Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

К-3 (1938)

Перейти к: навигация, поиск

К-3

Ss_ussr_k3.jpg
Служба
СССР
СССР
Исторические данные
27 декабря 1936 Заложен
31 июля 1938 Спущен на воду
27 ноября 1940 года Сдан
марте 1943 Выведен из боевого состава
Пропала без вести Гибель
Общие данные
1 490 / 2 104 т. Водоизмещение
(надводное/подводное)
97,7 / 7,4 / 4,04 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
22,5 узл. Скорость хода надводная
10,2 узл. Скорость хода подводная
80 / 100 м. Глубина погружения
(рабочая/предельная)
при 10,3 узлах 7 500 миль Дальность плавания надводная
на 3 узлах 176 миль Дальность плавания подводная
50 суток Автономность (макс)
Энергетическая установка
Дизель-электрическая . Тип энергетической установки
ДД 2×4 200, 800 к-во/л.с. Двигатели надводного хода
2ЭД 2×1 200 к-во/л.с. Двигатели подводного хода
Вооружение
100/51 Б-24 Б-24ПЛ
2×45-мм/46 21-К
2 × 7,62-мм пулемёта .
Артиллерийское
533-мм, 20(24) шт Торпедное
20 шт Минное
Экипаж
67 чел. Общая численность
10 чел. Офицеры
Класс_К.jpg
К-3советская крейсерская дизель-электрическая подводная лодка времён Великой Отечественной войны, третий корабль серии XIV типа «Крейсерская».

Общие сведения

Подводная лодка «К-3» — советская подводная лодка типа «Крейсерская» периода Второй мировой войны. Она была заложена 27 декабря 1936 года под стапельным номером 453 на заводе № 194 «Им. А. Марти» в городе Ленинграде. Спуск подводной лодки на воду состоялся 31 июля 1938 года. 27 ноября 1940 года «К-3» вступила в строй под командованием капитана 3 ранга Корсака Вячеслава Николаевича. 19 декабря 1940 года она вошла в состав 13-го дивизиона учебной бригады подводных лодок Балтийского флота.

История создания

Предшественники

Подводная лодка «Декабрист»

В 1926 году приступили к реализации проекта подводного крейсера. Первой стала подлодка типа «Д» — «Декабрист». Все 6 подводных лодок типа Д («Декабрист») были построены в 1929 году. В процессе постройки и испытаний был выявлен ряд серьёзных недостатков проекта. У лодки была плохая мореходность, не удалось достигнуть заданной максимальной надводной скорости — она составляла всего 15 узлов. Пришлось отказаться от части артиллерии — одно 102-мм орудие заменили на 45-мм. Так же были недостаточны скорость погружения и остойчивость в подводном положении. Несмотря на все недостатки, лодки были приняты на вооружение и четыре из них — активно и успешно применялись командованием ВМФ СССР в годы Второй Мировой Войны.

Подводная лодка «Правда»

Следующим проектом подводных крейсеров в данной классе стали ПЛ типа «П» серии IV — «Правда». Надводную скорость удалось довести до 20 узлов, но увеличилось время погружения, и ухудшилась подводная маневренность. Для выполнения данных операций предусматривалось сильное артиллерийское вооружение (2 пушки калибра 102 мм), 8 торпедных аппаратов, дальность плавания 12000 миль и автономность 45 суток при надводной скорости до 12 узлов.

Подводная лодка «КР»

В 1935 году Рудницкий М. А., начальник отдела подводного кораблестроения НИВК, предложил свой вариант данной подводной лодки «КР» («Крейсер Рудницкого»). В своих разработках Рудницкий опираясь на опыт создания ПЛ «Правда» с учетом перспективы разработки новых мощных и легких дизельных двигателей завода «Русский дизель». 15 апреля 1935 года предложенный проект был одобрен СТО и его включили в программу 1936 года. Подводный крейсер нового поколения, должен был нести мощное современное артиллерийское (2 орудия не менее 100-мм), зенитное и торпедное вооружение (не менее 10ти торпедных аппаратов), и иметь возможность действовать на коммуникациях противника в отдалённых районах (как в составе эскадр, так и в одиночку). Помимо этого, субмарина должна быть способной проводить разведку и диверсионные операции, производить минные постановки и нести на себе гидросамолёт. Однако задание, поставленное перед конструкторами в 1934 году, так и не было выполнено, а также по мере выявления ошибок проектирования серии К — предпринимались попытки дальнейшего развития крейсерских подводных лодок на их базе.


