такие двигатели.

Английский сторожевой корабль проекта P, один из прототипов сторожевых кораблей типа Ураган

На совещании в НТКМ в апреле 1926 года было решено отказаться от строительства сторожевых катеров и начать проектирование сторожевых кораблей. По итогам совещания были разработаны шесть вариантов кораблей, имеющих 285-300 тонн водоизмещения, скорость 28-30 узлов и дизельную энергетическую установку. Предусматривалась установка двух или трёх 102-мм орудий, четырёх 40-мм орудий, четырёх крупнокалиберных пулемётов, одного трёхтрубного торпедного аппарата, двадцати глубинных бомб. В одном из вариантов рассматривалась возможность оборудования корабля параванами.

Дизельные двигатели планировалось закупать в Англии, но экономические трудности и обострение отношений с Великобританией нарушили эти планы. По предложению Н. И. Власьева началась разработка сторожевого корабля с паротурбинной энергетической установкой. Задание предусматривало водоизмещение 350 тонн, двухвальную энергетическую установку общей мощностью 6500 л.с. В качестве прототипа использовали шестой вариант эскизного проекта сторожевого корабля.

Осенью 1926 года КБ Корабельной секции РТКМ при участии конструкторов Северной судостроительной верфи разработало ещё два варианта сторожевого корабля с водоизмещением 650-850 тонн, скоростью 30 узлов, дальностью плавания 600 миль. Состав вооружения соответствовал заданию. Поскольку требовалось как можно скорее начать строительство сторожевых кораблей, дальнейшее проектирование передали на производство. В конце 1926 года Техуправление выдало Северной верфи задание на постройку шести кораблей. Планировалось заложить на Николаевском судостроительном заводе им. А. Марти еще два таких же корабля.

В. А. Никитин инженер-конструктор проекта сторожевых кораблей Ураган

26 ноября 1926 года Советом Труда и Обороны утверждён план «Шестилетняя программа военно-морского судостроения I и II очереди». Кроме строительства подводных лодок и торпедных катеров, программа предусматривала строительство восьми сторожевых кораблей в 1927-1930 годах и ещё десяти в 1928-1932 годах. Разработку корабля поручили группе специалистов технической конторы Северной судостроительной верфи в Ленинграде. Руководил разработкой проекта заместитель заведующего специального судостроения В.А. Никитин. В состав группы разработчиков входили конструкторы Ф. Е. Бесполов[3], П. О. Трахтенберг[4], И. Ф. Таптыгин, Н. Ф. Алексеев и др. Разработкой энергетической установки занималась механическая техническая контора верфи под руководством инженера А. В. Сперанского. Разработка главного турбозубчатого агрегата велась под руководством Б. С. Фрумкина, группой котельщиков руководил Э. Э. Папмель. Учёный-теплотехник профессор Л. К. Рамзин был научным консультантом проекта энергетической установки.

За ходом проектирования вела наблюдение комиссия Техуправления ВМС РККА, возглавляемая А. П. Шершовым, старшим приёмщиком по кораблестроительной части являлся А. Э. Цукшвердт, начальник Техуправления Н. И. Власьев помогал разработчикам в проектировании. За шесть месяцев разработки заказчику было представлено 12 вариантов корабля с различными энергетическими установками и вооружением, в Опытовом бассейне Морского ведомства прошли испытания 18 моделей корпуса. Заказчиком утвержден окончательный вариант эскизного чертежа под литерой «Р», разработанный совместно специалистами Северной верфи и Опытового бассейна. Испытания модели корпуса в бассейне показали скорость 29 узлов при мощности 2 × 3750 л.с. Двенадцатый вариант с небольшими изменениями был утверждён 23 июня 1927 года.

Принятый вариант сторожевого корабля имел водоизмещение 400 тонн, длину между перпендикулярами 70 м, ширину 7,1 м, осадку 1,9 м. В качестве двигателя применялись быстроходные турбины с зубчатой передачей, проектная скорость составляла 29 узлов. Вооружение представлено двумя 102-мм орудиями, тремя 40-мм автоматами системы Виккерса, тремя крупнокалиберными пулемётами, одним трёхтрубным 450-мм торпедным аппаратом. Имелись на вооружении также и мины, глубинные бомбы, параваны и тралы.

10 августа 1927 года начальник Морских сил Р. А. Муклевич представил тактико-технические параметры сторожевых кораблей заместителю председателя РевВоенСовета СССР И. С. Уншлихту для их утверждения. Акцентировалось внимание на том, что сторожевые корабли смогут выполнять задания по охранению кораблей эскадры, дозору и разведке. При этом эксплуатация сторожевиков обойдётся дешевле эсминцев, при этом последние будут освобождены для действий по назначению. Также Муклевич предложил названия для первой серии сторожевых кораблей: «Ураган», «Тайфун», «Циклон», «Гроза», «Вихрь», «Шторм» и «Шквал». Уже на следующий день тактико-технические элементы и названия были утверждены.

В 1930 году на Северной судостроительной верфи было сформировано Бюро специального проектирования судов (БСПС), где планировалось проектировать лидеры эсминцев. 18 января 1931 на базе БСПС создается ЦКБ спецсудостроения ЦКБС-1 для проектно-конструкторских работ по обеспечению серийного строительства сторожевых кораблей. В этот же период проектам кораблей стали присваивать номера. Проект лидера первой серии получил №1, сторожевые корабли первой серии - №2 и быстроходные тральщики - №3.

