Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Эскадренные миноносцы типа «Гневный» проекта 57бис

Эскадренные миноносцы типа «Гневный» проекта 57бис

Перейти к: навигация, поиск
Эскадренные миноносцы проекта 57бис
Ship_57_Zorkiy_185_1960s_Leningrad_parade.jpg
Постройка и служба
ед. Заказано
ед. Построено
1957—1961 гг. Годы постройки
1960—1991 гг. Годы службы
Ленинград, Николаев, КнА Место строительства
Общие данные
3500 / 4192 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
138,9 / 14,84 / 4,47 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
КТУ, 85000 л. с. Энергетическая установка
34,5 узл. Скорость хода
3000[1] миль Дальность плавания
Экипаж
290 чел. Общая численность
21 чел. Офицеры
27 чел. Мичманы
242 чел. Матросы
Вооружение

Ракетное вооружение

  • 2х1 — ПУ ПКРК СМ-59 (12 ракет КСЩ)[2].

Артиллерийское вооружение

  • 4x4 — 57-мм АУ ЗИФ-75.

Минно-торпедное вооружение

  • 2х16 — 212-мм РБУ-2500 (128 РГБ-25);
  • 2х3 — 533-мм ТА ТТА-53-57.

Авиагруппа

Построенные корабли
Эсминцы типа «Гневный» (проекта 57бис) стали первыми в мире мореходными кораблями, специально спроектированными для управляемого ракетного оружия[4]. В 1966 году переклассифицированы в большие ракетные корабли (БРК). К началу 1970-х годов модернизированы по проекту 57А с установкой зенитно-ракетного комплекса и противолодочных бомбомётов за счёт отказа от крылатых ракет; классификацию изменили на большие противолодочные корабли (БПК). Корабли типа «Гневный» служили в составе всех четырёх флотов ВМФ СССР вплоть до конца 1980-х годов.

Общие сведения

После первых опытов установки на корабли противокорабельных ракет, в 1950-е годы в СССР перешли к вооружению этими перспективными образцами оружия эсминцев. Сначала для этого переделывались обычные торпедно-артиллерийские корабли, потом перешли к строительству специально спроектированных ракетных эсминцев, первыми из которых стали эсминцы типа «Гневный». Чтобы подчеркнуть принципиальную разницу между классическими эсминцами и новыми кораблями проекта 57бис, в 1966 году последние переклассифицировали в большие ракетные корабли (БРК). Главный ракетный комплекс этих кораблей - СМ-59 с крылатой ракетой КСЩ - оказался неудачным, поэтому к началу 1970-х годов от него отказались, перестроив БРК типа «Гневный» в большие противолодочные корабли (БПК) по проекту 57А. При любой классификации эти корабли продолжали активно служить на всех флотах Советского Союза, и начали списываться по старости лишь в конце 1980-х годов.

История создания

Предшественники

Эсминец/большой ракетный корабль «Неудержимый» проекта 56М

Последними в советском флоте эсминцами классического типа - с торпедно-артиллерийским вооружением - была серия кораблей типа «Спокойный» проекта 56. Их прямым развитием стали ракетные корабли - эсминцы типа «Бедовый» проекта 56М. Спроектированные с традиционным вооружением из пушек и торпед, уже в процессе строительства эти эсминцы были оснащены ударным комплексом с крылатыми ракетами КСЩ. Таким образом, эскадренные миноносцы проекта 56М стали первыми в мире кораблями, получившими вооружение из противокорабельных крылатых ракет. Вслед за переделанными артиллерийскими кораблями советские судостроители перешли к созданию ракетых кораблей специальной постройки, первыми в ряду которых стоят эсминцы проекта 57бис. По конструкции корпуса и механизмов новые корабли развивали идеи, реализованные на их предшественниках проектов 56 и 56М.

Предпосылки к созданию

Работоспособные образцы управляемых ракет появились только в 1940-х годах, однако они обещали в корне изменить, в том числе, и тактику войны на море, обеспечив вооружённым ими кораблям существенное преимущество перед чисто артиллерийскими. Во время Второй мировой войны наибольших успехов при создании управляемых ракет добились немецкие конструкторы, поэтому после поражения Германии в войне все страны-победительницы активно занимались анализом трофейных материалов и разработок, основывая на них уже свои собственные проекты. Не стал исключением и Советский Союз, в числе прочего оружия создав к началу 1950-х годов управляемую крылатую ракету (в терминологии того времени - «самолёт-снаряд») «Щука» на базе конструкции немецкой противокорабельной ракеты Hs.293A. Версия «Щуки» для установки на кораблях получила обозначение КСЩ - «корабельный снаряд Щука», и в 1955-1956 годах специально для испытаний этого комплекса был достроен по изменённому проекту 56Э эсминец «Бедовый», изначально строившийся проекту 56). В 1956-1957 годах были проведены испытания комплекса пусками с наземных установок и с «Бедового», а в 1958 году новую ракету приняли на вооружение. Кроме «Бедового», в носители ракет КСЩ по проекту 56М были перестроены ещё три находившиеся на стапелях эсминца проекта 56, однако было понятно, что более эффективным будет размещение ракет на специально спроектированном для них корабле. Такими кораблями и стали новые эсминцы проекта 57.