Предпосылки к созданию

В начале 1920-х годов штабом Красного флота было сформулировано задание на проектирование эскадренной подводной лодки. Новая подлодка должна была иметь мощное артиллерийское вооружение и нести службу вдали от баз как автономно так и взаимодействуя с эскадрой. Последнее считалось важной составляющей успеха боевых действий, а эскадренным подводным лодкам при этом предстояло наносить удар первыми. В технических требованиях помимо прочего значилось: надводная скорость минимум 22 узла; четыре кормовых и шесть носовых торпедных аппарата с двойным запасом торпед; артиллерийское вооружение калибра 100 мм; дальность плавания около 15000 миль. Такие подводные крейсеры в первую очередь предназначались для Тихоокеанского и Северного флотов.

Проектирование

25 января 1936 года утвердили эскизный проект «крейсерской эскадренной подводной лодки» «КЭ-9» серии XIV (в дальнейшем подводная лодка получила обозначение «К» — крейсерская, и прозвище «Катюша»). Главным конструктором подводных лодок данного типа назначили Рудницкого М. А. Технический проект под его руководством был разработан в ЦКБС-2 (позднее ЦКБ-18). В разработке проекта принимали участие инженеры-конструкторы Быков Н. М., Горячев П. Г., Новожилов В. В., Сегаль В. Ф. и др. Чтобы выбрать наиболее рациональные форму и размеры корпуса, в опытном бассейне испытали более 20 моделей подводного крейсера. Первоначальным ТТЗ предусматривалось наличие на крейсерской подводной лодке самолета. Считалось, что это усилит самооборону подлодки и расширит район наблюдения за судами противника. Такой самолет 1934 году построил Четвериков И. В. под шифром СПЛ (специальный лодочный). СПЛ — свободонесущий моноплан со 100-сильным мотором. Консольные части стабилизатора и крылья с поплавками — складные. В сложенном состоянии самолет вписывался в ангар-цилиндр длиной 7450 мм и диаметром 2500 мм. Однако в дальнейшем от использования самолета отказались.

Постройка и испытания

27 декабря 1936 года на ленинградских заводах — Адмиралтейском, Балтийском, «Судомех» — были заложены первые 3 подводные лодки типа «К». М. А. Рудницкий был назначен и главным строителем на заводе № 194 Адмиралтейском. На ранней стадии строительства возникли значительные проблемы. При составлении весовой нагрузки выяснилось, что центр тяжести дизельных двигателей (каждый 130 т) в действительности размещается на метр выше. Метацентрическая высота становилась значительно меньше спецификационной. По ряду разделов выявили строительную перегрузку. Все это результат спешки, при которой закладка подводных лодок фактически совпала с утверждением тех. проекта. Чтобы спасти уже частично построенных корабли уменьшили толщину обшивки надстройки и ограждения рубки, сняли щиты пушек и облегчили ряд конструкций в верхней части лодки. Чтобы компенсировать перегрузки пришлось уменьшить толщину легкого корпуса. Метацентрическая высота осталась на уровне 300 мм, но сильные и продолжительные крены сохранялись.
В 1937 году опасались, что проект может оказаться менее удачным, чем тип «П». В связи с этим дальнейшие закладки приостановили до завершения испытаний головных судов.
Первоначально Адмиралтейский завод должен был сдать три первые единицы в конец 1938 года, пять следующих — в 1939 году и оставшихся — до конца 1940 года. Однако сроки в связи с затягиванием изготовления «начинки» для подлодок, в первую очередь силовой установки, были сорваны. При изготовлении прочного корпуса подводных крейсеров использовали традиционный метод клепки, хотя руководство заводов, имея подготовленные кадры сварщиков и опыт сварочных работ, предлагало выполнить их цельносварными. Это предложение в УВМС не утвердили, мотивируя сложностью переработки чертежей и возможностью срыва сроков сдачи. Однако подлодках типа «К» сварными был выполнен легкий корпус, надстройка и фундаменты под вспомогательные и главные механизмы. Сочетание сварной и клепаной конструкций потребовало от тех. бюро заводов тщательно проработать узлы и детали.
Во время испытаний головных кораблей удалось развить заданную скорость хода. Вскрылись и ошибки, допущенные на стадии проектирования, однако их последствия выглядели не столь значительными. Сюрпризом не стали посредственные мореходные качества подлодок. Острые обводы носовой части подводных крейсеров прорезали волну, что не позволяло подлодке типа «К» реализовать свою надводную скорость при волнении выше 3-4 баллов. Кроме того через открытый рубочный люк в центральный пост попадали обильные порции воды. Несмотря на выявленные недостатки, комиссия посчитала, что указанные недостатки будут устранены при помощи новой «широкой» конструкции носовой части, которой в 1940 году оснастили «К-3» вышедшую на испытания.

