Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Линейные корабли типа Conte di Cavour

Линейные корабли типа Conte di Cavour

Перейти к: навигация, поиск
Линейные корабли типов
Conte di Cavour и Caio Duilio
Regia_Corazzata_Conte_di_Cavour.jpeg
Линейный корабль Dante Alighieri
Arrow_down.png
Линейные корабли типов
Conte di Cavour и Caio Duilio
Arrow_down.png
Линейные корабли типа Francesco Caracciolo
Постройка и служба
ед. Заказано
ед. Построено
1910 – 1916 гг. Годы постройки
1914 – 1956 гг. Годы службы
Ansaldo, Генуя
Арсенал, Специя
Odero, Генуя
Cantiere di Castellamare di Stabia, Неаполь
Место строительства
Общие данные
22922 / 24250 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
176,09 / 28,028 / 8,95/9,35 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
31000 Энергетическая установка
22 узл. Скорость хода
4800 миль Дальность плавания
Экипаж
1000 чел. Общая численность
31 чел. Офицеры
969 чел. Матросы
Бронирование
250 / 130 мм. Пояс/борт
24+31 мм. Палуба
130 / 130 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
240 мм. Барбеты
280 / 240 / 240 / 85 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
280 мм. Боевая рубка
100 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Главный калибр

Противоминный калибр

Торпедное вооружение

Построенные корабли

Линкоры типа Conte di Cavour:
     Conte di Cavour
     Giulio CesareWows-icon.png
     Leonardo da Vinci
Линкоры типа Caio Duilio:
     Caio Duilio
     Andrea Doria

Ship_PISB505_Giulio_Cesare.png
Линейные корабли типа Conte di Cavour (рус. «Конти ди Кавур») — серия линейных кораблей Королевского итальянского флота. Построено 5 единиц двумя сериями, подсерия Conte di Cavour: Conte di Cavour, Giulio Cesare, Leonardo da Vinci, подсерия Caio Duilio: Caio Duilio, Andrea Doria. Участвовали в Первой мировой и Второй мировой войнах. Leonardo da Vinci 2.11.1916 г. взорвался в гавани Таранто. Giulio Cesare после Второй мировой войны по репарациям передан СССР и переименован в «Новороссийск». Caio Duilio, Andrea Doria пошли на слом в 1955-56 гг.

История создания

Линейный корабль Dante Alighieri, 1913 г.
Dante Alighieri — первый дредноут итальянского флота.

При всей оригинальности конструкции первый итальянский дредноут Dante Alighieri обладал двумя принципиальными недостатками: «зажатостью» надстроек, что затрудняло управление кораблем, а также очень слабым погонным и ретирадным огнем. Именно последнее обстоятельство вызывало наибольшую критику проекта, особенно в свете информации о том, что новые британские, французские и австро-венгерские корабли будут обладать заметным преимуществом в данном отношении (шесть стволов против трех). К постройке Dante Alighieri еще не приступили, когда генерал Масдеа подготовил улучшенный проект, который, с одной стороны, являлся развитием предшествующего, а с другой — воплощал в себе передовой зарубежный опыт. В частности, в нем можно проследить влияние выполненных в конструкторском бюро фирмы «Ансальдо» под руководством Куниберти разработок, представленных на конкурс проектов для испанского (1907 г.) и русского (1908 г.) флотов.

На этот раз Масдеа применил линейно-возвышенную схему размещения башен в носу и в корме, однако из-за опасений за остойчивость возвышенные башни решил сделать двухорудийными, а в качестве компенсации в средней части установил еще одну трехорудийную башню. В итоге бортовой залп увеличился на одно орудие[1], а погонный и ретирадный — на две трети (с трех до пяти орудий).

Возвышение одних башен над другими позволило обойтись без излишнего удлинения корпуса, но потребовало некоторого увеличения ширины для компенсации возросшего «верхнего» веса. В конечном итоге отношение длины к ширине удалось сохранить на прежнем уровне: 6,28 против 6,32 у Dante Alighieri. При возросшем на 3400 т водоизмещении и практически не изменившейся мощности механизмов это сулило уменьшение максимальной скорости на 1 узел. Броневая защита также не претерпела существенных изменений. От прототипа наследовалась компоновка силовой установки с расположением машинных отделений в средней части корпуса, а котельных — в нос и в корму от них. Вместо четырех дымовых труб решили обойтись двумя, но более «солидными» по размерам. Надстройки стали чуть «свободнее», за второй трубой установили кормовую боевую рубку, однако в целом силуэт оставался весьма лаконичным, но внушительным.

Линейный корабль Giulio Cesare, 1914 г.
Линейный корабль Leonardo da Vinci, 1914 г.
Генерал-лейтенант Корпуса корабельных инженеров Витторио Куниберти — «крестный отец» итальянских дредноутов.

27 июля 1909 г. Италия приняла большую кораблестроительную программу, известную как Морской Закон 1909 года. Она предусматривала ввод в строй 4 линкоров-дредноутов (включая недавно заложенный Dante Alighieri), 3 крейсеров-скаутов, 12 эсминцев, 34 миноносцев и 12 подводных лодок. Королевским декретом от 2 декабря 1909 г. была санкционирована постройка трех линейных кораблей по проекту генерала Масдеа, средства на строительство которых начали выделять со следующего финансового года. Они были зачислены в списки военно-морского флота под названиями Conte di Cavour, Giulio Cesare и Leonardo da Vinci. Первый был заказан 31 июля 1910 г. казенному арсеналу Специи, а два других — частным верфям «Ансальдо» и «Одеро» из Генуи, контракты с которыми были заключены соответственно 10 и 7 сентября 1910 г., хотя реально строительство началось еще до их подписания. Первым, 24 июня, в Сестри-Поненте (пригород Генуи) был заложен Giulio Cesare, следующим, 18 июля, — Leonardo da Vinci, и лишь 10 августа настала очередь Conte di Cavour.

Поначалу строительство кораблей шло быстрыми темпами. Стапельный период длился от 12 до 16 месяцев — показатель, сравнимый с передовыми британскими верфями. Но затем стали сказываться различного рода проблемы. Принципиальная новизна проекта вынуждала порой «на ходу» вносить в него всевозможные изменения. Трудности с производством броневых плит, судовых механизмов, орудий и башен главного калибра поставили итальянцев в зависимость от помощи иностранных фирм (прежде всего, английских и американских) и отодвинули сроки готовности дредноутов. На темпах постройки Conte di Cavour сильно сказалась начавшаяся итало-турецкая война, заставившая перевести значительную часть занятых на нем рабочих арсенала на ремонт кораблей, участвовавших в боевых действиях, и переоборудование мобилизованных гражданских судов. В итоге этот линкор, спущенный на воду раньше других — ровно через год после закладки, — вошел в строй последним, на год отстав от своих систершипов, строившихся на частных предприятиях. С другой стороны, при постройке Conte di Cavour весовой контроль осуществлялся казенной верфью более тщательно, и он имел наименьшую среди своих собратьев строительную перегрузку.

Стоимость корпуса и механизмов составила в среднем 64,2 млн лир на корабль, артиллерии — 36 343 800 лир.

Название Строитель Заложен Спущен на воду Вошел в строй
Giulio Cesare «Ansaldo», Genova 24.06.1910 15.10.1911 14.05.1914
Conte di Cavour Arsenale di La Spezia 10.08.1910 10.08.1911 1.04.1915
Leonardo da Vinci «Odero», Sestri Ponente 18.07.1910 14.10.1911 17.05.1914
Линейный корабль Caio Duilio, 1915 г.

В начале 1911 года в итальянском Главном морском штабе (ГМШ) стало известно о планах Франции приступить к постройке второй серии дредноутов в дополнение к четырем, уже находившимся на стапелях. В Австро-Венгрии в ближайшее время также ожидалась закладка еще двух линейных кораблей. Эти тревожные новости заставили руководство итальянского флота принимать меры, и в конечном итоге оно добилось выделения ассигнований на еще два дредноута в дополнение к четырем строящимся.

Линкоры типа Conte di Cavour по своим характеристикам вполне удовлетворяли командование итальянского флота. В связи с этим, чтобы сэкономить время на проектировании, генерал-лейтенант Корпуса морских инженеров Джузеппе Вальсекки, сменивший на посту главного конструктора скончавшегося Масдеа, решил принять данный проект за основу, внеся в него минимальные изменения, диктуемые иностранным опытом последних лет. Он сохранил в практически неизменном виде основные размерения корабля, форму корпуса, артиллерию главного калибра и энергетическую установку. Наиболее существенным нововведением стало расположение средней башни на палубу ниже (для повышения остойчивости), а также переход на 152-мм калибр противоминной артиллерии. Сами 152-мм орудия разнесли из центрального каземата к оконечностям, что повышало их эффективность при отражении атак неприятельских миноносцев. Прочие улучшения, включавшие изменения толщины брони палуб и казематов противоминной артиллерии, конфигурации полубака, форму надстроек и дымовых труб, перенос фок-мачты в нос от дымовой трубы, оказались менее существенными.

На утверждение проекта ушло меньше месяца. 2 сентября 1911 г. военно-морскому арсеналу Специи и верфи в Кастелламаре-ди-Стабия были выданы заказы на постройку двух линейных кораблей, которые Королевским декретом от 6 ноября того же года были зачислены в списки флота под названиями Andrea Doria и Caio Duilio.

Название Строитель Заложен Спущен на воду Вошел в строй
Caio Duilio Cantiere di Castellamare di Stabia 24.02.1912 24.04.1913 10.05.1915
Andrea Doria Arsenale di La Spezia 24.03.1912 30.03.1913 13.03.1916

Закладка Caio Duilio состоялась 24 февраля 1912 г., а Andrea Doria — ровно месяцем позже. Параллельно с ходом корпусных работ на верфях Морское министерство позаботилось о заключении многочисленных контрактов с частными предприятиями, как в самой Италии, так и за границей, на поставку материалов и оборудования для кораблей. Первый был подписан еще 25 октября 1911 г. с фирмой «Карнеги Стил» из Питтсбурга (США) и касался поставки плит броневого пояса и листов ванадиевой стали для защиты мостиков. За ним последовали следующие крупные заказы:

  • 8 апреля 1912 г. — на поставку 152-мм и 76-мм орудий фирмам «Ансальдо-Шнайдер» (для Andrea Doria) и «Ансальдо и Ко» (для Caio Duilio);
  • 18 мая 1912 г. отделению фирмы «Ансальдо» в г. Сампьердарена заказали изготовление энергетических установок для обоих линкоров с их последующим монтажом;
  • 24 мая 1912 г. отделению фирмы «Армстронг» в г. Поццуоли было заказано изготовление и установка на Caio Duilio тринадцати 305-мм орудий;
  • 18 июня 1912 г. подписан контракт со сталелитейным заводом «Терни» на поставку броневых плит для Caio Duilio, а также хромоникелевой брони для боевой рубки и постов управления огнем Andrea Doria;
  • 4 сентября 1912 г. фирме «Виккерс-Терни» заказаны тринадцать 305-мм орудий для Andrea Doria.

Спуск на воду обоих кораблей сопровождался роскошными церемониями, в которых участвовали члены королевской фамилии. Для Andrea Doria это случилось 30 марта, а для Caio Duilio — 24 апреля 1913 года. Достройка на плаву первое время велась верфями-строителями, но затем оба линкора были переведены в Геную. 9 августа 1913 г. с фирмой «Ансальдо» был заключен контракт на достройку Caio Duilio, аналогичный же контракт в отношении Andrea Doria заключили с фирмой «Одеро» 7 января 1914 г. Подрядчикам предстояло закончить корпусные работы, установить на корабли поясную броню, смонтировать электрическую систему, установить башни, артиллерию и систему управления огнем, а также оснастить их всеми предметами снабжения, кроме тех, что поставлялись флотскими арсеналами.

Стоимость постройки Andrea Doria составила 52,56 млн лир; строившийся частной верфью Caio Duilio оказался заметно дешевле — 44,36 млн лир; артиллерия для каждого корабля обошлась казне примерно в 37 млн лир.

Морское министерство требовало, чтобы корабли вошли в строй к 30 июня 1915 года. Увы, в случае с этой парой повторилась прошлая история. Несмотря на то что казенная верфь быстрее спустила на воду свой корпус, в строй корабль вошел почти на год позже. Благодаря хорошей организации работ заводы «Ансальдо» прекрасно справились с задачей. Caio Duilio вышел на испытания на три месяца раньше назначенного срока и поднял военно-морской флаг 10 мая 1915 г. Фирма «Одеро» не смогла уложиться в срок из-за срыва поставок артиллерии главного и противоминного калибров, а также многочисленных сверхконтрактных работ, вызванных желанием командования флота оборудовать Andrea Doria в качестве флагманского корабля. В итоге он вошел в строй только 13 марта 1916 г., а к тому времени Италия почти год принимала участие в Первой мировой войне.

Названия и девизы

Giulio Cesare входит во внутреннюю гавань (Мар Пикколо) Таранто, лето 1917 г. Видно массивное носовое украшение корабля
Носовые башни и надстройка линкора Giulio Cesare, 1937—1938 гг. На лобовой части командно-дальномерного поста виден девиз: «Guai agli inermi» («Несчастье — в безоружии»).

Всем своим дредноутам итальянцы присвоили имена в честь великих соотечественников:

  • Данте Алигьери (1265—1321) — поэт, один из создателей литературного итальянского языка, автор «Божественной комедии»;
  • Юлий Цезарь (Джулио Чезаре) (102—44 до н.э.) — античный полководец, первый римской император;
  • Леонардо да Винчи (1452— 1519) — гениальный ученый, инженер и художник эпохи Возрождения;
  • граф Камилло Бензо ди Кавур (1810—1861) после объединения Италии в 1861 году стал первым главой правительства и первым морским министром, многое сделал для создания мощного современного флота;
  • Гай Дуилий (Кайо Дуилио) — римский консул, изобретатель абордажного «ворона», позволившего ему одержать победу над флотом Карфагена при Липарских островах (260 г. до н.э.);
  • Андреа Дориа (1466—1560) — генуэзский адмирал и государственный деятель.

Имена Caio Duilio в 1873—1909 гг. и Andrea Doria в 1882—1911 гг. уже носили близкие между собой по конструкции башенные броненосцы, остальные наименования использовались впервые. Названия наносились крупными латунными буквами в кормовой части, при этом стоит отметить, что Caio Duilio унаследовал их от своего предшественника, поэтому написание имени на борту не совпадало с официальным, что часто вызывает путаницу в исторической литературе. Впрочем, сами итальянцы в большинстве случаев даже в документах пользовались укороченными наименованиями кораблей.

Подобно другим крупным кораблям итальянского флота, линкоры имели свои девизы, причем по ходу службы они менялись, что было достаточно редким явлением. Неизменными на протяжении всей карьеры оставались девизы Conte di Cavour — «А nessuno secondo» («Никогда второй»), Caio Duilio — «Nomen numen» («Имя — это сила») и Andrea Doria — «Altius tendam» («Стремиться ввысь»). Оказавшийся поистине пророческим девиз перевернувшегося Leonardo da Vinci — «Non si volta chi a Stella e fiso» («Да не покажет спину тот, кто неизменен звездам») — после подъема корабля заменили скромно-оптимистичным «Ogni torto si dirizza» («Любая ошибка будет исправлена»). Первоначальный девиз Giulio Cesare — «Ad quamvis vim perferendam» («Чтобы выдержать любой удар») — в 1920 году также сменили на более лаконичный «Caesar adest» («Цезарь здесь»).

В отличие от своих систершипов, имевших скромные носовые украшения, Giulio Cesare нес на носу внушительных размеров орла с распростертыми крыльями, держащего в лапах лавровый венок, на ленте которого красовался девиз Юлия Цезаря «Veni Vidi Vici» («Пришел, увидел, победил»). Правда, в конце 1922 г. это великолепное украшение было снято. Кроме того, в 1920 году на правой стороне барбета кормовой возвышенной башни этого корабля была укреплена памятная табличка в честь Юлия Цезаря с латинской надписью «Sit romana potens Italia virtute propago» (цитата из «Энеиды» Вергилия, в литературном варианте звучащая как «Римский да будет народ италийскою доблестью мощен», хотя более точный перевод «Пусть римское могущество доблестью Италии прирастает»).

Описание конструкции

Корпус и надстройки

Линейный корабль Giulio Cesare, 1914 г.
Линейный корабль Caio Duilio, 1916 г.
Продольный разрез и поперечные сечения линкора типа Caio Duilio.
Линейный корабль Giulio Cesare, 1914 г.
Andrea Doria в Генуе спустя несколько дней после подъема военно-морского флага, март 1916 г.
Спуск на воду линкора Giulio Cesare в Сестри-Поненте, 15 октября 1911 г.
Линейный корабль Giulio Cesare в достройке на верфи «Ансальдо».

При проектировании корпуса линкоров типа Conte di Cavour итальянские конструкторы впервые за полвека решили отказаться от традиционного ярко выраженного таранного образования форштевня. Во многом принятию такого решения способствовали многочисленные испытания моделей в опытовом бассейне. Вместо этого носовая часть получила скругленную форму с характерным S-образным изгибом. В нижней части форштевень, являвшийся продолжением поднимавшегося к оконечностям киля, по-прежнему слегка выдавался вперед (что делалось исключительно для улучшения скоростных качеств), потом плавно уходил внутрь, а в верхней трети снова резко выделялся наружу. Кормовая оконечность сохраняла обычную закругленную «крейсерскую» форму. Максимальной ширины по мидель-шпангоуту корпус достигал на нижней кромке броневого пояса. Выше него борта имели заметный завал внутрь. Высокий надводный борт обеспечивал хорошую мореходность, хотя для условий Средиземного моря данный фактор не являлся решающим.

Корпуса новых линкоров изготавливались почти целиком из высокопрочной стали. Исключением стали участки, наиболее подверженные вибрации, — их делали из мягкой сименс-мартеновской стали с повышенным пределом текучести.

Параллельно килю с каждого борта проходило по восемь продольных днищевых и бортовых стрингеров. Нумерация шпангоутов на этих кораблях начиналась от миделя и шла в обе стороны. Шпангоуты к корме маркировались литерами AD (addietro), а к носу — AV (avanti). Кормовой перпендикуляр соответствовал шпангоуту 90AD, носовой — шпангоуту 102AV. От второй до четвертой башни главного калибра проходили скуловые кили шириной около метра.

Линкоры имели три непрерывные палубы: верхнюю (батарейную), главную и нижнюю. Вне пределов машинно-котельных отделений в носовой части имелось три платформы, называемые верхней, средней и нижней; в корме платформ было только две. Офицерские помещения располагались традиционно — в кормовой части на главной палубе. Матросские кубрики были разбросаны по всему кораблю и размещались под полубаком, на главной палубе почти по всей ее длине (в нос от офицерских «апартаментов»), а также на нижней палубе в оконечностях. По стандартам своего времени, помещения как офицеров, так и матросов были достаточно просторными и комфортабельными.

Итальянские дредноуты получили развитое внутреннее деление. По всей длине корпуса проходило двойное дно, разделенное на множество водонепроницаемых отсеков и отделений и переходящее в двойной борт, поднимавшийся до уровня главной палубы. В центральной части корабля — от 52-го носового до 62-го кормового шпангоута — имелось тройное дно, поднимавшееся до скоса броневой палубы. Корпус делился на отсеки 23 поперечными и 4 продольными водонепроницаемыми переборками. Большинство переборок доходило до верхней палубы.

Внутренние продольные переборки проходили вдоль второго стрингера от 66-го кормового до 76-го носового шпангоута, а внешние — вдоль шестого стрингера от 33-го кормового шпангоута до 60-го носового и поднимались до главной палубы.

Линкоры типа Conte di Cavour обладали протяженным полубаком, тянувшимся до середины барбета четвертой башни главного калибра. При этом в районе средней башни он достигал наибольшей ширины, доходя до бортов, а в носовой и кормовой частях выполнялся зауженным, обеспечивая хорошую диаграмму стрельбы противоминной артиллерии. На кораблях типа Caio Duilio конструкция полубака кардинально изменилась — он стал короче, но шире. Средняя башня располагалась палубой ниже, что позволило придать двум последним линкорам заметно лучшую поперечную остойчивость и сделало их более устойчивыми артиллерийскими платформами. Правда, конструкторам пришлось позаботиться уже об обеспечении приемлемой диаграммы стрельбы самой башни, для чего полубак от уровня барбета носовой возвышенной башни под острым углом уходил внутрь корабля, заканчиваясь за первой дымовой трубой.

Надстройки итальянских линейных кораблей были сконструированы просто и рационально, чтобы избежать ненужного увеличения «верхнего» веса и обеспечить максимальное удобство использования орудий главного и вспомогательных калибров. На всех пяти кораблях дизайн носовой и кормовой надстроек был в целом идентичным.

