Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

HMS Aurora (1936)

Перейти к: навигация, поиск

Статье требуется доработка напильником

Оформление и содержание статьи не соответствует требованиям проекта.

Aurora

135425HMSAuroragrandephoto.jpg
Служба

wows_flag_UK.png
Великобритания
Wows_flag_Taiwan.png
Китайская Республика
(с 1948 г. — Chung King)
Китай_флаг_ВМС_с_тенью.png
Китайская Народная Республика
(с 1951 г. — Tchoung King, с 1960 г. — Huang Ho, c 1964 г. — Pei Ching)

Исторические данные
23 июля 1935 года Заложен
20 августа 1936 Спущен на воду
12 ноября 1937 Введен в строй
май 1948 Выведен из боевого состава
1990-e Сдан на слом
Общие данные
5270 / 6715 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
154,2 / 15,5 / 5,03 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
500 чел. Общая численность
Бронирование
57 / 57 мм. Пояс/борт
25 мм. Палуба
76 мм. Боевая рубка
Вооружение

Артиллерийское вооружение

  • 6 (3х2) — 152-мм/50 орудий BL Mk XXIII;
  • 8 (4х2) — 102-мм/45 орудий Mk XIX;
  • 2 (2х1) — 47-мм/40 орудия Hotchkiss Mk I;
  • 8 (2х4) — 12,7-мм пулемётов.

Минно-торпедное вооружение

  • 6 (2x3) — 533-мм ТА.
Однотипные корабли

HMS Galatea, Penelope, Arethusa


ТипARETHUSA1934.gif
HMS Aurora (рус. «Аврора») — британский легкий крейсер типа Arethusa. Служил в Королевских военно-морских силах, участвовал в Второй мировой войне. В 1948 г. выведен из состава флота, передан Китайскому флоту и переименован в Chung King. В 1949 г. затоплен экипажем, поднят, вошёл в состав флота Китая как Tchoung King.


Предпосылки к созданию

Одна из популярных шуток в британском флоте звучит как, "все новые корабли строятся для войны предыдущей уже будучи устаревшими в войне грядущей". Так и в промежутке между первой и второй мировыми войнами еще не до конца был понятен род возможных боевых действий. Роль авиации еще была не так сильна, а от подводного флота больше страдали гражданские суда чем военные. В итоге после первой мировой Королевский Военно-морской флот столкнулся с тем, что большинство его кораблей построенных в начале века сильно устарели. Кроме сложной послевоенной ситуации, накладывал свой отпечаток и "Вашингтонский морской договор" по ограничению вместимости и размеров строящихся судов. А сильное своими (старомодными), традициями адмиралтейство, забивало флот тяжелыми крейсерами, (с 8 дюймовыми пушками), балансирующими на грани разрешенного водоизмещения. Но 1929 год расставил все на свои места. Начавшийся на Уолл стрит кризис затронул бюджеты всех отраслей Великобритании, и флот почувствовал его на ровне со всеми. Что бы сэкономить деньги и продолжить выпуск новых кораблей, было решено уменьшить их размер и ставить менее мощные орудия, (6 дюймовые с эшелонным расположением). Это позволяло произвести немного больше крейсеров, уложившись в нужный тонаж, и тем самым услилить охрану конвоев. Которые командование флота оперируя опытом первой мировой, не считало приоритетной целью для вероятного врага, (хотя будующая война и показала что зря). Так родились крейсеры серии Arethusa, скромно названные легкими, небольшие и изначально слабовооруженные. Они множество раз модернизировались в ходе второй мировой войны, учавствовали во множестве операций, защищали северные конвои, и в целом стали одними из самых знаменитых кораблей HMS.

Проектирование

Прародителями крейсеров Arethusa нового типа стали серии Leander и Amphion. Большие, с намного лучшим бронированием, отличными орудиям в полностью закрытых башнях, современными СУО. Массивные и мощные корабли, построенные по современным стандартам, и соответственно очень дорогие. Последнее безусловно не волновало флот, но ложилось тяжелым бременем на королевскую казну, которая и так переживала не лучшие времена. Единственным выходом из этой ситуации было проектирование кораблей меньшего размера.
Первым был заложен легкий крейсер Arethusa, а следом за ним и остальные ЛК серии, (Galatea, Penelope, Aurora). Прообразом послужил Leander, уменьшенный, облегченный, с более слабым вооружением. К новым ЛК требования уже были несколько иные, крейсеры задумывался как корабли сопровождения торгового конвоя. Они должены были противостоять кораблям уровня вспомогательного крейсера, имея при этом превосходство в вооружении и скорости. В результате Arethusa, Galatea, Penelope, Aurora получились на 15м короче Leander, и на 1250т легче. Схема бронирования осталась такой же, только стала более тонкой, а вместо заклепок впервые использовалась сварка. Башни в отличии от прародителя располагались в эшелонном порядке, имели два спаренных 152мм орудия Mk XXI, и весили каждая по 95000 кг. В кормовой части на всех кораблях кроме Aurora были размещены катапульты для гидроплана. 23 июля 1935 года был заложен четвертый, и последний в серии крейсер Aurora.

Постройка и испытания

23 июля 1935 года Легкий крейсер Aurora был заложен в на верфи Портсмута, и уже 20 августа 1936 года спущен на воду. Церемонию проводила жена знаменитого адмирала "Джеки" Фишера -Леди Фишер. В 1937 году ЛК был окончательно достроен, и 9 августа начались первые пред приемные испытания. 9 ноября корабль прошел приемку комиссией флота. А в декабре новый ЛК стоимостью почти 1 250 000 £ был принят во флот.

Описание конструкции

Корпус

крейсера типа «Аретьюза» по компоновке и конструкции напоминал корпус «Эмфайона», но из-за отсутствия башни «X» был примерно на 15 м короче. Эшелонное расположение механизмов диктовало двухтрубный силуэт, причем первая труба находилась практически на миделе, а в нос и в корму от нее, примерно на одинаковом расстоянии, шли башенноподобная надстройка и вторая труба. Трубы не имели наклона, однако благодаря их значительному удалению от ходового мостика последний практически не задымлялся. Около трети длины корпуса занимал полубак, слегка поднимающийся к форштевню. Далее в корму его продолжал фальшборт, служивший дополнительной защитой шлюпок от заливания. Обводы корпуса — круглоскулые, с характерным для англичан скуловым изломом в носовой части. Корабли имели две сплошных палубы — верхнюю и главную; вне пределов котельных отделений простиралась также нижняя палуба. При вступлении в строй на всех крейсерах были установлены две мачтыоднодревки, которые в 1940 — 1941 годах заменили треногами, способными выдерживать все возрастающий вес антенн радиолокаторов. Постоянно производимое в годы войны усиление зенитного вооружения крейсеров добавило около 700 т к их изначальному стандартному водоизмещению.

