Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Железняков (1935)

Железняков (1935)

Перейти к: навигация, поиск

Монитор «Железняков»

Железняков.jpg
Монитор «Железняков»
Служба
СССР
СССР
Исторические данные
25 ноября 1934 Заложен
22 ноября 1935 Спущен на воду
27 октября 1936 Введен в строй
10 сентября 1960 Выведен из боевого состава
Общие данные
230 / 270 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
51,2 / 8,2 / 0,82 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
83 чел. Общая численность
чел. Офицеры
76 чел. Матросы
Бронирование
16 / 4-8 мм. Пояс/борт
мм. Палуба
30 / 30 / 30 / 16 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
30 мм. Боевая рубка
Вооружение
Однотипные корабли
Monitor_jeleznjakov_1.jpg
Железняков — речной монитор, головной корабль серии СБ-37. Заложен 25 ноября 1934 года киевской судоверфи «Ленинская кузница», 22 ноября 1935 года спущен на воду, 27 октября 1936 года вступил в строй и вошел в состав Днепровской флотилии. В разное время числился в составе Днепровской, Дунайской и Азовской военных флотилий и Черноморского флота СССР. Участвовал во Второй мировой войне. 10 июля 1967 года «Железняков» был установлен в Парке Моряков на набережной Днепра в Киеве в качестве памятника-мемориала.

Общие сведения

История создания

С 1934 по 1937 гг. на «Ленинской кузнице» для Днепровской военной флотилии построили 6 мониторов, получивших имена моряков-участников гражданской войны: «Железняков», «Жемчужин», «Левачёв», «Мартынов», «Ростовцев» и «Флягин».

Корабль получил свое название в честь Железнякова Анатолия Григорьевича (20.04.1895 - 26.07.1919), балтийского матроса, анархиста, участника революции 1917 года в России, командира 1-й советской конной батареи, а также командира бригады бронепоездов во время Гражданской войны в России.

25 июля 1919 года бронепоезд под командованием А. Г. Железнякова попал в засаду. В ходе боя Железняков получил ранение в грудь. Рана оказалась смертельной и 26 июля 1919 года он скончался, не приходя в сознание.

Описание конструкции

Вооружение

Башня главного калибра монитора
Башня 41-К

Модернизации и переоборудования

Пулеметная установка М-4

В ходе эксплуатации монитора стало ясно, что ни универсальные башенные установки 40-К, ни зенитные М-1 в пулеметных башнях, не могли в полной мере обеспечить ПВО корабля. Поэтому в 1939 году была проведена модернизация ПВО, вместо открыто установленного 7,62-мм пулемета «Максим» установили пулеметную установку М-4 (4х7,62-мм пулемета «Максим»), называемую в то время "комплексная зенитная установка". Установка монтировалась открыто на тумбе, позади башни главного калибра по правому борту.

В 1940 году носовую башню 40-К с одной пушкой заменили на похожую 41-К. Конструкторы ухитрились втиснуть в башню 40-К два орудия 21-К вместо одного.

Во время Великой Отечественной Войны число пулеметных установок М-4 было увеличено до трёх.

В ходе ремонта 1943 года была усилена зенитная артиллерия монитора: вместо трёх счетверённых пулеметных установок М-4 были установлены два 37-мм зенитных автомата и три 12,7 мм пулемёта «Викерс».

История службы

Монитор «Железняков» - легендарный корабль, «неуловимый монитор», «младший брат» крейсера «Авроры», он является символом гордости всех моряков. Его экипаж героически сражался в годы Великой отечественной войны, прошёл горький и сложный путь отступления от берегов Дуная до Новороссийска, но в результате наступления закончил войну на Дунае 9 мая 1945 года. В этом пути с ним были его собратья - мониторы «Жемчужин», «Ростовцев», «Мартынов» и все они, а также мониторы «Левачёв», «Флягин» из состава Пинской военной флотилии героически погибли при обороне Киева в 1941 году. В знак признания их весомого вклада в общую борьбу за победу монитор «Железняков», как и подобает Герою, стоит на вечной стоянке в городе-герое Киеве, являясь наглядным примером мужества и героизма моряков.

1936 - 1938 гг.

Монитор «Железняков» вступил в строй 27 октября 1936 года и вошел в состав Днепровской военной флотилии. Экипаж состоял из 7 командиров (командир корабля, комиссар корабля, старпом, командиры боевых частей); 28 старшин, 48 краснофлотцев. Команда корабля почти полностью состояла из рабочих и крестьян призванных на флот. Первым капитаном корабля стал Иван Фёдорович Дудник, а в 1938 году его сменил на этом посту Александр Семёнович Маринушкин.

Первые годы службы «Железняков» и его экипаж провели в трудных и упорных учениях. В эти годы «Железняков» часто уходил вниз по Днепру в лиманы, где экипаж проводил стрельбы изо всех видов оружия корабля учебными и боевыми залпами по береговым, морским, речным, и воздушным целям; отрабатывал технику маскировки, причаливая вплотную к берегу и превращая корабль в выступ поросшего кустарником берега или прячась в камышах; отрабатывал маневрирование корабля (уклонение от авиабомб, движение по реке с учетом течения реки и глубины); поддержку сухопутных войск огнем артиллерии, корректировку огня; проводил учебные тревоги по борьбе за живучесть, ходил на шлюпках, занимался общефизической подготовкой, плаванием. Тренировались днём и ночью: комендоры, погребные наводчики, радисты, мотористы, трюмные машинисты - весь экипаж от краснофлотцев до командира. Уже в 1938 году экипаж монитора стал вторым по показателям боевой подготовки среди всех кораблей флотилии, а башню ГК украсили звёзды за отличное выполнение комендорами артиллерийских стрельб.

1939 г.

1 сентября 1939 года началась Вторая Мировая Война, произошел раздел Польши. 18 сентября 1939 года Днепровская военная флотилия выдвинулась вверх по Днепру, а потом по реке Припять и прибыла в Пинск - главную базу Польской пинской флотилии. При приближении советских войск польские моряки затопили свои мониторы и мелкие корабли. Советское командование приняло решение поднять их и ввести в состав Днепровской военной флотилии. Подъем затопленных польских кораблей проходил в чрезвычайно спешном порядке. Уже к 24 октября 1939 года пять из шести бывших польских мониторов были зачислены в состав Днепровской военной флотилии. Теперь у командования появилась возможность не ослабляя речные силы на Днепре, перебросить часть кораблей на Дунай.

1940 г.

В июне 1940 года СССР выдвинул ультиматум Румынии с требованием «вернуть Бессарабию и Южную Буковину, захваченные в 1918 году Румынией». 2 июня 1940 года соединение кораблей Днепровской военной флотилии, куда вошли мониторы «Железняков», «Ростовцев», «Жемчужин» и «Мартынов», под командованием капитана 1-го ранга Н. О. Абрамова ушло из Киева вниз по Днепру. По прибытию в Очаков корабли были приведены в боевое состояние и доукомплектованы и стали готовиться к переходу морем в Одессу. Обучение и тренировки личного состава не останавливалось ни на минуту. Эти тренировки включали борьбу за живучесть, одиночные выходы в море, совместное плавание в составе дивизиона, стрельбы по морским и береговым целям. И только когда экипажи кораблей успешно справились с поставленными задачами был совершен переход в Одессу. Но и там продолжилась их подготовка к дальнейшему броску на Дунай. 28 июня Румыния приняла условия ультиматума, после чего Южная Буковина и Бессарабия вошли в состав СССР. В начале июля 1940 года была сформирована Дунайская военная флотилия. «Железняков» и другие мониторы были зачислены в нее 8 июля 1940 года. На Дунае учения экипажа продолжились с новой энергией и теперь экипаж «Железнякова» стал лучшим во флотилии.