Проектирование

В декабре 1954 года было издано правительственное постановление, в соответствии с которым требовалось спректировать и построить серию ракетных эсминцев проекта 57. Сохранив корпус и главные механизмы предшествующего проекта 56, они должны были получить основное вооружение в виде двух пусковых установок для крылатых ракет КСЩ за счёт отказа от 130-мм универсальной артиллерии. Проект разрабатывался в ленинградском ЦКБ-53.

В январе 1956 года технический проект 57 был готов, но жёсткое ограничение размерений корабля, продиктованное требованием вписаться в корпус эсминца проекта 56, привело к недопустимому ухудшению ряда характеристик нового эсминца. По этой причине в переработанном проекте 57бис существенно (с 2660 до 3500 тонн) увеличили водоизмещение будущего корабля, что позволило создать более сбалансированную боевую единицу. 30 декабря 1956 года проект 57бис поступил на рассмотрение главнокомандующего ВМФ, а 26 февраля 1957 года был утверждён. Однако при этом были выданы уточнённые требования к проекту и ряд замечаний: требовалось, в частности, увеличить дальность плавания, расширить углы обстрела для зенитных автоматов и противолодочных бомбомётов, а также заменить ряд образцов радиоэлектронного оборудования на более новые образцы. При постройке эсминцев эти замечания были учтены.

Постройка и испытания

Эсминец «Гневный» на испытаниях, 1960 год

В ноябре 1957 года на судостроительном заводе (ССЗ) имени 61 коммунара в Николаеве был заложен головной эсминец нового проекта - «Гневный». Строительство считавшихся перспективными кораблей, кроме Николаева, развернули также в Ленинграде (на заводе имени А. А. Жданова) и в Комсомольске-на-Амуре (на заводе имени Ленинского комсомола).

Строительство корпусов на всех трёх заводах велось крупносекционным способом: отдельные секции максимально насыщались оборудованием, затем испытывались на герметичность и сваривались между собой кольцевыми стыками. Надстройки также собирались блоками, с включением в них секций настила верхней палубы, и потом в готовом виде устанавливались на корпус. При такой методике стапельный период сокращался до минимума, а в целом срок строительства и испытаний готового корабля планировался в два года[5]. При реальной постройке, как правило, удавалось уложиться в период около 30 месяцев (2,5 года). Широко применялась унификация конструкции с предыдущим проектом 56, а также методы поточного производства и стандартизации, призванные удешевить и сократить время строительства.

Всего на трёх судостроительных предприятиях в 1957-1959 годах было заложено 9 эсминцев проекта 57бис: 3 в Николаеве, 4 в Ленинграде и 2 в Комсомольске-на-Амуре. Достроили в первоначальном качестве только восемь из них. С одной стороны, у главного ракетного комплекса выявились трудноустранимые недостатки, связанные с низкой эффективностью ракеты КСЩ, а с другой - была создана намного более совершенная и перспективная противокорабельная ракета комплекса П-35, требующая уже других, более крупных носителей. На этих новых кораблях - эсминцах проекта 58 - и было решено сосредоточить дальнейшие усилия, а строительство «Храброго» - последнего, девятого, эсминца проекта 57бис - прекратить. В дальнейшем этот недостроенный эсминец, простояв несколько лет на консервации, был введён в строй в качестве энергетического судна. Остальные восемь единиц за 1960-1961 год вступили в боевой состав ВМФ СССР и прослужили около трёх десятилетий.

Название, заводской № Завод-строитель Заложен Спущен на воду Вступил в строй Флот Исключён Дальнейшая судьба
«Гневный», 1401 ССЗ им. 61 коммунара 16.11.1957 30.11.1958 10.01.1960 КЧФ, КТОФ 8.04.1988 Утилизирован в 1988
«Гремящий», 771 ССЗ им. А. А. Жданова 25.02.1958 30.04.1959 30.06.1960 КСФ 17.07.1987 С 1987 - опытовое судно ОС-315, в 1994 утилизирован
«Упорный», 1402 ССЗ им. 61 коммунара 9.04.1958 14.10.1959 3.12.1960 КТОФ 24.06.1991 С 1992 - плавказарма ПКЗ-12, после утилизирован
«Жгучий», 772 ССЗ им. А. А. Жданова 23.06.1958 14.10.1959 23.12.1960 КСФ 30.07.1987 Утилизирован в 1989
«Бойкий», 1403 ССЗ им. 61 коммунара 2.04.1959 15.12.1959 26.06.1961 КЧФ 9.02.1988 В 1989 при буксировке на слом сел на камни
«Зоркий», 773 ССЗ им. А. А. Жданова 17.04.1959 30.04.1960 30.09.1961 ДКБФ 30.06.1993 Утилизирован в 1993
«Дерзкий», 774 ССЗ им. А. А. Жданова 10.10.1959 4.02.1960 30.12.1961 КСФ 19.04.1990 В 1991 использован как мишень и потоплен
«Гордый», 90 ССЗ им. Ленинского комсомола 05.1959 24.05.1960 6.02.1961 КТОФ 30.07.1987 В 1989 использован как мишень и потоплен
«Храбрый», 91 ССЗ им. Ленинского комсомола 1959 1961 25.01.1969 (как ЭНС-73) КТОФ 11.03.1982 Достроен как энергетическое судно ЭНС-73, погиб при пожаре в 1982