Бронирование

Бронирование «Аретьюзы» повторяло схему «Эмфайона», но отличалось меньшей толщиной. Вся броня — типа NC (гомогенная, нецементированная). Броневой пояс толщиной 57 мм (2,25 дюйма) на 12,7-мм подкладке из кораблестроительной стали занимал около 35% длины корабля. Он прикрывал лишь отсеки энергетической установки, доходя по высоте до верхней палубы, а в районе кормового машинного отделения — только до главной. Пояс замыкался траверсами из 25,4-мм брони, Броневая палуба толщиной 25,4 мм опиралась на верхнюю кромку пояса и траверзов. Отдельно броневыми листами той же толщины защищался рулевой привод. Снарядные и зарядные погреба имели «коробчатое» бронирование. Зарядные погреба защищались с бортов 76-мм плитами на 19-мм подкладке (у погребов кормовой башни — 12,7-мм подкладка); сверху, спереди и сзади стояла 51-мм броня, причем задние броневые листы погребов носовых башен (соответственно, передние у кормовой) утончались к нижней кромке до 25 мм. Снарядные погреба имели всего 25,4-мм бронирование. Защита артиллерии — такая же, как у «Линдера». Толщина брони башен главного калибра со всех сторон (лоб, тыл, стенки, крыша, низ) — 25,4 мм, кольцевые барбеты — 19-мм. Приемо-передающие посты радиостанций прикрывались 25-мм листами сверху и со стороны кормы и 19-мм с трех остальных сторон. В целом бронирование «аретьюз» отвечало своему назначению — обеспечивать защиту от артиллерии эсминцев, но не более того. Тем не менее, в сумме на броню у них приходилось 11,8% стандартного водоизмещения — против 11,7% у «Линдера» или 10,25% у «вашингтонского» «Кента». Стоит отметить, что броневая защита большинства современных им зарубежных крейсеров (особенно французских и итальянских) была еще хуже.

Энергетическая установка и ходовые качества

Энергетическая установка включала в себя четыре турбозубчатых агрегата (ТЗА) Парсонса с одной ступенью редуцирования и четыре трехколлекторных паровых котла Адмиралтейского типа. Котлы и турбины стояли попарно в двух котельных и двух машинных отделениях. Интересно, что в носовом КО котлы располагались побортно, а в кормовом — тандемом. Это было вызвано необходимостью обеспечить пространство под коридоры внешних гребных валов. Таким образом, кормовые котельные отделения оказались изолированными от обшивки своеобразными коффердамами. С одной стороны, это давало некое подобие противоторпедной защиты, с другой — на крейсерах других типов бывали случаи, когда из-за нарушения герметичности коридоров вода через них проникала в оба машинных и кормовое котельное отделения, вызывая серьезную опасность из-за асимметричности затопления. Рабочее давление пара в котлах на «Аретьюзе» — 21 атм. Каждый турбоагрегат развивал мощность 16 000 л.с., что обеспечивало максимальную скорость хода 32,25 узла при стандартном водоизмещении или на узел меньше при полной нагрузке. Стоит отметить продолжавшуюся тенденцию возрастания относительного веса механизмов, на которые у «Аретьюзы» приходилось 23% их стандартного водоизмещения — против 20,25% на «Линдере» и 18,5% на «Кенте». Полный запас топлива составлял 1327 т. Относительно дальности плавания данные расходятся: Рэйвен и Роберте говорят, что корабли могли пройти 5500 миль 15-узло-вым ходом; Уитли приводит слегка отличающиеся данные — 5500 миль на 13 узлах; официальный отчет Адмиралтейства, датированный 1944 годом, определяет дальность в 8200 миль 12-узловым ходом; справочник Лентона о ней вообще не сообщает. Безусловно одно: для средиземноморского театра с его характерными расстояниями (Гибралтар — Мальта — 990 миль, Мальта — Порт-Саид — 940 миль) дальность плавания «аретьюз» была вполне приемлемой.

Вспомогательное оборудование

Экипаж и обитаемость

Экипаж по довоенным штатам состоял из 500 человек. В годы войны численность команды неуклонно росла: к примеру, на «Пенелопе» вдень ее гибели находилось 625 офицеров и матросов.

Вооружение

Главный калибр

Артиллерийское вооружение. Главный калибр состоял из шести 152-мм орудий Mk.XXIII в трех двухорудийных башнях Mk.XXI. Данная пушка являлась основным оружием легких крейсеров Королевского флота, построенных в 1930 — 1940 годы, за исключением типа «Дидо». Она стала первой британской шестидюймовкой цельнотрубчатой конструкции — все предыдущие изготавливались методом наматывания проволоки. Разработка артсистемы началась в 1929 году, на вооружение ее приняли в 1931-м. Как и большинство зарубежных аналогов, она создавалась в надежде на использование в качестве универсального орудия, однако очень скоро стало ясно, что недостаточная скорострельность, низкие скорости вертикальной и горизонтальной наводки делают эту систему в данной роли неэффективной. Длина ствола пушки Mk.XXIII составляла 50 калибров, или 7620 мм, полная длина— 7869 мм, масса орудия — 7017 кг, из которых 197 кг приходилось на поршневой затвор с ручным запиранием. Ствол имел 36 нарезов глубиной 1,17 мм, общая длина нарезной части — 6486,1 мм. Для 152-мм орудий имелось два типа снарядов — бронебойный и фугасный. Вес обоих равнялся 50,8 кг, вес взрывчатого вещества в первом 1,7 кг (3,35%), во втором — 3,6 кг (7,1%). Существовало два вида зарядов — нормальный (13,62 кг) и усиленный (14,5 кг). При использовании нормального начальная скорость снаряда равнялась 841 м/с, что обеспечивало максимальную дальность стрельбы 23 300 м (125 кбт) при угле возвышения орудия 45°. Живучесть ствола составляла порядка 1100 выстрелов. Вместимость погребов — 200 снарядов на орудие. Вращающаяся часть спаренной башенной установки Mk.XXI весила 96,5 т. Установка обеспечивала индивидуальное наведение стволов в вертикальной плоскости в диапазоне от — 5 до +60°. Горизонтальное наведение осуществлялось в секторе примерно 150° на каждый борт (наибольший — у башни «В»), Скорость вертикального наведения — 5 — 7 град/с, горизонтального— 10 град/с. Заряжание могло производиться при углах возвышения от — 5 до +12,5°, но наиболее предпочтительным был диапазон +5 — 7°. Практическая скорострельность составляла 8 выстрелов в минуту для одного орудия. В системах наведения использовались гидравлические и электрогидравлические приводы, но, как сообщает британский историк Джон Кэмпбелл, их применяли лишь для перемещения орудий на большие углы, точная же наводка осуществлялась вручную.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