Описание конструкции

Корпус

Рабочий чертеж подводной лодки типа «К»

Конструкция подводной лодки «К-3» — двухкорпусная. Прочный корпус имел цилиндроконическую форму диаметром 5,7 м. Сборка осуществлялась при помощи клепки. Использовались стальные конструкции толщиной 18 — 22 мм. Прочная рубка подводной лодки размещалась над отсеком № 3 и представляла собой горизонтальный цилиндр (диаметр 2,3 м) со сферическими концевыми переборками. В ней был размещен главный командный пункт. Также она могла использоваться в качестве шлюзовой камеры. Переборки между отсеками 1-2, 2-3, 5-6 сферические. Переборка между отсеками 3-4 плоская. Все эти переборки были рассчитаны на давление 10 кгс/см2. Переборки между отсеками 4-5, 6-7 плоские, но рассчитаны на давление 2 кгс/см2. Концевые переборки — литые, сферические. При изготовлении легкого корпуса лодки использовались 6-мм стальные листы соединенные сваркой.
Корпус разделялся на семь отсеков в которых находились:
1. Носовой торпедный отсек, служащий для размещения 6 торпедных аппаратов, 10 запасных торпед на стеллажах, жилое помещение матросов;
2. Аккумуляторный, жилые помещения офицерского состава, кают-компания;
3. Центральный пост;
4. Аккумуляторный, кают-компания старшин, кубрик;
5. Главных дизельных моторов;
6. Вспомогательный дизель, главные электромоторы, жилое помещение матросов;
7. Кормовой торпедный отсек (2 торпедных аппарата размещенных горизонтально), жилое помещение матросов.
Отсеки № 1, 3, 6 и 7, представляли собой отсеки-убежища, которые были оборудованы постами аварийного продувания главного балласта.

Энергетическая установка и ходовые качества

Подлодка была оснащена двумя главными дизельными двигателями надводного хода типа 9ДКР (мощность каждого 4200 л. с. при 400 об/мин, разработаны ленинградским заводом «Русский дизель»), вспомогательным дизель-генератором (дизель 38К8 и генератор ПГ84/42) и двумя электродвигателями типа ПГ11 (мощность каждого 1200 л. с. при 235 об/мин). Аккумуляторные батареи типа «С» были разделены на 4 группы (соединение между собой параллельное) по 60 элементов, размещавшихся в трюмах отсеков № 2 и 4. Скорость подводных лодок типа «К» во многом зависела от состояния моря. По данным ГМШ, 20 узлов достигалось при волнении менее 3 баллов, при 4 баллах она составляла уже 18 узлов, при 5 — 11 уз., при 6 — 9 уз., при 7 баллах — 6 уз. При волнении более 8 баллов движение против волны под главными дизелями становилось невозможным, и необходимо было переключаться на вспомогательный дизель, обеспечивающий скорость не более 4 уз. Кроме того наблюдались значительные крены — до 35 градусов при волнении 7 баллов и до 55 в условиях шторма.

Вспомогательное оборудование

На субмарине имелось 14 балластных цистерн. Цистерны под номерами 3, 4, 7, 8 и 9 служили для хранения топлива. Общий максимальный запас топлива составлял 243 т. Цистерна № 14 размещалась внутри прочного корпуса под центральным постом и являлась минно-балластной. Управление кингстонами и клапанами вентиляции осуществлялось при помощи пневматических приводов дистанционно. Цистерны № 2, 12, 13 оборудовались шпигатами вместо кингстонов. Крышки люков открывались электроприводами. Носовые горизонтальные рули — складывающиеся. Горизонтальные рули в сложенном состоянии размещались вдоль борта надстройки. Отливные средства состояли из одного центробежного насоса М-125 и трех трюмных поршневых насоса ТП-18 (один — дифферентовочный). Для пополнения запасов сжатого воздуха служили два компрессора высокого давления (производительность каждого 15 л/мин). Имелся стабилизатор глубины без хода. Для провизионных цистерн впервые в отечественном подводном судостроении применили рефрижераторную фреоновую установку. Для пополнения питьевой воды имелось два элетроопреснителя (производительность каждого 40 л/ч).