Советским силам на Дунае противостояла Дунайская дивизия Румынии, состоящая из 7 мониторов: Lascar Catargiu, Ion C.Bratianu, Alexanru Lahovari, Mihail Kogalniceanu, Bucovina, Basarabia, Ardeal, трех плавбатарей и нескольких сторожевых кораблей. По численности, бронированию и мощи артиллерийского вооружения румынские силы значительно превосходили советские.

Расстановка сил в июне 1941
Расстановка сил в июне 1941

Июнь 1941 г.

Накануне войны напряжённость в приграничных районах Дуная не ослабевала ни на минуту. К 4 июня, когда подготовку к войне со стороны Румынии уже нельзя было не замечать, по всей флотилии была объявлена повышенная готовность.

Вдоль побережья румынской стороны шло интенсивное сосредоточение множества крупных групп мелких плавсредств, перемещались воинские части, создавались новые и меняли позиции старые огневые точки - явные симптомы подготовки к войне. Это все делалось демонстративно и замечалось советскими наблюдателями. Через пограничную реку постоянно совершали вылазки лазутчики, нападавшие на советских пограничников. Не могло остаться незамеченным практически прекратившееся движение по реке румынских транспортных и пассажирских судов, и, наконец, затемнение населённых пунктов на румынском берегу.

Главными задачами Дунайской военной флотилии в случае войны были поддержка советских сухопутных войск, ведущих боевые действия на берегах Дуная, и недопущение форсирования реки десантными частями противника. Для успешного выполнения этих задач необходимо было поставить заслон на реке на случай прорыва румынских мониторов вниз, от их главной базы - порта Галац. С этой целью ещё до начала боевых действий было решено разбить флотилию на три группы кораблей: Ренийскую, Измаильскую и Килийскую. При этом особое внимание уделялось Ренийской группе, прикрывавшей границу по Дунаю со стороны порта Галац и устья реки Прут. Остальные группы отвечали каждая за свой участок Дуная. Все базы флотилии находились под пристальным вниманием наблюдателей со стороны румынского берега, и в ходе боевых действий не было возможности осуществить скрытую передислокацию кораблей.

4 июня 1941 года флагман Ренийской группы монитор «Железняков» отбыл из Измаила «в дозор» в район 91-го км. реки. Прошло несколько дней напряженного ожидания, после чего монитор вернулся в Измаил.

11 июня вновь убыл «в дозор».

17 июня Черноморский флот провел большие отрядные учения, по их окончании флотилии было приказано оставаться в состоянии оперативной готовности № 2, которая предусматривала рассредоточение кораблей по плану оперативного развёртывания. Ренийской группе предстояло взаимодействовать с частями 14-го стрелкового корпуса, отвечавшими за оборону участка реки, а также с береговыми батареями.

Ренийская группа (мониторы «Железняков», «Жемчужин», «Ростовцев») была передовой во флотилии и действовала в отрыве от основных сил, при этом противник легко мог нарушить коммуникации и при численном превосходстве, а также хорошей пристрелянности береговых батарей по местам возможных стоянок, создать условия к блокированию возврата Ренийской группы в Измаил.

Командиром Ренийской группы кораблей был капитан-лейтенант Всеволод Александрович Кринов. И у него имелись планы как по отражению атак противника так и по безопасному прорыву Ренийской группы в устье Дуная.

21 июня 1941 года в разгар дня мимо стоявших на рейде советских мониторов одна за другой стали проходить выходящие из Ренийского порта немецкие самоходные баржи. Некоторые шли с недогрузом, некоторые полностью пустые - они даже не взяли зерно, за которым пришли. Не только офицеры, но и рядовой состав экипажей кораблей видели, что румынские и немецкие войска к чему-то готовятся...

Вечером 21 июня вопреки указанию «Не поддаваться на провокации» В. А. Кринов решил действовать на свой страх и риск. Он собрал командиров кораблей группы и поделился с ними своими сомнениями. Выслушав мнения командиров кораблей он приказал: пользуясь темнотой ночи, самосплавом - не запуская двигатели - всем кораблям спуститься на 2 км ниже Рени по течению Дуная и там быть готовыми замаскироваться под левым (румынским) берегом в зарослях ивняка, отрезанного от остальной территории Румынии болотистой местностью. Недавние дожди, вызвавшие подъём воды в Дунае залили ивняк водой, поэтому мониторы могли свободно укрыться в нем.

0:00 22 июня 1941 года - по монитору «Железняков» был отдан приказ - без излишнего шума привести все механизмы корабля в боевую готовность.

2:00 - из штаба флотилии на корабль поступил условный сигнал «Сирень». Была объявлена готовность № 1 и прозвучал сигнал "Боевая тревога".

3:15 - (4:15 по Московскому времени) Германские и Румынские батареи одновременно открыли огонь по порту Рени, а так же на всём протяжении от Рени до Георгиевскогго гирла. Румынские батареи и корабли стали вести огонь местам стоянок мониторов у Рени. В это время все корабли группы уже находились в 2 км ниже Рени по течению Дуная.

3:20 - поступил личный приказ командующего Дунайской военной флотилией Н. О. Абрамова на открытие ответного огня (при этом Н. О. Абрамов еще не получал приказа о разрешении на ответный огонь из Москвы или Севастополя).

В 3 часа 20 минут 22 июня 1941 года монитор «Железняков» произвел первый орудийный залп по врагу, обстрелявшему порт Рени. Стрельба велась из всех стволов. Метким огнем было подавлено несколько пулеметных гнёзд противника и одна батарея. Но вскоре ответные снаряды врага стали ложиться всё ближе к монитору. Один из них разорвался невдалеке по носу у монитора, другой по корме - это было похоже на «вилку». Командир группы В. А. Кринов отдал приказ о смене позиции.

В 4 часа утра 22 июня 1941 года корабли Ренийской группы Дунайской военной флотилии Черноморского флота РККФ пересекли государственную границу СССР и заняли скрытую позицию на Румынском берегу. Они стали первыми кораблями из состава вооруженных сил СССР, что переместили боевые действия на территорию противника.

На этом дерзость Ренийской группы кораблей не закончилась. Моряки заметили румынские и немецкие самолеты, летевшие над Дунаем, авиация же противника, пролетая вблизи мониторов, приняла их за румынские корабли.

В 18:57, находясь на вражеской территории в свой первый бой вступили зенитчики монитора «Железняков». Один самолет был сбит и упал в озеро Кагул, вблизи реки Викета.

Кончался первый день войны...

23 июня до утра команда приводила монитор в порядок. Сняли мачты - фок и грот - и затопили их, убрали всё лишнее с палубы. К 6:00 корабль был готов принять любой бой. В тот день монитор в составе группы вел огонь по переправам противника в районе Картал и уничтожил несколько пулеметных засад.

Командование Дунайской дивизии Румынии справедливо полагало, что у отрезанных от основных сил советских кораблей недостаточно огневой мощи для противостояния дивизии в открытом бою, и ожидало что рано или поздно команды примут решение самостоятельно затопить свои корабли. Блокирование Ренийской группы минными заграждениями не было осуществлено румынами по той же причине, а также из опасения что последующее траление собственных минных заграждений может привести к потерям времени и возможно кораблей. Нежелание быстро вводить в открытый бой основные силы дивизии отчасти объясняется тем, что у Румынии не было собственного судостроения, и это были единственные мониторы имевшиеся у них в наличии. Их потеря была бы невосполнимой, построить новые корабли Румыния не могла.