Зенитное вооружение «аретьюз» неоднократно менялось. По проекту батарея дальнего боя состояла из четырех 102-мм зениток Mk.V в одинарных установках Mk.IV. Орудие Mk.V было принято на вооружение еще в 1914 году и применялось на кораблях всех классов: линкорах, крейсерах, эсминцах, шлюпах. Первоначально оно использовалось только для стрельбы по надводным целям, но уже в конце Первой мировой войны были разработаны зенитные установки. Ствол пушки — «проволочной» конструкции, по всей длине заключался в кожух и имел внутренний лейнер, причем замену последнего можно было проводить в корабельных условиях. Затвор — горизонтально-скользящий. Установка Mk.IV не имела щита, весила 7,1 т, обеспечивала круговое горизонтальное наведение и вертикальное в пределах от — 5 до +80°, практическая скорострельность составляла 14 выстрелов в минуту. Основными недостатками орудия были низкая скорость наводки, сложность ведения огня при малых углах возвышения из-за слишком высокого расположения затвора, вызванного естественной балансировкой ствола, а также отсутствие бронебойных снарядов. В 1936 году на вооружение поступило более совершенное 102-мм универсальное орудие Mk.XVI в спаренной установке Mk.XIX, заменившее предшествующие артсистемы и ставшее в годы Второй мировой войны основным зенитным орудием британских кораблей. Предприятия Великобритании, Канады и Австралии выпустили удачный образец и его модификации в количестве 3477 единиц. «Пенелопа» и «Аурора» вступили в строй с четырьмя такими установками, «Галатею» перевооружили ими в 1939 году, а «Аретьюзу» —уже в ходе боевых действий. Это орудие было уже по-настоящему универсальным. За счет введения противовесов удалось снизить высоту цапф, а внедрение полуавтоматического вертикально скользящего затвора облегчило труд заряжающих и позволило поднять скорострельность (техническая — до 20 выстр./мин). Увеличился вес снаряда, а стало быть, и его разрушительное воздействие. За счет возросшей начальной скорости увеличились дальность стрельбы и досягаемость по высоте. Наличие полубронебойного снаряда существенно расширило возможности применения орудия, хотя оно и оставалось слабоватым для борьбы с надводными кораблями. В установке Mk.XIX оба ствола находились в одной люльке, обеспечивающей вертикальное наведение в диапазоне от—10 до +85°. Полная масса установки составляла 16816кг. Погреба зенитного боезапаса на «Аретьюзе» вмещали 800 снарядов, однако их расположение впереди носового котельного отделения — более чем в 50 м от самих орудий — являлось существенным недостатком. Данное решение было унаследовано от «Линдера», на котором зенитные орудия располагались на срезе полубака — вблизи погребов, и во многом диктовалось весовыми ограничениями. Тем не менее, подобный недостаток оставался на британских крейсерах последующих проектов. Для перемещения боеприпасов служил рельсовый путь со специальными тележками, но при свежей погоде, а тем более в условиях арктического обледенения, пользоваться им было затруднительно, что снижало эффективность зенитного огня. Легкое зенитное вооружение «аретьюз» при вступлении в строй состояло всего из двух счетверенных 12,7-мм пулеметов «Виккерс» Mk.lll, которые располагались рядом с носовой трубой на индивидуальных платформах, обеспечивающих широкий сектор огня. В 1940— начале 1941 года со всех крейсеров сняли авиационное оборудование (с «Ауроры»— «штабную» надстройку), а освободившееся пространство и вес пошли на усиление зенитного вооружения. Между трубами побортно были смонтированы счетверенные установки 2-фунтовых зенитных автоматов «Виккерс» «пом-пом» Mk.VII. «Аретьюза» и «Аурора» непродолжительное время также вооружались 20-стволь-ными установками неуправляемых ракет UP (Unrelated Projectiles — невращающиеся снаряды) — экстравагантным, но совершенно неэффективным средством ПВО. Позднее появились 20-мм автоматы «Эрликон» в одинарных и спаренных установках. Наконец, на «Аретьюзе» во время ремонта в Соединенных Штатах четырехствольные «пом-помы» заменили на американские счетверенные установки 40-мм автоматов «Бофорс».

Система управления огнем

Система управления огнем главного калибра включала в себя директор (DCT — Director Control Tower), оснащенный дальномером с базой 22 фута (6,71 м). В качестве запасного служил 12-футовый дальномер, также располагавшийся на верхнем мостике. Поступавшая с них информация обрабатывалась в центральном артиллерийском посту механическим вычислителем. Для управления огнем зенитной артиллерии служили зенитные директоры (HACS— High Angle Control System) — Mk.IV на «Ауроре» и Mk.lll на остальных крейсерах. Первоначально предполагалась установка одного зенитного директора в кормовой части верхнего мостика, но одновременно с перевооружением на 4-дюймовые «спарки» решили устанавливать второй HACS на кормовом шельтердеке. Правда, «Аурора» вступила в строй без носового зенитного директора, на «Галатее» второй так и не был установлен, и лишь «Пенелопа» получила сразу два.