Постройка и испытания

Постройка

Копия подлинного чертежа сторожевого корабля «Ураган»

15 августа 1927 года между Техуправлением ВМС РККА и «Судотрестом» был заключён договор на постройку новых сторожевых кораблей. По его условиям, в 1929 году должны были построить первые три корабля, а остальные - весной 1930 года. На Николаевском судостроительном заводе сроки постройки двух кораблей оговаривались в договоре между Техуправлением и Южмаштрестом.

Северная верфь была наиболее подготовлена технически к постройке лёгких надводных кораблей. Во время Первой Мировой войны здесь строились лёгкие крейсера типа «Светлана» и эсминцы «Новик». В 1922 году на предприятии была возобновлена работа технических контор по судостроению и машиностроению, позже объединённых в Техническое бюро с отделами военного и гражданского судостроения.

Первые сторожевые корабли заложены на Северной верфи 13 августа 1927 года, на Николаевском заводе - 24 октября 1927 года. На Северной верфи строительство велось на горизонтальных стапелях с боковым спуском в воду. После сооружения стапелей, 15 мая 1928 года началась сборка корпусов кораблей, а в июле приступили к клёпке конструкций корпуса шестого корабля первой серии. На Николаевской верфи постройка кораблей велась на малых продольных стапелях.

Из-за возникавших проблем, темп строительства кораблей был невысоким - готовность головного корабля «Ураган» к 1 апреля 1928 года составляла всего 5%, к октябрю готовность удалось довести до 20%. В ходе постройки заказчик вносил свои коррективы по вооружению, радиоаппаратуре, якорному оборудованию и пр. После закладки кораблей выяснилось ,что расчёты прочности недостаточно полные. Для усиления конструкции понадобилась установка дополнительных уголков жёсткости в стрингерах, ширстреках, килях и других элементах.

Схема корабля «Ураган»

Не хватало квалифицированных кадров: дипломированных инженеров и техников, большинство конструкторов привлекалось из чертёжников. Судостроители испытывали нехватку цветного и стального литья, с трудом осваивались технологии оцинковки и сварки корпусных конструкций. Сварка впервые была применена при строительстве сторожевых кораблей, и эта технология ещё не заслужила должного доверия.

Отливки и поковки для турбозубчатых агрегатов заказывались в Чехословакии, зуборезные станки и комплекты редукторов - в Германии. Эти поставки осуществлялись с перебоями. Отливки и зуборезные станки поступили с опозданием на год, поэтому заказ на комплекты редукторов пришлось увеличить с двух до восьми, нарезать шестерни самостоятельно до конца постройки кораблей не успевали. По этой же причине за рубежом были заказаны 19 комплектов зубчатых передач главных турбоциркуляционно-конденсатных насосов. Турбинные лопатки заказанные в Англии так и не были получены и договор с поставщиком был расторгнут, а лопатки пришлось изготавливать силами турбинной мастерской Северной верфи.

На заводах также построили котлы и вспомогательные механизмы, произвели окончательную сборку главных ТЗА. Для испытаний элементов энергетической установки на верфи были построены специальные стенды. На них производились испытания форсунок, котлов и вспомогательных механизмов, а затем и ТЗА в сборе. Впервые в СССР производилась совместная центровка двух корпусов турбин, зубчатой передачи, гребного вала и гидротормоза. После окончания стендовых испытаний главные ТЗА были переданы на головной корабль серии «Ураган». В конце мая 1930 года были переданы ТЗА левого борта, в августе 1930 - ТЗА правого борта.

В результате задержек, программа на 1929 год по строительству сторожевых кораблей была выполнена лишь на 39%. Уже в мае 1930 года следовало сдать заказчику головной корабль - «Ураган», но монтаж ТЗА закончился в сентябре, а корабль был готов к испытаниям только 26 октября.

Цветное изображение сторожевого корабля «Ураган», 1931 год

Для второй серии сторожевых кораблей, запланированных по трёхлетнему плану 1930-1933 годов, был выпущен новый комплект рабочей конструкторской документации, учитывавший опыт создания первых кораблей. Вторая серия кораблей получила рабочее обозначение «проект 4», для этой серии был разработан модернизированный проект главного ТЗА. В декабре 1931 года на Северной верфи заложены корабли второй серии сторожевых кораблей: «Метель» и «Вьюга», а в апреле — июне того же года на Николаевском судостроительном заводе — корабли «Гром» и «Бурун».

Секции корпусов сторожевиков с Северной верфи были отправлены на пароходах «Кузнец Лесов» и «Трансбалт» были доставлены во Владивосток. Корабли заложенные в Николаеве, также секциями были доставлены на Дальний Восток по железной дороге. Сборка кораблей производилась на верфи «Дальзавода» и в июне - сентябре 1934 года все четыре собранных корпуса были спущены на воду. В 1934-1935 годах корабли были достроены и вошли в состав Морских сил Дальнего Востока[5].

После незначительных изменений, сторожевые корабли третьей серии получили рабочее название «проект 39». В 1934 году на Северной верфи были заложены «Молния», «Зарница», «Пурга» и «Буря». Корпуса «Молнии» и «Зарницы» секциями перевезены на «Дальзавод», где в 1936 они были достроены и вошли в состав Тихоокеанского флота. В том же году на Северной верфи достраивались «Буря» и «Пурга».

По «проекту 39» в 1935-1938 годах на заводе имени А. А. Жданова[6] было построено ещё два корабля четвёртой серии - «Снег» и «Туча», вошедшие в состав Балтийского флота.

Испытания

Заводские ходовые испытания корабль «Ураган» проходил два месяца под командованием Г. А. Визеля. Испытания на максимальную скорость проходили 27 ноября, во время испытаний была достигнута максимальная скорость хода 26 узлов. При этом ГЭУ развила максимальную мощность 7040 л.с. при частоте вращения гребных валов 593 об/мин. Достигнуть проектной скорости в 29 узлов не удалось. При экономической скорости в 14 узлов дальность плавания корабля составляла 1200 миль.