Еще с 1880-х годов итальянские конструкторы старались придать своим тяжелым кораблям симметричный силуэт, чтобы противник в первые моменты встречи не мог точно определить не только их курс, но и направление движения. Хотя к концу первого десятилетия XX века рассчитывать на эффективность такого решения было уже наивно, оно тем не менее, сохранилась и в проектах первых итальянских дредноутов. Силуэт линкоров типа Conte di Cavour формировали две широко разнесенные дымовые трубы, к которым со стороны оконечностей вплотную примыкали мостики и рубки, а со стороны средней башни — треногие мачты, опоры которых как бы охватывали сами трубы. Сами того не желая, итальянцы допустили ту же ошибку, что и создатели британского HMS Dreadnought. В жертву пресловутой «симметрии» оказалось принесенным куда более важное в тактическим смысле удобство использования фор-марса. На полном ходу он укрывался плотными клубами дыма, так что пользоваться установленными там приборами управления огнем становилось практически невозможно. На Caio Duilio и Andrea Doria оплошность была исправлена. Фок-мачту вынесли вперед и расположили между носовой рубкой и первой трубой опорами назад. Кроме того, барбеты концевых башен на них сблизили между собой на три шпации, а скуловые кили продлили до барбета первой башни.

Конструкция носовой и кормовой надстроек была в целом идентичной на всех пяти кораблях, но более короткий полубак на последней паре только подчеркивал высоту дымовых труб. С эстетической точки зрения Caio Duilio и Andrea Doria оценивались итальянцами как менее элегантные. Наиболее существенными из их реальных недостатков считались повышенная теснота в матросских помещениях, вызванная уменьшением размеров полубака, а также более «мокрое» расположение противоминной артиллерии.

Бронирование

Броневая защита линейных кораблей типа Conte di Cavour и типа Caio Duilio выполнялась по классической для своего времени схеме. Наиболее толстая броня располагалась по ватерлинии, становясь тоньше с каждым межпалубным промежутком вплоть до палубы полубака. Итальянские конструкторы претворяли в жизнь идею максимальной площади защиты надводного борта за счет некоторого уменьшения толщины, хотя это и не приняло столь гипертрофированной формы, как на русских линкорах типа Севастополь.

Схема бронирования линейных кораблей типа Giulio Cesare.
Сечение по мидель-шпангоуту линкора типа Giulio Cesare с указанием толщины брони.
Продольный разрез линкора типа Caio Duilio с указанием толщины брони.

Плиты сталеникелевой брони для итальянских дредноутов поставляли британская фирма «Стил Компани» из Глазго и американские «Карнеги Стил» из Питтсбурга и «Бетлехем Стил» из Бетлехема, а их цементирование по технологии Круппа производилось на сталелитейных заводах «Терни» в самой Италии.

Главный броневой пояс на линкорах типа Conte di Cavour простирался от барбета башни №1 (шп.58AV) до барбета башни №5 (шп.63AD) и состоял из двух рядов плит. Нижний имел толщину 250 мм в верхней и центральной части, утончаясь до 170 мм к нижней кромке. Его высота составляла 2,8 м, из которых 1,2 м при нормальной нагрузке возвышались над водой. Над ним — между нижней и главной палубами — располагался верхний ряд плит толщиной 220 мм и высотой 2,3 м. Главный пояс замыкался 130-мм траверсами, а в нос и корму продолжался плитами толщиной от 130 до 80 мм (по мере приближения к оконечностям броня становилась тоньше). Выше него находился верхний пояс длиной 138 м и толщиной 130 мм в средней части. Он тянулся от барбета кормовой башни главного калибра до форштевня, где утончался до 70 мм, а в кормовой части завершался 110-мм траверсом. Каземат противоминной артиллерии, расположенный между барбетами возвышенных башен, защищался 110-мм броней. Вся вертикальная броня устанавливалась на деревянную подушку, и только на надстройках крепилась непосредственно к обшивке.

Почти вся горизонтальная броня итальянских дредноутов выполнялась двухслойной. Верхний слой изготавливался из стали высокого сопротивления, по своим свойствам аналогичной британской НТ (high tension), которая использовалась как конструкционный материал, а нижний слой — из обычной итальянской кораблестроительной стали, по качеству заметно уступавшей предыдущей.

Нижняя палуба в пределах главного броневого пояса имела толщину 24 (12+12) мм в плоской части и 40 (20+20) мм на скосах, примыкавших к нижней кромке главного пояса. Вне пояса — за 130-мм траверсами — она имела карапасную форму и в оконечностях опускалась также до уровня нижней кромки пояса. Толщина карапаса почти по всей длине палубы составляла 24 (12+12) мм и только в носовой части (в нос от 77-го шпангоута) уменьшалась до 22 (11 + 11) мм. В корме карапасная палуба служила защитой для рулевых машин и их проводов.

В отличие от нижней, главная палуба, примыкавшая к верхней кромке 220-мм бронепояса, была плоской на всем протяжении. Так же как нижняя, она имела дифференцированную толщину. В средней части корабля, между барбетами возвышенных башен (от 35-го носового до 40-го кормового шпангоута), ближе к диаметральной плоскости толщина палубы составляла 30 (18+12) мм, а между внутренней продольной переборкой и внешней обшивкой — 31 (18+13) мм. Такую же толщину (31 мм) бронепалуба сохраняла над погребами носовой и кормовой групп башен, где была однородной по всей ширине корпуса. В оконечностях конструкторы применили тот же принцип постепенного уменьшения толщины защиты при приближении к штевням, причем в носу главная палуба лишилась и подкладки — тут ее толщина последовательно снижалась до 15, 9 и 8 мм, тогда как в корме толщина основного слоя осталась неизменной (18 мм), но подкладка уменьшалась сначала до 10, а ближе к ахтерштевню — до 9 мм.

Аналогичным образом, верхняя палуба внутри каземата 120-мм орудий имела толщину 13 мм у диаметральной плоскости и 15 мм — ближе к бортам. От вертикальной стенки каземата до кромки борта ее толщина увеличивалась до 30 мм, а вне пределов каземата составляла 15 мм в носовой оконечности и 13 мм — в кормовой. Палуба полубака имела толщину всего 8 мм в носовой части, но над казематом была самой толстой на корабле — 44 (30+14) мм!

Артиллерии главного калибра итальянские конструкторы постарались придать наиболее надежную защиту. Башни получили 280-мм лобовые плиты, 240-мм стенки и 85-мм крышу. Барбеты над уровнем палубы имели толщину 230 мм, а у барбетов башен №1 и №5 сторона, обращенная к оконечностям, ближе к диаметральной плоскости утолщалась до 240 мм. Части барбетов трех средних башен, находящиеся за броней каземата, имели толщину 120 мм, а вне его — 220 мм, тогда как барбет носовой башни на этом уровне сохранил 240-мм бронирование с носа и 220-мм — с кормы. На промежутке между верхней и главной палубами толщина барбетов всех башен составляла 120 мм с двумя исключениями. Во-первых, переднюю часть носового довели до 130 мм, так как с носовых углов его прикрывала не 130-мм бортовая броня, а всего 70-мм. Во-вторых, толщину кормовой части барбета башни №2 уменьшили до 110 мм, поскольку попадание туда считалось маловероятным.

Наконец, хорошо защищались боевые рубки: носовая — 280-мм плитами, кормовая — 180-мм. От них вниз шли коммуникационные трубы толщиной 100 мм. Носовая доходила до нижней палубы, кормовая — только до главной, причем в пределах 130-мм цитадели ее толщина уменьшалась до 80 мм.

Защиту от подводных взрывов обеспечивали тройное дно и тройной борт (внешняя обшивка толщиной 14—16 мм, средняя — 9—10 мм и внутренняя — 22 мм), а также уже упоминавшиеся продольные переборки толщиной 8—12 мм. В бортовых отсеках между продолжением второго и третьего дна располагались нефтяные цистерны и угольные ямы.

Andrea Doria и Caio Duilio сохранили основные принципы защиты предшественников, отличаясь лишь деталями. На них также имелся полный пояс из двух рядов плит — 250-мм нижнего и 220-мм верхнего, однако из-за увеличившегося водоизмещения более толстый нижний слой при нормальной нагрузке сидел в воде на 1,8 м — на 20 см глубже, чем у Conte di Cavour и Giulio Cesare. Толщина замыкавших его броневых траверзов и верхнего пояса осталась неизменной (130 мм), а вот оконечности были забронированы лучше: минимальная толщина плит в корме составила 120 мм, в носу — 100 мм.

Вместо центрального каземата противоминной артиллерии на последней паре появилось два, разнесенных по оконечностям и расположенных на разной высоте. При этом кормовой находился между главной и верхней палубами в районе кормовой группы башен, а носовой — между верхней палубой и палубой полубака в районе носовой группы. С бортов они прикрывались 120-мм плитами, такую же толщину имели внутренние траверзы, обращенные к миделю, наружные же, обращенные к неприкрытым оконечностям, были 150-миллиметровыми.

Столь же незначительно отличалась горизонтальная защита. Нижняя палуба сохранила 24-мм (12+12) бронирование с 40-мм (20+20) скосами. Главная палуба была забронирована более равномерно и имела толщину 29 (17+12) мм. По-прежнему, самой толстой являлась верхняя палуба: от среза полубака до кормового траверза кормового каземата противоминной артиллерии она имела толщину 44 (32+12) мм, а под полубаком — 25 (14+11) мм. Защита артиллерии практически не изменилась. Защиту же боевых рубок дифференцировали по высоте и толщине: бронирование ее нижнего яруса увеличили до 320 мм, верхний ярус при этом стал тоньше (220 мм), над ним возвышался 150-мм купол поста управления огнем, под нижним ярусом имелся 200-мм воронкообразный переход к коммуникационной трубе. Аналогичные уровни кормовой боевой рубки имели толщину 160, 120, 120 и 150 мм соответственно.

По официальным данным, общий вес броневой стали на линейных кораблях типа Conte di Cavour равнялся 5150 т, что составляло 22,4% от нормального водоизмещения, а вместе с подкреплениями достигал 6122 т (26,6%). У пары Andrea Doria и Caio Duilio вес брони увеличился незначительно — до 5254 т или примерно 22,9% от нормального водоизмещения[2]. Насколько можно судить, это самый низкий показатель для дредноутов даже первого поколения. Достаточно сравнить приведенные цифры с аналогичными у зарубежных современников.

Так, по данным авторитетного историка кораблестроения Дэвида Брауна, у родоначальника всего класса, британского HMS Dreadnought, доля брони составляла 28% от нормального водоизмещения; у типа Bellerophon — 29%, у типа Colossus — 27% (наименьший показатель среди всех британских линкоров-дредноутов), у кораблей типа Iron Duke достигала 30—32% и сохранилась на этом уровне на последних сверхдредноутах типа Queen Elizabeth и типа Royal Sovereign. Французские линкоры типа Courbet при сопоставимом с итальянскими водоизмещении несли 5738 т брони (около 25,5%). Еще лучше были защищены германские дредноуты: типа Nassau — 36,2%, типа Helgoland — 36,8%, типа Kaiser — 40%. Даже у русских линкоров типа Севастополь вес брони составлял 7714 т, или 33,7% от нормального водоизмещения, а общая слабость их защиты была вызвана ошибочностью самой ее концепции.

Иными словами, итальянские конструкторы остались верны традиционному принципу принесения защиты линкоров в жертву вооружению и скорости. К счастью для служивших на них моряков, им не довелось проверить свои корабли в реальном бою.

Вооружение

Главный калибр

Носовые башни ГК линкора Conte di Cavour с установленными на них 76-мм пушками.
Caio Duilio в достройке, Генуя, 1915 г. Вид на кормовые башни главного калибра и казематы 152-мм орудий.

Основой вооружения линейных кораблей типа Conte di Cavour и типа Caio Duilio являлись тринадцать 12-дюймовых орудий образца 1909 г. с длиной ствола 46 калибров. Они были спроектированы фирмой «Армстронг» и обозначались как «30,5 cm Model 1909», однако их реальный калибр составлял 304,8 мм.

Стоявшие на итальянских дредноутах пушки относились к двум типам. Орудия для линкора Leonardo da Vinci производились на заводах Армстронга непосредственно в Великобритании, тогда как для Giulio Cesare и Caio Duilio их производил итальянский филиал «Армстронга» в городе Поццуоли близ Неаполя с помощью головной фирмы. Все они относились к модели «Elswick Pattern Т». На Conte di Cavour и Andrea Doria стояли орудия марки «Vickers Mark G», которые изготавливались в Италии фирмой «Виккерс-Терни».

Орудие типа Mark «G» имело проволочную намотку по всей длине и состояло из внутренней трубы, двух наружных труб («А» и «В»), кожуха и затворного кольца. Орудие Pattern «Т» состояло из внутренней трубы, наружной трубы «А», в свою очередь, состоявшей из двух частей, скрепленных винтовым кожухом, трубы «В», кожуха и короткого затворного кольца. В отличие от пушки Армстронга, проволочная намотка здесь имелась только на половине длины ствола. Оба типа использовали поршневой затвор системы Велина с пневматическим приводом.

Длина 12-дюймового орудия составляла 14,5 м, длина ствола от «зеркала» затвора до дульного среза — 14,021 м, вес — 63,5 т (по другим данным — 64,1 т, хотя возможно, что отличающиеся цифры относятся к различным моделям). Оно использовало два типа снарядов: бронебойный (весом 452 кг) и фугасный. Заряд полным весом 117 кг состоял из четырех частей, помещенных в шелковые картузы. При температуре +32°С начальная скорость снаряда составляла 840 м/с, что обеспечивало дальность стрельбы до 24 км при угле возвышения орудия 20 градусов. На дистанции 9000 м бронебойный снаряд пробивал 250 мм крупповской брони. В качестве метательного вещества использовался состав марки «С», аналогичный английскому кордиту, известному своей нестойкостью. Не исключено, что именно он стал причиной гибели Leonardo da Vinci.

Орудия главного калибра располагались в башнях, установленных в диаметральной плоскости корабля. Схема размещения артиллерии в целом была аналогична примененной англичанами на их первых сверхдредноутах типа Orion, однако у итальянцев концевые и средняя башни (№1, 3 и 5) были треохрудийными, а возвышенные (№2 и 4) — двухорудийными. Таким образом, строго в нос и в корму могли стрелять по пять стволов, а в бортовом залпе участвовать все тринадцать. Вес бортового залпа главного калибра равнялся 5421 кг.

Разрез башни главного калибра линейного корабля. Копия подлинного чертежа.

Башни для линкоров изготавливались теми же фирмами, что производили их орудия. Диаметр вращающейся части трехорудийной башни составлял 8,53 м, двухорудийной — 7,47 м; диаметры барбетов — соответственно 9,6 и 8,53 м. Стволы в башнях размещались в индивидуальных люльках. Расстояние между осями стволов было одинаковым для обоих типов башен — 2,286 м. Вертикальное наведение осуществлялось в интервале —5...+20°. Заряжание могло производиться при любом угле вертикальной наводки. Все башенные механизмы имели основной гидравлический и вспомогательный электрический приводы. Вес двухорудийной башенной установки составлял 508 т, трехорудийной — 681 т (для сравнения можно сказать, что трехорудийные установки Dante Alighieri весили 655 т).

Углы обстрела первой и пятой башен линкоров типа Conte di Cavour равнялись 300°, второй и четвертой — 310°, третья поворачивалась на все 360°, но вести огонь могла только в секторах по 130° на каждый борт. У линкоров типа Caio Duilio, из-за более плотного размещения артиллерии, башни №1 и №5 имели угол обстрела 286°, башня №2 — 306°, башня №4 — 310°.

Боезапас главного калибра хранился в трех погребах (носовом, среднем и кормовом), расположенных непосредственно под группами башен. Снарядные погреба находились под зарядными. Подача снарядов и зарядов к орудиям производилась тремя или двумя — соответственно башне — элеваторами, которые вращались вместе с башней. Каждый из элеваторов состоял из двух частей — верхней и нижней, разделенных перегрузочным отделением. Снаряды и заряды из погребов вручную, при помощи системы талей и блоков, помещались в лотки нижних элеваторов, которые подавали их в перегрузочное отделение, находившееся на нижнем поворотном «столе» подбашенного отделения. Каждому нижнему элеватору соответствовал свой верхний, в перегрузочные лотки которого снаряды и заряды перемещались автоматически механической подачей. Каретки всех элеваторов имели цепной привод, а досылатели орудий — гидравлический или пневматический, в зависимости от конструкции, предложенной фирмой-изготовителем башни.

Штатный боекомплект каждого 305-мм орудия состоял из 40 бронебойных и 30 фугасных снарядов. Однако погреба линкоров типа Conte di Cavour вмещали 1300 снарядов (по 100 на орудие), типа Caio Duilio — 1144 снаряда (по 88 на орудие).

Производство артиллерии главного калибра стало одним из камней преткновения при строительстве серии итальянских дредноутов. Поставка орудий и башен задержалась в среднем на год. Так, артиллерия Giulio Cesare вместо оговоренного контрактом июня 1912 г. была поставлена на корабль только в марте 1914-го. Изготовление башен для Leonardo da Vinci фирма «Армстронг» затянула более чем на год. Для Conte di Cavour задержка могла оказаться и большей. К счастью, получилось так, что орудия для Andrea Doria были уже готовы, в то время как строительство корабля далеко не завершилось, вот их и решили установить на Conte di Cavour. Однако задержка готовности артиллерии для самого Andrea Doria в итоге составила около 15 месяцев. Минимальные проволочки были допущены лишь фирмой «Армстронг-Поццуоли» при изготовлении орудий для Caio Duilio.

Противоминный калибр

Противоминная артиллерия линейных кораблей типа Conte di Cavour включала восемнадцать 120-мм орудий образца 1909 г. с длиной ствола 50 клб., аналогичных устанавливавшимся на первый итальянский дредноут Dante Alighieri. Они являлись разработкой фирмы «Армстронг» (оригинальное обозначение Elswick Pattern «ЕЕ»), которая изготовила пушки для Giulio Cesare, тогда как для двух других линкоров их поставляла фирма «Виккерс». Вес орудия с затвором составлял 3,68 т, приводы вертикальной и горизонтальной наводки — только ручные. Для него имелось два вида снарядов: бронебойный весом 22,75 кг и фугасный весом 22,13 кг (содержание взрывчатого вещества — 1,23 кг); начальная скорость составляла 850 и 840 м/с соответственно, что обеспечивало дальность стрельбы до 13 км. Боекомплект средней артиллерии состоял из 3600 снарядов (по 200 на орудие).

На линкорах 120-мм артиллерия размещалась в центральном каземате, обеспечивавшем углы обстрела 135° для восьми носовых и шести кормовых орудий и 110' для четырех средних. Таким образом, почти в любом направлении могло вести огонь не менее пяти стволов. Данное расположение имело как свои плюсы, так и минусы. Орудия стояли достаточно высоко и обладали возможностью вести огонь практически в любую погоду, однако их сосредоточение в центральной части корабля считалось не слишком удачным с тактической точки зрения: для отражения торпедных атак миноносцев, как правило, производившихся с острых курсовых углов, противоминный калибр желательно было разнести ближе к оконечностям.

Кроме того, уже на завершающем этапе проектно-конструкторских работ стала вызывать сомнение эффективность огня 120-мм орудий против резко увеличившихся в размерах современных эсминцев. Также была получена информация о том, что заложенные французские и австро-венгерские дредноуты имеют более мощный противоминный калибр (138 и 150 мм соответственно). В связи с этим генерал Вальсекки при разработке проекта линкоров второй серии решил пойти на усиление средней артиллерии, попутно учтя пожелания моряков относительно ее расположения для обеспечения более выгодных углов обстрела.

В результате Caio Duilio и Andrea Doria получили по шестнадцать 152-мм/45 орудий системы «Шнайдер» образца 1911 г.[3] Уменьшение числа орудий по сравнению с предшественниками с лихвой компенсировалось возросшей дальностью стрельбы и разрушительной мощью — фугасный снаряд такой пушки весил 47,03 кг и содержал 3,42 кг взрывчатки. Правда, установки были лишены какой-либо механизации, поэтому скорострельность оказалась весьма небольшой — около 3 выстрелов в минуту вместо «паспортных» шести.

Улучшилось и расположение противоминной артиллерии. Как уже говорилось, на последней паре дредноутов ее разнесли по оконечностям, разместив в двух казематах, находившихся в районе носовой и кормовой групп башен. Помимо улучшения диаграммы стрельбы и удобства управления огнем, расположение орудий ближе к погребам облегчало подачу боезапаса. Общий боекомплект включал 3440 снарядов (по 215 на ствол). Единственным существенным недостатком оказалось низкое расположение кормовых плутонгов, которые в свежую погоду частенько заливались водой.

76-мм/50 орудия на палубе линкора Caio Duilio, Генуя, начало 1915 г.

В качестве второго противоминного калибра линкоры типа Conte di Cavour несли четырнадцать 76-мм/50 пушек системы «Виккерс» образца 1909 г. Для их размещения на корабле было предусмотрено тридцать позиций: двенадцать в центральной части, на палубе полубака, три в носу, две в корме на главной палубе и тринадцать — на крышах башен главного калибра, где они могли использоваться для практических стрельб. Именно на башнях эти пушки и стояли при вступлении кораблей в строй. После испытаний Giulio Cesare и Leonardo da Vinci в конце 1913 — начале 1914 г. трехдюймовые орудия оттуда сняли и разместили на палубе полубака, шканцах и надстройках, однако вскоре большинство из них вернули на прежние места. Для 76-мм пушек в погребах каждого линкора хранилось по 3360 унитарных патронов весом 11,9 кг (по 240 на орудие).