Противолодочное и противоминное вооружение

Авиационное вооружение

Авиационное вооружение в 1930-е годы считалось непременным атрибутом крупных надводных кораблей. Самолеты предназначались для ведения разведки и корректировки артиллерийского огня. Три крейсера типа «Аретьюза» были оборудованы легкой катапультой типа OIL (Deck Mk.l Light) — поворотной, пороховой, длиной 46 футов (14 м). Планировалось, что они будут нести на борту по два гидросамолета: один непосредственно на катапульте, второй — позади кормовой трубы, между позициями зенитных орудий. Первые же выходы в море головного корабля показали, что расположение второго самолета мешает работе зенитных расчетов, поэтому от него отказались. В начале своей карьеры «аретьюзы» оснащались гидропланами типа Хаукер «Оспрей» — поплавковой модификацией двухместного авианосного истребителя-разведчика. Перед войной на их месте появились легкие разведчики-корректировщики Фэйри «Си Фокс» 713-й эскадрильи FAA. Правда, никаких сведений о применении «аретьюзами» самолетов в боевых действиях не встречается. Небольшие размеры кораблей данного типа и отсутствие ангара серьезно затрудняли использование авиационного вооружения, поэтому уже в 1940 — 1941 годах катапульты с них демонтировали, тогда как на других крейсерах они сохранялись до 1943— 1944 годов.

Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

В годы войны крейсера получили радиолокационное оборудование: РЛС обнаружения целей типов 286, 279, 281, 272, 273, 290 и управления огнем типов 282, 283, 284 и 285. Дополняли электронное вооружение средневолновые радиопеленгаторы MF/DF. Торпедное вооружение состояло из двух трехтрубных 533-мм аппаратов TR.IV. От планировавшейся установки четырехтрубных аппаратов пришлось отказаться еще на стадии эскизного проектирования из-за недостатка места для обеспечения их разворота. На крейсерах применялись парогазовые торпеды марки Mk.lX.

Модернизации и переоборудования

История службы

Последний из крейсеров серии достраивался как флагманский корабль командующего эсминцами Флота метрополии и в этом качестве проплавал весь довоенный период своей карьеры.

Северное море

Начало войны «Аурора» встретила в Скапа-Флоу под командованием кэптена Л.Х.К.Гамильтона. Первый боевой поход она совершила 6— 10 сентября 1939 года совместно с линкорами «Нельсон», «Родней», крейсером «Шеффилд» и десятью эсминцами. Столь мощное соединение выходило в Северное море на поиск немецких пароходов, поскольку предполагалось, что для их встречи германский флот покинет свои базы. В начале войны оказавшаяся в гуще событий «Аурора» действовала гораздо активнее своих систершипов, находившихся на Средиземном море. Вечером 22 сентября вместе со 2-й эскадрой крейсеров («Саутхэмптон», «Глазго», «Шеффилд») она выходит в рейд в Северное море, но операция сорвалась из-за столкновения двух эсминцев. 25 — 26 сентября те же силы отправляются на выручку подводной лодке «Спирфиш», получившей повреждения в центральной части Северного моря. Дальнее прикрытие осуществляли главные силы Флота метрополии. Британские корабли были обнаружены немецкой авиацией. К счастью, высланная против крейсеров эскадрилья 1./KG 26 цели не нашла. 7 октября английский самолет-разведчик обнаружил у южного побережья Норвегии германское соединение в составе линкора «Гнейзенау», легкого крейсера «Кёльн» и девяти эсминцев. Немцы проводили демонстрационную операцию, чтобы навести корабли противника на завесу своих подводных лодок. Англичане попались на уловку — на перехват было направлено 2 линкора, 2 линейных крейсера, авианосец, 6 крейсеров (в том числе и «Аурора») и 12 эсминцев, а также значительные силы авиации. Однако ни одной из сторон не удалось добиться результата. 9 октября все корабли вернулись на базы. Следующая операция Флота метрополии прошла 23 — 31 октября и была связана с прикрытием важного конвоя с железной рудой из норвежского порта Нарвик. «Аурора» во главе дивизиона эсминцев осуществляла непосредственное охранение судов. Крупнейшей операцией германского флота в 1939 году стал набег линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» на британский Северный патруль. 23 ноября ими был потоплен вспомогательный крейсер «Равалпинди». По сигналу последнего все силы британского флота пришли в движение. Находившуюся к тому моменту в Розайте «Аурору» вместе с крейсерами «Эдинбург» и «Саутхэмптон» направили к острову Фэр-Айл, чтобы закрыть пролив между Шетландскими и Оркнейскими островами. Однако перехватить немецкую эскадру не удалось, и к 27 ноября поиски были прекращены. Заметную роль «Ауро-ре» довелось сыграть в ходе Норвежской кампании. В первых числах апреля 1940 года крейсер под флагом контр-адмирала Э. Эванса прибыл в устье Клайда, имея задачу эскортировать транспорты с войсками в Нарвик и Тронхейм. Известие о выходе в море значительных сил германского флота заставили Адмиралтейство изменить свои планы, в результате немцы всего на сутки опередили англичан с высадкой в Норвегии. Поздно вечером 7 апреля «Аурора» с эсминцами вышли на соединение с главными силами Флота метрополии. Утром 9-го находившиеся в 200 милях западнее Бергена британские корабли подверглись массированному удару авиации противника. Атаки продолжались более двух часов и завершились уничтожением эсминца «Гурка» и повреждением ряда кораблей. От близких разрывов авиабомб пострадала и «Аурора», но, по всей видимости, не слишком серьезно. Оправившись от шока, вызванного германским вторжением в Норвегию, союзники приступили к ответным мерам. Дозаправившись в Скапа-Флоу, «Аурора» снова вышла в море в ночь на 13 апреля. На борту крейсера находился адмирал флота лорд Корк-и-Орери, назначенный командующим союзными войсками в Северной Норвегии. 14 апреля он прибыл в Харстад, выбранный в качестве опорного пункта. Адмирал настаивал на активных действиях, желая выбить из Нарвика небольшой немецкий гарнизон. Флот приступил к блокаде Уфут-фьорда. 19 апреля лорд Корк выходил на «Ауроре» в район Нарвика для рекогносцировки. На 24-е был назначен штурм города с моря. В этот день линкор «Уорспайт», крейсера «Эф-фингем», «Энтерпрайз», «Аурора» и 10 эскадренных миноносцев вошли в Уфут-фьорд и в течение трех часов вели обстрел немецких позиций, но из-за сильного снегопада стрельба была неточной и огневые точки противника подавить не удалось. Высадку десанта пришлось отменить. 1 мая «Аурора» поддерживала артиллерией британских пехотинцев у поселка Анкенес, а два дня спустя совместно с «Эффингемом» и линкором «Резо-люшн» обстреливала вражеские позиции на берегу Бейс-фьорда. Попытку высадить десант повторили 13 мая в районе поселка Бьерквик (северо-восточнее Нарвика), и на этот раз она оказалась успешной. В ходе операции крейсера оказывали огневую поддержку, на «Ауроре», кроме того, находились подразделения французского Иностранного легиона. Участие в Норвежской кампании для крейсера закончилось 18 мая. В этот день в районе Нарвика он был атакован германскими бомбардировщиками Ju-88 из состава 6./KG 30 и Не-111 из состава II/KG 26, получил прямое попадание 250-кг авиабомбы и был вынужден отправиться в ремонт. Устранение повреждений производилось в Портсмуте с 30 мая по 28 июня. Одновременно было усилено зенитное вооружение: появились пара счетверенных «пом-помов» и установка UP на юте. Конец 1940 и начало 1941 года «Аурора» провела в северных водах вместе со своими систершипами. 2-я эскадра крейсеров, в которую входили все «аретьюзы», патрулировала Фареро-Исландский проход и несла конвойную службу. В апреле «Аурора» прошла в Тайне докование и ремонт, в ходе которого на ней были установлены радар управления огнем типа 284 и поисковый типа 290. Во время охоты за «Бисмарком» она входила в состав соединения контр-адмирала Кертиса, сопровождавшего авианосец «Викториес». За этим последовала масштабная операция против германских судов снабжения в Северной Атлантике, и первого успеха в ней добились «Аурора» и «Кения». 3 июня между Гренландией и Лабрадором они обнаружили и потопили танкер «Бельхен» (6367 брт), занимавшийся дозаправкой подводных лодок.