Модернизации и переоборудования

Эсминец проекта 57бис и БПК проекта 57А в сравнении

В связи с выявившимися у главного ракетного комплекса недостатками возник вопрос о перевооружении построенных для него кораблей. В отношении эсминцев проекта 57бис было принято решение перестроить их в большие противолодочные корабли; проект подобной модернизации получил обозначение 57А и разрабатывался под руководством главного конструктора В. Г. Королевича.

«Гордый» после модернизации по проекту 57А, 1980 год

Согласно проекту, с эсминца снимались обе пусковые установки для крылатых ракет вместе с системами их заправки, хранения и наведения, снимались также две из четырёх 57-мм зенитных установок (одна из двух оставшихся переносилась при модернизации в носовую часть). Взамен демонтированного вооружения в кормовой части устанавливался зенитно-ракетный комплекс «Волна» и добавлялись 30-мм зенитные автоматы АК-230 для самообороны, трёхтрубные торпедные аппараты заменялись на пятитрубные, а вместо двух устаревающих бомбомётов РБУ-2500 монтировались три более новых РБУ-6000. Для поиска подводных лодок устанавливалась новая гидроакустическая станция «Титан-2» с подкильной антенной в бульбовом обтекателе; соответственно переделывалась и носовая часть корабля - кроме бульба, она приобрела более крутой уклон форштевня, необходимый для вынесения якорных клюзов далее вперёд. Также были проведены и другие замены в радиоэлектронном вооружении корабля - в частности, обзорную РЛС «Ангара» заменили более новой «Ангара-А». Расширили и вертолётную площадку для временного базирования на корабле противолодочного вертолёта Ка-25, а для управления взлётами и посадками предусмотрели застеклённый стартово-командный пункт рядом с пусковой установкой ЗРК «Волна». В результате вместо малоудачных ракетных эсминцев флот получил вполне современные для 1970-х годов БПК; платой за это стала высокая стоимость реконструкции кораблей, доходившей до половины стоимости их изначальной постройки. Тем не менее, в период с 1966 по 1978 год все восемь находившихся в строю эсминцев проекта 57бис были переоборудованы в БПК проекта 57А; первым прошёл модернизацию «Гремящий», последним - «Упорный».



Описание конструкции

Корпус

Корпус эсминца выполнен гладкопалубным, со значительной седловатостью в носовой части. Набирался он по продольной системе и был цельносварным. Водонепроницаемые переборки делили корпус на 18 отсеков; разделение обсепечивалось также тремя палубами - верхней, промежуточной и нижней. Помимо палуб, имелось также две платформы, одна из которых была продолжением второго дна в носовой оконечности корпуса. Расчётная непотопляемость обеспечивалась при одновременном затоплении любых трёх смежных отсеков, при этом максимальный угол статического крена не превышал 13 градусов.

Корпус на всём своем протяжении имел усиленный пояс (утолщение обшивки в районе ватерлинии), обеспечивающий плавание во льдах. Также были усилены отдельные места на верхней палубе эсминца - вдоль вырезов для дымоходов и в районе воздействия на палубный настил реактивных газов стартующих ракет. Места усилений палубы выполнялись из 20-мм броневой стали марки АК-17, в то время как большая часть остальных корпусных конструкций была собрана из обычной стали марки СХЛ-4.

На эсминцах проекта 57бис впервые в практике советского кораблестроения были изначально предусмотрены меры противоатомной защиты - такие как герметизация внешнего контура, омывание наружных поверхностей забортной водой с целью дезактивации и другие. Все вырезы с водонепроницаемыми дверьми располагались выше линии аварийных напоров, а сама эта линия нигде не проходила ниже уровня верхней палубы. При этом для экипажа в штормовых условиях либо при атомной (химической) тревоге обеспечивался проход на боевые посты без необходимости выхода на открытую палубу. Прочность конструкции рассчитывалась на то, чтобы сохранить боеспособность даже при подводном атомном взрыве на расстоянии трёх километров от эсминца.

В конструкции корпуса предусматривались две пары скуловых килей и успокоитель качки с двумя втягивающимися внутрь бортовыми управляемыми рулями. Успокоители были такой же конструкции, как и на предшественниках проекта 56, однако из-за возросшего водоизмещения на эсминцах проекта 57бис они работали с меньшей эффективностью, невзирая даже на увеличенную с 4 до 5,6 кв. м площадь бортовых рулей.