Экипаж и обитаемость

Экипаж подводной лодки состоял из 10 офицеров, 20 старшин и 37 рядовых. На подводных крейсерах серии XIV были обеспечены лучшие условия обитаемости: для офицеров были оборудованы каюты, каждый старшина и рядовой имели отдельную койку. Старшины получили свою кают-компанию. Впервые на советских подлодках появились душевые и электрокамбуз.

Вооружение

Минно-торпедное вооружение

Торпеда 53-38
Всего на субмарине имелось шесть торпедных аппаратов в носовой части располагавшихся по три в два ряда и два в кормовой. Еще два кормовых торпедных аппарата располагались в надстройке, хотя большинство механизмов управления находилась внутри. Все стальные трубчатые, пневматические торпедные аппараты имели калибр 533,4 мм и обеспечивали запуск торпед с глубины менее 15 м. Лодки оснащались электрическими «автоматическими коробками торпедной стрельбы», позволявшими осуществлять пуск из боевой рубки с интервалом 2 секунд, однако из-за ненадежности их практически не использовали. Штатный боекомплект лодки — 24 торпеды. В первом отсеке на стеллажах хранились 10 запасных торпед, под нижними торпедными аппаратами 4 могли в пеналах, однако на практике их никогда не загружали, таким образом, боекомплект составлял 20 торпед.
Торпеда 53-39
Кроме того, в холодное время года вода в торпедных аппаратах в надстройке замерзала, поэтому в Северном и Балтийском флотах зимой эти аппараты не заряжались. Время перезарядки носовых аппаратов — 50 минут, время приемки торпед — 5 часов. В годы ВОВ на подлодках типа «К» применялись торпеды 53-38, 53-38У и 53-39.

В отличие от минного заградителя «Ленинец» на подлодках серии XIV постановщик и мины «ЭП-36» были расположены в специальной минно-балластной цистерне, а не в кормовых трубах. Устройство минно-балластной цистерны позволяло проникать в нее изнутри прочного корпуса через люк. Само минное устройство прошло испытания на подлодке «Форель». При постановке мины перемещались электролебедкой по рельсам и сбрасыванием под корпус через два люка, выполненных в легкой обшивке цистерны. Рукоятку рычага вывели на пост управления сбрасывания мин.

Вспомогательная/зенитная артиллерия

Пушка 21-К

Артиллерийское вооружение подводных лодок представляло собой два орудия Б-24ПЛ калибра 100 мм образца 1938 года и два полуавтоматических орудия 21-К калибра 45 мм образца 1933 года. Боезапас каждого 100-мм орудия составлял 200 патронов (по некоторым данным данные орудия являлись модернизированными и их боезапас составлял по 400 выстрелов). Боезапас 45-мм орудий — по 600 выстрелов, углом возвышения до 85 градусов. Часть патронов хранилась в ограждении рубки в специальных герметичных кранцах. 100-мм орудия устанавливались на поворотных площадках, имевших фальшборт с трех сторон. Чтобы увеличить углы обстрела кормовой 21-К в бортах выполнили откидные панели, которые в ходе войны заменили постоянными вырезами с фальшбортами. Зенитное вооружение усиливалось двумя выносными пулеметами «Максим» калибра 7,62 мм.




Средства связи, обнаружения, вспомогательное оборудование

К. И. Малафеев у перископа ПЛ «К-3»

Подводная лодка была оснащена двумя перископами большой светосилы, также приспособленными для ведения фотосъемки. Оптическая длина составляла 8,5 м, ход — 4 м. Радиостанции подлодки были способны обеспечить устойчивую радиосвязь даже на дальних дистанциях. Основным средством получения от базы информации служил длинноволновый приемник «Дозор», передатчиком — коротковолновый «Скат». Передатчик «Окунь» фактически являлся резервным.
Подводная лодка «К-3» стала единственной из всей серии которую оснастили пневматическими сетепрорезателями «Краб-3». Всего было установлено восемь устройств: 4 в форштевне, 2 в диаметральной плоскости на верхней палубе и 2 на горизонтальных рулях. Работа сетепрорезателей не вызывала нареканий, однако в боевых условиях применения не нашли.

