Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!

Участник:RausSu:ru

Перейти к: навигация, поиск

Ямато Такэру (яп. 日本武尊 / 倭建命, やまとたけるのみこと — «силач из народности ямато», годы жизни — предположительно 82 — 113) — синтоистское божество, легендарный герой-полководец в японской мифологии. Сын императора Кэйко. Расширитель владений яматского трона. Покорил страну кумасо на острове Кюсю и племена эмиси восточного Хонсю. Главный персонаж многих народных легенд центральной Японии, олицетворение идеального японского военного деятеля древности.


IJN Yamato

Yamato_(1940).jpg
Служба
Япония
Япония
Исторические данные
4 ноября 1937 Заложен
8 августа 1940 Спущен на воду
16 декабря 1941 Введен в строй
7 апреля 1945(по причине гибели) Выведен из боевого состава
7 апреля 1945 Гибель
Общие данные
65030 / 72800 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
266 / 38,9 / 10,4 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
2200 чел. Общая численность
150 чел. Офицеры
Бронирование
270-410 / 410 мм. Пояс/борт
200-230 мм. Палуба
300 / 300 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
560 мм. Барбеты
650 / 250 / 250 / 270 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
300-500 мм. Боевая рубка
Вооружение

Артиллерия главного калибра

Артиллерия среднего калибра

  • 4 × 3 — 155-мм/60 орудий.

Зенитная артиллерия

Авиационное вооружение

  • 7 — гидросамолёта-разведчика;
  • 2 катапульты.
Однотипные корабли
Yamato_icon.png
IJN Yamato (яп. 大和, рус. «Ямато»[1]) — японский линкор, головной корабль серии из трёх кораблей. Построен в городе Куре, вступил в строй Императорского флота Японии 16 декабря 1941. Участвовал в боях против флота США во Второй мировой войне. Потоплен в 7 апреля 1945 года силами американской палубной авиации.

История создания

Спустя несколько лет после окончания первой мировой войны в военно-морских ведомствах разных стран заговорили о линкорах. Бытовало мнение, что эти боевые корабли все еще являются основной силой любого флота. Линкор предназначен для боя в сомкнутом боевом порядке. На вооружении у него наступательные и оборонительные боевые средства, сосредоточены в наиболее рациональной степени: на первом месте стоят артиллерия, бронирование и непотопляемость, на втором - скорость и дальность хода. Требование о максимально возможном одновременном усилении наступательных средств и средств защиты тем легче выполнимо, чем больше боевой корабль, так как на более крупном судне можно выделить всем этим средствам значительный процент от общей массы: этим и объясняется рост водоизмещения линкоров в ходе их эволюции.


Взяв курс на усиление вооруженных сил, Япония в 1934 году решила больше не придерживаться Лондонского соглашения 1930 года об ограничении морских вооружений и приняла так называемую Программу «Марусаи», согласно которой для Императорского флота предполагалось построить ряд новейших боевых кораблей, в том числе и несколько линкоров, причем первостепенное значение придавалось не количеству, а качеству новой боевой технике.


В основу разработки новых линкоров положили идею превосходства над аналогичными американскими кораблями, которые, по оценке японских специалистов, вследствие обязательного условия прохождения через Панамский канал, должны были иметь ограниченные тактико-технические данные: водоизмещение не более 63000 тонн, вооружение орудий калибром не более 406 мм и скорость хода до 23 узлов. Головным кораблем должен был стать линкор «Ямато».

«Ямато» на испытаниях, 1941 год

Боевая карьера в 1942—1944 годах

Yamato на ходовых испытаниях, 30 октября 1941 года

28 мая 1942 года IJN Yamato перебазировался на остров Трук, где провёл около года, выполняя роль плавучего штаба Объединённого флота. 25 декабря 1943 г. находившийся к северу от острова Трук линкор получил попадание торпедой (масса заряда 270 кг) с американской ПЛ USS Skate и принял в пробоину около 3000 тонн воды. Боеспособность корабля серьёзно пострадала из-за затопления погреба кормовой башни главного калибра. В январе — апреле 1944 года Yamato прошёл ремонт и модернизацию в Куре.