Энергетическая установка и ходовые качества

Ход эсминца проекта 57бис обеспечивали две паровые турбины, через зубчатые редукторы вращавшие два ходовых винта (турбины с редукторами объединялись в два главных турбозубчатых агрегата - ГТЗА). Пар для ГТЗА обеспечивали четыре главных котла[6] типа КВ-76-1 - усовершенствованная версия котлов, питавших энергоустановки на эсминцах проекта 56. ГТЗА же типа ТВ-8 полной проектной мощностью 33000 л. с. были полностью унифицированы с агрегатами эсминцев проекта 56.

Эсминец «Бойкий» проекта 57бис в море на ходу

Каждый ГТЗА состоял из двух турбин (высокого ТВД и низкого давления ТНД), конденсатора и зубчатой передачи с главным упорным подшипником, валоповоротным и тормозным устройствами. ТВД являлся турбиной активного типа, а ТНД - двухпроточной турбиной реактивного типа. Между протоками переднего хода ТНД располагалась двухпроточная турбина заднего хода. Зубчатая передача - двухступенчатая, с раздвоением мощности. Циркуляционная система главного конденсатора в режимах от технико-экономического (14 узлов) до второго крейсерского (29 узлов) хода - самопроточная. Для обеспечения максимальных скоростей хода ГТЗА переходил на форсированный режим работы за счет повышения производительности сопловых аппаратов турбин и паропроизводительности главных котлов. В форсированном режиме каждый агрегат обеспечивал мощность 36000 лошадиных сил. Главная энергетическая установка размещалась в двух машинно-котельных отделениях (МКО) - по одному ГТЗА и два котла в каждом отделении. В носовой части каждого из двух МКО предусматривалась герметичная кабина, куда были выведены посты управления работой ГЭУ. Каждая кабина была оборудована индивидуальной системой вентиляции, при необходимости способной работать по замкнутому циклу. В этих кабинах должен был укрываться личный состав при объявлении атомной или химической тревоги.

Запас топлива (флотского мазута) составлял 618 тонн, что позволяло преодолеть экономическим ходом 3000 миль без дозаправки. Удельный расход топлива на эсминцах проекта 57бис составлял около 205 кг на милю, что несколько хуже предшественника: у эсминцев проекта 56 с аналогичной ГЭУ средний расход составлял около 165 кг топлива на милю. Ухудшение объясняется, с одной стороны, возросшим водоизмещением нового корабля, а с другой - увеличенным отбором мощности турбин на генераторы, поскольку более насыщенному электроникой кораблю требовалось больше электроэнергии.

Электрооборудование эсминцев проекта 57бис, впервые в советском кораблестроении, рассчитывалось для работы на трёхфазном переменном токе напряжением 380 В при частоте 50 Гц (на предшествующих эсминцах 56-го проекта напряжение трёхфазной бортовой сети было принято в 220 В при той же частоте). Повышение напряжения при той же мощности потребления позволяет снизить рабочий ток, что, в свою очередь, позволяет уменьшить сечение проводников и тем самым снизить их массу. Следует отметить, что во время создания эсминцев проекта 57бис бурное развитие радиоэлектроники вынуждало конструкторов постоянно повышать номенклатуру и мощность бортовых электронных систем. В данном случае снижение сечения кабелей позволило лишь компенсировать рост потребления на более крупном и насыщенном электроникой корабле[7]. Электроэнергию обеспечивали два турбогенератора ТД-12 мощностью по 400 кВт и два дизель-генератора ДГ-300/1 мощностью по 300 кВт, что в сумме составляло 1400 кВт. Генераторы монтировались в двух электростанциях - носовой, на верхней промежуточной палубе за носовым машинно-котельным отделением (МКО), и кормовой, под промежуточной палубой за кормовым МКО.

Экипаж и обитаемость

Экипаж эсминца размещался в двух жилых комплексах - носовом и кормовом, разделённых между собой машинно-котельными отделениями и отсеком вспомогательных механизмов. Каждый комплекс имел собственное санитарное оборудование (умывальни, гальюны); предусмотрена была также душевая команды - одна на оба жилых комплекса.

Для размещения офицеров экипажа предназначалось 12 кают - 8 двухместных и 4 одноместных; было предусмотрено также две каюты для командования отряда кораблей - одноместная для командира и двухместная для офицеров его штаба. Все офицерские каюты размещались в носовом жилом комплексе.

Мичманы и старшины жили в трёх- и шестиместных каютах, а для матросов предназначалось шесть кубриков, которые по проекту вмещали от 33 до 60 человек. Штатный экипаж для сна располагал стационарными койками (в кубриках - двух- и трёхъярусными), а на случай приёма на борт дополнительного личного состава в кубриках были предусмотрены запасные гамаки.

На борту эсминцев были предусмотрены лазарет, амбулатория, два поста оказания первой помощи и два поста санитарной обработки.

Автономность по запасам провизии составляла 10 суток, по запасам пресной питьевой воды - 7 суток; при использовании специального опреснителя питьевой воды производительностью 3 тонны в сутки экипаж обеспечивался питьевой водой до 20 суток похода.

