Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Китобой (1907)

Китобой (1907)

Перейти к: навигация, поиск

«Китобой»

Kitoboy_tittle.jpg
Служба
Российская Империя
Российская
Империя
СССР
СССР
Белый флот
Белый
флот
Италия
Италия
Исторические данные
1912 г. Спущен на воду
1916 г. Введен в строй
1943 г. Выведен из боевого состава
Общие данные
/ 310 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
32,4 / 6,0 / 3,3 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
25 чел. Общая численность
чел. Офицеры
24 чел. Матросы
Вооружение

Артиллерийское:

  • 2 х 1 — 75-мм;
  • 1 х 1 — 7,62-мм (пулемет).

Противоминное:

  • трал Шульца.
Однотипные корабли
«Гарпун», «Намет», «Невод», «Якорь».
«Китобой» — русский тральщик типа «Гарпун». Построен в Кристиании как траулер по заданию Управления кораблестроения России в 1912 г. Приобретен Российским Императорским флотом для использования в качестве тральщика в 1915 г. Участвовал в Первой мировой войне на Балтике, в Гражданской войне. Зимой 1920 г. совершил переход из Ревеля в Севастополь в Русскую армию Врангеля. В 1926 г. был продан в Италию, где был затоплен своей командой в порту Генуи.

История создания

Схема конструкции траулеров периода Первой мировой войны.

«Китобой» был построен в Кристиании по заданию Управления кораблестроения России в 1912 г. Судно было названо Gama, длина которого составляла 32,4 м, полное водоизмещение — 310 т. В движении судно приводила паросиловая установка мощностью 450 л.с. Использовался как траулер. В этом же году был куплен Англией и переименован в Erris, где в 1915 г. приобретён через подставное лицо Российским Императорским флотом.

Пройдя капитальное переоборудование на Путиловской верфи в Петрограде, на траулер были установлены две 75-мм пушки Канэ, 7,62-мм пулемет Максима, а так же трал Шульца. Судно получило название «Китобой» и было официально зачислено в тральщики Российского Императороского флота. «Китобой» отличался хорошими мореходными качествами и положительно зарекомендовал себя как тральщик.

Вооружение

Артиллерия

«Китобой» был оснащен 2-мя 75-мм пушками Канэ, разработанных французским конструктором Густавом Канэ. Пушка, в основном, применялась как противоминная, из-за чего на тральщиках шутливо называлась «мухобойка». Вспомогательная артиллерия была представлена 7,62-мм пулеметом Максима.

75/50-мм пушка Канэ. 1892 г.
Образец 75-мм/50 пушка Канэ 7,62-мм пулемет Максима
Калибр, мм 75 7,62
Длина ствола, м 3,75 1,1
Масса орудия, кг 910 26,5
Начальная скорость снаряда/патрона, м/с 823 740
Максимальная дальность стрельбы, м 7869 2400
Масса снаряда/патрона, кг 4,9 0,01
Скорострельность, выстр./мин 12-15 520-580

Противоминное вооружение

Трал Шульца. 1 - тральщик, 2 - буксир, 3 - цепь, 4 - груз, 5 - кошка, 6 - тралящая часть, 7 - минреп, 8 - мина, 9 - оттяжки, 10 - буй.

Морской трал конструкции лейтенанта русского флота К. Ф. Шульца был принят на вооружение в 1898 г. Он состоял из двух смычек тралящей части, соединенных буксирами с парой тралящих кораблей. Положение трала на определенной глубине обеспечивалось специальными грузами и плавучими буями.

Наиболее известен так называемый «большой балтийский» трал Шульца, активно использовавшийся в годы первой мировой войны. Он имел на своей тралящей части 48 трехлапых кошек и мог очищать полосу шириной 183 м со скоростью до 7 узлов. Основными недостатками трала Шульца были малая скорость, сложность в очистке трала от мин и необходимость в двух тралящих кораблях.