Командование Ренийской группы так же понимало, что в открытом бою победить Дунайскую дивизию Румынии шансов нет никаких. Значит необходимо затормозить продвижение основных сил дивизии к Рени, и подготовиться к возможному прорыву в Измаил. Для этого в ходе военного совета возникло совместное предложение: демонстративно выставить в фарватере Дуная, чуть выше устья реки Прут, минное заграждение и, таким образом, отсечь путь мониторам дивизии из Галаца к устью реки Прут, и вообще вниз по Дунаю.

Условие «демонстративности» обусловлено тем, что в наличии у Ренийской группы имелось только 24 речных мины типа "Р" ("Рыбка"), которых для полного перекрытия реки было крайне мало. Кроме того мины типа "Р" были капризны и часть из них могла сработать во время постановки, вдобавок небольшая мощность заряда могла и не причинить большого ущерба румынским мониторам из-за их высокой бронированности. Надо было чтобы румынское командование точно знало о минировании фарватера и поверило что он перекрыт полностью и гарантированно причинит повреждения кораблям при подрыве мины. Только так можно было быть уверенными, что корабли дивизии не попытаются подойти к Рени не протралив фарватер.

Поэтому минную постановку нужно было провести не ночью, а перед рассветом, когда силуэты бронекатеров будут уже различимы и будет различим характер их действий на фарватере, при этом не должно быть возможности подсчитать сколько и каких мин ими выставлено. После этого все попытки траления фарватера должны пресекаться артиллерией.

24 июня в предрассветный час мониторы «Железняков», «Ростовцев» и «Жемчужин» приступили к смене позиции, стараясь производить как можно меньше шума. О начале операции предупредили сухопутные части, но все же мониторы, будучи обнаруженные в утреннем тумане советскими дозорными, подверглись обстрелу из стрелкового оружия и подсвечены осветительными ракетами.

Воспользовавшись, неожиданно полученным оповещением, румынскими войсками был открыт огонь по мониторам. Ответным огнем была подавлена одна из береговых батарей. Казалось, обнаружение противником кораблей еще до начала операции, сорвёт всё её проведение, но по приказу В. А. Кринова операция продолжилась.

Построившись в боевой порядок, корабли начали движение по Дунаю к устью реки Прут. Вперёд на полной скорости пронеслись четыре бронекатера, с которых планировалось производить минную постановку. Прикрываемые огнем береговой батареи № 724 корабли вышли в район Катал Писика, где бронекатера приступили к постановке мин точно на фарватере реки.

Замысел с демонстративной постановкой минного заграждения удался и таким образом группа мониторов противника, базирующаяся в районе Галац-Браила, была отрезана от устья реки Прут. Румынские мониторы не отважились спуститься ниже места минной постановки в течение всего времени обороны города Рени.

Мониторы «Железняков», «Ростовцев», «Жемчужин» отошли к Рени, а затем спустились ниже по Дунаю и замаскировались. Замаскированные у берега мониторы вели огонь 24 и 25 июня только по ночам по заранее обнаруженным целям. Румынским войскам никак не удавалось засечь место откуда ведут стрельбу мониторы, поэтому они решили выманить их из укрытий.

26 июня в 21:00 поступил сигнал о том, что четыре румынских монитора, выстроившись в колонну начали движение вниз по реке. Несмотря на предсумеречный час, мониторы «Железняков», «Ростовцев» и «Жемчужин» вышли из укрытий и пошли навстречу противнику чтобы воспрепятствовать их прорыву через минное заграждение.

22:27 во время движения колонна советских мониторов была замечена и атакована одиночным бомбардировшиком, который сбросил несколько авиабомб. В ответ совместным зенитным огнем трех кораблей он был сбит. Колонна румынских кораблей, получив подтверждение о раскрытии позиции советских мониторов, повернула назад не дойдя до места минной постановки.

27 июня рано утром румынские войска впервые совершили попытку форсировать Прут у села Джуржулешт. В отражении десанта приняли участие береговая батарея № 724, артиллерия 99-гаубичного артиллерийского полка и все мониторы Ренийской группы, в том числе и монитор «Железняков». В тот день румынские войска не выполнив задачу потеряли убитыми около 200 десантников.

Румынское командование во чтобы то ни стало стремилась обнаружить и уничтожить мониторы Ренийской группы. Самолеты-разведчики, лазутчики - все силы разведки были направлены на это.

Находить места хороших укрытий становилось все сложнее, артиллеристам и зенитчикам всё чаще приходилось отбиваться от обнаружившего их противника, а штурманам и машинной команде усиленно трудиться во время смены позиции. Монитор не получил значительных повреждений лишь благодаря постоянным сменам позиции и умению команд искусно маскировать корабль.

Постоянные сигналы о том, что очередная позиция корабля раскрыта говорили - кольцо вокруг кораблей сужается. Особенно мониторам досаждала плавучая батарея, которая вела огонь из озера Крапина. Командование даже предполагало, что там укрыт румынский монитор Ardeal, способный выйти из озера в тыл Ренийской группе.

28 июня Чтобы лишить румынский монитор свободы маневрирования и не впустить в Дунай на перехват советских кораблей был дан приказ произвести минную постановку у входа в озеро Крапина. Силами двух бронекатеров была проведена скрытая минная постановка 6-ти оставшихся у отряда мин. При этом один бронекатер был обнаружен и обстрелян.

29 июня на военном совете обсуждали положение дел Ренийской группы. Командиры кораблей считали, что на Дунае укрываться от ударов румынских батарей и мониторов более невозможно. Все возможные места укрытий ими уже пристреляны, а авиация не дает действовать кораблям в дневное время. Здесь на выручку морякам пришла сама природа. Обильные и продолжительные дожди в верховьях Дуная привели к подъему уровня воды на 4 м. Озеро Кагул, соединявшееся с Дунаем неприметной 8-ми километровой речушкой Викета раньше было недостижимым для мониторов. Теперь речка Викета потекла вспять - из Дуная в озеро Кагул. После обследования реки предположения командования оправдались - мониторы смогут пройти по ней в озеро если разберут рыбацкую запруду, стоявшую на ней. Получив разрешение вышестоящего командования в 23:00 29 июня В.А. Кринов отдал приказ осуществить скрытный переход кораблей группы о озеро Кагул.

30 июня мониторы «Железняков», «Ростовцев» и «Жемчужин» бронекатера БК-111, БК-113, БК-114, речные тральщики РТЩ-103, РТЩ-106 успешно прошли в озеро Кагул. В устье речки был оставлен один бронекатер - для контроля за уровнем воды. Кроме того, чтобы румынские разведчики не рассматривали реку Викету как возможный путь для прохода в озеро Кагул, моряки установили муляж рыбацкой запруды на реке, на том же месте где она стояла до прохода кораблей. Двигаясь в северную часть озера, к месту предполагаемого места стоянки корабли без предупреждения оказались возле охраняемого советскими частями моста и были обстреляны охраной. Обошлось без повреждений.

Укрытие группы в озере Кагул - решение очень рискованное. Если уровень воды спадёт или румынская разведка разгадает путь, по которому корабли попали в озеро и заминирует его, то корабли окажутся в ловушке.

Группа базировалась возле селения Этулия. Надежно замаскированные, теперь мониторы могли пополнить боезапас, почту и все необходимое.