В июне 1944 года Yamato принимал участие в сражении в Филиппинском море, причём соединение, включавшее также IJN Musashi и ряд других тяжёлых кораблей, действовало впереди своих авианосцев. 19 июня IJN Yamato впервые открыл огонь в боевой обстановке, но позже выяснилось, что линкор обстрелял свою же авиацию — по счастью, неэффективно.

Японское командование берегло свои линкоры для предполагаемого генерального сражения с американским флотом. В реальности война на Тихом океане вылилась в череду небольших, но изнурительных стычек, в которых силы японского флота таяли, пока сильнейшие линкоры отстаивались вдали от зон активных боевых действий. В результате в Императорском флоте сложилось скептическое отношение к этим кораблям, хорошо иллюстрируемое популярной у японских моряков того времени поговоркой о «хасирском флоте» (по месту базирования кораблей):

« На свете есть три самые большие и бесполезные вещи — египетские пирамиды, Великая китайская стена и линкор IJN Yamato »


Бой в заливе Лейте

Соединение ночью беспрепятственно форсировало неохраняемый пролив Сан-Бернадино на большой скорости и вышло в залив Лейте. Около 6:45 японцы обнаружили американские корабли. Это была северная группа 7-го флота США, включавшая 6 эскортных авианосцев, 3 эсминца и 4 эскортных миноносца. На «Ямато», ставшем флагманом японского соединения, приняли противника за одну из быстроходных авианосных групп и считали, что в её составе имеются крейсера. Тем не менее японцы вступили в бой. «Ямато» впервые в своей карьере открыл огонь по надводному противнику в 6:58 с дистанции 27 км. Первые залпы пришлись по авианосцу «Уайт Плэйнс» (White Plains), и артиллеристы считали, что добились попаданий.

В дальнейшем бой свёлся к преследованию японцами тихоходного противника, который отвечал атаками самолётов и эсминцев. В течение последующих трёх часов японские корабли обстреливали многочисленные цели и считали потопленными несколько американских авианосцев и крейсеров. Стрельбу затрудняли периодические дождевые шквалы и дымовые завесы противника. В результате большой разницы в скорости (до 10 узлов) японское соединение растянулось, и Курита потерял управление боем. В 10:20 1-е диверсионное соединение вышло из боя и повернуло на обратный курс, хотя путь в залив Лейте, где собрались американские транспорты, был открыт


Бой в море Сибуян

22 октября 1-е диверсионное соединение вышло в море и уже на следующий день было атаковано американскими подлодками, потопившими два тяжёлых крейсера. Утром 24 октября, когда соединение Куриты находилось в море Сибуян, начались массированные атаки американской палубной авиации.

В силу случайных совпадений основные удары американцев были нацелены на IJN Musashi. В течение первых трёх часов линкор получил не менее трёх торпедных и ряд бомбовых попаданий. Крен удалось выправить контрзатоплением, но корабль уже принял слишком много воды, имел большой дифферент на нос и постепенно терял скорость. После 15 часов линкор вновь подвергся мощным атакам торпедоносцев и пикирующих бомбардировщиков и получил множество торпедных и бомбовых попаданий.

Хотя после 16 часов атаки закончились, затопление внутренних помещений линкора вышло из под контроля. Вице-адмирал Курита, видя отчаянное положение IJN Musashi, приказал ему выброситься на берег. Но выполнить приказ не удалось — в 19.36 линкор перевернулся и затонул. Всего IJN Musashi получил попадания 11-19 торпед и 10-17 авиабомб. Погибло 1023 члена экипажа, включая его командира контр-адмирала Иногути, который предпочёл погибнуть вместе со своим кораблём. Потери американцев составили 18 самолётов из 259 участвовавших в атаках.

Несмотря на потерю IJN Musashi, соединение Куриты оставалось вполне боеспособным, так как остальные линкоры не получили серьёзных повреждений. Тем не менее, Курита колебался и даже повернул на обратный курс. Однако Северная группа вице-адмирала Одзава выполнила свою роль приманки — главные силы 38-го оперативного соединения ринулись на неё, оставив северные проливы без охраны.