Корабль «Смерч» на испытаниях, 1932 год

По приказу начальника Морских сил РККА Р. Муклевича от 9 декабря 1930 года головной корабль серии был условно принят, а 26 декабря приказом РВС СССР №088 включён в состав Морских сил Балтийского моря. На протяжении зимы 1930-1931 года завод-изготовитель занимался устранением отмеченных в приёмном акте недостатков. Была предпринята попытка увеличить скорость хода, путём установки гребных винтов с улучшенными пропульсивными качествами, однако эта попытка не принесла желаемых результатов.

Весной 1931 года продолжились сдаточные испытания, которыми руководил председатель Постоянной приёмной комиссии А. К. Векман. Проектное нормальное водоизмещение корабля составляло 400 тонн, к моменту сдаточных испытаний оно достигало уже 465,3 тонны. Это было вызвано строительной перегрузкой и увеличенными по новым требованиям запасами топлива и воды. Полное водоизмещение корабля составило 610 тонн при 71,5 м длины, 7,4 м ширины и 2,3 м осадки.

Осенью 1931 года проходили прогрессивные испытания сторожевика «Ураган» в море. В ходе испытаний были выявлены недостатки ГЭУ, в результате чего корабль страдал от недобора скорости хода. Энергоустановка развивала мощность лишь 6850 л.с. при 593 об/мин, что позволяло разгоняться до скорости всего 25,8 узлов. При экономической скорости в 16 узлов, дальность плавания составила 1500 миль. Во время испытаний лопатки турбины высокого давления выходили из строя, это было вызвано вибрацией от их некачественного изготовления и обработки. Чтобы избежать поломок, часть лопаток турбины была укорочена на 5 мм, что повлекло ещё большее снижение мощности турбины.

В ходе сдаточных испытаний были устранены выявленные недостатки и неполадки в механизмах и 12 сентября 1931 года приёмный акт головного корабля был подписан.

Описание конструкции

Корпус

Корпуса сторожевых кораблей проектов 2, 4 и 39 конструктивно не отличались. Более всего по конструкции они напоминали миноносцы и имели полубак, одноярусную надстройку, две дымовые трубы. Силуэтом сторожевики были напоминали на укороченные эсминцы типа «Новик». Главная палуба кораблей непрерывная, по всей длине, жилая палуба простиралась от цепного ящика до первого котельного отделения и от кормового машинного отделения до румпельного. Коэффициент общей полноты корпуса составлял 0,44, полноты мидель-шпангоута - 0,69 и грузовой ватерлинии - 0,67.

Схема мидель-шпангоута корабля «Гром»

Набор корпуса происходил по смешанной системе — между 20-м и 108-м шпангоутами по продольной схеме с длиной шпации 1 м, а в оконечностях по поперечной схеме со шпацией 0,5 м. Под отсеками главной энергетической установки на протяжении 22,5 м сооружено двойное дно. Высота борта составляла на миделе и в корме - 3,6 м, а в носу - 6,1 м.

При нормальном водоизмещении метацентрическая высота составляла 0,71 м, изгиб верхней палубы - 0,3 м. Для изготовления связей корпуса, и части наружной обшивки использовалась судостроительная сталь II категории, для остальных элементов конструкции использовалась мягкая судостроительная сталь 3-й категории. В строительстве корпуса успешно применялись уголки для рёбер жёсткости.

Для защиты от коррозии была применена оцинковка листов наружной обшивки, настила палубы полубака, верхней палубы в открытых местах и прочие элементы корабля, чаще всего подвергающиеся воздействию ржавчины. Помимо защиты от коррозии оцинковка давала экономию металла, масса корпуса составляла лишь 30% от водоизмещения. Толщина наружной обшивки составляла 4 мм, днищевых листов - 5 мм, настил палубы полубака - 2,5-3,5 мм, верхней палубы - 3-5 мм, жилой - 2,5 мм, второго дна - 3 мм, главных поперечных переборок - 2-3 мм, надстройки - 2,5 мм. Боевая рубка размещалась на полубаке и изготавливалась из маломагнитной противопульной 6-мм стали.

Корпус разделялся на 15 отсеков водонепроницаемымми переборками. В случае затопления двух любых смежных отсеков, корабль должен был оставаться на плаву и не терять остойчивости.

Энергетическая установка и ходовые качества

Главная энергетическая установка сторожевых кораблей типа «Ураган» размещалась по эшелонному принципу (котел - турбина - котел - турбина) в четырех водонепроницаемых отсеках. По мнению проектировщиков такая компоновка увеличивала живучесть ГЭУ.

Продольный разрез турбин высокого и низкого давления и турбины заднего хода

Впервые в российском и советском судостроении вместо низкооборотистых турбин соединённых с гребным валом, на сторожевиках применялись высокооборотистые паровые турбины, передававших вращение на гребной вал через зубчатый редуктор.

Главный ТЗА состоял из двухкорпусной турбины активно-реактивного типа с одноступенчатым редуктором. В одном из корпусов размещалась ТВД, в другом - ТНД и ТЗХ, размещавшиеся на одном валу. ТВД состояла из одного двухвенечного колеса Кертиса и шести реактивных ступеней, ТНД из девяти реактивных ступеней и ТЗХ - из двухступенчатого рабочего колеса и двух реактивных ступеней. Скорость вращения ротора ТВД составляла 8400 об/мин, ТНД - 4200 об/мин.