Caio Duilio и Andrea Doria первоначально предполагалось вооружить новейшими 76-мм/45 орудиями системы «Ансальдо-Шнайдер» образца 1912 г., однако к моменту завершения строительства линкоров они так и не были приняты на вооружение, поэтому пришлось ставить на корабли все те же проверенные пушки образца 1909 г. Правда, штатное число их было увеличено до девятнадцати, а количество позиций для установки — до тридцати четырех. Помимо тринадцати мест на крышах башен, предусматривалось три позиции на носу, восемь — на полубаке по сторонам от носовой возвышенной башни, восемь аналогичных у башни №5 и две — на самой корме. При этом 13 орудий устанавливались на обычных станках, а еще 6 — на специальных, с увеличенным углом возвышения для зенитной стрельбы. Существенно увеличился боекомплект: Andrea Doria нес в погребах 5420 снарядов для 76-мм пушек, а Caio Duilio — даже 5625.

Схема 76-мм/40 зенитного орудия образца 1916 г. Копия подлинного чертежа.

Во время Первой мировой войны число 76-мм пушек подверглось существенным изменениям. Их полезность для линкоров, проводивших львиную долю своего времени на якорных стоянках, была признана весьма сомнительной, поэтому орудия со станками часто снимали для вооружения мелких судов. Вместо них на кораблях появилось от четырех до шести 76-мм/40 зенитных пушек системы «Виккерс» образца 1916/17 г. Они имели угол возвышения стола до 70° и были способны поражать цели на высоте до 5790 м.

Между 1919 и 1924 годами вспомогательное вооружение всех линкоров было окончательно стандартизировано. Теперь оно включало по тринадцать 76-мм/50 орудий, установленных на башнях главного калибра и использовавшихся для практических стрельб, шесть 76-мм/40 зенитных пушек, размещенных на верхней палубе в районе кормовой надстройки (по три с каждого борта), и два 40-мм/39 автомата системы «Виккерс-Терни» образца 1917 г. (итальянский вариант знаменитого британского «пом-пома»), которые устанавливались на палубе полубака несколько впереди от башни №2.

Первоначально зенитные орудия вели стрельбу исключительно под местным управлением, но в начале 1920-х гг. линкоры оснастили соответствующими дальномерами и примитивными системами управления огнем.

Приборы управления огнем

Giulio Cesare в конце Первой мировой войны. На боевой рубке установлен дальномер системы «триплекс».

Еще в 1901 г. на вооружение итальянского флота поступил первый прибор управления огнем отечественной разработки — так называемый «Индикатор стрельбы Беттоло» (по фамилии изобретателя), позволявший вычислять значения ВИР и ВИП. Англичане обзавелись аналогичной системой (калькулятор Дюмареска) только годом позже. Несмотря на столь впечатляющее начало, к моменту вступления в строй линкоров дредноутного класса итальянцы серьезно отставали от ведущих флотов как в аппаратуре, так и в методах управления стрельбой. Изначально их оборудование не сильно отличалось от применявшегося на старых броненосцах: дальномеры и оптические прицелы орудий. Старший артиллерийский офицер находился в боевой рубке, откуда вел наблюдение при помощи перископа и распределял цели.

Со вступлением Италии в войну на стороне Антанты союзники — в первую очередь англичане — оказали ее флоту серьезную помощь, снабдив новейшими образцами своей техники. В 1916 г. для всех шести дредноутов были закуплены триплексные дальномеры «Барр и Струд» с оптической базой 4,5 м (15 футов). Они имели максимальную «паспортную» дальность 16 460 м, однако точность измерения на такой дистанции не превышала 1 кабельтова (183 м). Эти приборы, своим необычным внешним видом напоминавшие этажерки, монтировали на крыше носовой боевой рубки. На кормовом мостике установили вспомогательные дальномеры с базой 2,7 м, предназначавшиеся главным образом для обеспечения стрельбы среднего калибра. В 1917 г. на кораблях появились директоры британского образца, расположившиеся на марсах фок-мачт, а также «столики Дрейера». Последние представляли собой аналоговые вычислители для определения угла возвышения орудий и угла упреждения залпа по вводимым данным о дистанции и курсе противника, курсе и скорости собственного корабля, поправкам на направление и силу ветра, температуру воздуха и величину качки.

Торпедное вооружение

Caio Duilio в достроечном бассейне. Хорошо виден торпедный аппарат в ахтерштевне.

Хотя с позиций сегодняшнего дня оснащение линейных кораблей торпедными аппаратами (принимая во внимание дальность хода тогдашних торпед) выглядит форменной нелепостью, данный вид вооружения сохранялся на большинстве дредноутов. Итальянские корабли этого класса несли по три 450-мм торпедных аппарата. Два из них были подводными бортовыми типа «Эльсвик» Е 450/1906 (производились фирмой «Армстронг-Поццуоли»), а третий — кормовым надводным типа «Де Лука» D 450/1908. Бортовые аппараты размещались в общем отсеке в носовой части, перед башней №1, с небольшим смещением по длине, чтобы заряжание каждого аппарата могло производиться независимо. Кормовой располагался непосредственно на броневой палубе.

Линкорами использовались торпеды системы Уайтхеда модели А 100/450 образца 1913 г., обладавшие следующими характеристиками: вес заряда 110 кг, длина 5,28 м, дальность хода 2000 м на скорости 38 уз., 4000 м на 30 уз. и 6000 м на 26 узлах. Боекомплект состоял из трех торпед для каждого аппарата. Их боевые зарядные отделения хранились в погребах башен №1 и №5.

В течение 1916—1917 гг. совершенно бесполезное на линкорах торпедное вооружение было демонтировано со всех кораблей.

Противоторпедные сети

Как и большинство кораблей своего времени, после достройки все итальянские дредноуты оснащались противоторпедными сетями, плетенными из стальной проволоки. Их полки на типа Conte di Cavour проходили чуть ниже уровня иллюминаторов на главной палубе, а на Caio Duilio и Andrea Doria в кормовой части опускались ниже казематов 152-мм орудий. Для выставления сетей на каждом борту линкоров имелось по 12 выстрелов длиной по 9 м с соответствующими подкосами и растяжками.

Теоретически сети могли быть использованы и на ходу, но из-за сложности системы их крепления, а также неизбежного при этом падения скорости, ухудшения управляемости и постоянного опасения намотать случайно оторвавшийся кусок сети на винты, постановка сетей практиковалась только при стоянке в гавани. Однако в данном случае более эффективными оказывались стационарные боновые и противоторпедные заграждения. Поэтому в течение 1916 года сами сети, их полки и выстрелы были сняты со всех кораблей итальянского флота.

Энергетическая установка

Королевский Итальянский флот традиционно уделял большое внимание скорости кораблей. В условиях хорошей видимости, характерной для Средиземного моря, несколько лишних узлов хода считалось важным фактором, дающим определенные тактические преимущества. Во время работы над проектами дредноутов итальянские конструкторы также постарались обеспечить им превосходство в скорости над современными линкорами зарубежных флотов, однако из-за опасений чрезмерного увеличения водоизмещения и, стало быть, стоимости кораблей этот выигрыш даже «на бумаге» оказался минимальным — всего 1,5—2 узла. К тому же практически одновременно с ними в строй начали вступать британские сверхдредноуты типа Queen Elizabeth, развивавшие до 24 узлов при несравнимо более мощном вооружении и защите.

Схема расположения силовой установки линейных кораблей типов Giulio Cesare и Caio Duilio. С — котел; АР — турбина высокого давления; ВР — турбина низкого давления; DP — артиллерийский погреб.

Четырехвальная паротурбинная энергетическая установка на всех итальянских дредноутах имела идентичную конструкцию. впервые опробованную на Dante Alighieri и впоследствии повторявшуюся с незначительными изменениями. Она состояла из трех групп турбинных агрегатов системы Парсонса прямого действия, размещавшихся в изолированных отсеках. Два из них располагались по бортам от средней башни главного калибра, а третий — в корму от нее. В отличие от Dante Alighieri, где все турбины были сосредоточены в средней части, такое расположение, во-первых, уменьшало уязвимость силовой установки к воздействию боевых повреждений, а во-вторых, позволяло несколько сократить длину гребных валов.

Giulio Cesare на ходовых испытаниях в Генуэзском заливе, 11 ноября 1913 г.
Conte di Cavour на ходовых испытаниях в районе Специи, 15 января 1915 г. Скорость — 22 узла.
Первый выход Andrea Doria на ходовые испытания в Лигурийское море, 30 января 1915 г.
Caio Duilio на ходовых испытаниях, 23 марта 1915 г.

Каждая из машинных групп включала турбины высокого и низкого давления (последняя — со встроенной ступенью заднего хода) с соответствующим вспомогательным оборудованием: конденсаторами, циркуляционными насосами, вентиляторами и т.д., обеспечивавшими независимую работу «своей» турбинной группы. У двух турбоагрегатов в бортовых машинных отделениях турбины высокого и низкого давления подключались последовательно и приводили в движение внешние гребные валы. В центральном агрегате турбины высокого и низкого давления стояли параллельно и вращали левый и правый внутренние гребные валы соответственно. В качестве движителей корабли имели по четыре трехлопастных гребных винта, изготовленных из специальной бронзы.

Турбины для Giulio Cesare и Leonardo da Vinci изготавливались предприятиями-строителями, для Conte di Cavour их делала фирма «Орландо» из Ливорно, а для Caio Duilio и Andrea Doria — отделение фирмы «Ансальдо» в г. Сампьердарена. Суммарная мощность турбин на переднем ходу составляла 31— 32 тыс. л.с., на заднем ходу под тремя валами (левый внутренний вал ступени заднего хода не имел) — 14 000 л.с. Результаты ходовых испытаний стали для итальянцев большим разочарованием. Хотя первая тройка линкоров вышла на них, будучи недогруженной, ни один из них не смог развить проектной скорости 22,5 узла. Giulio Cesare показал 21,56 уз. при среднем водоизмещении 21 700 т и мощности механизмов 30 700 л.с.; Leonardo da Vinci оказался лишь чуть быстроходнее: 21,6 уз. при водоизмещении 24 700 т[4] и мощности 32 800 л.с. Только строившийся на казенной верфи Conte di Cavour смог преодолеть 22-узловую отметку, развив 22,2 уз при водоизмещении 21 612 т и мощности 31 278 л.с. Испытания последней пары в силу обстоятельств военного времени проводились по сокращенной программе. Известно, что Caio Duilio показал всего 21,3 уз. при мощности 31 009 л.с., по Andrea Doria точных данных не имеется. В условиях службы линкоры редко развивали скорость, близкую к результатам испытаний, поэтому можно констатировать, что никаких преимуществ от ослабления бронирования итальянцы не получили...

Если турбинные агрегаты всех кораблей были одинаковыми, то вырабатывавшие для них пар котельные установки относились к трем разным типам. На головном Giulio Cesare стояло 24 водотрубных котла «Бабкок-Уилкокс», половина из которых имела чисто нефтяное, а половина — смешанное отопление. Conte di Cavour и Leonardo da Vinci получили по 20 котлов системы «Блекинден» (8 с нефтяным и 12 со смешанным отоплением), а Caio Duilio и Andrea Doria — такое же число котлов Ярроу. Для распыления нефти служили форсунки системы Торникрофта.

Паровые котлы размещались в десяти котельных отделениях, расположенных двумя равными группами в нос и в корму от машинных отделений. При этом носовая группа как бы охватывала погреба средней башни главного калибра. Соответственно. на корабле было проложено две главные и две вспомогательные паровые магистрали, связанные между собой так, чтобы пар от любого котла в случае необходимости мог подводиться к любой турбине.

На полном ходу пар подавался независимо к каждому агрегату, последовательно проходил турбины высокого и низкого давления, после чего поступал в конденсатор соответствующей группы. Данный режим работы использовался относительно редко. Как правило, в походе корабли шли под двумя валами, при этом задействовались либо два бортовых, либо один центральный агрегат. На экономическом ходу все три агрегата подключались последовательно: сначала пар подавался в турбину высокого давления правого борта, из нее — в турбину высокого давления левого борта, затем последовательно проходил турбины высокого и низкого давления среднего агрегата и поступал в центральный конденсатор.

Для хранения угля служили бортовые угольные ямы, располагавшиеся между главной и нижней палубами. Жидкое топливо хранилось в цистернах, размещенных в отсеках тройного борта под нижней палубой и двойном дне. Там же находились цистерны воды для котлов, питья и бытовых нужд. Нормальный запас топлива на линкорах типа Conte di Cavour включал 570 т угля и 350 т нефти, полный — соответственно 1450 и 850 т. На кораблях типа Caio Duilio данная пропорция несколько изменилась: в нормальном запасе доля угля уменьшилась на 50 т, нефти — на столько же увеличилась, а в полном имело место обратное соотношение. С полным запасом топлива проектная дальность плавания линкоров составляла 1000 миль полным ходом или 4800 миль экономическим 10-узловым.

Прочее оборудование

Электроэнергия вырабатывалась тремя электростанциями, расположенными под броневой палубой, — носовой, центральной и кормовой. Каждая из них оборудовалась двумя турбогенераторами постоянного тока мощностью по 150 кВт (напряжение корабельной сети 110 В) с соответствующими распределительными щитами. На корабле имелось две независимые электрические сети — силовая и освещения. Силовая сеть питала все вспомогательные механизмы: электромоторы, лебедки, насосы, рулевую машину, элеваторы подачи боеприпасов и т.д. Сеть освещения, в свою очередь, разделялась на две подсети, одна из которых охватывала помещения над броневой палубой и в надстройках (имевшие естественное освещение через иллюминаторы), а вторая — под ней.

По первоначальному проекту линкоры предполагалось оснастить восемнадцатью (!) прожекторами, но в конечном итоге было установлено лишь восемь. На кораблях типа Conte di Cavour они располагались парами на площадках, охватывающих дымовые трубы, а на типе Caio Duilio — на площадках фок- и грот-мачт. Даже такое количество оказалось избыточным, поэтому вскоре после Первой мировой войны половину из них сняли. Электропитание прожекторов обеспечивалось отдельной веткой силовой сети.

Главная радиостанция линкоров была оснащена передатчиком мощностью 3 кВт и располагалась на главной палубе перед барбетом средней башни.

Корабли оборудовались двумя рулями, размещавшимися в диаметральной плоскости: главным, полубалансирного типа площадью 32 мг, и находившимся впереди него вспомогательным, балансирного типа площадью 10 м². Они могли перекладываться совместно или по отдельности. Рулевая машина имела дублированный привод от паровой машины или электрического сервомотора, расположенных в специальном помещении на верхней платформе непосредственно позади барбета концевой башни главного калибра. На случай аварийной ситуации в соседнем отсеке имелся ручной привод с четырьмя большими штурвальными колесами Для их вращения требовались усилия 16 человек.

Маневренность кораблей можно охарактеризовать как весьма посредственную.

Диаметр циркуляции линкоров типа «Giulio Cesare»

Угол отклонения руля 20° 25° 30° 35°
На скорости 10 уз 1207 м 1112 м 1038 м 977 м
На скорости 20 уз 1326 м 1266 м 1170 м 1024 м

При перекладке только главного руля на максимальный угол 35° линкоры типа Conte di Cavour на 10-узловом ходу совершали полную циркуляцию за 14 минут 35 секунд, на 20-узловом — за 8 минут 20 секунд. Ее диаметр составлял 977 и 1024 м соответственно.

Линкоры снабжались тремя главными становыми якорями Холла, убиравшимися в носовые клюзы (два с правого борта, один — с левого), вспомогательным кормовым якорем (клюз в ахтерштевне) и двумя аналогичными запасными. Привод носовых якорных шпилей — электрический, моторы располагались на нижней платформе под броневой палубой.

Из-за необходимости обеспечить хорошую диаграмму стрельбы орудиям главного калибра размещение на корабле шлюпок превратилось в серьезную проблему. По штату линкоры несли два паровых катера, два баркаса (в разное время — парусно-гребных или моторных), два вельбота или гички и несколько более мелких плавсредств. На кораблях типа Conte di Cavour паровые катера располагались на рострах по бокам от носовой трубы, а баркасы — в районе кормовой трубы и грот-мачты. Для их спуска и подъема служили две грузовые стрелы, опиравшиеся пятками в средние «ноги» мачт. Leonardo da Vinci отличался тем, что на нем имелось четыре стрелы меньшего размера, крепившиеся не к центральной, а к боковым опорам обеих мачт. Тем не менее катера и баркасы находились в конусе дульных газов средней башни и неизбежно получали повреждения при стрельбе, поэтому при выходах в море их зачастую оставляли в базе. На типе Caio Duilio все большие шлюпки перенесли в более безопасное место к кормовой надстройке, а стрелы для их подъема закрепили на боковых опорах грот-мачты. Легкие шлюпки на всех кораблях подвешивались на шлюпбалках на юте.

Экипаж

Проектом предусматривалось, что команда дредноутов типа Conte di Cavour и типа Caio Duilio будет состоять из 44 офицеров и 850 нижних чинов. Трудно сказать, насколько данные цифры соотносились с реальностью, особенно в отношении числа офицеров, поскольку при вступлении в строй по штатному расписанию линкорам полагался экипаж ровно в 1000 человек: 31 офицер и 969 старшин и матросов. В условиях службы, как это обычно бывает на столь крупных кораблях, численность команды сильно варьировалась. Так, на Leonardo da Vinci в момент его гибели находилось 34 офицера и 1156 рядовых. К концу Первой мировой войны штатный экипаж состоял из 1232—1235 человек, в том числе 35 офицеров.

Окраска

Схема камуфляжной окраски линейного корабля Giulio Cesare, 1914 г.

В период, предшествующий Первой мировой войне, крупные корабли итальянского флота несли темную схему окраски. Линкоры типа Conte di Cavour получили ее сразу по окончании постройки. Весь борт выше ватерлинии, надстройки, трубы, орудийные башни и корабельные шлюпки окрашивались в темный серо-голубой цвет. Открытые участки верхней палубы и палубы полубака на всем протяжении покрывались деревянным настилом, который не красился, палубные люки окрашивались в цвет корпуса, а настилы мостиков были темно-серыми. Подводная часть имела кирпично-красную окраску, ватерлиния — черную. В черный цвет красились также козырьки дымовых труб, мачты на протяжении от прожекторных платформ до марсов, включая нижние реи (стеньги при этом оставались светлыми), якоря и их цепи, якорные клюзы, шпили и горловины угольных ям. Обвесы мостиков с внутренней стороны были темно-синими.

По опыту боевых действий, итальянский флот перешел на светлую пепельно-серую окраску надводных кораблей, как менее заметную в условиях Адриатического моря. Судя по фотографиям, линкоры были перекрашены к середине 1916 года. Первоначально изменения коснулись только вертикальных поверхностей корпуса и надстроек, а также рангоута, тогда как крыши башен главного калибра сохранили темно-серый цвет.

Подобная схема окраски оставалась неизменной и после окончания боевых действий, хотя итальянцы не были бы итальянцами, если бы не внесли в нее несколько «щегольских» элементов. Так, на Giulio Cesare после переделки фок-мачты в черный цвет была окрашена не только верхняя часть опоры грузовой стрелы, но и верхние части самих стрел; прожекторная платформа была черной, тогда как расположенные на ней посты управления огнем среднего калибра — светлыми. Наконец, верхние фор-марсы на всех линкорах были светлыми, резко контрастируя с темными нижними.

В конце 1920-х годов, перед самым выводом в резерв, линкоры снова перекрасили в темно-серый цвет, однако деталей данной схемы окраски не сохранилось.

Общая оценка проекта

Линейный корабль Leonardo da Vinci.

Приступая к серийному строительству линейных кораблей дредноутного типа, руководство Королевского Итальянского флота преследовало основную цель: обеспечить им превосходство над современными французскими и австро-венгерскими линкорами. В целом итальянским конструкторам удалось справиться с поставленной задачей. На момент создания проекта корабли типа Conte di Cavour являлись одними из самых мощных в мире, хотя их броневая защита уступала большинству современников. Однако, еще до того как их корпуса сошли на воду, их превзошли британские и американские сверхдредноуты, вооруженные 343-мм и 356-мм орудиями.

Между тем в точно таком же положении оказались флоты наиболее вероятных противников (и столь же вероятных союзников) Италии — французский и австро-венгерский. Они также с опозданием включились в дредноутную гонку и не успели вовремя отреагировать на переход к артиллерии более крупного калибра.

Правда, к середине войны Франции удалось ввести в строй три линкора типа Bretagne с 340-мм орудиями, но и они не шли ни в какое сравнение с кораблями ведущих морских держав.

Линейный корабль Caio Duilio, 1931 г.

Нетрудно заметить, что в этих странах сформировался особый — «средиземноморский» — тип дредноута. Их характерной особенностью являлись ограниченные размерения, вызванные необходимостью учитывать размеры существующих баз и доков. Результатом этого стали очень плотная компоновка, излишний «верхний» вес и, как следствие, недостаточная остойчивость. Зато условия театра военных действий позволяли ограничиваться умеренными требованиями к мореходности и дальности плавания. При этом вооружение включало не менее двенадцати орудий главного калибра.