Действия в Арктике

Летом 1941 года специально для действий в Арктике из крейсеров «Нигерия» и «Аурора», эсминцев «Панджаби» и «Тартар» было сформировано Соединение «К» под командованием контр-адмирала Ф.Вайена. Его первой операцией стал поход к Шпицбергену (27 июля — 6 августа). Здесь был высажен норвежский военный комендант, а на корабли принято 65 добровольцев, пожелавших сражаться на стороне союзников. На обратном пути крейсера уничтожили метеостанцию на острове Медвежий, чтобы предотвратить ее использование противником. Намеченную набеговую операцию против норвежского побережья отменили из-за обнаружения отряда немецкой авиационной разведкой. Соединение вернулось в Скапа-Флоу. Примерно в это время в очередной раз было усилено зенитное вооружение «Ауроры» — счетверенные 12,7-мм пулеметы уступили место шести 20-мм «эрликонам». Вскоре британское командование приняло решение о выводе из строя шахт и метеостанций на Шпицбергене и эвакуации населения. Операция получила кодовое название «Гонтлит» («Перчатка»). 19 августа к архипелагу направился лайнер «Эмпресс оф Канада» в сопровождении «Ауроры», «Нигерии» и эсминцев «Икарус», «Энтилоп» и «Энтони». В Баренцбурге «Эмпресс оф Канада» и «Нигерия» приняли 1955 советских шахтеров, доставили их в Архангельск и утром 1 сентября вернулись. После этого с архипелага было эвакуировано 932 норвежских рабочих, сожжены все имеющиеся запасы угля — почти полмиллиона тонн, уничтожены шахты и метеостанция. Отряд двинулся домой 3 сентября, прихватив три норвежских угольщика, китобойное судно, ледокол, буксир и пару рыболовных судов. 5 сентября Вайену сообщили о немецком конвое, движущемся на север вдоль норвежского побережья. Оставив суда на попечение эсминцев, «Нигерия» и «Аурора» двинулись наперерез. Встреча с противником произошла на рассвете 7 сентября в устье Тана-фьорда. Конвой состоял из крупных транспортов «Барселона» и «Траутенфельс» под охраной учебно-артиллерийского корабля «Бремзе» и нескольких вооруженных траулеров. Завязавшийся неравный бой можно назвать образцом мужества немецких моряков. «Бремзе» (капитан 3 ранга фон Брози-Штейнберг) прикрыл суда конвоя дымовой завесой и решительно направился навстречу врагу. Разумеется, шансов у него не было никаких — четырем 127-мм орудиям корабля, не превосходящего по размерам эсминец, противостояло 18 шестидюймовок крейсеров. «Бремзе» не продержался и получаса. Прошитый снарядами и протараненный «Нигерией», он пошел на дно вместе с большей частью экипажа. Однако этого времени хватило, чтобы суда, на которых находилось около полутора тысяч горных стрелков, перебрасывавшихся на крайний северный фланг советско-германского фронта, успели укрыться в глубине фьорда, куда англичане не рискнули идти из-за густого тумана. 10 сентября корабли Вайена вернулись в Скапа-Флоу. Для «Ауроры» закончился период службы в составе Флота метрополии, в ее боевой биографии открывалась новая страница — средиземноморская.

