Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Лёгкие крейсера типа Capitani Romani

Лёгкие крейсера типа Capitani Romani

Перейти к: навигация, поиск
Легкие крейсера типа Capitani Romani
Gufo-radar-antennae-at-the-masthead-of-the-Italian-cruiser-Scipione-Africano.jpg
Постройка и служба
12 ед. Заказано
ед. Построено
1939 – 1955 гг. Годы постройки
1942 – 1980 гг. Годы службы
Odero-Terni-Orlando, Ливорно
Cantieri Navali Riuniti del Adriatico, Анкона
Cantieri Navali Riuniti, Палермо
Navalmeccanica, Кастелламаре-ди-Стабия
Ansaldo, Генуя
Cantieri del Tirreno, Рива-Тригозо
Место строительства
Общие данные
3745 / 5420 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
142,2 / 14,4 / 4,1/4,9 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
31000 Энергетическая установка
22 узл. Скорость хода
4800 миль Дальность плавания
Экипаж
418 чел. Общая численность
18 чел. Офицеры
400 чел. Матросы
Бронирование
10-20 / 6 / 6 / 6 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
15 мм. Боевая рубка
Вооружение

Главный калибр

Торпедное вооружение

Противолодочное и минное оружие

  • 2 БС, 24 ГБ;
  • 114-136 мин.
Построенные корабли

Достроены :
     Attilio Regolo
     Scipione Africano
     Pompeo Magno
Достроен после войны :
     Giulio Germanico
Недостроены :
     Caio Mario
     Cornelio Silla
     Ottaviano Augusto
     Ulpio Traiano
Разобраны на стапеле :
     Claudio Tibero
     Paolo EmilioWows-icon.png
     Claudio Druso
     Vipsannio Agrippa

Лёгкие крейсера типа Capitani Romani (рус. «Капитани Романи») - тип лёгких крейсеров ВМС Италии. Создавались в качестве ответа на появление в ВМС Франции лидеров типов Le Fantasque и Mogador. Было заложено 12 кораблей, но до перемирия 9 сентября 1943 г. было достроено только 3 единицы. Ещё один достроен после Второй мировой войны. Два корабля было передано Франции по репарациям в 1948 г.

Проектирование и постройка

Корпус Scipione Africano на стапеле за день до спуска на воду, 11 января 1941 г.
Достроечные работы на Giulio Germanico, октябрь 1942 г.
Корпус Attilio Regolo после спуска.
Спуск Cornelio Silla, Генуя, 28.июня 1941 г.
Ottaviano Augusto на спапеле, Анкона.

Во все века истории, начиная с Древнего Рима, правители «Апеннинского сапога» стремились к завоеванию господства на Средиземном море. «Mare Nostrum» - «Наше море» - только так звучало оно в честолюбивых замыслах потомков могущественной империи Юлия Цезаря. Однако слишком много берегов других стран омывали его теплые воды. В XX век Италия вступила, имея трех серьезных соперников в осуществлении своих замыслов. Но если Великобритания и Франция, соперничающие между собой за владение всеми морями, не отводили Средиземному морю первостепенного значения, то Австро-Венгрия, как и Италия, ограничивала свои интересы только этим театром. Естественно, именно эти державы и стали главными противниками в борьбе за господство над ним в XIX -начале XX века. Поражение Двуединой монархии в Первой мировой войне и распад империи сделали для Италии основным соперником Францию, так как Великобритания, имевшая здесь только колониальные базы, ограничивалась лишь сохранением своего влияния, что, впрочем, не мешало ей довольно сильно ущемлять амбициозные интересы Рима.

Именно эта неизменность военно-морской доктрины отразилась в основных принципах военного судостроения Италии и именно исходя из нее здесь появилась своя собственная, весьма своеобразная, кораблестроительная школа.

Благодаря удобному географическому положению страны в середине относительно спокойного Средиземного моря (около 900 миль до Гибралтара и примерно столько же до Александрии), итальянские моряки не придавали дальности плавания и мореходности столь важного значения, как англичане и французы, что позволяло обратить больше внимания на другие характеристики кораблей. В то же время, большое количество дней в году с ясной погодой и хорошей видимостью создавало благоприятные условия для боя на дальних дистанциях, что, в свою очередь, предполагало большие возможностей для маневра и, соответственно, требовало существенного превосходства над противником в скорости. Такие особенности театра придавали особый «шарм» итальянским кораблям - эстетически красивым, быстроходным (что достигалась порой слишком высокой ценой), но слабо защищенным и практически не имевшим преимущества в вооружении над аналогичными кораблями других морских держав. В особенности это касалось легких кораблей, для которых было гораздо труднее добиться устойчивого компромисса между таким важными характеристиками как мощное вооружение, достаточно эффективная защита и высокая скорость.

Так исторически сложилось, что итальянские моряки в большинстве случаев создавали флот, ориентируясь на своего главного потенциального противника и строили свои корабли как ответ на уже появившиеся у последнего боевые единицы. Когда в 30-е годы французский флот - главный потенциальный противник итальянского на Средиземном море - пополнился крупными контрминоносцами «четырехтрубного» типа, а чуть позже еще большими кораблями типов Le Fantasque и Mogador, итальянский флот, естественно, не мог остаться безучастным. Находившиеся тогда в строю «эсплоратори» (Esploratori - скауты) типа Navigatori явно уступали новым французским кораблям по боевым характеристикам, поэтому в 1935 г. на основе самых современных эсминцев типа Maestrale был подготовлен проект более крупного корабля водоизмещением 2800 т, также классифицировавшегося как скаут.

Разразившийся эфиопский кризис привел к изменению кораблестроительных приоритетов Италии: в перспективные задачи флота была впервые включена возможность действий за пределами Средиземного моря (в первую очередь, в Красном море и Индийском океане), а список потенциальных противников пополнил британский флот. В создавшихся условиях на новые скауты стали возлагаться функции быстроходных разведчиков при эскадре для действий в удаленных районах океана. Для этой цели 2800-тонный корабль был явно маловат. К концу 1935 года на смену ему пришел 3400-тонный проект, более близкий по типу к легким крейсерам, а новые корабли классифицировались уже как океанские скауты (esploratori oceanici), что отражало их новую роль в тактических построениях Реджа Марина. По принятой в Италии практике, 2800-тоный проект был отложен для возможного дальнейшего использования в зарубежных заказах (с возможностью внесения изменений соответствующих требованиям заказчика): в дальнейшем он послужил основой проекта для строительства по заказу Советского Союза лидера «Ташкент»Wows-icon.png.

Строительство океанских скаутов было предусмотрено кораблестроительной программой 1935-1936 гг., а окончательное решение о закладке 12 единиц было принято в 1937 г. Это число было определено из соображений ротации: четыре корабля должны были постоянно находиться в Красном море.

Проектирование океанского скаута велось в Комитете по проектам кораблей (Comitato Progetti Navi) под руководством специалистов Корпуса морских инженеров полковника Иньяцо Альфано и генерала Умберто Пульезе.

В основу разработки 3400-тонного океанского скаута был положен проект легких крейсеров типа Alberto di Giussano («Кондоттьери-А»), строившихся в противовес французским контрминоносцам 1920-х годов типа Jaguar. Первоначальный проект предусматривал вооружение из восьми 135-мм/45 орудий в четырех легких башнеподобных установках, шести 65-мм/64 зенитных орудий в одиночных установках и восьми 20-мм зенитных автоматов с длиной ствола 65 калибров (Breda) или 70 калибров (Scotti) (четыре спаренных установки). Дополняли вооружение несколько зенитных пулеметов и два четырехтрубных 533-мм торпедных аппарата. Предусматривалось наличие на борту гидросамолета, но ангар и катапульта отсутствовали - запуск самолета предполагался с воды, а его спуск за борт и подъем посредством специального крана. Паротурбинная энергетическая установка должна была обеспечивать кораблям требуемую моряками скорость в 41 узел. Предполагалось также легкое бронирование энергетической установки и боевой рубки.

Легкие крейсера типа Capitani Romani. Виды сбоку и сверху. Отличия кораблей серии.

При дальнейшей проработке выявилась ошибка в расчетах необходимых весов, свидетельствовавшая об излишнем оптимизме конструкторов. Уже на этапе предварительного проектирования, в целях экономии веса пришлось отказаться от гидросамолета, что впрочем не слишком огорчило моряков, так как отсутствие катапульты в любом случае создавало немало проблем при его использовании. Еще большей экономии веса проектанты рассчитывали достичь за счет применением электросварки -корпус предполагалось сделать на 80 % сварным, однако, с большой долей вероятности следует считать, что из-за начала войны и возникшего вследствие этого дефицита ряда материалов подобные планы при осуществлении программы строительства были выполнены далеко не в полном объеме. Это же, вероятно, можно отнести и к предполагавшемуся широкому использованию 7-14-мм листов из легких алюминиевых сплавов (Maral) при конструировании надстроек и различных неответственных структур корпуса. При этом все конструкции, имеющие хоть сколько-нибудь важное значение - например, все структуры, входящие в набор корпуса, различного рода конструктивные связи, фундаменты различных механизмов и агрегатов, подкрепления под вооружением и иное - предусматривались по-прежнему из стали. Пришлось также отказаться и от броневой защиты корпуса, оставив только противоосколочную защиту надстроек и орудийных щитов. И все-таки даже в этом виде расчетное водоизмещение превысило заданные 3400 тонн примерно на 350 тонн.

Дальнейшие изменения в проекте были вызваны неготовностью оружейников вовремя поставить 65-мм зенитные орудия - в качестве временной меры было решено заменить их восемью одноствольными 37-мм/54 зенитными автоматами, а по готовности 65-мм зениток вернуться к прежнему варианту.

С упразднением в 1938 году класса скаутов все его представители водоизмещением более 3000 т были отнесены к легким крейсерам (incrociatori leggeri), так что с этого момента новые корабли официально стали легкими крейсерами.

Начало строительства серии задерживалось из-за бюджетных кризисов 1937 и 1938 гг., и закладка всех двенадцати кораблей на стапелях состоялась только в течение 1939 года. В строительстве крейсеров принимали участие шесть наиболее крупных судостроительных предприятий Италии. Планировалось, что постройка каждого корабля займет примерно два года. Крейсера получили названия в честь полководцев и военачальников Древнего Рима, поэтому серия известна под наименованием Capitani Romani (Capitani Romani - римские полководцы).

Интересно отметить, что летом 1939 г., представляя свою судостроительную программу и предполагавшееся строительство новых крейсеров, официальный Рим объявил, что их проектная скорость составляет 44 узла, но сами конструкторы считают возможным достижение на испытаниях скорости в 48 уз. Конечно, итальянские инженеры-конструкторы имели большой опыт проектирования высокоскоростных кораблей и добились в этой области определенных успехов, однако вряд ли стоит думать, что они могли считать такую скорость реальной. Вероятнее всего, данное заявление было продиктовано политическими мотивами, и конструкторы, если они и делали подобные заявления, шли на поводу у военных и политиков.