Таким образом, итальянские линкоры нужно сравнивать, в первую очередь с французскими кораблями типа Courbet и австро-венгерскими типа Viribus Unitis, а на их фоне тип Conte di Cavour выглядит весьма и весьма неплохо. Прежде всего, они превосходили своих оппонентов по мощи бортового залпа. Не будучи связанными жесткими требованиями по размерениям, итальянские конструкторы обеспечили своим кораблям более свободную компоновку и самое большое среди средиземноморских дредноутов отношение длины к ширине (6,28 против 5,56 у австрийских и 5,94 у французских). Наверняка лучше были их мореходные качества. Ахиллесовой пятой итальянских линкоров являлась традиционная слабость бронирования.

С учетом последнего обстоятельства, любители модной ныне альтернативной истории, рисуя умозрительный поединок между Giulio Cesare и SMS Viribus UnitisWows-icon.png, ставят на победу в нем австрийского корабля. Невозможно уверенно утверждать, насколько справедлива подобная оценка. Можно лишь предположить, что на реальных дистанциях боя разница в толщине брони окажется не столь существенной, зато последствия каждого попадания для меньшего по размерам и имеющего менее эффективное внутреннее деление «австрийца» будут куда более неприятными. Однако история, как известно, не имеет сослагательного наклонения. Поскольку в годы Первой мировой войны главные силы итальянского и австро-венгерского флотов избегали активных действий, шансов выяснить возможности линейных кораблей в боевых условиях им так и не представилось.

Модернизации 1920х годов

Линейный корабль Andrea Doria, 1928 г.
Линейный корабль Giulio Cesare, 1925 г.

После вступления в строй линкоры типа Conte di Cavour были очень похожи друг на друга, только Leonardo da Vinci слегка отличался от систершипов количеством грузовых стрел и некоторыми особенностями конструкции надстроек, особенно — носового мостика.

На начальном этапе службы итальянские дредноуты не нуждались в модернизации или какой-то крупной перестройке, за исключением небольших усовершенствований по части вооружения, которые были упомянуты выше. В целом считалось, что они вполне соответствовали своему времени и отвечали требованиям флота: были хорошо скомпонованы, достаточно быстроходны, неплохо вооружены и обеспечивали весьма комфортные условия службы для экипажа.

CesDui_Pic_30.jpg
Линкор Conte di Cavour в 1917 (вверху) и 1925 (внизу) годах. Заметны различия во внешнем облике корабля.
Линейный корабль Andrea Doria, 1920-е годы.

Любопытно отметить, что в 1918 году Caio Duilio был оснащен мощной лебедкой и прочим необходимым оборудованием для применения привязного аэростата, который предполагалось использовать для обнаружения противника на дальнем расстоянии и корректировки артиллерийской стрельбы. Судя по небольшой продолжительности данного эксперимента, идея быстро показала свою несостоятельность.

Первые существенные работы на Giulio Cesare и Conte di Cavour были проведены в начале 1924 г. Их фок-мачты из треногих переделали в четырехопорные и перенесли вперед от дымовой трубы, дабы исключить влияние тепла и дыма на установленные на марсах приборы управления огнем. На верхнем марсе, находившемся в месте схождения опор, расположился пост управления огнем главного калибра, а в передней части расширенной прожекторной площадки установили два поста управления огнем противоминной артиллерии. Следует отметить, что прежняя фок-мачта была демонтирована не полностью: вертикальную ее часть срезали приблизительно на уровне верхней кромки трубы, сохранив в качестве опоры для грузовой стрелы. При этом на Giulio Cesare она оказалась на 2 м выше, чем на Conte di Cavour. Данная модернизация была негативно воспринята итальянскими моряками с эстетической точки зрения, поскольку «обезобразила» внешний облик линкоров.

К 1924 году Caio Duilio и Andrea Doria были оснащены новейшими электромеханическими баллистическими вычислителями отечественной разработки — так называемой «Централью Сальваньини» с приемопередающей системой Джирарделли. На кормовой боевой рубке появился новый закрытый командно-дальномерный пост, на крыше которого устанавливался еще один дальномер. В начале 1925 г. «Централь Сальваньини» была установлена на Conte di Cavour и Giulio Cesare.

Conte di Cavour с установленной на катапульту летающей лодкой М.18, 1920-е годы.

В 1925 году все четыре остававшихся в строю линкора (Leonardo da Vinci к тому времени был списан) были оснащены авиационным вооружением. Летающие лодки «Макки» М.18 расположились на крышах средних башен на специальных поворотных платформах, а их спуск на воду и подъем производился штатными грузовыми стрелами.

В начале 1926 г. на Conte di Cavour в качестве эксперимента появилась катапульта. Она монтировалась неподвижно на полубаке с левого борта, перед носовыми башнями. Позади нее на батарейной палубе установили съемный кран, который мог разбираться и укладываться в горизонтальном положении вдоль вертикальной стенки каземата. чтобы не мешать стрельбе противоминной артиллерии. До конца года аналогичным образом катапультой оснастили Andrea Doria, а в конце 1927 г. — Caio Duilio, тогда как Giulio Cesare, переведенный на роль учебного корабля, авиационного вооружения лишился вовсе.

Коренная модернизация

Для Реджиа Марина почти весь межвоенный период прошел под знаком итало-французского противостояния на Средиземном море. Ратифицированный в феврале 1922 г. Вашингтонский договор уравнивал суммарный тоннаж линейных флотов этих стран, одновременно объявляя «кораблестроительные каникулы». Строительство новых линейных кораблей запрещалось до конца 1931 года, однако Франции и Италии, имевшим к моменту подписания договора наиболее устаревшие линейные флоты, разрешалось заложить по одному новому линкору водоизмещением 35 000 т (максимально разрешенное договором для кораблей данного класса) в 1927 г. и еще по одному— в 1929 г., или же начать в оговоренный срок строительство более чем двух кораблей при условии, что их суммарный тоннаж не будет превышать 70 000 т. На Лондонской конференции 1930 г. «линкорные каникулы» были продлены до 1936 года с сохранением за Францией и Италией права построить 70 000 т новых кораблей до этой даты.

Несмотря на формальное разрешение, ни та, ни другая страна не спешили начинать строительство новых линейных кораблей. Поначалу это было связано с тяжелым экономическим положением. Сокращение финансирования вынудило отказаться от достройки четырех сверхдредноутов типа типа Francesco Caracciolo, а также существенно затруднило содержание находящихся в строю кораблей. Однако и после выхода из послевоенного кризиса обе стороны заняли выжидательную позицию, предпочитая не провоцировать линкорную гонку, а сначала посмотреть, что предъявит соперник. Немалую роль сыграло и бездействие итальянских дредноутов в ходе войны, приведшее к появлению в Италии в послевоенные годы противников строительства линкоров. Приверженцы новых военно-морских теорий считали, что главная роль в будущей войне будет принадлежать подводным лодкам и авиации. Хотя итальянские конструкторы начиная с 1928 г. вели разработку проектов новых линкоров, реальная гонка вооружений шла только в области легких сил. В общей сложности за первое десятилетие после подписания Вашингтонского договора (1923—1933 гг.) Италия произвела закладку 7 тяжелых и 10 легких крейсеров, 40 эсминцев и 48 подводных лодок.

Сложившийся «status quo» первой нарушила Франция, парламент которой в 1931 г., в ответ на германскую программу строительства «карманных линкоров», одобрил постройку 26 500-тонного Dunkerque, закладка которого состоялась в конце 1932 г. В случае военного конфликта между Францией и Италией данный шаг был способен обеспечить первой несомненное превосходство на Средиземном море, а линейные силы Реджа Марина — со всего двумя боеспособными единицами — оказывались в критическом положении. Имея скорость около 30 узлов и главный калибр из восьми новых дальнобойных 330-мм орудий, Dunkerque настолько превосходил устаревшие итальянские дредноуты, что мог расправиться с ними в одиночку.

Для восстановления баланса сил требовались срочные меры. Поскольку проектирование и строительство новых линейных кораблей заняло бы не менее шести-семи лет, единственный выход виделся в скорейшем возвращении в строй находившихся в резерве Giulio Cesare и Conte di Cavour. Однако предварительно их требовалось модернизировать для того, чтобы они могли, во-первых, противостоять Dunkerque, а во-вторых, уклониться от боя с более сильным противником. Решение о модернизации было принято в конце 1932 г.

Место и сроки проведения модернизации

Название Место проведения Начало работ Окончание работ
Conte di Cavour «Cantieri Riuniti dell'Adriatico», Триест 1.10.1933 1.06.1937
Giulio Cesare «Cantieri del Tirreno», Генуя 25.10.1933 1.10.1937

Теоретически столь узкая постановка задачи позволяла найти разумный компромисс между основополагающими характеристиками — вооружением, защитой и скоростью. На руку итальянцам играл тот факт, что их корабли предназначались для закрытого театра и не нуждались в большой дальности плавания, а за счет сокращения запасов топлива можно было улучшить другие характеристики. Не представляла принципиальных сложностей и замена главных механизмов: прогресс в корабельной энергетике за прошедшие два десятилетия позволял существенно повысить мощность силовой установки даже без увеличения ее веса и габаритов, чем и пользовались в межвоенный период практически во всех странах.

Схема изменений в расположении надстроек и артиллерийского вооружения линкоров типа Giulio Cesare.

Список стоявших перед конструкторами трудностей оказывался куда более пространным. Прежде всего, вооружение и бронирование старых дредноутов давно не отвечали требованиям времени. Полное отсутствие противоторпедной защиты требовало выделения на нее значительных объемов корпуса, особенно учитывая возросшую эффективность торпед и мин. Оба этих фактора ограничивали количество дополнительно устанавливаемого вооружения, брони и оборудования. Но главной сложностью являлось повышение огневой мощи. Двенадцатидюймовые орудия итальянских линкоров безнадежно уступали 340—406-мм артиллерии линейных кораблей других стран, и никакие ухищрения типа увеличения дальности стрельбы на несколько кабельтовых или веса снаряда на несколько килограммов не могли помочь в решении «проблемы» Dunkerque. Замена башенных установок на новые, с орудиями большего калибра, не представлялась возможной по ряду причин:

  • создание артиллерийских установок крупного калибра требует времени, соизмеримого со временем постройки самого линкора;
  • подобная замена неизбежно приводит к уменьшению числа орудий в башне, причем размеры барбетов и боевых отделений возвышенных двухорудийных башен не позволяли установить там более одного орудия калибра свыше 343 мм;
  • в Италии только-только начались работы над новыми мощными 381-мм орудиями и башенными установками для них, а для одновременной разработки еще одного орудия «линкорного» калибра флот не располагал ни финансами, ни конструкторскими кадрами, ни производственной базой;
  • технически безболезненно такая замена была осуществима только в том случае, если она предусматривалась в первоначальном проекте, подобно тому, как поступили японцы на крейсерах типов Mogami и Tone.

Несмотря на имеющиеся проблемы, к весне 1933 г. сотрудниками Комитета по проектам боевых кораблей (Comitato progetti navi) во главе с генералом Корпуса корабельных инженеров Франческо Ротунди был подготовлен проект кардинальной реконструкции Giulio Cesare и Conte di Cavour. Объем работ можно без преувеличения назвать беспрецедентным — конструкторов не пугало даже то обстоятельство, что в ходе модернизации предусматривалось демонтировать и заменить около 60% первоначальных конструкций. Кораблям предстояло удлинить корпус, установить в нем новую систему противоторпедной защиты, усилить палубное бронирование, полностью поменять силуэт, заменить главные и вспомогательные механизмы и все вооружение.

Среднюю башню, ставшую к началу 1930-х годов совершенным анахронизмом, решено было демонтировать. Освободившееся пространство давало возможность разместить новую двухвальную силовую установку, рассчитанную на обеспечение 27-узловой скорости полного хода. При этом прежние турбины с прямой передачей заменялись турбозубчатыми агрегатами. За счет перехода на полностью нефтяное отопление и улучшенной экономичности ожидалось увеличение дальности плавания более чем наполовину.

Коль скоро замена орудий главного калибра не представлялась возможной, их решили рассверлить, насколько это было допустимо с точки зрения прочности стволов. В итоге их калибр был доведен до 320 мм. Из-за ослабления конструктивной прочности ствола (толщина стенок уменьшилась после расточки) пришлось пойти на снижение начальной скорости потяжелевшего с 452 кг до 525 кг снаряда с 860 до 830 м/сек. Угол возвышения стволов в башенных установках увеличивался с 20° до 27°, что обеспечивало дальность стрельбы до 154 кбт.

В качестве вспомогательного калибра корабли должны были получить двенадцать новых 120-мм/50 орудий в двухорудийных башнях (по три на борт) и восемь 100-мм/47 зенитных орудий в спаренных установках. По обоим бортам в центральной части предполагалось смонтировать катапульты.

Бронирование подвергалось незначительным изменениям. Предусматривалось некоторое усиление горизонтальной защиты, в том числе башен главного калибра, но толщина лобовых плит башен из-за утяжеления конструкции, связанного с увеличением веса боеприпасов, наоборот, уменьшалась. В корпусе предполагалось разместить противоторпедную защиту (ПТЗ) системы Пульезе, что позволяло обойтись без применявшихся практически в обязательном порядке другими странами бортовых булей, неизбежно снижавших скорость.

Получавшийся в результате линкор, по мнению итальянских специалистов, мог вести дуэль с Dunkerque не без шансов на успех, имея в бортовом залпе на два орудия больше, хотя и слегка меньшего калибра. Что же касается прочих модернизированных дредноутов периода Первой мировой войны, продолжавших оставаться основой линейных сил зарубежных флотов, то от них Giulio Cesare и Conte di Cavour могли уйти, пользуясь преимуществом в скорости хода. Исключение составляли только британские линейные крейсера HMS Repulse, HMS Renown и HMS Hood.

В середине 1933 года проект модернизации был утвержден. В качестве места проведения работ были выбраны верфи «Кантиери дель Тиррено» в Генуе (для Giulio Cesare) и «Кантиери Риунити дель Адриатике» в Триесте (для Conte di Cavour). Вскоре корабли покинули свои резервные стоянки в Специи и Таранто и перешли к стенкам судоремонтных заводов, у которых им предстояло фактически «заново родиться». Реконструкция разбивалась на два этапа. В ходе первого, продолжавшегося у Conte di Cavour до 30 апреля 1936 г., а у Giulio Cesare — до 4 июня 1937 г., велись работы по корпусу, силовой установке и надстройкам. После этого линкоры переходили в Специю, где в военно-морском арсенале осуществлялись монтаж и отладка систем вооружения. Общее время перестройки Conte di Cavour составило 32 месяца, Giulio Cesare — 35 месяцев.

В ходе реконструкции оба корабля полностью поменяли силуэт: вместо типичного дредноута с двумя широко расставленными дымовыми трубами и относительно небольшими надстройками верфи покинули современные корабли с близко расположенными трубами, высокой обтекаемой надстройкой и элегантным «яхтенным» форштевнем.

К моменту завершения модернизации этой пары полным ходом шло строительство новых линкоров Littorio и Vittorio Veneto), поэтому руководство Реджа Марина имело все основания считать намеченную программу обновления ядра линейных сил близкой к завершению. Однако общая военно-политическая обстановка на Средиземном море в 1935—1936 гг. кардинально изменилась. Агрессия в Эфиопии привела к обострению итало-британских отношений, заставив англичан принять меры по усилению своего Средиземноморского флота, а начавшаяся гражданская война в Испании, вернее — реакция на нее основных военно-политических «игроков» европейского континента, свидетельствовала о формировании двух противоборствующих блоков. Итогом стал новый виток гонки морских вооружений. Поскольку Великобритания стала рассматриваться в качестве вероятного противника, начальник Главного морского штаба адмирал Доменико Каваньяри счел необходимым дальнейшее усиление линейного флота. Первоначально, в 1936 г., планировалось перестроить один линкор из типа Caio Duilio и построить один новый, но уже в следующем году планы пересмотрели: было решено модернизировать оба оставшихся дредноута и заложить два новых линейных корабля (будущие Impero и Roma).

Схема изменений в расположении надстроек и артиллерийского вооружения линкоров типа Caio Duilio.

Проект модернизации Caio Duilio и Andrea Doria, подготовленный генералом Ротунди, в общих чертах был аналогичен реконструкции кораблей типа Conte di Cavour, но с использованием некоторых технических решений и систем вооружения, предложенных для находящихся в постройке новейших линкоров типа Littorio. Им также удлинили носовую оконечность, заменили машины и оборудовали в корпусе ПТЗ системы Пульезе. Основные отличия касались вооружения. Главный калибр был аналогичным по составу и расположению, но угол возвышения орудий довели до 30°, что повысило дальнобойность до 159 кбт. Совершенно новой стала артиллерия вспомогательного калибра. Caio Duilio и Andrea Doria получили по двенадцать 135-мм/45 орудий в трехорудийных башнях и десять 90-мм/50 зениток модели 1939 г., таких же, как на Littorio и Vittorio Veneto. Увеличивалось количество зенитных автоматов, устанавливались более совершенные приборы управления огнем.

Место и сроки проведения модернизации

Название Место проведения Начало работ Окончание работ
Caio Duilio «Cantieri del Tirreno», Генуя 1.04.1937 15.07.1940
Andrea Doria «Cantieri Riuniti dell'Adriatico», Триест 8.04.1937 26.10.1940

Для проведения модернизации были выбраны те же верфи, что осуществляли перестройку первой пары. 19 марта 1937 г. Caio Duilio вышел из Таранто и прибыл в Геную, где 1 апреля специалисты «Кантиери дель Тиррено» приступили к работам. Andrea Doria отправился из Специи в Триест 26 марта, работы начались 8 апреля. Реконструкция кораблей закончилась летом 1940 г. — уже после вступления Италии во Вторую мировую войну. Продолжительность модернизации оказалась заметно больше, чем у кораблей типа Conte di Cavour, составив 39,5 месяца для Caio Duilio и целых 42,5 месяца для Andrea Doria.

Изменение архитектуры

Линейный корабль Giulio Cesare, 1938 г.
Линейный корабль Caio Duilio, 1940 г.
Conte di Cavour после модернизации на внутреннем рейде Таранто, 1937 г.
Линкор Conte di Cavour после завершения коренной реконструкции, 1938 г.
Caio Duilio после модернизации летом 1940 г.

По прибытии на верфи первым делом с линкоров демонтировали всю артиллерию, срезали надстройки и рангоут, извлекли главные и вспомогательные механизмы. В средней части корпуса — между барбетами возвышенных башен — автогеном срезалась значительная часть продольных и поперечных водонепроницаемых переборок для высвобождения пространства под новую силовую установку и систему противоторпедной защиты. Вместо двух продольных переборок с каждого борта была установлена одна, проходившая между третьим и четвертым днищевыми стрингерами и поднимавшаяся от настила двойного дна до главной палубы. Бронированная нижняя палуба на протяжении от 27-го кормового до 24-го носового шпангоута между этими переборками срезалась, а от переборок до наружной обшивки сохранялась вместе со скосами, которые теперь играли роль внешней стенки ПТЗ.

Для обеспечения более высокой скорости хода корпусу кораблей требовалось придать большее соотношение длины к ширине. Для этого его удлинили наделкой в носовой оконечности — наибольшая длина возросла со 179,1 до 186,4 м. Чтобы не нарушать структурной прочности корпуса и ускорить время модернизации, новую носовую секцию как чулок надели на старый корпус примерно до середины барбета второй башни. При этом таранный форштевень вместе с наклонной частью старого киля так и остались внутри нового корпуса. Новый киль проходил параллельно ватерлинии вплоть до форштевня, которому придали клиперную форму. Кормовая часть корпуса, напротив, не подвергалась никаким изменениям, за исключением ликвидации внешних винтов и их валопроводов. Оба руля также остались на своих местах.

Корпус делился на отсеки 34 водонепроницаемыми переборками, правда, ровно половина из них доходила только до нижней палубы, 11 — до главной и лишь 6 — до верхней. Следует заметить, что конструкторы не особо беспокоились о непроницаемости переборок: число дверей в некоторых из них доходило до пяти. Еще одним фактором, снижавшим водонепроницаемость корпуса, являлось большое число иллюминаторов — 228; при этом они имелись даже в 150-мм и 120-мм бортовой броне, а по 18 иллюминаторов с каждого борта располагалось всего в 0,7 — 1,0 м над водой.

Палубу полубака, на которой устанавливались башни 120-мм орудий, зенитные пушки, катапульты и шлюпочное оборудование. расширили до бортов. При этом прежний каземат противоминной артиллерии остался внутри, и его очертания сохранила кормовая часть полубака, хотя амбразуры орудий в нем заделали.

Продольный разрез линейного корабля Giulio Cesare, 1938 г. Копия подлинного чертежа.
Линейный корабль Giulio Cesare, 1938 г. Общее расположение. Копии подлинных чертежей.
Линейный корабль Caio Duilio, 1941 г. Общее расположение. Копии подлинных чертежей.

В результате модернизации нормальное водоизмещение линкоров типа Conte di Cavour выросло с 23 000 до 28 800 т; метацентрическая высота составила 1,539 м при водоизмещении 27 700 т и 0,749 м при 23 067 т. Вес корпуса возрос на 2827 т, из которых около 1000 т пришлось на дополнительную броню[5]. Хотя относительное удлинение корпуса также возросло (с 6,28 до 6,65), корпус стал более полным — увеличились коэффициенты общей полноты, полноты мидель-шпангоута и ватерлинии.