Переход в Средиземное море

12 октября «Аурора» в качестве флагманского корабля нового Соединения «К» отправилась из Скапа-Флоу на Мальту, прибыв туда 21 октября. Командир крейсера кэптен У.Х.Эгню принял командование самым знаменитым из Мальтийских ударных соединений. Как уже описано в истории службы «Пенелопы», первой успешной операцией отряда стал разгром конвоя «Дуйсбург». Во время этого боя «Аурора» шла головной в колонне, поэтому ей больше других пришлось вести огонь по итальянским эсминцам. От залпов ее орудий «Грекале», «Эуро» и «Бер-сальере» получили серьезные повреждения. Торпедисты крейсера записали на свой счет два из семи отправленных на дно судов, к которым добавился танкер «Минититлан», уничтоженный артиллерией. В потоплении «Прочиды» и «Марицы» 24 ноября (речь идет о следующей операции соединения) «Ауроре» не довелось принять реального участия — она находилась слишком далеко, и бой завершился до ее подхода. Зато 1 декабря крейсер внес основной вклад в уничтожение итальянского лайнера «Адриатике» (1976 брт), а на следующий день — эсминца «Апвизе да Мосто» и танкера «Иридио Мантовани» (10 540 брт). Потом были операция по встрече «Бреконшира» (16 — 17 декабря) и роковая ночь под Триполи. В описании событий ночи 19 декабря вахтенный журнал «Ауроры» отстает от журналов других кораблей. Так, согласно ему, первый раз головной «Нептун» подорвался в 1.11 (на самом деле — в 1.06). После этого следовавшая в кильватер флагману «Аурора» немедленно вышла из строя вправо, но в 1.12 под ее левым бортом в районе башни «В» также прогремел взрыв. Корабль сразу накренился и сел носом. Носовая топливная цистерна была затоплена, и вода появилась на нижней палубе. Крен быстро достиг 11°, но был выровнен контрзатоплением. Набор корпуса оказался поврежден на протяжении 40 м, заклинило элеваторы носовых башен, пострадало электрооборудование. Скорость снизилась до 10 узлов. Кэптен Эгню сразу понял, что корабли попали на минное поле. Поскольку соединение находилось всего в 20 милях от Триполи и после рассвета могло подвергнуться сильнейшим воздушным атакам, он приказал эсминцам «Лэнс» и «Хэвок» сопровождать «Аурору» на Мальту. После обследования повреждений было решено, что крейсер способен дать 18-узловый ход. В полдень корабли прибыли в Ла-Валетту, где «Аурора» была поставлена в док. Исправление повреждений заняло около трех месяцев. 29 марта 1942 года крейсер покинул Мальту и через Гибралтар ушел в метрополию. С 6 апреля по 30 июня он прошел более продолжительный ремонт в Ливерпуле.

В операции Torch

В октябре «Аурора» вернулась на Средиземноморский театр — только теперь в Гибралтар, в состав Соединения «Н» вице-адмирала Сифрета. 28 — 30 октября она участвовала в последней из многочисленных операций по переброске истребителей на Мальту, прикрывая авианосец «Фьюриес». 8 ноября союзники начали операцию «Торч» («Факел») — вторжение во Французскую Северную Африку. «Аурора» вошла в состав Центрального оперативного соединения коммодора Трубриджа, целью которого являлся порт Оран. Фронтальную атаку предполагалось провести бывшим американским кораблям береговой охраны «Уолни» и «Хартлэнд» с морскими пехотинцами на борту, но оба были потоплены прямо в гавани огнем корабельной и береговой артиллерии. «Аурора» должна была оказывать огневую поддержку, и вскоре ей пришлось вступить в бой с французскими эсминцами «Трамонтан», «Торнад» и «Тифон», вышедшими из порта, чтобы атаковать десантные транспорты. Первый же залп британского крейсера разрушил мостик «Трамонтана» и вывел из строя половину его артиллерии. Командир и многие офицеры погибли. Осевший в воду эсминец выбросился на берег недалеко от порта. Та же судьба постигла «Торнад», но он хотя бы успел выпустить все шесть своих торпед. Один лишь «Тифон» смог вернуться в порт со снесенной за борт трубой. Адмирал Каннингхэм позже указал в своем рапорте, что «Аурора» довольно легко разделалась с противником. Правда, по данным Питера Смита и Джона Домини, крейсер пострадал от огня береговых батарей. Спустя некоторое время «Тифон» и лидер «Эпервье» предприняли новую попытку прорыва.«Аурора» и присоединившиеся к ней крейсер «Джамайка» и эсминцы «Бодицея», «Бриллиант» и «Колл» преградили выход из гавани. В ходе жаркого боя «Эпервье» потерял 21 человека погибшими и 31 ранеными, на нем возник пожар, и он вынужден был выброситься на берег под прикрытие береговых батарей. Уже пострадавший «Тифон» снова повернул назад, но, понимая, что уйти не удастся, его экипаж взорвал эсминец на входном фарватере. На следующее утро Оран перешел в руки союзников.

Бой у банки Скерки

Конец 1942 года отмечен активизацией действий британского флота на морских коммуникациях противника, подпитывавших свою африканскую группировку. 12-я эскадра крейсеров контр-адмирала Харкорта, в состав которой вошла «Аурора», перебазировалась в порт Бон на побережье Алжира. Вместе с эсминцами крейсера образовали ударное Соединение «Q». Его первый боевой поход состоялся в ночь на 2 декабря. «Аурора», «Сириус», «Аргонот», с эсминцами «Киберон» и «Квентин» в 40 милях от мыса Бон напали на итальянский конвой, состоявший из четырех транспортов под эскортом эсминцев «Николосо да Рекко», «Камичия Мера», «Фольгоре», миноносцев «Клио» и «Прочионе». Противник был обнаружен в 0.38, и англичане немедленно открыли огонь. Неприятельские эсминцы провели несколько торпедных атак, израсходовав весь боезапас, но не добились попаданий (что, впрочем, не помешало им заявлять обратное). Артиллерийский бой продолжался недолго. Через полчаса «Фольгоре» получил попадание снаряда (вероятнее всего, с «Ауроры») и вскоре затонул. «Николосо да Рекко» продержался дольше, но получил повреждения и потерял ход. Позже его отбуксировал на базу однотипный «Антонио Пигафетта». Благодаря усилиям эскорта, суда конвоя успели рассредоточиться, но к двум часам ночи были все уничтожены британскими кораблями. Среди потопленных оказались немецкий военный транспорт КТ-1, итальянские «Авентино» и «Аспромонте»; название четвертого установить не удалось. Однако радость победы омрачилась потерей «Квентина», атакованного на обратном пути германской авиацией.