Название корабля Верфь-Строитель Заложен Спущен на воду Вошел в строй Исключен из списков
Attilio Regolo Odero-Terni-Orlando, Ливорно 28.09.1939 28.08.1940 14.05.1942 26.7.1948
Scipione Africano Odero-Terni-Orlando, Ливорно 28.09.1939 12.01.1941 23.04.1943 9.8.1948
Caio Mario Odero-Terni-Orlando, Ливорно 28.09.1939 17.08.1941 - 23.5.1947
Claudio Tibero Odero-Terni-Orlando, Ливорно 28.09.1939 - - -
Pompeo Magno Cantieri Navali Riuniti del Adriatico, Анкона 23.09.1939 24.08.1941 04.06.1943 1.5.1950
Ottaviano Augusto Cantieri Navali Riuniti del Adriatico, Анкона 23.09.1939 28.04.1941 - 27.3.1947
Ulpio Traiano Cantieri Navali Riuniti, Палермо 23.09.1939 30.11.1942 - 27.2.1947
Giulio Germanico Navalmeccanica, Кастелламаре-ди-Стабия 03.04.1939 26.06.1941 - 27.2.1947
Cornelio Silla Ansaldo, Генуя 12.10.1939 28.06.1941 - 10.10.1947
Paolo Emilio Ansaldo, Генуя 12.10.1939 - - -
Claudio Druso Cantieri del Tirreno, Рива-Тригозо 27.09.1939 - - -
Vipsannio Agrippa Cantieri del Tirreno, Рива-Тригозо 6.10.1939 - - -

Названия и девизы

Имена для кораблей были выбраны лично Муссолини в духе тогдашней агрессивной политики Италии - крейсеры были названы в честь известных исторических личностей Древнего Рима, знаменитых императоров, политических деятелей и военных вождей, причем все они в свое время вели успешные захватнические войны, расширяя и укрепляя границы империи. В этом явно отражались честолюбивые взгляды Муссолини на себя как на воссоздателя Римской Империи. Ниже коротко приведены заслуги этих древних римлян:

  • Attilio Regolo : Атилий Регул (Marcus Atilius Regulus) - вождь римлян времен Первой Пунической войны. В 256 г. до н.э. он командовал римским флотом в бою у мыса Экном и одержал победу над флотом Карфагена, но через год сам попал в плен в сражении под Тунисом.
  • Scipione Africano : Сципион Африканский - под этим именем известны два римских вождя. Публий Корнелий Сципион (Publius Cornelius Scipio) - римский консул, победитель Ганнибала у Сильпии и под Замами (206 и 202 годы до н.э.) во II Пунической войне, в результате которой Карфаген уступил Риму Испанию. Публий Корнелий Африканский (Publius Cornelius Aemilianus Africanus) - римский консул и военный трибун, в ходе III Пунической войны в результате 10-летней осады захватил Карфаген (152-142 гг. до н.э.) и, разрушив город, окончательно сломил сопротивление Карфагена. В дальнейшем прославился при осаде Нумансии (142-133 гг. до н.э.).
  • Caio Mario : Гай Марий (Gaius Marius) - один из самых виднейших вождей Рима, прославившийся в захватнических войнах на переломе I и II веков до н.э. Одержал победы в войнах с тевтонами (сражение при Аквах), кимврами (сражение при Верцелах) и королем Нумидии Югартом.
  • Claudio Tibero : Клавдий Тиберий (Tiberius Claudius Nero Caesar) - известнейший римский вождь, император Рима, правил в 14-37 гг. н.э. Провел ряд походов в Армению, Далмацию, Панонию. После смерти Друза стал наместником в германской провинции.
  • Pompeo Magno : Помпей Магнус (Pompeius Gnaeus Magnus) - Великий Помпей, один из самых известных вождей Рима, член 1-го Римского Триумвирата. Победитель повстанцев Сертория и царя Митридата. Противник политики Юлия Цезаря, против которого вел внутреннюю гражданскую войну, но был побежден им.
  • Ottaviano Augusto : Октавиан Август (Ceasar Augustus) - император Рима, правил с 27 г. до н.э. до 14 г. н.э. Один из виднейших деятелей Рима, прославившийся как организатор, военачальник и политик. Провел ряд внутренних войн в империи (победитель Антония) и за ее пределами.
  • Ulpio Traiano : Ульпий Траян (Marcus Ulpius Traianus) - император Рима, правил в 98-117 гг. н.э. Известен своими походами в Дакию и Парфию. Победитель короля даков Децибала в сражении при Мароше (101 г.). Строитель знаменитого «Форума Траяна».
  • Giulio Germanico : Юлий Германик (Julius Ceasar Germanicus) - сын Клавдия Друза, римский император, провел ряд успешных походов против германских племен в 14-16 гг. до н.э., за что и получил свое имя. Победитель германского вождя Арминиуса в сражении при Идиставизо.
  • Cornelio Silla : Корнелий Сулла (Lucius Cornelius Sulla) - римский вождь I века до н.э., противник политики Гая Мария, над которым одержал победу в ряде сражений и стал диктатором Рима. Провел ряд походов в Малую Азию, победитель понтийцев в сражениях при Орхомене и Хиронее.
  • Paolo Emilio : Павел Эмилий (Lucius Aemilius Paullus Macedonicus) - римский консул, отец Сципиона-младшего. Победил македонского короля Персея в сражении при Пидне в 168 г. до н.э. и позже сделал Македонию римской провинцией.
  • Claudio Druso : Клавдий Друз (Nero Claudius Drusus) - сын Ливии, жены императора Августа, в 12-9 гг. до н.э. провел ряд успешных походов против племен германцев и макоманнов, победитель сражений при Липпе и у Майна.
  • Vipsannio Agrippa : Випсаний Агриппа (Marcus Vipsanius Agrippa) - известен морскими победами в войнах II Триумвирата при Навлохе и Милах (36 г. до н.э.), отличился в битве при мысе Акций (31 г. до н.э.). Ближайший соратник императора Августа. Был известен также в Риме и провинциях как политик и архитектор.

Названия кораблей наносились на борт в кормовой части корпуса.

Официальным девизом крейсера Pompeo Magno была латинская фраза «Virtude duce, comite fortuna» (Ведомый доблестью, сопровождаемый фортуной). Scipione Africano также имел латинский девиз «Navigare et audere» (Плавание и отвага). Девизы остальных кораблей серии в источниках не приводятся - скорее всего, они и не присваивались.

Описание конструкции

Корпус крейсеров и их внешний вид

Носовая надстройка Pompeo Magno.
Бульбообразная носовая оконечность крейсера Scipione Africano.
Ходовая рубка, мостик и башенки постов упраления огнем Scipione Africano, 5 марта 1944 г.
Носовая надстройка и фок-мачта крейсера Pompeo Magno, 1944 г. Этот корабль так и не успел получить радар.
Вид с мостика на среднюю часть правого борта Scipione Africano, 5 марта 1944 г. Видны вентиляционная шахта КО №2, площадки 20-мм автомата и прожектора у второй дымовой трубы.

Подобно всем итальянским кораблям того периода, легкие крейсера типа Capitani Romani получили очень красивый и элегантный внешний вид с динамичным, стремительным силуэтом. Архитектурно корабль имел гладкопалубный корпус с ярко выраженным подъемом верхней палубы к форштевню и широкой круглой кормой. Надстройка, протянувшаяся между концевыми башнями имела разрывы в местах расположения торпедных аппаратов, что было характерно скорее для эскадренных миноносцев, чем для крейсеров.

Легкий крейсер Scipione Africano, 1943 г.

Форштевень, поднимающийся вертикально почти от самого киля, выше ватерлинии в верхней части (примерно на двух третьих общей высоты корпуса) плавно загибался вперед, приближая форму носа к классической клиперной. В его нижней части имелось небольшое бульбообразное утолщение. Корма в подводной части почти по прямой линии срезалась к линии киля, причем на этом участке обводы имели почти плоскую форму.

Желая получить высокую скорость, итальянские конструкторы хорошо поработали над обводами подводной части, придав ей очень обтекаемую и сильно профилированную, особенно в оконечностях, форму. Носовая часть имела хорошо заметный развал бортов, более выраженный в надводной части, отчего сравнительно острая носовая оконечность получила широкую и свободную палубу бака. Из-за своеобразной формы обводов в носу, в верхней части борта имелся скуловой излом, бывший своеобразной «визитной карточкой» британских крейсеров.

Конструкция набора корпуса выполнялась по смешанной системе - в средней части корпус собирался по продольной, а в оконечностях по поперечной схеме. Для своего времени этот метод уже не был новшеством, и весьма широко попользовался, особенно при строительстве легких, высокоскоростных кораблей с узким стремительным корпусом.

Корпус имел 216 шпангоутов, нумерация которых велась с кормы. Величина шпации почти по всей длине корабля составляла 0,65 м, лишь у самых оконечностей уменьшаясь до 0,57 м. На протяжении почти всей длины корпуса имелось двойное дно, переходящее в двойной борт с весьма широкими боковыми отсеками в средней части. В подводной части для уменьшения качки были установлены скуловые кили длиной 40,3 м и шириной 0,75 м, расположенные между шп. 80 и 142.

При изготовлении обшивки использовались два вида стали: мягкая никелевая и высокопрочная. Из мягкой никелевой стали толщиной 5-14 мм изготавливалась обшивка днища, верхних поясьев бортов, а также палубы. Сталь повышенного сопротивления толщиной 7-9 мм применялась для элементов, испытывающих повышенную нагрузку (обшивки надводной и подводной части в районе ватерлинии), а также 4-мм внутренней продольной переборки.

Надстройки изготавливались из никелевой стали и лекгкого алюминиевого сплава «Марал-7» толщиной 2-4 мм.

На протяжении от ахтерштевня до шп.57 (кормовая переборка МО №2), корпус имел четыре уровня от верхней палубы до трюма, в носовой же части от шп.157 (носовая переборка КО №1) до форштевня (из-за резкого подъема палубы в носу) - пять уровней. Причем только верхняя палуба тянулась по всей длине корабля, а остальные палубы были по сути платформами: котельные и турбинные отделения в средней части корпуса занимали все пространство от трюма до верхней палубы.

Легкие крейсера типа Capitani Romani. Продольный разрез, план верхней палубы и уровней носовой надстройки.

Носовая надстройка от башни №2 плавно расширялась и от уровня переднего среза ходовых рубок (шп.164) до окончания кожуха носовой дымовой трубы (шп. 126) занимала всю ширину корабля. По бортам надстроечной палубы размещались шесть одноствольных 37-мм зенитных автоматов - по три на каждом борту.

Легкие крейсера типа Capitani Romani. Конструктивный мидель-шпангоут.

Комплекс носовой надстройки выше надстроечной палубы составляли три уровня помещений, в плане имевших полуэллиптическую форму, обращенную «срезом» в сторону носа. На первом и втором ярусах надстойки размещались походные каюты, служебные помещения и оголовки шахт вентиляции КО №1 На третьем ярусе размещался ходовой мостик с закрытой ходовой рубкой, а на крыше надстройки находились верхний мостик и основание главного поста управления огнем, с установленной на нем башней дальномера, над которой был смонтирован директор управления огнем главного калибра. Мостик крейсеров прикрывался с бортов и крыши 15-мм противоосколочной броней для защиты от крупных осколков и огня авиационных пулеметов. В ходовой рубке находились главный пост рулевого управления, навигационное оборудование, пост управления машинами, а также средства связи с боевыми постами. Позади ходовой рубки, в расширенной части мостика была устроена сигнальная палуба, и там же, ближе к корме возвышалась фок-мачта, которую по проекту предусматривалась сделать обычной «однодеревкой» (из пустотелой стальной трубы) с короткой стеньгой. Именно такую мачту имел Attilio Regolo, вступивший в строй в 1942 г., первым из кораблей серии. Позже, во время ремонта после торпедирования в конце 1942 года, когда на нем было смонтировано радиолокационное оборудование итальянского производства, для несения громоздкой приемоизлучающей антенны фок-мачту переделали в треногую, оставив при этом удлиненную сигнальную стеньгу. На остальных крейсерах серии тренога устанавливалась изначально.

