Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
История создания линейных кораблей типа «Советский Союз»

История создания линейных кораблей типа «Советский Союз»

Перейти к: навигация, поиск
История создания линейных кораблей типа «Советский Союз» - попытка в относительно короткий срок спроектировать и построить серию линейных кораблей типа «Советский Союз» (проект 23) для Военно-Морского Флота СССР. Проект был начат в 1936 году в рамках программы строительства «Большого морского и океанского флота». В июле 1941 года в связи с началом Великой Отечественной войны строительство всех заложенных линкоров пришлось прекратить. После окончания Второй мировой войны Сталин И.В. несколько охладел к линкорам, отдавая предпочтение тяжелым крейсерам. В 1949 году было принято решение разобрать корабли на стапелях.
Линкор «Советский Союз» на стапеле судостроительного завода № 189.
Ленинград, июль 1939 г.

Общие сведения

В середине 30-х годов советское руководство приняло решение о создании в кратчайшие сроки сильного военно-морского флота, ядром которого должны были стать линейные корабли. В соответствии с утвержденной 16 июля 1936 г. программой «Крупного морского судостроения», за семь лет (1937—1943 гг.) намечалось построить восемь линейных кораблей типа «А» с 406-мм артиллерией главного калибра (ГК). При этом строительство первых четырех кораблей должно было начаться в 1937 г. Их надлежало спустить на воду в 1939 г. и ввести в строй в 1941 г.

В итоге были заложены только четыре линкора проекта 23: в 1938 г. «Советский Союз» на Балтийском заводе в Ленинграде и «Советская Украина» на заводе им. А. Марти в Николаеве, а в 1939—1940 гг. — «Советская Белоруссия» и «Советская Россия» в строительных доках-эллингах завода № 402 в Молотовске (с 1957 г. Северодвинск, Архангельская область).

Предпосылки к созданию

Сталин И.В.

В первой половине 30-х годов в мире начался новый этап гонки морских вооружений. Большинство зарубежных военно-морских специалистов считало линкоры чуть ли не абсолютным оружием в войне на море. В 1932-1935 гг. состоялись закладки новых линкоров во Франции (типа Dunkerque, стандартное водоизмещение - 32000 т, главный калибр - 8 - 330-мм орудий), в Германии (типа Scharnhorst, 26500 т, 9 - 280-мм), и Италии (типа Littorio, 41170 т, 9 — 381-мм). Стало известно и о подготовке к строительству линкоров в Великобритании, Японии и США, причем в двух последних - с 406-мм артиллерией главного калибра.

После Гражданской войны командование Военно-Морских сил РККА осталось всего с тремя дееспособными линкорами типа «Севастополь», которые никак не могли считаться современными по причине слабости бронирования (бортовой пояс 125-225-мм, палуба - 63-мм) и артиллерии главного калибра (305-мм вместо 381-406-мм на многих иностранных линкорах). Состояние экономики страны не позволяло выделить средства даже на модернизационный ремонт и введение в строй четвертого дредноута «Михаил Фрунзе» (быв. «Полтава»), а тем более на достройку линейного крейсера «Измаил». В этот же период вслед за линкором «Марат» модернизировались и другие два корабля - «Октябрьская Революция» и «Парижская Коммуна» (быв. «Севастополь»).

Командование ВМС РККА боролось за выделение средств на модернизацию и ремонт существующих линкоров. Наряду с этим имелись противники строительства крупных кораблей даже в рядах конструкторов и командования ВМС. Более чем прохладно относился к ВМС вообще, а к линейным кораблям в частности, и начальник Штаба РККА Тухачевский М.Н. Между тем, Сталин И.В. имел несколько иные взгляды на флот и уже вынашивал планы возвращения нашей страны в число великих морских держав.

В это время решение о строительстве многочисленных линкоров и тяжелых крейсеров были обусловлены не столько потребностями обороны страны от потенциальных агрессоров, сколько соображениями общеполитического характера. Обладание сильным линейным флотом в ту пору считалось для великой державы столь же важным, как после войны обладание ядерным оружием. Поэтому неудивительно, что Сталин И.В. отдавал созданию линкоров высший приоритет в предвоенном кораблестроении, требуя от конструкторов и моряков разработки сильнейшего в мире линкора.

Проектирование

Предэскизные проекты

Прямые указания о разработке планов создания «Большого флота» были даны высшим политическим руководством страны в декабре 1935 г. ЦКБС-1[1] (начальник Бжезинский В.Л.) к этому времени проработало шесть вариантов линкоров (табл. 1), различавшихся составом артиллерии главного калибра (четыре варианта с 450-мм и два с 400-мм орудиями). Остальное вооружение кораблей (12 - 100-мм, 16 - 45-мм орудий, четыре гидросамолета), а также толщина бронирования (борт - 380 мм, палубы - 50-150 мм), глубина бортовой противоминной защиты (ПМЗ), тип главных энергетических установок (четырехвальные турбоэлектрические ГЭУ общей мощностью 140000 л.с.) и дальность плавания во всех вариантах были идентичными. Водоизмещение кораблей лежало в пределах от 43000 т (при 2 х 4 - 400-мм орудиях) до 75000 т (при 4x4- 450-мм), а скорость полного хода соответственно - от 38,5 до 26 уз.