Модернизации

В январе 1940 г. по распоряжению Кузнецова Н. Г., нового наркома ВМФ СССР, вернулись к разработке улучшенного проекта получившего обозначение «КУ» или «Крейсерская улучшенная». Работы поручили ЦКБ-18 под руководством Дерибина З. А. Основные изменения «КУ»: введение цельносварного корпуса и установка двигателей 10ДКР (мощность каждого 6000 л. с.). При этом, подводное водоизмещение должно было вырасти на 80 тонн, а надводное на 50—60 тонн. Надводная скорость должна была увеличиться до 24 узлов, а автономность до 60 суток. Эскизный проект «КУ» планировалось завершить в 1941 , а тех. проект — в 1942 году. Закладка первых двух лодок по новому проекту также планировалась на 1942 год. Однако данные планы оказались сорваны начавшейся ВОВ и дальнейшего развития подводные лодки тип «К» не получили.

История службы

1940

27 ноября 1940 года «К-3» под командованием капитана 3 ранга Корсака Вячеслава Николаевича вступила в строй и 19 декабря 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.
26 мая 1940 года К-3 вошла в состав Краснознамённого Балтийского флота.

1941

22 июня 1941 года подводная лодка встретила под командованием капитан-лейтенанта (впоследствии капитана 3 ранга) Малафеева Кузьмы Ивановича (командир «К-3» с мая 1941 года) в составе Учебной бригады подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота. Корабль готовился в Кронштадте к переходу на Северный флот в составе ЭОН-11. Перед постановкой в транспортный док с подводной лодки был выгружен ряд приборов и механизмов, но начало войны заставило спешно вводить корабль в строй. 26 июля «К-3» вышла из Таллина в Триги, откуда на следующий день отправилась в район западнее от острова Борнхольм с задачей разведки и постановки мин. 1 августа на линии Треллеборг — Засниц подводная лодка произвела минную постановку, однако по прибытии в Таллин выяснилось, что мины из-за неисправности минно-сбрасывающего устройства выставлены не были. (По другим данным, то, что люки минного устройства не открываются, экипаж субмарины узнал еще в ходе минной постановки). Уже при возвращении ночью 6 августа «К-3» чуть не стала жертвой атаки немецкой подводной лодки «U-142». К счастью, единственная торпеда выпущенная «челноком» не попала в цель. Прибыв в Таллин, подводная лодка перешла в Кронштадт, где корабль в составе ЭОН-15 начали экстренно готовить для перевода по Беломоро-Балтийскому каналу на Северный флот. Уже 21 августа подводная лодка начала переход вверх по Неве, и 9 сентября прибыла в Беломорск. (К этому времени немцы вышли к берегам Невы, замкнув блокаду Ленинграда). 17 сентября «К-3» официально включена в состав Северного флота (с 12 сентября в составе Учебной бригады, 11 ноября перечислена в 1-й дивизион бригады ПЛ). Во второй половине сентября «К-3» прошла на заводе № 404 в Молотовске (Северодвинске) восстановительный ремонт, октябрь ушел на завершение курса боевой подготовки, в ходе которого субмарина 27 октября без особых для себя последствий села на мель в Белом море. 9 ноября подводная лодка прибыла в Полярное, откуда начала выходы на коммуникации противника.
Первое же патрулирование «К-3» на Севере было ознаменовано громким успехом. С утра 23 ноября подводная лодка действовала в пределах позиции № 2-а в районе Хаммерфеста. Действия командира субмарины на новом театре обеспечивал командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М. И. Гаджиев. Вечером 23 ноября «К-3» выставила две банки мин в проливе Магерё-сунд (заграждение № 28) и в Мосе-фьорде (заграждение № 27), после чего стала действовать в торпедном варианте. (Мины частично вытралены противником 30 ноября — 4 декабря 1941). На одной из пропущенной тральщиками мин заграждения № 28 днем 30 января 1942 года подорвался и затонул норвежский каботажник «Ингё», 327 брт, погибло 16 человек.
Днем 3 декабря на выходе из пролива Бустад-сунд «К-3» выпустила 4 торпеды по транспорту «Альткирх» под охраной охотников «UJ-1403», «UJ-1416» и «UJ-1708». После залпа подлодка не удержалась на глубине и показала над водой рубку. Сторожевики обнаружили атаковавшую субмарину и ответили глубинными бомбами. При уклонении от них «К-3» три раза сильно ударилась о грунт, а, учитывая точность бомбометания (всего было сброшена порядка полусотни бомб), комдив и командир субмарины предположили, что местоположение подлодки выдают пятна соляра, вытекшего из поврежденных в результате ударов о дно топливных цистерн. Было принято решение всплыть, и уйти от преследующих подводную лодку кораблей противника пользуясь преимуществом надводного хода. Оказавшись на поверхности «К-3» с дистанции 20-30 кбт открыла артиллерийский огонь по сторожевикам. С пятого залпа снаряд с подводной лодки угодил в корму охотника «UJ-1708», разметав его на куски. Получив 2 попадания «UJ-1416» тоже вышел из боя, его 20-мм зенитки не могли конкурировать с «сотками» «катюши». Третий сторожевик, «UJ-1403», вооруженный 88-мм орудием имел неполадки машине и находился рядом с охраняемым судном в стороне от места боя; ему оставалось лишь послать 60 снарядов вдогонку уходящей субмарине. За 17 минут артиллерийского боя подводная лодка израсходовала 39-100 мм и 47-45 мм снарядов. Ответным огнем противника «К-3» нанесены легкие повреждения корпуса. Так как из поврежденных цистерн продолжал сочиться соляр, подводная лодка вечером 5 декабря получила разрешение досрочно вернуться в базу.