Далее в корму продолжался только нижний ярус надстройки, и здесь, сразу позади фок-мачты стояла носовая дымовая труба имевшая в плане форму эллипса, слегка приплюснутого с боков, что было характерно для всех итальянских кораблей того периода.

Позади комплекса носовой надстройки был установлен четырехтрубный торпедный аппарат, над которым была устроена навесная палуба для размещения шлюпок. В примыкающих к аппарату надстройках размещались помещения для торпедистов, снабженные необходимым для обслуживания аппарата оборудованием и средствами связи, а также минно-торпедные кладовые для запчастей и мастерские для мелкого ремонта.

За торпедным аппаратом находилась средняя одноуровневая надстройка. Ее центральную часть занимала вторая дымовая труба, к которой с бортов примыкали две прожекторные площадки на специальных возвышенных тумбах. Уровнем ниже, трубу окружали четыре платформы спаренных 20-мм зенитных автоматов, размещенные в плане прямоугольником - по «углам» дымовой трубы. Следует отметить, что на Pompeo Magno, вступившем в строй последним, защитные ограждения этих платформ были несколько выше, чем на двух предыдущих крейсерах. В носовой части надстройки, перед дымовой трубой был смонтирован шлюпочный кран грузоподъемностью 5 т. Помимо работы со шлюпками, его можно было использовать для перезарядки торпедного аппарата и подъема мин на палубные минные рельсы. В кормовой части средней надстройки был смонтирован запасной командный пост управления кораблем и резервный пост управления огнем главного калибра с возвышавшимся на специальной тумбе дальномерным постом. По бортам на уровне ЗКП на надстроечной палубе располагались площадки 37-мм зенитных автоматов.

Далее в корму на верхней палубе стоял кормовой четырехтрубный торпедный аппарат, аналогичный носовому. Над ним также была устроена легкая навесная палуба с размещенными на ней канатными вьюшками (размещения шлюпок на ней не предусматривалось в виду отсутствия необходимых грузоподъемных устройств). В примыкающих к аппарату надстройках также располагались необходимые для торпедистов помещения.

За кормовым аппаратом имелась только короткая одноярусная надстройка, на которой размещалась кормовая возвышенная орудийная башня. Там же находились раструбы шахт вентиляции кормового машинного отделения.

Можно предположить, что если бы все корабли серии были достроены полностью, то они заметно отличались бы между собой - по крайней мере, внешним видом, чему способствовали бы как четыре разные верфи-строителя, так и постоянное внедрение в проект опыта боевых действий. Однако полностью достроить удалось только три единицы, отличия между которыми были минимальными.

Как уже говорилось, Attilio Regolo первоначально имел однодревковую фок-мачту, которую в 1943 году, в связи с установкой радара, переделали в треногую. Scipione Africano[1] и Pompeo Magno вступили в строй, уже имея треногие фок-мачты, но на последнем радиолокатор так и не был установлен, поэтому верхняя площадка его фок-мачты пустовала. Помимо этого, Attilio Regolo оказался единственным из крейсеров, на котором легкая грот-мачта с гафелем для флага была устроена в соответствии с проектом - непосредственно за второй дымовой трубой. На Scipione Africano и Pompeo Magno эта мачта крепилась на кормовом дальномерном посту. Attilio Regolo также отличался установкой кольцевой антенны радиопеленгатора на отдельной площадке перед ходовой рубкой, в то время как на остальных кораблях она находилась на крыше рубки.

Вооружение

Главный калибр

Главный калибр крейсеров типа Capitani Romani состоял из восьми новейших 135-мм орудий образца 1938 года с длиной ствола 45 калибров. Данное орудие было разработано в противовес 138,6-мм артиллерийским системам, которыми вооружались французские контр-миноносцы. По сравнению с ними 120-мм орудия, стоявшие на вооружении итальянских «эсплоратори» типа Navigatori, представлялись слишком слабыми.

Продольный разрез и план 135-мм спаренной установки «О.Т.О.» Model 1938. Копия подлинного чертежа.

Новое 135-мм орудие обладало весьма неплохими характеристиками, так что первыми их получила на вооружение вторая пара модернизируемых линкоров - Caio Duilio и Andrea Doria (вместо 120-мм пушек, стоявших на Giulio CesareWows-icon.png и Conte di Cavour).

Носовая надстройка и башни главного калибра крейсера Scipione Africano, 5 марта 1944 г.
Носовая надстройка и башни главного калибра крейсера Scipione Africano, 5 марта 1944 г.
Кормовые башни Scipione Africano, 5 марта 1944 г.

Орудия для линкоров производились фирмой «О.Т.О.» и обозначались как модель 1937 г. Заказы на аналогичные артсистемы для типа Capitani Romani были распределены между фирмами «Ансальдо» и «О.Т.О.».

В отличие от «линкорных» пушек, они обозначались как модель 1938 г. и размещались попарно в четырех башнях, прикрытых тонкой броней: лобовая стенка - 10-20 мм; боковые стенки и крыша - 6 мм. Для обозначения башен была принята обычная для итальянского флота система - №№ 1-4, начиная с носа.

Стволы в башне устанавливались в отдельных люльках, что позволяло производить вертикальную наводку каждого орудия индивидуально. Угол возвышения мог изменяться в пределах от -7° до +45°, что, в принципе, позволяло вести стрельбу по низколетящим самолетам, однако из-за отсутствия соответствующих систем управления огнем таковая вряд ли оказалась бы эффективной. Сами итальянцы считали возможным использование главного калибра только для заградительного огня по низколетящим целям, например - торпедоносцам.

Теоретически, заряжание допускалось при любом угле возвышения стволов, однако мощности прибойников, приводимых в действие энергией отдачи, хватало только для заряжания при углах возвышения не более 30°. При больших углах заряжание могло производиться только вручную, что резко снижало темп стрельбы. Длина отката равнялась 55 см. Дальность стрельбы при максимальном угле возвышения составляла 19,6 км. Орудие имело горизонтальный клиновый затвор, открывающийся и закрывающийся вручную. Фактическая скорострельность составляла 6 выстрелов в минуту для каждого ствола, хотя в паспортах указывалось несколько более высокое значение.

135-мм/45 орудие оказалось одной из самых удачных итальянских артиллерийских систем конца 1930-х годов. О его высоком качестве говорит и то, что уже после войны данными артсистемами вооружался переоборудованный в ракетный крейсер Giuseppe Garibaldi. За счет более низкой начальной скорости (825 м/с вместо 950 м/с) разработчикам удалось снизить рассеивание по сравнению со 120-мм орудием, имевшим сходную дальность стрельбы. Этому способствовало и достаточно большое расстояние между осями стволов в двухорудийной башне, составлялвшее 1,4 м. Для сравнения: 152-мм двухорудийные башни итальянских легких крейсеров имели расстояние между осями стволов всего 75 см. Среднее рассеивание 135-мм пушки на дистанции 17,5 км составляло 101 м для бронебойного и 98 м для фугасного снаряда[2]. Во время некоторых стрельб на дистанцию 15,4 км среднее рассеивание не превышало 67 м, что можно признать отличным результатом. Инструкциями предписывалась максимальная дистанция открытия огня при хорошей видимости 17 км, нормальная - 15 км, средняя дистанция ведения огня 11-13 км.

Для 135-мм орудия имелись снаряды четырех разных типов: бронебойные с донным взрывателем, фугасные с головным взрывателем Борлетти (О.Во. - Ogiva Borletti), фугасные для ведения заградительного зенитного огня с взрывателем О.М.Т.Р. (Ogiva Meccanici Tempo Percussione - механический временной и ударный взрыватель), осветительные.

Бронебойный и фугасный с взрывателем Борлетти снаряды весили по 32,7 кг. Бронебойный снаряд содержал 1,465 кг, а фугасный - 1,8 кг взрывчатого вещества. По итальянским данным, толщины пробиваемой бронебойным снарядом горизонтальной брони составляли 48, 36 и 17-25 мм при дистанциях 17, 15 и 11 км соответственно. При падении в воду 135-мм снаряд понимал столб высотой 29 м, наблюдавшийся в течение 5 с. Для ведения заградительного зенитного огня взрыватели типа O.M.T.R должны были устанавливаться на дистанцию порядка 3 - 3,5 км. Осветительный снаряд оснащался взрывателем типа О.Т.ЗЗ с установкой таймера до 40 с. Выстрел производился при угле возвышения 27°. Стрельба осветительными снарядами осуществлялась на расстояние до 10,6 км.

Метательный заряд из 8,875 кг пороха марки NAC заключался в латунную гильзу. Почти все метательные заряды (кроме половины для стрельбы осветительными снарядами) имели добавку хлорида калия - так называемый, беспламенный порох (VR - vampa ridotta). Добавка придавала вспышке фиолетовый оттенок, что должно было уменьшить ослепление собственного экипажа и в некоторой степени снизить видимость вспышек выстрелов для наблюдателей противника. Стреляные гильзы выбрасывались на палубу через специальные порты.

Двухорудийная башня весила 42 т. Горизонтальная и вертикальная наводка осуществлялись при помощи электродвигателей, находившихся в самой башне. Для хранения боезапаса были устроены четыре отдельных погреба, нумерация которых соответствовала номерам орудийных башен. Погреба были оборудованы системами затопления и осушения и имели специальные кингстоны с дистанционным приводом. Каждый погреб оборудовался двумя вертикальными подъемниками боезапаса ленточного типа с электрическим приводом, которые осуществляли подъем снарядов и зарядов из погреба до перегрузочного отделения в подбашенном помещении, откуда два других наклонных подъемника доставляли боезапас непосредственно в боевое отделение к орудиям. Камера подъемника вмещала три снаряда и три заряда. Электропривод обеспечивал 12 подъемов в минуту, резервный ручной - до 6 подъемов.

Штатный боекомплект состоял из 440 бронебойных снарядов, 1280 фугасных снарядов с головным взрывателем, 756 фугасных снарядов с взрывателем Борлетти и 84 зенитных с взрывателем О.М.Т.Р., что составляло по 320 снарядов на каждое орудие. Помимо них в боекомплекте имелось 260 осветительных снарядов.

Зенитные автоматы

37-мм/54 автомат «Бреда» в установке R.M1939.