Американский командующий переоценил достижения своих пилотов, рапортовавших о потоплении множества японских линкоров, и решил, что 1-е диверсионное соединение не представляет опасности. Курита тем временем получил прямой приказ от главнокомандующего Объединенным флотом — двинулся вперёд.

"Ямато"в сражение за Филиппины.

В октябре 1944 года японские суперлинкоры были наконец брошены в серьёзный бой. Американцы начали высадку на Филиппины, и в случае успеха операции могли разрушить японский оборонительный периметр и отрезать Японию от основных источников сырья и нефти. Ставка была слишком высока, и японское командование приняло решение о проведении генерального сражения. Составленный им план «Се-Го» («Победа») являлся незаурядным достижением оперативного искусства.[5] Поскольку авианосные силы Императорского флота пришли к тому времени в упадок, главная роль отводилась крупным артиллерийским кораблям.

Северная группа, включавшая немногие уцелевшие авианосцы, должна была сыграть роль приманки для 38-го оперативного соединения — главной ударной силы американского флота. Основной удар по десантным судам должно было нанести 1-е диверсионное соединение вице-адмирала Куриты. В его состав входили 5 линкоров, включая «Ямато» и «Мусаси», 10 тяжёлых и 2 лёгких крейсера, 15 эсминцев. Соединение должно было ночью преодолеть пролив Сан-Бернардино и утром атаковать десантные суда у острова Лейте. Поддержку ему оказывало меньшее по силам 2-е диверсионное соединение вице-адмирала Нисимуры, следовавшее проливом Суригао.

Описание конструкции

Корпус

Гребной винт

Как и все японские корабли, IJN Yamato имел волнообразный при виде сбоку корпус. Такая форма была продиктована стремлением максимально повысить мореходные и скоростные качества при минимальном весе корпусных конструкций. При виде сверху линкор представлял собой грушевидный основной корпус с узким длинным носом.

Это обеспечивало хорошие мореходные качества, но делало носовую конструкцию уязвимой для торпед. Одним из требований к разработчикам было обеспечение минимально возможной осадки, в силу чего мидель корабля получился почти прямоугольным. Тем не менее ходовые качества IJN Yamato оказались весьма хорошими. Был проведён целый комплекс гидродинамических исследований, позволивший добиться значительных улучшений, в частности, путём установки носового бульба.

Корпус собирался на заклёпках, применение сварки было минимальным и не превышало 6%. В качестве основного строительного материала применялась сталь DS (ducol steel) повышенной прочности. Характерной чертой новых линкоров стала палуба с минимумом оборудования, что требовалось для защиты от дульных газов орудий главного калибра. Командные посты располагались в основном в башенноподобной надстройке, возвышавшейся над верхней палубой на 28 метров. Хотя там находились крайне важные центры, надстройка была практически не бронирована, за исключением небольшой боевой рубки.

Бронирование

Схема бронирования IJN Yamato

Формально имея самую толстую среди линкоров броню, Yamato не являлся самым защищённым. Японская металлургия 1930-х годов отставала от западной, а ухудшение англо-японских отношений сделало невозможным доступ к новейшим технологиям.

Новая японская броня типа VH (Vickers Hardened) была разработана на базе британской VC (Vickers Cemented), производившейся в Японии по лицензии с 1910 г. По мнению американских специалистов, исследовавших эту броню после войны, её защитная эффективность оценивалась коэффициентом 0,86 по отношению к американской броне класса «A». Особо высококачественной британской броне CA японский образец уступал почти на треть, то есть для эквивалента 410 мм VH было достаточно 300 мм CA.

Отставание в качестве броневого материала в сочетании с огромными размерами проектируемых линкоров привело конструкторов к идее решения проблемы защищённости «в лоб», то есть за счёт максимального наращивания толщины брони. Линкоры типа Yamato бронировались по схеме «всё или ничего», подразумевавшей создание броневой цитадели, защищающей жизненно важные центры корабля, обеспечивающей запас плавучести, но оставляющей незащищённым всё остальное. Цитадель IJN Yamato оказалась самой короткой среди линкоров постройки 30-х годов по отношению к длине корабля — всего 53,5 %.