Служба

Хронология службы

  • 1915 г. - прошел капитальное переоборудование в Петрограде и был зачислен в тральщики Российского Императорского флота.
  • Февраль - май 1918 г. - участвовал в Ледовом походе Балтийского флота.
  • 13 июня 1919 г. - входил в состав 3-го дивизиона сторожевых судов и находился в дозоре на подходах к Кронштадту, между маяками Толбухин и Шепелёвский. Стал свидетелем перехода форта «Красная Горка» на сторону белых, спустил советский флаг и поднял Андреевский.
  • 14 июня 1919 г. - направился в Копорский залив для соединения с английской эскадрой. Англичане захватили корабль, подняли на корабле свой флаг и отвели в Бьёрке, где был разграблен.
  • 17 июня 1919 г. - был подписан акт о «возвращении судна русскому командованию», «Китобой» был передан в распоряжение Морского управления Северо-Западного правительства.
  • Июнь 1919 г. - январь 1920 г. - являлся флагманом Нарвской речной флотилии, состоящей из 4-х быстроходных катеров. Принимал активное участие в поддержке приморского фланга Северо-Западной армии, обстреливая занятое противником побережье.
  • 15 февраля 1920 г. - По приказу контр-адмирала В.К. Пилкина «Китобой» отправился в Мурманск для борьбы против большевиков на Северном фронте, в распоряжение генерала Е. К. Миллера.
  • 27 февраля 1920 г. - добрался до гавани Копенгагена, где экипаж узнал, что генерала Е.К.Миллера уже не существует и пути на Мурманск нет.
  • 7 июля 1920 г. - отправился из Копенгагена в Севастополь.
  • 15 ноября 1920 г. - «Китобою» удалось дойти до Севастополя, в последний день существования свободной белой России.
  • 16 ноября 1920 г. - Взяв на борт 150 человек в Стрелецкой бухте, навсегда покинул Россию.
  • 21 ноября 1920 г. - Приказом командующего Черноморским флотом вице-адмирала М. А. Кедрова флот преобразован в Русскую эскадру, состоявшую из 4-х отрядов. Вошел в 3-й отряд.
  • 8 декабря 1920 г. - в составе Русской эскадры покинул Константинополь.
  • 22-23 декабря 1920 г. - прибыл в Бизерту.
  • 1921 - 1923 г. - служил под Андреевским флагом, поддерживая сообщение между эскадрой и берегом.
  • 1923 г. - был реквизирован французским правительством в счет покрытия расходов по содержанию эскадры.
  • 1926 г. - был продан в Италию и получил новое название - Italo.
  • Май 1941 г. - был реквизирован военно-морским флотом и стал именоваться G79.
  • 1941 - 1943 гг. - судно занималось дноуглубительными работами в Генуэзском заливе.
  • 10 сентября 1943 г. - опасаясь захвата корабля немецкими войсками, команда G79 затопила свой корабль в порту Генуи.

«Красная горка» и Андреевский флаг

Бубликов Н.Е. Линейные корабли «Андрей Первозванный» и «Петропавловск» ведут огонь по мятежному форту «Красная Горка». 1919 год. 1932. Холст, масло. Центральный военно-морской музей.

11 июня 1919 года «Китобой» находился в дозоре на подходах к Кронштадту между маяками Толбухин и Шепелевcкий. 13 июня он был свидетелем перехода форта «Красная Горка» на сторону белых и артиллерийской дуэли между ним и линейными кораблями «Петропавловск» и «Андрей Первозванный». В тот же день в 16 часов сторожевое судно «Якорь» подошло к «Китобою» для смены с дозора. На его борту находился начальник 3-го дивизиона сторожевых кораблей Н. Моисеев. Предполагалось, что он перейдет на «Китобой» и вернется на нем в Кронштадт.

Начальник дивизиона, командир «Китобоя» мичман В. И. Сперанский и инженер-механик мичман Чистяков спустились в кают-компанию, где было принято решение перейти на сторону белых. Безрассудные действия Троцкого за год после Ледового похода, особенно необоснованная расправа над Щастным, оттолкнула грамотных флотских офицеров от Красного флота.