Основное зенитное вооружение составляли восемь достаточно современных для того времени 37-мм автоматов «Бреда» образца 1939 г. с длиной ствола 54 калибра в одноствольных установках R.M.1939, которые размещались побортно - шесть на носовой надстройке и еще два на средней - без каких-либо броневой защиты. Установка весила 2 тонны, высота оси орудий над палубой -1,485 м, а угол возвышения мог изменяться от -10° до +90°. Автоматика работала по принципу отвода дульных газов. Орудие имело воздушное охлаждение ствола и противооткатный механизм, значительно снижавший вибрацию и улучшавший точность стрельбы. Питание осуществлялось из магазинов емкостью по 6 патронов, вставлявшихся сбоку. Теоретический темп стрельбы достигал 200 выстрелов в минуту, но на практике он не превышал 140 выстр./ мин. из-за неизбежных задержек при смене магазинов. Как средство ПВО автоматы оказались довольно удачными, особенно при отражении атак торпедоносцев при низких углах возвышения стволов.

Унитарный патрон имел длину 384 мм, снаряд - 162,5 мм, длина изначально латунной, а впоследствии изготовленной из специальной стали гильзы составляла 251 мм. Снаряды были двух основных типов - фугасные с дистанционным взрывателем и самоликвидатором (AD) и трассирующие. Боезапас состоял из 12 000 патронов, из которых 10 800 были оснащены дистанционными взрывателями. Подача боеприпасов осуществлялась при помощи элеваторов с электрическим или ручным приводом.

Чертеж двухорудийной установки R.M.1935 с 20-мм/70 автоматами Scotti.

Зенитное вооружение дополняли 20-мм автоматы в четырех спаренных установках. Ко времени строительства крейсеров боевой опыт уже показал недостаточную эффективность этого калибра в борьбе с авиацией - слишком легкий снаряд очень редко приводил к гибели самолетов, недостаточной считалась и досягаемость по высоте. Однако автоматы подобного калибра можно было разместить в большом количестве, что позволяло создавать достаточно мощные огневые завесы вблизи корабля, особенно эффективные при отражении атак пикировщиков. Именно поэтому во многих флотах этот калибр сохранялся до самого окончания войны и даже после.

20-мм зенитные автоматы «Скотти» образца 1941 года с длиной ствола 70 калибров были заказаны для этих крейсеров вместо ставших де-факто стандартными автоматов фирмы «Бреда», поскольку последняя не успевала удовлетворить все потребности флота. По характеристикам оба типа автоматов были аналогичны и использовали одни и те же боеприпасы.

На типе Capitani Romani 20-мм автоматы монтировались в спаренных установках типа R.M.1935, разработанных для 65-калиберных автоматов «Бреда» и оснащенных простой системой стабилизации. Из-за проблем с центровкой более длинноствольного орудия установки несколько модифицировались и оснащались дополнительным балансиром. Установка R.M.1935 отличалась расположением стволов по диагонали -левый выше правого. Из-за системы стабилизации ее вес оказался довольно значительным - 2,3 т. Скорострельность каждого автомата теоретически равнялась 220 выстр./мин., но на практике из-за перерывов на перезаряжание составляла не более 140 выстр./мин. Питание осуществлялось от горизонтально вставляемого магазина на 12 патронов. Углы возвышения орудий - от -10° до +100°. Расчет состоял из пяти человек: наводчика, двух заряжающих и двух подносчиков боеприпасов.

20-мм патроны были унитарными, с гильзами, изготавливавшимися из специальной стали. Типы боеприпасов отличались значительным разнообразием: бронебойно-трассирующие, бронебойно-разрывные, фугасные и т.д. Средний вес патрона составлял 320 г, из которых 134 г приходилось на снаряд, а 38 г - на метательный заряд марки FC.4. Боезапас составлял 19 200 патронов.

В арсенале крейсеров имелись также переносные пулеметы калибров 8 и 6,5 мм, обычно устанавливавшиеся на треногах на верхней палубе в носу и корме.

Торпедные аппараты

Четырехтрубный торпедный аппарат Scipione Africano, 1944 г. Виден пост наводчика.
Pompeo Magno производит пробный пуск торпеды из носового аппарата в период испытаний, начало 1943 г.
Торпедный аппарат.

Крейсера типа Capitani Romani вооружались двумя четырехтрубными торпедными аппаратами новой конструкции. Трубы в них монтировались попарно одна над другой трапецией: в нижней паре расстояние между осями труб было больше. Подобное устройство в то время называли «четырехлистный клевер». Вес аппарата составлял 11,7 т. Аппараты имели три фиксированных положения для стрельбы - 60, 90 или 120 градусов на каждый борт, а точное наведение торпед производилось за счет установки гироскопов. Торпедные аппараты оказались не вполне надежными и страдали от частых поломок.

На крейсерах применялись торпеды типа «SI.270/533,4*7,2(М)» производства фирмы «Silurificio Italiano» из Неаполя. В обозначении торпеды буквы SI обозначали производителя, 270 - вес заряда в килограммах, 533,4 - калибр в миллиметрах, 7,2 - длину в метрах. Торпеды весили по 1715 кг и имели следующие режимы хода: 4000 м со скоростью 49+1 уз, 8000 м со скоростью 38±1 уз и 12 000 м со скоростью 30±1 уз. Кроме восьми торпед, находившихся непосредственно в аппаратах, корабли могли принимать еще четыре запасных на специальные стеллажи у средней надстройки, но последние не всегда брались на борт во время выходов в море.

Управление огнем

Аппаратура управления огнем крейсеров поставлялась фирмой «Сан-Джорджо». Для управления стрельбой башенными орудиями крейсера были оборудованы двумя постами управления огнем (DT - Direttore del Tiro) -главным на носовой надстройке и резервным на средней надстройке позади второй дымовой трубы. Оба поста оснащались стабилизированными прицелами центральной наводки с оптическими визирами, выведенными на их крыши. Оборудование главного поста включало инклинометр для определения курса цели.

На крейсерах имелось два дальномерных поста. Носовой, с дуплексной системой, состоящей из 4-метрового дальномера совмещающего типа и 4-метрового стереодальномера, размещался под главным постом управления огнем. Запасной дальномерный пост с одним 3-метровым дальномером находился перед резервным постом управления огнем.

В носовой надстройке размещался центральный автомат стрельбы типа RM.1, вычислявший углы горизонтальной и вертикальной наводки орудий. На крыльях мостика с каждого борта находилось по три дневных поста наблюдения и одному ночному посту управления огнем. Дневные посты были оснащены биноклями, а ночные - прицельными колонками, позволявшими осуществлять управление как артиллерийским огнем, так и торпедной стрельбой.

Центральный коммутатор системы управления огнем мог переключать систему на один из четырех вариантов:

  • управление всеми 135-мм орудиями с главного поста;
  • управление всеми 135-мм орудиями с резервного поста;
  • управление всеми 135-мм орудиями с ночных постов;
  • управление носовыми башнями с главного поста, а кормовыми - с резервного.

Оборудование системы управления огнем соединялось посредством электрических сетей переменного тока. Было проложено две взаимозаменяющие цепи - по одной вдоль каждого борта: подобное резервирование боевых цепей должно было повысить устойчивость системы к повреждениям.

Прочее вооружение и оборудование

Противолодочное вооружение

Противолодочное вооружение состояло из 24 100-кг глубинных бомб, из которых 8 (по четыре на борт) размещались на двух кормовых бомбосбрасывателях, еще 8 на минных рельсах, а остальные 8 были запасными.

Минное вооружение

Крейсера могли использоваться для постановки мин - на верхней палубе по бортам от носовых торпедных аппаратов до кормового среза были проложены минные рельсы, на которых при необходимости размещались мины на якорных тележках. При максимальной загрузке корабли могли принять на борт до 136 мин типа «Elia», или 130 мин типа «Bollo», или 114 мин типа Р200. Однако, в этом случае было невозможно использовать оба торпедных аппарата и кормовую 135-мм орудийную башню, впрочем, и использование возвышенной башни №3 также оказывалось рискованным. Если же мины размещались так, чтобы обеспечить использование всего вооружения крейсеров, то их максимальное число составляло 52, 48 и 40 штук соответственно.

Средства противоминной защиты

Параван типа «С».

Для защиты от якорных мин крейсера оснащались двумя параванами типа «С». Такой параван имел длину 3,3 м и диаметр корпуса 472 мм. В походном положении параваны крепились на стенках носовой надстройки в районе фок-мачты. Для спуска и подъёма параванов использовались специальные рельсовые направляющие, проложенные на надстроечной палубе у основания передней трубы между 37-мм зенитными автоматами №№ 2 и 3 соответствующего борта. Тралящие части опускались по оси форштевня в носу до кронштейна у его основания - для этого служил специальный клюз, через который при помощи цепи о опускалась скользящая скоба с закрепленными на ней тралами. Параван-тралы протраливали полосу шириной до 60 м на каждый борт и на глубину до 10 м. При использовании параванов скорость хода ограничивалась 16-18 узлами. При необходимости ее срочного увеличения, корабли могли бросить параваны, обрубив их тралящие части.

Дымовая аппаратура

Дымовая аппаратура во флоте долгое время оставалась эффективным тактическим оружием. Крейсера типа Capitani Romani имели четыре аппарата дымообразования, производящих завесу путем смешивания дыма из котлов с паром и нефтью. Каждый из четырех аппаратов был подсоединен к дымоходу соответствующего котла, так что аппараты размещались попарно у основания каждой из труб. В корме на верхней палубе был установлен химический гидрохлоридный дымогенератор, который мог использоваться на стоянке при неработающих котлах.

Энергетическая установка

Легкие крейсера типа Capitani Romani являлись самыми современными в итальянском флоте и обладали одним из наиболее совершенных и продуманных энергетических комплексов.

Двухвальная главная энергетическая установка для этих крейсеров была разработана Комитетом по проектам и строилась по эшелонной схеме. Каждая из двух групп была полностью автономной и включала турбозубчатый агрегат (ТЗА), два паровых котла и вспомогательное оборудование. При необходимости котлы могли подключаться к турбинному агрегату другой группы. Носовая группа работала на правый вал, кормовая - на левый. Соответственно, турбины были смещены относительно диаметральной плоскости корабля.

Scipione Africano в море, весна 1943 г. Радиолокационная станция еще не установлена.
Scipione Africano в море, весна 1943 г. Радиолокационная станция еще не установлена.
Легкий крейсер Pompeo Magno в период испытаний, 23 апреля 1943 г.
Pompeo Magno в Анконе незадолго до вступления в строй, начало 1943 г.
Attilio Regolo на заводских испытаниях, 1942 г.
Attilio Regolo вскоре после вступления в строй.

На строившихся в Анконе Pompeo Magno и Ottaviano Augusto устанавливались ТЗА системы Парсонса, а на остальных крейсерах серии - системы Белуццо. Каждый турбо-зубчатый агрегат состоял из ступени высокого давления и двух совмещенных с турбинами заднего хода ступеней низкого давления и присоединялся к валу при помощи одноступенчатого редуктора. Турбина высокого давления состояла из колеса с двумя рядами лопаток и трех одинарных колес полного хода. Между ними имелись одиннадцать промежуточных одинарных колес крейсерского хода, которые при полной мощности отключались. Турбины низкого давления работали параллельно, независимо и имели отдельные конденсаторы. Каждая из них состояла из девяти одинарных колес переднего хода и одного двухрядного и двух одинарных колес заднего хода. На полной мощности турбина высокого давления развивала 3140 оборотов в минуту, а турбина низкого давления - 2190 об./мин. Суммарная расчетная мощность турбин составляла 110 000 л.с., что должно было обеспечить проектную скорость хода 41 уз.