Задавшись целью защитить линкор от любых снарядов, разработчики расположили рекордный по толщине бортовой пояс (410 мм) под углом 20°. Теоретически на дистанциях свыше 18,5 км он не пробивался никакими иностранными орудиями. Придавая особое значение попаданиям с недолётом, японцы разместили ниже главного ещё один броневой пояс толщиной 200 мм.

Схема бронирования линкоров типа Yamato

Принятая система противоторпедной защиты проектировалась для противодей­ствия заряду тротила массой 400 кг. Толщина броневых траверзов была существенно меньше пояса, поскольку они располагались под углом 30°. Получившийся в итоге броневой ящик накрывался главной бронепалубой, имевшей также рекордную толщину — 200 мм в центральной части и 230 мм на скосах.

Так как выше располагались лишь отдельные бронированные участки[2], то судьба корабля при попадании бомб зависела лишь от единственной бронепалубы.

Совершенно фантастической выглядела броневая защита башен главного калибра. Толщина их лобовой плиты, наклонённой под углом 45°, составляла 650 мм. Считалось, что такая броня не может быть пробита даже при стрельбе в упор. Очень сильную защиту получили также крыши башен и барбеты. Остальные части корабля, за исключением боевой рубки и отделения рулевых машин, практически не бронировались.

Энергетическая установка и ходовые качества

Энергетическая установка включала в себя 4 турбозубчатых агрегата и 12 котлов, все марки Kampon. Каждый котёл и турбина устанавливались в отдельном отсеке. По оценке американских специалистов, силовая установка была технически отсталой и имела слишком большие габариты. Тем не менее, японцы не жаловались на машины своих линкоров.

Силовая установка была рассчитана на форсирование, при котором мощность достигала 165 000 л.с., а скорость — 27,7 узла. Экономичный ход обеспечивался мощностью всего 18 000 л.с. Характерной для линкоров чертой было строгое ограничение в применении электричества — везде, где только возможно, применялись паровые машины. Таким образом, при утрате источников пара корабль был обречён.

Вспомогательное оборудование

Приборное оборудование линкоров при вступлении в строй было очень скудным по западным стандартам. Фактически IJN Yamato и IJN Musashi располагали обычным для японских кораблей набором радиостанций, но значительно увеличенной мощности, что позволяло использовать их как флагманские.

IJN Yamato 1942 год

На начало 1942 года ни один корабль Императорского флота не имел радара. Работы над этим важным устройством начались в японском флоте лишь после захвата в Сингапуре британских радиолокаторов. В сентябре 1942 года IJN Musashi первым из линкоров получил радар типа 21. Это было крайне ненадёжное устройство, позволявшее обнаруживать надводные цели на небольшой дальности.

В конечном счёте IJN Yamato и IJN Musashi получили к середине 1944 года комплекты из 6 радаров трёх разных типов, но все они использовались только для обнаружения морских и воздушных целей. Управлять огнём ни главной, ни зенитной артиллерии с их помощью было невозможно.

Фактически японские радары 1944 года соответствовали уровню американских и британских 1941 года и были наглядным свидетельством технической отсталости Японии. Кроме того, IJN Yamato и IJN Musashi несли набор гидрофонов, для линкоров в общем бесполезных. Под конец войны их оснастили детекторами радиоизлучения и инфракрасными приборами. Эти устройства были разработаны на базе немецких технологий.

В целом электронное оснащение японских кораблей являлось отсталым, что особенно проявлялось в боях, происходивших зачастую в условиях ограниченной видимости или ночью. Объяснить данный факт можно скорее недооценкой роли электронного оборудования, так как при желании корабли можно было оснастить весьма совершенными немецкими радарами.

Экипаж и обитаемость

При вводе в строй экипаж IJN Yamato насчитывал 2200 человек, в том числе 150 офицеров, но реально он с самого начала был значительно больше. IJN Musashi вышел для участия в битве за Филиппины, имея на борту 2400 человек; экипаж IJN Yamato в его последнем походе перевалил за 3000, что было обусловлено увеличением количества обслуги зенитной артиллерии.