« ...18.30 — падение 12-дм снаряда у нашего борта, и в 18.35 мы срочно снимаемся с якоря, «Якорь» идет нам в кильватер. 18.37 — падение 12-дм снаряда справа от кормы. Красная Горка стреляет по «Китобою», по-видимому предполагая, что мы корректируем стрельбу лин. кор. «Андрей Первозванный» и «Петропавловск»… Наступил острый психологический момент. Настроение у команды встревоженное и нерешительное. На вопрос Начальника дивизиона с мостика: «Куда идти?» боцман и еще несколько человек показали руками на запад… 19.35 — спустили красный флаг и подняли Андреевский. Увидев это, «Якорь» круто положил руля на борт, обстрелял нас из пулемета и пошел в Кронштадт, дав радио, что «Китобой» уходит… 19.40 — получили радио из Кронштадта: «Китобою» немедленно вернуться, иначе эскадренный миноносец «Свобода» (бывший «Владимир») догонит и потопит. Когда увидели со стороны Кронштадта быстро приближающийся дым, то приблизились к берегу, намереваясь выброситься в случае подхода «Свободы». В 20.10 вошли в Батарейную бухту, где и стали на якорь...
Выдержка из докладной записки инженера-механика мичмана Чистякова
»

Захват корабля англичанами

Вечером следующего дня «Китобой» снялся с якоря и направился в Копорский залив для соединения с английской эскадрой. Его задачей было сообщить англичанам о восстании и призвать их на помощь. При помощи батареи «Серая Лошадь» тральщику удалось оторваться от советского эсминца типа «Новик». Около полуночи у мыса Дубовского «Китобой» был остановлен английскими кораблями. Англичане захватили корабль и повели себя с ним как с военным трофеем. Через несколько минут после прибытия английские моряки подняли на корабле свой флаг и повели его в Бьёрке.

«

20.35 - Снялись с якоря. Вышли по назначению (в Копорскую губу). С нами идет командир Ингерманландского полка.

21.08 — Изменили курс... Слева за кормой показался дым, по-видимому, эскадренный миноносец типа «Новик».

22.15 — Нас преследует эскадренный миноносец типа «Новик», идет южным берегом, расстояние семь миль.

21.16 - «Серая Лошадь» открыла огонь. Падение слева и под носом у миноносца, который сейчас же повернул обратно.

23.05 ~ Подошли к мысу Дубовскому... Видны две подводные лодки и английский миноносец. Дали малый ход.

23.15 — Застопорили машину. Стали на якорь.

23.18 — Начальник дивизиона и дивизионный механик на шлюпке пошли к подводным лодкам.

23.45 — К левому борту подошла английская лодка «L-11». К правому борту подошла шлюпка с миноносца с английскими офицерами и матросами.

23.50 — Началось разоружение и грабеж «Китобоя» англичанами.

23.55 — Спущен Андреевский флаг и поднят английский...
Выдержка из вахтенного журнала «Китобоя»
»

«Англичане буквально ограбили сдавшийся им корабль, – свидетельствовал историк белого флота лейтенант Н.Кадесников, – причем не были оставлены даже личные вещи офицеров и команды, и через несколько дней передали тральщик как судно, не имеющее боевого значения, в распоряжение Морского управления Северо-Западной Армии.»

Морское управление, во главе которого стоял контр–адмирал В. Пилкин, находилось в Нарве. Оно располагало флотилией из четырех быстроходных моторных катеров. «Китобой» стал ее флагманом. На нем поднял свой брейд-вымпел командующий Нарвской речной флотилией участник Цусимского сражения капитан 1-го ранга Д. Тыртов. Подписанный документ предусматривал для английской стороны возможность в любой момент вернуть себе корабль.

После торжественного поднятия на «Китобое» Андреевского флага корабль стал именоваться посыльным судном. Весь экипаж тральщика, за исключением механика и нескольких специалистов, перевели в полк Андреевского флага, куда списывали всех неблагонадежных, в том числе и тех, кто служил когда-то у красных. На судне появился новый экипаж. «Китобой» сразу принял деятельное участие в поддержке приморского фланга Северо-Западной армии, обстреливая занятое противником побережье.