1942

Пройдя аварийный ремонт на заводе в Росте, «К-3» 19 января 1942 года вступила в строй.
Второй боевой поход на новом театре, по сравнению с первым, прошел более чем скромно. Противник встречен не был. С 26 января подводная лодка находилась в пределах позиции № 1 в районе Вест-фьорда, но первые 12 суток патрулирования была вынуждена штормовать в районе зарядки аккумуляторных батарей. Ударами волн на подлодке оборвало радиоантенну, разошелся шов топливной цистерны № 1 и соляр попал в аккумуляторную яму второго отсека, вышел из строя командирский перископ. Утром 9 февраля в результате попадания воды через шахту подачи воздуха к дизелям возникло короткое замыкание и пожар в пятом отсеке; обгорели кабели вспомогательных механизмов, пострадала подстанция. Днем 17 февраля «К-3» вернулась в базу, где практически сразу встала в ремонт.
Мартовский поход в устье Порсангер-фьорда (позиция № 3) чуть не стал для «катюши» последним. Утром 18 марта при попытке выйти в атаку на вражеский конвой, подводная лодка не удержалась на глубине и была обнаружена кораблями охранения. Сторожевик «Целле» сбросил в месте обнаружения подлодки глубинные бомбы, а погрузившаяся на глубину 55-65 м субмарина тем временем пыталась уйти мористее, пока над ней не взорвалась противолодочная мина. К счастью, взрыв произошел достаточно далеко над кораблем, но все равно, нанесенные взрывом повреждения были ощутимы: вышли из строя оба перископа, шумопеленгатор и практически все оборудование боевой рубки, лопнула главная осушительная магистраль, через которую в трюм центрального поста начала поступать вода. При таком состоянии корабля держать лодку на позиции не имело смысла, и на следующий день «К-3» направилась в базу.
После проведения аварийного ремонта субмарина во второй декаде апреля патрулировала район в 130 милях северо-западнее мыса Нордкап (позиция № 11-б) с задачей прикрытия союзных конвоев «QP-10» и «PQ-14», но противника не встретила. Действия подводной лодки сильно затруднялись плохим состоянием аккумуляторной батареи, которая выработала ресурс, поэтому большую часть времени субмарина находилась в надводном положении.
Вернувшись в базу, «К-3» на полгода встала на прикол; сменная батарея отсутствовала, а заказанная в Англии еще не поступила. В итоге, на подводную лодку была установлена батарея, снятая с практически достроенной балтийской «К-53». (К тому времени на Северном флоте в замене аккумуляторов нуждались три «катюши», две «эски», «Д-3», и «малютка»). Пока подлодка стояла у стенки на ней смонтировали гидроакустическую станцию «ASDIC-129» (в советской версии «Дракон-129»). 17 октября «К-3» вступила в строй.
Ноябрьское патрулирование севернее Хаммерфеста (позиция № 2-а) ничего, кроме штормовых повреждений, полученных подводной лодкой 19 ноября, не дало; встреч с кораблями противника не было.

1943

Не состоялся и перехват подводной лодкой отступавших в базы после «Новогоднего боя» группы немецких кораблей во главе с тяжелыми крейсерами «Хиппер» и «Лютцов». Подводная лодка прибыла в назначенный район севернее мыса Нордкап (позиция № 16), в то время, когда немецкие корабли пытавшиеся уничтожить суда союзного конвоя «JW-51-B» (кроме погибшего в ходе операции эсминца «Z-16») уже вернулись в базы. Бесцельно пробыв на позиции всю первую неделю нового, 1943 года «К-3» днем 7 января 1943 года благополучно прибыла в Полярное.
В связи с появлением на флоте ленд-лизовских гидролокаторов «ASDIC» у командования созрел план группового использования подводных лодок в составе тактических групп. Субмарины должны были совместно патрулировать один большой район, координируя свои действия с помощью звукопроводной связи гидролокаторов. В конце января 1943 года на Кильдинском плесе с участием «К-3» и «К-22» были проведены учения по отработке элементов совместных действий подводных лодок. После этого было решено опробовать новый метод в боевых условиях.
Днем 3 февраля «К-3» и «К-22» вышли для группового патрулирования района Вардё — мыс Нордкин (позиции № 4 и № 5). Об интересе командования к новому методу говорит то, что на «К-3» поднял флаг командир бригады ПЛ СФ контр-адмирал Н. И. Виноградов. Совместный поход подводных лодок обеспечивали так же замполит бригады ПЛ капитан 2 ранга Р. В. Радун, командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 1 ранга В. Н. Котельников, дивизионный связист капитан-лейтенант В. А. Гусев (все на борту «К-22»), флагманский штурман бригады капитан-лейтенант М. М. Семенов (на борту «К-3»). Присутствовала и пресса в лице фотокорреспондента Н. Ф. Веринчука (на борту «К-3»).
В течение 4 — 5 февраля подводные лодки вели совместный поиск от мыса Хабракен до устья Конгс-форда. Днем подлодки поддерживали связь с помощью звукопроводной связи «Драконов», ночью, идя в надводном положении — световыми сигналами. На исходе 5 февраля у мыса Кьельнес в Конгс-форде «К-3» обнаружила конвой из двух крупных транспортов идущих без охранения, на деле оказавшимися сторожевиками «Uj-1101» и «Uj-1108». В момент выхода в атаку «К-22» выкатилась влево и быстро исчезла в темноте, подводные лодки потеряли друг друга. «К-3» выпустила четыре торпеды по одному из «транспортов», и через две минуты с подводной лодки наблюдали попадание и гибель цели. Ту же картину наблюдали с «К-22» но на второй подлодке отказалась от пуска торпед, опасаясь попасть в «К-3» (в свою очередь, одна из выпущенных «К-3» торпед пошла по поверхности, и, уклонившись влево, чуть было не попала в «К-22»). Первая совместная атака советских подводных лодок не удалась, зато индивидуальные действия «К-3» стали успешными. Торпеды подводной лодки потопили охотник «Uj-1108», вместе с кораблем погибло 25 моряков. Второму охотнику осталось лишь отогнать подлодку артогнем, когда та разворачивалась, чтобы разрядить по нему торпедные аппараты. «Катюша» погрузилась и покинула место боя.
К утру 6 февраля «К-3» отошла в район зарядки в районе мыса Хабракен. Здесь же находилась точка рандеву с «К-22», обусловленная на случай, если подлодки потеряют друг друга. Вместо встречи с «двадцать второй» «К-3» была обнаружена, по оценке командира субмарины, группой сторожевиков (в реальности минный заградитель «Бруммер» под охраной эсминцев «Z-6» и «Z-31») от которых пришлось уклоняться срочным погружением. Немцы не стали настойчиво преследовать подводную лодку, ограничившись сбросом 7 глубинных бомб. К вечеру встреча «катюш» состоялась, и субмарины продолжили совместное патрулирование. До вечера 7 февраля подлодки обменивались сообщениями по звукопроводной связи, ведя поиск в районе мыс Слетнес — мыс Харбакен. Около 19.00 акустик «К-3» доложил, что слышал четыре отдаленных слабых щелчка, после чего связь с «К-22» прервалась окончательно; подлодки снова потеряли друг друга.
В дальнейшем «К-3» действовала самостоятельно. Днем 12 февраля у мыса Сейбунес «К-3» перехватила большой восточный конвой, который, в результате атаки субмарины недосчитался транспорта «Фёхенхайм» в 8116 брт. (Судно выбросилось на отмель в Бос-фьорде, через месяц снято с камней и отбуксировано в Германию, но в строй так и не введено). В ответ корабли эскорта конвоя сбросили на «К-3» порядка полусотни глубинных бомб; получившая ряд повреждений (подорвано несколько забортных клапанов, начали пропускать воду сальники, повреждено освещение, появились трещины в сварных швах балластных цистерн) подводная лодка вечером получила «добро» вернуться в базу, и днем 14 февраля прибыла в Полярное.

Гибель

В свой последний боевой поход «К-3» вышла в ночь на 14 марта 1943 года. Подводной лодке предстояло действовать в районе Просангер-фьорда (позиция № 3). В дальнейшем на связь она не выходила и в назначенное время в базу не вернулась. 14 апреля истек срок автономности субмарины.
По немецким данным утром 17 марта в квадрате АС 7358 безуспешной атаке подводной лодки подвергся конвой, включавший в себя суда «Ротерсанд», «Поллюкс», «Буг», «Долларт», «Вийемсхафен» и «Хундип». Корабли эскорта наблюдали следы пяти торпед и контратаковали подлодку, сбросив несколько глубинных бомб. Через четыре дня, вечером 21 марта западнее района первой атаки (квадрат АС 7359) безуспешной атаке подводной лодки подвергся конвой в составе транспортов «Германн Фрицен», «Вейссезее» и «Эдна» под эскортом охотников 11-й флотилии «UJ-1102», «UJ-1106» и «UJ-1111». Сторожевые корабли контратаковали субмарину, сбросив 100 глубинных бомб. В результате в точке 71°12,2' с. ш./27°40, 6' в. д. они наблюдали признаки гибели субмарины — масляное пятно, пузыри воздуха, деревянные обломки. Большинство источников как причину гибели «К-3» называют эту контратаку, но утром 28 марта в точке 71°03' с. ш./27°07' в. д. (квадрат АС 7373) германский конвой наблюдал след трех торпед, а затем сторожевики «V-5903» и «V-6103» произвели сковывающее бомбометание серией из 19 глубинных бомб. Если германские сторожевики не бомбили ложную цель, то «К-3» погибла на одной из мин заграждений «Урсула» или «NW-10» в районе Порсангер-фьорда. На ее борту было 68 моряков.

Командиры


Награды

Командир подводной лодки "К-3" Малафеев К. И. награжден орденом Ленина (1941), орденом Отечественной войны I степени (1943), медалью «За боевые заслуги».

За годы службы

៙ совершила 9 боевых походов;
៙ уничтожила 2 больших охотника:
− 03.12.1941 ПЛО «Фёрер» «UJ — 1708», артиллерия;
− 05.02.1943 «Мекленбург» «UJ — 1108», артиллерия.
៙ потопила 1 норвежский транспорт:
− 30.01.1942 ТР «Ингё» (327 брт), мина.
៙ повредила 1 германский транспорт:
− 12.02.1943 ТР «Фёхенхайм» (8116 брт).


Литература и источники информации

1. https://www.sovboat.ru/ship/k3.php3
2. https://www.shipslib.com/device/vr_pl/02/01/k-14/index.html
3. https://wiki2.net/%D0%9A-3_(1940)
4. https://topwar.ru/33624-podvodnye-lodki-tip-k-seriya-xiv-katyusha.html
5. https://www.deepstorm.ru/DeepStorm.files/17-45/k%20XIV/k-3/k-3.htm

Галерея изображений

Видео

Оружие Победы. Подводная лодка «КАТЮША»