В начале 1936 г. НИВК[2] (начальник Алякринский Н.В.) была завершена проработка линейного корабля, ориентированного на борьбу с японскими линкорами. Было рассмотрено три варианта (табл. 1) быстроходных (32-33 уз) кораблей водоизмещением 57000-68000 т с 9-12 орудиями ГК (406-460 мм), вторым калибром 130-152 мм и более сильным бронированием, рассчитанным на защиту от 406-мм снарядов, чем в проработках ЦКБС-1.

Таблица 1. Результаты проектных проработок ЛК в 1935 - начале 1936 гг.
Начальник Морских Сил РККА Орлов В.М.

Перечисленные выше проектные проработки линкоров, а также указания НМС РККА Орлова В.М. послужили исходным материалом для выработки УМС первых официальных ТТЗ на корабли этого класса. 21 февраля 1930 г. начальник ОК Алякрицкий Б.Е. подписал первые два ТТЗ (табл. 2) на проектирование линейных кораблей (ЛК) для Тихоокеанского флота (ТОФ) и для Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). При выдаче в феврале 1936 г. конструкторским бюро нарядов на разработку проектов этих кораблей были присвоены номера: 21 (ЛК для КБФ), 22 (КРТ) и 23 (ЛК для ТОФ).

Стандартное водоизмещение кораблей было определено в 55000 т (с 9 - 457-мм орудиями и 450-мм бортовой броней для защиты от 400-мм снарядов главных механизмов и погребов боезапаса) и - в 35000 т (с 9 - 400-мм орудиями и 350-мм бортовой броней) соответственно. Остальное вооружение принималось практически одинаковым, состоящим из 130-мм универсальной артиллерии, 37-мм зенитных автоматов, 12,7-мм пулеметов и двух катапульт при 6-4 гидросамолетах. Для управления артогнем ГК надлежало иметь два КДП, универсального калибра - четыре КДП, зенитных автоматов - два 3-м дальномера. Кроме того, два дальномера предназначались для навигационных целей. Предусматривались четыре 150-см и четыре 45-см прожектора, а на ЛК для КБФ - еще и два 90-см.

Бронирование предусматривалось в виде главного броневого пояса, прикрывающего район расположения ГЭУ и погребов боезапаса и возвышающегося над КВЛ не менее чем на 3-4 м 200-мм верхнего пояса и такого же бронирования оконечностей при наличии 350-400-мм траверзов. Толщина палуб в цитадели принималась 200 мм (над погребами - 250 мм), а в оконечностях - 100 мм.


Таблица 2. Предварительные ТТЗ на ЛК 1936 год.
Эскиз КБ-4, проект 21.

НМС РККА Орлов В.М., вернувшись к упомянутому выше докладу ЦКБС-1 о перспективных кораблях, вновь подтвердил прежний курс на проектирование линкоров двух типов, выделив ЛК 35000 т - вместо варианта VI в 43000 т и ЛК 55-57000 т - варианты III и V.

27 мая 1936 г. СТО[3] принял постановление о строительстве восьми линкоров стандартным водоизмещением по 35000 т (с 9 - 406-мм орудиями ГК) и 18 тяжелых крейсеров (КРТ) по 26000 т (с 9 - 305-мм орудиями ГК). УМС[4] и Главморпрому предписывалось разработать программу строительства кораблей по годам (до конца 1943 г.) и немедленно приступить к их проектированию. Линкор в 55000 т или более в программу включен не был. ЛК в 35000 т вскоре получил индекс «линкор А». Уже 14 июня был издан приказ, которым предписывалось с 15 октября 1936 г. начать разработку общих проектов линкоров А и Б и закончить ее к 15 марта 1937 г.

В развитие предыдущих постановлений 16 июля 1936 г. СТО принял еще одно - «О программе крупного морского судостроения», подтвердившее принятое ранее решение о количестве линкоров и конкретизировавшее сроки их издания: в 1937-1938 гг. намечалось вести постройку четырех линкоров типа А со сдачей в 1941 г. Строить эти корабли предполагалось в Ленинграде, Николаеве и Молотовске.

Использование иностранного опыта

Проект итальянской фирмы Ansaldo

Недостаток собственного опыта предполагалось восполнить заимствованием материалов за рубежом. Тем более, что соответствующие предложения от итальянской фирмы Ansaldo были получены еще в марте 1936 г. Они были приняты, и весной в Италию была направлена группа специалистов под руководством начальника ЦКБС-1 Бжезинского В.Л.