После проведения испытаний ГЭУ головного корабля, в конструкции главного ТЗА была улучшена конструкция упорного подшипника, корневого сечения лопаток. На сторожевые корабли «проекта 4» устанавливался модернизированный ТЗА второй серии, а для проекта 39 разработан ТЗА третьей серии. Эти ТЗА имели одинаковую мощность и отличались только конструктивным исполнением отдельных узлов.

Турбины работали на перегретом паре, проектная мощность одного ТЗА составляла 3750 л.с. при скорости вращения гребного вала 630 об/мин. Носовой ТЗА вращал гребной вал правого борта, а кормовой - вал левого борта. Два трёхлопастных бронзовых винта имели диаметр 1,5 м и шаг 2 м. Отработанный пар охлаждался в трёхпоточных главных холодильниках с охлаждающей поверхностью 172 - 176 м².

Главные котлы - водотрубные, треугольного типа, однофронтовые, с двухсторонним проходом газов. Производительность пара - 23 т/час с давлением 21 атм., температурой 280°С. Коэффициент полезного действия котла - 68,5%. Для вывода дыма каждый котёл имел отдельную трубу. На корабле имелся дополнительный котёл, который обеспечивал паром судовые механизмы, его дым выводился в носовую трубу.

Проектный расход топлива на полном ходу 26 узл. составлял 4 т/час, на экономическом ходу 14 узл. - 1,2 т/час. Фактические показатели на скорости 8 узл. - 1,1-1,2 т/час, на скорости 12 узл. - 1,4-1,6 т/час, на скорости 16 узл. - 1,9-2,02 т/час, на скорости 20 узл. - 2,6-2,8 т/час, на скорости 21,5 узл. - 4 т/час[7]. При запасе мазута 108 тонн сторожевой корабль «Шквал» в 1944 году мог пройти со скоростью 12 узл. 982 мили за 81 час, а со скоростью 22 узла - 700 миль за 31 час.

Водотрубный котёл

Топливо, мазут марки «Ф», размещалось в днищевых цистернах, проектный нормальный запас топлива составлял 10 тонн, а наибольший проектный - 85 тонн. При вступлении в строй «Ураган» имел нормальный запас топлива 48 тонн и полный - 112 тонн. После ремонтов и модернизаций кораблей нормальный запас топлива составлял от 102 до 115 тонн и полный от 116 до 125 тонн. Запас воды для котлов составлял 11-21 тонн, в проектах 2 и 4 она хранилась в днищевых цистернах, а в проекте 39 - в бортовых. Запасы воды возобновлялись от двух испарителей системы «Роберт Круг», общей производительностью 25 тонн в сутки котловой воды и 2,5 тонны питьевой.

В требованиях контракта была установлена максимальная скорость 29 узлов, экономическая - 14 узлов, однако ни один корабль серии не смог достичь контрактной скорости. «Ураган» на ходовых испытаниях развил скорость 26 узлов, остальные корабли серии не смогли достичь и этого показателя. За время службы происходил износ механизмов и скорость значительно снижалась. На ходовых испытаниях «Тайфун» развил скорость 25,1 узлов, но в 1940 году перед капитальным ремонтом смог разогнаться лишь до 16 узлов.

После капитального ремонта скорость кораблей не достигала результатов ходовых испытаний. Сторожевик «Шторм» на ходовых испытаниях в 1932 году развил скорость 25,9 узлов, после ремонта 1942 года - всего 20,7 узлов, а к 1944 году не мог развить скорость больше 18 узлов. В 1944 году показатели максимальной скорости у других кораблей серии были такими: «Вьюга» — 23 узла, «Гроза» — 21 узел, «Шквал» — 20,8 узлов.

Напряжение электрической сети кораблей равнялось 115 В постоянного тока. Электроэнергия вырабатывалась двумя турбогенераторами ПСТ 24/14 завода «Электросила», мощностью по 30 кВт. Турбины для генераторов производились на Северной верфи или на Харьковском электромеханическом заводе.

В надстройке перед носовой дымовой трубой размещался аварийный генератор постоянного тока мощностью 11 кВт с приводом от 20-сильного дизельного двигателя производства Ижорского завода. В проекте 39 в качестве аварийного устанавливался генератор П-15, мощностью 18 кВт с приводом от дизельного двигателя М-52. Во время модернизаций проектов «2» и «4», вместо старого аварийного генератора устанавливался дизель-генератор мощностью 30 кВт. На некоторых сторожевиках серии, во время ремонта, на верхней палубе устанавливался бензиновый генератор постоянного тока мощностью 3 кВт.