Ревель — Либава

Прижатая к границе Эстонии, Северо-Западная армия была ослаблена потерями на фронте и эпидемией тифа в тылу. Эстония начала арестовывать и предавать большевикам белых офицеров и солдат. 8 февраля 1920 г., после заключения «Юрьевского» мира с Советской Россией, эстонские власти отдали приказ о сдаче офицерам и солдатам огнестрельного и холодного оружия. После издания этого приказа участились случаи нападения эстонскими солдатами на русских офицеров и их избиения и ограбления. Появление в русской офицерской форме даже на улицах Ревеля сделалось опасным.

Хотя в военном отношении маленький «Китобой» не представлял из себя большой добычи, Эстония, весь флот которой в то время состоял из двух бывших русских миноносцев («Автроил» и «Миклуха-Маклай»), одной канонерской лодки («Бобр») и двух небольших ледоколов, решила захватить его при первом удобном случае, а пока что отказалась снабжать его углем.

Во время зимней стоянки в Ревеле командир «Китобоя» лейтенант Г. В. Штернберг заболел, и мичман Д. И. Ососов, исполнявший обязанности вахтеннаго начальника, временно занял его пост. В январе 1920 года команда «Китобоя», обескураженная крушением Северо-Западнаго фронта и неопределенностью положения, дезертировала.

«

В 20-х числах января я проснулся в одно морозное утро от холода: отопление не действовало. Вскочив и обойдя корабль, я выяснил, что кроме меня на «Китобое» никого нет, но котел еще теплый. В командном кубрике я нашел записку, приколотую кнопкой к линолеуму подвесного стола, на которой был перечислен полный инвентарь имущества, находившегося в ведении боцмана, с припиской приблизительно следующего содержания:

«Ваше Благородие, Вы, офицеры, сможете устроиться и прожить за границей, а мы, матросы, там пропадем, а поэтому решили скопом возвращаться на родину. Будет и что будет… не поминайте лихом. Прилагаю инвентарь вверенного мне имущества».

Выйдя на пристань, я первым делом завербовал двух кочегаров-эстонцев, искавших работу, чтобы развести пары и предотвратить повреждения от мороза трубок котла и парового отопления. Как только пары были подняты, я отправился в город и доложил о случившемся адмиралу Пилкину.
мичман Д. И. Ососов
»
«Китобой» в начале похода, 1920 год.

Для того чтобы сохранить Андреевский флаг и спасти корабль для России, командующий морскими силами юго-западного правительства контр-адмирал В. К. Пилкин отдал приказ об укомплектовании «Китобоя» холостыми морскими офицерами, находившимися в то время в отряде быстроходных катеров, в танковом батальоне и на бронепоездах. Командиром был назначен лейтенант О.О. Ферсман. На «Китобой» были погружены мокрые дрова, купленные на частном рынке, на средства, отпущенные адмиралом Пилкиным.

Около полудня 15 февраля, обманув внимание эстонских часовых с помощью случайно подошедших английских офицеров, «Китобой» по личному приказу адмирала Пилкина отдал швартовы и вышел на полузамерзший Ревельский рейд, приготовив к бою свои две 75-мм пушки и подав к ним свой боевой запас, состоявший из 30 снарядов. Как выяснилось позже, корабли эстонского флота из-за зимнего ремонта и разобранных турбин не могли выйти в погоню. Идя на дровах через непротраленные минные заграждения ходом не свыше четырех узлов, «Китобой», следуя письменному приказу адмирала Пилкина, дошел до Либавы, находившейся в то время в руках латвийского правительства.

«

С получением сего вам надлежит идти в Северную Россию, в Мурманск, в распоряжение старшего морского начальника. Маршрут вам назначается следующий: Либава (погрузка угля от французского морского командования) и Копенгагена. В этом порту вы, снесясь с нашим морским агентом в Норвегии, выясните те норвежские порты, в которых вам можно будет принять уголь.

В зависимости от обстановки вам предоставляется менять по вашему усмотрению как маршрут, так и порт назначения, а в случае выяснения невозможности похода, вам разрешается передать корабль, условно или совсем, предпочтительно французскому морскому командованию или продать его. Вам предоставляется право, если вы сочтете необходимым для сохранения чести Андреевского флага, уничтожить вверенный вам корабль. В случае продажи корабля полученная сумма, за исключением расходов на отправку личного состава, если это окажется возможным, на один из фронтов или расчета с ними по нормам Северо-Западной армии, должна быть передана в депозит Северо-Западной армии.