Предоставить проект своего новейшего линкора Littorio итальянцы отказались. Тем не менее, группе удалось приобрести достаточно ценные материалы по линкору стандартным водоизмещением 28000 т (9 - 433 мм, 12 - 152 мм, 8 - 100 мм, 2 - 4 5 мм, 2 0 - 13,2 мм), двум большим крейсерам водоизмещением 22000 и 19000 т (с 250-мм артиллерией ГК), бронированному разведчику (3700 т). Кроме того, по заданию Бжезинского В.Л. фирмой Ansaldo был разработан проект линкора стандартным водоизмещением 42000 т с 9 - 406-мм орудиями ГК, броневым поясом 370 мм и скоростью хода 30 уз (табл. 3).

В проекте предусматривалась ПМЗ системы Ansaldo, представляющая собой модифицированную американскую систему с криволинейной основной защитной преградой. Таким образом была достигнута договоренность, потребовавшая заключения специального межправительственного соглашения, о возможности применения на советских кораблях системы подводной защиты, аналогичной используемой на кораблях итальянского флота (т.е. системы «Пульезе»).

Таблица 3. Основные элементы «предельных» линкоров (май-июнь 1936 г.)

Все эти материалы послужили ориентиром для назначения величины водоизмещения линкора А при разработке ТТЗ на его эскизное проектирование, а также использовались при дальнейших работах по кораблю (выбор общей компоновки, элементов теоретического чертежа, ГЭУ и т.п.).

Проекты гибридных линейных кораблей фирм США

Проект фирмы «Гиллау Инкорпорейтед».

В 1937-1939 гг. имели место попытки заказать линкор с 406-мм ГК в США или, как минимум, приобрести там проект такого корабля. В марте-апреле 1937 г. переговоры по этому вопросу вела в США комиссия, возглавляемая начальником ЦКБС-1 Бжезинским В.Л.

Фирма «Гиллау Инкорпорейтед» предложила эскиз гибрида линкора с авианосцем. При явно заниженном водоизмещении 35000 т и скорости хода 30 узлов корабль имел вооружение линкора (9 - 406-мм, 12 - 152-мм, 12 - 100-мм, 10 - 37-мм орудий) и соответствующее бронирование (356 мм - борт, 229 мм - суммарная толщина палуб) и, кроме того, ангар на 60 самолетов. Предложения этой фирмы было отвергнуто.

Переговоры с фирмой Bethlehem Steel Corporation о проекте обычного линкора с 406-мм ГК зашли в тупик, поскольку министерство ВМС США разрешило этой фирме вести речь лишь о разработке проекта на базе старого линкора West Virginia, но с ГК не более 356 мм и без ПУС[5]. Во второй половине 1937 г. переговоры о приобретении в США линкора возобновились и велись уже с участием полпреда Трояновского А.А., который в беседе 21 декабря с президентом США Рузвельтом официально подтвердил просьбу советского правительства о заказе в США хотя бы одного линкора.

Совладелец фирмы Gibbs & Cox Уильям Ф. Гиббс

Конкретные переговоры велись с У. Гиббсом, совладельцем фирмы Gibbs & Cox. Через него советская сторона была информирована о согласии министерства ВМС США на разработку указанной фирмой проекта линкора для СССР со всем вооружением, но без ПУС. На основании этого проекта CCCР должен был заказать в США один линкор со всем вооружением и оборудованием. Второй такой же корабль по чертежам и с техпомощью американских фирм строился бы в СССР (броня, вооружение и механизмы - американские). В то же время в США существовали и достаточно влиятельные силы, считавшие, что их промышленность и без того полностью загружена, а постройка линкора для СССР пойдет во вред усилению ВМС США. Поэтому дело продвигалось медленно.

Переговоры с фирмой Gibbs & Cox возобновились в апреле 1938 г. Советская сторона вновь говорила об обычном линкоре с 406-мм ГК, а фирма предложила ей проект 10581 гибрида линкора и авианосца в вариантах «А» (водоизмещение 67000 т, ГК - 2 х 2 - 457-мм орудия) и «Б» (водоизмещение 73000 т, ГК - 4 x 3 - 406-мм орудия). Остальное вооружение в обоих вариантах было одинаковым: 28 - 127-мм универсальных орудий и 24 - 28-мм автомата, 36 колесных самолета и четыре поплавковых. Толщина броневого пояса составляла 330 мм, а палуб - 160-197 мм. Скорость хода предусматривалась до 34 узлов (при мощности ГЭУ 300000 л.с), дальность плавания - 29000 миль.

К июлю фирма разработала третий вариант проекта 10581 - «С» (стандартное водоизмещение 44000 т, полное 56000 т, скорость полного хода - 31 уз при мощности ГЭУ 200000 л.с., дальность плавания - 16000 миль) с артиллерийским вооружением из 3 х 3 - 406-мм (по другим данным, из 10 - 406-мм в четырех башнях), 20 - 127-мм, 16 - 28-мм орудиями и авиационным из 24 колесных и четырех гидросамолетов. На этом дело и остановилось.