Бытовые условия на линкоре, хотя и выглядели неудовлетворительными по европейским и тем более американскими стандартам, были значительно лучше, чем на более ранних японских линкорах: на корабле на каждого члена экипажа приходилось по 3,2 кубических метра жилых помещений, тогда как на предшественниках — от 2,2 до 2,6.

Ещё более комфортным IJN Yamato выглядел на фоне тяжёлых крейсеров (1,3—1,5 кубометра), и тем более эсминцев (1 кубический метр). Неудивительно, что в японском флоте IJN Yamato и IJN Musashi были прозваны «отелями» — на них даже имелись большие чаны для купания команды, в то время как на подавляющем большинстве японских кораблей гигиенические процедуры сводились к обливанию водой на верхней палубе.

Тем не менее, кубрики всё равно оставались тесными, проходы узкими, а камбузы и сантехническое оборудование примитивным. Японские конструкторы традиционно не считали бытовые удобства для команды своим приоритетом, полагая, что моряки Императорского флота должны вынести любые трудности.

Вооружение

Главный калибр

Основная статья: 460-мм орудие Тип 94
460-мм орудие Тип 94

Огнём главного калибра управляла наиболее сложная и, возможно, наиболее совершенная система доэлектронной эры тип 98. Она включала в себя следующие компоненты:

  • пять дальномеров, из них четыре с рекордной базой — 15 метров[3];
  • два директора, выдававшие данные об углах вертикальной и горизонтальной наводки;
  • прибор слежения за целью;
  • устройство производства стрельбы;
  • электромеханический вычислитель, являвшийся «изюминкой» системы. [4];

В целом система была весьма эффективной и в условиях хорошей видимости ничуть не уступала аналогичным американским, основанным на применении радаров. Однако при плохой видимости, и тем более ночью японцы оказывались в крайне невыгодном положении, особенно под конец войны.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

Артиллерия среднего калибра

Эскиз 155-мм орудий

Артиллерия среднего калибра по проекту включала двенадцать 155-мм орудий с длиной ствола 60 калибров в 4 трёхорудийных башнях. Это вооружение было «пристроено» на линкоры после переоснащения тяжёлых крейсеров типа Mogami на 203-мм артиллерию.

Такое решение предопределило достоинства и недостатки вооружения. С одной стороны, каждая башня получила 8-метровый дальномер, что было весьма необычно для второстепенного, по линкорным меркам, калибра; при этом эффективность системы на огромном и устойчивом линкоре, конечно, была выше. С другой, башни получились очень тесными и крайне слабо бронированными. Но главным недостатком второго калибра стала невозможность стрельбы по воздушным целям, что существенно снижало силу ПВО кораблей.

Сами же орудия были весьма мощными для своего калибра, отличались завидной дальнобойностью, но невысокой скорострельностью[5]. Однако пострелять по морским или береговым целям им не пришлось, и в итоге бортовые башни заменили на более востребованные 127-мм зенитки.

Зенитная артиллерия дальнего действия

127-мм орудие типа 89

Для обстрела самолётов противника на значительном удалении использовалось 127-мм орудие типа 89 с длиной ствола 40 калибров. Первоначально на линкорах размещалось 12 таких орудий в спаренных установках. На Yamato с марта 1944 года их количество было доведено до 24.

Само орудие было вполне удовлетворительным, хотя уступало американскому 127-мм универсальному орудию в начальной скорости снаряда и скорострельности. К недостаткам спаренных установок можно отнести сравнительно малые скорости наведения.

Система управления огнём тип 94, основанная на оптических дальномерах и электромеханических вычислителях, была достаточно эффективна по меркам конца 1930-х годов и сопоставима с американской Mk37, но к концу войны устарела.

Главными составляющими эффективного зенитного огня стали радиодальномеры и снаряды с радиолокационным взрывателем, но японцы не имели ни первого, ни второго. В результате зенитной артиллерии линкоров ни разу не удалось успешно отразить массированные атаки авиации.