Четыре водотрубных котла Торникрофта с пароперегревателями были размещены в четырех изолированных котельных отделениях и сгруппированны по два, работавших на один турбинный агрегат. Продукты сгорания от каждой пары котлов выводились в отдельную дымовую трубу. Каждый котел оборудовался 12 форсунками. Котлы производили пар рабочим давлением 29 кг/см² и с температурой 320°С. Воду к ним подавали четыре главных и четыре вспомогательных питательных электических насоса. Запас резервной воды для котлов составлял 150 т.

Помимо главных котлов, имелись два малых вспомогательных котла системы «Тирса», использовавшиеся во время стоянок в портах. Они были установлены в собственных отделениях: один позади второй дымовой трубы, а второй - в корме рядом с румпельным отделением.

Корабли приводились в движение трехлопастными винтами диаметром 4,2 м и шагом 5,05 м. Они имели площадь 10,071 м² и вес 12 т каждый. Правый винт вращался по часовой стрелке, а левый - против часовой стрелки. При полной мощности частота вращение винтов составляла 320 оборотов в минуту.

На испытаниях в феврале 1942 г. Attilio Regolo развил скорость 39,6 уз при водоизмещении 3846 т и мощности машин 91 161 л.с. В декабре 1942 г. Scipione Africano при аналогичном водоизмещении и мощности смог развить 42 узла. В реальных условиях военного времени даже при водоизмещении, заметно большем, чем на испытаниях, корабли легко поддерживали 40-узловый ход, а по имеющимся докладам, иногда удавалось развивать даже более 43 узлов.

Главный пост корабельной энергетики находился на верхней палубе - в средней надстройке с левого борта, непосредственно за носовым торпедным аппаратом.

Подготовка кораблей для выхода в море в ситуации, когда котлы были полностью погашены, занимала 6 часов в нормальных условиях, 4 часа для срочного выхода и 3 часа при чрезвычайных обстоятельствах. Для котлов, находящихся под парами, это время составляло соответственно 3, 2 и 1 час.

Нефть хранилась в бортовых отсеках в пределах энергетической установки. Ее полный запас достигал 1400 т. Дальность плавания составляла 4252 мили 18-узловым ходом, от 2950 до 3155 миль (по разным данным) 25-узловым ходом и 1671 милю при 33 узлах.

Вспомогательное оборудование, судовые устройства и системы

Электрооборудование

Электрические сети корабля были запитаны от двух турбогенераторов и трех дизель-генераторов. Генераторный отсек размещался между носовым турбинным и третьим котельным отделениями. Напряжение производимого переменного тока составляло 230 В. Для освещения в ночное время и сигнализации на специальных площадках у кормовой трубы было установлено два боевых прожектора.

Управление кораблем

Крейсера типа Capitani Romani оснащались одним полубалансирным рулем площадью 15,72 м², приводимым в действие электрогидравлической рулевой машинкой. Максимальный угол перекладки руля составлял 40° на борт. На кораблях имелось три поста рулевого управления: основной, с гидравлическим приводом, в ходовой рубке на верхнем ярусе носовой надстройки и два резервных поста, размещавшихся в корме - механический, находившийся на верхней палубе в районе шп.12-13 и ручной - под верхней палубой в районе шп.14-19, над помещением рулевой машины.

Системы обеспечения живучести

Стремление к максимальной экономии веса стало причиной того, что корабли этого типа не имели специального поста контроля повреждений и борьбы за живучесть. Крейсера были разделены на три зоны безопасности: носовая занимала пространство от носовой таранной переборки до первого котельного отделения; центральная включала в себя отсеки главной энергетической установки; кормовая продолжалась от кормового турбинного отделения до кормовой таранной переборки.

Каждая зона безопасности имела для борьбы за живучесть собственную аварийную партию, с кругом обязанностей характерных для соответствующей зоны. Пожарные магистрали были проведены только в центральной зоне, где размещались три помпы производительностью по 50 т воды в час (две в носовом и одна в кормовом турбинном отделениях). Аварийные партии также имели ручные средства борьбы с огнем - 21 углекислотный и 74 пенных огнетушителя, для защиты от огня имелись 18 огнеупорных асбозащитных комплектов и 36 кислородных аппаратов. Погреба боезапаса оборудовались собственными автономными системами затопления и осушения, клапаны и запоры в которых имели дистанционное управление. Помимо этого, имелись также кингстоны с дистанционным управлением.

Водоотливная система была рассосредоточена по всей длине корабля и включала 6 электрических помп и 31 эжектор.

Якорное устройство

Якорное оборудование включало два носовых якоря типа «Ансальдо» весом по 3 тонны (или два 3,5-тонных якоря Холла на крейсерах постройки «C.N.R.A.» - Pompeo Magno и Ottaviano Augusto), Общий вес якорных цепей составлял 8 т. Для подъема якорей на баке были установлены два шпиля, приводившиеся в действие двумя электромоторами мощностью по 55 л.с., система подключения электромоторов позволяла каждому мотору вращать как свой шпиль, так и шпиль другого борта.

Спасательные средства

Антенны РЛС ЕС.З/ter «Gufo» на фок-мачте крейсера Scipione Africano, 5 марта 1944 г.

По штатам военного времени, на кораблях имелось четыре спасательных шлюпки - две 9-метровые моторные и две 8-метровые гребные. Последние стояли на кильблоках по бокам от второй дымовой трубы и для их спуска на воду использовались шлюпбалки. Моторные шлюпки устанавливались на кильблоках впереди трубы и спускались на воду шлюпочным краном. На навесной палубе над носовым торпедным аппаратом размещалась небольшая рабочая шлюпка для производства работ на внешней обшивке корпуса. Еще один-два моторных разъездных катера могли быть размещены на кильблоках надстроечной палубы за передней трубой, для их спуска на воду также использовался шлюпочный кран.

Помимо шлюпок и катеров, крейсера снабжались некоторым количеством спасательных плотов Карлея. Они крепились вдоль бортов в вертикальном положении в районе средней надстройки - по три на каждом борту. Еще по два плота крепились на крышах возвышенных орудийных башен №2 и №3.

Электронное оборудование

С позиций сегодняшнего дня не подлежит сомнению, что многие неудачи итальянского флота в войне против англичан были связаны с превосходством радиолокационного вооружения британских кораблей. Радары на итальянских кораблях появились гораздо позже - в то время, когда ситуацию исправить было уже невозможно.

Серийные образцы первого работоспособного итальянского радиолокатора ЕС.З/ter «Гуфо» (Филин) стали поступать на вооружение кораблей итальянского флота в только начале 1943 г. Подобные радары предполагалась установить на все крейсера типа Capitani Romani, которые удалось бы ввести в строй. В соответствии с этим, их фок-мачта была переделана в треногую с площадкой для размещения приемоизлучающих антенн. Однако производство даже этих несовершенных станций вызывало большие затруднения, в результате чего Pompeo Magno так и не успел получить РЛС до окончания боевых действий. С другой стороны, единственный случай успешного применения итальянцами радара принадлежит кораблям именно этого типа и относится к бою Scipione Africano с английскими торпедными катерами ночью 17 июля 1943 г.

Радиолокатор ЕС.З/ter имел мощность 10 кВт. По своим характеристикам он соответствовал ранним немецким радарам, но отличался меньшей надежностью. Станция работала на длине волны 75 см и имела ширину луча 6° в горизонтальной и 20° в вертикальной плоскости. Ее антенна состояла из закрепленных друг над другом передающей и приемной частей характерной воронкообразной формы и вращалась при помощи электромотора небольшой мощности. Индикатор имел две шкалы расстояний - до 300 км для воздушных целей и до 30 км для надводных и низколетящих воздушных. На практике 300-километровая шкала оказалась излишней, поскольку дальность обнаружения самолетов составляла всего 80 км.

В процессе службы крейсера оснащались немецкими станциями радиотехнической разведки FuMB-1 «Метокс».

Для обнаружения подводных лодок крейсера были оборудованы шумопеленгаторами типа «1935 SCAM». Их приемники размещались в подводной части корпуса между носовым котельным отделением и погребом башни №2. Принятый сигнал передавался оператору на специальный пост, располагавшийся на мостике носовой надстройки.

Корабли типа Capitani Romani несли обычное радиооборудование по штату легкого крейсера, образцы которого не отличались от принятых в итальянском флоте.

Окраска и камуфляж кораблей

Scipione Africano, 1943 г. Камуфляж.
Attilio Regolo, май 1942 г. Камуфляж.
Attilio Regolo, август 1943 г. Камуфляж.
Scipione Africano, апрель 1943 г. Камуфляж.
Romani_Pic_12.jpg
Pompeo Magno, июнь 1943 г. Камуфляж левого и правого бортов заметно отличается.
Attilio Regolo в Ливорно, 25 мая 1942 г. Рисунок камуфляжа для левого и правого бортов практически симметричен.
Scipione Africano в камуфляжной окраске, 1943 г.

К моменту вступления в строй первого из крейсеров этого типа в итальянском флоте была принята стандартная камуфляжная окраска, в которой учитывались типичные условия освещенности в Средиземном море. Основным цветом был светлый пепельно-серый (cenerino chiaro орасо), на который наносились широкие контрастные полосы темно-серого цвета (grigio scuro орасо). Оконечности часто красились в грязнобелый цвет (bianco sporco орасо), чтобы маскировать размер поднимаемых кораблем волн и, таким образом, затруднять определение скорости. Рисунок на правом и левом бортах крейсеров был неодинаковым. У стандартной схемы существовали некоторые вариации. Так, на части кораблей применялось два светлых оттенка, как правило наряду со светлым пепельно-серым цветом сочетался светло-зеленый (verde chiaro). Именно такую окраску получил при вступлении в строй Attilio Regolo. К сентябрю 1942 г светло-зеленый цвет заменили на пепельный светло-серый, так что корабль получил более стандартную окраску.

После торпедирования Attilio Regolo и Bolzano подводными лодками итальянцы посчитали, что наличие грязно-белых зон в оконечностях подчеркивает точку прицеливания и облегчает торпедную стрельбу с небольшого расстояния. Начиная с октября-ноября 1942 г. грязно-белые оконечности на кораблях итальянского флота закрашивались светлым пепельно-серым, и к августу 1943 г Attilio Regolo имел чисто двухцветную окраску борта. Вступившие в строй только в 1943 году Pompeo Magno и Scipione Africano были сразу окрашены по двухцветной схеме. При этом на Scipione Africano была применена другая вариация стандартной схемы, отличающаяся сложной формой линий перехода между светлыми и темными участками в отличие от достаточно простых линий большинства кораблей. Для опознавания с воздуха на палубы всех трех крейсеров спереди до носового волнореза наносились диагональные полосы чередующегося красного и белого цветов. Подводная часть крейсеров была окрашена в стандартный для итальянского флота темно-зеленый цвет (verde scuro).

В 1944 г. крейсера были перекрашены по схеме, аналогичной принятым у союзников - английской стандартной адмиралтейской схеме и американской Ms.22. По этой схеме корпус красился в темно-серый цвет, а надстройки - в светлый пепельно-серый. Эта окраска сохранялась и в первые послевоенные годы. После войны и восстановления итальянского флота, и включения военно-морских сил Италии в состав постоянных сил НАТО в Средиземном море все итальянские корабли, также как и французские, получили одинаковую окраску - однородный светло-серый цвет корпуса и надстроек. На бортах перед носовой надстройкой и в корме были нанесены тактические номера кораблей в соответствии со стандартами военно-морских сил НАТО (красным цветом на итальянских и черным на французских кораблях).