Июль 1941 г.

Теперь мониторы регулярно и в основном ночью, с огневых позиций в северной части озера, проводили обстрелы целей, указанных сухопутными частями. Артиллерия мониторов участвовала в отражении частями 14-го стрелкового корпуса трёх попыток румынских войск форсировать Дунай у села Картал. Бронекатера группы выполняли рейды в Дунай, создавая видимость базирования всего отряда в реке и принимая участие в прикрытии флангов позиций советский войск на участке Картал - Рени.

6 июля румынские мониторы Ardeal и Alexandru Lahovari нанесли артиллерийский удар по береговой батарее № 724. К вечеру мониторы Ardeal, Alexandru Lahovari, Ion C.Bratianu и Bucovina двинулись вниз по течению Дуная в Рени, постоянно ведя обстрел советских позиций. Но встреченные дружным огнем береговых батарей и мониторов, румынские корабли не рискнули на малом ходу пройти место минного заграждения, поставленного 24 июня. И через полчаса боя румынские корабли не выполнив задачу повернули назад в Галац.

8 июля обстановка на сухопутном фронте в Бессарабии осложнилась. Создалась реальная угроза полного окружения частей армии и Ренийской группы кораблей в озере Кагул. Румынские войска стали обходить правый фланг 14-го стрелкового корпуса, вынуждая его отойти на рубеж озера Ялпух. К этому времени командование корпуса вынуждено было снять с обороны берегов Дуная почти все силы. Поэтому командование флотилией приняло решение отводить корабли Ренийской группы в Измаил. Приказ был доведен до В.А. Кринова 8 июля в 22:00.

Принять решение и отдать приказ это одно дело, а вот выполнить этот приказ совсем другое. Команды кораблей осознавали, что выполняя приказ скорее всего идут на верную гибель, но не теряли надежды. Подготовка же к возможному прорыву начала осуществляться задолго до получения приказа.

За отведенные на подготовку в началу прорыва полчаса экипаж мониторов снял маскировку с правых бортов, обращенных к румынским позициям, уложил вдоль них мешки с землей для защиты от пуль и осколков, подготовил к бою все вооружение корабля, в том числе и винтовки с гранатами. Кроме того была проведена подготовка к затоплению тихоходных кораблей и повреждённых бронекатеров.

В 22:30 8 июля прозвучал сигнал боевой тревоги. Корабли соблюдая боевой порядок выстроились в кильватерный строй. Головным шёл монитор «Железняков», за ним шли монитор «Жемчужин» и монитор «Ростовцев». Расстояние между мониторами 200-250 м. Между мониторами двигались бронекатера БК-111, БК-113.

В это же время для отвлечения внимания румынских наблюдателей от поверхности реки, с целью содействия прорыву, начались налёты звеньев истребителей 96-й эскадрильи на береговые батареи в Тульче и Чатал-Киой.

Перейдя озеро Кагул колонна достигла реки Викета. Теперь бронекатера выдвинулись вперед промеряя глубину и прощупывая фарватер. муляж запруды был убран, а мешавшие движению сваи старого моста взорваны.

В 00:00 9 июля колонна, вновь собравшись в кильватерный строй, вышла в Дунай. Ночь как назло была лунная и не успел «Железняков» пройти хоть какое-то расстояние как был атакован румынской батареей. Снаряды ее пролетели на уровне боевой рубки монитора. Немедленно был открыт ответный огонь, которым было подавлено несколько орудий, а монитор вышел из сектора обстрела. Как только монитор «Жемчужин» вошел в сектор обстрела батареи она открыла огонь. Теперь у батареи осталось только 2 орудия, ответным огнем двух мониторов они тоже были подавлены. Монитор «Ростовцев» в секторе обстрела встретила только тишина. В результате огня мониторов на батарее была подавлена не только артиллерия, но и система оповещения и связи. Из-за этого батарея в Исакче, в 15-ти км ниже по течению Дуная не получила оповещения о попытке прорыва. Теперь колонна самосплавом, чтобы не выдать себя шумом двигателей, спускалась по течению Дуная.

В 02:00 колонна подошла к Исакче. Румынские наблюдатели заметили бронекатера, и открыли по ним огонь, однако они в темноте не распознали тип кораблей и не заметили мониторов. Бронекатера открыли ответный пулемётный огонь, а мониторы пока себя не выдавали.

В 02:50 колонна по приказу В.А. Кринова резко прибавила ход и перестроилась под правый берег. Далее последовал приказ - бронекатерам поставить дымовую завесу согласно плана. БК-111, БК-113 на полном ходу устремились к румынскому берегу, затем построившись уступом они в 50 м от берега начали постановку дымовой завесы, одновременно ведя огонь по плавсредствам румын у берега. В конце постановки дымовые шашки были брошены за борт создавая тем самым видимость того, что они всё ещё находятся на борту бронекатеров. Так под прикрытием дымов колонна без потерь прошла под непрерывным огнем батарей. К 4 часа утра колонна вышла из под обстрела.

Румынские батареи открыли редкий огонь по кораблям, но только после мощного ответного залпа мониторов поняли, что это корабли Ренийской группы идут в прорыв. Укрепрайон Исакчи располагался на возвышенности, этими воспользовались корабли колонны, которые прошли под самым румынским берегом так, что снаряды батарей пролетали над ними.

В 04:20 колонна вошла в зону действия батарей Тульчи. Поначалу снаряды ложились с большим недолетом, но затем батареи стали стрелять точнее. В этот сложный момент помощь кораблям оказали советские войска на левом берегу Дуная и батареи в Измаиле. Они провели мощный артиллерийский обстрел, заставивший румынские батареи снизить интенсивность стрельбы. Неожиданно на помощь морякам снова пришла природа - появился туман. Румынские батареи не видя целей стали бить по площадям, падающие снаряды образовали огневые завесы. Корабли колонны получили указание: маневрами с резким переключением хода от самого полного до самого малого, очень быстро проскочить место огневой завесы.

К рассвету корабли миновали зону обстрела батарей Тульчи и уже огибали мыс Чатал, как вдруг из плавней по кораблям открыла огонь незамеченная румынская батарея. Мониторы открыли ответный огонь и прикрытые туманом, не сбавляя хода прошли к своей базе. Так завершился прорыв Ренийской группы в Измаил.

12 июля румынские войска, при поддержке авиации, провели мощный обстрел Измаила и кораблей на его рейде.

13 июля два румынских монитора из Тульчи вели стрельбу по Измаилу и мониторам «Железняков» и «Ударный». Ответный огонь береговых батарей и мониторов длился весь вечер.

14 июля два румынских монитора из Тульчи вели стрельбу по Измаилу. Ответный огонь береговых батарей поддерживали мониторы «Железняков» и «Ударный». В результате дружной контратаки мониторы быстро прекратили огонь и удалились на базу.

17 июля поступил приказ о перебазировании флотилии в Одессу. Для обеспечения прикрытия кораблей во время прорыва мимо румынского укрепрайона в Периправе, монитору «Железняков» было поручено перебросить 7-ю роту морской пехоты из Измаила в Вилково. «Железняков» ночью, сходу подошел к пристани Вилково и ошвартовался, быстро произвел высадку отряда морской пехоты. Задание было выполнено в срок и без потерь.