Сталин И.В. в беседе с американским послом затронул данную тему, обратив внимание на зашедшие в тупик переговоры о строительстве в США военных кораблей для СССР и выразив готовность немедленно заплатить за свои заказы 60-100 млн. золотых рублей. Спустя три дня Военно-морской министр доложил президенту Рузвельту, что он согласен с поставкой в СССР фирмой Gibbs & Cox проекта корабля в 62000 т, но против строительства на верфях США линкора водоизмещением 45000 т с 406-мм артиллерией.

В начале ноября 1938 г. фирма привезла проект 10581 в Москву, где он был изучен советскими специалистами. Отзыв наших моряков и судостроителей был отрицательным. Создание гибрида линкора и авианосца представлялось тактически нелепым, поскольку линкор должен сближаться с кораблями противника на дистанцию стрельбы своей артиллерии, а авианосцу следует находиться как можно дальше от них, воздействуя на противника лишь авиацией. Неудивительно, что подобный проект не заинтересовал и ВМС США.

Проект фирмы Gibbs & Cox.

10 ноября 1938 г. наркомы ВМФ и оборонной промышленности представили в КО при СНК СССР проект «письма о заказе линкора в США», в котором предлагалось: во-первых, признать неприемлемыми условия Gibbs & Cox на проектирование и постройку в США линкора водоизмещением 45000 т; во-вторых, считать наиболее целесообразным привлечение на договорной основе одной из судостроительных фирм США для разработки эскизного, общего и рабочего проектов линкора и постройки его на одном из наших заводов при наблюдении со стороны фирмы и участии американской стороны в поставках отдельных образцов механизмов, систем, вооружения; в-третьих, считать нецелесообразным покупку проекта линкора в 62000 т фирмы Gibbs & Cox; в-четвертых, составить перечни заказываемого в США оборудования для линкора.

14 декабря 1938 г. было разработано ТТЗ на линкор для заказа в США. При стандартном водоизмещении 45000 т корабль должен был иметь скорость не менее 30 узлов, дальность плавания 6000 миль, вооружение в составе 9 - 406-мм орудий ГК (с 3 КДП и 2 ЦАП), 20 - 24 - 127-мм универсальных орудий в башнях (с 6 стабилизированными КДП и 4 ЦАП), не менее 32 - 25-мм или 40-мм автоматов (с малыми дальномерами и упрощенными ПУС), двух катапульт для гидросамолетов с устройством быстрого приема самолетов на борт. Вертикальное бронирование должно было защищать от 406-мм снарядов на дистанциях от 80 каб на всех углах, а горизонтальное - до 170 каб (и от авиабомб массой более 500 кг с высоты 5000 м). ПМЗ должна была «обеспечивать возможность продолжения боя и самостоятельного возвращения в базу при попаданиях трех торпед в борт при полностью разрушенном надводном борте или двух торпед в днище при тех же условиях.» Несомненное «лукавство» этого задания заключалось в том, что от корабля водоизмещением 45000 т требовались такие показатели живучести, которые не получались у нас при более, чем на 10000 т большем водоизмещении.

В феврале 1939 г. в США была направлена специальная комиссия для заключения договоров на проектирование и постройку военных кораблей. В марте она была ознакомлена с разработанным фирмой Gibbs & Cox проектом 10901 линкора. При стандартном водоизмещении 45000 т (полное 54400 т) корабль имел ГЭУ мощностью 200000 л.с, что обеспечивало скорость хода 31 уз при дальности плавания экономическим ходом 16000 миль. Состав вооружения корабля в основном соответствовал ТТЗ (9 - 406-мм, до 20 - 127-мм, 16 - 28-мм орудий, две катапульты при четырех гидросамолетах). Толщина бортовой брони составляла 330 мм, а суммарная толщина палуб - 134-174 мм.

Летом 1939 г. глава Комиссии Исаков И.С. после возвращения из США докладывал правительству, что американцы пытаются навязать проект линкора, новизна технических решений и оборудования которого не выходит за рамки 1933 г., что неприемлемо. Вместе с тем, Комиссия смогла побывать на многих предприятиях, получила представление о судостроительной промышленности США, ее возможностях и особенностях. Ей удалось в каком-то объеме ознакомиться с проектной документацией по строящимся линкорам типа North Carolina и проектируемым кораблям типов Iowa и Montana.

Сближение СССР с Германией, а в особенности последовавшие за этим советские военные акции были в США встречены крайне негативно. Уже 18 ноября 1939 г. Военно-морское Министерство США посоветовало фирме Gibbs & Cox не передавать СССР чертежи ни в каком виде, а спустя десять дней Гиббс сообщил советским представителям о своем решении отказаться от проекта.

Эскизное проектирование

Разработка эскизных проектов обоих кораблей поручалась на конкурсной основе КБ-4 Балтийского завода (начальник Степанов С.Ф.) и ЦКБС-1. В соответствии с ТТЗ ГК принимался в составе 3 x 3 - 406-мм башенных артустановок с тремя командно-дальномерными постами (КДП), имеющими каждый по два дальномера с 8-м базой, предусматривались главный и запасной центральные артиллерийские посты (ЦАП).