Линейный корабль Caio Duilio, 1941 г. Планы уровней носовой башенноподобной надстройки. Копии подлинных чертежей.
Линейный корабль Caio Duilio, 1941 г. Планы уровней носовой башенноподобной надстройки. Копии подлинных чертежей.
Башенноподобная надстройка линейного корабля Giulio Cesare после модернизации.

Изменения над верхней палубой были не менее радикальными. Фактически, на прежних местах остались только концевые группы башен главного калибра. Линкоры получили новую носовую надстройку башенноподобного типа, предложенного Умберто Пульезе и ставшего в 1930-е годы «визитной карточкой» всех крупных надводных кораблей итальянского флота. На Conte di Cavour и Giulio Cesare она опиралась на главную палубу и имела 10 ярусов в высоту. На нижнем уровне, опиравшемся на главную палубу, находился центральный пост управления силовой установкой корабля; над ним — коммуникационный пост и рубка акустика; третий уровень занимали походные каюты командира и адмирала; четвертый — главный радиопередатчик; пятый — штурманская рубка. На шестом ярусе располагались приемные посты радиостанции и радиопеленгатора. Седьмой и восьмой уровни надстройки занимали командирская (боевая) и адмиральская рубки, окруженные мостиками, имевшими остекление в носовой части. На командирском мостике сбоку находились ночные посты управления стрельбой. На девятом уровне находилась прожекторная площадка. Самый верхний — десятый — ярус занимала башенка командно-дальномерного поста главного калибра. При этом нижние шесть ярусов имели форму усеченного конуса; седьмой ярус, который занимала боевая рубка, был цилиндрическим; а следующие два яруса снова сужались к верху в форме усеченного конуса. От КДП к боевой рубке и от боевой рубки вниз шла бронированная коммуникационная труба. На уровне седьмого и восьмого ярусов были оборудованы просторные мостики (командирский и адмиральский соответственно), полностью закрытые и остекленные с носовой части. На командирский мостик позади надстройки опиралась короткая фок-мачта — фактически флагшток и стойка для навигационных огней.

По бокам от башенноподобной надстройки на отдельных высоких основаниях размещались посты управления огнем средней артиллерии, а в корму от нее тянулась надстроечная палуба. Над ней возвышались две близкорасположенные дымовые трубы (носовая была заметно выше кормовой), за которыми находились ростры для самых крупных корабельных плавсредств — катеров и шлюпок. Сбоку от средней надстройки с каждого борта располагалось по три спаренных башни 120-мм орудий, причем средние башни были сдвинуты ближе к внешней обшивке. Перед кормовой возвышенной башней главного калибра возвышалась треногая грот-мачта, к передней опоре которой крепилась грузовая стрела для спуска и подъема шлюпок.

Первоначальным проектом по бокам от надстройки предусматривались места для двух бортовых катапульт системы Ганьётто, а на надстроечной палубе — специальные рельсы для открытого хранения и перемещения четырех гидросамолетов типа Ro.43. Однако авиационное оборудование было установлено только на Conte di Cavour, да и то его демонтировали сразу после испытаний — слишком уж много места занимали катапульты в и без того загроможденном пространстве, а их хрупкие механизмы страдали при стрельбе 120-мм орудий. Кроме того, катапульты ограничивали секторы стрельбы зенитных автоматов, а самолеты в бою служили источником повышенной пожароопасности.

Caio Duilio и Andrea Doria модернизировались практически по тому же проекту, что и первая пара. Основные отличия были обусловлены несколько иной конструкцией корпуса и применением новейших систем вооружения. К тому же нельзя было не учитывать уроки реконструкции предшественников, на которых из-за перегрузки главный 250-мм пояс уходил под воду. Итальянские авторы пишут, что благодаря более строгому весовому контролю осадку кораблей второй группы удалось сохранить на вполне приемлемом уровне, однако приводимые в таблицах величины заставляют усомниться в справедливости данного утверждении. Зато остойчивость Caio Duilio и Andrea Doria оказалась еще хуже: при водоизмещении 28 141 т метацентрическая высота составляла всего 1,12 м, а при 23 887 т — опускалась до критической отметки 0,466 м.

Корпус этих кораблей также удлинялся примерно на 10 м за счет наделки в носовой оконечности. Однако, в отличие от Giulio Cesare и Conte di Cavour, старый форштевень на этот раз срезался вплоть до переборки таранного отсека, хотя часть наклонного киля оставалась внутри нового корпуса. Кроме того, полностью срезался прежний полубак с казематом 152-мм орудий, благодаря чему планировку внутренних помещений в новом корпусе удалось произвести более рационально. Кормовой каземат заделывался заподлицо с обшивкой.

Главные же отличия между двумя типами линкоров находились над верхней палубой. Носовая башенноподобная надстройка Caio Duilio и Andrea Doria имела не десять, а двенадцать уровней. Над башенкой главного командно-дальномерного поста располагались закрытый пост наблюдения за морем (одиннадцатый уровень) и директор управления огнем главного калибра с постом старшего артиллерийского офицера (двенадцатый). На командирском мостике сбоку находились посты дистанционного управления прожекторами, а в его кормовой части — специальный сигнальный мостик.

В отличие от предшественников, на этих линкорах за башенноподобной надстройкой находилась полноценная фок-мачта, завершавшаяся стеньгой. Наверху мачты, на уровне директора главного калибра, находилась площадка, с которой осуществлялось управление стрельбой зенитных автоматов. По бокам от надстройки на палубе с каждого борта располагались по две трехорудийные башни противоминного калибра с возвышением одна над другой, а за ними, на надстроечной палубе, площадки с пятью постами наблюдения за воздухом и посты управления огнем зенитных орудий с башенками директоров. Средняя надстройка стала несколько шире. Между трубами с каждого борта возвышались основания командно-дальномерных постов управления огнем средней артиллерии. Треногая грот-мачта была заменена тумбообразной, на которой располагались запасной дальномер и два боевых прожектора. Еще одним характерным внешним отличием второй пары линкоров типа Caio Duilio стал резервный пост управления огнем в виде цилиндра на крыше башни №2.

Усиление бронирования

Броневая защита линкоров в ходе модернизации претерпела серьезные изменения. Правда, касалось это главным образом горизонтального бронирования, поскольку заменить бортовую броню, конструктивно входящую в структуру корпуса, не представлялось возможным. По некоторым данным, усилили только бронирование борта на уровне верхней палубы и палубы полубака, сделав его одинаковым на всех четырех линкорах — 150 и 120 мм соответственно (по другим данным, на Giulio Cesare и Conte di Cavour они сохранили прежнюю толщину 130 мм). Однако все эти улучшения сводились на нет перегрузкой, из-за которой главный 250-мм пояс оказывался ниже ватерлинии, а 220-мм верхний ряд плит скрывался под водой уже при крене 4,5°.

Сечение по мидель-шпангоуту линкора типа Caio Duilio с указанием толщины брони.
Схема бронирования линейных кораблей типа Giulio Cesare после модернизации.

Между главной и нижней палубами появилась внутренняя 70-мм цитадель, охватывавшая отсеки силовой установки и барбеты башен главного калибра.

Толщину главной палубы в пределах цитадели довели до 80 мм над механизмами и до 100 мм над погребами, вне цитадели ее толщина сохранилась без изменений — от 31 (18+13) мм на типе Conte di Cavour до 23 (11 + 12) мм на второй паре. Из-за возросших габаритов котлов и турбин нижняя палуба над отсеками силовой установки в пределах цитадели отсутствовала, а снаружи толщину ее небольшого плоского участка довели до 50 мм. Скосы остались прежними — 41 (20+21) мм на типе Conte di Cavour и 40 (20+20) мм на типа Caio Duilio, — но служили теперь не столько для задержания осколков снарядов, пробивших броневой пояс, сколько в качестве одного из конструктивных элементов противоторпедной защиты. Верхняя палуба в средней части также осталась без изменений, однако в районе барбетов ее толщину довели до 43 (30+13) мм, а в самой корме, над отсеком рулевой машины, на 11-мм палубе появилась 10-мм броневая накладка. От барбета носовой башни к форштевню толщина верхней палубы постепенно уменьшалась — для типа Conte di Cavour: 42 (30+12) — 37 (25+12) - 25 (15+10) - 8 мм.

Палуба полубака сохранила примерно ту же толщину, что и раньше: в носу 8 мм, между башнями 42 (18+24) мм на типа Conte di Cavour и 40 (30+10) мм на типе Caio Duilio. Однако в качестве материала использовалась улучшенная кремнемарганцовая сталь марки ER (Elevata Resistenza — повышенного сопротивления). Итальянцы применяли ее в качестве материала верхней части корпусов большинства новых кораблей и в противоторпедной защите системы Пульезе. Довершала горизонтальное бронирование 32-мм (16+16) надстроечная палуба в районе дымовых труб.

Таким образом, при незначительном усилении вертикального бронирования модернизированные итальянские линкоры получили вполне приемлемую защиту от снарядов, выпущенных с дальних дистанций, и авиабомб, что в целом соответствовало концепции их тактического применения. В частности, горизонтальная защита погребов на линкорах типа Conte di Cavour складывалась из 43-мм (30+13) верхней, 100-мм (70+18+12) главной и 24-мм (12+12) нижней палуб, что в сумме давало 167 мм. Однако разнесение по нескольким уровням и слоистая структура, в которой толщина самой толстой плиты составляла всего 70 мм, снижали эффективную толщину такой защиты. Возможно, итальянцам стоило бы пойти на более радикальное изменение системы горизонтальной защиты, отказавшись от нее совсем в одних местах и серьезнее усилив в других. Обращает на себя внимание, что схема с разнесенным бронированием в 30-е годы широко применялась только немцами, тогда как в других странах старались использовать одну бронепалубу максимальной толщины и вторую, более тонкую, для взведения взрывателей или (во французском варианте) улавливания осколков.

Существенным изменениям подверглась защита артиллерии. Из-за увеличения калибра и угла подъема орудий и последовавшего утяжеления всех башенных механизмов (включая механизмы подачи боезапаса и заряжания), а также установки новых башенных дальномеров и усиления брони крыш до 110—140 мм пришлось уменьшить толщину лобовых плит с 280 до 240 мм. Возвышенные двухорудийные башни, получившие в задней части боевого отделения резервные посты управления стрельбой с тяжелыми башенными дальномерами, лишились тыльной броневой стенки, тогда как на трехорудийных она сохранила толщину 220 мм.

Защиту барбетов усилили за счет установки вокруг них броневых цилиндров толщиной 50 мм. На Giulio Cesare и Conte di Cavour они отстояли от основных барбетов примерно на 50 см. Подобную схему применяли англичане, когда им понадобилось срочно усилить защиту своих линейных крейсеров после Ютландского сражения, однако очень скоро от нее отказались, поскольку расчеты показали, что это может быть опасным при углах падения снарядов свыше 55°, так как после пробития данного цилиндра лишившийся баллистического наконечника бронебойный снаряд доворачивался к нормали, что облегчало ему пробитие основного барбета. По всей видимости, итальянцы пришли к такому же выводу, поскольку на Caio Duilio и Andrea Doria дополнительные 50-мм цилиндры были установлены вплотную к барбетам.

Башни среднего калибра, в соответствии с правилом защищать орудия броней, равной по толщине их калибру, имели 120-мм бронирование на типе Conte di Cavour и 130-мм — на типе Caio Duilio[6]. Аналогичным образом защищались их основания (назвать их барбетами в полном смысле этого слова нельзя) над палубой, ниже которой брони не было вообще — считалось, что достаточно 120—150-мм верхнего пояса.

Носовая башенноподобная надстройка под боевой рубкой (на шести нижних уровнях) защищалась стенками толщиной 48 (24+24) мм, а выше нее — 32 (16+16) мм. Сама боевая рубка имела 260-мм вертикальные стенки, 120-мм крышу и 100-мм пол. Коммуникационная труба внутри башенноподобной надстройки прикрывалась 100-мм броней.

Противоторпедная защита

Оборудование современной системы противоторпедной защиты являлось одним из краеугольных камней проекта реконструкции итальянских дредноутов. Ограниченная ширина корпуса и необходимость размещения мощной силовой установки не позволяли выделить под ПТЗ значительный объем, а на установку булей — типичного метода увеличения глубины защиты — итальянцы не могли пойти ввиду неизбежного при росте ширины падения скорости. Решением стало применение новаторской системы Умберто Пульезе.

В отличие от ПТЗ других систем, использующих «слоистый» принцип, итальянская была концентрической, в которой главным элементом служила полая труба, помещенная в центр отсека, ограниченного полуцилиндрической противоторпедной переборкой (ПТП) и заполненного жидкостью. Труба имела тонкие стенки и была «мягкой» — при взрыве она разрушалась, поглощая большую часть энергии и ослабляя удар на противоторпедную переборку. Жидкость служила для равномерного распределения энергии взрыва. Полученный при затоплениях крен должен был выравниваться за счет принятия воды в отсеки двойного дна противоположного борта. Для этого служили специальные каналы и насосы.

Предложенная в 1917 году, система Пульезе успешно прошла полигонные испытания, после чего в качестве эксперимента была установлена на танкерах «Бреннеро» (1921 г. постройки) и «Тарвизио» (1928 г. постройки), однако опыта ее проверки в реальных условиях до начала Второй мировой войны не имелось.

На модернизированных линкорах противоторпедная переборка из стали марки ER толщиной 40 мм имела в плане U-образную форму и опиралась верхней ветвью на скос броневой палубы, а нижней — на второе дно. Изнутри корпуса ее закрывала криволинейная внешняя переборка толщиной 15 мм, а с наружной стороны стенками ПТЗ являлась внешняя обшивка корпуса толщиной 13—14 мм и обшивка двойного дна толщиной 10 мм (все — из стали ER). Внутренняя «мягкая» труба диаметром 3,4 м имела толщину стенок 6 мм. В нескольких точках она имела опоры, фиксирующие ее точно в центре внешнего отсека. С каждого борта система ПТЗ водонепроницаемыми переборками делилась на 16 секций. Границей ПТЗ служила 10-мм плоская фильтрационная переборка, тянувшаяся от второго дна до броневой палубы и переходящая выше в 70-мм стенку внутренней цитадели.

Общая глубина ПТЗ по мидель-шпангоуту составляла 6,6 м; расчетная сопротивляемость подводному взрыву — 350 кг ТНТ.

По оценкам, противоторпедная защита системы Пульезе была эффективнее других, однако имелись у нее свои принципиальные недостатки. Например, при очень мощном взрыве ударная волна могла на огромной скорости обойти вокруг цилиндра и разрушить противоторпедную переборку еще до того, как образовавшийся газовый пузырь начнет ломать внутреннюю трубу. В таком случае последняя лишь ослабляла удар, но не могла предотвратить разрыва ПТП и затопления внутренних отеков корабля. В качестве общего конструктивного недостатка системы Пульезе обычно отмечается слабость клепаного соединения противоторпедной переборки с днищем корпуса, дававшего течь раньше, чем разрушится внутренний цилиндр. Не защищала система Пульезе и от торпед с магнитным взрывателем, если те взрывалась под днищем корабля, где толщина обшивки составляла 15—16 мм, но этот недостаток был присущ всем без исключения системам ПТЗ того времени.

Модернизация вооружения

Основная статья: 320-мм/44 орудие O.T.O Model 1934
Основная статья: 135-мм/45 орудие O.T.O Model 1937
Основная статья: 120-мм/50 орудие O.T.O Model 1933
Основная статья: 100-мм/47 орудие O.T.O Model 1928
Основная статья: 90-мм/50 орудие Ansaldo Model 1939
Основная статья: 37-mm/54 пушка Breda 1932
Основная статья: 20-мм/65 автомат Breda Model 1935
Основная статья: 13,2-мм/76 пулемет Breda Model 1931
Andrea Doria готовится к артиллерийским стрельбам главным калибром. Пола, октябрь 1940 г.

В ходе модернизации состав вооружения бывших итальянских дредноутов претерпел радикальные изменения. Полностью сменилась номенклатура артиллерийских систем. Giulio Cesare и Conte di Cavour получили вооружение из 10 320-мм и 12 120-мм орудий, 8 100-мм зениток, 12 37-мм автоматов и 12 13,2-мм пулеметов. Таким образом, если ранее на каждом корабле присутствовали орудия трех различных калибров, то теперь их стало пять. Кроме того, между парами линкоров сохранилось различие в составе средней артиллерии.

В качестве метательного пороха итальянский флот с 1936 г. перешел на составы марок «NAC» (27% нитроглицерина, 66% нитроацетилцеллюлозы, 7% централита) и «FC4» (28% нитроглицерина, 64% нитроцеллюлозы, 4% фталата, 4% централита, 1% вазелина). Они производились предприятиями «Динамит Нобель» и «Бомбрини-Пароди-Дельфино» соответственно, но по своей эффективности несколько уступали современным германским или британским образцам. Существенным недостатком итальянской артиллерии крупного калибра являлось отсутствие беспламенных порохов — одна из причин, по которым тяжелые корабли считались непригодными для ночного боя.

Кроме того, весовые допуски при производстве боеприпасов практически всех калибров были выше, чем в среднем в иностранных флотах, что вело к повышенному рассеиванию снарядов в залпе. В июле 1939 года вице-адмирал Сильвио Зальца направил на имя адмирала Каваньяри докладную записку, в которой указывал на данный недостаток применительно к 320-мм артиллерии линкоров. Не ясно, были ли его замечания приняты к рассмотрению, но до начала войны положение с боеприпасами не претерпело улучшения.

Главный калибр

Главный калибр всех четырех модернизированных дредноутов состоял из десяти 320-мм/44 орудий, размещенных двумя группами на носу и корме, каждая из которых включала трехорудийную нижнюю и двухорудийную возвышенную башни.

Линейный корабль Caio Duilio на учебных стрельбах главным калибром, 1942 г.
Линейный корабль Caio Duilio на учебных стрельбах главным калибром, 1942 г.

Переделку орудий, выпущенных «Армстронгом», стоявших на Giulio Cesare и Caio Duilio, вела фирма «Ансальдо»; орудия «Виккерса», стоявшие на Conte di Cavour и Andrea Doria, модернизировались фирмой «Одеро-Терни-Орландо» («О.Т.О.»). В ходе работ из пушек извлекалась внутренняя труба калибра 305 мм и удалялась часть проволочной намотки, после чего в расширенный канал вставлялась новая внутренняя труба калибром уже 320 мм. Нарезка — правая, постоянная, с шагом 30 калибров. Внешняя часть ствола, как и поршневой затвор Велина, оставлялись без изменений. Таким образом, длина ствола составила 43,75 калибра, хотя официально модернизированные орудия обозначались как «32-см/44 Model 1934» (для первой пары линкоров) или «Model 1936» (для второй).

Итальянские специалисты дали модернизации орудий весьма высокую оценку, так как она позволила быстро и без особых затрат увеличить огневую мощь линейных кораблей. Достаточно сказать, что дульная энергия возросла на 13,4%. Правда, в результате уменьшения толщины стенок максимальное давление пороховых газов пришлось ограничить величиной 3100 атм., что привело к некоторому снижению начальной скорости потяжелевшего на 26% снаряда. Тем не менее не удалось избавиться от еще одного недостатка, свойственного итальянской артиллерии, — низкой живучести стволов; для 320-мм пушек она оценивалась в 150 выстрелов.

Для обновленных орудий выпускались снаряды двух видов: бронебойный весом 525 кг и фугасный, который при одинаковой с первым длине, ограниченной размерами каморы, оказался легче — всего 458 кг. Известный британский эксперт Джон Кэмпбелл отмечает, что итальянские бронебойные снаряды традиционно содержали низкое количество взрывчатого вещества (около 2% ТНТ), а также приводит следующее сравнение: на бронебойные снаряды приходилось примерно 68% боекомплекта 320-мм орудий, однако всего около 10% содержащейся в нем взрывчатки. Метательный заряд общим весом 175 кг по-прежнему состоял из четырех картузов.

Весьма существенному переоборудованию подверглись и башенные установки, получившие те же обозначения, что и орудия: М1934 для Giulio Cesare и Conte di Cavour и М1936 для Caio Duilio и Andrea Doria. Угол возвышения стволов у первых был увеличен до 27°, а у вторых — до 30". Дальность стрельбы возросла соответственно до 28,6 и 29,4 км. Заряжание в обоих производилось при фиксированном угле 12°. Гидравлические приводы повсеместно были заменены электрическими. Они обеспечивали скорость горизонтального наведения 5 град./с и вертикального 6 град./с. Винтовой подъемный механизм вертикальной наводки, которым оборудовались башни М1936, оказался более практичным и надежным, чем червячный, сохранившийся в установках М1934. Величина отката при стрельбе полным зарядом составила 1,05 м. После модернизации вес трехорудийной башни вырос до 745 т, двухорудийной — до 548 т.

Погреба главного калибра и система подачи подвергались незначительным переделкам. Главным образом это касалось более широкого использования электрических приводов в подъемниках и внедрения дополнительных противопожарных шторок и блокировок. Штатный боекомплект 320-мм орудий на линкорах типа Conte di Cavour состоял из 800 снарядов — по 80 на орудие. В отличие от них, Caio Duilio и Andrea Doria принимали в погреба всего по 650 снарядов (440 бронебойных и 210 фугасных) и 2600 зарядных картузов. Погреба оборудовались системой вентиляции и кондиционирования, а также системами затопления (через кингстоны в течение 15—17 минут) и орошения (от пожарной магистрали).