Проекты и модернизации

Проект перестройки двух крейсеров в танкеры

В сентябре 1941 г., после остановки работ на крейсерах Caio Mario и Claudio Tibero, строительство которых было достаточно продвинуто (первый из них месяцем раньше спущен на воду, второй еще находился на стапеле) техническое бюро верфи в Ливорно составило проект их перестройки в быстроходные танкеры для доставки топлива итальянским и германским войскам в Северную Африку.

К этому времени транспортный флот Италии понес большие потери. Особенно остро ощущался недостаток быстроходных транспортов - снабжение войск в Северной Африке требовало участия в конвойных операциях именно таких судов. Высокая скорость была необходима и для обеспечения безопасности переходов в зонах действий подводных лодок противника, которые стали причиной примерно 25 % потерь итальянского транспортного флота.

Эскизный проект танкера в корпусе крейсера типа Capitani Romani.

Расчеты показывали, что танкеры, перестроенные из крейсеров, могли бы следовать со скоростью 21 уз в полностью загруженном и 22,5 уз в порожнем состоянии. При полном водоизмещении 6350 т они могли бы принимать на борт наливной груз из 3800 т нефти-сырца или 3000 т бензина в танках и 2200 т в бочках на палубах. Учитывая, что корпуса были почти полностью готовы, в них практически не предусматривалось переделок - сохранялось двойное дно и прежнее расположение переборок. Дополнительные продольные подкрепления требовались между двойной обшивкой, а также предусматривалось устройство двух дополнительных скуловых килей. Размеры крейсеров практически не менялись - наибольшая длина оставалась равной 142,9 м при конструктивной ширине 14,4 м. Только максимальная осадка увеличилась до 5,8 м.

В качестве энергетической установки первоначально предлагались паровые машины - их выбор перед более экономичными дизелями был обусловлен меньшим весом - 260 т против 600 т. Рассматривался также вариант установки двигателей внутреннего сгорания немецкой фирмы «Вулкан», но его быстро отвергли. В конечном итоге был принят двухвальный паротурбинный вариант - два турбо-зубчатых агрегата общей мощностью 12 000 л.с. с редукторами простого типа, преобразующими 2400 оборотов в минуту турбин в 220 оборотов на валах. Обе турбины размещались в общем машинном отделении, к которому с кормы примыкало котельное отделение с двумя водотрубными котлами с угольным отоплением с трубками большого диаметра (давление пара 25 кг/см², температура пара 300°). Котлы должны были устанавливаться чуть выше коридоров валопроводов Уголь для них находился в четырех бункерах, размещенных в отсеках двойного борта и на главной палубе.

В нос от машинного отделения находилось отделение турбогенераторов (два по 300 кВт) и дизель-генераторов (два по 150 кВт). Рядом с ним с другого борта находилось помещение насосов для перекачки содержимого цистерн и различная трубопроводная арматура. Оборудование для перекачки топлива включало четыре насоса производительностью по 150 т/ч, что обеспечивало время максимальной загрузки корабля жидкими грузами примерно за шесть часов. На палубах находились отдельные посты перекачки топлива на корабли в море по шлангам.

В носовой части были устроены два специально оборудованных трюма для сухих грузов, которые обслуживались двумя 4-тонными кранами.

Для обеспечения лучшей маневренности, необходимой при отражении атак подводных лодок и самолетов, предполагалась установка двух балансирных рулей в струях винтов. Предусматривалась также хорошо развитая система пожаротушения.

Экипаж составляли 8 офицеров (каюты в носовой надстройке), 15 унтер-офицеров (каюты в кормовой надстройке) и 80 матросов (кубрики в носу).

В состав вооружения включались два 120-мм/50 орудия в одинарных установках, которые должны были размещаться на специальных платформах-«островках» в оконечностях, а также четыре спаренных 20-мм зенитных автомата «Бреда» на кормовой надстройке. Помимо этого предусматривались два 90-см прожектора: один на ходовом мостике, второй - на площадке за кормовой трубой.

Силуэт танкеров в целом не отличался от классических форм судов этого класса. Они должны были иметь низкий надводный борт с заметным подъемом в носовой части - наследие крейсерского корпуса. Недалеко от форштевня располагалась площадка 120-мм орудия, перед которой размещались ахтерпик, якорные клюзы, помещения команды, кладовые и другие общесудовые помещения. За орудийной площадкой размещались трюмы для сухих грузов с двумя кранами, а за ними - небольшая надстройка с офицерскими помещениями, мостиком, прожекторной платформой и единственной мачтой. Далее в корпусе находились танки жидкого груза, а примерно на трети длины корабля от кормы начиналась надстройка с помещениями для унтер-офицеров и площадками 20-мм автоматов. Там же размещались подвешенные вдоль бортов четыре спасательные шлюпки, слегка наклоненная дымовая труба и прожекторная площадка. На самой корме находилась площадка для еще одного 120-мм орудия. Энергетическая установка и вспомогательное оборудование размещались целиком под кормовой надстройкой.

Для перестройки крейсеров в танкеры требовалось дополнительно примерно по 900 т различных металлоконструкций (в дополнение к уже смонтированным). Таким образом, осуществление проекта не должно было встретить принципиальных затруднений. Тем не менее, реализовать его не удалось.

Причинами этого, вероятно, следует назвать слишком большую загруженность верфей да все тот же дефицит материалов. Для более конкретных оценок нет исходной информации. Хотя с уверенностью можно сказать, что потребность итальянского флота в судах такого класса была огромной. Флот, поставленный в зависимость от поступления нефти из Румынии, которому вменялось в обязанность обеспечение грузовых перевозок для нужд армии, ведущей боевые действия по другую сторону моря, просто обязан был иметь достаточное количество быстроходных танкеров. При этом следует напомнить, что недостаток топлива в итальянском флоте стал сказываться уже к августу 1941 года, из-за чего, к примеру, Супермарина распорядилась привлекать к операциям только новые линкоры, а в 1942-1943 гг. итальянский флот зачастую не мог проводить некоторые боевые операции именно из-за отсутствия топлива - корабли просто не могли выйти в море и в ряде случаев их было проще разоружить, что, в принципе, и делалось - например, с модернизированными линкорами старых типов, выведенными в резерв в первой половине 1942 г.

Эсминцы типа San Giorgio

После передачи Attilio Regolo и Scipione Africano по репарациям, у Италии оставалось еще два однотипных корабля - Pompeo Magno и Giulio Germanico. Хотя они оба были исключены из состава флота и переклассифицированы в блокшивы FV-1 и FV-2, им удалось избежать разборки. Они продолжал отстаиваться в ожидании лучших времен, которые, впрочем, наступили довольно быстро.

1 января 1950 г. итальянцы приняли первую послевоенную кораблестроительную программу, известную как «Первая программа восстановления флота». В числе прочих мероприятий она предусматривала восстановление обоих кораблей типа Capitani Romani. 1 марта 1951 г. указом Президента республики Pompeo Magno и Giulio Germanico были повторно зачислен в списки итальянского флота под новыми названиями San Giorgio (рус. «Сан Джорджо») и San Marco (рус. «Сан Марко»)[3]. Ремонт и модернизацию San Giorgio осуществляла верфь «Кантиери дель Тиррено» в Генуе, San Marco - родная верфь «Навальмекканика» в Кастелламаре-ди-Стабиа. Работы начались в 1953 году и закончились соответственно в июне и декабре 1955 г.

San Marco проходит кренгование.

В ходе модернизации корабли получили новое артиллерийское и радиоэлектронное вооружение - в основном, американского производства. Одновременно были частично переделаны надстройки, установлены новые мачты, перестроены погреба боезапаса и перепланированы внутренние помещения, а также проведен капитальный ремонт механизмов.

Эскадренный миноносец типа San Giorgio, 1955 г. Виды сбоку и сверху.
Эскадренный миноносец типа San Giorgio, 1955 г. Продольный разрез.
Эсминец San Giorgio во время переоборудования.
San Marco вскоре после вступления в строй.

Основой вооружения стали шесть американских 127-мм орудий Мк.12 с длиной ствола 38 калибров в трех спаренных универсальных установках Мк.38, аналогичных устанавливавшимся на американские эсминцы типов Allen M. Sumner и Gearing. Артустановки Мк.38 размещались на позициях прежних башен №№ 1, 3 и 4. Их дополняло двадцать 40-мм/56 автоматов Bofors, также массово применявшихся на кораблях американского флота во время Второй мировой войны. На San Giorgio и San Marco они устанавливались в четырех американских счетверенных установках Мк.4 и двух спаренных Мк.1. Первые располагались на шлюпочной палубе побортно на месте прежнего носового торпедного аппарата и кормовой пары 37-мм автоматов, а две «спарки» стояли также побортно на надстроечной палубе перед носовой надстройкой.

На месте прежней башни №2 разместилось принципиально новое оружие - трехствольный реактивный противолодочный бомбомет К-113 «Менон». Он являлся оригинальной итальянской разработкой на базе британского «Лимбо». Бомбомет имел калибр 320 мм, длину стволов 4,6 м и мог выстреливать глубинные бомбы весом 160 кг на дистанцию 400-900 м. Угол возвышения при стрельбе составлял 45°, а для автоматической перезарядки стволы устанавливались вертикально.

Дополняли противолодочное вооружение четыре бортовых бомбомета, располагавшихся по бортам у кормовой надстройки, и один кормовой бомбосбрасыватель. Для управления огнем 127-мм орудий на носовую надстройку был установлен американский директор Мк.37 с артиллерийским радаром Мк. 12/22. Для управления огнем 40-мм артиллерии служило пять директоров типа OG-1 итальянского производства. Два из них стояло на площадках носовой надстройки за 40-мм спаренными установками, еще два - на площадках за кормовой трубой и один - на кормовой надстройке. Конфигурация последней изначально различалась. San Marco имел одну надстройку сразу за второй трубой, объединенную с шахтой вентиляции кормового турбинного отделения, в то время как на San Giorgio директор Мк.63 был установлен на отдельной надстройке рядом с возвышенной 127-мм башней.

К 1960 г. надстройка на San Giorgio была переделана аналогично San Marco. Вскоре после вступления в строй директоры OG-1 были заменены более совершенной моделью OG-2 с РЛС управления огнем MLT-4. К началу 60-х годов антенны РЛС с директоров, стоявших за кормовой трубой, перенесли непосредственно на кормовые счетверенные установки Bofors. Директор на кормовой надстройке был заменен на итальянскую РЛС управления огнем RTN-7X «Орион-3».

Прочее радиолокационное оборудование также было представлено американскими образцами. На просторной площадке треного фок-мачты стояла антенна РЛС обнаружения воздушных целей SPS-6, выше нее размещалась антенна РЛС обнаружения надводных целей SG-6B. San Giorgio в первые годы службы нес на грот-мачте американский радар типа SP с параболической антенной, в то время как на San Marco эта позиция изначально пустовала, пока в конце 1950-х гг. там не установили английский радар типа 277Q. Кроме того, оба корабля оснащались гидроакустическими станциями SQS-11.