В отличие от первоначальных наметок ПМК был определен в составе 6 x 2 - 152-мм башен с 4 КДП (по два на борт) и двумя ЦАП. ЗКДБ[6] включал 6 x 2 - 100-мм башен и МПУАЗО[7] с тремя стабилизированными КДП и тремя центральными боевыми постами. Предусматривалось также 10x4 - 37-мм зенитных автоматов с местным управлением по целеуказанию от 1,5 м дальномеров. Боекомплект артиллерии должен был составить: ГК - 100, ПМК - 220, ЗКДБ - 300 и зенитных автоматов - 1800 выстрелов на ствол.

Авиационное вооружение включало четыре гидросамолета (разведчика-корректировщика), две катапульты и устройство для быстрого приема самолетов с воды. В состав химического вооружения входила дымаппаратура: кормовая универсальная, носовая маскирующая и черная, как резервное средство.

Корабль предполагалось оснастить мощными средствами радиосвязи, обеспечивающими ее поддержание на дальностях: с главной базой до 5000 миль, с однотипными кораблями - до 6000 миль, с авиацией - до 1000 миль, с подводными лодками - до 200 миль. Кроме того, предусматривались средства радионаблюдения и пеленгования, наблюдения и пеленгования подводных шумов, а также 4 - 90-см и 4 - 60-см боевых специальных прожектора.

В ТТЗ была подробно оговорена схема бронирования: главный бортовой пояс в районе ГЭУ и артиллерийских погребов - 380 мм (углубление ниже ватерлинии - 1700 мм), второй (верхний) пояс в том же районе и борт в носовой оконечности по ватерлинии на протяжении около 50% длины носовой оконечности - 200 мм, траверзы цитадели: между средней и нижней палубами - 250 мм, ниж е - 400 мм. В качестве главной броневой определялась нижняя палуба (в цитадели - 135 мм, а над погребами ГК - 180 мм), средняя и верхняя палубы в цитадели назначались толщиной 50 мм и 30 мм соответственно. В оконечностях нижняя палуба должна была переходить в карапасную с толщинами 75 мм (в носу) и 50 мм - между кормовым траверзом и румпельным отделением (крыша - 135 мм, стенки - 250 мм).

Эскизный проект КБ-4. Схема бронирования.

Башни ГК должны были иметь лобовую стенку в 425 мм, заднюю - 250 мм, боковые - 280 мм, крышу - 270 мм и переборку внутри башни - 75 мм; башни ПМК и ЗДКБ - стенки и крыши - 100 мм, а башенки 37-мм автоматов - стенки и крыши по 37 мм. Барбеты башен ГК предусматривались в 425 мм, а башен ПМК и ЗКДБ - в 75 мм.

Главная боевая рубка имела переднюю стенку 400 мм, боковые и заднюю - 380 мм и крышу - 250 мм. Две кормовые боевые рубки защищались 75-мм броней, КДП ГК имели: пол - 75 мм, стенки - 25 мм, крышу - 37 мм, а КДП ЗКДБ соответственно - 37, 20 и 20 мм.

Конструкция и сопротивляемость ПМЗ в ТТЗ не оговаривались, требовалось лишь иметь ширину (глубину) защиты не менее 7,5 м на борт в самом узком месте корабля; допускалась установка булей. Предусматривался прием двух параванов-охранителей с механизацией их постановки и уборки. Предписывалось также иметь индивидуальную защиту корабля, стоящего на якоре, от авиационных торпед. Система противохимической защиты должна была обеспечить в условиях применения отравляющих веществ (ОВ) полную боеспособность личного состава корабля в течение двух часов без применения средств индивидуальной защиты.

Непотопляемость корабля должна была обеспечиваться при двух торпедных попаданиях с затоплением четырех смежных наибольших отсеков, при этом осадка не должна была превышать 9,5 м после выравнивания крена и дифферента. Скорость полного хода устанавливалась не менее 30 уз (при запасе топлива на 20-24 часа полного хода). Дальность плавания (при водоизмещении на испытаниях) должна была соответствовать 20-24 час. полного хода, а при полном запасе топлива (включая топливо в отсеках ПМЗ) - 6000-8000 миль при скорости хода не менее 14 уз.

Экипаж (вместе со штабом) устанавливался ориентировочно в составе: начсостав - 93 чел., младший начсостав - 250 чел., краснофлотцы - 1030 чел.

Стандартное водоизмещение ЛК типа А было определено в 41500 т. Эта цифра была назначена, ориентируясь на итальянский опыт и свои предыдущие проработки, с учетом желательности приблизиться к договорным ограничениям (35560 метрических тонн). Авторы ТТЗ хорошо понимали, что установить столь небольшое отклонение от договорных цифр визуально было практически невозможно.