Вспомогательное оборудование

Корабль «Гроза» 1942-1943 годы
  • Пожарная система — состояла из двух трюмно-пожарных насосов производительностью 25 т/час и одного электронасоса производительностью 10 т/час. Первые два насоса размещались в носовом и кормовом машинных отделениях, а электронасос - возле диаметральной проекции, в кубрике команды №1. Для тушения пожаров использовалась забортная вода, которая закачивалась насосами через кингстоны и подавалась к системам пожаротушения. Кроме этого, в котельных отделениях были предусмотрены системы тушения пожаров углекислотой и паром. Водоотливная система состояла из стационарных эжекторов, работающих от пожарной системы. «Шторм» имел 6 эжекторов производительностью по 30 т/час, «Гроза» - 16 эжекторов по 18 т/час, «Вьюга» - 6 эжекторов по 15 т/час.
  • Якорное устройство — состоит из двух становых якорей Холла по 450 кг каждый. Якорная цепь каждого якоря калибра 22 мм состояла из восьми смычек, общей длиной 184 м. На баке размещался шпиль с цепным и тросовым барабаном, с паровым приводом мощностью 30 л.с. Скорость выбирания цепи составляла 12 м/мин, швартовых — 17 м/мин.
  • Рулевое устройство — состоит из рулевой машины, имевшей паровой привод, полубалансирный руль с площадью пера 2,7 м² и трёх постов управления - в боевой рубке, в румпельном отделении и на ходовом мостике. На кораблях проекта 39 устанавливался балансирный руль. Во время эксплуатации сторожевых кораблей выявилась низкая надёжность рулевых машин — их часто заклинивало. Поэтому во время модернизаций на корабли устанавливалось рулевое устройство системы Дэвиса, с электроприводом Вард-Леонарда. В состав устройства входили два исполнительных двигателя НП-145, два генератора ПН-68 и два приводных двигателя по 4,9 кВт. Однако после замены рулевого устройства поломки хоть и реже, но случались.
  • Шлюпочное устройство — включает два шестивесельных яла на 12 человек каждый и один четырехвесельный ял на 10 человек. Они размещались на вываливающихся шлюпбалках в районе первой трубы. Шестивесельные ялы укомплектовывались съёмными моторами.
  • Водоснабжение осуществлялось с помощью 2-3 донок Гарда с паровым приводом. Запасы питьевой воды составляли от 14 до 23 тонн и занимали днищевую цистерну, расположенную на 20-29 шпангоуте, под артиллерийским погребом. Запас питьевой воды мог пополняться от испарителей.

Запасы сжатого воздуха пополнялись с помощью компрессора с паровым приводом. Производительность компрессора составляла 18 л/мин при давлении 150 кг/см². Во время модернизаций на некоторых кораблях эта система заменялась на электрокомпрессор производительностью 6 л/мин при давлении 180 кг/см².

Все корабли оборудовались электрическим краном грузоподъемностью 1,5 т

Экипаж и обитаемость

Корабль «Шторм» на параде, 1933 год

Экипаж корабля по проекту составлял 74 человека по нормам мирного времени. В это число входили 6 чел. командного начсостава, 24 чел. младшего начсостава и 44 чел. рядовых. Со временем, после установки дополнительного вооружения, средств связи и обнаружения, это количество увеличилось. В 1940 году экипаж насчитывал уже 101 чел.: 7 офицеров, 25 старшин и 69 рядовых. К 1945 году численность экипажа, в частности на корабле «Вьюга», достигала 120 чел.: 8 офицеров, 34 старшины и 78 рядовых.

Четыре одноместные и пять двухместных кают офицеров размещались на главной палубе, в районе полубака, там же находились кают-компания, буфет, ванная и гальюн. В нос от кают-компании размещался красный уголок или хозкаюта, используемая как лазарет. Младший офицерский состав занимал шестиместную каюту на жилой палубе, в кормовой части корабля. Рядовой состав кораблей занимал три кубрика на 30, 26 и 28 мест на жилой палубе. Кубрики оборудованы двухъярусными рундуками, стационарными и подвесными койками.

Во всех жилых помещениях была предусмотрена вентиляция, имелись иллюминаторы. Во время модернизаций в помещениях для команды была усилена изоляция бортов и увеличено количество койко-мест. Гальюны команды, а также баня и душевая находились на главной палубе. Горячая пища готовилась на камбузе, офицеры питались в кают-компании, а рядовые - в кубриках.

Вооружение

Главный калибр

102-мм орудие Обуховского завода

Схема 102-мм орудия на модернизированном станке

Артиллерия главного калибра состояла из двух 102-мм орудий, созданных специально для миноносцев и эсминцев на Обуховском заводе, производство начато в 1909 году. Орудие с горизонтально-скользящим клиновым затвором с полуавтоматикой. Техническая скорострельность орудий - 12-15 выстрелов в минуту, практическая скорострельность - 10 выстрелов в минуту, длина отката - 711 мм.

Орудийные установки на станке Металлического завода имели углы возвышения от -10° до +30°, установки открытые без щита. Горизонтальные углы наводки:

  • Носовое — от -150° до 0° и от 0° +150° от курсового угла, на оба борта;
  • Кормовое — от - 180° до -15°[8] и от +15° до +180°

Боезапас для орудий - унитарные патроны массой 30 кг, состоящие из 17,5-кг снаряда и 7,5-кг гильзы с зарядом. В боекомплект входили фугасные, осколочно-фугасные, практические, шрапнельные, ныряющие и осветительные снаряды. Начальная скорость фугасного снаряда составляла 823 м/сек, наибольшая дальность стрельбы - 16,3 км. Для каждого орудия имелся боезапас в 200 патронов: 160 фугасных, 15 ныряющих и 25 шрапнельных. Это количество менялось в зависимости от поставленных задач, периода службы и зон боевых действий.

Боезапас для орудий главного калибра хранился в двух артиллерийских погребах, в носу и в корме, расположенных непосредственно под орудиями. Подача снарядов к носовому орудию осуществлялась элеватором и вручную - тремя совками, к кормовому - только совками. Погреба имели систему орошения и затопления. Возле орудий находились кранцы первых выстрелов, где хранилось по 5-6 снарядов на орудие.

Слабым местом 102-мм орудий считалась полуавтоматика и ручной спуск.

100-мм орудие Б-24-БМ

Основная статья: 100-мм орудие Б-24-БМ
100-мм орудие Б-24-БМ с коробчатым щитом

С 1942 года на некоторые сторожевые корабли типа «Ураган» начали устанавливать новые 100-мм орудия вместо 102-мм. Орудие имело длину 56 калибров, горизонтальный клиновой затвор, гидравлический тормоз отката и пружинный накатник. Горизонтальная и вертикальная наводка осуществлялась вручную, углы вертикальной наводки составляли от -5° до +45°, это позволяло вести огонь по низколетящим воздушным целям. Орудийная установка оборудовалась 7-мм противопульной бронёй, а с 1939 года - обтекаемым 8-мм щитом.