Вследствие исключительных обстоятельств плавания вам предоставляется, применяя по возможности русские морские законы, действовать по вашему усмотрению, назначать ваших подчиненных, независимо от их старшинства, на те судовые должности, где они могут быть Полезны. Вы можете списывать вредных для службы лиц и вообще применять самые решительные меры для сохранения порядка и для безопасности плавания. Вместе с тем ваш опыт и такт укажут вам образ действий, который окажется необходимым вследствие смешанного состава экипажа, большинство которого составляют офицеры.

Вам надлежит следить, чтобы между всеми чинами корабля были установлены дружеские отношения. В иностранных портах вам придется быть особенно осторожным, так как вы не имеете достаточно сил и средств, чтобы защитить флаг и русское имя от оскорблений. Поэтому скромное поведение на берегу чинов корабля особенно необходимо.

Я твердо уверен, что поход корабля под вашей командой, при условиях исключительной трудности, будет впоследствии занесен в летопись замечательных событий русского флота.

Печать. Подписи: контр-адмирал Пилкин флаг-капитан капитан 2-го ранга Лушков.
Копия приказа контр-адмирала Пилкина командиру «Китобоя».
»

После столкновения с местными латвийскими властями, которые хотели купить корабль, удалось получить уголь от англичан и продолжить путь на Копенгаген, куда «Китобой» вошел на рейд 27 февраля 1920 г. Здесь узнали, что Северного фронта уже не существует и пути на Мурманск нет.

Копенгаген

«Китобой» по приходу в Копенгаген в феврале 1920 г.

Англичане всеми силами препятствовали появлению Андреевского флага в европейских водах и попытались захватить «Китобой» на Копенгагенском рейде на основании того, что он якобы был их «призом» в июне 1919 г. На ультиматум английского контр-адмирала Кована, командира 2-й бригады крейсеров английского флота, спустить Андреевский флаг, так как этот флаг не признается английским правительством, командир «Китобоя» лейтенант Ферсман ответил, что он этого не сделает. Отвергнув все требования и отказавшись допустить на борт прибывшую английскую ремонтную команду, лейтенант Ферсман через российского посланника в Дании и морского агента в Лондоне предъявил протест против действий англичан и заявил, что без боя он «Китобой» не сдаст. В ожидании попыток захвата корабля силой экипаж подготовил его к взрыву.

Только благодаря вмешательству вдовствующей государыни императрицы Марии Федоровны, находящейся в то время в Копенгагене, конфликт удалось уладить. Адмирал Кован был вынужден посетить «Китобой». Осмотрел его, но не извинился за хамство, а с английской двуличностью заявил:

«

Я надеюсь, что каждый английский морской офицер в подобном положении поступил бы столь же доблестно, как это сделали вы.

»

Заботами Марии Федоровны «Китобой» был снабжен углем и провизией для дальнейшего следования, изменив пункт назначения на Севастополь. Простояв в Копенгагене пять месяцев, до июля 1920 г., «Китобой» наконец начал свой долгий путь вокруг воюющей Европы в Черное море.

Переход из Балтийского моря в Севастополь

Часть команды «Китобоя» перед новым броском в неизвестность. Копенгаген. 7 июля 1920 года.

«Китобой» взял курс на Кильский канал, однако туда не попал из-за несогласия социалистического правительства Германии на пропуск «вооруженного белого судна». К 11 июля через Каттегат и Скагеррак он вошел в Северное море. Следующим портом стал датский Эсбьерг, причём на пути к нему были встречены плавающие мины неизвестного происхождения.