Итальянские военно-морские специалисты не были в полной мере удовлетворены данным составом вооружения кораблей типа San Giorgio, называя его «переходным». Их возможности в отношении ПВО с повсеместным переходом авиации на реактивные машины считались весьма ограниченными, а из-за невысоких баллистических характеристик 127-мм орудия признавались пригодными только для борьбы с катерами и малыми судами, а также поддержки десантных операций.

Энергетическая установка кораблей не претерпела заметных изменений. На ходовых испытаниях San Giorgio развил 40 уз, а San Marco даже преодолел 41-узловую отметку, однако скорость полного хода в реальных условиях оценивалась в 38-39 узлов. Запас нефти после модернизации уменьшился до 1100 т. Соответственно уменьшилась и дальность плавания: 4060 миль 16-узловым ходом, 2425 миль 25-узловым и 1220 миль на 33 узлах.

В результате всех переделок стандартное водоизмещение кораблей увеличилось до 3950 т, полное - до 5600 т. Экипаж вырос до 22 офицеров и 388 матросов.

San Giorgio вступил в строй 1 июля 1955 г., San Marco - 1 января 1956 г. После возвращения в состав флота корабли были зачислены в класс эскадренных миноносцев (Cacciatorpede-niere) и получили бортовые тактические номера в соответствии со стандартами НАТО - соответственно D562 и D563. 10 апреля 1957 г. они были переклассифицированы в лидеры эскадренных миноносцев (Cacciatorpedeniere Conduttori)[4] и использовались как флагманы дивизий кораблей. Официальный указ об этом был подписан 13 мая 1957 г.

Вторая модернизация San Giorgio

В 1963-1965 гг. San Giorgio прошел вторичную модернизацию в военно-морском арсенале Специи, где он был переоборудован в учебный корабль для военно-морской академии в Ливорно, заменив в этой роли легкий крейсер Raimondo MontecuccoliWows-icon.png. Одновременно он мог выполнять функции корабля управления.

Объем работ включал установку новых образцов вооружения и оборудования, перестройку надстроек и внутренних помещений, а также полную замену главной энергетической установки.

Эскадренный миноносец типа San Giorgio, 1965 г. Виды сбоку и сверху.
San Giorgio после завершения второго этапа модернизации.
Эскадренный миноносец типа San Giorgio, 1965 г. Продольный разрез.
San Giorgio возвращается из учебного похода.

От прежнего артиллерийского вооружения сохранилось всего четыре 127-мм/38 орудия (носовая и кормовая спаренные установки Мк.38). К ним добавились три новых 76-мм/62 универсальных автоматических орудия MMI итальянской фирмы «ОТО Мелара» в одноствольных артустановках, одна их которых размещалась на месте снятой кормовой возвышенной башни, а две других - на надстроечной палубе побортно в средней части. Скорострельность артустановки MMI составляла 60 выстрелов в минуту. Все 40-мм автоматы были сняты.

Соответствующим образом модернизировали систему управления огнем. Радар Мк.12/22 на директоре главного калибра был заменен новым Мк.25. Для управления огнем 76-мм/62 установок на площадках у второй дымовой трубы было установлено два директора OG-3 с РЛС управления огнем RTN-7X «Орион-3», а на кормовой надстройке -третий директор, типа «Контравес А-3» также оснащенный радаром RTN-7X.

В качестве противолодочного вооружения корабль сохранил реактивный бомбомет «Менон». Вместо бомбометов и бомбосбрасывателя на надстроечной палубе по бортам от носовой дымовой трубы было установлено два трехтрубных 324-мм торпедных аппарата для американских противолодочных торпед Мк.44/46.

Также после модернизации San Giorgio сохранил радиолокационную станцию SPS-6 и гидроакустическую SQS-11. Радар SG-6B был заменен новой итальянской РЛС типа SPQ-2. Кроме того, корабль был оснащен тремя навигационными радарами типа RM-7. Были усовершенствованы средства связи.

Главным же новшеством стала энергетическая установка, аналогичная установленной на строившихся фрегатах типа Alpino. Она выполнялась по схеме CODAG (Combined Diesel and Gas turbine) и включала четыре дизеля «Фиат-Този» мощностью по 4200 л.с. и две газовых турбины «Този-Метровик» G-6 мощностью по 7500 л.с. Дизели обеспечивали экономический 18-узловой ход, для дальнейшего увеличения скорости вплоть до полной - 28 уз - к ним подключались газовые турбины.

Новая энергетическая установка стала значительно более компактной. Каждый из двух агрегатов, состоящий из газовой турбины и двух дизелей, занимал только бывшие котельные отделения №2 и №4 с примыкавшей к ним частью машинных отделений. Остальные помещения были перепланированы под другие нужды. Дымовые трубы были перестроены, при этом вторая труба была смещена в корму. Нормальный запас топлива после модернизации ограничивался 495 т. Несмотря на это, дальность плавания увеличилась и достигала 5560 миль под дизелями.

Существенной перепланировке подверглись жилые помещения. Корабль был приспособлен для приема на борт 130 курсантов военно-морской академии с 50 офицерами-наставниками и гражданскими преподавателями. Были оборудованы также специальные помещения для выполнения функций корабля управления. Штатный экипаж состоял из 20 офицеров и 294 матросов.

После модернизации стандартное водоизмещение San Giorgio составило 3270 т, полное - 4422 т.

Краткая история службы

Attilio Regolo

Attilio Regolo с оторванной носовой оконечностью на переходе из Палермо в Специю, 11 ноября 1942 г.

Головной крейсер серии Attilio Regolo вступил в строй итальянского флота 14 мая 1942 г. При возвращении из первого боевого похода в 10.24 утра 7 ноября 1943 г. в трех милях от сицилийского мыса Сан-Вито Attilio Regolo был поражен торпедой с британской подводной лодки HMS P-46. Взрывом была оторвана носовая оконечность почти до самых орудийных башен. В ходе ремонта на Attilio Regolo была установлена новая носовая часть от недостроенного крейсера Caio Mario. Корабль вновь вошел в строй после ремонта только 4 сентября 1943 г.

Всего с момента вступления в строй и до интернирования в порту Маон на острове Минорка Attilio Regolo совершил 20 выходов в море, в том числе 1 - на минную постановку, едва не ставший для корабля роковым, 14 -на боевую подготовку, 4 межбазовых перехода и 1 выход со специальным заданием.

26 июля 1948 г. крейсер исключили из списков итальянского флота присвоив репарационный номер R-4, и 1 августа в Тулоне передали французскому экипажу. Во Франции переименован в Châteaurenault.

Scipione Africano

Scipione Africano стал вторым крейсером серии, вступил в строй 23 апреля 1943 г. Всего до заключения перемирия 8 сентября 1943 г. Scipione Africano совершил 24 выхода в море, в том числе 5 - на минные постановки, 13 учебно-тренировочных выходов, 5 межбазовых переходов и 1 выход со специальным заданием. При этом корабль прошел 2759 миль за 159 ходовых часов.

До завершения боевых действий в Европе корабль, неся службу на стороне союзников, совершил 146 выходов в море (по другим данным, 139 - далее в скобках), включая 67 (62) с целью переброски личного состава и имущества итальянских вооруженных сил, 35 (42) - на перевозку союзных (в основном, английских) войск и военных грузов, 9 учебных выходов, 2 (3) выхода на специальные задания и 33 межбазовых перехода. За это время крейсер провел в море 2448 ходовых часа, пройдя 56 637 миль.

По окончанию войны Scipione Africano, 9 августа 1948 г. он был исключен из списков итальянского флота и 15 августа передан Франции в Тулоне под репарационным номером S-7. Во Франции переименован в Guichen.

Pompeo Magno

Подъем Giulio Germanico в Кастелламаре-ди-Стабия, 1948 г. На заднем плане Scipione Africano.

Крейсер Pompeo Magno вступил в строй итальянского флота последним - 4 июня 1943 г. После войны ему повезло не оказаться включенным в список кораблей, подлежащих разделу, тем не менее, 1 мая 1948 г. крейсер был выведен из состава действующего флота и переклассифицирован в блокшив с присвоением номера FV-1. 15 июня 1949 г. он был разоружен, а 1 мая 1950 г. исключен из списков флота.

1 марта 1951 г. указом Президента республики Pompeo Magno был повторно зачислен в списки итальянского флота под новым названием San Giorgio. Прошел 2 модернизации. В 1980 году, после 37 лет службы, спустил флаг и вскоре был разобран на металл.

Giulio Germanico

К моменту капитуляции Италии 8 сентября 1943 г. он находился на верфи в Кастелламаре-ди-Стабиа в готовности около 94 %. На нем было полностью установлено вооружение, завершался монтаж оборудования. Хотя экипаж корабля уже находился на борту, командир корабля назначен еще не был, и его обязанности исполнял старший помощник капитан 3 ранга Доменико Баффиго. 11 сентября 1943 г. захвачен немцами, 28 сентября затоплен. В 1947 г. поднят.

1 марта 1951 г. указом Президента республики Giulio Germanico был повторно зачислен в списки итальянского флота под новым названием San Marco. Прошел модернизацию. 31 мая 1970 г. был исключен из списков флота и разоружен, а в 1971 году сдан на слом.

Ottaviano Augusto

Остов Ottaviano Augusto, затопленный в Анконе.

К 1 июля 1943 г. его готовность составляла 85 %. В момент капитуляции Италии крейсер находился в Анконе на завершающей стадии достройки. 14 сентября немецкие войска захватили Анкону и все находившиеся в гавани корабли. 1 ноября 1943 г. Анкона подверглась налетам американских бомбардировщиков В-25. Ottaviano Augusto затонул у пирса, перевернувшись на правый борт. Исключен из списков флота 27 мая 1947 г.

Ulpio Traiano

В ночь 3 января 1943 г. во время достройки в Палермо потоплен британскими боевыми пловцами. Исключен из списков итальянского флота 27 февраля 1947 г.

Caio Mario

Вскоре после спуска на воду работы на крейсере были остановлены. Носовая часть корабля была использована для восстановления поврежденного торпедой 7 ноября 1942 г. головного крейсера Attilio Regolo. В начале 1943 г. был назначен к достройке вместо Ulpio Traiano, однако к продолжению работ на нем так и приступили. Исключен из списков итальянского флота 23 мая 1947 г.

Cornelio Silla

Недостроенный корабль, находившийся в Генуе, был захвачен немцами. К этому времени его готовность по корпусу составляла 84 %. Большинство механизмов крейсера (аналогично механизмам Paolo Emilio) предназначалось для авианосец Aquila. В июле 1944 г. корпус крейсера получил сильные повреждения во время налетов авиации и затонул. Исключен из списков 10 октября 1947 г.

Claudio Tibero

Строительство крейсера остановлено в июне 1940 года. По отчетным заводским документам уже собранные конструкции разобраны на стапеле в период между 24 декабря 1941 г. и 18 февраля 1942 г.

Paolo Emilio

Строительство крейсера было остановлено еще на ранней стадии постройки в июне 1940 г. Уже собранные конструкции были разобраны на месте в период между 20 октября 1941 г. и 10 февраля 1942 г. Полностью готовые машины были отправлены в Геную, для установки на авианосце Aquila.