18 июля бронекатера, снова став минными заградителями, выставили 44 мины типа «Рыбка» в фарватере Дуная в районе реки Рапида. Это было сделано для отсечения румынских мониторов от преследования кораблей уходящих из Измаила. В этот же день сухопутные и тыловые части флотилии пешим порядком ушли из Измаила. Мониторы «Железняков» и «Жемчужин» были заняты в переброске сухопутных частей с правого на левый берег Дуная.

В 22:30 18 июля мониторы «Ударный», «Железняков», «Жемчужин» в сопровождении 4-х бронекатеров покинули Измаил. На подходе к Периправе на кораблях выключили двигатели и следовали в полной тишине. Видимо румынские сигнальщики проспали прорыв советских кораблей, поэтому смогли уничтожить огнём только БК-113, остальные приблизительно 100 кораблей прошли почти без потерь.

19 июля к 06:00 флотилия сосредоточилась в Очаковском гирле. В 17:45 мониторы «Ударный», «Железняков», «Жемчужин», «Ростовцев», «Мартынов» встали на якорь в Жебрияновской бухте и нанесли оттуда мощный удар по Периправе с целью прикрытия отхода советских войск из Вилково. В 19:00 последними покидали Дунай бронекатера, которые выставили минное заграждение из 15 мин «Мираб» в Потаповском гирле. В 20:15 корабли вышли из бухты в море. Экипажи мониторов были построены на палубах, согласно морскому ритуалу моряки похоронили в море своих погибших товарищей.

Ночью в море корабли встретил шторм 4-5 баллов, с ветром 6-7 баллов, на некоторых кораблях и судах разошлись швы корпусов. Особенно тяжело было мелким судам - бронекатерам и катерам-тральшикам.

20 июля в 12:00 корабли прибыли в Одессу. Множество кораблей в порту Одессы представляло из себя удобную цель, поэтому в Одессе корабли флотилии разделили. Мониторы «Жемчужин» и «Ростовцев» были переданы в состав Пинской военной флотилии, и ушли вверх по Днепру. Часть кораблей осталась защищать Одессу, другая часть направилась в Николаев на ремонт.

21 июля мониторы «Ударный», «Железняков» и «Мартынов» вышли из Одессы в Очаков.

22 июля мониторы «Ударный», «Железняков» и «Мартынов» прибыли в Николаев. Монитор «Железняков» стал на ремонт у завода им. «61-го коммунара»

Август 1941 г.

1 августа все ремонтные работы на мониторе были завершены.

3 августа монитор «Ударный» выдвинулся в Южный Буг для прикрытия переправ в районе Вознесенска, монитор «Железняков» в район Новой Одессы, монитор «Мартынов» в район Николаева.

7 августа немецкие войска захватили переправы около Вознесенска и монитор «Ударный» вместе с монитором «Железняков» отошли к Новой Одессе.

9 августа немецкие войска перешли в наступление от Вознесенска на восток, создалась угроза выхода их частей к северу от Николаева и окружению войск 9-й и 18-й армий.

12 августа, отходя вместе с сухопутными частями в западный сектор обороны Николаева, у Варваровской переправы собрались все силы флотилии. Немецкие войска приступили к обстрелу переправы. Мониторы и другие корабли флотилии занимались отражением атак противника и переброской войск через Южный Буг.

13 августа в 15:00 был разведен Варваровский мост, закончилась переброска войск. Монитор «Железняков» занял позицию у авиашколы им. Леваневского. Прикрывая огнем отходящие советские войска монитор был обнаружен немецкой батареей и обстрелян. В результате ответного огня батарея была подавлена. В этот же день мониторы «Ударный», «Железняков» и «Мартынов» вели огонь прямой наводкой по противнику который захватил село Малая Корениха.

14 августа вечером корабли флотилии взяв с берега все свои сухопутные подразделения, двинулись вниз про Южному Бугу.

15 августа вместе с другими кораблями монитор «Железняков» прибыл в устье Днепра и стал на якорь у деревни Голая Пристань. К середине дня флотилия сосредоточилась в протоке Конка, в 3-х км от Херсона, а концу дня, отбив все попытки немцев помешать её продвижению, в полном составе подошла к Херсону. В этот же день монитор «Мартынов» и 5 бронекатеров были отправлены в район Никополя навстречу своей героической гибели.

16 августа немецкие войска сделали первую попытку штурма Херсона, но были отброшены огнем артиллерии кораблей. Поздней ночью монитор «Железняков» и четыре бронекатера были отправлены на помощь защитникам Очкакова. Шли в стороне от канала, опасаясь разбросанных в нём мин. Шли на риск, так как в распоряжении капитана А. С. Маринушкина не было лоцмана, а сесть на мель в лимане секундное дело. Тем не менее риск оправдался и отряд без потерь прибыл в Очаков.

17 - 19 августа оставшиеся корабли флотилии героически обороняли Херсон от наступавших немецких войск. 19 августа в порту Херсона произошел бой прямой наводкой между двумя катерами К-201 и К-206 и немецкими танками. Прикрывая эвакуацию населения и воинских частей в порту Херсона погиб К-201, немцы потеряли четыре танка.

17 - 20 августа монитор «Железняков» участвовал в обороне Очакова. Все дни артиллерия монитора вела огонь по наступающим немецким войскам. Как только немецкие части попадали под обстрел, они вызывали воздушное прикрытие. Авиация немцев старалась выследить откуда ведется огонь, но во время налетов монитор замолкал. Немецкие лётчики наблюдали в порту Очакова множество скопившихся кораблей, причём большого водоизмещения. Гоняясь за тоннажем они не трогали неприметную широкую баржу с надстройкой. Из-за этой жадности, за время обороны Очакова, немецкие войска потеряли несколько батарей и множество пехоты. Монитор «Железняков» не потерял никого из экипажа. 20 августа оборона Очакова была прорвана и к 21 августа защитники города отошли на острова Березань, Тендра и Кинбурнскую косу. Монитору «Железняков» было приказано следовать в Скадовск. Затем последовал приказ идти в Ак-Мечеть (сейчас Черноморское).

22 августа монитор «Железняков» пересёк Каркинитский залив, а это уже морской переход и для речного корабля с малой высотой борта это рискованное дело. В мелководном Каркинитском заливе мог подняться ветер и большие волны, которые бы привели к гибели монитора. Но погода благоприятствовала морякам.

22-29 августа монитор «Железняков» находился в порту Ак-Мечеть, используя время затишья для ремонта механизмов и пополнения запасов.

29 августа пришёл новый приказ следовать в район Голой Пристани для участия в боевых действиях. Вновь монитор пересёк Каркинитский залив и вошёл в порт Скадовска.

Сентябрь 1941 г.

До 10 сентября в связи с неблагоприятной погодой монитор вынуждено стоял в Скадовске. Всё это время экипаж монитора занимался пополнением боезапаса, продовольствия, ремонтом оружия и механизмов.

10 сентября как только погода установилась монитор снялся с якоря и ушёл к острову Тендра (Тендровская коса). В это время немецкие части начали очередное наступление, прорвавшись с Каховского плацдарма они вышли к берегу моря.

12 сентября монитор перешёл в Свободный Порт (сейчас кордон «Свободный Порт» Черноморского биосферного заповедника). Там монитор подвергся бомбёжке, но повреждений не было.

13 сентября немцами были захвачены Голая Пристань и Скадовск, монитор перешёл в Покровку.

14 сентября на рейде Покровки зенитчики монитора отбили атаку трёх бомбардировщиков, но те успели сбросить бомбы. Изменяя обороты двигателя и меняя курс командир корабля сумел избежать повреждений и потерь среди экипажа.