120-мм орудия

120-мм башни №4 и №6 (левого борта) линкора Giulio Cesare, середина 1941 г.

120-мм орудия с длиной ствола 50 калибров, разработанные фирмой «Ансальдо» в середине 1920-х годов для вооружения эсминцев типа Navigatori, на протяжении двух следующих десятилетий являлись основой артиллерийского вооружения итальянских эскадренных миноносцев. Они производились фирмами «Ансальдо» (модели 1926, 1936, 1937 и 1940 гг.) и «О.Т.О.» (модели 1931, 1933 и 1936 гг.). Все образцы имели ствол с постоянной нарезкой с шагом 30 клб., раздельно-гильзовое заряжание и горизонтально-скользящий затвор, обеспечивающий скорострельность 6—7 выстрелов в минуту. Начальная скорость 22,15-кг снаряда первоначально достигала 950 м/с, но впоследствии была снижена до 920 м/с с целью уменьшения износа ствола. Основные отличия между моделями заключались в наличии или отсутствии лейнера, а главное — в конструкции артиллерийской установки.

Применение 120-мм противоминного калибра на линкорах типа Conte di Cavour, первыми проходивших модернизацию, являлось вынужденным шагом: на столь небольших кораблях не удавалось выкроить место для размещения более мощных 152-мм пушек, которыми вооружались легкие крейсера серии Condottieri типа «D».

В итоге Giulio Cesare и Conte di Cavour получили по двенадцать 120-мм/50 орудий «О.Т.О.» образца 1933 г. в полностью закрытых двухорудийных башнях. Оба ствола в них размещались в единой люльке с расстоянием между осями 76 см. Конструкция башни обеспечивала диапазон углов вертикальной наводки от —10’ до +42°, благодаря чему дальность стрельбы достигала 19,5 км. В отличие от артиллерийских установок эсминцев, линкорные башни имели механические досылатели, крепившиеся непосредственно на орудии и обеспечивавшие заряжание при любом угле возвышения. Средние башни были оборудованы 5-метровыми дальномерами и автоматами стрельбы типа RM.2 фирмы «Галилео», вырабатывавшими данные для стрельбы противоминной артиллерии соответствующего борта. Остальные башни снабжались 3-метровыми стереодальномерами и необходимыми инструментами для независимой стрельбы. Это обусловило существенную разницу в массогабаритных показателях: средние башни весили 48,8 т по сравнению с 34 т у концевых, да и визуально выглядели заметно крупнее.

Штатный боекомплект 120-мм орудий включал 1700 бронебойных и 1200 фугасных снарядов. Они хранились в трех погребах. Два из них располагались между носовым погребом главного калибра и отделением турбогенераторов в трюме и на нижней платформе (один под другим), а третий — на верхней платформе непосредственно за отсеками энергетической установки. Снаряды и заряды из них подавались на батарейную палубу четырьмя (по два на носу и на корме) ковшовыми элеваторами, откуда вручную на специальных вагонетках (по 24 выстрела) подвозились к податочным трубам башенных установок. Башенные элеваторы располагались с внешней стороны от осей орудий.

135-мм орудия

135-мм установки правого борта линкора Andrea Doria.

К началу реконструкции второй пары линкоров итальянские оружейники создали новое 135-мм орудие с длиной ствола 45 калибров. Оно предназначалось в первую очередь для запланированных к постройке крейсеров-скаутов типа Capitani Romani, но оказалось настолько удачным, что возникло резонное предложение оснастить ими Caio Duilio и Andrea Doria вместо 120-мм пушек, стоявших на их предшественниках. За счет умеренной начальной скорости (825 м/с) разработчикам удалось снизить рассеивание снарядов по сравнению со 120-мм/50 орудием, имевшим сходную дальность стрельбы, при этом разрушительная мощь снаряда, весившего 32,7 кг, была существенно выше.

Орудия и башенные установки для линкоров производились фирмой «О.Т.О.» и обозначались как модель 1937 г. Ствол состоял из внутренней свободной трубы, кожуха и скрепляющего кольца с фиксаторами, предотвращающими вращение внутренней трубы. К нему же крепились горизонтальный клиновый затвор, открывающийся и закрывающийся вручную, и гидравлический тормоз отката цилиндрической формы. Заряжание — раздельно-гильзовое. Фактическая скорострельность составляла 6 выстр./мин.

Трехорудийная башня весила 105 т. Стволы в ней устанавливались в индивидуальных люльках, что позволяло производить вертикальную наводку каждого орудия по отдельности. Расстояние между осями стволов — 74 см. Угол возвышения мог изменяться в пределах —5...+45°, что позволяло вести заградительную стрельбу по низколетящим самолетам, например — торпедоносцам. Горизонтальная и вертикальная наводка осуществлялись при помощи электродвигателей, находившихся в самой башне. Скорость горизонтальной наводки — около 10 град./с.

Расположение противоминной артиллерии на кораблях типа Caio Duilio можно без преувеличения назвать уникальным. Башни устанавливались парами побортно в районе носовой надстройки с возвышением кормовых над носовыми. При этом возвышенные башни могли выступать в качестве запасных постов управления огнем орудиями «своего» борта и оборудовались 6-метровыми дальномерами и автоматами стрельбы типа RM.2.

Снаряды и заряды к 135-мм орудиям хранились совместно в трех погребах, расположенных аналогично носовой группе 120-мм погребов линкоров типа Conte di Cavour — в корму от башни №2 на нижней и средней платформах и в трюме. Суммарный боекомплект включал 1773 снаряда: 572 бронебойных с донным взрывателем, 873 фугасных для стрельбы по морским целям с головным взрывателем и 328 фугасных для ведения заградительного зенитного огня с дистанционно-ударным взрывателем. Подача боезапаса противоминной артиллерии на Caio Duilio и Andrea Doria была организована примерно так же, как и на первой паре. Снаряды и заряды из погребов вертикальными подъемниками ленточного типа с электрическим приводом поднимались на батарейную палубу, откуда вручную подавались через дверь в перегрузочное отделение, где грузились в другие наклонные подъемники, доставлявшие боезапас в боевое отделение башни, непосредственно к орудиям, и там, опять же вручную, перекладывались на лотки досылателей. Заряжание теоретически допускалось при любом угле возвышения стволов, однако мощности прибойников, приводимых в действие энергией отдачи, хватало только для заряжания при углах возвышения не более 30°. При больших углах оно могло производиться только вручную, что резко снижало темп стрельбы.

100-мм зенитки

К середине 1930-х годов фактически единственным средством противовоздушной обороны дальнего боя, имевшемся в распоряжении итальянских моряков, являлось 100-мм/47 орудие. История этой артсистемы довольно любопытна. Она была разработана в 1910 г. чешской фирмой «Шкода» — главным поставщиком артиллерии австровенгерского флота — и под маркой К11 являлась основой вооружения крейсеров типа «Гельголанд» и эсминцев типа «Татра». Несколько таких орудий попали в Италию вместе с трофейными кораблями и получили высокую оценку. В 1924 г. фирма «О.Т.О.» скопировала удачный образец и начала его производство. Всего существовало три модели, на линкорах типа Conte di Cavour стояли орудия образца 1928 г. От австрийского оригинала пушка отличалась лишь наличием лейнированного ствола. Она имела унитарное заряжание (вес снаряженного выстрела 26 кг, снаряда — 13,8 кг), клиновый затвор и снабжалась пневматическим досылателем. Тем не менее практическая скорострельность оставалась относительно невысокой — 8—10 выстр./мин. Живучесть ствола составляла около 500 выстрелов.

На кораблях итальянского флота данное орудие использовалось в спаренных установках, разработанных инженером-генералом Эудженио Минизини[7]. Она снабжалась 8-мм броневым щитом характерной запоминающейся формы, весила 15 т и обеспечивала вертикальное наведение в пределах -5...+85° (горизонтальное теоретически было круговым, но на практике зависело от специфики расположения установок на корабле); расчет — 16 человек. Характерной особенностью установки являлось наличие механизма подъема цапф. Как правило, на зенитных орудиях из-за большого угла возвышения стволов и сильного опускания при этом казенной части ось цапф приходилось располагать довольно высоко, что затрудняло заряжание при малых углах возвышения. Наиболее очевидным способом решения проблемы является автоматизация процесса заряжания, но Минизини избрал другой путь. В его установке для углов возвышения —5...+25“ высота оси цапф оставалась постоянной и равной 1,42 м. По мере увеличения возвышения стволов высота цапф также увеличивалась и при угле +50° достигала 2,32 м. Это делало установку по-настоящему универсальной, т.е. в равной степени пригодной для ведения огня как по надводным, так и по воздушным целям, однако усложняло и утяжеляло конструкцию, делая ее потенциально менее надежной.

На момент начала модернизации первой пары линкоров 100-мм/47 зенитки являлись весьма эффективным средством ПВО, однако десятилетием позже ситуация изменилась: к началу Второй мировой войны скорострельность и особенно скорости наведения орудий Минизини (13 град./с в горизонтальной и всего 7 град./с в вертикальной плоскости) уже не соответствовали задачам борьбы с самолетами, способными к быстрым угловым перемещениям.

Ограниченные размеры палубного пространства позволили разместить на линкорах всего по четыре 100-мм установки. Они стояли парами на палубе полубака: носовые — между носовой возвышенной башней и башенноподобной надстройкой, кормовые — между основанием грот-мачты и кормовой возвышенной башней. Такой состав зенитного вооружения дальнего боя нельзя назвать иначе как откровенно слабым. Достаточно вспомнить, что итальянские тяжелые крейсера располагали вдвое большим количеством зениток.

Боезапас хранился в трех погребах — двух носовых и одном кормовом. Носовые располагались на средней платформе позади барбетов башен главного калибра; кормовой — в трюме под кормовым 120-мм погребом. В боекомплект 100-мм орудий на линкорах входило 3850 снарядов: 2460 фугасных, 1200 трассирующих и 190 осветительных.

90-мм зенитки

90-мм зенитки правого борта, пост управления огнем ПМА и посты воздушного наблюдения ЛК Caio Duilio.
90-мм/50 установка «Ансальдо» Mod. 1938. Копия подлинного чертежа
90-мм установка линейного корабля Caio Duilio в Музее науки и техники, Милан.
90-мм установка линейного корабля Caio Duilio в Музее науки и техники, Милан.

На замену устаревшей 100-миллиметровке в конструкторском бюро фирмы «Ансальдо» была создана 90-мм зенитка с длиной ствола 50 клб. Ее разрабатывали специально для новейших линкоров типа Littorio, но после успешных испытаний прототипа на старом броненосном крейсере San Giorgio, переоборудованном в плавучую батарею, новую пушку поспешили включить в проект переоборудования Caio Duilio и Andrea Doria. Серийное производство данной артсистемы вели фирмы «Ансальдо» и «О.Т.О.», на модернизированных линкорах второй группы стояли зенитки модели «Ansaldo 1939».

Ствол данной пушки имел моноблочную конструкцию и присоединялся к казеннику с помощью байонетного замка, что позволяло производить его быструю замену. Затвор — горизонтальный клиновый; заряжание — унитарное (вес патрона 18,41 кг, снаряда — 10,1 кг). Орудие имело умеренную для своего калибра начальную скорость 860 м/с, что должно было уменьшить износ ствола при сохранении хорошей настильности траектории, важной для зенитного огня.

Одноорудийная 90-мм установка была полностью закрытой и имела ручную горизонтальную и вертикальную наводку и механизмы стабилизации в двух плоскостях. Вертикальные углы наводки могли меняться от —5° до +75°. Установки стояли на легко бронированных барбетах, внутри которых находились системы стабилизации фирмы «Сан Джорджо» из Генуи. Качающаяся часть весом чуть более 19 т крепилась на шарнирах, приводимых в действие двумя отдельными электромоторами для стабилизации килевой и бортовой качки.

К сожалению, уровень развития итальянской электротехнической промышленности оказался слабым для столь сложных конструкций. При резких движениях корабля вычисления углов крена и дифферента могли производиться с ошибками; узлы системы стабилизации не обладали достаточной герметичностью, и ее часто выводили из строя водяные брызги или дождевая вода; отсутствовали соединенные с системой управления огнем дистанционные приводы, необходимые для ведения по-настоящему эффективной зенитной стрельбы. К тому же большой вес и объем ограничивали общее число 90-мм орудий, которые могли быть установлены на корабле.

Линкоры типа Caio Duilio получили по десять 90-мм орудий, размещавшихся побортно вдоль средней надстройки. Подача боеприпасов осуществлялась из подбашенного отделения при помощи ковшового элеватора с электрическим приводом. В его верхней части был смонтирован автоматический установщик таймеров взрывателей. Заряжание производилось при любом угле возвышения. В подбашенном отделении могло размещаться 90 патронов в пружинных держателях. Остальные хранились в погребе, располагавшемся между кормовой переборкой отсеков силовой установки и погребами кормовой возвышенной башни главного калибра. Из погребов патроны поднимались с помощью электрических элеваторов и вручную доставлялись в подбашенное отделение. Боезапас составлял 4000 зенитных и 190 осветительных снарядов.

Зенитные автоматы и пулеметы

Малокалиберная зенитная артиллерия линейных кораблей типа Conte di Cavour и типа Caio Duilio была представлена стандартными образцами, стоявшими на вооружении итальянского флота. Их монопольным поставщиком являлась фирма «Бреда».

Носовой 37-мм автомат левого борта на линкоре Giulio Cesare, 1941 г.
Спаренный 20-мм автомат «Бреда» на линкоре Andrea Doria, лето 1942 г.
37-мм/54 спаренный зенитный автомат Breda образца 1932 г. Копия подлинного чертежа.

37-мм автомат с длиной ствола 54 калибра был разработан в 1932 г. Его автоматика работала по принципу отвода дульных газов, питание осуществлялось из магазинов емкостью по 6 патронов, вставлявшихся сверху. Из-за необходимости частой замены магазинов практическая скорострельность не превышала 120 выстр./мин. Снаряды были двух основных типов — фугасные (с механизмом самоуничтожения) и трассирующие; бронебойные снаряды, судя по имеющимся описаниям, на линкорах не использовались.

Спаренная установка М1932 весила 5 т и обслуживалась расчетом из 7 человек. Вертикальная наводка обеспечивалась в пределах от —10 до +80", имелась стабилизация в небольшом диапазоне, хотя в процессе эксплуатации из-за частых отказов ее предпочитали отключать. Характерные скорости горизонтальной и вертикальной наводки составляли 14 и 15 град./с. Охлаждение ствола было водяным, для чего на установке имелся циркуляционный насос. Существенным недостатком 37-мм автоматов являлась сильная вибрация. Она сбивала наводку при длительной стрельбе и вынуждала ставить мощные палубные подкрепления. В результате эффективность автоматов в качестве оружия ПВО оказалась ограниченной. Они считались наиболее приспособленными для ведения заградительного огня по низколетящим целям, например торпедоносцам.

На всех четырех модернизированных линкорах имелось по шесть спаренных установок М1932. Четыре из них располагались на средней надстройке в районе дымовых труб, еще две на типе Conte di Cavour стояли между носовыми башнями главного калибра, а на типе Caio Duilio — на палубе полубака чуть впереди кормовой возвышенной башни. Кроме того, на последних в самом носу стояло три 37-мм автомата в одинарных установках М1939, убирающихся под палубу. Эти автоматы имели воздушное охлаждение стволов и не имели системы стабилизации. Вес установки составлял 1,5 т, при этом вибрация при стрельбе была значительно ниже, а точность — выше, чем у «спарки».

Противовоздушную оборону на самых ближних подступах призваны были обеспечивать 13,2-мм пулеметы образца 1931 г. Этот пулемет разрабатывался на основе французского «Гочкиса» того же калибра. Автоматика работала на принципе отвода газов, питание осуществлялось от горизонтально вставлявшегося магазина на 12 патронов (при этом сохранялась французская практика, когда отстрелянные гильзы автоматически вставлялись обратно на свои места в магазин), охлаждение ствола — воздушное На флот он поступал в спаренных установках М1931, имевших массу 635 кг и диапазон углов вертикальной наводки от —11 до +85°. На практике пулемет терял надежность после примерно 1000 выстрелов из-за разгара ствола. Приходилось стрелять из него короткими очередями и держать поблизости сменные стволы.

Спаренная установка 13,2-мм/76 пулемета Breda.
Спаренная установка 13,2-мм/76 пулемета Breda. Копия подлинного чертежа.

По проекту, Giulio Cesare и Conte di Cavour несли по шесть установок М1931, размещавшихся парами на крышах возвышенных башен главного калибра и на верхней площадке грот-мачты. В своем классе 13,2-мм пулемет являлся довольно неплохим оружием, однако к концу 1930-х гг. он морально устарел и уже не мог эффективно бороться с современными цельнометаллическими самолетами. Поэтому в 1940 г. все пулеметы на этих линкорах заменили на такое же число 20-мм автоматов, обладавших большей огневой мощью. На Caio Duilio и Andrea Doria они устанавливались с самого начала.

20-мм/65 автоматы образца 1935 г. представляли собой развитие 13,2-мм пулемета, унаследовав от него воздушное охлаждение, автоматику на принципе отвода дульных газов и питание от горизонтального магазина на 12 патронов. Вес снаряда увеличился в 2,5 раза, причем их номенклатура отличалась завидным разнообразием: бронебойно-трассирующие, бронебойно-разрывные, фугасные, трассирующие с взрывателями повышенной чувствительности и т.д.

Спаренная установка М1935 отличалась характерным размещением орудий по диагонали — левое выше правого. Она оказалась довольно тяжелой (2330 кг) и при стрельбе также страдала от вибрации, хотя и не столь значительной, как у 37-мм автоматов. Углы возвышения стволов в установке менялись от —10 до +100°; расчет состоял из 5 человек.

Линкоры типа Caio Duilio получили по восемь спаренных 20-мм автоматов. По два стояли на крышах каждой возвышенной башни главного калибра, еще четыре были установлены в районе грот-мачты, впереди и позади 37-мм установок.

Штатный боекомплект для 37-мм автоматов на линкорах типа Conte di Cavour состоял из 1500 патронов на орудие (всего 18 000 на корабль), на линкорах типа Caio Duilio — из 1800 патронов на орудие (всего 27 000 на корабль): для каждого 20-мм автомата по нормативам полагалось иметь 2400 патронов (всего по 38 400 на корабль). Боезапас зенитных автоматов хранился в носовом и кормовом погребах, располагавшихся в районе погребов башен главного калибра, однако весьма значительная его часть находилась в кранцах первых выстрелов, в непосредственной близости от установок. Например, кранцы первых выстрелов кораблей типа Conte di Cavour вмещали 5378 37-мм патронов и более двух третей боекомплекта 20-мм автоматов.

Легкое зенитное вооружение модернизированных линкоров в годы Второй мировой войны подвергалось незначительным изменениям. На Giulio Cesare в начале 1941 г. на крышах носовых 120-мм башен установили по одной 20-мм «спарке»; еще две таких же разместили на палубе юта в диаметральной плоскости, однако установки с грот-мачты убрали. Таким образом, общее число 20-мм автоматов на этом корабле достигло шестнадцати и оставалось неизменным до конца его карьеры в итальянском флоте.

На линкорах второй группы весной 1942 г. появилось по две дополнительные 37-мм спаренные установки. Их установили по бокам от кормовой возвышенной башни главного калибра. Стоявшие там 20-мм автоматы переместились на крышу носовой возвышенной башни. При этом на Caio Duilio их смонтировали прямо над кожухами дальномеров, а на Andrea Doria — в передней части башни, почти над амбразурами орудий. Таким образом, к концу войны вооружение этих кораблей включало по шестнадцать 37-мм и 20-мм автоматов. В послевоенные годы с них демонтировали по три носовые одинарные 37-мм установки, а также пару 20-мм автоматов, стоявших у грот-мачты.

Управление огнем

Продольный разрез носовой надстройки и план ЦАП линкора типа Giulio Cesare. Копия подлинного чертежа.
Планы команднодальномерных постов главного (вверху) и среднего (внизу) калибров линкоров типа Giulio Cesare.
КДП ГК линкора Conte di Cavour, 1937—1938 гг. За свою форму он получил прозвание «Шапка карабинера».
Носовые башни главного калибра и посты управления огнем линкора Giulio Cesare, лето 1942 г.
головка прицела центральной наводки на резервном посту управления огнем (на башне №2) линкора Caio Duilio, лето 1942 г.
КДП средней артиллерии левого борта линкора Caio Duilio, лето 1942 г.