Ю. Н. Романов вспоминает об условиях службы на БПК «Зоркий» в тропическом климате

Вооружение

Управляемое ракетное вооружение

Согласно первоначальному проекту, эсминцы/БРК этого типа были вооружены ударным комплексом крылатых ракет КСЩ с двумя пусковыми установками; при модернизации в БПК по проекту 57А крылатые ракеты с их погребами и пусковыми были с кораблей сняты, зато установлен зенитно-ракетный комплекс «Волна» с одной двухбалочной ПУ.

Большой ракетный корабль проекта 57бис

БРК «Упорный» покидает Бомбей, 1970 год. Хорошо видна носовая ПУ для ракет КСЩ

Основу вооружения эсминцев/больших ракетных кораблей проекта 57бис составлял комплекс крылатых ракет КСЩ («корабельный снаряд Щука») с двумя стабилизированными пусковыми установками СМ-59-1А. В состав комплекса входили также приборы управления стрельбой «Тополь» и «Кедр», система заправки и хранения ракет и система контроля ракет и головок самонаведения.

Прообразом для крылатой ракеты (в терминологии того времени - «самолёта-снаряда») «Щука» послужила немецкая противокорабельная ракета Hs.293A времён Второй мировой войны. Однако советская «Щука» по сравнению с немецким «хеншелем» претерпела существенную переработку как в плане аэродинамики, так и по двигателю и системе наведения. По своему замыслу система самонаведения «Щуки» являлась для своего времени передовой и существенно превосходила любые германские разработки 1940-х годов.

Хранились ракеты в двух погребах, носовом и кормовом, рассчитанных на шесть ракет каждый - всего 12. В перегруз возможно было взять в каждый погреб ещё по одной ракете, и ещё по одной разместить на предстартовых постах - так боекомплект доводился до 16 «Щук». Вплоть до погрузки на пусковую ракеты хранились в транспортных контейнерах. Перед стрельбой на самолёт-снаряд устанавливали взрыватели и пиропатроны, потом подавали на предстартовый пост, где раскладывались крылья и проводился контроль бортовой аппаратуры. Далее «Щуку» заряжали на пусковую установку, заправляли топливом[8], запускали двигатель и проводили разарретирование гироскопов автопилота. Расчётная скорострельность одной установки должна была позволять выполнить 6...8 пусков в час, на практике подготовленные расчёты добивались скорости перезарядки пусковой около 23 минут. Всего, таким образом, за час выполнялось около 3 пусков на одну установку - то есть 6 ракет тремя двухракетными залпами. Система управления позволяла выполнять двухракетный залп с интервалом в 5...15 секунд между пусками ракет с носа и кормы.

Самолёт-снаряд КСЩ («Щука»), общий вид

Однозарядная пусковая установка СМ-59-1А представляла собой подобие артиллерийской башни, но с рельсовыми направляющими вместо орудийного ствола. Установка была стабилизированной и оснащалась электрическим следящим приводом для предварительного наведения ракеты по горизонту. После обнаружения цели или установления связи с выносным наблюдательным постом система управления вырабатывала углы наведения на пусковые установки - в упреждённое или настоящее место цели, в зависимости от дистанции и относительной скорости. Обеспечивалась стрельба по цели с относительной скоростью до 50 узлов и на дистанции от 10 до 100 км; скорость самого эсминца при этом допускалась до 25 узлов, скорость ветра до 12 м/с и бортовая качка с амплитудой до 14 градусов. После наведения ПУ выполнялся пуск.

Крылатая ракета КСЩ была построена по нормальной аэродинамической схеме, с прямым крылом и V-образным хвостовым оперением. Её длина составляла 7,6 м при размахе крыла 8,4 м; ракета стартовой массой в 2960 кг доставляла 625-кг боевую часть на расстояние до 100 км (при внешнем целеуказании) или 40 км (при целеуказании средствами корабля-носителя). Пуск выполнялся с помощью твёрдотопливного ускорителя, который выгорал и сбрасывался через 1,5...3,5 с, далее работал только турбореактивный маршевый двигатель ракеты - авиационный АМ-5А, списанный по исчерпанию ресурса с перехватчика Як-25[9]. Маршевый участок полёта «Щуки» проходил на автопилоте с выдерживанием высоты 60 м; на расстоянии около 20...25 км до цели самолёт-снаряд получал с корабля команду на включение головки самонаведения и приступал к поиску цели. Головка была активной, то есть подсвет цели внешними станциями наведения не требовался. На дистанции 750...800 м до захваченной цели самолёт-снаряд переходил в пикирование, стремясь поразить её прямым попаданием.