В самом начале пути выявились многочисленные дефекты в машине судна. Ежедневные починки в море, связанные с длительными остановками, сильно изматывали команду; сказывался уход в Копенгагене двух инженеров-механиков и нескольких опытных членов команды. 18 июля «Китобой» прибыл в Шербур, где простоял почти месяц из-за проблем с ремонтом и болезни командира. С 14 по 20 августа судно стояло на рейде Бреста, перебирая машины; 22 августа в Бискайском заливе «Китобой» с заклиненным рулем попал в сильный шторм. 23 августа корабль пришел в Виго. Испанские власти приняли его очень приветливо, и Ферсман обменялся визитами с командирами бывших на рейде испанских судов. Следующим портом стал Кадикс, затем Гибралтар.

10 сентября «Китобой» вошел в Средиземное море, переход через которое затянулся на два месяца.

« Ни на одном пароходе мира не было такой кочегарной команды: швыряли уголь в топку и князь с мичманскими погонами Юрий Шаховский, и кадет Морского корпуса барон Николай Вреден…
Николай Черкашин, Одиссея мичмана Д...
»

Частые поломки, шторма, отсутствие денег заставляли останавливаться то в Алжире, то в Бизерте, то на Мальте. Последним был греческий порт Пирей.

«Китобой» входит в Средиземное море, справа Гибралтар.
« 23-го с рассветом снялись с якоря и вошли в Дарданеллы. Прошли Чанак-Кале, не обращая внимания ни на французские, ни на итальянские стационеры, хотя те и пытались сигналами остановить «Китобой». Как выяснилось позже, при возвращении Южному Русскому Правительству миноносцев, уведенных в 1919 г. из Черного моря на Мальту, англичане отказались пропустить их через Дарданеллы под Андреевским флагом и затем распространили это недопустимое требование на все русские военные суда. К сожалению, русские власти того времени не нашли достаточной твердости для того, чтобы отстоять наши законные национальные права. Уже по приходу в Константинополь командир «Китобоя» нашел телеграмму генерала Лукомского, представителя Главнокомандующего Вооруженными Силами Юга России, с приказанием спустить Андреевский флаг при проходе Дарданелл. Эта телеграмма, адресованная в Пирей, разошлась с «Китобоем» в пути, предотвратив, таким образом, неприятное недоразумение с нашим высшим начальством, так как согласно записям в дневнике лейтенанта Ферсмана, он Андреевского флага ни в коем случае не спустил бы.
Николай Черкашин, Одиссея мичмана Д...
»

Выйдя из Дарданелл, «Китобой» попал в сильный шторм в Мраморном море. Стали на якорь у Галлиполи. 25 октября ветер стих, и «Китобой» взял курс на Константинополь, 26-го вошел в Босфор и стал на бочку против дворца султана. Выжидая получение угля и воды с русской базы, производя починки и пережидая начавшиеся в Черном море шторма, «Китобой» простоял в Константинополе до 7 ноября. Во время стоянки пополнили команду, взяв восемь человек матросов, только что прибывших из Норвегии, куда они попали после эвакуации из Мурманска.

После Босфора корабль не смог сразу направиться в море ввиду сильнейшего шторма; до 10 ноября «Китобой» стоял у побережья Турции на якоре. 14 ноября на подходе к Севастополю была встречена вереница судов, выходящих в море. С одного из кораблей сообщили, что Перекоп взят красными и белые войска эвакуируются из Крыма.

По иронии судьбы «Китобою» удалось, наконец, дойти до родной земли 15 ноября 1920 г., в последний день ее существования, как кусочка свободной белой России.

Эвакуация Крыма и переход в Бизерту

Погрузка казачьих частей при эвакуации Русской армии из Крыма на борт эсминца «Гневный». Севастополь. Бухта Стрелецкая. 15 ноября 1920 г. Снимок сделан с борта «Китобоя».

В Севастополь «Китобой» добрался только 12 ноября 1920 г. В Крыму начиналась эвакуация Белой армии. Взяв на борт 150 чел. в Стрелецкой бухте Севастополя, 16 ноября «Китобой» двинулся в Константинополь. Под его начало определили еще два тральщика. «Китобой» тащил за собой на буксире и потерявший ход эскадренный миноносец «Звонкий».