Орудия 100 мм Б-24-БМ устанавливались на корабли «Ураган», «Туча», «Тайфун» и «Вихрь», вместо 102-мм, а корабли «Снег» и «Туча» вошли в строй сразу с 100-мм орудиями.

152-мм динамореактивное орудие

В начале 1930-х годов изобретатель Курчевский Л.В. при поддержке правительства занимался разработкой динамореактивных орудий. Одно из орудий калибра 152 мм было установлено для экспериментальных стрельб на сторожевике «Шторм». Орудие было размещено на корме, было произведено несколько выстрелов. Вскоре все работы по динамореактивным орудиям были прекращены, орудия с кораблей сняты. Изобретатель орудий впоследствии был осуждён за создание неперспективных систем вооружения, репрессирован и расстрелян.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

45-мм зенитное орудие 21-К

Основная статья: 45-мм зенитное орудие 21-К
45-полуавтоматическое орудие 21-К

Полуавтоматическое 45-мм орудие 21-К устанавливалось на сторожевые корабли вместо предусмотренных автоматов Виккерса. Всего на сторожевике размещалось от трёх до четырёх таких орудий в диаметральной плоскости, в тех же местах, где должны были находиться автоматы Виккерса. Орудие отличалось низкой скорострельностью в 25-30 выстрелов в минуту, неудобным прицелом, малой скоростью наводки. Боекомплект 45-мм орудий составлял 1000 выстрелов на каждый ствол.

В ходе боевых действий выяснилось, что местоположение 45-мм орудия размещённого между орудием главного калибра и боевой рубкой, было выбрано неудачно. Во время стрельбы оно мешало стрельбе пулемётов, глушило расчёт и выводило из строя приборы мостика.

В 1943 году на некоторых сторожевиках вместо орудия 21-К, были установлены модернизированные 45-мм орудия 21-КМ, которые имели улучшенные баллистические характеристики, усовершенствованную автоматику. При этом скорострельность оставалась на прежнем уровне.

37-мм орудие 70-К

Основная статья: 37-мм орудие 70-К
37-мм орудие 70-К в музее

С 1940 года для вооружения флота начали поступать 37-мм морские зенитные орудия модели 70-К. Орудие предназначалось для палубной установки. Подача боеприпасов осуществлялась непрерывно с помощью отдельных обойм по пять патронов. Во время войны этими установками заменялись 45-мм полуавтоматические орудия 21-К.

Пулемёты

По проекту на сторожевиках предусматривалось размещение трёх крупнокалиберных пулемётов. Было установлено два пулемёта Maxim по бортам у носовой надстройки. Их боекомплект составлял 2000 патронов на каждый пулемёт.

С 1938 года сторожевики перевооружались новыми 12,7-мм пулемётами ДШК, однако темпы модернизации были низкими, например сторожевик «Пурга» до 1942 года так и не был перевооружён.

В годы войны советский флот вооружался полученными по ленд-лизу 20-мм автоматами Oerlikon и пулемётами Colt-Browning. Сторожевые корабли вооружались одноствольной системой Oerlikon и двухствольными пулемётами Colt-Browning.

В 1943 году были приняты новые нормы зенитного вооружения для кораблей советского ВМФ. Сторожевики типа «Ураган» должны были иметь три 37-мм автомата и шесть 12,7-мм пулемётов. К концу войны это требование было реализовано на сторожевиках в большей части. В 1945 году производилась замена пулемётов ДШК и Colt-Browning на новые спаренные пулемёты ДШКМ.

Минно-торпедное вооружение

Трёхтрубный торпедный аппарат

Сторожевые корабли типа «Ураган» оснащались одним трёхтрубным торпедным аппаратом калибра 450-мм образца 1913 года. Горизонтальная наводка могла осуществляться с помощью механического либо ручного привода. Скорость горизонтальной наводки электромотором - 5°/сек, вручную - 2°/сек. Торпедный аппарат оборудован прицелом Герцика и автоматом, обеспечивающим последовательный запуск торпед. Масса торпедного аппарата — 6350 кг, длина — 6051 м, ширина — 3000 м. Боезапас состоял из трёх торпед в торпедном аппарате, при вводе кораблей в эксплуатацию использовались торпеды 45-15, позднее они были заменены на 45-36Н.

На крыльях мостика располагались прицелы Михайлова, с их помощью осуществлялось управление торпедной стрельбой. Они позволяли решать торпедный треугольник и производить аппаратную наводку. В 1944 году на кораблях «Тайфун» и «Туча» установлены приборы управления артиллерийской и торпедной стрельбой типа «Мина».

Проектом предусматривалось размещение 40 мин образца 1908-1912 годов или 32 мин образца 1926 года, или 40 минных защитников. Для них на палубе корабля имелись минные рельсы и минные скаты в корме. В походном положении мины крепились к рельсам талрепами. Размещение такого количества мин влекло за собой значительный дифферент корабля на корму. Корабли с полным грузом мин не могли использовать артиллерию и торпеды. После модернизаций и установки нового вооружения, количество мин сократилось до 24 мин образца 1912 года или 16 мин модели КБ-3.

Противолодочное вооружение

Бомбомет БМБ-1

Проектное противолодочное вооружение состояло из двадцати 130-кг глубинных бомб. В 1933 году сторожевые корабли вооружались двадцатью 165-кг глубинными бомбами модели Б-1 и двадцатью 41-кг бомбами модели М-1, размещаемых в стеллажах у кормового мостика. Летом 1941 года на кораблях было установлено по два бомбомёта модели БМБ-1. В зависимости от театра боевых действий и поставленных задач, состав противолодочного вооружения на сторожевиках мог изменяться. Бомбомёты со сторожевиков Черноморского флота были сняты в 1942 году, а боезапас бомб уменьшили до 10 больших и 10 малых. Это было сделано для увеличения количества зенитных орудий.