15 сентября на рейде Покровки монитор снова подвергся двум атакам немецких самолётов и снова экипаж умело уклонился от попаданий.

16 сентября немцы предприняли массированный авиаудар по монитору. 15 бомбардировщиков и 2 истребителя-бомбардировщика Messerschmitt Bf.109 в течении 2 часов, непрерывно пикируя, сбросили на корабль около 60 тонн бомб. Бомбы ложились в 10-15 м от корабля, но вновь благодаря умелым действиям экипажа потерь и повреждений нет.

17 сентября капитан А.С. Маринушкин увёл монитор на внешний рейд Тендры. К этому времени там скопилось множество кораблей. Их постоянно атаковали немецкие самолеты. Стволы орудий и пулемётов раскалились до такой степени, что приходилось поочередно останавливать стрельбу для их охлаждения.

18 сентября А.С. Маринушкин получил приказ вернуться в Ягорлыцкий залив - в район Покровки. Тут снова встретились мониторы «Ударный» и «Железняков»

20 сентября монитору было приказано обстрелять район Свободного Порта. Еще в темноте монитор прибыл к месту назначения и нанёс удар по берегу и скоплениям немецких войск. К рассвету маневруя вдоль Кинбургской косы была замечена колонна немецких машин. Выждав пока колонна достигнет самого узкого места на косе, монитор открыл огонь по головной машине и подбил ее, перенеся огонь в хвост колонны монитором была подбита замыкающая машина. После этого монитор расстрелял пехоту немцев шрапнельными снарядами, после бегства пехоты, оставшиеся машины колонны были уничтожены фугасными снарядами. Разозленные немцы вызвали воздушную поддержку. Уже через три часа первая волна самолетов из шести бомбардировщиков и трёх истребителей набросилась на монитор. Два часа длились непрерывные атаки более 30 самолётов. Но годы упорных учений не прошли даром - экипаж умело уводил корабль от бомб, которые казалось уже летят в него. В разгар боя один из сигнальщиков выстрелил из сигнальной ракетницы в пикирующий немецкий самолет. Лётчик, увидев огненный шар, несущийся ему навстречу, резко изменил направление пикирования и ушел в сторону. Последние две бомбы пилот сумел сбросить очень близко, так близко что монитор был подброшен взрывной волной. У корабля заклинило рули и он вошел в циркуляцию. Вышли из строя дальномер и рация, заклинило башню главного калибра, было получено три пробоины, обнаружены трещины по левому борту. Пришедший в сознание экипаж бросился устранять повреждения. Через некоторое время пробоины и трещины были были заделаны установкой цементных ящиков и корабль смог дать ход. Идя к Покровке моряки наблюдали последний бой монитора «Ударный». В этот момент в артиллерийский погреб «Ударного» попала бомба, взрывом вырвало башню главного калибра и убило всех кто был в лазарете. Монитор медленно сел на дно из воды торчали только мачты и разрушенная рубка. На помощь тонущим морякам с монитора «Железняков» был отправлен командирский разъездной катер. Ночью повреждённый монитор «Железняков» пристал к Тендре. Моряками было вырыто в косе небольшое углубление и туда, как бурлаки, они затянули свой корабль. Замаскировали его как могли.

21-22 сентября экипаж монитора продолжал проводить спешный ремонт, опасаясь налётов немецкой авиации, но немцы так и не смогли обнаружить хорошо замаскированный корабль.

23-24 сентября получен приказ отходить к Севастополю.

Октябрь-ноябрь 1941 г.

с 1 по 15 октября монитор проходил ремонт на Севморзаводе в Севастополе, в это же время проходило переформирование флотилии.

20 октября по решению командующего Черноморским флотом, части флотилии подлежали передислокации в район Керченского пролива в порт Камыш-Бурун (сейчас Аршинцево).

25 октября монитор «Железняков», с большим объемом незавершенных ремонтных работ, в сопровождении канонерской лодки «Красная Грузия» ушел из Севастополя в Камыш-Бурун. Переход был трудным для речного корабля, море штормило.

26 октября прибыл в Камыш-Бурун и встал в ковше судоремонтного завода.

7 ноября Немецкие войска приступили к штурму Керченского полуострова и сходу захватили Ак-Монайские высоты.

9 ноября Началась оборона Керчи. Немецкими войсками были заняты мыс Ак-Бурун и Старая Крепость. Камыш-бурун оказался отрезанным от Керчи. Монитор «Железняков» и другие корабли Дунайской военной флотилии непрерывно осуществляли артподдержку частей оборонявшихся на Керченском полуострове

11 ноября монитор «Железняков» поддерживал огнём части 51-армии в районе Старый Карантин.

12 ноября обстрелял скопления войск по дороге Чурбаш-Керчь.

13 ноября Была поставлена задача по эвакуации войск 51-армии через Керченский пролив.

14 ноября поддержал огнём части 51-армии, выбившие немецкие войска с горы Митридат.

15 ноября поддержал левый фланг Керченского оборонительного района.

17 ноября Керчь покидали последние солдаты, их отход прикрывал монитор «Железняков». Перед переходом в Тамань монитор должен был запастись пресной водой. Но керченский водопровод был уже взорван, моряки смогли найти только минеральную воду в ящиках. Ранним утром монитор был обстрелян артиллерией с горы Митридат, один снаряд повредил дымовую трубу.

Во время перехода у таманского берега разыгрался шторм, плоскодонный корабль бросало как щепку. На рейде Тамани монитор встал на якорь - причалить к берегу было невозможно. Пресная вода подошла к концу. В это время соседний корабль - баржа, перевозившая раненых, начала дрейфовать к берегу - якоря не выдержали. Несет эту баржу прямо на камни и помочь некому. Капитан Маринушкин рискнул отправить к ним на помощь катер, которым перевезли раненых на монитор. Разместили их везде где только было место, но воды нет ни у кого. Маринушкин предложил вызваться добровольцам и идти к берегу за водой на катере. Несмотря на риск воду для раненых доставили на корабль. Штормило несколько суток, но не успел стихнуть шторм, как немецкая авиация начала бомбардировки. Монитор, нагруженный ранеными, маневрируя, уклонился от всех сброшенных на него бомб. Когда бомбардировка прекратилась корабль вошел в порт Тамань и только здесь экипаж напился воды. Здесь же, в Тамани, Командиру корабля вручили приказ наркома ВМФ СССР (от 6 ноября 1941 г.) о присвоении очередного воинского звания - капитан-лейтенант.

20 ноября пришел приказ о расформировании Дунайской военной флотилии, оставшиеся части и корабли вошли в состав Азовской военной флотилии.

Декабрь 1941 г. - май 1942 г.

Теперь монитору предстоял длительный ремонт в Новороссийске, так как все механизмы и вооружение корабля были сильно изношены. Но этот переход не был легким - через штормовое море в сложных метеорологических условиях - порывистый северо-восточный ветер, температура воды - 9 0С.

17 декабря 1941 г. монитор прибыл в Новороссийск с обледеневшей палубой и сосульками свисавшими с вант и орудий главного калибра. Зима 1942 года была крайне суровой. Температура воздуха на Кубани достигали - 30 0С. Керченский пролив замерз и монитор не смог принять участие в Керченско-феодосийской операции. Но ему вплоть до 22 мая пришлось отбивать воздушные налеты немецкой авиации в порту Новороссийска. 7 января 1942 года командир корабля с приступом аппендицита попал в госпиталь. Там ему диагностировали острую бронхопневмонию и инфаркт правого лёгкого. Лечение капитана монитора затянулось до 20 февраля.