Приказом командующего Черноморским флотом вице-адмирала М.А.Кедрова от 21 ноября 1920 г. флот был преобразован в Русскую эскадру, состоявшую из 4-х отрядов. В 3-й отряд вошел «Китобой». Русская эскадра покинула Константинополь 8 декабря и пришла в Бизерту 22-23 декабря 1920 г.

С приходом в Бизерту «Китобой» вошёл в состав Русской эскадры и оказался одним из наиболее активно используемых кораблей. В апреле 1921 г. посыльное судно покинул заболевший лейтенант Ферсман, и в командование «Китобоем» вступил старший лейтенант В.А.Дуров. Через месяц на эскадре вспыхнула эпидемия чумы, и попавший на подозрение «Китобой» был до июля изолирован от берега. До середины 1923 г. «Китобой» служил под Андреевским флагом, поддерживая сообщение между эскадрой и берегом; вслед за В.А.Дуровым пост командира на нём занял лейтенант князь Ю.С.Шаховский.

В 1923 г. «Китобой» был реквизирован французским правительством в счёт покрытия расходов по содержанию эскадры. В 1926 г. бывший русский корабль был продан в Италию и получил новое название — Italo. За месяц до вступления Италии во Вторую мировую войну Italo был реквизирован военно-морским флотом и стал именоваться G79. Судно занималось дноуглубительными работами в Генуэзском заливе. 10 сентября 1943 г., опасаясь захвата корабля немецкими войсками, команда G79 затопила свой корабль в порту Генуи.

Командиры

Года службы Командир
1918 - 1919 мичман В. И. Сперанский
1919 - 1920 лейтенант Г. В. Штернберг
1920 мичман Д. И. Ососов
1920 - 1921 лейтенант О. О. Ферсман
1921 - ? старший лейтенант В. А. Дуров
 ? - 1923 лейтенант Ю. С. Шаховский

Судьбы героев

Ферсман Оскар Оскарович (1891-1948). Покинул Бизерту в мае 1921 г. и уехал в Копенгаген, где еще хорошо помнили его нашумевший поступок. Там он и прожил остаток жизни вплоть до 1948 г., когда, уже будучи тяжело больным, отправился на пароходе в Аргентину, чтобы повидаться с братом, корабельным инженером Е.О.Ферсманом. Скончался 22 мая, аргентинская земля приняла прах отважного морехода.

Сперанский Владимир Иванович (1893 — 1950). Сражался в танковом батальоне Северо-западной армии в экипаже танка «Капитан Кроми». В 30-е годы жил в Чехословакии, состоял членом Пражской кают-компании. В 1945 г. по приходе советских частей был депортирован в СССР. В 1950 г. погиб в тюрьме в Казани.

Память

Памятная мраморная доска в церкви Александра Невского. Бизерта. 2003 г.

В память эскадры в Бизерте была построена православная церковь по проекту инженера Н.С.Сухоржевского. В сентябре 1938 г. она была освящена в честь Св. Блгв. князя Александра Невского. Алтарной завесой на царских вратах стал Андреевский флаг с корабля «Георгий Победоносец», иконы Христа Спасителя, Божией Матери, Св.Константина и Св.Елены были взяты с того же корабля.

В церкви на памятной мраморной доске были увековечены имена всех кораблей Русской эскадры. В средней части списка числится: «ПОС. СУД. КИТОБОЙ».

Этот корабль в искусстве

  • А. Несмелов. «Флаг не будет спущен».
  • Е. Гришковец. «Дредноуты».
  • «Принаровский Край», 1930, № 9, 24 октября. «За честь Андреевского флага».
  • См. также

    Литература и источники информации

    Литература

    • Тарас А. Корабли Российского императорского флота 1892-1917 гг.. — Харвест, 2000.
    • Скороход Ю.В. Отечественные противоминные корабли 1910-1990 гг.. — ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова, 2003.
    • Боголюбов Н. А. «Китобой». На страже чести Андреевского флага. — Цитадель, 2000.
    • под ред. С.В.Волкова Флот в Белой борьбе. — Центрполиграф, 2002.
    • Черкашин Н. Одиссея мичмана Д.... — Совершенно секретно, 2009.
    • Кузнецов Н. Русский флот на чужбине. — Вече, 2009.

    Ссылка