При попадании в цель мощная боевая часть в сочетании с массивной конструкцией самой ракеты и неизрасходованным остатком топлива производила сокрушительное воздействие: на испытаниях единственным попаданием ракеты КСЩ полностью выводились из строя как суда-мишени, так и выделенные для стрельб списанные корабли, в том числе крупный и достаточно хорошо защищённый крейсер «Адмирал Нахимов». Вместе с тем уровень техники 1950-х годов ещё не позволял реализовать достаточно надёжную систему самонаведения - предоставленная сама себе, ракета никак не могла производить селекцию целей, захватывая ближайший радиоконтрастный объект, и даже на него не всегда наводилась успешно. Таким образом, от ракеты КСЩ сравнительно просто было защититься постановкой помех или отстрелом ложных целей. К тому же при её дозвуковой скорости и значительной высоте полёта, неспособная к противозенитному маневрированию, «Щука» достаточно легко поражалась средствами ПВО. Всё это сделало ударный комплекс КСЩ малоэффективным. Уже в феврале 1972 года он был официально снят с вооружения и постепенно демонтирован со всех кораблей, на которых устанавливался.

Большой противолодочный корабль проекта 57А

БПК проекта 57А располагали одним зенитно-ракетным комплексом М-1 «Волна-М».

Пуск ракеты ЗРК «Волна» с БПК проекта 61

Двухбалочную стабилизированную наводящуюся пусковую установку ЗИФ-102 расположили в корму от надстройки, над ракетным погребом на 32 зенитных ракеты В-600. ПУ относилась к тумбовому типу с нижней подвеской двух ракет. Радиокомандная система управления стрельбой «Ятаган» была одноканальной: даже при последовательном пуске двух ракет они наводились по одной цели. После поражения первой цели комплекс мог быть перенацелен на следующую. Скорострельность установки позволяла давать 1 двухракетный залп каждые 50 секунд. Угол вертикального наведения установки составлял от -10 до +95°, а угол горизонтального наведения — 330°. Боекомплект включал в себя 30 боевых и 2 учебных ракеты. На линию заряжания ракета подавалась проворотом конвейерной цепи, после чего механическое заряжание ракеты на пусковую осуществлял цепной досылатель-толкатель. Метод наведения ракет — оптимальное спрямление и накрытие цели. При стрельбе по низколетящим целям к этому добавлялся метод наведения «горка».

Ракета В-600 - твёрдотопливная, двухступенчатая, построена по аэродинамической схеме «утка». На начальном участке траектории ракету разгоняла первая ступень с раскрывающимися после взлёта стабилизаторами, её двигатель развивал тягу в 30 тонно-сил. Через 5 секунд полёта первая ступень отбрасывалась, и включался маршевый двигатель ракеты - рассчитанный на 22 секунды работы с тягой в 3 тонно-силы. При сближении с целью срабатывал радиолокационный взрыватель, подрывая боевую часть. Ракета В-600 несла осколочно-фугасную БЧ с готовыми поражающими элементами, при её разрыве образовывалось порядка 4500 осколков. Масса боевой части составляла 60 кг, общая масса всей 5,88-метровой ракеты - 923 кг. Начальная скорость ракеты равнялась 600 м/с (1,8 М), дальность стрельбы составляла 15 км при высоте полёта цели от 10000 до 250 метров и 6 км при полёте цели на высоте 100 метров. При необходимости система управления позволяла обстреливать и надводные цели.

Зенитная артиллерия

Основу зенитного вооружения эсминцев проекта 57бис составляли четыре 57-мм автоматические счетверённые установки ЗИФ-75, расположенные для обеспечения оптимальных секторов обстрела по вершинам ромба: по одной установке в нос и корму от надстройки, и ещё две - побортно в районе миделя корабля. Каждое орудие установки имело техническую скорострельность в 200 выстрелов в минуту, практически эта величина ограничивалась обойменным питанием (обоймы менялись вручную) и скоростью подноса боеприпасов. После отстрела 200 снарядов требовался минутный перерыв, за время которого ствол охлаждали прокачкой через него забортной воды. Боезапас к этим установкам составлял 12800 57-мм унитарных выстрелов, хранившихся в трёх погребах, и мог включать в себя осколочно-трассирующие и фугасные снаряды (унифицированные с наземной артсистемой буксируемого комплекса С-60). Управление огнём 57-мм установок осуществлялось двумя приборами управления стрельбой «Фут-Б». 2,8-кг снаряд установки ЗИФ-75 нёс в себе 0,6 кг взрывчатки и при начальной скорости в 1020 м/с обеспечивал поражение целей на дальности до 13,2 км; досягаемость по высоте составляла 7000 м. Кроме воздушных целей, автоматы могли служить и для поражения малоразмерных надводных объектов наподобие торпедных катеров противника.

Спаренная 30-мм артустановка АК-230

При модернизации на БПК проекта 57А число 57-мм установок сократили до двух, перенеся обе в носовую часть корабля, зато в дополнение к ним установили также по два 30-мм зенитных артиллерийских комплекса с двухорудийными автоматами АК-230 в качестве средства ближней ПВО. Каждый из двух комплексов состоял из пары артиллерийских башен и одной радиолокационной системы управления огнём МР-104 «Рысь». Всего, таким образом, перестроенный корабль располагал двумя счетверёнными 57-мм установками и четырьмя спаренными 30-мм автоматами. АК-230 обеспечивал автоматическое сопровождение воздушных целей на дистанции до 140 кабельтовых. В боекомплект могли включаться снаряды трёх разных типов, имеющих до 0,039 кг взрывчатого вещества и время самоликвидации 12 - 18 секунд. Техническая скорострельность на один ствол составляла 1050 выстрелов в минуту; практически пушка могла с этим темпом отстрелять 200 снарядов, потом требовался перерыв 5...10 секунд для охлаждения ствола. Благодаря высокой точности автомата, вероятность поражения воздушной цели одной 200-снарядной очередью составляла 80%, а торпедного катера на дистанции до 20 кабельтовых - 99%.