21 апреля 1942 г. в результате налета немецкой авиации только что отремонтированный монитор получил повреждения и понес потери в личном составе. Ранение получил и капитан корабля.

12 мая монитор перешел морем в Керчь для помощи в ее обороне. Прибыв на следующее утро артиллерия монитора обстреляла аэродром. Однако Керченско-феодосийская операция завершилась крайне неудачно для советских войск. 15 мая Керчь пала.

18 мая все войска из Керчи были эвакуированы на таманский берег. Монитор ушел в Темрюк.

22 мая был издан приказ о передаче монитора «Железняков» из состава расформированной ранее Дунайской военной флотилии в состав Азовской военной флотилии. Выполняя приказ монитор 22 мая прибывает в Азов на Дон.

Июнь - июль 1942 г.

7 июля монитору и батарее №601 было приказано обстрелять Таганрог. Ночью монитор снялся с замаскированной стоянки в устье Дона. Двигаясь в темноте на ощупь, ведомый и прикрываемый только одним катером, монитор занял условленную позицию и по сигналу открыл огонь по таганрогскому порту. В течении ночи монитор сумел поразить все намеченные цели и при этом не раскрыл свою позицию для немецкой артиллерии.

С 19 по 26 июля монитор в составе группы действовал в районе устья Дона. Находясь под непрерывными ударами немецкой авиации, группа оказывала артиллерийскую поддержку советским войскам и переправляла части и технику Южного фронта через Дон. Все дни монитор проводил в укрытии, замаскированным так, что немецкая авиация пролетала прямо над кораблем не замечая его. Ночами монитор снимался, уходил на огневую позицию и проводил обстрелы немецких позиций. После упорных боев 24 июля немецкие войска захватили Ростов-на-Дону. Ввиду потери большей части кораблей отряда, монитор «Железняков» становится флагманским кораблем и на нем размещается штаб Отдельного Донского отряда кораблей Азовской военной флотилии.

Находясь в окружении, без поддержки авиации или ПВО кораблям отряда приходилось действовать скрытно. Действовал устный приказ командира отряда И. А. Фроликова: не открывать огонь по немецким самолетам до тех пор пока они не обнаружат корабль. В целях сохранения личного состава, во время налёта экипаж монитора, не занятый в отражении атаки, должен сойти на берег и находиться в укрытии. Такой приказ шел вразрез с другими приказами командования, но был продиктован сложившейся обстановкой. Последующие события сыграли решающую роль в судьбе командира корабля А. С. Маринушкина.

28 июля в 9 часов утра на монитор совершили налёт четыре истребителя Messerschmitt Bf 109. Они сбросили бомбы и обстреляли корабль из пушек, в результате налета было ранено 6 человек в том числе командир корабля. Ожидая продолжения атаки командир отряда И. А. Фроликов отдал приказ «Всем на берег». Выполняя прямой приказ штаб отряда во главе с командиром отряда, а также 50 человек экипажа вместе с капитаном А. С. Маринушкиным сошли на берег и укрылись в камышах. На корабле остались только те кто принимал участие в отражении атаки и те кто сознательно не выполнил приказ командира отряда. Через 10 минут пять немецких бомбардировщиков Junkers Ju.87 сбросили 15 бомб. Монитор без приказа снялся с якоря и пошел вверх по реке к хутору Донской, на нём находилось около 15 человек экипажа, оставшиеся члены экипажа не успели вернуться на корабль. С 10 до 18 часов корабль атаковало ещё 5 волн немецких бомбардировщиков Junkers Ju.87 и истребителей Messerschmitt Bf 109, они сбросили на корабль до 28 бомб. В 20:20 монитор принял на борт командира корабля с экипажем, а в 22 часа штаб отряда. Все это время штаб отряда находился на берегу без средств связи с командованием. Капитану монитора был отдан приказ сопроводить в Ейск караван кораблей в составе: 2 парохода, 2 бензовоза, 3 буксира, нескольких землечерпалок и 33 других плавсредств.

29 июля по прибытии в Ейск посыпались политдонесения и начались разбирательства, приведшие командира отряда И. А. Фроликова и командира монитора «Железняков» А. С. Маринушкина к трибуналу.

Август 1942 г.

1 - 8 августа монитор «Железняков» принимал участие в обороне Ейска.

9 августа капитан А. С. Маринушкин привел корабль в Темрюк, где ему необоснованно предъявили обвинения в оставлении корабля без командования и трусости. Капитан был снят с должности и взят под арест. Трибунал состоялся 4 декабря 1942 года в селении Агудзеры. В результате А. С. Маринушкин получил 10 лет лагерей. Через 9 месяцев после трибунала отбывание наказания было отсрочено до конца войны, а Маринушкина направили рядовым в штрафную роту Черноморского флота. В январе 1944 года капитан монитора «Железняков» А. С. Маринушкин погиб во время Керченско-Эльтигенской операции. Впоследствии, в 1965 году, его посмертно оправдали и реабилитировали. Но ни командир, ни корабль не был удостоен ни одной награды.

Новым командиром корабля стал Алексей Емельянович Харченко, ранее служивший старпомом на мониторе.

12 августа в районе станицы Варениковской монитор вступил в бой с наступавшими немецкими войсками, поддерживая части морской пехоты.

16 августа при активном участии монитора было отбито наступления немецких войск на военно-морскую базу Темрюк. В течение двух недель экипаж монитора каждый день в 3 часа утра выполнял действия по маскировке: установленные прошлым днем увядшие ветви деревьев снимались и уносились подальше от берега; в это время другая группа моряков, как можно дальше от места стоянки рубила свежие ветки, стараясь не повредить листву, несла их на борт и крепила на борт, надстройки и корпус корабля. Днем монитор вед стрельбу по заранее выявленным целям. При стрельбе маскировка сотрясалась, раскачивалась и в конце концов, разлеталась с корабля в разные стороны. И вновь экипажу приходилось ее восстанавливать, и так целый день. Это была каторжная работа, но она приносила свои результаты. Сколько немцы ни посылали самолетов-разведчиков, они ни разу не смогли обнаружить корабль.

21 августа при поддержке монитора части морской пехоты задержали продвижение немецких войск на рубеже Курчанская высота.

23 августа советские части оставили Темрюк. Монитор находился в районе Ахтанизовского лимана и оказывал поддержку 305-му батальону морской пехоты. Теперь только у монитора «Железняков» оставался шанс прорваться через немецкие порядки и уйти в Азовское море, все остальные корабли имели слишком большую осадку, чтобы попытаться пройти Пересыпское гирло. На этот период командование доверило обеспечение безопасности управления кораблем в морских условиях военному лоцману лейтенанту И. И. Иванову. Именно под его управлением монитор «Железняков» совершил беспримерный переход по мелководным речушкам и протокам в Азовское море.

Монитор вошёл в Ахтанизовский лиман через Казачий Ерик. Здесь в лимане монитор сел на мель, чтобы сняться с нее за борт была сброшена часть груза - часть топлива и воды, стрелянные гильзы. Корабль всплыл и направился в Пересыпское гирло.

На самом выходе из гирла в Азовское море образовалась песчаная мель намытая недавним штормом. А у самого моря стояла румынская батарея, которая обнаружила монитор и открыла по нему огонь. Команда корабля ответным огнем подавила артиллерию, а пехоту выгнала из окопов. К этому времени в воздухе появилась авиация. Летчики приняли бегущих румын за советский десант и стали их бомбить. Пока происходила эта неразбериха краснофлотцы вплавь на руках занесли якорь весом 250 кг за мель, на всю длину якорной цепи (50 м). Затем главный и вспомогательный двигатели были запущены на полную мощность по выборке якорь-цепи брашпилем, а когда мощности не хватило, матросы вставили вымбовки в звездочку брашпиля и невероятными усилиями затащили монитор в море.