Важнейшие элементы системы управления огнем главного калибра линкоров типа Conte di Cavour были сосредоточены в носовой башенноподобной надстройке. На ее вершине, примерно в 23 м от уровня воды, находился главный командно-дальномерный пост (КДП), за свою характерную форму прозванный на флоте «шапкой карабинера». В нем находились: два дальномера с базой 7,2 м (стереоскопический и совмещающего типа) в общем кожухе, инклинометр, блок коммутации башен, устройства передачи команд в башни, индикаторы готовности башен, а также пост старшего артиллерийского офицера с прицелом центральной наводки (APG — apparecchio di punteria generate) и кнопкой выстрела, при помощи которой он мог давать залп всеми орудиями главного калибра или их частью. Центральный прицел, выступавший над крышей КДП, позволял определить пеленг на цель, дальномер — расстояние до нее (при этом стереодальномер использовался как скартометр — устройство, определяющее величину промаха), инклинометр служил для вычисления курсового угла цели.

На лобовой части командно-дальномерного поста у Giulio Cesare был начертан девиз «Guai agli inermi» («Несчастье — в безоружии»), а у Conte di Cavour — «Molti nemici molto опоге» («Больше врагов — больше чести»). Между собой они различались числом и формой крышек объективов дальномеров: на Conte di Cavour их было четыре, причем три из них имели квадратную форму, а правая нижняя была вытянута вдоль оси дальномера; на Giulio Cesare имелось всего две вертикальные крышки прямоугольной формы.

Определенные в КДП элементы движения цели передавались в центральный артиллерийский пост, расположенный на втором ярусе башенноподобной надстройки (на уровне верхней палубы). Находившийся там центральный автомат стрельбы — так называемая «централь» типа «O.L.A.P.» — на основании этих данных и заложенных в него таблиц стрельбы вычислял углы горизонтальной и вертикальной наводки, которые передавались в артиллерийские башни.

План тыльных частей с приборами управления огнем двухорудийных 320-мм башен №2 и №3 линкоров типа Giulio Cesare. Копия подлинного чертежа.

В случае выхода из строя основной системы, управление огнем могло производиться по запасной схеме из башни №2, в тыльной части которой находился пост второго артиллерийского офицера, оборудованный 9-метровым стереодальномером и автоматом стрельбы типа RM.1 фирмы «Галилео». Прицел центральной наводки отсутствовал, но его роль выполняли приборы наведения самой башни. Аналогичное оборудование имелось в башне №3, что позволяло в случае необходимости разделять огонь носовой и кормовой групп башен по двум целям.

Управление огнем среднего калибра организовывалось отдельно для установок левого и правого борта и осуществлялось при помощи двух директоров, расположенных по бокам от башенноподобной надстройки. Каждый из них оборудовался 3-метровым стереодальномером и необходимыми прицелами. Данные вырабатывали автоматы стрельбы типа RM.2, расположенные в тыльных частях центральных 120-мм башен вместе с 5-метровыми стереодальномерами. Эти же башни могли использоваться для управления огнем средней артиллерии «своего» борта в случае выхода из строя основного директора.

На крыльях командирского мостика располагались колонки ночной стрельбы соответствующего борта, оборудованные ночными визирами, 1,5-метровыми стереодальномерами и мобильным оборудованием связи. Они служили для управления огнем 120-мм орудий в ночное время на небольших дистанциях, когда использование вычислителей считалось нецелесообразным ввиду быстрого изменения обстановки. В дневное время с этих колонок осуществлялось управление стрельбой 100-мм зениток...

Продольный разрез носовой надстройки; планы ЦАП и резервного директора ГК линкора типа Caio Duilio. Копия подлинного чертежа.
Планы постов управления огнем линкоров типа Caio Duilio: пост управления зенитным огнем и площадка с постами воздушного наблюдения (слева); командно-дальномерный пост средней артиллерии (в центре); стабилизированный дальномерный пост 90-мм орудий (справа); площадка управления огнем 37-мм автоматов (внизу)

Корабли типа Caio Duilio получили более современную и развитую систему управления огнем, а выделенные под нее помещения были более просторными. Сохранив общие принципы предшественников, конструкторы привнесли элементы, разработанные для линейных кораблей типа Littorio.

Основное изменение коснулось командно-дальномерного поста главного калибра. Как и на двух первых линкорах, он находился на десятом уровне башенноподобной надстройки и был оборудован двумя 7,2-метровыми дальномерами (стереоскопическим и совмещения), а также инклинометром. Однако если на типе Conte di Cavour в его центральной части размещался пост старшего артиллерийского офицера, то теперь там находилась полая труба, поддерживающая два верхних яруса надстройки. Непосредственно над КДП располагался пост наблюдения за морем, оборудованный четырьмя бинокулярами, а еще выше — отдельная башенка директора управления огнем главного калибра с прицелом центральной наводки, откуда старший артиллерийский офицер осуществлял распределение целей и производил залп. Директор был связан с центральным артиллерийским постом, оборудованным автоматом стрельбы типа «O.L.A.P.», который размещался на нижней палубе.

На случай выхода из строя основного директора управления огнем главного калибра линкоры типа Caio Duilio были оснащены запасным. Он располагался на крыше башни №2 в бронированной башенке цилиндрической формы. При этом на Caio Duilio она стояла на плоской части крыши башни, ближе к ее тыльной стенке, а на Andrea Doria была несколько смещена вперед и находилась точно на оси вращения башни, что имело неоспоримое преимущество с точки зрения точности целеуказания. В остальном обе двухорудийные башни несли то же оборудование, что и на линкорах типа Conte di Cavour (9-метровый стереодальномер и автомат стрельбы типа RM.1).

Управление огнем 135-мм орудий осуществлялось при помощи двух команднодальномерных постов средней артиллерии, стоявших побортно в средней части корабля — на специальных основаниях между дымовыми трубами. Каждый КДП оснащался 5-метровым стереодальномером, центральным прицелом, инклинометром и необходимыми приемо-передающими устройствами. Данные для стрельбы вырабатывали центральные автоматы стрельбы соответствующего борта, располагавшиеся по бокам от ЦАП главного калибра с некоторым смещением в нос. Как уже говорилось, возвышенные 135-мм башни оборудовались в качестве запасных постов управления огнем и оснащались 6-метровыми дальномерами и автоматами стрельбы упрощенного типа RM.2.

Весьма важное значение на этот раз придавалось системе управления огнем 90-мм зениток — эти современные орудия, обладавшие высокой скорострельностью и значительными скоростями наводки, требовали, таким образом, быстрой выработки данных для стрельбы. К счастью, наличие стабилизации башенных установок упрощало расчет поправок, зависящих от крена и дифферента самого корабля.

Посты управления огнем 90-мм орудий располагались по бокам от фок-мачты на уровне надстроечной палубы. Каждый из них включал стабилизированный дальномерный пост с 3-метровым стереодальномером и закрытую вычислительную станцию, в которой находился стабилизированный оптический прицел, автомат стрельбы упрощенного типа, баллистический вычислитель, сервомотор и приемо-передающая аппаратура. С наружной стороны к станции примыкала площадка с пятью постами воздушного наблюдения.

Как правило, при отражении скоротечных воздушных налетов данные для стрельбы вырабатывались по упрощенной схеме прямо на станции управления зенитным огнем. Однако на кораблях имелось и два центральных автомата стрельбы 90-мм орудий. Они располагались симметрично автоматам противоминной артиллерии — по бокам от ЦАП главного калибра, но со смещением в корму.

В отличие от предшественников, не имевших оборудования для управления стрельбой зенитных автоматов и пулеметов, Caio Duilio и Andrea Doria оборудовались двумя колонками управления огнем малокалиберной зенитной артиллерии. Они стояли на специальных площадках у оснований КДП среднего калибра. Колонки выдавали углы горизонтальной и вертикальной наводки и дистанцию для 37-мм автоматов и только угол горизонтальной наводки и дистанцию для 20-мм автоматов. Распределение целей осуществлялось со специального поста, находившегося на вершине фок-мачты и связанного телефонными линиями с постами воздушного наблюдения и прицельными колонками. С Caio Duilio этот пост был снят во время ремонта в начале 1941 г., тогда как на Andrea Doria сохранился вплоть до конца войны, а впоследствии на его месте была смонтирована антенна радиолокационной станции NSA-1.

Наконец, оба линкора располагали резервным стереодальномером с базой 3 м, стоявшим на основании грот-мачты, а также двумя колонками ночной стрельбы с 1,5-метровыми стереодальномерами, размещавшимися на носовой надстройке уровнем ниже командирского мостика. В послевоенные годы резервный дальномер с Andrea Doria был снят, а на его месте установлена вторая антенна радара NSA-1.

Средства противоминной защиты

Для защиты от контактных мин все линкоры оснащались четырьмя параванами типа «С» (длина 3,3 м, диаметр корпуса 472 мм). В походном положении они крепились к барбету башни №2. Для их постановки служили специальные кран-балки, располагавшиеся в районе носовой башни главного калибра. При постановке параванов ходовой конец тралящей части опускался к специальным шпиронам под носовым бульбом при помощи комбинированной (тросовоцепной) тали, заведенной на шпили.

На Caio Duilio и Andrea Doria между носовыми башнями имелись специальные поперечные рельсовые пути, по которым перемещались тележки с параванами. Параваны заглублялись на 11 м, теоретически защищая корабль от всех якорных мин, кроме находившихся точно по носу, однако никак не помогали против мин с неконтактными взрывателями. Кроме того, они серьезно ограничивали скорость и маневренность корабля-носителя, поэтому зачастую было удобнее вместо установки собственных параванов пускать впереди линкоров миноносцы или катера, которые могли осуществлять траление на более высокой скорости.

Энергетическая установка

Линейные корабли Conte di Cavour (на переднем плане) и Giulio Cesare на довоенных маневрах.
Giulio Cesare входит на внешний рейд Таранто, 3 октября 1937 г.

Значительное увеличение скорости хода, призванное хотя бы отчасти компенсировать слабость вооружения и защиты итальянских дредноутов, лежало в основе самой концепции их модернизации. Эта задача в определенной мере решалась изменением формы корпуса, но главным шагом являлась полная замена силовой установки, причем под размещение более мощных механизмов отвели место, освободившееся после снятия средней башни главного калибра.

Главная энергетическая установка (ГЭУ) была идентичной для всех четырех реконструированных линкоров и состояла из восьми водотрубных котлов Ярроу и двух турбозубчатых агрегатов (ТЗА) системы Беллуццо. Если старые турбины развивали мощность 31 000 л. с., деля ее на четыре вала, то после реконструкции проектную мощность в 75 000 л.с. делили только на два сохранившихся внутренних вала, а внешние ликвидировали.

В соответствии с веяниями времени для силовой установки приняли эшелонное расположение, причем с элементами «шахматного», впервые примененного на тяжелых крейсерах типа Zara. Машинные и котельные отделения размещались в пяти отсеках, занимавших пространство от 24-го носового до 27-го кормового шпангоутов и разделенных поперечными переборками, при этом концевые отсеки делились еще и продольными водонепроницаемыми переборками.

В первом отсеке (шп.9АУ — 24AV) по правому борту размещался носовой ТЗА, а по левому — котел №1, носовое отделение турбогенераторов, а над ним — отделение вспомогательных механизмов. Далее в корму шли три котельных отделения с двумя котлами (№№ 2—7) в каждом. Водонепроницаемые переборки между ними находились на шпангоутах 2AV и 5AD. Кормовой отсек (шп.12АЭ — 27AD) представлял собой копию носового, развернутого на 180": в нем слева стоял кормовой ТЗА, справа — котел №8 и кормовые отделения турбогенераторов и вспомогательных механизмов. Паровые магистрали были проложены таким образом, что пар от любого котла мог подводиться к любой турбине. Дымоходы выводились в две дымовые трубы: носовую от котлов № 1—4 и кормовую от котлов № 5—8. При этом на линкорах типа Caio Duilio трубы были сдвинуты несколько дальше в корму, чтобы уменьшить влияние горячих газов на посты управления огнем на носовой надстройке, и располагались ближе друг к другу. Пост управления силовой установкой располагался на нижнем ярусе башенноподобной надстройки на уровне главной палубы.

Теоретически данное расположение повышало живучесть силовой установки, так как почти исключалась вероятность одновременного поражения обеих турбин или всех котлов. Минусом стала увеличившаяся длина носового валопровода.

Каждый ТЗА включал одну турбину высокого и две турбины низкого давления (последние — со ступенями заднего хода), параллельно работавшие на одноступенчатый зубчатый редуктор, два главных и один вспомогательный конденсаторы. Трехколлекторные водотрубные котлы Ярроу с пароперегревателями вырабатывали пар с рабочим давлением 22 атм. и температурой 325°С. Для впрыскивания нефти в топку каждый котел оборудовался семью форсунками системы Мейяни. Корабли приводились в движение двумя трехлопастными винтами, изготовленными из специальной бронзы. Общий вес силовой установки, по официальным итальянским данным, составил 1400 т.

Суммарная мощность ТЗА по проекту оценивалась в 75 000 л.с., что должно было обеспечить линкорам первой группы скорость полного хода 27 узлов. Допускалась возможность кратковременной форсировки турбин до 93 000 л.с. (скорость — 28 уз.). Экономический ход — 13 уз. На ходовых испытаниях Conte di Cavour была зафиксирована скорость 28,05 уз., а Giulio Cesare показал 28,24 уз. К моменту завершения модернизации второй группы к форсировке машин стали подходить более осторожно, поэтому максимальную мощность решили ограничить величиной 86 500—87 000 л.с. Соответствующие значения скорости оказывались на один узел ниже, что и подтвердилось на ходовых испытаниях: Caio Duilio развил 27,15 уз., тогда как Andrea Doria не преодолел 27-узловой отметки, достигнув только 26,9 уз. Впрочем, в реальных боевых условиях скорость всей четверки не превышала 26 узлов, а к концу 1941 года Giulio Cesare, чьи механизмы были сильно изношены в результате интенсивного использования, с трудом мог развить 24-узловой ход.

Запасы нефти хранились во внешних отсеках системы противоторпедной защиты и в цистернах двойного дна. Ее полный запас на Giulio Cesare и Conte di Cavour достигал 2471,37 т, на Andrea Doria — 2552 т, на Caio Duilio — 2548 т. Запас резервной воды для котлов — 466 т на кораблях первой и 404 т — второй группы. Как видно, величины вполне сопоставимые, в связи с чем остается непонятным, почему линкоры второй группы показывали заметно меньшую дальность плавания на экономической скорости при практически той же на полных ходах.

В целом силовые установки модернизированных линкоров оценивались положительно со всех точек зрения. Они были мощными, достаточно надежными в эксплуатации и устойчивыми к боевым повреждениям, позволяя в боевой обстановке длительное время поддерживать высокую скорость. Достаточно сказать, что на протяжении всей карьеры четырех кораблей на них не было зафиксировано ни одной сколь-нибудь существенной аварии.

Результаты ходовых испытаний модернизированных линкоров

Conte di Cavour Giulio Cesare Caio Duilio Andrea Doria
Дата 14.04.1936 12.12.1936 10.05.1940 21.05.1940
Водоизмещение среднее, т 23 275 25 330 27 042 26 016
Скорость, уз. 28,085 28,249 27,15 26,9
Мощность, л.с. 93 433 93 490 86 346 84 416
Частота вращения винтов, об./мин 237 241 228 228

Прочее оборудование

Башенноподобная надстройка линейного корабля Caio Duilio. Таранто, лето 1949 г.
Caio Duilio, лето 1949 г. Антенна РЛС LWS установлена на посту управления зенитным огнем правого борта.
Andrea Doria в Неаполе, 20 марта 1950 г. На грот-мачте смонтирована антенна станции NSA-1.

С установкой современной системы управления огнем, гирокомпасов (две матки с 25 репитерами, разбросанными по всему кораблю), эхолота и прочего оборудования, в котором было задействовано большое число электрических приводов, резко возросла потребность кораблей в электроэнергии. Корабельная электрическая сеть напряжением 110 В постоянного тока питалась от четырех электростанций. В двух из них, расположенных, как было сказано выше, в соседних помещениях с турбинными отделениями, стояло по два турбогенератора. Две другие электростанции располагались на средней платформе перед носовой и за кормовой башнями главного калибра; в каждой из них находилось по два дизель-генератора (в них использовались дизели компрессорного типа, к тому времени считавшегося морально устаревшим). Существовала также сеть аварийного освещения, питаемая от аккумуляторов.

Водоотливная система на линкорах типа Conte di Cavour выполнялась в виде однопроводной магистрали, простиравшейся лишь немного за пределы броневой цитадели. Общая производительность водоотливных насосов составляла 1800 м³/час. Пожарная система выполнялась в виде кольцевой магистрали. Общая мощность обслуживавших ее насосов достигала 1200 м³/час при номинальном давлении в магистрали 6 кг/смг. Креновая система обслуживалась от пожарной магистрали и обеспечивала накренение корабля на величину чуть более 5°, однако на ее заполнение уходило до двух часов. Специальная дифферентная система отсутствовала.

Все линкоры оснащались четырьмя 120-см боевыми прожекторами фирмы «Галилео». Два из них размещались на носовой надстройке на специальной площадке уровнем выше адмиральского мостика, а два других — на грот-мачте. При этом прожекторы монтировались на коротких рельсах и в походном положении убирались внутрь надстроек (на типе Caio Duilio кормовые убирались вниз на гидравлических подъемниках). Из опыта Ютландского сражения командование итальянского флота сделало вывод о невозможности артиллерийского боя крупных надводных кораблей в ночное время, поэтому подготовка экипажей линкоров к подобного рода боям не велась.

Аппаратура радиосвязи на линкорах типа Conte di Cavour» включала:

  • главную передающую станцию радиотелеграфа, занимавшую четвертый уровень башенноподобной надстройки и оснащенную передатчиком типа T.N.1000/1932;
  • главную приемную станцию радиотелеграфа, расположенную на нижней палубе под башенноподобной надстройкой вместе с шифровальным постом и оснащенную приемником типа T.N.с. 1000/1937;
  • резервную приемную радиостанцию, находившуюся на шестом уровне башенноподобной надстройки и оснащенную приемником типа T.S. 1000/1934;
  • шесть приемопередатчиков радиотелефона, установленных в различных местах корабля.

На кораблях типа Caio Duilio расположение радиостанций было в целом аналогичным, но их номенклатура несколько расширилась. Главная передающая станция получила передатчики типов Т.N. 1000/1931 и T.N.c.1000 и 2000; в приемном посту было установлено шесть различных приемников; еще пять приемников установили в резервном посту, оборудованном на нижней палубе непосредственно позади кормового машинного отделения; там же была размещена резервная передающая панель типа T.N.S.1000. Для связи на коротком расстоянии на кораблях имелось пять радиотелефонных станций, три из которых располагались в специальном помещении на корме и две — на адмиральском мостике.

Основным видом связи в итальянском флоте являлся радиотелеграф с кодом Морзе, тогда как радиотелефонами, показавшими себя ненадежными в эксплуатации, предпочитали вообще не пользоваться — по крайней мере, в начале войны. Нередко это вызывало проблемы организационного характера: корабли обменивались настолько большим количеством радиосообщений, что в конце концов они начинали поступать с опозданием, что приводило к путанице.

Линкоры оснащались радиопеленгаторами «Сименс», кольцевые антенны которых размещались в передней части прожекторной площадки на носовой надстройке. Внутрикорабельная телефонная сеть связывала все основные посты и дополнялась пневматической почтой.

Ни до, ни во время войны линкоры типа Conte di Cavour и типа Caio Duilio не имели радиолокационного оборудования. Правда, в апреле 1943 г. рассматривался вопрос о переводе Caio Duilio и Andrea Doria в Специю, где силами военно-морского арсенала на них планировалось смонтировать радиолокаторы (или, как их называли в Италии в то время, радиодальномеры). Примерно в то же время радаром намеревались оснастить Conte di Cavour, проходивший восстановительный ремонт в Триесте. Это могли быть приборы либо итальянской разработки типа ЕС-3/ter «Gufo», либо немецкие «DeTe» (так итальянцы обозначали все РЛС германского происхождения, наиболее распространенной из которых была FuMO-21). Однако до последовавшего вскоре выхода Италии из войны работы даже не успели начать. Вопрос об оснащении радаром находившегося к тому времени в резерве Giulio Cesare, насколько известно, даже не поднимался.

В послевоенные годы, когда Caio Duilio и Andrea Doria остались единственными линейными кораблями, которые Италии разрешено было сохранить в составе флота, на их оснащение современным электронным оборудованием пришлось обратить более пристальное внимание.

На Caio Duilio в 1947 г., во время текущего ремонта, установили две РЛС обнаружения воздушных целей типа LWS британского производства. Это были изначально сухопутные станции, предназначенные для установки на грузовых автомобилях. Их антенны вместе с аппаратными кабинами смонтировали на постах управления зенитным огнем непосредственно за директорами 90-мм орудий. Разумеется, эффективность данного «эрзаца» была довольно низкой, поэтому практическая ценность станций заключалась главным образом в тренировке операторов. Тем не менее они охранялись на корабле вплоть до конца его карьеры, и другого радиолокационного оборудования линкор не получал.

В том же 1947 году Andrea Doria был поставлен в Таранто на обширный ремонт, совмещенный с модернизацией, во время которой на него переставили немалое количество наиболее совершенной аппаратуры с назначенных на слом линкоров Italia и Vittorio Veneto. Нашлось место и для новых радиолокационных станций, которых стало три:

  • один радар обнаружения воздушных целей NSA-1 (модернизированный вариант английского LWS с аналогичной антенной) разместился на месте прежнего зенитного поста на фок-мачте, на высоте 40,6 м над уровнем моря;
  • вторая такая же станция была установлена на месте резервного дальномера на грот-мачте;
  • на фор-стеньге, на высоте 52 м над ватерлинией, была установлена РЛС обнаружения надводных целей NSM-1 (модификация американского радара типа SG).