Сторожевики Северного моря выполняли задачи по противолодочной охране конвоев, поэтому имели увеличенный запас бомб - 20 малых и 34 больших. Сторожевики Тихого океана имели 30 больших и 20 малых бомб.

Противоминное вооружение

Для защиты от якорных мин проект предусматривал размещение на сторожевиках параван-тралов С-IV. В строй сторожевики вступили с параванными тралами К-1 с заглубителем. При тралении параваны отводили тралящие части в стороны и удерживали их ходовые концы на необходимом углублении. Параванный трал имел ширину захвата 180 м, мог заглубляться на 6-18 метров, скорость буксировки составляла 12-22 узла. Спуск и подъём параванов осуществлялся с помощью кормового крана с паровым приводом. Во время модернизаций его заменили на 1,5-тонный кран с электродвигателями подъёма и поворота.

Защиту от неконтактных мин обеспечивали размагничивающие обмотки системы ЛФТИ, установленные на кораблях в конце 1941 - начале 1942 годов.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Установленная на кораблях типа «Ураган» система управления огнём модернизированной системы Гейслера, была разработана еще в 1911 году. Система отличалась надёжностью и компактностью. Расстояние до цели определялось 9-футовым (2,74-метровым) дальномером, производства фирмы «Барр и Струд». Дальномер размещался на ходовом мостике, во время модернизаций его заменяли на советский 1,5-метровый ДМ-1,5. В 1944 году на кораблях «Туча» и «Тайфун» установили приборы управления торпедной и артиллерийской стрельбой типа «Мина».

Схема расположения подводных отверстий на кораблях типа «Ураган»

Для освещения целей в ночное время на кормовом мостике размещался 75-см прожектор системы Сперри, впоследствии заменённый на 75-см советский прожектор МПЭ-37,5. В ходе дальнейших модернизаций 75-см прожектора заменялись на 60-см МПЭ-Э6-02. Однако учитывая опыт боевых действий, наличие прожектора признали необязательным и на кораблях «Гроза» и «Шквал» их демонтировали.

Для постановки дымовой завесы использовалось два комплекта дымаппаратуры - Да-1 и Да-2. Принципы действия - паронефтяной и химический. Для постановки дымовых завес использовались также 10 морских дымовых шашек МДШ, время горения каждой - 10 минут.

При вступлении в строй сторожевики первой серии имели длинноволновой передатчик типа Р/1-0,2 и приёмник БЧ. Радиорубка находилась на верхней палубе, шифрпост размещался под боевой рубкой, возле кают начсостава.

По мере разработки новых средств радиосвязи, состав радиоприборов постоянно обновлялся. В 1930-х годах на корабли была установлена система радиосвязи «Блокада-1». Во время Второй Мировой войны сторожевики были оборудованы радиопередатчиками «Шквал-М», приёмниками «Дозор», УКВ-радиостанцией «Рейд» и переносными радиостанциями 6ПК.

Радиолокационное оборудование состояло из английских станций типа 291 или 291-v, получаемых по ленд-лизу. Дальность обнаружения воздушных целей составляла 22 мили на высоте 3 км. Дальность обнаружения крупных кораблей составляла 9 миль, подводных лодок - 2,5 мили. На сторожевике «Зарница» во время ремонта 1947-1948 годов была установлена советская радиолокационная станция «Гюйс-1 М».

Поперечные сечения сторожевого корабля «Ураган»

Сторожевые корабли проектов 2 и 4 не имели приборов обнаружения подводных лодок, на кораблях проекта 39 устанавливались шумопеленгаторные станции «Посейдон», которые определяли пеленг на подводную лодку с точностью 6 - 10” на дистанции от 4 до 8 кабельтовых. Их использование было возможным только при остановке корабля.

В 1941-1945 годах сторожевики оборудовались английскими гидроакустическими станциями «Асдик». Их дальность действия в режиме эхопеленгования достигала 6-12 кабельтовых, с погрешностью по курсовому углу в 2”. С помощью этих станций поиск подводной лодки можно было производить при скорости 16 узлов. Также устанавливались и советские станции «Ультрафон» и «Тамир-2». Рубка гидроакустики размещалась в носовой части, в помещении шкиперской канцелярии.

В состав штурманского вооружения входили три-четыре 127-мм магнитных компаса, секстанты, хронометры и прокладочный инструмент. Главный магнитный компас размещался на высоком нактоузе, посредине ходового мостика, путевые компасы находились рядом со штурвалами на мостике и в боевой рубке. Имелось также два шлюпочных 75-мм компаса. Во время капитального ремонта на корабли типа «Ураган» устанавливался гирокомпас «ГУ марка 1», «ГУ марка 1 модель 2» или «ГУ марка III модель 2». Гирокомпас имел до восьми репитеров, на носовом мостике, в боевой рубке, штурманской рубке и в румпельном отделении.

Для измерения скорости на сторожевиках пользовались вертушечными лагами Уокера, позже заменёнными на электромеханические лаги «ГО марка III». Для промеров глубины на кораблях первых серий использовались механические лоты Томпсона. В конце 1930-х годов их начали заменять на ультразвуковые эхолоты, позволявшие производить измерение глубины до 1000 м при скорости 25 узлов.

Маркировка

В августе 1939 г. приказом Наркома ВМФ на флотах вводится система отличительных литер, которые наносились на бортах в носовой части корпуса. Балтийские сторожевые корабли, к примеру, получили такие обозначения: «Тайфун» — ТФ, «Циклон» — ЦК, «Вихрь» — ВХ, «Пурга» — ПГ, «Буря» — БР, «Туча» — ТЧ, «Снег» — СГ.

Модернизации

Сторожевой корабль «Ураган» после модернизации

В 1938 - 1948 годах на всех сторожевиках типа «Ураган» во время капитальных ремонтов были проведены модернизации узлов и оборудования. Вместо устаревших 102-мм орудий устанавливались новые 100-мм орудия, 45-мм полуавтоматы и пулемёты Maxim заменялись 37-мм автоматами 70-К и 12,7-мм пулемётами ДШК и ДШКМ. Благодаря этому увеличивалась противовоздушная оборона корабля. Противолодочное вооружение усиливалось путём размещения в носовой части гидроакустической станции и установкой бомбомётов БМБ-1 на юте. Увеличивался боезапас глубинных бомб.

В ходе модернизаций заменены устаревшие радиостанции и прожектора. Установлены гирокомпас и современные электронавигационные приборы.

Подверглась изменениям и энергетическая система: смонтированы новые системы закрытого питания котлов и автоматики горения, тросиковый машинный телеграф заменён валиковым, старый вспомогательный котёл заменён на новый, большей производительности. Вместо динамомашин установлены дизель-генераторы мощностью от 18 до 30 кВт. Паровая рулевая машина заменена на рулевое устройство системы Дэвиса с электроприводом.

В результате проведённых модернизаций нормальное водоизмещение кораблей возросло в среднем до 580 тонн. Это привело к снижению метацентрической высоты на 0,2-0,25 м. Для обеспечения нормальной остойчивости во время шторма, при расходе 50% топлива, заполнять освободившиеся цистерны забортной водой. На сторожевиках Балтийского флота для компенсации остойчивости был размещён твёрдый балласт 20-28 тонн. Также ограничивался 16-ю тоннами запас принимаемых мин заграждения.

Последствием увеличения водоизмещения стало снижение скорости до 20-23 узлов. Однако её посчитали приемлемой для ведения боевых действий и выполнения боевых задач.

Оценка проекта

Сторожевые корабли типа «Ураган» принято сравнивать с эскадренными миноносцами типа «Украйна», построенными четвертью века раньше. Причем сравнение получается далеко не в пользу первых. Действительно, имея примерно одинаковые размеры, эксплуатационную скорость хода и торпедное вооружение, «ураганы» несли более слабую артиллерию (два 102-мм орудия против трех), имели меньшую дальность плавания, худшую мореходность. Кроме того, корпусные конструкции эсминцев были выполнены гораздо более прочными и надежными. Не удивительно, что последние три представителя этого удачного типа в виде канонерских лодок служили на Каспии до начала 50-х гг.

Изображение корабля «Ураган» в 1942 году

Однако все выше сказанное не означает, что постройку сторожевых кораблей следует назвать бессмысленной. Возрождение судостроительной промышленности нужно было с чего-то начинать, и «ураганы» явились не худшим из возможных вариантов. Приобретенный опыт был очень важен как для заказчика — руководства ВМС РККА, — так и для судостроителей и проектанта. Тот же В.А. Никитин уже через десять с небольшим лет возглавил проектирование тяжелых крейсеров проекта 69 водоизмещением 36 тыс. т и справился с этой работой гораздо успешнее, чем с проектированием в 1927 г. сторожевых судов в 400 т.

Упреки в отсутствии средств обнаружения воздушных и подводных целей, а также в слабой ПВО, которые иногда звучат в адрес первых советских сторожевых кораблей, нельзя признать справедливыми. В середине 20-х гг., когда они проектировались, речь не могла идти ни о радиолокации, ни о гидроакустике, а по зенитной артиллерии «ураганы» опережали многих зарубежных сверстников. Другое дело, что серьезнейшим недостатком проекта нужно считать полное отсутствие запасов на модернизацию. Поэтому когда в годы войны на «ураганах» стали монтировать РЛС, ГАС и шумопеленгаторы, все это утяжеляло и без того до предела перегруженные корабли и ухудшало и так не райские условия обитаемости. Непродуманная компоновка, теснота на верхней палубе привели к тому, что устанавливаемые в целях усиления ПВО 37-мм автоматы 70К приходилось располагать в зоне обметания стволов главного калибра, что делало невозможным их одновременное использование.

См. также

Примечания

  1. Полное официальное название в СССР — Вели́кая Октя́брьская социалисти́ческая револю́ция, — одно из крупнейших политических событий XX века, произошедшее в России в октябре 1917 года и повлиявшее на дальнейший ход всемирной истории.
  2. Неограниченная подводная война
  3. в дальнейшем главный конструктор тяжелого крейсера проекта 69 «Кронштадт»
  4. в 1935 — 1937 годах главный конструктор эсминцев проекта 7
  5. С 1935 года - Тихоокеанский флот
  6. Бывшая Северная верфь
  7. данные по североморским СКР на 1944 год
  8. После установки зенитного орудия между кормовым мостиком и орудием ГК №2, этот угол увеличился до -30/+30°

Литература и источники информации

  • Чернышев А. А. Первенцы Сталинского флота. Сторожевые корабли типа «Ураган».. — Москва: Яуза, 2014.
  • А. Б. Морин Сторожевые корабли типа «Ураган».. — Гангут №6. — С.-Петербург: Гангут, 1993.
  • А. Б. Морин, А. А. Чернышов Сторожевые корабли типа «Ураган».. — Морская коллекция №4 (2005). — Москва: Редакция журнала «Моделист-конструктор, 2005.

Галерея изображений