Соединение Q

В дальнейшем «Аурора» продолжала действовать в одной группе с «Аргонотом», но успехов, аналогичных этому, уже не добивалась. К январю 1943 года состав Соединения «Q» изменился — вместо поврежденных кораблей прибыли новые, и теперь 12-ю эскадру крейсеров составляли «Аурора», «Пенелопа», «Сириус» и «Дидо». Действия на коммуникациях противника завершились с капитуляцией тунисской группировки. С началом июня союзники приступили к захвату островов в Тунисском проливе. 8 июня «Аурора» входила в состав сил, обстреливавших Пантеллерию. Тремя днями позже, при высадке десанта на этот остров, на ней находился главнокомандующий войсками на Средиземноморском театре американский генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр. 12 июня «Аурора», «Пенелопа», «Орион», «Ньюфаундленд» обстреливали Лампедузу. 20 июня крейсеру выпала высокая честь принимать на борту короля Георга VI, прибывшего на героическую Мальту. В ходе подготовки к высадке на Сицилию «Аурора» и «Пенелопа» сопровождали линкоры в Александрию, а затем вошли в состав соединения прикрытия вице-адмирала Уиллиса. Почти весь август они занимались обстрелом целей на побережье Италии. К началу операции «Слэпстик» в Таранто коммодор Эгню принял командование 12-й эскадрой крейсеров. Затем «Аурора» поддерживала десантников под Салерно, а в октябре ушла в Эгейское море (к тому времени командование кораблем принял кэптен Дж. Барнард). Там она успела совершить единственную относительно успешную акцию — 20 октября вместе с греческим эсминцем «Миаулис» обстреляла цели на Родосе. Активность Королевского флота в этом районе была сведена на нет успешными действиями германской авиации. В течение десяти дней бомбардировщики Люфтваффе повредили три британских крейсера — «Пенелопу», «Карлайл» и «Сириус», а 30 октября — «Аурору». В тот день 14 пикировщиков Ju-87 из состава 11/StG 3 прорвались через воздушный патруль в районе острова Кастелоризон и точно отбомбились по кораблям. «Аурора» получила прямое попадание 500-кг бомбы замедленного действия, которая взорвалась позади второй трубы, на кормовой рулевой платформе. В результате была полностью уничтожена зенитная батарея: левую носовую 102-м м установку сбросило за борт, остальные вышли из строя, равно как «пом-пом» и торпедный аппарат левого борта, три «эрликона», кормовой зенитный директор, радары и антенное оборудование. Кранцы первых выстрелов зенитного боезапаса воспламенились, дымная пелена укутала всю кормовую часть, но взрыва, к счастью, не последовало. Сорок шесть офицеров и матросов погибли, еще 20 получили ранения. Крейсер своим ходом добрался до Александрии, где его подлатали, окончательный же ремонт производился в Таранто, еще недавно — главной базе итальянского флота. К апрелю 1944 года, когда «Аурора» снова вышла в море, на ней была произведена своеобразная «рокировка» легкого зенитного вооружения: вместо четырех одинарных «эрликонов» поставили две спаренные установки Mk.V с силовым приводом. Летом крейсер занимался патрулированием и сопровождением войсковых конвоев в Средиземноморье. 15 августа — в день высадки союзников в Южной Франции (операция «Энвил/Драгун») — он находился в составе соединения огневой поддержки британского контр-адмирала Мэнсфилда. Месяц спустя Мэнсфилд возглавил так называемые «Британские Эгейские силы», сформированные для реоккупации островов Эгейского моря и побережья континентальной Греции, уже оставленных немцами. Так «Аурора» снова оказалась в Восточном Средиземноморье, где и оставалась до конца войны. Британские корабли днем и ночью сновали среди бесчисленных островов, большинство из которых было занято противником, и столкновения на море не были редкостью. 17 сентября «Ауроре» представилась возможность разделаться с минным заградителем «Драхе» — едва ли не самой крупной боевой единицей Кригсмарине в Эгейском море, однако немцам удалось укрыться в гавани острова Милос. 5 октября «Аурора» и эсминец «Кэттерик» (типа «Хант») обстреляли остров Левита и высадили на него десантную партию, которая приняла капитуляцию гарнизона. Через десять дней соединение контр-адмирала Мэнсфилда провело операцию «Манна» по освобождению греческой столицы. Крейсера «Орион», «Эйджекс», «Аурора», «Блэк Принс» и «Сириус» сопровождали в Афины транспорты с личным составом и снаряжением двух пехотных бригад. С воздуха корабли прикрывали самолеты двух эскортных авианосцев. Операция протекала без противодействия — немцы за неделю до этого приняли решение полностью вывести свои войска из Греции. Тем не менее, изолированные немецкие гарнизоны ряда островов Эгейского моря продолжали сопротивление, поэтому флот Его Величества не прекращал своей деятельности. Для обстрела островов Милос и Пископи, господствующих на подходах к Дарданеллам, привлекался даже линкор «Кинг Джордж V», о крейсерах и говорить нечего. 25 — 26 октября «Аурора» с эсминцами «Теткотт» и «Тириан» бомбардировала Милос, а 4 декабря с эсминцами «Метеор», «Марн» и «Маскетир» — Родос. Но все же главным противником англичан на данном ТВД в конце 1944 — начале 1945 года стали отряды Народно-освободительной армии Греции (ЭЛАС). Поддерживая армию и ВВС, флот взял под контроль греческие порты Салоники, Патры, Волос, но участия в боевых действиях моряки практически не принимали. В составе 15-й эскадры крейсеров в греческих водах «Аурора» оставалась до марта 1946 года. С 18 июня по 8 октября 1945 года она прошла переоборудование на Мальте. На ней демонтировали три одинарных 20-мм автомата, а взамен установлен еще один спаренный Mk.V. После войны многие британские крейсера постройки 1930-х годов пошли на слом. Однако «Аурору» ждала другая судьба. В начале 1948-го была достигнута договоренность о ее продаже националистическому (гоминьдановскому) правительству Китая, и кораблю — единственному из всей четверки — довелось послужить во флоте другой страны.