Таблица 4. Результаты эскизного проектирования линкора А (проект 23)

Проекту линкора А был присвоен номер 23. В октябре 1936 г. эскизные проекты были завершены.

Техническое проектирование

23 января 1937 г. вышло постановление СТО при СНК СССР о постройке четырех линейных кораблей типа А. Корабли предписывалось заложить в IV квартале 1937 г., спустить на воду в 1939 г. и сдать в 1941 г. Этим же документом подтверждались все изменения и дополнения, внесенные в ТТЗ по результатам рассмотрения эскизных проектов.

Развертывание в КБ-4 технического проектирования зимой 1937 г. затруднялось отсутствием данных от контрагентов. В процессе разработки технического проекта водоизмещение корабля снова превысило указанную СТО величину, даже несмотря на ослабление бронирования по сравнению с заданным (верхний пояс был принят 200 мм, главная броневая палуба в цитадели - 135 мм, а 180 мм только над погребами боезапаса). Кроме того, КБ-4 предлагалось проработать вопрос о замене шести двухорудийных башен ПМК на четыре трехорудийных.

Это вынудило КБ-4 приступить к разработке II варианта технического проекта в точном соответствии с заданным водоизмещением, то есть с заведомо менее сильным бронированием, чем в варианте I, который в этой части тоже не отвечал всем требованиям задания. К маю 1937 г. техпроект 23 был в основном завершен и 20 мая представлен на рассмотрение в НИВК и Центральному аппарату НКОП и УМС.

Главный конструктор проекта Чиликин Б.Г.

В результате рассмотрения проекта 23 НКОП и УК УМС пришли к выводу о необходимости его переработки. Предложения НКОП и УМС были одобрены на состоявшемся 3 июля 1937 г. заседании Комитета Обороны (КО) при СНК СССР под председательством Молотова В.М. и при участии Сталина И.В. Главный конструктор проекта Чиликин Б.Г. доложил результаты работ КБ-4 по I и II (незавершенному) вариантам техпроекта 23 и рекомендовал оба их забраковать. В тот же день было подписано постановление КО, предусматривающее переработку проекта линкора А в соответствии с предложениями НКОП и УМС со следующими изменениями задания: стандартное водоизмещение устанавливалось 55000-57000 т, второй пояс брони в цитадели и главный в носовой оконечности - 220 мм, главная палуба - 180 мм, верхняя - 50 мм, скорость полного хода - 29 уз и 30 уз при форсировке механизмов, дальность плавания экономическим ходом - 6800 миль, предельная осадка - 10,25 м.

Вооружение оставалось неизменным, однако боекомплект ПМК снижался до 170 выстрелов на ствол. Котлы, турбины и вспомогательные механизмы, а также артиллерийские башни (кроме ГК) линкоров А и Б должны были быть однотипными. Назначался и новый срок окончания технического проекта - 15 октября 1937 г. К этому же сроку требовалось представить проекты башен и пушек ГК. Закладка кораблей типа А переносилась на февраль (3 ед.) и март (1 ед.) 1938 г., а срок их сдачи оставался прежним - 1941 г.

В соответствии с постановлением КО по проектированию линкоров, КБ-4 предлагалось завершить разработку технического проекта 23 по новому варианту III. В основном варианте III 152-мм орудия ПМК размещались в шести двухорудийных башнях. Был проработан и подвариант (по аналогии с вариантом I) с четырьмя трехорудийными башнями ПМК, привлекательность которого заключалась прежде всего в меньшей скученности артустановок в средней части корабля. Требовалась разработка специальной башни (МК-9) без дальномеров и меньшей массы.

Окончательный технический проект. Вид с носа и с кормы.

С учетом всех полученных дополнений, изменений и замечаний КБ-4 приступило к разработке четвертого варианта технического проекта (вариант IIIу). Вариант IIIу разрабатывался КБ-4 уже с учетов результатов опытных работ по бронированию и базируясь на более достоверных, чем ранее, материалах контрагентов по вооружению и энергетике. Проект начал приобретать черты завершенности.

Стандартное водоизмещение корабля в варианте IIIу было получено 58420 т, а полное 64460 т. Скорость полного хода при этом составила 28,5 уз (при мощности на валах 201000 л.с.) и 29,5 уз (при форсировании ГЭУ до 231000 л.с).

Разработка варианта IIIу была, в основном, закончена к марту 1938 г. Заместитель Наркома ВМФ Исаков И.С. отметил, что не закончены технические проекты 152-мм башен, ПУС и КДП, нет проектов вспомогательных механизмов и 37-мм автоматов. Тем не менее, был сделан вывод, что представленный проект можно считать достаточно проработанным для перехода к выпуску рабочих чертежей и заказу стали с последующей закладкой корабля. Технический проект 23 (вариант IIIy) был рассмотрен 28 февраля 1938 г. на заседании КО при СНК СССР под председательством Молотова В.М. при участии Сталина И.В., который предложил представленный проект одобрить.