На одном из уровней башенноподобной надстройки был оборудован боевой информационный пост (Centrale Operative di Combattimento), в который стекалась информация от радаров и имелся тактический планшет.

Окраска и внешние отличия

Схема камуфляжной окраски линейного корабля Giulio Cesare, 1937 г.
Схема камуфляжной окраски линейного корабля Conte di Cavour.
Схема камуфляжной окраски линейного корабля Caio Duilio.
Схема камуфляжной окраски линейного корабля Giulio Cesare.
Схема камуфляжной окраски линейного корабля Andrea Doria.

В довоенные годы окраска кораблей Королевского Итальянского флота регламентировалась правилами, принятыми в 1929 г. Надводный борт и вертикальные поверхности надстроек окрашивались в светлосерый цвет (Grigio Chiaro), в него же целиком красились башни, щиты 100-мм орудий, башенки командно-дальномерных постов, шлюпки. Подводная часть корпуса была кирпично-красной (Rossa Mattone) либо темно-зеленой (Verde Scuro). Ватерлиния, козырьки на дымовых трубах, якоря, шпили и кнехты — черные (Nero). На Conte di Cavour и Giulio Cesare в черный цвет иногда красили верхнюю часть грот-мачты, однако стеньга на ней при этом оставалась светло-серой. Верхняя палуба, палубы надстроек и мостиков окрашивалась в темно-серый цвет с характерным металлическим отливом (Grigio Ferro), кроме палубы юта, имевшей тиковое покрытие и сохранявшей естественный цвет древесины. Обвесы мостиков с внутренней стороны были темно-синими (Blu Scuro).

Данная схема окраски сохранилась и после начала боевых действий. Единственным существенным отличием стало введение знаков идентификации с воздуха: палуба полубака до барбета носовой башни красилась белой известью, а после сражения у Пунта-Стило в июле 1940 г. по приказу адмирала Кампиони на нее нанесли широкие диагональные бело-красные полосы. Спасательные плотики, первоначально серого цвета, со временем перекрасили чередующимися красными и желтыми полосами для облегчения поиска с воздуха.

Разработка камуфляжной окраски в итальянском флоте началась в конце 1940 г. под руководством майора Луиджи Петрилло. К весне 1941 года было создано две базовые схемы, одна из которых, опробованная на легком крейсере Duca d`Aosta, получила название «двойная рыбья кость» (Doppia spina di pesce). Тем же летом по данной схеме был перекрашен Caio Duilio, став первым из модернизированных линкоров, получившим камуфляж. Корпус и надстройки при этом красились в темно-серый цвет (Grigio Scuro), на который наносились крупные желто-зеленые (Giallo Verde) четырехугольники, расходящиеся от центра корабля в обе стороны, в форме рыбьих хвостов. Оконечности линкора также были желто-зелеными. Окраска являлась полностью симметричной по обоим бортам и была призвана затруднить работу оптических дальномеров противника.

Командующий флотом адмирал Якино был не вполне удовлетворен «двойной рыбьей костью», поскольку она быстро теряла эффективность в пасмурную погоду или при увеличении дистанции, когда корабль выглядел как единый довольно темный силуэт. Поэтому флот обратился к известному художнику-маринисту Родольфо Клаудусу с предложением разработать свой образец камуфляжа. Созданная им схема должна была затруднить определение его типа, курса и скорости. Она представляла собой абстрактные картины с характерными «зубчатыми» элементами, которые должны были напоминать меньший по размерам корабль, идущий искаженным угловым курсом с высокой скоростью.

Схема «Клаудус» произвела впечатление на моряков и нашла применение на ряде боевых единиц, в том числе трех модернизированных линкорах, будучи индивидуальной для каждого корабля. Первым, осенью 1941 г., ее получил Andrea Doria; в ноябре для перехода из Таранто в Триест перекрасили Conte di Cavour (который к тому времени лишился вооружения); а между декабрем 1941 г. и январем 1942 г. аналогичную окраску получил и Giulio Cesare. Любопытно, что на всех трех рисунок камуфляжа был симметричным для обоих бортов, что не было свойственно для данной схемы. При этом на Andrea Doria и Giulio Cesare камуфляж был трехцветным — использовались светло-серый, голубой (Azzurro) и черный цвета, — а на Conte di Cavour к ним добавился грязно-белый (Bianco Sporco).

Приказом командующего флотом от 29 декабря 1941 г. вводилась стандартная камуфляжная окраска, в которой учитывались типичные условия освещенности на Средиземном море. Основным цветом в ней являлся светло-серый (точнее — пепельно-серый), на который наносились широкие контрастные полосы темно-серого. Оконечности часто красились в грязнобелый цвет, чтобы маскировать размер поднимаемых кораблем бурунов и, таким образом, затруднять определение скорости. При этом рекомендовалось, по возможности, наносить различные рисунки как на различные корабли, так и на разные борта одного корабля. Темным полосам следовало придавать неправильную форму, избегая горизонтальных, вертикальных или параллельных линий.

Летом 1942 года стандартную камуфляжную окраску получили все три остававшихся в строю старых линкора. При этом на Giulio Cesare камуфляж был двухцветным, а фигуры имели клиновидную форму, причем летом 1943 г. рисунок на правом борту в носовой части несколько изменили; на Andrea Doria темные полосы были скругленными, а оконечности окрашивались в голубой цвет; на Caio Duilio наносился сложный четырехцветный рисунок, с многочисленными изломами темных полос, применением, в дополнение к светло-серому, голубого цвета на бортах и надстройках, а также грязно-белой окраской оконечностей (правда, уже осенью 1942 г. белые участки закрасили голубым).

Giulio Cesare нес данную схему окраски до конца войны и даже при передаче Советскому Союзу в 1949 г. сохранял камуфляж на надстройках (корпус к тому времени перекрасили в темно-серый цвет). Caio Duilio и Andrea Doria в 1944 г. были перекрашены по схеме, аналогичной принятым у союзников (английская стандартная адмиралтейская схема или американская Ms.22). При этом корпус полостью красился в темно-серый цвет, а надстройки — в светло-серый. Наконец, в 1950 году этим двум кораблям вернули довоенную светлую окраску, которую они сохраняли вплоть до вывода из состава флота...

Схема внешних различий линейных кораблей типа Conte di Cavour.
Схема внешних различий линейных кораблей типа Caio Duilio.

Внешние отличия между линкорами внутри пар были минимальными. Giulio Cesare и Conte di Cavour, не считая мелких различий в башенноподобной надстройке и уже упоминавшихся крышек дальномеров на главном КДП, отличались расположением площадок зенитных автоматов на возвышенных башнях главного калибра: на Conte di Cavour они стояли точно над дальномерами (при этом сами дальномеры на нем были сдвинуты ближе к лобовой плите), а на Giulio Cesare — у задней кромки башни.

Аналогичное отличие имелось и у второй пары: Andrea Doria, проходивший модернизацию на той же верфи, что и Conte di Cavour, нес 20-мм автоматы над дальномерами, а Caio Duilio — у задней стенки; туда же была на нем смещена цилиндрическая башенка запасного поста управления огнем. Башенка резервного дальномера на грот-мачте у Andrea Doria имела заметно больший размер. Наконец, как уже говорилось, установленная в 1942 году дополнительная пара 20-мм автоматов на носовой возвышенной башне на Caio Duilio расположилась прямо над дальномерами, а на Andrea Doria — ближе к лобовой плите.

Общая оценка модернизации

Линейный корабль Conte di Cavour.
Линейный корабль Conte di Cavour после реконструкции, лето 1937 г.
Andrea Doria готовится к артиллерийским стрельбам главным калибром. Пола, октябрь 1940 г.
Линейный корабль Andrea Doria.

Опубликованное в журнале «Current History» за 1938 год мнение английских специалистов по поводу модернизации Giulio Cesare и Conte di Cavour было достаточно красноречивым: «...старье, переделанное, подправленное и вновь спущенное на воду». Впрочем, в сказанном можно усмотреть и некую долю досады: заманив себя в сети международных договоров по ограничению морских вооружений, англичане вынуждены были отправить на слом большую часть своего линейного флота, тогда как итальянцы сохранили свои старые корабли и упорно боролись за совершенствование их боевых свойств.

Да и так ли плохи были реконструированные итальянские дредноуты? Как справедливо отмечает другой англичанин — популярный историк Питер Ч. Смит, «все четыре старых итальянских корабля были быстроходнее, чем модернизированные британские линкоры аналогичного возраста. Хотя их главный калибр был меньше, орудия имели большие углы возвышения и потому большую дальность стрельбы».

В самом деле, увеличив калибр орудий и, что не менее важно, придав им значительную — более 150 кбт. — дальность стрельбы, итальянцы вывели свои линкоры из разряда безнадежно устаревших в категорию если не современных, то, по крайней мере, таких, с которыми приходилось считаться любому потенциальному противнику. Положим, в боевом столкновении с модернизированными сверхдредноутами типа типа Queen Elizabeth, имеющими по восемь 381-мм орудий с дальностью стрельбы до 158 кбт. и несравнимо лучшее бронирование, итальянцы по-прежнему не имели никаких шансов на победу и могли уповать только на преимущество в скорости, но вот при встрече с линкорами типа Royal Sovereign (дальность стрельбы орудий главного калибра — 115 кбт., фактическая скорость к началу войны — около 20 уз.) исход боя в пользу британцев оказывался далеко не бесспорным. И уж конечно достоинства модернизированных итальянских кораблей очевидны при сравнении с их французскими ровесниками. Французы, в отличие от итальянцев, не проводили существенных модернизаций старых линкоров. Корабли типа Courbet (двенадцать 305-мм пушек, скорость не более 20 уз.) к началу 40-х годов были пригодны к использованию только в качестве учебных кораблей; у линкоров типа Bretagne дальность стрельбы 340-мм орудий довели до 135 кбт., но в целом их тактико-технические характеристики не сильно изменились по сравнению с моментом ввода в строй и не отвечали современным требованиям, а ходовые качества ухудшились из-за сильного износа механизмов. К тому же они были лишены противоторпедной защиты.

Носовые башни главного калибра линкора Andrea Doria, 1942 г.

Кстати, ПТЗ системы Пульезе стала вторым козырем итальянских линкоров. Несмотря на то что при модернизации ее установили «экспромтом», вписав в уже имеющиеся корпусные конструкции, идея оказалась удачной, дающей существенную экономию веса и в значительной степени позволившей обеспечить высокую скорость хода. Достаточно отметить, что линейные корабли типа Conte di Cavour, а после них и типа Andrea Doria, оказались единственными в мире дредноутами, к которым в результате модернизации не были пристроены були!

К сожалению, в ходе модернизации не был устранен ряд недостатков, присущих этим кораблям, — в частности, плохая остойчивость и недостаточная горизонтальная защита. Средства противовоздушной обороны на линкорах были откровенно слабыми.

В целом же реконструкция линейных кораблей существенно улучшила их боевые возможности и являлась несомненным техническим успехом, хотя она и обошлась в немалую сумму. Так что Муссолини имел все основания для гордости, когда во время морского парада в мае 1938 г. демонстрировал Гитлеру модернизированные корабли.

В исторической литературе высказывается мнение, что реконструкция старых дредноутов из-за чрезмерных затрат нанесла ущерб строительству современных линейных кораблей. На сэкономленные при отказе от их модернизации средства якобы можно было построить два новых. Особо много нареканий высказывается по поводу решения реконструировать Caio Duilio и Andrea Doria, что якобы задержало строительство второй пары линкоров типа Littorio (RomaWows-icon.png и Impero). При этом явно забывается, что новейшие линкоры являлись наиболее приоритетной программой итальянского военного судостроения, которая, возможно, негативно отразилась, на темпах строительства и модернизации кораблей других классов и типов, но никак не наоборот. В то же время опыт боевых действий со всей наглядностью показал, что руководство итальянского флота могло бы с лучшей отдачей распорядиться финансами, потраченными на модернизацию второй пары, вложив их в строительство легких сил.

В первый год войны на Средиземном море линкоры оставались тем единственным классом кораблей, который, по мнению адмиралов обеих воюющих сторон, определял реальное соотношение морских сил на данном театре. Благодаря принятым в 1933—1940 гг. энергичным мерам итальянцы вывели свой линейный флот на четвертое место в мировой табели о рангах. Однако реальные достижения итальянских линкоров во Второй мировой войне оказались ничтожными.

Несостоявшаяся модернизация Conti di Cavour

Поскольку недостатки линейных кораблей данного типа: плохое разделение на отсеки, невысокая живучесть, слабость зенитной артиллерии стали уже очевидными, ремонт Conte di Cavour после Таранто решено было совместить с модернизацией. Для ее проведения была выбрана верфь «C.R.D.A.» в Триесте, куда Conte di Cavour отправился в декабре 1941 г. своим ходом. Подготовка к переходу свелась к ремонту силовой установки, нанесению камуфляжной окраски, а также установке необходимой зенитной артиллерии. На штатные места были возвращены 37-мм автоматы, к которым добавились две «спарки» на юте, а на треногой грот-мачте смонтировали два спаренных 20-мм автомата.

Линейный корабль Conte di Cavouri после модернизации (проектный вид).

В ходе модернизации планировалось заменить все вооружение линкора, кроме орудий главного калибра. В качестве средней артиллерии вместо 120-мм пушек в старых башнях планировалось установить двенадцать 135-мм/45 орудий — таких же, как на Caio Duilio и Andrea Doria, обеспечив им возможность стрельбы по воздушным целям. Старые 100-мм зенитки и 37-мм автоматы снимались. Вместо них корабль получал двенадцать новейших 65-мм зенитных пушек с длиной ствола 64 калибра в одинарных полностью закрытых установках. Четыре из них должны были занять прежние места «соток», еще две — носовой пары 37-мм автоматов, остальные шесть размещались на надстроечной палубе в районе дымовых труб. Их дополняли десять спаренных 20-мм автоматов «Бреда» (по два на каждой из возвышенных башен главного калибра, два на нижнем и один на верхнем мостике носовой надстройки, три на грот-мачте) и еще три таких же автомата в одинарных установках на баке.

Таким образом, в окончательном виде вооружение Conte di Cavour должно было состоять из 10 320-мм/44 орудий, 12 135-мм/45 универсальных пушек, 12 65-мм/64 зениток и 23 20-мм/65 автоматов. Кроме того, планировалось видоизменить конфигурацию носовой надстройки, смонтировать дополнительный пост старшего артиллерийского офицера уровнем выше прежнего КДП, а в конце 1942 г. было принято решение оснастить корабль радиолокационной станцией ЕС.З/ter «Гуфо».

Переход в Триест стал последним в карьере Conte di Cavour выходом в море. Работы в Триесте велись неспешно, поскольку у верфи всегда находились другие, более приоритетные задачи. К осени 1942 г. на корабль заново установили 320-мм орудия и подготовили места для установки 65-мм зениток; в середине следующего года на свои места были поставлены 135-мм орудия. Тем не менее известие о перемирии застало корабль в состоянии 6-месячной готовности.

Уже в ранние часы 9 сентября 1943 г. германские войска заняли ключевые позиции в городе и порту Триеста, открыв огонь по итальянским кораблям на рейде. Командование военно-морской базы отдало команде Conte di Cavour приказ оставить корабль, чтобы не быть отрезанной от своих. Также было приказано затопить или взорвать все строившиеся и ремонтирующиеся корабли, готовность которых составляла менее трех месяцев. По этой причине на Conte di Cavour, срок готовности которого превышал эту величину, не было предпринято никаких действий по его выводу из строя. В ночь на 10 сентября экипаж покинул линкор, забрав с собой его флаг.

Для захвативших его в тот же день немцев Conte di Cavour не представлял особого интереса как в силу невозможности завершения его ремонта, так и бесполезности к боевому применению в сложившейся обстановке. Корабль продолжал тихо ржаветь в гавани Триеста, пока 15 февраля 1945 г. его не потопила авиация союзников в ходе очередного налета. Перед гибелью линкор опрокинулся, повторив судьбу Leonardo da Vinci.

Краткая история службы

Conte di Cavour

Вошел в строй 01.04.1915 г. Во время Первой мировой войны, в основном, отстаивался в Таранто, совершил 3 боевых похода. 12 мая 1928 г. выведен в резерв. Прошел коренную модернизацию 01.10.1933 - 01.06.1937 гг. Непродолжительное время участвовал во Второй мировой войне, пока не получил тяжелые повреждения от попадания торпеды во время английского налета на Таранто ночью 11-12 ноября 1940 г., сел на грунт. В конце 1941 г. поднят, проходил восстановительный ремонт и модернизацию в Триесте, где 10 сентября 1943 г. был захвачен немцами. 15 февраля 1945 г. потоплен в Триесте авиацией союзников. В 1946 году поднят и отправлен на слом.

Giulio CesareWows-icon.png

Линейный корабль «Новороссийск», 1955 г.

Вошел в строй 14.05.1914 г. Во время Первой мировой войны, в основном, отстаивался в Таранто. В 1928 г. переклассифицирован в учебный корабль. Прошел коренную модернизацию 25.10.1933 - 01.10.1937 гг. Участвовал во Второй мировой войне. В начале 1942 г., из-за нехватки топлива, выведен в резерв. После Второй мировой войны по репарациям передан СССР и переименован в «Новороссийск». Затонул 29 октября 1955 г. в Севастополе после взрыва вызванного, скорее всего, донной немецкой миной. в 1956 году поднят и отравлен на слом.

Leonardo da Vinci

Вошел в строй 14.05.1914 г. Во время Первой мировой войны, в основном, отстаивался в Таранто. 02.08.1916 г. затонул в Таранто от взрыва кормовых погребов главного калибра. В 1919 году поднят, 26 марта 1923 г. исключен из состава флота и продан на слом.

Caio Duilio

Вошел в строй 10.05.1915 г. Во время Первой мировой войны, в основном, отстаивался в Таранто, совершил 4 боевых похода. 08.04.1925 г. в 3й башне произошел взрыв, ремонт до апреля 1928 г. Прошел коренную модернизацию 01.04.1937 - 15.07.1940 гг. Участвовал во Второй мировой войне. Получил повреждения от попадания торпеды во время английского налета на Таранто ночью 11-12 ноября 1940 г. Ремонт до 16.05.1941 г. Участвовал в конвойных операциях флота. В 1942 г., из-за нехватки топлива, выведен в резерв. После перемирия с союзниками находился на Мальте, в 1944 г. вернулся в Италию. 15.09.1956 г. был исключён из списков флота, продан и разделан на металл в 1957 г.

Andrea Doria

Вошел в строй 13.03.1916 г. Во время Первой мировой войны, в основном, отстаивался в Таранто. Прошел коренную модернизацию 08.04.1937 - 26.10.1940 гг. Участвовал во Второй мировой войне. Участвовал в конвойных операциях флота. В 1942 г., из-за нехватки топлива, выведен в резерв, но в 1943 г. вернулся в состав флота. После перемирия с союзниками находился на Мальте, в 1945 г. вернулся в Италию. 01.11.1956 г. был исключён из списков флота, продан и разделан на металл в 1958 г.

Корабли в искусстве

Giulio Cesare представлен в игре World of Warships в виде одноименного премиумного линкора V уровня.

Примечания

  1. Большее число орудий в бортовом залпе (четырнадцать) имел только один дредноут — семибашенный британский HMS Agincourt, изначально строившийся по заказу бразильского флота.
  2. По другим данным — даже уменьшился до 5138 т.
  3. В литературе данные орудия иногда относят к системе «Шкода». Данная ошибка содержится, в частности, в работе Дж. Джорджерини и А. Нани «Le navi di linea italiani 1861—1969». По всей видимости, это связано с неверной интерпретацией литеры «S» в обозначении артсистемы. Также необходимо отметить, что реальный калибр 6-дюймовых орудий составлял 152,4 мм.
  4. Так в документах. Не исключено, что здесь имеется опечатка и водоизмещение линкора составляло 21 700 т.
  5. Официальные данные. Известный немецкий специалист Зигфрид Брейер проводит существенно отличающиеся цифры.
  6. По другим данным, максимальная толщина брони 135-мм башен также не превышала 120 мм.
  7. В середине 30-х годов Советский Союз закупил в Италии 10 таких установок для вооружения крейсеров «Червона Украина», «Красный Крым» и «Красный Кавказ». У нас они назывались «100-мм орудиями системы Минизини»

Ссылки

  • navweaps.com
  • www.airwar.ru

Литература

  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперлинкоры Муссолини. Главные неудачники Второй Мировой.. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2010. — 176 с. — ISBN 978-5-699-39675-7
  • Патянин С.В. Прооклятые линкоры. «Цезарь» ставший «Новороссийском». — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 176 с. — ISBN 978-5-699-46587-7
  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперкрейсера Муссолини. Если бы не адмиралы!. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 128 с. — ISBN 978-5-699-50944-7
  • Малов А.А., Патянин С.В. Крейсера типов «Монтекукколи» и «Аоста». «Пожарная команда» итальянского флота. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2019. — 160 с. — ISBN 978-5-04-100726-3