Зенитная артиллерия ближнего действия

Основная статья: 25-мм орудие Тип 96
Строенный зенитный автомат Тип 96

Основным зенитным автоматом являлось 25-мм зенитное орудие тип 96, которое, в свою очередь, было японским вариантом французского орудия фирмы Hotchkiss. Большинство этих орудий располагалось в строенных установках, исходно — в основном в закрытых[6].

Добавленные позже строенные установки были по большей части открытыми. Фактически, вместо двух эшелонов автоматической зенитной артиллерии, имевшихся на кораблях флота США, — 40-мм Bofors и 20-мм Oerlikon, — японский линкор имел только один, причём вобравший худшие черты обоих: от первого — чрезмерный вес установки и малый темп стрельбы, от второго — малую эффективную дальность и малый объём снаряда, не позволявший использовать дистанционные взрыватели.

Практическая скорострельность была низкой, дальность стрельбы — недостаточной, а поражающее действие снаряда — слишком слабым. Недостаточной была мощность привода установки (1 л. с.) и, как следствие, — угловая скорость наведения, особенно в горизонтальной плоскости. К тому же электропривод часто выходил из строя, а ручная наводка вообще не соответствовала выполняемым задачам.

Все эти недостатки усугублялись необъяснимо малым размером сменных магазинов (всего 15 снарядов), что снижало реальный темп и без того медленной стрельбы. Невысока была и живучесть стволов, что в силу активного использования тоже перерастало в проблему. Качество систем управления зенитными автоматами соответствовало уровню середины 1930-х годов, да и тех не хватало.

Попытки японцев решить проблему «в лоб» установкой большего количества орудий не имели успеха. Хотя количество лёгких зениток на кораблях перевалило за сотню, их реальная эффективность была весьма низкой. Особенно это касалось одноствольных установок с ручным приводом.

Что касается зенитных пулемётов, то опыт войны показал их полную бесполезность.

Реализация операции «Тэн-го»

В 9.18 утра 3 апреля 1945 г 2-й флот, базировавшийся в Куре, получил приказ главнокомандующего Объединённого флота — адмирала Тойода о начале операции «Тэн-ити-го» («Небеса-1»). Командующий 2-м флотом Ито решил лично участвовать в бою на борту «Ямато», хотя очень скептически относился к подобной операции (воздушное прикрытие кораблей отсутствовало, соединение было обречено на неминуемую гибель). Однако руководство решило пожертвовать остатками флота, так как иначе он всё равно бы достался врагу.

Линкор IJN Yamato и эсминец во время операции Ten-Go

В качестве эскорта «Ямато» были выделены лёгкий крейсер «Яхаги» и 8 эсминцев: «Асасио», «Фуюцуки», «Судзуцуки», «Хамакадзэ», «Исокадзэ», «Юкикадзэ», «Касуми», «Хибики». В распоряжении японцев были и другие боеспособные корабли, но им не хватало горючего.

Выход в море состоялся в 15.20 6 апреля 1945 г. в более чем гнетущей обстановке. Американская подлодка следила за соединением и непрерывно передавала сведения о нём; на рассвете 7 апреля к ней присоединились две летающих лодки «Маринер». В 12.32 первая волна (227 американских авианосных самолётов) вышла в атаку на соединение Ито, вторая (57 самолётов) в 12.45 и третья (110 самолётов) в 13.33 довершили разгром. «Ямато», получив примерно 20 торпед, начал медленно крениться и в 14.23 взорвался. Это был один из самых мощных взрывов доатомной эры, эквивалентный примерно 500 т. взрывчатки. Пламя взметнулось на 2 км, грибообразный столб дыма — на 6 км.

На «Ямато» погибло 3063 матроса и офицера из 3332 (в том числе Ито и командир корабля капитан 1 ранга К. Арига), на «Яхаги» и эсминцах погибли 1187 человек.

Операция закончилась провалом, поскольку под массированными атаками американцев сам «Ямато», легкий крейсер «Яхаги» и 4 из восьми эсминцев были потоплены. В то же время атаки камикадзе не достигли существенных успехов (они повредили только авианосец, старый линкор и эсминец).

Взрыв артиллерийских погребов линкора IJN Yamato

Галерея изображений


Видео


Ошибка цитирования Для существующего тега <ref> не найдено соответствующего тега <references/>