В утвержденные в варианте IIIy элементы корабля (стандартное водоизмещение 58240 т, скорость полного хода 28,5 уз при мощности на валах 201000 л.с. и 29,5 уз при форсаже и т.д.) были внесены изменения в части бронирования и состава ЗКДБ. Несмотря на сопротивление Исакова И.С., КО принял решение о сокращении числа 100-мм башен с шести до четырех.

Окончательный технический проект. Ноябрь 1938 г.

Постановлением КО от 11 мая была подтверждена дата закладки и установлен срок окончания постройки головного корабля - 1942 г. Уложиться в отведенный для завершения проекта срок КБ-4, естественно, не смогло. К июню были подготовлены лишь общие и организационные материалы по окончательному варианту корабля. 2 июня на заседании КО было принято решение о присвоении закладываемому кораблю названия «Советский Союз».

Стандартное водоизмещение корабля составило 58500 т, а полное - 64500 т. Авиационное вооружение было оставлено в прежнем виде: две катапульты в кормовой части побортно, при них два подъемных крана и ангар на четыре гидросамолета «КОР-1», из которого они могли подаваться кранами на катапульты.

Бронирование корабля было проработано КБ-4 в двух вариантах, различающихся, в первую очередь, толщинами брони главного пояса и траверзов. В I традиционном варианте бронирования главный броневой пояс толщиной 380-мм на разных своих участках по длине корабля, согласно расчетам, на одних и тех же курсовых углах пробивался 406-мм снарядом с разных дистанций вследствие непараллельности обводов борта диаметральной плоскости. Главная 155-мм броневая палуба, согласно расчетам, пробивалась с дистанций 170 каб и выше в обоих вариантах бронирования. Бронирование главного пояса предусматривалось в виде двух рядов горизонтально ориентированных броневых плит.

Всего, таким образом, в 1937-1939 гг. было последовательно разработано пять технических проектов линкора А (проект 23), причем последний из них корректировался почти полгода (табл. 9).

Таблица 9. Эволюция основных ТТЭ проекта 23 (1936-1941 гг.)

Общая оценка проекта

Корабли проекта 23 проектировались как сильнейшие линкоры в мире, причем без оглядки на договорные ограничения по водоизмещению подобно японским типа Yamato, а позднее и американским типа Montana, а также германским типа Н. Стандартное водоизмещение каждого из этих кораблей превышало 50000 т.

Имея 9 - 406/50-мм орудий ГК (дальность стрельбы - до 45,5 км, масса снаряда 1108 кг) корабли проекта 23 уступали по своим возможностям только линкорам типов Yamato с их 9 - 460/45-мм орудиями ГК (дальность до 42 км, масса снаряда 1460 кг) и Montana - с 16 - 406/50-мм орудиями (дальность - до 43 км со снарядом массой 1016 кг и 36,8 км - с 1225 кг снарядом). Такую же артиллерию, но только из 9 - 406/50-мм, имели и американские линкоры типа Iowa, причем боекомплект их ГК превосходил принятый в проекте 23 (130 вместо 100 выстрелов на ствол). В то же время 406-мм орудия Б-37 нашего линкора были несколько более дальнобойными, чем на любом из иностранных кораблей. Отечественным конструкторам удалось создать 406-мм орудие с лучшими в мире баллистическими характеристиками.

Окончательная модель проекта 23. 1938 г.

В 1936-1937 гг., когда принимались основные решения о выборе артиллерии ГК и других тактико-технических характеристиках проекта 23, в мире было практически ничего не известно о новых японских линкорах кроме самого факта их закладки в 1937 г. со стандартным водоизмещением, вероятно превышающим 45000 т. Поэтому авторы ТТЗ на ЛК проекта 23 резонно рассматривали его как сильнейший в мире.

ПМК ЛК проекта 23 включал 12 - 152-мм орудий и был практически идентичен таковому на новых итальянских, японских, германских, а также французских линкорах. При этом 152/57-мм орудие Б-38 также имело в своем калибре лучшие в мире баллистические характеристики, обеспечивающие дальность стрельбы около 30 км (масса снаряда - 55 кг), вместо, например, 27,4 км у 155/60-мм орудий ЛК Yamato (масса снаряда - 55,9 кг). В СССР угроза для крупных кораблей с воздуха постоянно недооценивалась. В предвоенный период это находило отражение, как в ставшем впоследствии традиционным, пренебрежении авианосцами, так и в отсутствии должного внимания, в особенности со стороны высшего военно-политического руководства, к оснащению кораблей средствами ПВО.