Минно-торпедное вооружение

Управляемая торпеда СЭТ-53 в экспозиции музея

Торпедное вооружение эсминца проекта 57бис включало в себя два трёхтрубных 533-мм торпедных аппарата ТТА-53-57, которые были размещены побортно в районе 127-го шпангоута эсминца. В боекомплект могли включаться самонаводящиеся противолодочные торпеды СЭТ-53 или противокорабельные торпеды 53-61. Торпедные аппараты относились к пневматическому типу, т. е. стрельба осуществлялась за счёт сжатого воздуха. Аппараты имели как ручной привод, так и электропривод для дистанционной наводки. Выработку данных для стрельбы осуществлял прибор управления торпедной стрельбой (ПУТС) «Звук-57», который мог обеспечивать как последовательный, так и залповый выстрел торпед.

Торпеда СЭТ-53 электрическая, противолодочная, самонаводящаяся в двух плоскостях. Система наведения пассивная, реагировала на шумы подводных лодок, имеющих скорость хода не менее 9 узлов. Вес БЧ торпеды составлял 287 кг при весе самой торпеды в 1,47 тонны, а скорость хода доходила до 23 узлов при дальности действия 8 км и глубине погружения от 20 до 200 метров. Головка самонаведения могла обнаруживать цель в пределах до 60° в каждую сторону от продольной оси торпеды, а радиус самонаведения достигал 600 метров.

Боекомплект состоял лишь из шести торпед, заряженных в аппараты - перезарядка их предусматривалась только в базе.

На БПК проекта 57А трёхтрубные торпедные аппараты заменили на пятитрубные ПТА-52-1134, рассчитанные на стрельбу более новыми самонаводящимися торпедами СЭТ-65 и 53-65К, соответственно и запас заряженных в аппараты торпед был доведён с шести до десяти штук.

Противолодочное и противоминное вооружение

Реактивный бомбомёт РБУ-2500 в музейной экспозиции

На эсминцах типа «Гневный», согласно проекту, основным противолодочным оружием являлись реактивные бомбомёты РБУ-2500. Пусковые установки, выполненные в виде пакета из 16 трубчатых направляющих, расположили побортно, по сторонам от носовой надстройки. 213-мм реактивные глубинные бомбы РГБ-25 имели массу 85 кг и позволяли поражать подводные цели на дистанции от 500 до 2500 м от корабля, глубина цели - до 330 метров. В боекомплект установок входило 128 бомб РГБ-25; заряжались бомбомёты вручную, а наводились автоматически по данным от приборов управления стрельбой бомбомётов (ПУСБ) «Смерч-57».

БПК проекта 57А вместо двух РБУ-2500 при модернизации получили три более совершенные 213-мм установки РБУ-6000 «Смерч-2». Реактивная бомба РГБ-60 при том же калибре, что и РГБ-25, имела большую массу (119,5 кг) и позволяла стрелять уже на дистанцию до 5700 м, обеспечивая поражение подводных целей на глубине до 450 метров. 12-ствольный бомбомёт этого типа заряжался автоматически, что позволяло обеспечить меньший интервал между залпами, чем у РБУ-2500 с его ручным заряжанием.

Авиационное вооружение

Вертолёт Ка-15 на площадке эсминца «Светлый» проекта 56, 1964 год

Постоянного размещения вертолёта на борту не предусматривалось, однако в корме смонтировали площадку для временного базирования вертолёта Ка-15. В перегруз эсминец проекта 57бис был способен взять как вертолёт, по-походному раскреплённый на кормовой площадке, так и запас авиационного топлива на пять вылетов; предполагалось, что корабельный вертолёт будет обеспечивать загоризонтное целеуказание для главного ракетного комплекса через систему «Груша». Практически система целеуказания «Груша» так и не была принята на вооружение, и вертолёты на эсминцах во время их службы не базировались.

После модернизации в БПК по проекту 57А вертолётная площадка была расширена, и корабли смогли принимать более тяжёлые и совершенные вертолёты ПЛО типа Ка-25. Для ангара, тем не менее, в конструкции места не нашлось, поэтому противолодочный вертолёт на модернизированных кораблях тоже мог размещаться только временно; также в составе соединения БПК выполняли роль запасных посадочных площадок для вертолётов ПЛО и целеуказания, выпускаемых с других кораблей.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

Эсминцы оснащались самым современным на момент их создания радиоэлектронным оборудованием, включавшим в себя:

  • обзорную РЛС «Ангара»,
  • навигационную РЛС «Нептун»,
  • 2 РЛС управления зенитным огнём «Фут-Б»,
  • станцию радиотехнической разведки «Бизань-4А»,
  • станции постановки активных помех «Краб-11» и «Краб-12»,
  • радиопеленгатор АРП-50-1,
  • гидроакустическую станцию (ГАС) «Геркулес-2М»,
  • прибор управления торпедной стрельбой (ПУТС) «Звук-57»,
  • прибор управления стрельбой бомбомётов (ПУСБ) «Смерч-57»,
  • боевой информационный пост (БИП) «Планшет-57бис»,
  • гирокомпас «Курс-5»,
  • лаг МГЛ-50,
  • эхолот НЭЛ-5,

и другие устройства обнаружения, связи и навигации. При модернизации кораблей состав радиоэлектронного оборудования был существенно пересмотрен и обновлён.

Трёхкоординатная РЛС «Ангара» служила основным средством обнаружения воздушного и надводного противника. РЛС работала в дециметровом диапазоне (длина волны 25...50 см) на четырёх фиксированных частотах; мощность РЛС составляла порядка 1,5...2 МВт.

Гидроакустическая станция (ГАС) ГС-572 «Геркулес-2» кругового и шагового поиска с выдвижной подкильной антенной предназначалась для обнаружения подводных целей и выдачи целеуказания противолодочному оружию эсминца - торпедным аппаратам и реактивным бомбомётам. Антенна станции в выдвижном подкильном обтекателе могла подниматься и опускаться с помощью электромеханического привода или вручную. ГАС имела максимально возможную энергетическую дальность обнаружения подводных лодок при нормальных гидрологических условиях (по проекту) до 7 км, торпед и якорных мин до 2 км, а в глубину до 300 метров. Реально она могла обнаруживать подводную лодку, идущую в подводном положении со скоростью 4...5 узлов на дистанции до 1 км при скорости хода самого корабля в 15 узлов.

Станции радиоэлектронной борьбы (РЭБ) «Краб-11» и «Краб-12» предназначались для защиты корабля от обнаружения и целеуказания со стороны РЛС противника. Станции РЭБ работали в сантиметровом диапазоне, создавая шумовые помехи.

Шлюпочное устройство эсминца проекта 57бис включало в себя:

  • один разъездной (командирский) катер проекта 378 - на верхней палубе по правому борту от носовой надстройки,
  • рабочий моторный катер проекта 368К - также на верхней палубе, но по левому борту от надстройки,
  • шестивёсельный ял типа ЯЛ6 на верхней палубе по левому борту от кормового котельного кожуха.

Катера обслуживались двумя поворотными грузовыми стрелами с электроприводом, расположенными побортно от носового котельного кожуха. Спуск и подъём яла обеспечивался шлюпбалками. В качестве спасательных средств на корабле использовались десять жёстких 18-местных спасательных плотиков СПС-18.

См. также

Примечания

  1. Дальность указана для экономического хода 18 узлов.
  2. В перегруз корабль мог взять ещё 4 ракеты КСЩ, доведя их общий боекомплект до 16 единиц. Здесь и далее приводятся данные эсминцев/БРК проекта 57бис на момент достройки, до их модернизации по проекту 57А.
  3. Вертолёт временного базирования, т. к. ангара на борту не предусмотрено.
  4. Ранее комплексы управляемых ракет устанавливали на уже построенные или строящиеся артиллерийские корабли, переделывая их конструкцию, в то время как эсминцы проекта 57бис изначально проектировались, как ракетные.
  5. Из 24 месяцев, запланированных на постройку одного корабля, 6 месяцев отводилось на стапельный период, 12 на достройку на плаву и ещё 6 месяцев на испытания.
  6. В тексте монографии Ю. В. Апалькова (стр. 113) даны ошибочные сведения о том, что эсминцы проекта 57бис имели всего два котла КВ-76-1, в то время как на самом деле их было четыре. Правильные данные о числе котлов указаны в той же книге Апалькова - см. таблицу ТТЭ на стр. 109.
  7. По сравнению с эсминцем проекта 56 вес кабельного хозяйства оказался меньше лишь на 400 кг, хотя при сохранении той же потребляемой мощности он должен был снизиться примерно на 8 тонн.
  8. Для безопасности корабля самолёты-снаряды хранились в погребах незаправленными.
  9. Применение списанного авиадвигателя было скорее вынужденной мерой, хотя это и позволило ускорить проектирование и удешевить производство ракеты. На современных крылатых ракетах применяются малоресурсные двигатели специальной разработки: рассчитанные только на один полёт, за счёт упрощения систем смазки и уменьшения требований к долговечности узлов и деталей они обеспечивают гораздо лучшие удельные характеристики (более высокое отношение тяги к массе и габаритам двигателя).

Литература и источники информации

Литература

  • Апальков Ю. В. Эсминцы проектов 56, 57бис и их модификации. — М.: Моркнига, 2009. — 186 с. — ISBN 978-5-903080-63-2
  • Бережной С. С. Советский ВМФ 1945-1995. — «Морская коллекция». — М.: Моделист-конструктор, №1/1995. — 32 с.

Ссылки

Галерея изображений