К вечеру монитор подошел к мысу Пеклы. Здесь в ожидании темноты корабль спрятался от немецкой авиации у затопленного замснаряда «Фрунзе». Вскоре задул сильный ветер и якорные цепи, державшие корабль лопнули. Монитор выбросило на мель, при этом он получил множественные пробоины днища корпуса, заклинило рули, винты от ударов о грунт потеряли каждый по две лопасти, гребные валы изогнулись. Теперь полузатопленный корабль имел ход всего 3 узла. Командир корабля А. Е. Харченко всерьез рассматривал возможность просить у командования приказа на оставление корабля. Военный лоцман И. И. Иванов предложил свой вариант спасения корабля - отправить на земснаряд «Фрунзе» команду и добыть швартовочные тросы, запас которых мог быть на нем. Заведя эти тросы с земснаряда на монитор можно стянуть его с мели и пришвартовать к земснаряду, а потом произвести осмотр повреждений. Так и поступили, найденный на земснаряде тросы завели к монитору и закрепили за палубные кнехты и корпусные конструкции. Затем мускульной силой моряков стали наматывать тросы через носовой шпиль.

24 и 25 августа изнурительно работали моряки и таки стащили корабль с мели на чистую воду. На третьи сутки монитор ошвартовался у земснаряда. Осмотр показал, что рули заклинило и корабль неуправляем. Тут на помощь морякам прибыли судоремонтники Керченской военно-морской базы. Они исправили положение изготовив для корабля деревянный руль. Руль изготовили по эскизам флагманского инженер-механиком штаба Керченской военно-морской базы Н. А. Мунаева. Руль был длиной 3 мерта и весил 200 кг. Изготовляли его в поселке Сенной в течение 5 дней.

29 августа в 23:00 полузатопленный монитор смог дать ход в 3,5 узла.

30 августа в 02:00 подошли к Керченскому проливу. Прикрывать прорыв монитора должна была батарея расположенная на косе Чушка. На батарее хотели удостоверится в том, что монитор уже вошел в пролив и подсветили его прожектором. Это раскрыло позицию корабля для немецкой батареи, которая тут же открыла огонь по монитору. Высланные катера сумели поставить дымовую завесу, под прикрытием которой монитор медленно шел через пролив. Береговая артиллерия как могла мешала немецкой вести огонь по проливу. В этот момент произошло прямое попадание в башню главного калибра. Пробить броню снаряд не смог, но были ранены несколько моряков. Дымовая завеса рассеялась и монитор оказался под прицелом немецких орудий. Лоцман Иванов приказал совершить неожиданный маневр и идти к берегу захваченному немецкими войсками, тут находился край минного заграждения, выставленного советскими кораблями. Теперь немецкие орудия стреляли с перелётом и не видя корабля попали в другой, уже затопленный пароход. Он загорелся, а немцы посчитав что монитор потоплен прекратили огонь. Так монитор, последним из кораблей Азовской военной флотилии, прорвался в Тамань.

Сентябрь 1942 г. Август 1944 г.

1 сентября искалеченный монитор прибыл в Геленджик. Последовал недолгий ремонт.

15 сентября приняв запас топлива Монитор последовал в Поти. Этот переход в 400 км был самым спокойным, море больше не доставляло сюрпризов.

18 сентября прибыл в Поти и встал на ремонт, который продлился до августа 1943 года.

В ходе ремонта была усилена зенитная артиллерия монитора: вместо трёх счетверённых пулемётов Максим были установлены два 37-мм зенитных автомата и три 12,7 мм пулемёта викерс.

14 октября 1942 г. монитор «Железняков» был зачислен в состав Черноморского флота.

26 февраля 1943 г. вновь переведен в состав Азовской флотилии.

Конец 1943 г. и первую половину 1944 г. монитор «Железняков» отрабатывал задачи боевой подготовки, нёс боевую службу в системе базы ПВО.

14 апреля 1944 г. приказом наркома ВМФ вновь была воссоздана Дунайская военная флотилия, в которую вошёл и монитор «Железняков».

20 апреля ремонт был завершён и монитор стали готовить к переходу на Дунай.

24 августа приняв на борт личный состав узла связи и его хозяйство монитор вышел из Одессы и взял курс на Дунай. На рассвете 25 августа монитор высадил десант в Новой Килии, а затем ошвартовался в Вилково.

26 августа участвовал в освобождении Измаила.

27 - 29 августа принимал капитуляцию кораблей Румынской речной дивизии. Больше монитор «Железняков» не участвовал в боевых операциях Великой Отечественной воины.

Послевоенные годы

На завершающем этапе войны монитору «Железняков» уже была заготовлена роль легенды. Поэтому он и не участвовав во взятии Вены, Будапешта. Достоверно известно, что монитор «Железняков» в 1946 году находился на острове Чепель возле Будапешта, а в 1947 году вернулся в румынский порт Галац, где встал на ремонт.

1 декабря 1955 года вновь вошел в состав Черноморского флота.

11 марта 1958 года выведен из боевого состава, разоружен и превращен в плавучий склад.

10 сентября 1960 года исключен из списков судов ВМФ в связи с передачей Дунайскому пароходству для использования в качестве плавпричала.

В 1965 году было принято решение о восстановлении монитора, и в 1967 году он был приведен из Измаильского порта в Киев на Рыбачий остров и восстановлен на заводе «Ленинская кузница».

30 июля 1967 года монитор «Железняков» был установлен в Парке Моряков на набережной Днепра в Киеве в качестве памятника-мемориала.

40 тыс. километров с боями прошел монитор «Железняков» по Дунаю, Южному Бугу, Дону, Кубани, Черному и Азовскому морям. Участвовал в освобождении Болгарии, Румынии и Югославии. На боевом счету моряков 13 уничтоженных вражеских артиллерийских и минометных батарей, 4 батальона пехоты, 2 склада боеприпасов и многое другое.



Командиры

Командир Звание Период службы
И. Ф. Дудник Лейтенант 27.10.1936 - ??.03.1938
А. С. Маринушкин Лейтенант, старший лейтенант, капитан-лейтенант ??.03.1938 - 09.08.1942
А. Е. Харченко Капитан-лейтенант, капитан 3-го ранга 12.08.1942 - 02.11.1944
М. Я. Коган Старший лейтенант 02.11.1944 - 27.02.1945
А. Г. Кузнецов Капитан-лейтенант, капитан 3-го ранга 21.06.1945 - 14.08.1946
М. Я. Коган Капитан-лейтенант 09.04.1948 - 27.04.1949
Ю. С. Скородумов Капитан-лейтенант 23.11.1951 - 31.01.1955

Примечания

См.Также

Литература и источники информации

Литература

  • Е.Л.Смирнов Библиотека корабельного инженера.
  • В. Смирнов №4 // Статья из рубрики Морская Коллекция "Неуловимый Монитор" Г. Смирнов. — 1985 Т. Моделист Конструктор.
  • В. Маринушкина Монитор Железняков. Две судьбы. — Киев: ООО "Основа принт", 2012. — 496 с. — 1000 экз. — ISBN 978-966-699-677-3

Ссылки

Галерея