Конструктивная защита корабля проекта 23 принималась, исходя из противостояния всем основным угрозам для линкора, которые могли быть спрогнозированы в середине 30-х годов (406-мм бронебойный арт-снаряд, 1000-кг бронебойная авиабомба, торпеда с боевой частью тротиловым эквивалентом не менее 500 кг). Более мощное, чем в проекте 23, бронирование цитадели предусматривалось лишь на японских ЛК типа Yamato и американских типа Montana, на которых 410-мм броня устанавливалась с наклоном (к диаметральной плоскости) в 19-20°. Это повышало ее бронестойкость примерно в 1,5 раза, то есть до эквивалентной толщинам 510-516 мм, тогда как в проекте 23 наклоненные (как на Littorio) под углом 5° 375-420-мм броневые плиты были соответственно 390-440 мм (повышение бронестойкости в 1,05 раза). На придание броневым плитам большего наклона наши проектанты не решились, поскольку это, по их мнению, привело бы к увеличению массы горизонтального бронирования.

Очевидным слабым местом схемы вертикального бронирования нашего линкора являлись 425-мм барбеты башен ГК, которые, согласно расчетам, пробивались, начиная с дистанции 135 каб. На сравниваемых иностранных линкорах толщина барбетов доходила до 560 мм (Yamato), 439 мм (Iowa) и 541 мм Montana). Другим слабым местом проекта 23 являлся кормовой 365-мм траверз, который на кормовых курсовых углах (170-180°) мог пробиваться, начиная с дистанции 160 каб.

Горизонтальное бронирование ЛК проекта 23 (суммарная толщина палуб в цитадели до 230 мм) практически не уступало таковому у Montana и Yamato (240-244 мм) и было более сильным, чем на Iowa (до 206 мм). Сильной стороной бронирования ЛК проекта 23 являлось наличие бронирования оконечностей (в носу - 220-мм бортовой пояс и 100-мм палуба), тогда как на американских и японских кораблях бронировалась только цитадель.

Народный комиссар ВМФ СССР Кузнецов Н.Г.

В отличие от многих иностранных линкоров (все американские, Littorio, Yamato) корабль проекта 23 не имел днищевой защиты в виде тройного дна. Особо мощной она была на Yamato: под погребами ГК предусматривалась 50-80-мм броня. Из-за отсутствия днищевой защиты наш линкор, согласно расчетам, при разрушенном небронированном надводном борте мог выдержать по условиям непотопляемости лишь одно поражение торпедой днища. В целом по своей надводной и подводной конструктивной защите ЛК проекта 23 находился в одном ряду с лучшими иностранными линкорами того времени, уступая по защищенности цитадели лишь большим по водоизмещению кораблям типа Yamato и Montana.

В предвоенные годы одним из важнейших качеств линкора считалась величина скорости полного хода, поскольку более быстроходный корабль мог держаться в бою на наиболее выгодных для себя дистанциях и курсовых углах относительно противника. В этой части корабль проекта 23 (28-29 уз) находился практически на одном уровне с большинством иностранных линкоров близких сроков закладки, превосходя Yamato (около 27,5 уз), но уступая Iowa (32,5 уз), Richelieu (30-32 уз), Littorio (30 уз) и Bismarck (30 уз).

По дальности плавания экономическим ходом ЛК проекта 23 (7200 миль при скорости 14,5 уз) значительно уступал германским, французским (не менее 10000 миль), в особенности, американским линкорам (до 15000-17500 миль), находясь примерно на одном уровне с японскими и английскими кораблями, превосходя итальянские типа Littorio.

Следует констатировать, что по совокупности своих характеристик корабли проекта 23, будь они построены, явились бы одними из лучших линкоров мира, уступающих по своим наступательным и оборонительным возможностям только японским ЛК типа Yamato, а также американским типа Montana. Перед войной указанные выше недостатки попытались устранить на линкорах второй серии в рамках проектов 23бис, 23НУ и 24.

Тот факт, что тяжелые артиллерийские корабли утратили свою прежнюю роль главной ударной силы в войне на море, уступив ее авианосцам, на создании которых так настаивал Кузнецов Н.Г., поэтому перестали быть убедительным символом морского могущества обладающей ими державы, Сталин И.В. так и не осознал. Тем не менее, предвоенные работы по созданию тяжелых артиллерийских кораблей явились прекрасной школой подготовки опытных кадров ученых, конструкторов, производственников и управленцев. В целом, следует констатировать, что работы по созданию линкоров явились весьма поучительным и полезным этапом развития отечественного военного кораблестроения.

См. также

Примечания

  1. Центральное конструкторское бюро спецсудостроения №1
  2. Научный институт военного кораблестроения
  3. Совет труда и обороны
  4. Управление Морских Сил
  5. Прибор управления стрельбой
  6. Зенитный калибр дальнего боя
  7. Морские приборы управления артиллерийским зенитным огнем

Литература

  • Васильев А.М. Линейные корабли типа «Советский Союз». — Санкт-Петербург: Галант-Принт, 2006. — 176 с. — ISBN 5-8172-0110-0
  • Васильев А.М., Морин А.Б. Суперлинкоры Сталина. «Советский Союз», «Кронштадт», «Сталинград». — Москва: «Издательство «Коллекция», «Издательство «Яуза», «Издательство «Эксмо», 2008.

Галерея изображений

Категории: