Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Легкие крейсера типа Raimondo Montecuccoli

Легкие крейсера типа Raimondo Montecuccoli

Перейти к: навигация, поиск
Легкие крейсера типов
Raimondo Montecuccoli и Duca d`Aosta
MontAosta_Pic_00.jpeg
Легкие крейсера типа Luigi Cadorna
Arrow_down.png
Легкие крейсера типов
Raimondo Montecuccoli и Duca d`Aosta
Arrow_down.png
Легкие крейсера типа Duca degli Abruzzi
Постройка и служба
ед. Заказано
ед. Построено
1931 – 1935 гг. Годы постройки
1935 – 1964 гг. Годы службы
Ansaldo, Генуя
C.R.D.A., Триест
Место строительства
Общие данные
7430 / 8990 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
182,2 / 16,6 / 6,0 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
106000 Энергетическая установка
37 узл. Скорость хода
4100 миль Дальность плавания
Экипаж
694 чел. Общая численность
42 чел. Офицеры
652 чел. Матросы
Бронирование
60+30 / мм. Пояс/борт
20-30 мм. Палуба
20-40 / 20-40 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
50 мм. Барбеты
70 / 22 / 22 / 30 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
100 мм. Боевая рубка
20 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Главный калибр

Противоминный калибр

Зенитная артиллерия

Торпедное вооружение

Авиационное вооружение

  • 1 катапульта, 2 самолета.

Минное и противолодочное вооружение

  • 92-112 Мин;
  • 2 бомбомета Menon, 24 ГБ.
Построенные корабли

Condottieri серии «C»:
     Raimondo MontecuccoliWows-icon.png
     Muzio Attendolo
Condottieri серии «D»:
     Duca d`AostaWows-icon.png
     Eugenio di Savoia

Ship_PISC105_Raimondo_Montecuccoli.png
Легкие крейсера типа Raimondo Montecuccoli (рус. «Раймондо Монтекукколи») — серия легких крейсеров Condottieri серии «C» Королевского итальянского флота. Построено 2 единицы: Raimondo Montecuccoli, Muzio Attendolo. Участвовали во Второй мировой войне: Muzio Attendolo погиб в Неаполе под бомбами B-24, Raimondo Montecuccoli пережил войну и был сдан на слом в 1972 году.
Легкие крейсера типа Duca d`Aosta (рус. «Дюка д'Аоста») — серия легких крейсеров Condottieri серии «D» Королевского итальянского флота. Построено 2 единицы: Duca d`Aosta,Eugenio di Savoia. У серии был несколько усилена броня, они имели чуть большее водоизмещение, размеры и мощность силовой установки. Участвовали во Второй мировой войне. После нее оба крейсера по репарациям были переданы фло­там Греции (Eugenio di Savoia) и СССР (Duca d`Aosta) и соответственно переименованы в Elli и «Керчь».

История создания

Легкий крейсер типа «Кондоттьери А»: Alberto di Giussano, 1931 г.
Легкий крейсер типа «Кондоттьери В»: Luigi Cadorna, 1933 г.

Развитие крейсерских сил Королевского Итальянского флота (Regia Marina Italiana) в конце 1920-х годов шло по двум параллельным направлениям. Основное внимание, как и во всех ведущих морских державах, уделялось тяжелым крейсерам с 203-мм артиллерией. Класс легких крейсеров был представлен четырьмя скаутами довоенной постройки и пятью кораблями, полученными при разделе флотов Германии и Австро-Венгрии. Первоначально их задачей считалось ведение разведки, однако вскоре приоритеты поменялись. Причиной тому стало появление во Франции нового подкласса кораблей — контр-миноносцев[1]. Они имели на вооружении по пять орудий калибра 130-138 мм, развивали скорость свыше 36 уз и могли частично выполнять роль легких крейсеров на ограниченном театре военных действий, которым являлось Средиземное море. Это всерьез обеспокоило итальянцев и заставило приступить к строительству кораблей, превосходящих контрминоносцы по скорости и при этом не уступающих в артиллерийской мощи построенным несколькими годами раньше французским легким крейсерам типа Duguay Trouin.

Итогом стала закладка по программе 1927-1928 гг. четырех легких крейсеров типа Alberto di Giussano(Alberto di Giussano, Alberico da Barbiano, Giovanni delle Bande Nere, Bartolomeo Colleoni), за которыми последовали два корабля типа Luigi Cadorna(Luigi Cadorna, Armando Diaz) программы 1929-1930 гг. Правда, первоначально они классифицировались в итальянском флоте как «эсплоратори» (esploratori — разведчики или скауты), причем данный класс объединял небольшие крейсера и крупные эсминцы — например тип «Навигатори». Корабли типа Alberto di Giussano и типа Luigi Cadorna имели водоизмещение около 5500 т, скорость 37 уз (на испытаниях — свыше 40), главный калибр из восьми 152-мм орудий в спаренных башенных установках и вполне соответствовали предъявляемым требованиям. Основными недостатками являлись сильно облегченная конструкция корпуса и слабая броневая защита. Справедливости ради можно отметить, что у крейсеров типа Duguay Trouin бронирование отсутствовало вовсе, к тому же малая толщина брони на «эсплоратори» отчасти компенсировалась оригинальной системой бронирования, предложенной генералом Умберто Пульезе и впоследствии применявшейся на всех итальянских легких крейсерах. Она представляла собой коробчатую схему с добавлением противоосколочной переборки, установленной на расстоянии 1,5-3,5 м за броневым поясом. Переборка снизу примыкала к броневой платформе, а сверху — к броневой палубе, тем самым образуя замкнутый контур. Пространство между бортом и переборкой заполнялось топливом или водой. Такая защита считалась вполне эффективной против воздействия 138-мм фугасных снарядов.

Естественно, ограничивать такие относительно крупные корабли только задачами борьбы с французскими контр-миноносцами было нерационально. Согласно существовавшим в то время представлениям, крейсера со 152-мм артиллерией должны были противостоять аналогичным кораблям противника, а при благоприятной тактической обстановке — тяжелым крейсерам, чему должна была способствовать высокая скорость. Однако представители типа Alberto di Giussano и типа Luigi Cadorna совершенно не годились для этой роли.

Заключенный 1 марта 1931 г. Римский пакт установил паритет между Францией и Италией по числу тяжелых крейсеров — каждому из флотов разрешалось иметь по семь единиц. Поскольку Италия к тому моменту имела в строю или в постройке именно столько кораблей данного класса, то программой 1930-1931 гг. продолжения их строительства не предусматривалось, но планировалась закладка двух легких крейсеров по более сбалансированному проекту.

Новый тип крейсера при том же вооружении, что и у своих предшественников, должен был иметь существенно лучшую защиту при не меньшей скорости хода. Это означало большее водоизмещение и более мощную энергетическую установку. Проект разрабатывался Комитетом по проектам боевых кораблей морского министерства (Comitate per il Progetto delle Navi) под руководством полковника Корпуса корабельных инженеров Леонардо Феа при значительном участии генерала Умберто Пульезе. 17 октября 1930 г. морское министерство поручило разработку детальных чертежей нового типа крейсера верфи «Ансальдо» в Генуе.

Новый корабль, обозначенный как «Усовершенствованный Диас», должен был иметь водоизмещение 6150 т, увеличенную на 10 м длину и на 1 м ширину. Состав артиллерийского вооружения и схема внутреннего расположения полностью соответствовали прототипу, так что весь прирост водоизмещения был потрачен на улучшение бронирования и мореходности. Для достижения 37-узловой скорости хода требовалась энергетическая установка мощностью 105000 л.с. Вертикальное бронирование корпуса первоначально должно было состоять из 35-40 мм внешнего пояса и 18-мм внутренней переборки, а горизонтальная палуба — иметь толщину 20 мм. Этого было явно недостаточно, и в дальнейшем эти цифры были увеличены до 60 мм и 25 мм для вертикальной брони и 30 мм для палубы над центральными отсеками. Новый крейсер должен был получить более толстые по сравнению со своими предшественниками траверзы и защиту артиллерии главного калибра. Общий вес брони, по сравнению с предшественниками, возрос более чем в 2,5 раза — с 578 до 1376 т. Наряду с этим, в проекте была воплощена выдвинутая генералом Пульезе идея объединения всех командных постов корабля в единую бронированную башнеподобную надстройку. Непотопляемость должна была обеспечиваться при затоплении любых двух больших отсеков и любой нагрузке. Затопления должны были по возможности распределяться симметрично поперек корпуса для предотвращения крена, в наихудшем случае для выправления допускалось заполнение водой пустых топливных цистерн. Общая вместимость последних определялась величиной 1200 тонн нефти. Расчетный диаметр циркуляции при перекладке руля на 40° должен был составлять 750 м.

Raimondo Montecuccoli, 1935 г.
Muzio Attendolo, 1935 г.
Схема внешних отличий крейсеров типа «Кондоттьери С» (на 1940 г.): Raimondo Montecuccoli, на вставках — Muzio Attendolo.

Крейсера были зачислены в списки военных кораблей Королевским декретом № 906 от 18 июня 1931 г. под названиями Raimondo Montecuccoli и Muzio Attendolo. Заказы на их постройку были выданы верфям «Ансальдо» в Генуе и «Риунити дель’Адриатико» («C.R.D.A.») в Триесте. Фирма «Ансальдо» имела большой опыт строительства крейсеров: к тому на ней было спущено на воду три легких крейсера типа Alberto di Giussano и велось строительство тяжелого Bolzano. Верфь в Триесте тоже не была новичком в крейсеростроении, имея в своем активе постройку Luigi Cadorna.

Головной Raimondo Montecuccoli был заложен 1 октября 1931 г. Вскоре на основе опыта эксплуатации первых «Кондоттьери»[2] в проект были внесены некоторые изменения, в частности, связанные с улучшением мореходности. Наряду с экономическими причинами, это задержало как стапельный период головного крейсера, так и закладку Muzio Attendolo, которая состоялась только спустя полтора года — 10 апреля 1933 г. Но после этого строительство шло без задержек. Оба корабля были спущены с небольшим интервалом (2 августа и 10 сентября 1934 г. соответственно) и вступили в строй в середине следующего года. Raimondo Montecuccoli без вооружения и систем управления огнем обошелся бюджету в 68,3 млн лир, а его собрат — в 68,5 млн лир.

Eugenio di Savoia,. 1940 г.
Duca d`Aosta, 1942 г.
Схема внешних отличий крейсеров типа «Кондоттьери D» (на 1940 г.): Duca d`Aosta, на вставках — Eugenio di Savoia.

На рубеже 1931-1932 гг. руководство Реджиа Марина приняло решение о строительстве двух следующих крейсеров типа Raimondo Montecuccoli, внеся в проект изменения, направленные, главным образом, на улучшение защиты и мореходных качеств с соответствующим ростом водоизмещения и размеров. Вес бронирования следовало увеличить с 19,6 до 22,8 % стандартного водоизмещения[3].

Проектирование велось теми же конструкторами (Феа и Пульезе) в Комитете по проектам боевых кораблей. Изменения касались дальнейшего усиления защиты, и, по опыту эксплуатации первых «Кондоттьери», улучшения мореходности, остойчивости и прочности корпуса. Вооружение оставалось неизменным, лишь увеличивалось число торпедных аппаратов. Длина и ширина корпуса увеличились на 4 и 1 м соответственно, вертикальная и горизонтальная броня была усилена при сохранении общей схемы защиты. Для сохранения скоростных качеств проектную мощность энергетической установки увеличили со 106 до 110 тыс. л.с., при этом проектная скорость хода должна была уменьшиться всего на пол-узла. Для лучшей живучести энергетической установки котлы разделили на две равные группы (на типе Raimondo Montecuccoli и предшественниках две трети котлов размещались в носовой группе), что определило более пропорциональный силуэт. Усовершенствования проекта увеличили водоизмещение почти на 1000 т.

Крейсера были зачислены в списки Королевским декретом № 36 от 23 февраля 1933 г. под названиями Emanuele Filiberto Duca d`Aosta и Eugenio di Savoia. Заказ на Eugenio di Savoia опять получила фирма «Ансальдо», в начале 1930-х годов весьма активно лоббировавшая свои интересы, а головной корабль строился на верфи «Одеро-Терни-Орландо» («О.Т.О.») в Ливорно, уже имевшей в своем активе три тяжелых крейсера. На сей раз строительство шло без задержек. Duca d`Aosta был спущен на воду 22 апреля 1934 г., Eugenio di Savoia последовал за ним через год, так как первоначально заказанная для этого крейсера энергетическая установка была продана Советскому Союзу для крейсера Киров, из-за чего «Ансальдо» пришлось срочно изготовить еще один комплект. Головной крейсер вступил в строй 17 июля 1935 г. — практически одновременно с кораблями первой группы, а через полгода итальянский флот пополнился последним из четверки крейсеров, именуемых «7000-тонными» по их официально объявленному водоизмещению. Вторая группа, естественно, оказалась и дороже — цена без вооружения и систем управления огнем составила 80,2 млн лир для Duca d`Aosta и 79,063 млн лир для Eugenio di Savoia.

Корабль Строитель Заказан Заложен Спущен на воду Вступил в строй
Raimondo Montecuccoli «Ansaldo», Генуя 18.06.1931 1.10.1931 2.08.1934 30.06.1935
Muzio Attendolo «Cantieri Ruiniti dell’Adriatico», Триест 18.06.1931 10.04.1933 9.09.1934 7.08.1935
Emanuele Filiberto Duca d`Aosta «Odero-Terni-Orlando», Ливорно 23.02.1933 29.10.1932 22.04.1934 13.07.1935
Eugenio di Savoia «Ansaldo», Генуя 23.02.1933 6.07.1933 16.06.1935 16.01.1936

Названия и девизы

Muzio Attendolo на переходе из Триеста в Специю, конец 1935 г. Зенитная артиллерия на крейсере отсутствует. На башне № 4 виден девиз корабля.

Крейсера получили имена в честь знаменитых итальянских военачальников:

  • Раймондо, граф Монтекукколи (1608 или 1609-1680) — итальянский генерал, служивший у австрийцев. Незадолго до своей смерти получил титул принца Священной Римской империи и герцога Мельфи;
  • Муцио Аттендоло сфорца (1369-1424) — итальянский кондотьер, основатель династии Сфорца, правившей Миланом;
  • Эмануэле Филиберто, принц Савойский, второй герцог д’Аоста (1869-1931) командовал 3-й итальянской армией в годы Первой мировой войны. В 1926 г. был произведен в маршалы Италии;
  • Евгений, принц Савойский (1663-1736) — наиболее знаменитый из четверки военачальников. Родился в итальянской семье в Париже, однако поступил на службу в австрийскую армию, где дослужился до главнокомандующего, став одним из величайших австрийских военачальников за всю историю. В его честь был назван и немецкий тяжелый крейсер Prinz Eugen.

Названия наносились на борта в кормовой части блестящими латунными буквами, но с началом войны покрывались краской под цвет борта. Следует отметить, что полные наименования кораблей почти никогда не использовались ни в официальных документах, ни в последующих исторических работах.

По традиции крупные корабли итальянского флота имели собственные девизы, часто на латинском языке:

  • Raimondo Montecuccoli — «Con rizolutezza con rapidita» («С решительностью и быстротой»);
  • Muzio Attendolo — «Constans et indomitus» («Тверд и неукротим»);
  • Duca d`Aosta — «Victoria nobis vita» («Победа — наша жизнь»);
  • Eugenio di Savoia — «Ubi Sabaudia ibi victoria» («Где Савойя — там победа»).

Девизы крейсеров были начертаны на возвышенном барбете башни № 3 (Raimondo Montecuccoli и Duca d`Aosta) или на боковых плитах башни № 4 (Muzio Attendolo).

Описание конструкции

Корпус и надстройки

Корпуса крейсеров обоих типов имели полубачную конструкцию и в целом были аналогичны корпусам двух первых серий «Кондоттьери». Основные отличия заключались в увеличенных размерениях и форме оконечностей. Следует отметить, что фирмы-строители применяли собственные конструктивные решения, приводящие к значительному числу мелких различий между однотипными кораблями, в то же время строившиеся на одной верфи Raimondo Montecuccoli и Eugenio di Savoia имели определенное сходство в ряде элементов архитектуры.

Распределение весовых нагрузок, т

Raimondo Montecuccoli Muzio Attendolo Duca d`Aosta Eugenio di Savoia
Корпус
Бронирование
Машины
Вооружение
Оборудование
Экипаж и переменные грузы
1982
1376
1426
630
1076
460
1982
1368
1415
626
1116
468
2256
1684
1402
685
1219
350
2264
1752
1468
717
1270
360
Итого 6953 6975 7596 7831
Теоретический чертеж корпуса крейсеров типа Raimondo Montecuccoli.
Теоретический чертеж корпуса крейсеров типа Duca d`Aosta.

Носовая часть новых крейсеров получила красивые клиперные очертания с заметным развалом шпангоутов для улучшения мореходности. Так оно и оказалось: корабли заметно меньше черпали носом воду, демонстрируя удовлетворительное поведение при бортовой качке до 40°. В дальнейшем подобная форма носовой оконечности применялась и на кораблях других классов (линкорах, эсминцах и т.д.). В подводной части изогнутый форштевень заканчивался не очень выраженным бульбом, что, впрочем, было характерно и для предшествующих крейсеров, как легких, так и тяжелых. Полубак имел небольшой подъем к форштевню и заканчивался сразу за носовой надстройкой, причем форма фальшборта при переходе от полубака к верхней палубе позволяет проще всего отличать один корабль от другого. У Muzio Attendolo она была одноступенчатой; у Raimondo Montecuccoli и Eugenio di Savoia — двухступенчатой; на Duca d`Aosta фальшборт продолжался до носовой трубы, а в его верхней части имелись характерные «окна». В центральной части корпуса имелись сравнительно короткие боковые кили V-образного сечения длиной 36 (у кораблей первой группы) или 43 м и максимальной шириной до 1 м. Корпус заканчивался округлой крейсерской кормой. Увеличенная ширина корпуса крейсеров 2-й группы позволила улучшить остойчивость и установить башнеподобную надстройку большей ширины.

Поперечные полусечения крейсера типа Duca d`Aosta по 21-му, 31-му, 104-му и 171-му шпангоутам с указанием толщины брони.

Крейсера имели шесть палуб (сверху вниз): полубак, верхнюю, 1-ю среднюю, 2-ю среднюю, платформу и трюм, из которых сплошными были только верхняя и 1-я средняя. Высота межпалубного пространства в середине корпуса составляла 2,20 (2,25) м[4]. В оконечностях за пределами машинно-котельных отделений расстояние между 1-й и 2-й средними палубами было постоянным — 2,4 м, а между остальными постепенно повышалось, начиная от носового барбета. У форштевня расстояние между 1-й средней и верхней палубами достигало 2,7 м (у ахтерштевня — 2,6 м), а между верхней палубой и палубой полубака — 2,4 (2,8) м.

Легкий крейсер Raimondo Montecuccoli.
Легкий крейсер Eugenio di Savoia.

Корпус набирался по смешанной продольно-поперечной схеме. Нумерация шпангоутов шла от кормового перпендикуляра (оси руля) в нос. При этом шпангоуты в корму от этого перпендикуляра имели отрицательные номера. Девятнадцать главных поперечных переборок делили корпус на 20 водонепроницаемых отсеков. В пределах цитадели переборки доходили до 1-й средней (броневой) палубы, а в оконечностях поднимались до верхней палубы и даже до палубы полубака в носу. Продольную жесткость корпуса усиливали две продольные бортовые переборки, тянувшиеся в пределах броневой цитадели (шп. 26-193 для типа Raimondo Montecuccoli и шп. 28-186 для типа Duca d`Aosta) и поднимавшиеся до 1-й средней палубы. Кроме силовой функции, эти переборки обеспечивали дополнительную броневую защиту. Толщина обшивки и конструктивных переборок крейсеров составляла 7-12 мм.

В бортовых отсеках ниже броневой палубы в районе энергетической установки хранились запасы нефти, воды для котлов и умывания, продовольствия, находились различные склады, а также располагались цистерны успокоителей качки и пустые отсеки контрзатопления. В бортовых отсеках у артиллерийских погребов размещались различные кладовые запчастей и деталей: для артиллерии, электрических систем, энергетической установки, сигнальных устройств, обмундирования и т.д. В нижних отсеках перед цитаделью хранились запасы продовольствия, а еще ближе к носу — запасные якорные цепи и цистерны авиационного бензина.

Района носовой надстройки Eugenio di Savoia, 1938 г. На вставке - площадка приборов централизованного управления огнем зенитных автоматов на крыше главного КДП, демонтирована в 1937 г.
Легкий крейсер Raimondo Montecuccoli, 1937 г.
Легкий крейсер Duca d`Aosta, 1938 г.

На 2-й средней палубе в носу размещались холодильники, провизионные кладовые и рундуки унтер-офицеров, а в корме — каюты и гардеробные младших офицеров. 1-я средняя палуба и отсеки полубака были оборудованы под каюты и кубрики экипажа и хозяйственные помещения. В корме размещались офицерские гальюны и умывальники, от них начинались каюты старших офицеров. В районе барбетов кормовых башен на крейсерах первой группы по правому борту располагались помещения командира корабля, состоявшие из салона, кабинета, спальни и ванной, и старшего штурмана, а по левому — старшего помощника, старшего механика и старшего артиллериста. На кораблях второй группы уделили больше внимания размещению флагмана и его штаба: между шп.26 и 53 с левого борта размещались каюты адмирала и старшего помощника командира, с правого борта — командира и начальника штаба, далее между шп.53 и 59 находились небольшие каюты флаг-офицера и старшего механика. На Duca d`Aosta было устроено помещение наподобие часовни в честь герцога д’Аоста, именем которого был назван корабль. В обшитом голубым бархатом и постоянно освещенном приглушенным светом помещении находились шлем и сабля герцога вместе с гербом дома Аоста и его девизом в окружении старых трофейных абордажных сабель. Всю среднюю часть занимали кубрики экипажа, а ближе к диаметральной располагались различные хозяйственные помещения: прачечная, душевые, помещение дегазации, мастерские, парикмахерская, гладильная и т.д. В районе носовых барбетов размещались помещения унтер-офицеров, а далее в нос — унтер-офицерская кают-компания.

Полубак переходил в надстройку на верхней палубе. На типе Duca d`Aosta она продолжалась до барбета башни № 3, а на типе Raimondo Montecuccoli немного не доходила до него. Надстройка не была сплошной: на типе Raimondo Montecuccoli она прерывалась сразу за носовой башнеподобной надстройкой и за первой трубой, а на типе Duca d`Aosta — также между дымоходами под второй трубой, но визуально эти разрывы скрадывались сплошной надстроечной палубой. В районе носовой трубы в надстройке размещались два вспомогательных котла, камбузы экипажа и унтер-офицеров, прачечная и хлебопекарня. Следующий сегмент занимали столовая и рабочие кабинеты офицеров административных служб[5], позади дымоходов кормовой трубы располагались офицерская кают-компания и салон-библиотека, а у крейсеров второй группы там же находились отдельные камбузы для офицеров и командира, а также салон для совещаний.

MontAosta_Pic_01.jpg
Muzio Attendolo (вверху) и Duca d`Aosta (внизу). Снимки сделаны с одинаковых ракурсов летом-осенью 1940 г. и наглядно демонстрируют внешние различия — в частности, более развитую башенноподобную надстройку у крейсеров второй серии.

Предложенная генералом Пульезе носовая башнеподобная надстройка по сравнению с надстройками предшествующих крейсеров была спроектирована более компактной и создавала для персонала одинаковые условия работы как в мирное время, так и в боевой обстановке. Конструкция получила благоприятные отзывы в современной зарубежной прессе и, помимо кораблей итальянского флота, применялась на советских крейсерах проекта 26-бис и их потомках проекта 68 и проекта 68-бис.

Конструктивно башнеподобная надстройка опиралась на 1-ю среднюю (броневую) палубу и состояла из семи ярусов, причем нижние пять имели форму цилиндра, а верхние два — усеченного конуса. В ней сверху вниз располагались: радио-пеленгаторная рубка, штурманская рубка (на кораблях первой группы) или адмиральский мостик (на кораблях второй группы), ходовая рубка, центр связи, помещение радиопередатчиков, шифровальная рубка и рубка акустиков, центральный пост борьбы за живучесть.

Вокруг башнеподобной надстройки на уровне второго яруса размещался открытый ходовой (капитанский) мостик с 37-мм автоматами на крыльях. У крейсеров первой группы он был единственным, на второй паре имелся верхний адмиральский мостик с застеклением, открытый только с кормовой части (на Eugenio di Savoia и Duca d`Aosta он имел несколько различную конструкцию). Он предназначался для командующего соединением, шутливо называемого «тещей командира». Действительно, присутствие адмирала и его штаба при значительной тесноте помещений не обещало легкой жизни командиру и офицерам корабля. К верхней части надстройки спереди крепилась платформа с радиопеленгатором и компасом, а сзади на том же уровне — небольшая платформа, на которую опиралась короткая фок-мачта.

Первый командир Duca d`Aosta Альберто Да Зара, командовавший затем Raimondo Montecuccoli, а позднее и их соединением, подверг критике идею компактной надстройки. По его мнению, одно удачное попадание могло вывести из строя большинство постов. С его точки зрения, предпочтительней было бы разместить сразу за башнеподобной надстройкой треногую мачту и перенести на нее главный КДП и часть постов. За счет этого саму надстройку можно было бы понизить и расширить, в результате чего помещения в ней были бы более просторными, а на крыше надстройки следовало разместить пост второго артиллерийского офицера. По мнению Да Зары, такое решение улучшило бы управление огнем и обеспечило большее разнесение систем управления кораблем в целом.

Позади башнеподобной надстройки под мостиком у трех крейсеров располагались походные каюты командира и адмирала в виде небольшой пристройки. На Duca d`Aosta туда перенесли штурманскую рубку, а походные каюты адмирала и командира разместили в нижнем ярусе надстройки сразу за барбетом башни № 2 справа и слева соответственно.

На некотором удалении за носовой надстройкой располагалась элегантная труба, имевшая на всех кораблях различную конструкцию. Так, на Muzio Attendolo ее нижняя часть расширялась в обе стороны, а на его собрате — в основном назад. На Duca d`Aosta трубы были ниже, чем на систершипе, и отличались формой козырьков, которые были необычно раздуты в передней части и имели сокращенную заднюю секцию, тогда как на Eugenio di Savoia козырьки были более обычного типа. Пароотводные трубки на Duca d`Aosta располагались внутри кожухов труб, на Eugenio di Savoia — снаружи. Несколько различными на всех кораблях были площадки прожекторов и вспомогательных постов управления огнем.

За дымовой трубой размещалась площадка для хранения гидросамолетов (у «Кондоттьери D» она имела меньшую зону за трубой, но большее места по бокам от нее за счет сдвига прожекторных площадок к носу), а затем поворотная катапульта.

За катапультой стояла треногая грот-мачта с центральной стойкой по шп. 84 (группа «С») или шп. 92 (группа «D»), которая соединялась с двумя боковыми на высоте соответственно 20, 85 и 20,5 м над верхней палубой. На этом уровне располагалась марсовая площадка, к которой в походном положении крепилась верхняя часть стрелы деррик-крана, в корму от нее отходили два угловых гика для растяжки фалов стеньги, а выше крепился гафель. На боковых стойках треноги располагались вспомогательные КДП и площадки управления зенитной и торпедной стрельбой. Стоит отметить, что на Duca d`Aosta эти площадки были цилиндрической формы, визуально меньше, выше расположены, а на Eugenio di Savoia имели сложную многоярусную форму, начинаясь от надстроечной палубы.

Сразу за мачтой возвышалась кормовая труба. У первых двух кораблей она имела меньшую ширину, чем носовая, причем на Muzio Attendolo была уже, чем на его собрате. На крейсерах второй группы труба имела ту же ширину, что и носовая, за счет изменения компоновки котельных отделений. Еще одним отличием между кораблями была форма компасной площадки-этажерки, расположенной между трубой и спаренной 100-мм установкой.

Тактико-технические характеристики кораблей

Тип Raimondo Montecuccoli Тип Duca d`Aosta
Водоизмещение, т:
стандартное

нормальное

полное

7431

Raimondo Montecuccoli - 8875
Muzio Attendolo - 9814
Raimondo Montecuccoli - 8995
Muzio Attendolo - 8990

Duca d`Aosta - 8450
Eugenio di Savoia - 8750
Duca d`Aosta - 10057
Eugenio di Savoia - 10357
Duca d`Aosta - 10540
Eugenio di Savoia - 10843
Размерения, м
длина между перпендикулярами

длина по ватерлинии
длина наибольшая
ширина наибольшая
осадка

Raimondo Montecuccoli - 166,7
Muzio Attendolo - 166,2
176,4
182,2
16,6
6,0

171,8

180,8
186,9
17,5
6,5
Энергетическая установка:
число и тип котлов

число и тип ТЗА

мощность, л.с.

6 «Yarrow»

Raimondo Montecuccoli - 2 «Belluzzo»
Muzio Attendolo - 2 «Parsons»
106 000

Duca d`Aosta - 6 «Thornycroft»
Eugenio di Savoia - 6 «Yarrow»
Duca d`Aosta - 2 «Parsons»
Eugenio di Savoia - 2 «Belluzzo»
110 000
Скорость, уз. 37 36,5
Запас топлива, т 1300 1680
Дальность плавания, миль
(при скорости,уз.)
Raimondo Montecuccoli - 4122(18)
Muzio Attendolo - 4411 (18)
Raimondo Montecuccoli - 1128 (35)
Muzio Attendolo - 1183 (35)
3900 (14)
2650 (23)
890 (36)
Бронирование, мм:
пояс
продольная переборка
траверсы
палуба
башни
барбеты
боевая рубка

60
25-30
20-40
20-30
70
50
100

70
30-35
50
30-35
90
70
100
Вооружение:
артиллерийское



торпедное
авиационное
противолодочное
минное

4x2 — 152-мм/53
3x2 — 100-мм/47
4x2 — 37-мм/54
4x2 — 13,2-мм пулемета
2x2 — 533-мм ТА
1 катапульта, 2 гидросамолета
2 БМБ (12 гб)
112-146 мин

4x2 — 152-мм/53
3x2 — 100-мм/47
4x2 — 37-мм/54
4x2 — 13,2-мм пулемета
2x3 — 533-мм ТА
1 катапульта, 2 гидросамолета
2 БМБ (12 гб)
112-146 мин
Экипаж, чел. 648 694

Бронирование

Схема бронирования крейсеров типа Raimondo Montecuccoli.
Схема бронирования крейсеров типа Duca d`Aosta.

Одной из основных отличительных черт «Кондоттьери С» от крейсеров предыдущих двух серий стало значительное усиление бронирования. Вся используемая броня была гомогенной, хромоникелевой.

Главный пояс толщиной 60 мм состоял из 19 плит. Между 2-й средней палубой и платформой он был несколько длиннее, продолжаясь от шп. 26 до шп. 183, а между 1-й и 2-й средними палубами — только от шп. 31 до шп. 178. В глубине корпуса параллельно главному поясу шла набранная из 31 плиты продольная броневая переборка толщиной 30 мм в районе погребов и 25 мм в середине. Высота бронированной части переборки соответствовала высоте главного пояса. За его пределами в носу и корме симметрично располагались отделения главных осушительных насосов и дизель-генераторов, занимавшие пространство между шп. 15-26 в корме и шп. 183-194 в носу. Они защищались 25-мм горизонтальной броней на уровне 2-й средней палубы с расположенными под углом 45° скосами такой же толщины. Нижний ряд плит главного пояса замыкался поперечными траверзами толщиной 40 мм вне защищенного палубой со скосами пространства и 20 мм внутри его. Палуба со скосами в оконечностях также заканчивалась 20-мм поперечными траверзами (по шп. 15 и 194). В то же время верхний ряд плит главного пояса переходил в угловые 40-мм траверзы, сходящиеся к внешним краям барбетов концевых башен. Между верхней и 1-й средней палубой между шп. 29 и 180 проходил 20-мм верхний пояс, состоящий из 15 плит и замыкавшийся 15-мм траверзами.

Главной броневой палубой являлась 1-я средняя палуба. Она имела толщину 30 мм в средней части и 20 мм — над боковыми отсеками между поясом и внутренней продольной переборкой. Пространство между нижними кромками пояса и внутренней броневой переборки было прикрыто 20-мм горизонтальной броней. 2-я средняя палуба между угловым траверзом и более длинным нижним рядом плит главного пояса также имела толщину 20 мм.

Толщина брони барбетов башен главного калибра достигала наибольшего значения 50 мм вне корпуса, а внутри его с каждой палубой понижалась. Сами башни имели 70-мм лоб, 30-мм крышу и 22-мм стенки.

Щиты 100-мм орудий были изготовлены из 8-мм низкоуглеродистой стали.

Три нижних яруса башнеподобной надстройки имели толщину стенок 40 мм, четвертый - 50 мм. Пятый ярус представлял собой полностью бронированную боевую рубку со стенками толщиной 100 мм, 25-мм полом и 30-мм крышей. Два верхних конических яруса имели 30-мм стенки, а главный КДП — 25-мм стенки и 20-мм крышу. По центральной оси надстройки проходила броневая коммуникационная труба диаметром 60 см и толщиной 30 мм ниже броневой рубки и 20 мм между броневой рубкой и КДП.

Заметная часть роста водоизмещения «Кондоттьери D» по сравнению с их предшественниками пришлась на дальнейшее усиление защиты. Схема бронирования с небольшими изменениями соответствовала типу Raimondo Montecuccoli, но толщины почти всюду были несколько увеличены.

Главный 70-мм пояс простирался от шп.28 до шп.186, но теперь его длина была одинакова по всей высоте. Толщина продольной броневой переборки увеличилась до 40 мм в районе погребов и 35 мм в средней части, броневой палубы - до 35 мм в средней части и 30 мм над боковыми отсеками, траверсов главного пояса — до 50 мм. Отделения осушительных насосов и дизель-генераторов (шп. 16-28 в корме и шп. 186-197 в носу) прикрывались 30-мм горизонтальной броней. Была усилена и защита артиллерии: толщину верхней части барбетов довели до 70 мм, лобовых плит башен - до 90 мм, стенок и крыши — до 30 мм. Бронирование башнеподобной надстройки полностью соответствовало типу Raimondo Montecuccoli, за исключением усиленной защиты главного КДП (30-мм стенки и крыша, 20-мм пол).

Итальянцы рассчитали дистанции и углы к нормали, с которых внешний пояс их легких крейсеров начинал пробиваться снарядами калибров 203 и 152 мм. Конечно, для попадания в жизненно важные органы снаряд должен был иметь достаточное замедление взрывателя, чтобы пробить еще и броневую переборку. По итальянским расчетам, например, на дистанции 20000 м 203-мм снаряд пробивал пояс и переборку крейсеров типа Raimondo Montecuccoli при угле встречи не более 26°, а на дистанции 17000 м — не более 35,5°[6]. Снаряд калибра 152 мм начинал пробивать пояс и переборку кораблей типа Raimondo Montecuccoli при нулевом отклонении от нормали на дистанции 13000 м. Комбинация пояса и отнесенной вглубь переборки обеспечивала хорошую защиту от снарядов с малым замедлением или взрывателем мгновенного действия, разрыв которых происходил бы в пространстве между поясом и переборкой. Наличие броневой палубы как выше, так и ниже главного пояса в комбинации с продольной переборкой обеспечивало в этом случае защиту от осколков и локализацию повреждений. Именно для таких снарядов броневая защита «Кондоттьери» серий «С» и «D» была оптимальной. Очевидной слабостью кораблей обеих серий было полное отсутствие какого-либо бронирования рулевого управления.

Вооружение

Главный калибр

Основная статья: 152-мм/53 орудие Model 1929
152-мм двухорудийная башенная установка фирмы «О.Т.О.». Копия подлинного чертежа.
Носовые башни и башенноподобная носовая надстройка крейсера Duca d`Aosta.
Носовые башни главного калибра крейсера Raimondo Montecuccoli. Орудия подняты на максимальный угол возвышения. Снимок сделан в Неаполе 16 июня 1942 г. — сразу после боя у о. Пантеллерия.
Носовые башни и башенноподобная надстройка Muzio Attendolo, 11 августа 1939 г.
Кормовые башни Muzio Attendolo, июль 1942 г. На переднем плане виден пневматический бомбомет и минные рельсы.
Кормовые башни ГК и 100-мм установки крейсера Duca d`Aosta. Видны посты управления огнем на грот-мачте и пневматический бомбомет на юте (справа).

Вооружение новых легких крейсеров было почти идентично типу Luigi Cadorna. Главный калибр состоял из восьми 152-мм орудий фирмы «О.Т.О.» образца 1929 г. с длиной ствола 53 калибра. Орудие представляло собой несколько усовершенствованный вариант орудия «Ансальдо» образца 1926 г., установленного на типе Alberto di Giussano. Оно имело свободный лейнер типа Питтони весом 617 кг и постоянную нарезку с шагом в 30 калибров. Заряжание было раздельно-гильзовым, а затвор, в отличие от 203-мм орудий, — горизонтальным клиновым.

Изначально для орудия имелось два типа снарядов — 50-кг бронебойный с донным взрывателем и фугасный весом 44,3 кг с головным взрывателем. Первый содержал 1 кг, второй — 2,3 кг ТНТ. Оба имели длину 4,13 клб. и оснащались алюминиевым баллистическим наконечником. Кроме того, в боекомплекте имелся фугасный снаряд, оснащенный (в дополнение к головному) временным взрывателем для возможной стрельбы по воздушным целям.

Первоначально метательный заряд из состава марки «С» весом 21,425 кг для бронебойного и 19,5 кг для фугасного снаряда сообщал им очень высокие начальные скорости (соответственно 1000 и 950 м/с), что вело к быстрому износу ствола. Поэтому, как и для тяжелых крейсеров, на вооружение был принят новый, более легкий бронебойный снаряд весом 47,5 кг, а начальная скорость снижена до 850 м/с. Это уменьшило износ ствола, но не решило полностью проблему рассеивания, связанную, в первую очередь, с неоднородностью веса боеприпасов, а также близким расположением орудий в башне. Во второй половине 1930-х годов вместо состава «С» начали использоваться более устойчивые составы «NAC» и «FC-4». Впрочем, некоторые современные итальянские исследователи утверждают, что итальянская артиллерия была вполне сравнима по точности стрельбы с артиллерией других стран, а невысокие результаты связаны во многих случаях с неблагоприятными условиями ведения огня.

Орудия на крейсерах размещались по классической линейно-возвышенной схеме в четырех двухорудийных башнях, располагавшихся в диаметральной плоскости парами в носу и корме. Подобная схема теоретически обеспечивала хорошие сектора стрельбы — порядка 300° для каждой башни. Башни по конструкции были во многом аналогичны башням тяжелых крейсеров. Внутренний диаметр барбета равнялся 5,4 м, кольцевого погона — 4,52 м. Углы возвышения орудий — от -10° до +45°. Скорость горизонтальной наводки составляла 6 град./с, вертикальной — 5 град./с. Орудия были оснащены механизмами продувки ствола сжатым воздухом после выстрела.

Основным отличием башен «О.Т.О.» стало заряжание при любом угле возвышения. При этом верхняя часть элеватора представляла собой поворотную руку, вращающуюся вокруг оси орудий. Механизм перегрузчика снарядов из элеватора в погрузочный лоток был также усовершенствован: при досылке снаряда из лотка в ствол орудия перегрузчик автоматически возвращался в состояние готовности для загрузки очередного снаряда в лоток. В результате скорострельность заметно выросла: отмечалось, что с хорошо тренированным расчетом цикл заряжания мог быть сокращен до 7 секунд по сравнению с 12-14 на типе Alberto di Giussano.

Орудия крепились в общей люльке с расстоянием между стволами всего 75 см. Помимо меньшей надежности установки и повышенного взаимного влияния снарядов в полете, такое расположение затрудняло операции по заряжанию. Если на первых легких крейсерах данное решение можно было оправдать стремлением к максимальной экономии веса, то на типе Raimondo Montecuccoli и, тем более, типе Duca d`Aosta установки аналогичной конструкции ставились скорее по инерции, тем более что на момент их проектирования еще не было достаточного опыта эксплуатации первого поколения «Кондоттьери». Неудивительно, что итальянцы отказались от подобных конструкторских решений на следующей серии своих легких крейсеров — типа Duca degli Abruzzi.

Башни имели электрический привод всех механизмов и цепные досылатели. Электрические элеваторы ковшового типа — по одному на башню — поддерживали нормальный темп подачи 10 снарядов в минуту. Таким образом, скорострельность орудий при длительной стрельбе не могла превышать 5 выстр./мин. Имелся запасной элеватор, который мог использоваться в комбинации с ручным заряжанием. Пустые гильзы на типе Raimondo Montecuccoli складировались в подбашенном отделении, а на типе Duca d`Aosta доставлялись ленточным конвейером к портам в лобовой части башни, из которых выбрасывались наружу.

Достаточно сложная механизация башен порождала разнообразные технические проблемы — вплоть до случаев падения снарядов и гильз в перегрузочное отделение. Эти проблемы устранялись внесением небольших модификаций с привлечением персонала фирмы-производителя. Единственный опыт продолжительной стрельбы в боевой обстановке был получен 15 июня 1942 г. в бою у острова Пантеллерия с участием Raimondo Montecuccoli и Eugenio di Savoia. При этом отмечались некоторые сложности, которые итальянские специалисты посчитали несущественными и легко устранимыми: в частности, во всех башнях имелись определенные проблемы с затворами, перегревались электродвигатели вертикальной наводки, откат орудий к концу стрельбы был несколько больше нормального.

Погреба главного калибра располагались ниже 2-й средней палубы под соответствующими орудийными башнями. Боезапас мирного времени состоял из 1120 снарядов (140 снарядов на орудие). Используемые заряды могли быть трех типов, отличавшихся разной мощностью — полные, уменьшенные и учебные. Заряды помещались в латунные гильзы и хранились отдельно от снарядов. В отличие от более крупных кораблей, легкие крейсера изначально предназначались для ведения ночного боя, поэтому половину боезапаса (560 из 1120) составляли заряды с уменьшенной вспышкой. Добавление хлорида калия придавало вспышке фиолетовый оттенок, что должно было уменьшить ослепление собственного экипажа и в некоторой степени снизить видимость вспышек выстрелов для наблюдателей противника. В боекомплект входило 560 бронебойных снарядов, 504 фугасных снаряда с взрывателем типа О.Во.C.L.(Ogiva Borletti Codetta Luminosa — трассирующий с наконечником Борлетти) и 56 фугасных снарядов с взрывателем О.М.Т.Р.30 (Ogiva Meccanici Tempo Percussione — механический временной и ударный образца 1930 г.). Трассирующие снаряды предназначались для ночных боев, но в ночных условиях слепили наводчиков и вместо этого часто применялись днем. Так, в уже упоминавшемся в бою у Пантеллерии Raimondo Montecuccoli вел огонь в дневное время с использованием трассирующих снарядов.

В военное время боезапас крейсеров увеличивался в полтора раза — до 210 снарядов на орудие. При этом половина зарядов по-прежнему была с уменьшенной вспышкой. Дополнительный боезапас состоял из 112 бронебойных снарядов, 336 фугасных с взрывателем О.Во.C.L. и 112 фугасных с взрывателем О.М.Т.Р.30.

Для погрузки и разгрузки боеприпасов в бортах на уровне 1-й средней палубы имелось четыре лацпорта — по одному с каждого борта для носовых и кормовых погребов. Кормовые лацпорты размещались между барбетами, положение носовых несколько различалось из-за разницы в планировке помещений: на «Кондоттьери С» они находились между барбетами, на Eugenio di Savoia были несколько сдвинуты в нос, а на Duca d`Aosta — отодвинуты за барбет № 2. Снаряды и заряды вручную перегружались в расположенные неподалеку от лацпортов грузовые лифты, по которым спускались в погреба. Снаряды размещались в ячейках из стальных листов, предохранявших их от перемещений при бортовой и килевой качке. Заряды складировались горизонтально на стеллажах.

Орудия фирмы «О.Т.О.» оказались более удачными, чем их предшественники фирмы «Ансальдо», но для их успешной эксплуатации требовались хорошо подготовленные расчеты. На довоенных стрельбах эти пушки показывали от 6 до 8,5 % попаданий. По одному из докладов, рассеивание снарядов при использовании учебных зарядов на дистанции 8000 м составляло от 150 до 180 м, а при использовании полных зарядов на дистанции 15 000 м — 319 м. Кроме того, отмечалось, что бронебойные снаряды имели меньшее рассеивание, чем фугасные, хотя проблема с последними была и не столь серьезна, как для более поздней 55-калиберной пушки.

Средняя артиллерия

Основная статья: 100-мм/47 орудие Models 1928
Спаренные 100-мм установка и 13,2-мм пулемет крейсера Raimondo Montecuccoli, 1941-1942 гг. Обратите внимание на двойные минные рельсы.
Макет станка 100-мм орудий для тренировки заряжающих на полубаке крейсера Duca d`Aosta.

«Кондоттьери» несли по шесть 100-мм/47 орудий «О.Т.О.» образца 1928 г. в трех спаренных установках. Установки были сгруппированы в кормовой части крейсеров: две из них размещались побортно на верхней палубе сразу за дымовой трубой, третья занимала место в диаметральной плоскости на надстроечной палубе перед 152-мм башней № 3. Эти орудия могли использоваться для ведения заградительного зенитного огня, однако в условиях Второй мировой войны скорости их горизонтальной и вертикальной наводки уже не отвечали требованиям ПВО. Также 100-мм орудия использовались для стрельбы осветительными снарядами и отражения атак эсминцев.

На крейсерах данное орудие использовалось в спаренных установках, разработанных генералом Эудженио Минизини, характерной особенностью которых являлся механизм подъема цапф. В установке для углов возвышения -5...+25° высота оси цапф оставалась постоянной и равной 1,42 м. По мере увеличения возвышения стволов высота цапф также увеличивалась и при угле +50° достигала 2,32 м (максимальный угол возвышения +85°). Это делало установку по-настоящему универсальной, в равной степени пригодной для ведения огня как по надводным, так и по воздушным целям, однако усложняло и утяжеляло конструкцию, делая ее потенциально менее надежной. Установка снабжалась 8-мм броневым щитом, весила 15 тонн и обслуживалась расчетом из 16 человек.

Боезапас составлял 2520 унитарных выстрелов (по 420 на орудие). В него входили 960 фугасных снарядов для стрельбы по надводным целям, 1200 зенитных, 240 трассирующих и 120 осветительных. В отличие от 152-мм орудий, в военное время боезапас почти не увеличивался. Его дополнили всего лишь 20 осветительными снарядами на орудие. Существовало два типа зарядов — обычный и уменьшенный, причем все 100-мм снаряды, кроме, может быть, осветительных, оснащались зарядами с уменьшенной вспышкой.

Погреба 100-мм снарядов располагались между кормовым турбинным отделением и кормовыми погребами главного калибра. Загрузка боезапаса осуществлялась через те же кормовые лацпорты. Подача снарядов к орудиям производилась вначале через два элеватора на 1-ю среднюю палубу, затем они вручную или на тележках переносились к трем элеваторам, поднимавшим их на верхнюю палубу в непосредственной близости от орудийных установок. У каждой установки находились по два 28-снарядных кранца первых выстрелов, снабженных дистанционно управляемой системой пожаротушения.

Отличительной чертой Duca d`Aosta было наличие учебного макета 100-мм спаренной установки для тренировки заряжающих, установленного на полубаке у надстройки с левого борта.

Зенитные автоматы и пулеметы

Основная статья: 37-мм/54 автомат Breda Model 1932
Основная статья: 13,2-мм пулемет Breda Model 1931
Спаренный 37-мм автомат «Бреда» крейсера Eugenio di Savoia.
37-мм/54 спаренный зенитный автомат Breda образца 1932 г. Копия подлинного чертежа.
37-мм/54 спаренный автомат «Бреда» образца 1932 г.
Спаренная установка 13,2-мм/76 пулемета Breda. Копия подлинного чертежа.

Крейсера вооружались четырьмя спаренными 37-мм/54 автоматами «Бреда» образца 1932 г. Они должны были появиться еще на типе Luigi Cadorna, но их не успели выпустить в срок, так что первыми кораблями, оснащенными этими установками с момента постройки, стали как раз корабли типа Raimondo Montecuccoli.

Спаренные установки имели водяное охлаждение, в результате чего были довольно тяжелыми и требовали мощных палубных подкреплений. Существенным недостатком являлась сильная вибрация, сбивающая механизм наводки. В результате их эффективность в качестве оружия ПВО оказалась ограниченной. Они считались наиболее приспособленными для ведения заградительного огня по низколетящим целям, например торпедоносцам.

Все 37-мм автоматы были сконцентрированы в районе носовой надстройки. Две «спарки» располагались на крыльях ходового мостика, а еще две — чуть позади побортно на полубаке. Данное размещение на практике оказалось неудачным: зажатые между надстройкой и дымовой трубой установки имели ограниченные углы обстрела, а стрельба из размещенных на мостике автоматов могла мешать управлению кораблем.

Боепитание автоматов осуществлялось из магазинов емкостью по 6 патронов. Боекомплект состоял из 4000 снарядов трех типов (бронебойные, фугасные и трассирующие), взятых в примерно равных долях. Кранцы готовых выстрелов для установок на полубаке вмещали по 708, а на крыльях мостика — по 420 патронов. Как и у 100-мм орудий, кранцы оснащались дистанционно управляемой системой пожаротушения. Дополнительные боеприпасы хранились в погребе № 2, откуда элеватором поднимались на 1-ю среднюю палубу, а далее их таскали к установкам вручную.

Зенитное вооружение дополняли четыре спаренных 13,2-мм пулемета «Бреда» образца 1931 г., располагавшихся вокруг кормовой трубы. На практике пулемет терял надежность после примерно 1000 выстрелов из-за разгара ствола. Приходилось стрелять из него короткими очередями и держать поблизости сменные стволы. Общий боезапас состоял из 24 000 патронов.

Торпедные аппараты

Заряжание торпедного аппарата на Eugenio di Savoia, июнь 1942 г. Виден рельс для поворота катапульты.
Трехтрубный 533-мм торпедный аппарат крейсера Eugenio di Savoia.

Крейсера типа Raimondo Montecuccoli несли два двухтрубных, а тип Duca d`Aosta — два трехтрубных 533-мм торпедных аппарата. Аппараты размещались побортно на верхней палубе, причем на «Кондоттьери С» они были смещены дальше в корму. Пуск мог осуществляться в секторе по 143° на борт.

Изначально на кораблях использовались торпеды S.I.250/533,4х7,5 образца 1928 г. (вес заряда 250 кг, длина 7,5 м). Как и у других итальянских торпед, у них было два режима хода — 3000 м на 40 уз либо 12 000 м на 26 уз. Запасные торпеды (на одну перезарядку) хранились на стеллажах на верхней палубе по бортам от надстройки.

Управление огнем

Носовые башни, адмиральский мостик и КДП крейсера Duca d`Aosta, лето 1942 г.
Вид с мостика Eugenio di Savoia, лето 1940 г. Видны пост управления торпедной стрельбой и прожектор у носовой трубы, КДП 100-мм орудий.

В отличие от предшествующих крейсеров, «Кондоттьери» серий «С» и «D» были оснащены только одним командно-дальномерным постом управления огнем главного калибра, располагавшимся на носовой надстройке на высоте около 20 м над ватерлинией. Пост включал 5-метровый дальномер совмещающего типа и 5-метровый стереодальномер в общем кожухе, инклинометр, выступавший из крыши КДП визир центральный наводки (Apparecchio Punteria Generale — APG), пост старшего артиллерийского офицера и приемно-передающие устройства. Стереодальномер использовался как скартометр — устройство, определяющее величину промаха.

Данные из КДП передавались в центральный артиллерийский пост (Centrale di Tiro — CT), расположенный под броневой цитаделью на 2-й средней палубе между барбетами носовых башен. ЦАП оснащался автоматом стрельбы RM.1, разработанным на основе английского автомата фирмы «Барр и Струд». Управление огнем также могло производиться из башни № 2, в которой находился пост второго артиллерийского офицера. Для этого она была оборудована 7,2-метровым стереодальномером, автоматом стрельбы RM.2 и соответствующей аппаратурой связи. Аналогичное оборудование имелось в башне № 3. Кроме того, на крыльях мостика размещались ночные посты управления огнем с ночными визирами и мобильным оборудованием связи.

Центральный коммутатор позволял переключать систему управления огнем на один из восьми вариантов:

  • центральная наводка всех башен из главного КДП;
  • центральная наводка всех башен из башни № 2;
  • индивидуальная наводка башен по данным из главного КДП;
  • индивидуальная наводка башен по данным из башни № 2;
  • центральная наводка носовых башен из башни № 2, а кормовых — из главного КДП;
  • центральная наводка всех башен из главного КДП с использованием автомата стрельбы в башне № 2 вместо ЦАП;
  • центральная наводка всех башен из башни №2 с использованием автомата стрельбы в башне № 2 вместо ЦАП;
  • центральная наводка носовых башен из башни №2 с использованием автомата стрельбы в башне № 2, а кормовых — из главного КДП с использованием ЦАП[7].

Переключатель командования ведением огня имел пять положений: общее командование с ЦАП; с главного КДП; из башни № 2; командование носовыми башнями из башни № 2, а кормовыми — из ЦАП; командование носовыми башнями из башни № 2, а кормовыми — из главного КДП.

Ночная стрельба могла вестись всеми башнями на один борт или носовой и кормовой группами башен на разные борта. После установки РЛС полученные при их помощи дистанция и пеленг на цель передавались на посты управления ночной стрельбой на крыльях мостика, дополняя информацию, поступавшую от ночных прицельных колонок.

Во время боя у Пантеллерии стрельба велась под управлением главного КДП. Приборы в башнях №2 и №3 оказались мало полезными из-за их низкого расположения. В условиях боя возникли серьезные проблемы с определением скорости целей, связанные с плохой видимостью их носового буруна и кильватерного следа.

Управление огнем 100-мм орудий осуществлялось при помощи двух команднодальномерных постов, расположенных на боковых площадках грот-мачты, оснащенных 3-метровыми дальномерами. Центральный пост управления огнем 100-мм артиллерии с автоматом стрельбы RM.2 находился на один уровень ниже — перед кормовой трубой у основания треноги. В случае выхода из строя автомата стрельбы использовались счетные доски, с помощью которых можно было вести заградительный огонь. Питание автомата стрельбы осуществлялось как от электрической сети главного калибра, так и от автономного генератора мощностью 5 кВт. Во время войны отмечалось, что система имела слишком большое для стрельбы по воздушным целям время реакции. Кроме того, ее размещение рядом с трубой, поблизости от дыма и горячего воздуха, оказалось не слишком удачным. В дополнение к вышеперечисленным недостаткам система позволяла вести огонь только на один борт, что создавало проблемы при наличии нескольких целей. Поэтому чаще всего 100-мм установки вели заградительный огонь при помощи заранее составленных таблиц.

Первоначально на Eugenio di Savoia на крыше главного КДП была сооружена площадка для приборов централизованного управления огнем зенитных автоматов, однако к 1937 г. ее демонтировали.

Управление торпедной стрельбой осуществлялось при помощи двух специальных постов, размещенных в башенках у основания первой дымовой трубы. Они оказались громоздкими и не слишком полезными. После их демонтажа в 1942 г. управление торпедной стрельбой было перенесено на ночные посты управления.

Авиационное вооружение

Корабельный поплавковый разведчик IMAM Ro.43.

Пневматическая катапульта конструкции подполковника Луиджи Ганьётто размещалась между трубами и могла поворачиваться на угол до З5° на любой из бортов. Для этого от борта до борта был проложен дуговой рельс. Катапульта имела длину 23 м и ширину трека 1,15 м. Первые три метра отводились под стартовое положение тележки, затем следовал разгонный участок длиной 16,2 м и участок торможения длиной 3,8 м. Давление воздуха для запуска самолета рассчитывалось на основании скорости корабля и относительной скорости ветра.

На протяжении всей карьеры крейсера оснащались двумя гидросамолетами-разведчиками I.M.A.M Ro.43, которые со сложенными крыльями могли размещаться на отведенных для них площадках у носовой трубы. Последний запуск самолета с Raimondo Montecuccoli состоялся 6 августа 1943 г. В походном положении части корпуса самолета (в первую очередь двигатель) защищались от водяных брызг кусками водонепроницаемого полотна. Операция по приему гидросамолета на борт занимала полчаса и могла проводиться при волнении моря не более 2 баллов, что делало ее крайне затруднительной в условии боевых действий, поэтому самолеты чаще всего возвращались на ближайшую береговую базу. Следствием всего этого была определенная бережливость командиров в использовании бортовых разведчиков, которые могли бы применяться более интенсивно. Итальянцы также опасались, что в артиллерийском бою самолет может стать источником пожара, тем более опасного из-за размещения в центре корабля по сравнению с оконечностями, поэтому перед боем самолет мог быть запущен в воздух, а при некоторых обстоятельствах даже скинут за борт. Возможно по этой причине часто во время войны крейсера несли только один Ro.43 на катапульте.

Противолодочное и минное вооружение

Мины типа ЕМС на палубе Duca d`Aosta. Слева виден пневматический бомбомет модели 1934/37 г.
Схема крепления мины Р200 на минных рельсах надводного корабля.

В кормовой части крейсеров было установлено два пневматических бомбомета «Менон» модели 1934/37 г. калибра 432/302 мм. Диаметр 432 мм позволял запускать глубинные бомбы со 100-кг зарядом, а вставка со внутренним диаметром 302 мм служила для бомб с 50-кг зарядом. Последние, имевшие обозначение 50/1936 I.A.L.B, входили в боекомплект крейсеров. Боезапас состоял из 24 глубинных бомб (12 из них хранились в стеллажах недалеко от бомбометов), а в военное время был удвоен.

Выстрел из бомбомета производился сжатым воздухом из баллона высокого давления (130 кг/см²), предварительно заполняемого компрессором. Для выстрела ствол бомбомета устанавливался под фиксированным углом 45°, регулировка дальности выстрела от 50 до 150 метров производилась за счет изменения давления воздуха клапаном и применения вспомогательного дозирующего резервуара. Зарядка глубинной бомбы производилась с дульной части, для чего ствол мог опускаться в горизонтальное положение, и была сравнительно медленной,особенно затрудненной при неспокойном море.

В кормовой части крейсеров имелись минные рельсы, тянувшиеся от 100-мм орудий до кормового свеса. Полная загрузка включала 96 мин типа «Elia», или 112 типа «Bollo», или 92 типа Р200. При максимальной загрузке кормовые башни фактически блокировались, причем башня № 4 не могла действовать вообще. Без блокирования башен могло приниматься соответственно 48, 56 или 28 мин указанных типов.

Средства противоминной защиты

Для защиты от контактных мин крейсера оснащались параванами типа «С», два из которых в походном положении крепились к барбету башни № 2 (на типе Duca d`Aosta — к бокам надстройки сразу за башней). По описаниям, имелся и запасной параван на полубаке у башни № 1 (на типе Duca d`Aosta — спереди у основания башнеподобной надстройки), но подтвердить его наличие фотографиями не удается. Параван имел длину 3,3 м и диаметр корпуса 472 мм. В рабочем положении параваны крепились на специальных шпиронах под носовым бульбом на тросах длиной 70 м и заглублялись на 9 м, теоретически защищая корабль от всех якорных мин, кроме находившихся точно по носу. Применение параванов ограничивало скорость и маневренность. Кроме того, они были неэффективны против все более распространенных на поздних стадиях войны мин с неконтактными взрывателями.

Дымовая аппаратура

Eugenio di Savoia ставит дымовую завесу, лето 1940 г.
Работа химического дымогенератора крейсера Duca d`Aosta.

На всех крейсерах имелось по два комплекта дымоаппаратуры — паро-нефтяной (fumogeni) и химический (nebbiogeni)[8].

У основания дымовых труб — четыре у носовой трубы и два (четыре на кораблях второй серии) у кормовой — размещались устройства для постановки дымовых завес путем смешивания дыма из котлов с паром и нефтью. Они обеспечивали постановку черных «нефтяных», белых «паровых» или цветных дымзавес. В корме по бортам были прикреплены два химических дымогенератора. При их включении корабль на непродолжительное время окутывало густое белое облако.

Энергетическая установка

Энергетическая установка «Кондоттьери» состояла из двух турбозубчатых агрегатов и шести котлов, размещавшихся по эшелонной схеме. На кораблях группы «С» она занимала семь отсеков (от 158-го до 52-го шпангоута), группы «D» — восемь (шп. 161-53). Это было вызвано тем, что у первых носовая котельная группа состояла из четырех котлов в трех котельных отделениях, причем в носовом размещалось два котла, тогда как на типе Duca d`Aosta котлы были распределены по группам равномерно (по три), и каждый из них занимал индивидуальный отсек. Дымоходы каждой группы выводились в собственную трубу, из-за чего на крейсерах первой группы носовая труба была заметно шире кормовой. Машинные отделения располагались за котельными; носовой ТЗА работал на правый винт, кормовой — на левый. Для прохода правого вала котлы кормовой группы были сдвинуты к левому борту, и для балансировки котлы носовой группы пришлось сдвинуть к правому борту.

На 1-й средней палубе с левого борта в районе шп. 116 (у Eugenio di Savoia — между шп. 122 и 128) находился пост контроля энергетической установки, оснащенный необходимыми приборами. В частности, на крейсерах группы «D» там имелось четыре манометра давления пара в котлах, шесть манометров давления нефти, четыре манометра давления пара в турбинах высокого и низкого давления, два манометра давления масла в турбинах, два тахометра, указатель угла руля, два вакуумметра главных конденсаторов, два ретранслятора машинного телеграфа и т.д.

Результаты ходовых испытаний крейсеров

Raimondo Montecuccoli Muzio Attendolo Duca d`Aosta Eugenio di Savoia
Год 1935 1935 1935 1936
Водоизмещение, т 7020 7082 7671 8300
Скорость хода, уз. 38,72 36,78 37,35 37,33
Мощность ЭУ, л.с. 126 099 123 330 127 924 121 380
Число оборотов винта, мин-1 300,1 288,6 291 279
Давление пара, кг/см² 25 25 25 25
Raimondo Montecuccoli на ходовых испытаниях. На крейсере отсутствуют катапульта, торпедные аппараты и зенитные автоматы.
Raimondo Montecuccoli на ходовых испытаниях. На крейсере отсутствуют катапульта, торпедные аппараты и зенитные автоматы.
Очень динамичная фотография крейсера Duca d`Aosta во время ходовых испытаний.

Все итальянские легкие крейсера межвоенной постройки оснащались котлами системы Ярроу, единственным исключением стал Duca d`Aosta, оснащенный котлами Торникрофта. Те и другие обладали схожими рабочими параметрами: давление пара 25 кг/см², температура 325°C, площадь поверхности нагрева 1170 м², площадь поверхности пароперегревателя 218 м² (у Duca d`Aosta и Eugenio di Savoia — соответственно 1250 и 250 м²), паропроизводительность 70-80 т/ч. Подача нефти в котел производилась через 12 форсунок системы Межани («Пиролеум» на Duca d`Aosta). Для подачи воды у первых двух крейсеров использовались два насоса фирмы «Този» с трехлопастными импеллерами, у второй пары — два вертикальных ротационных насоса фирмы «О.Т.О.» производительностью по 120 т/ч. Для нагнетания воздуха в котельное отделение служили два турбовентилятора (на типе Duca d`Aosta — фирмы «Този» производительностью по 105 000 м³*ч). Каждая группа конденсаторов состояла из главного прямоугольного конденсатора (площадь поверхности охлаждения 2220 м²) и вспомогательного цилиндрического (90 м²).

Запас нефти (в метрических тоннах)

Raimondo Montecuccoli Muzio Attendolo Тип Duca d`Aosta
Нормальный 1180 1118 1460
Полный 1300 1295 1680

Muzio Attendolo и Duca d`Aosta оснащались турбозубчатыми агрегатами наиболее распространенной в итальянском флоте системы Парсонса, но фирма «Ансальдо», строившая Raimondo Montecuccoli и Eugenio di Savoia, традиционно отдавала предпочтение установкам системы Белуццо. Суммарная проектная мощность у крейсеров первой группы составляла 106000 л.с. (мощность турбин заднего хода — 40 000 л.с.); «Кондоттьери D» отличались несколько большей мощностью силовой установки — 110 000 л.с. Каждый ТЗА состоял из турбин высокого, среднего и низкого давления, подсоединенных к гребному валу через редукторы. В агрегатах системы Белуццо ступени заднего хода были интегрированы в турбины среднего и низкого давления, в то время как в агрегатах системы Парсонса — только низкого. Ступень высокого давления включала также крейсерскую турбину. Турбины соединялись с гребным валом через одноступенчатый редуктор. Нужно отметить, что ТЗА системы Парсонса занимали больше пространства, но оказались более экономичными, благодаря чему дальность плавания Muzio Attendolo оказалась выше, чем у систершипа, при меньшем запасе топлива.

Корабли приводились в движение двумя трехлопастными винтами из марганцевой бронзы диаметром 4,5 м (4,80 м на Duca d`Aosta, 4,65 м на Eugenio di Savoia), площадью по 12,92 м² и весом по 13,2 т. Правый винт вращался по часовой стрелке, левый — против.

Запас расходных жидкостей (в метрических тоннах)

Тип Raimondo Montecuccoli Duca d`Aosta Eugenio di Savoia
Масло для турбин 65,8 66,5 53
Бензин 0,4 1,4 1,27
Питьевая вода 84,2 59 45
Вода для умывания 285,05 270 190
Резервная вода 182,4 250 230

На ходовых испытаниях все корабли уверенно перекрывали проектную мощность силовых установок и развивали скорость свыше 37 узлов (рекорд принадлежит Raimondo Montecuccoli, показавшему 38,72 уз). Однако нельзя не заметить, что крейсера проходили испытания в облегченном состоянии и не полностью укомплектованными. Во время войны их максимальная скорость не превышала 33-34 узла, что тоже является отличным результатом.

Со всеми погашенными котлами время нормальной подготовки к началу движения составляло у кораблей первой группы 6 часов, второй — 5,5 ч. Время ускоренной подготовки могло быть уменьшено до 5 и 3,5 ч соответственно за счет сокращения времени прогрева турбин путем более интенсивной подачи пара. Если же один котел был в работе, то время уменьшалось до 4 и 3 часов соответственно.

Заправка крейсеров топливом производилась через две горловины на верхней палубе в центральной части, которые могли также использоваться для перекачки нефти на другие суда. Для заправки использовались электронасос и турбонасос производительностью по 180 т/ч. В нормальном режиме со скоростью 60 т/ч нефть закачивалась в четыре распределительные цистерны, из которых самотеком распределялась по всем бортовым топливным цистернам. При ускоренной заправке с темпом 250 т/ч нефть закачивалась непосредственно в топливопроводы. Закачка воды происходила через клапан с правого борта на верхней палубе в средней части корабля.

Дальность плавания крейсеров составляла порядка 4000 миль экономическим и около 1000 миль полным ходом. Это было меньше, чем у аналогичных кораблей союзников, но для Средиземноморского театра считалось вполне достаточным.

Вспомогательное оборудование

Muzio Attendolo в плавучем доке GO-24, конец 1930-хгг.

Управление кораблем

Рулевые штурвалы находились на ходовом мостике и в центральном штурманском посту. Последний располагался под броневой палубой на 2-й средней палубе сразу за барбетом № 2. Передача команд на рулевой привод осуществлялась посредством двух независимых систем гидравлических трубопроводов, проложенных в бортовых коффердамах под броневой палубой. В случае повреждений рулевое управление в течение двух минут (на кораблях второй серии это время улучшили вдвое) могло быть переключено на резервный ручной пост, помещенный в самый конец броневой цитадели — на 2-ю среднюю палубу рядом с барбетом № 4.

Крейсера типа Raimondo Montecuccoli оснащались полубалансирным рулем площадью 25,35 м² (из которых балансирная часть занимала 26 %), выступающим ниже линии киля на 1,156 м. Перекладка руля осуществлялась при помощи электрогидравлических сервомоторов мощностью по 85 л.с. Максимальный угол перекладки — 40°, диаметр циркуляции — 750 м. На более крупных крейсерах типа Duca d`Aosta площадь руля была увеличена до 27,36 (Eugenio di Savoia) и 27,62 (Duca d`Aosta) м² при доле балансирной части 27 % и выступе ниже киля на 1,2 м. Мощность сервомоторов (фирмы «Този» на Duca d`Aosta и «Ансальдо» на Eugenio di Savoia) повысили до 100 л.с. Опробованная на маневрах на одном из крейсеров ручная перекладка руля командой из восьми человек до максимального угла заняла примерно 17,5 мин.

На левой стороне грот-мачты вывешивались два указателя в виде круга и ромба. Поворот руля автоматически изменял положение этих указателей, так что следующий корабль в линии мог получить визуальную информацию о маневре впереди идущего. В 1940 г. на Muzio Attendolo ромб был перенесен на правую сторону грот-мачты.

Якорные устройства

Вид с мостика Eugenio di Savoia на бак и якорное устройство.
Raimondo Montecuccoli в Шанхае в 1937 г. Хорошо видны элементы якорно-швартового устройства, гюйс-шток и носовое украшение крейсера.

Крейсера оснащались тремя якорями Холла-Ансальдо — по одному с каждого борта в носу и одним вспомогательным в корме. Muzio Attendolo был единственным из четверки, имевшим углубления в корпусе для носовых якорей. Становые якоря имели вес по 5 т (за исключением Duca d`Aosta, оснащенного 5,2-тонным левым якорем и 4,8-тонным правым), вспомогательный кормовой — 1,8 т. Выборка осуществлялась двумя электрическими шпилями мощностью по 60 л.с., способными развивать усилие до 22 т. Каждый из них мог подключаться к электродвигателю другого. Все якорные цепи первоначально имели длину 275 м, но впоследствии ее уменьшили до 200 м для экономии веса.

Для буксировки крейсера были оснащены тремя дополнительными электрическими шпилями (один в носу, два в корме) с максимальным усилием тяги 6 т.

Системы обеспечения живучести

Центральный пост борьбы за живучесть размещался на 1-й средней палубе в основании башнеподобной надстройки. Он был оснащен необходимой аппаратурой для измерения крена и дифферента и документацией по их выправлению. Корабль был разделен на десять зон, объединенных в четыре сектора, к каждому из которых была приписана своя аварийная партия во главе с унтер-офицером. 1-й сектор (зоны I-III) продолжался от форштевня до носовой группы котлов, во 2-й сектор (зоны IV-V) было выделено пространство носовых котельных и турбинных отделений, 3-й сектор (зоны VI-VII) захватывал кормовые котельные и турбинные отделения и, наконец, 4-й сектор (зоны VIII-X) — кормовую часть корабля. В каждом из секторов имелись пластыри различных размеров и средства для их закрепления на пробоине. Связь центрального поста с каждым из секторов осуществлялась с помощью телефонных линий, но в случае необходимости команды могли передаваться через посыльных. Резервный пост борьбы за живучесть был совмещен с центральным постом управления энергетической установкой и мог задействоваться в случае повреждений основного поста.

Плавучесть должна была сохраняться при затоплении двух любых больших отсеков. Для откачки воды служили два главных турбонасоса производительностью по 3000 м³/ч, два электронасоса по 300 м³/ч, способных работать под водой, два пожарных электронасоса в трюме производительностью по 60 м³/ч и два переносных турбонасоса по 24 м³/ч.

Выправление крена могло осуществляться перекачкой нефти из отсеков одного борта в отсеки другого, а также затоплением водой отсеков противоположного борта. Замещение израсходованной нефти забортной водой производилось для поддержания достаточной метацентрической высоты.

Главная пожарная магистраль проходила под 1-й средней палубой. Разветвления от нее вели во все основные отсеки и заканчивались 61 (63 на кораблях второй серии) пожарным клапаном. В каждом турбинном отделении имелся один пожарный турбонасос производительностью 55 м³/ч и один электронасос производительностью 60 м³/ч. Котельные отделения были оснащены стационарным оборудованием для пенотушения. Кроме того, в различных помещениях находилось большое количество огнетушителей. В распоряжении пожарных команд имелись респираторы, асбестовые комбинезоны, пожарные топоры и лопаты. Переборки между машинно-котельными отделениями и артиллерийскими погребами были снабжены 15-20 см асбестовой изоляцией, для дополнительного охлаждения погребов использовалась вентиляция холодным воздухом, производимым холодильными установками. Погреба были оборудованы как системой затопления через кингстоны, так и системой орошения от пожарных магистралей. Время затопления через кингстоны составляло 20 мин., при совместном использовании систем — 15 мин.

Средства связи

Eugenio di Savoia, осень 1940 г. Видна тыльная часть главного КДП, радиоантенны, пост управления торпедной стрельбой и прожекторы. Верхнии плоскости бортового самолета окрашены красно-белыми полосами.

Для связи «корабль-берег» и «корабль-корабль» использовался радиотелеграф и радиотелефонные станции, работавшие на средних волнах. Основной передатчик радиотелеграфа размещался внутри башнеподобной надстройки, а приемная станция - на 2-й средней палубе в районе башни №3. Вспомогательные приемники и передатчики радиотелеграфа и две радиотелефонные станции размещались в центре связи, внутри башнеподобной надстройки на один уровень выше основного передатчика. Основные антенны были растянуты между башнеподобной надстройкой и брам-стеньгой грот-мачты. Радиотелефонные станции использовались в основном для ближней связи между кораблями в эскадре. Радиотелеграфное и радиотелефонное оборудование создавало взаимные помехи, поэтому во время войны последнее перевели на УКВ.

Крейсера оснащались радиопеленгаторами, круглые антенны которых стояли ниже главного КДП, а также гидроакустическими станциями (типа SCAM на Duca d`Aosta и «Лонжерэн» на остальных). Посты радиопеленгации и гидроакустики находились на различных ярусах башнеподобной надстройки.

Средства наблюдения и сигнализации

Крейсера оснащались тремя 90-см прожекторами, два из которых были установлены на площадках по бокам от носовой трубы, а третий — на площадке за кормовой трубой. Помимо освещения, они могли использоваться для передачи сигналов на расстояния, превышающие возможности 40-см сигнальных прожекторов.

На площадке вокруг главного КДП находилось четыре дневных поста наблюдения за морем. Каждый из них оборудовался четырьмя биноклями — по два для дальнего и ближнего наблюдения. На крыльях мостика находились шесть постов ближнего дневного и ночного наблюдения за морем. Для воздушного наблюдения имелось по пять постов с каждого борта. Данная система оказалась не вполне эффективной и была реорганизована в годы войны.

Шлюпки и краны

Raimondo Montecuccoli в Мельбурне, 17 марта 1938 г. Видны шлюпбалки у кормовой башни, посты управления огнем зенитной артиллерии у грот-мачты, позиции 13,2-мм пулеметов и расположение шлюпок.
10-метровый дизельный баркас. Длина между перпендикулярами — 10,0 м; ширина — 2,52 м; высота корпуса — 1,3 м; осадка — 0,82 м; водоизмещение — 9,75 т; мощность двигателя — 40-45 л.с.; экипаж— 3 чел.
10-метровый скоростной моторный катер. Длина между перпендикулярами — 10,0 м; ширина наибольшая — 2,45 м; ширина корпуса — 2,4 м; вес корпуса — 3,0 т; экипаж— 3 чел.

Набор корабельных плавсредств изначально включал:

  • 10-м скоростной моторный катер;
  • 10-м дизельный баркас (по бортам перед грот-мачтой);
  • две 10,5-м моторных шлюпки (по бортам от грот-мачты);
  • две 8,6-м 8-весельных шлюпки (по бортам у башни №3);
  • два 4,5-м 4-весельных яла (по бортам у носовой надстройки);
  • две 3,5-м плоскодонных лодки-«заттерини» (на палубе в носу).

Кроме того, на борту имелось от четырех до восьми плотов Карлея, количество и размещение которых в предвоенные годы изменялось.

На кораблях второй серии с правого борта у второй трубы помещался дополнительный разъездной катер. При выполнении крейсерами флагманских функций на борт принимался 12,25-м адмиральский катер. Во время войны шлюпки заменялись на большое количество менее уязвимых плотов Карлея, окрашенных красными и желтыми полосами для лучшей заметности.

Для подъема и спуска шлюпок служили пары шлюпочных кранов грузоподъемностью 2 т. Для подъема и спуска гидросамолета на грот-мачте имелся деррик-кран грузоподъемностью 10 т с длиной стрелы 16,41 м.

Прочие системы

Два вспомогательных трехколлекторных котла системы Ярроу располагались в надстройке за носовой трубой, в которую выводились их дымоходы. Они имели рабочее давление 25 кг/см², площадь поверхности нагрева 130 м² и производили 5,4 т пара в час для работы вспомогательных механизмов на стоянке. Сеть постоянного тока напряжением 220 В питалась от четырех турбогенераторов и двух дизель-генераторов мощностью по 165 кВт каждый. Турбогенераторы фирмы «Марелли» (вес 1,35 т, номинальная частота вращения ротора 1000 об./мин) размещались парами в каждом из турбинных отделений. Дизель-генераторы фирмы «Ансальдо» (2,03 т, 2000 об./мин) были установлены в отдельных отсеках трюма перед носовыми и за кормовыми артиллерийскими погребами. По нормативам, на стоянке в порту использовался один генератор, в походе — два, в бою — четыре. В летнее время носовые турбогенераторы, расположенные через переборку от кормовой группы котлов, требовали большего охлаждения, чем кормовая группа, примыкавшая к погребам. Кроме того, летом требовалась более частая замена смазочного масла. В холодное время существовали проблемы с запуском дизель-генераторов. Помимо основной электрической сети существовала и аварийная сеть освещения, питание которой осуществлялось от 52 аккумуляторов.

Две холодильные установки производительностью по холоду по 40 000 ккал в час размещались на 2-й средней палубе рядом с барбетами концевых башен. Отопление помещений производилось путем вентиляции подогретым воздухом.

Для получения пресной воды для котлов и бытовых целей крейсера оснащались испарителями суммарной производительностью до 90 т воды в сутки. Питьевая вода производилась двумя дистилляторами производительностью до 33 т в сутки (36 т на кораблях второй группы), подсоединенных к котлам №2 и №4 (№1 и №4 на кораблях второй группы).

Крейсера были оборудованы помещением для дегазации, предусмотренной на случай применения противником химических снарядов.

Экипаж

Экипаж крейсеров по штату мирного времени насчитывал 578 человек — 27 офицеров и 551 нижний чин. В военное время на кораблях первой серии он увеличивался до 38 офицеров и 610 нижних чинов, второй серии — до 42 офицеров и 652 нижних чинов.

Окраска

Muzio Attendolo, июль 1941 г. Камуфляжная окраска типа «Клаудус». Цвета: черный, грязно-белый и голубой.
Duca d`Aosta, февраль 1941 г. Вставки: июнь 1941 г. Камуфляжная окраска типа «двойная рыбья кость» Цвета: темно-серый, желто-зеленый (грязно-белый на вставках).
Muzio Attendolo, июль 1942 г. Камуфляжная окраска стандартного типа. Цвета: светло-серый, темно-серый, грязно-белый.
Duca d`Aosta, май 1942 г. Вставки: октябрь 1942 г. Камуфляжная окраска стандартного типа Цвета: светло-серый, темно-серый, грязно-белый.
Raimondo Montecuccoli, май 1942 г. Вставки: октябрь 1942 г. Камуфляжная окраска стандартного типа. Цвета: светло-серый, темно-серый, грязно-белый.
Eugenio di Savoia, май 1942 г. Вставки: ноябрь 1942 г. Камуфляжная окраска стандартного типа. Цвета: светло-серый, темно-серый, грязно-белый.
Raimondo Montecuccoli, июль 1943 г. Камуфляжная окраска стандартного типа. Цвета: светло-серый, темно-серый.
Eugenio di Savoia, 1944 г. Raimondo Montecuccoli и Duca d`Aosta окрашены аналогично. Темно-серый корпус, светло-серые надстройки.

В 1930-е годы и в начале войны крейсера окрашивались в светлый пепельно-серый цвет (grigio-cenerino chiaro) с темно-зеленой (verde scuro) подводной частью и черной полосой по ватерлинии. Верхняя палуба, палубы надстроек и мостиков окрашивалась в темно-серый цвет с характерным металлическим отливом (grigio ferro). Ватерлиния, верхняя часть грот-мачты и козырьки на дымовых трубах были черными (nero), обвесы мостиков с внутренней стороны — темно-синими (blu scuro), внутренние помещения — светло-зелеными (verde chiarissimo).

Для опознавания с воздуха с началом войны палуба в носовой и кормовой оконечностях до башен главного калибра красилась белой известью, позже на нее стали наносить широкие диагональные полосы чередующихся белого и красного цветов.

Во второй половине 1940 г. под руководством майора Корпуса корабельных инженеров Луиджи Петрилло началась разработка экспериментальных схем камуфляжа. Было создано две базовых схемы, которые опробовали на крейсерах Fiume и Duca d`Aosta.

Камуфляжная схема для последнего получила название «двойная рыбья кость» (Doppia spina di pesce) и должна была затруднить работу оптических дальномеров противника. Корпус и надстройки крейсера красились в глубокий темно-серый цвет (fondo grigio scuro), на который наносились крупные желто-зеленые (giallo-verde) четырехугольники, расходящиеся от центра корабля в обе стороны, в форме рыбьих хвостов. Окраска была полностью симметричной по обоим бортам. Эта схема, примененная впоследствии на нескольких линейных кораблях, должна была затруднить работу оптических дальномеров противника. В июне 1941 г. на Duca d`Aosta ее слегка изменили, окрасив оконечности в грязно-белый цвет.

Адмирал Якино был не вполне удовлетворен «двойной рыбьей костью», и флот обратился к известному художнику-маринисту Родольфо Клаудусу с предложением разработать камуфляж для крейсера Muzio Attendolo. Используя черный, грязно-белый (bianco sporco) и голубой (azzurro) цвета, Клаудус создал схему, которая должна была затруднить определение типа, курса и скорости корабля. Абстрактные картины, с характерными «зубчатыми» краями, нанесенные на борта Muzio Attendolo в июле 1941 г., должны были напоминать меньший корабль, идущий искаженным угловым курсом с высокой скоростью. Как и следовало ожидать от творческой натуры художника, рисунки были различными с двух бортов. Схема Клаудуса произвела впечатление на моряков и нашла применение на ряде кораблей.

К 1942 г. в итальянском флоте была разработана стандартная камуфляжная окраска, в которой учитывались типичные условия освещенности на Средиземном море. Основным цветом оставался светлый пепельно-серый, на который наносились широкие контрастные полосы темно-серого. Оконечности часто красились в грязно-белый цвет, чтобы маскировать размер поднимаемых кораблем волн и, таким образом, затруднять определение скорости. Рисунок на правом и левом бортах зачастую был неодинаковым.

Raimondo Montecuccoli, Eugenio di Savoia и Duca d`Aosta получили новую окраску в мае 1942 г., Muzio Attendolo был перекрашен в начале июля. Рисунок линий на всех крейсерах был различным. На Raimondo Montecuccoli и Muzio Attendolo на борта наносились изломанные многоугольные фигуры, более широкие по правому борту, а по левому борту Raimondo Montecuccoli даже имевшие некоторые закругления. Кроме того, Raimondo Montecuccoli имел грязно-белые зоны по правому борту не только в оконечностях, но и в середине корпуса и на надстройках. Окраска Duca d`Aosta характеризовалась плавными закругленными линиями с обоих бортов. На Eugenio di Savoia были нанесены широкие наклонные полосы с волнистыми краями.

После торпедирования Muzio Attendolo и Bolzano подводными лодками итальянцы посчитали, что наличие грязно-белых зон в оконечностях подчеркивает точку прицеливания и облегчает торпедную стрельбу с небольшого расстояния. В октябре-ноябре 1942 г. их убрали со всех крейсеров, кроме Raimondo Montecuccoli, где их закрасили только в носу с левого и частично с правого борта. Полностью грязно-белые зоны на Raimondo Montecuccoli ликвидировали только в июле 1943 г., переведя крейсер на двухцветный камуфляж.

В 1944 г. оставшиеся три крейсера были перекрашены по схеме, аналогичной принятым у союзников (английская стандартная адмиралтейская схема или американская Ms.22). При этом корпус красился в темно-серый цвет, а надстройки — в светлый пепельно-серый. В 1945 г. Duca d`Aosta был перекрашен в единообразный серый цвет, в то время как два других крейсера сохраняли камуфляжную окраску в течение нескольких послевоенных лет. Так, Raimondo Montecuccoli перекрасили в соответствии со стандартами мирного времени только в июле 1950 г.!

Модернизации

Вооружение

Raimondo Montecuccoli в Генуе, июль 1943 г. 37-мм автоматы перенесены на место демонтированных постов управления торпедной стрельбой, установлены дополнительные 20-мм «Эрликоны».
Вид с кормового мостика Raimondo Montecuccoli на среднюю 100-мм установку и башню главного калибра №3, июль 1943 г. На переднем плане виден 20-мм автомат «Эрликон».
Duca d`Aosta в Специи, 1946 г. На новой фок-мачте установлена антенна радиолокационной станции типа 286.
Duca d`Aosta выходит из гавани Ла-Валетты в первые послевоенные месяцы.


В 1940 г. система управления огнем (КДП и орудия) была дополнена гиростабилизационным оборудованием, позволявшим вести огонь при качке, не дожидаясь возврата корпуса на ровный киль.

С началом поставок немецких мин в марте-апреле 1941 г. на крейсерах установили два дополнительных минных рельса параллельно существующим. После этого они могли брать на борт 146 мин типа ЕМС или 186 типа UMA (противолодочных). Кроме того, имелась возможность принимать мины типов G.B.1 и G.B.2 — по 380 или 280 штук соответственно. Для компенсации веса были сняты кормовые якоря. Eugenio di Savoia некоторое время нес 750-кг якорь в центре корпуса с правого борта.

На всех четырех крейсерах 37-мм автоматы модели М1932 были заменены моделью М1938 с воздушным охлаждением, имевшей меньший вес, более простую наводку и обслуживание. При этом установки с мостика были перенесены на место снимавшихся постов управления торпедной стрельбой у первой дымовой трубы. На Muzio Attendolo замена была произведена в апреле-июле 1942 г., на Raimondo Montecuccoli — в октябре-ноябре 1942 г., на Eugenio di Savoia — зимой 1942 г., на Duca d`Aosta — весной 1943 г.

В первые месяцы 1941 г. (годом позже на Eugenio di Savoia) на торпедных аппаратах (у Raimondo Montecuccoli — только на правом) установили щиты для защиты их наводчиков. Во время войны на крыльях мостика Eugenio di Savoia поставили два 3-м дальномера управления зенитным и противоминным огнем, а также добавили два простых вычислителя для возможности стрельбы 100-мм калибром на оба борта одновременно.

Деталировка 20-мм пушки Oerlikon FFL

13,2-мм пулеметы с крейсеров были сняты и заменены на десять одиночных 20-мм/70 автоматов «Эрликон». Замена проводилась на Eugenio di Savoia в конце 1942 г., на Raimondo Montecuccoli — в первой половине 1943 г., на Duca d`Aosta — весной 1943 г. Четыре из них заняли место снятых 13,2-мм пулеметов, остальные размещались на спонсонах надстроечной палубы. На Raimondo Montecuccoli четыре автомата находились по бокам от носовой трубы, еще два ближе к грот-мачте; на Duca d`Aosta — наоборот; на Eugenio di Savoia размещение проведено по третьему варианту: два по бокам от носовой трубы, два ближе к грот-мачте, еще два — по бокам от кормовой трубы. На Muzio Attendolo установку 20-мм автоматов произвести не успели, хотя начали готовить под них площадки. Уже после перемирия на три крейсера добавили еще по два 20-мм «эрликона» на площадки за носовой трубой, доведя их общее количество до двенадцати. На Eugenio di Savoia установка была произведена в октябре 1943 г., на Duca d`Aosta — в апреле, а на Raimondo Montecuccoli — в июле-августе 1944 г. Вскоре после войны половину 20-мм автоматов сняли, их место заняли спасательные шлюпки.

С Raimondo Montecuccoli минные рельсы и катапульту сняли в июне, с Duca d`Aosta и Eugenio di Savoia — в августе 1944 г. Тогда же с Raimondo Montecuccoli для компенсации веса убрали торпедные аппараты, в то время как на более крупных кораблях второй серии они сохранялись даже после передачи советскому и греческому флотам. В первые послевоенные годы со всех крейсеров демонтировали бомбометы.

Надстройки

Легкий крейсер Duca d`Aosta, 1941 г.
Легкий крейсер Duca d`Aosta, 1943 г.
Легкий крейсер Eugenio di Savoia, 1942 г.
Легкий крейсер Eugenio di Savoia, 1943 г.
Легкий крейсер Raimondo Montecuccoli, 1944 г.

В 1938-1939 гг. Duca d`Aosta нес небольшой ветровой экран с пятью окнами в передней части капитанского мостика, однако к 1940 г. он был снят, а ветровое ограждение мостика в носовой части в январе 1941 г. заменено на простое леерное. Считалось, что башнеподобная надстройка обеспечивает лучшую защиту от ветра, чем ветроотбойники.

В январе 1941 г. на Muzio Attendolo начались работы по возведению закрытого застекленного ограждения в передней части мостика; к весне 1942 г. аналогичная конструкция была установлена и на однотипном Raimondo Montecuccoli. На Eugenio di Savoia обширное застекленное и закрытое сверху ограждение капитанского мостика появилось в 1938 г. и было снято весной 1941 г., а к июню 1942 г. он получил гораздо меньшее по размерам ограждение, аналогичное по конструкции установленному на кораблях типа Raimondo Montecuccoli. Очевидные метания от одного решения к другому были вызваны, с одной стороны, уязвимостью командования корабля на открытых мостиках в бою, с другой — неудобством управления кораблем, оценки обстановки и назначения целей при весьма ограниченной видимости из тесной бронированной надстройки.

В ноябре 1939 г. на Duca d`Aosta было снято остекление мостика на грот-мачте между КДП управления огнем среднего калибра, а в январе 1941 г. убран вырез между крыльями капитанского мостика аналогично тому, как это было изначально сделано на Eugenio di Savoia. Грот-брам-стеньга была укорочена на 2,15 м (на Duca d`Aosta в ноябре 1943 г. во Фритауне ее укоротили еще на 3,7 м). В первые месяцы 1941 г. на Duca d`Aosta, в июле 41-го на Muzio Attendolo, и в марте 42-го на Eugenio di Savoia было смонтировано ветровое ограждение наблюдательных постов вокруг главного КДП, а на Raimondo Montecuccoli в октябре 1941 г. оборудовали две площадки по бокам от главного КДП.

Система наблюдения была реорганизована на Duca d`Aosta летом 1940 г., на Eugenio di Savoia — за несколько месяцев до этого, на кораблях первой серии — в первые месяцы 1941 г. Посты на крыльях мостика были переоборудованы для управления огнем. Дополнительные посты воздушного наблюдения оборудовались на расширенных прожекторных площадках и на площадках по бокам от кормовой трубы (на кораблях первой серии) или на грот-мачте (на кораблях второй серии). В первые месяцы 1941 г. (на Eugenio di Savoia — только в марте 42-го) к крыльям мостика были пристроены прямоугольные балконы, на которых находились посты дневного воздушного наблюдения за торпедоносцами и ночного наблюдения. Они оснащались биноклями с брызговиками, цветными и поляризационными фильтрами.

В феврале 1941г. на Duca d`Aosta установили еще один пост управления силовой установкой на 1-й средней палубе. Подобные работы на Eugenio di Savoia были проведены через два месяца, а на Raimondo Montecuccoli — во время модернизации в Генуе в 1943 г. Весной 1943 г. на Duca d`Aosta произвели определенную перестройку внутренних помещений для улучшения обитаемости, которая включала в себя усиление некоторых переборок.

Оборудование

В 1939 г. (на кораблях второй серии — в первые месяцы 1941 г.) на крыши КДП средней артиллерии на грот-мачте были установлены сигнальные прожекторы «Телелюкс». В 1941 г. на адмиральском мостике установили две антенны УКВ-радиостанций.

Схема района носовой надстройки Raimondo Montecuccoli по состоянию на 1949 г.

Во второй половине 1942 г. крейсера были оснащены немецкими станциями радиотехнической разведки FuMB-1 «Метокс» («Metox»), которые обслуживали немецкие операторы. Летом 1943 г. для установки антенны РЛС на трех уцелевших крейсерах за башенноподобной надстройкой соорудили решетчатую мачту. В июле 1943 г. на Raimondo Montecuccoli там была установлена итальянская радиолокационная станция ЕС-3/ter «Гуфо» (Gufo — филин); в конце августа такую же получил и Eugenio di Savoia. Итальянские РЛС были еще несовершенными, поэтому Duca d`Aosta планировалось оснастить немецкой типа FuMO-21/39, однако до перемирия это сделать не успели. Станции типа «Гуфо» себя не оправдали, и их сняли с крейсеров летом 1944 г. Вместо этого на Raimondo Montecuccoli установили английский радар типа 291, а на Duca d`Aosta и Eugenio di Savoia — типа 286 (летом 1944 г. в Таранто). Для компенсации веса с Raimondo Montecuccoli пришлось снять прожектора с площадок у носовой трубы, но с кораблей второй серии, имевших больший резерв для модернизаций, прожектора не снимались.

В первые послевоенные годы решетчатые мачты были сняты, вместо этого на легких мачтах позади башенноподобной надстройки установили новые радары: на Raimondo Montecuccoli — британский типа LWS, на Duca d`Aosta и Eugenio di Savoia — американские SG-1 (с Duca d`Aosta его демонтировали вместе с мачтой перед передачей СССР).

Модернизация Raimondo Montecuccoli в учебный корабль

Raimondo Montecuccoli после переоборудования в учебный крейсер, 1954 г.

В период с октября 1953 г. по июнь 1954 г. Raimondo Montecuccoli был переоборудован в Специи в учебный корабль.

Схема района носовой надстройки Raimondo Montecuccoli по состоянию на 1954 г.

Прежде всего, оборудовались дополнительные помещения под учебные классы и жилые помещения. Два носовых котла были сняты, полубак удлинен, а носовая труба лишилась расширения в нижней части. Башня № 2 была демонтирована, а на ее место установлены два спаренных 40-мм «бофорса», еще пару разместили побортно на срезе полубака. Наряду с этим, была демонтирована центральная 100-мм установка, все 37-мм автоматы, а из 20-мм «эрликонов» были оставлены только четыре на месте прежних 13,2-мм пулеметов. Носовая надстройка заметно расширилась, прожектора перенесены от передней трубы на крылья мостика, а за надстройкой вместо небольшой решетчатой мачты установлена полноценная фок-мачта для размещения радиоэлектронного оборудования. Крейсер был оснащен американскими радарами: поисковым ASP/SN-6 на фок-мачте, управления огнем ГК на крыше главного командно-дальномерного поста и Мк.34, связанным с директорами Мк.57 управления огнем 40-мм автоматов на платформе перед надстройкой. Грот-мачта была в очередной раз укорочена, а посты управления огнем с нее сняты. После модернизации крейсер развивал скорость 28-29 узлов при мощности 75 000 л.с. и нес вооружение из шести 152-мм и четырех 100-мм орудий, восьми 40-мм и четырех 20-мм автоматов. Экипаж сократился до 522 человек.

План восстановления Muzio Attendolo

Летом 1949 г. остов крейсера Muzio Attendolo был поднят и отбуксирован в Специю. Поскольку корпус находился в относительно неплохом состоянии, был рассмотрен проект восстановления корабля с перестройкой его в крейсер ПВО подобно San Giorgio и San Marco, переоборудованным из недостроенных крейсеров типа Capitani Romani. Значительно более крупный Muzio Attendolo должен был нести более многочисленное вооружение из пяти-шести спаренных 127-мм универсальных установок американского производства. Однако в конечном итоге от восстановления отказались (по всей видимости, после оценки стоимости подобного переоборудования), и передали корпус на разборку.

Оценка проекта

«Кондоттьери» серий «С» и, особенно, «D» стали вершиной развития линии «крейсеров для борьбы с французскими контрминоносцами», значительно превосходя по сбалансированности предшественников групп «А» и «В». Эти крейсера вполне подходили для решения тех задач, которые возлагались на них по довоенным взглядам итальянского военно-морского руководства. Вместе с тем, при анализе тактико-технических характеристик крейсеров типа Duca d`Aosta (а отчасти и типа Raimondo Montecuccoli) бросается в глаза несоответствие их довольно большого водоизмещения и сравнительно слабого артиллерийского вооружения.

152-мм главный калибр был с итальянской точки зрения оптимальным для противодействия крупным эсминцам и, в то же время, пригодным для боя с крейсерами, что определило универсальность этих кораблей. Главный калибр не имел каких-либо выраженных недостатков по сравнению с другими орудиями итальянского флота. Можно даже сказать, что из трех разных типов шестидюймовок итальянского флота стоявшие на «С» и «D» орудия оказались самыми удачными. Что же касается известных общих недостатков итальянских артсистем, то не стоит их преувеличивать. Проведенные современными итальянскими историками сравнения результатов артиллерийской стрельбы с аналогичными результатами британских кораблей при тех же условиях (дистанция, состояние моря, условия видимости и т.д.) показывают, что по точности ведения огня англичане и итальянцы вполне сопоставимы. Единственным явным недостатком являлось отсутствие у итальянцев артиллерийского радара.

Бронирование «7000-тонников» отвечало задаче борьбы с контрминоносцами, но все же оставалось недостаточно надежным для противостояния крейсерам, что понимали и сами итальянцы, перейдя в дальнейшем к строительству более защищенных кораблей типа Duca degli Abruzzi («Кондоттьери Е») и их недостроенных последователей. Тем не менее, следует отметить, что крейсера группы «D» по толщине брони пояса (с учетом внутренней переборки) были вполне сопоставимы с близкими по размеру британскими типа Leander и типа Fiji, заметно превосходя их по длине забронированной ватерлинии. Существуют взгляды (например, авторитетного британского историка Дэвида Брауна), что, исходя из опыта Второй мировой войны, вертикальная броня крейсерам была вообще не нужна. Однако для адмиралов того времени бронирование зачастую служило тактическим фактором, влиявшим на выделение кораблей для решения тех или иных задач, выбора дистанции боя, принятия решения о продолжении сражения или выходе из него и т.д.

Статистика применения крейсеров во Второй мировой войне

Raimondo Montecuccoli Muzio Attendolo Duca d`Aosta Eugenio di Savoia
В период 1940-1943 гг.
Поиск кораблей противника
Обстрелы береговых целей
Минные постановки
Перевозки
Защита коммуникаций
Прочие боевые походы
Межбазовые переходы
Учебно-тренировочные выходы
Всего
Пройдено миль
Ходовых часов

16
1
3
1
11
2
22
14
70
29 957
1627

6

7
1
13
2
20
4
53
29 061
1575

5
1
8
2
11
4
23
14
65
32 137
1665

5

5

10
3
14
23
63
25 974
1358
В период 1943-1945 гг.
Поиск противника
Учебно-тренировочные выходы
Перевозки в интересах итальянского командования
Перевозки в интересах союзников
Межбазовые переходы
Всего
Пройдено миль
Ходовых часов


4
76
6
65
151
48 943
2051

8

36
22
18
88
61 469
3120


42


12
54
12 251
724

Анализ использования итальянских легких крейсеров во Второй мировой войне приводит к парадоксальным, на первый взгляд, выводам. «Кондоттьери» первых двух групп к 1940 году во многих отношениях устарели, как морально, так и физически (в том числе значительно сбавили в скоростных качествах), что предопределило их использование для «черновой» работы -постановки мин, ближнего прикрытия конвоев, транспортных перевозок - и на второстепенных направлениях. Корабли типа Duca degli Abruzzi, считающиеся лучшими в своем подклассе, из-за сравнительно небольшой скорости использовались в основном для сопровождения линкоров - роль почетная, но почти бесполезная и неоправданная, так как для ведения разведки при эскадре было бы достаточно небольших крейсеров-скаутов, эсминцев или даже бортовых гидросамолетов. Наиболее же активное применение нашли корабли типа Raimondo Montecuccoli и типа Duca d`Aosta. Об этом можно судить хотя бы по числу миль, пройденных за период военных действий (10.06.1940 - 9.09.1943). Duca d`Aosta принадлежит рекорд по данному показателю среди всех итальянских крейсеров, как легких, так и тяжелых, следом идут Raimondo Montecuccoli и Muzio Attendolo, а Eugenio di Savoia занимает шестое место, уступая также Gorizia и Trento. Особенно следует выделить использование крейсеров «7000-тонного» типа для нанесения ударов по неприятельским конвоям (хотя далеко не каждый из таких выходов заканчивался встречей с противником) и в наиболее ответственных минных постановках. Именно они провели бой у Пантеллерии - единственный, в ходе которого итальянцы смогли нанести противнику существенный урон; именно им, совместно с двумя крейсерами типа Alberto di Giussano, принадлежит успех постановки мин, отправивших на дно крейсер HMS Neptune и эсминец HMS Kandahar из состава знаменитого Соединения «К».

Напрашивается вывод, что своим активным применением и вытекающим из него успехами, «Кондоттьери С и D» обязаны, прежде всего, высокой скорости хода. Вставая перед необходимостью выбора кораблей для очередной ответственной операции, Супермарина выбирала те, риск перехвата которых в море превосходящими силами противника был наименьшим.

Краткая история службы

Raimondo Montecuccoli участвовал во Второй мировой войне. Сопровождение конвоев, минные постановки, противодействие операциям союзников. 4 декабря 1942 г. был сильно повреждён бомбами американской авиации в Неаполе, после чего ремонтировался до середины 1943 г. После войны переделан в учебный корабль. Исключен из состава флота 1 июня 1964 г. Разобран к 1972 году.

Muzio Attendolo участвовал во Второй мировой войне. Сопровождение конвоев, минные постановки, противодействие операциям союзников. В августе 1942 г. был сильно повреждён торпедой английской подводной лодки HMS P42 (в январе 1943 г. субмарина получила название Unbroken) - в результате взрыва была оторвана носовая оконечность. Во время ремонта в Неаполе 4 декабря 1942 г. был потоплен бомбами американской авиации.

Duca d`Aosta участвовал во Второй мировой войне. Сопровождение конвоев, минные постановки, противодействие операциям союзников. После перемирия с союзниками находился в Центральной и Южной частях Атлантики, охотясь за немецкими блокадопрорывателями. В конце войны использовался как быстроходный транспорт. В 1949 году передан по репарациям СССР и переименован в «Керчь». Сдан на слом в 1959 году.

Eugenio di Savoia участвовал во Второй мировой войне. Сопровождение конвоев, минные постановки, противодействие операциям союзников. 4 декабря 1942 г. был сильно повреждён бомбами американской авиации в Неаполе, после чего ремонтировался до мая 1943 г. После перемирия с союзниками использовался как учебный корабль и быстроходный транспорт. В 1951 году передан по репарациям Греции и переименован в Elli. Разобран в 1973-74 гг.

Корабли в искусстве

Raimondo Montecuccoli представлен в игре World of Warships в виде одноименного крейсера V уровня.

Duca d`Aosta представлен в игре World of Warships в виде одноименного премиумного крейсера VI уровня.

Галерея

Примечания

  1. Часто встречающаяся в отечественной литературе классификация этих кораблей как лидеров не отражает их истинной роли. Они не предназначались для лидирования меньших по размеру эсминцев и, как правило, действовали отдельными соединениями, состоящими из однотипных кораблей.
  2. Первые итальянские легкие крейсера получали свои названия в честь знаменитых кондотьеров (буквально: «находящиеся на контракте») — наемных военачальников на службе итальянских средневековых городов-государств. Хотя в дальнейшем имена кораблям стали присваиваться в честь знаменитых итальянских военачальников разных эпох, общее название «Кондоттьери» сохранилось, а чтобы различать серии, добавлялась буква в алфавитном порядке. Таким образом, крейсера типа Raimondo Montecuccoli полуофициально именовались «Condottieri С», типа Duca d`Aosta — «Condottieri D». Кроме того, их часто называют типом Raimondo Montecuccoli 1-й и 2-й группы.
  3. Имеется в виду декларируемое стандартное водоизмещение (фактически — водоизмещение порожнем), которое для типа Raimondo Montecuccoli составляло 6941, для типа Duca d`Aosta — 7283 метрических тонны.
  4. В скобках указаны отличающиеся значения для крейсеров типа Duca d`Aosta.
  5. В итальянском флоте в 30-40-е годы сохранялось кастовое разделение офицерского корпуса, аналогичное имевшему место в дореволюционном российском. Так, Корпус корабельных инженеров и административные службы имели собственную систему воинских званий, копирующую армейскую, а не морскую.
  6. По расчетам, 60-мм пояс + 30-мм переборка приравнивались к 80-мм поясу.
  7. Итальянские описания не дают четкого понимания возможностей использования запасного поста в башне № 3. Скорее всего, он мог применяться во всех перечисленных схемах вместо поста в башне №2, менее вероятно — вместо главного КДП. Очевидно лишь, что не существовало никаких схем управления огнем, задействовавших все три поста одновременно.
  8. Дословно fumogeni переводится как «генератор дыма», а nebbiogeni - «генератор тумана».

Ссылки

  • navweaps.com
  • www.airwar.ru

Литература

  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперлинкоры Муссолини. Главные неудачники Второй Мировой.. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2010. — 176 с. — ISBN 978-5-699-39675-7
  • Патянин С.В. Прооклятые линкоры. «Цезарь» ставший «Новороссийском». — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 176 с. — ISBN 978-5-699-46587-7
  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперкрейсера Муссолини. Если бы не адмиралы!. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 128 с. — ISBN 978-5-699-50944-7
  • Малов А.А., Патянин С.В. Крейсера типов «Монтекукколи» и «Аоста». «Пожарная команда» итальянского флота. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2019. — 160 с. — ISBN 978-5-04-100726-3