Под китайским флагом

Официальная передача крейсера «Аурора» ВМС Китая состоялась 19 мая 1948 года в Портсмуте, однако окончательно «китаянкой» бывшая богиня стала 10 июня на Мальте, когда ее покинули английские моряки, и в командование кораблем вступил Дэн Чжаосян. 46-летний кэптен Дэн считался одним из лучших морских офицеров китайского флота. Он получил отличное военное образование: окончил военную академию Вампу, Яньтайское военно-морское училище, Нанкинское военно-морское минное училище, а в 1929 году — Королевский военно-морской колледж в Англии. Следует заметить, что достоверных сведений о последующей службе крейсера, получившего у новых хозяев название «Чунцин», практически нет. Некоторые встречающиеся в печати факты скорее напоминают анекдоты, хотя не исключено, что ряд из них соответствует действительности. Например, упоминания о случаях массового — до 50% — дезертирства среди экипажа крейсера, о крайне низком уровне подготовки его матросов и офицеров, их неумелом обращении с техникой. В серьезных боях под флагом Гоминьдана корабль участвовал осенью 1948 года, когда огонь его орудий обрушился на части 4-й колонны (командующий У Кэхуа, политкомиссар Мо Вэньхуа) 2-й Народно-освободительной Армии Китая. По занятым 10-й, 11-й и 12-й дивизиями «красных» Ташаньским позициям, борьба за которые продолжались шесть суток, было выпущено до 1500 снарядов главного калибра. По признанию командования НОАК, 4-я колонна потеряла более 10 тысяч человек (!), но, тем не менее, наступление гоминьдановцев провалилось (Встречаются упоминания о том, что во время Цзиньч-жоуской операции от огня тяжелых морских орудий досталось 41-му корпусу НОАК. Но на самом деле речь идет об одном и том же соединении: в конце 1948 — начале 1949 годов 4-я колонна была переформирована в 41-й корпус). Позднее «Чунцин» действовал в устье реки Янцзыцзян, причем одной из его главных задач считалось недопущение бегства своего же флота в море. Однако 2 марта 1949 года крейсер вышел из гавани Усункоу (рядом с Шанхаем) и в порту Вэйхай (Шаньдун) был сдан войскам Народно-освободительной армии. Что произошло на корабле на самом деле, установить практически невозможно. Можно предположить, что после ряда поражений гоминьдановцев моральный дух его экипажа заметно упал. По одной из версий, инициатором бегства оказался сам кэптен Дэн, по другой — восстание против «преступного режима Чан Кайши» поднял один из унтер-офицеров, а командир крейсера просто примкнул к восставшим. Необходимо отметить, что часто встречающаяся в литературе версия о сдаче «Чунцина» в Шанхае не имеет ничего общего с действительностью, поскольку этот город перешел к «красным» только в конце мая. Дэн Чжаосян получил от коммунистического руководства полное прощение прошлых грехов: в 1955 году он стал вице-адмиралом Народного флота, был награжден орденом «Освобождение» I степени, занимал весьма ответственные посты (командовал военно-морскими базами, был заместителем командующего Северным флотом). По свидетельству советских специалистов, он приложил немало усилий для развития китайского подводного флота. Однако все это происходило до «культурной революции», и неизвестно, как сложилась судьба адмирала в годы расправ и чисток. По утверждению китайской и советской прессы, Чан Кайши, узнав о переходе на сторону врага своего самого крупного корабля, лично отдал приказ уничтожить его любой ценой. Спасаясь от авианалетов, «Чунцин» ушел на север Ляодунского залива, но и там ему укрыться не удалось. В порту Таку 19 (по другим данным, 20 или 21) марта 1949 года его потопили гоминьдановские бомбардировщики В-24. Впрочем, советский контр-адмирал А.Кузьмин писал, что «Крейсер... в целях сохранения был затоплен своим экипажем». Если дело обстояло именно так, то надо признать грубейшие ошибки «хранителей»: корабль лег на борт, что впоследствии изрядно затруднило его подъем. Есть также версия (британская), что бывшая «Аурора» подверглась 20 марта атаке бомбардировщиков В-24 у о.Калабаш (Calabash). В таком случае, ее затопление в Таку (в факте гибели крейсера непосредственно у пирса сомнений нет!) могло стать следствием как повреждений, так и, действительно, стремления «укрыть» ценную единицу флота до лучших времен. Тем более, что самолетов В-24 в составе чанкайшистских ВВС имелось всего то ли два, то ли три, подготовка их экипажей оставляла желать лучшего, а бомбардировка с горизонтального полета — далеко не самый эффективный способ борьбы с боевыми кораблями. Между прочим, бывшую «Аурору» упомянул в произнесенной 30 апреля 1949 года речи сам Мао Цзэдун: «Может ли быть, что мистер Этли не знает, какая страна передала Гоминьдану «Чунцин», тяжелый крейсер, который был недавно потоплен?». В официальном издании речей «великого кормчего» к этим словам есть примечание: «Британское правительство в феврале 1948 года передало Гоминьдану тяжелый крейсер «Чунцин», величайший крейсер гоминьдановского флота. 25 февраля 1949 года офицеры и команда крейсера восстали, порвали с реакционным гоминьдановским правительством и присоединились к Китайскому Народному флоту. 19 марта империалисты США и гоминьдановские бандиты послали тяжелые бомбардировщики и потопили «Чунцин» в Хулутао, в Ляодунском заливе в северо-восточном Китае». Подъем крейсера осуществлялся советскими специалистами ЭПРОНа. В своей книге «Служба особого назначения» бывший начальник Аварийно-спасательной службы ВМФ Н.П.Чикер так описывал ход работ: «Любопытным в инженерном отношении является и подъем крейсера «Чунцин» (7322 т). Корабль лежал в одном из портов на глубине 11 м с креном 92° на правый борт. От носовой части его до стенки причала было всего полметра, от кормы — 13м. Поэтому перед поворотом корабль пришлось оттащить от причала с помощью 28 пар 60-тонных гиней, взятых за мертвяки на другом причале. Для облегчения крейсера заделали палубные отверстия, отжали воздухом до 3000 куб. метров воды и остропили четыре 80-тонных понтона. Затем с помощью гиней корабль был поставлен на ровный киль. После установки шахт на палубные отверстия, находившиеся ниже уровня воды, крейсер был осушен и всплыл на поверхность. Работа обошлась почти в три раза дешевле расчетной стоимости. Техническое руководство проектированием и подъемом осуществляли инженеры В.Н.Григорьев и А.И.Завтраков». Интересно, что Н.П.Чикер не упоминает о повреждениях крейсера, что косвенно подтверждает версию о его «затоплении для сохранения». О дальнейшей службе крейсера в составе ВМС КНР известно очень мало. Сообщается, что сразу после подъема «Чунцин» переименовали в «Хуанхэ» (1951 г.), затем в «Бэйцзин» (1951 г.) и позже в «Гуаньчжоу». С 1955 года он использовался в роли стационарного учебного корабля и в море больше не выходил. Его разобрали на металл в 1960-е годы (вероятно, в 1966-м).

Командиры

Этот корабль в искусстве

См. также

Chung King (1948)

Примечания

Ссылки

Литература и источники информации

Галерея изображений