Claudio Druso

Строительство крейсера остановлено в июне 1940 года. Уже собранные на стапеле конструкции разобраны в период между 16 декабря 1941 г. и 30 апреля 1942 г.

Vipsannio Agrippa

Строительство крейсера остановлено в июне 1940 года на ранней стадии постройки. Установленные на стапеле конструкции разобраны между 1 июля 1941 г. и 20 августа 1942 г.

Послевоенная история службы

Под французским флагом

Вскоре после окончания Второй мировой войны перед державами-победительницами встал вопрос о разделе флотов стран гитлеровской коалиции. Как известно, представители Великобритании и Соединенных Штатов предлагали итальянский флот не делить, имея в виду участие Италии с осени 1943 г. в войне против Германии. Это было вполне оправдано для английского и американского флотов, за годы войны не только сохранивших, но даже увеличивших свой количественный состав и не заинтересованных в кораблях, принципиально не соответствующих их военно-морской доктрине. Однако представители СССР, Франции, Югославии и Греции, чьи флоты понесли большие потери в ходе боевых действий, не могли отказаться от возможности пополнить свой корабельный состав. Поэтому подписанный 10 февраля 1947 г. в Париже мирный договор стал неприятным сюрпризом для итальянского военно-морского руководства.

По решению военно-морской комиссии четырех держав, всего к разделу было назначено 162 единицы общим водоизмещением 198 604 т, в том числе два легких крейсера типа Capitani Romani - Attilio Regolo и Scipione Africano, - которые подлежали передаче Франции. Они были исключены из списков итальянского флота и, получив репарационные номера соответственно R-4 и S-7, в начале августа 1948 г. перешли в Тулон, где были переданы французской стороне. Бывшие итальянские крейсера оказались крупнейшими из полученных Францией по репарациям кораблей.

Осенью 1948 г. на них были подняты французские военно-морские флаги, при этом они получили новые имена. Attilio Regolo стал называться Châteaurenault (рус. «Шаторено»), а Scipione Africano - Guichen (рус. «Гишен»). Эти названия в честь знаменитых французских адмиралов прежде предназначались для крейсеров довоенной программы 1938 года типа De Grasse[5].

San Giorgio

Вскоре после вступления в строй летом 1955 г. эсминец совершил визит в Тобрук, в гавани которого в 1941 году погиб его предшественник - броненосный крейсер San Giorgio.

23 апреля 1957 г. в торжественной обстановке в Генуе корабль получил Боевое Знамя, которое вручили представители Итальянской морской лиги и муниципалитета Генуи. Вскоре после этого - 19 мая - San Giorgio оставил Неаполь и отправился в заграничный поход в США, где 12 июня, в числе представителей военно-морских сил 37 государств, принял участие в большом морском параде в гавани Норфолка, известном как «Джеймстаунский фестиваль». За время похода эсминец посетил Гибралтар, Пунта-Дельгада, Грасси-Бей, Нью-Йорк и 10 июля вернулся в Италию.

30 марта 1958 г. корабль вышел из Неаполя в поход по Эгейскому морю, а затем присоединился к эскадре и в течение всей кампании занимался в ее составе отработкой различного рода учебных задач, лишь 26 мая приняв участие в морском параде на Мальте.

С 7 апреля 1960 г. San Giorgio участвовал в учебном походе эскадры, совершив заходы в Ла-Маддалену, Пальму-ди-Мальорка, Барселону и Аугусту. 2 мая следующего года на него была возложена почетная миссия сопровождать британскую королевскую яхту Britania, совершившую заход в Неаполитанский залив. 1 июня он вышел из Палермо в летний заграничный поход, в ходе которого побывал с визитами в Лиссабоне, Портсмуте, Лондоне, Киле, Бресте, Гибралтаре и вернулся в Неаполь 9 июля.

Будучи снова включенным в состав эскадры, в ходе начавшегося 17 марта 1962 г. зимнего похода он побывал в Ливорно, Лас-Пальмасе, Мессине, Милаццо, Салониках и Пирее, снова войдя в гавань Таранто 24 апреля. В ноябре 1962 и феврале 1963 гг. San Giorgio принимал участие в ответственных международных маневрах военно-морских сил стран НАТО.

1 июня 1963 г. корабль прибыл в военно-морской арсенал Специи, где был поставлен на ремонт и модернизацию, завершившуюся 15 января 1965 г. Снова войдя в строй, он стал использоваться в качестве учебного корабля. Уже 3 мая он вышел из Специи в своего рода испытательный поход, в ходе которого совершил заходы в Аугусту, Таранто и Триест.

5 августа того же года, приняв на борт курсантов второго курса военно-морской академии и одновременно являясь флагманским кораблем 5-й морской дивизии, San Giorgio вышел из Ливорно в первое заграничное плавание в качестве «плавучей парты». Совместно с фрегатами Virginio Fasan и Carlo Margottini он посетил Фуншал и Пуэрто-Габело, после чего самостоятельно пересек Атлантический океан и нанес визиты в Ла-Гуайру (Венесуэла), Салвадор (Бразилия), Монтевидео, Буэнос-Айрес, Рио-де-Жанейро, Санта-Круз-де-Тенерифе, Танжер, Портоферрайо и 22 октября вернулся в Ливорно.

По возвращении, эсминец был придан 3-й морской дивизии, в составе которой в марте-апреле 1966 г. участвовал в крупных маневрах сил НАТО. Тем же летом он в качестве учебного корабля совершил заграничное плавание в воды Северной Европы, нанеся визиты в Лондон, Эдинбург, Копенгаген, Гетеборг, Амстердам, Дублин и Бордо.

В последующем интенсивность использования San Giorgio оставалась на прежнем высоком уровне. Он сочетал регулярные длительные плавания с курсантами военно-морской академии с участием в различных маневрах, зачастую выполняя при этом функции флагманского корабля. Приведем лишь основные пункты его ежегодных дальних походов: 1967 год - Ливорно, Пунта-Дельгада, Нью-Йорк, Монреаль, Квебек, Гибралтар, Таранто, Портоферрайо, Ливорно; 1968 год - Ливорно, Касабланка, Абиджан, Сантус, Буэнос-Айрес, Монтевидео, Рио-де-Жанейро, Ресифи, Ла-Гуайра, Фуншал, Портоферрайо, Ливорно.

В начале 1969 года корабль принял участие в зимних маневрах эскадры, при этом в течение двух месяцев на нем держал свой флаг командующий ВМС Италии вице-адмирал Джузеппе Розелли-Лоренцини. После этого он снова поступил в распоряжение военно-морской академии, совершив в ходе летней кампании заграничный поход с посещением портов Танжер, Касабланка, Порт-оф-Спейн, Фор-де-Франс, Кингстон, Вера-Круз, Нью-Орлеан, Сан-Хуан и Фуншал. Осенью San Giorgio был включен в состав 1-й морской группы, действовавшей на Адриатическом море, и перешел в Анкону.

Летом 1970 г. состоялся очередной поход с курсантами военно-морской академии, а этот раз маршрут лежал через Валенсию, Коуз, Дублин, Осло, Стокгольм, Гамбург, Антверпен, Коруну и Портоферрайо. По завершении его корабль вернулся на Адриатику.

В 1970-е годы бывший крейсер все реже и реже привлекался к действиям совместно с кораблями первой линии. Правда, в качестве учебного San Giorgio совершил еще немало дальних плаваний. Кстати, он единственным из кораблей серии побывал на том театре, для которого изначально предназначался, совершив поход в Индийский океан и дойдя до Сингапура. И все же, время брало свое. В 1980 году, после 37 лет службы, последний представитель типа Capitani Romani спустил флаг и вскоре был разобран на металл.

San Marco

После подъема на эсминце военно-морского флага последовал довольно продолжительный период испытаний и боевой подготовки. Лишь 4 июня 1956 г. San Marco прибыл в Таранто и был включен в состав флота в качестве флагманского корабля 1-й морской дивизии. В том же году он принял участие в летних маневрах эскадры, по окончании которых отправился на верфь в Кастелламаре-ди-Стабия для гарантийного ремонта.

В 1957 году, после серии учений в отечественных водах, San Marco, вместе со своим систершипом, совершил заграничный поход с посещением Гибралтара, Пунта-Дельгадо, Бермудских островов, Норфолка и Нью-Йорка, продолжавшийся с 19 мая по 17 июля. Спустя три дня после возвращения, корабль получил в Венеции Боевое знамя, которое вручил кардинал Ронкалли (будущий папа Иоанн XXIII), крестной матерью стала синьора Джованна Визинтини, вдова кавалера Золотой медали за воинскую доблесть Лично Визинтини.

В последующие годы San Marco активно участвовал в различных учениях, маневрах и прочей обычной деятельности военно-морских сил Италии на Средиземном море. С 11 мая 1962 г. по 10 июня 1963 г. он прошел в Специи средний ремонт, после чего вернулся в состав эскадры, став флагманским кораблем 2-й морской дивизии. В течение 1963-1964 гг. эсминец посетил ряд иностранных портов, а 18-24 сентября 1964 г. представлял Италию на торжествах по случаю празднования Дня независимости Мальты. В апреле 1965 г. он участвовал в больших военно-морских маневрах, за которыми наблюдал президент республики Дж. Сарагат, а в апреле 1966 г. совершил поход в Атлантику.

После этого корабль был выведен в резерв, где оставался вплоть до списания, лишь изредка выходя в море. 31 мая 1970 г. San Marco был исключен из списков флота и разоружен, а в 1971 году сдан на слом.

Корабль в искусстве

Легкие крейсера типа Capitani Romani представлены в игре World of Warships в виде эсминца IX уровня Paolo Emilio.

Видео

Примечания

  1. По-итальянски это название звучит как «Шипьоне Африкано», но мы сохранили традиционное написание.
  2. Имеется в виду интервал по дистанции, в который попадало 50% снарядов.
  3. Интересно отметить, что названия кораблей нельзя связывать с церковными канонами и именами соответствующих святых, так как в итальянском военном флоте не существовало подобных традиций. Святой Марко, издавна являвшийся покровителем морского союза республики Венеция, к XIX-XX векам уже считался одним из символов военных моряков Италии. Имя «Сан Джорджо» носили многие союзы рыцарей-наемников (кондотьеров) XIV века, в том числе известный рыцарь Альбертико да Барбиано.
  4. В некоторых публикациях отмечается, что до переклассификации в лидеры эсминцев эти корабли короткое время классифицировались как скауты (Esploratori). Неофициально же к ним часто применяли термин суперэсминцы (Supercaccia).
  5. Адмирал Франсуа де Русселе, маркиз де Шаторено (1637-1716) одержал ряд побед над англичанами, голландцами и испанцами, но потерпел поражение от адмирала Рука в бухте Виго в 1702 г. (знаменитая история с захватом одиннадцати испанских галеонов с казной); адмирал Люк Урбэн дю Буэкси, граф де Гишен (1712-1790) был известным морским теоретиком времен войны за независимость Соединенных Штатов.

Ссылки

  • navweaps.com
  • www.airwar.ru

Литература

  • Патянин С.В., Малов А.А. Крейсера типа «Капитани Романи». — Морская кампания. — Москва: ООО «Издательство ВЭРО Пресс», 2010 №4. — 68 с.