Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Морская битва в Японском море

Морская битва в Японском море

Перейти к: навигация, поиск
Цусимское сражение
14209918149818.jpg
Цусимское сражение 14 15 мая 1905 г.
Художник Г.В. Горшков 1937 г.
ТВД Тихоокеанский
Место Цусимский пролив
Период Русско-японская война
Характер сражения Генеральное сражение
Дата 14 (27) мая-15 (28) мая 1905 года
Итог Победа Императорского флота Японии
Противники
Российская_империя_флаг.png
Российская империя
Японская_империя_флаг.png
Японская империя
Командующие силами сторон
Силы сторон
8 эскадренных броненосцев
3 броненосца береговой обороны
1 броненосный крейсер
8 крейсеров
1 вспомогательный крейсер
9 миноносцев
2 госпитальных судна
6 вспомогательных судов
4 броненосца 1 класса
2 броненосца 2 класса
9 броненосных крейсеров
15 крейсеров
21 эсминец
44 миноносца
21 вспомогательный крейсер
4 канонерские лодки
3 авизо
2 госпитальных судна
Потери
6 эскадренных броненосцев
1 броненосец береговой обороны
5 крейсеров
1 вспомогательный крейсер
5 миноносцев
3 вспомогательных судна
5 кораблей сдались в плен
2 судна захвачено в плен
3 корабля и 2 судна интернировано
5045 человек погибло
803 человека ранено
6016 человек захвачено в плен
3 миноносца
117 человек погибло
538 человек ранено


Цусимское сражение (яп. 日本海海戦, нихонкай-кайсэн — морская битва в Японском море) — крупнейшее морское сражение в эпоху додредноутных броненосных кораблей, произошедшее в период русско-японской войны 14 (27) мая — 15 (28) мая 1905 года и предопределившее ее исход. Произошло между 2-й и 3-й Тихоокеанскими эскадрами Российского императорского флота и Объединенным флотом Японской империи в районе острова Цусима. В результате русские эскадры потерпели сокрушительное поражение, часть кораблей была потоплена, другие капитулировали и лишь нескольким удалось прорваться в нейтральные порты или Владивосток.

Предпосылки

С самого начала русско-японской войны Императорский флот Японии перехватил стратегическую инициативу и имел стратегическое превосходство над соединением кораблей Русского Императорского флота, дислоцированным в Японском и Жёлтом морях. В первый день войны на внешнем рейде Порт-Артура торпедами были повреждены 2 новейших русских броненосца и 1 крейсер, а в корейском порту Чемульпо японская эскадра вынудила принять бой, находившихся там крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». В результате уже к началу мая 1904 года 1-я Тихоокеанская эскадра была заблокирована в Порт-Артуре а из всего русского флота на Дальнем Востоке лишь владивостокский крейсерский отряд сохранял свободу действий.

В апреле 1904 года в Санкт-Петербурге было принято решение для усиления флота в районе боевых действий и завоевания господства на море сформировать и отправить из Балтийского моря 2-ю Тихоокеанскую эскадру. Согласно докладу командующего эскадрой, ее приход на Дальний Восток был возможен в конце января 1905 года при условии, что в плавание она выйдет 1 сентября 1904 года. Корабли должны были совершить переход вокруг Африки до Мадагаскара и далее через Индийский океан и Южно-Китайское море. Однако ко времени прихода эскадры на Мадагаскар стало известно о гибели 1-й Тихоокеанской эскадры и падении Порт-Артура.

Таким образом, цель отправки 2-й Тихоокеанской эскадры — деблокада Порт-Артура с моря — потеряла смысл. После длительного ожидания и переписки с Санкт-Петербургом, эскадре была поставлена новая задача — прорваться во Владивосток. Владивостокский отряд крейсеров не мог оказать сколь-нибудь существенную помощь эскадре. И поэтому для ее усиления была сформирована и отправлена в догонку 3-я Тихоокеанская эскадра.

Планирование

Россия Российский императорский флот

После соединения с 3-ей Тихоокеанской эскадрой 26 апреля (9 мая) 1905 года в районе бухты Ван-Фонг, командующий вице-адмирал Рожественский принял решение прорваться во Владивосток хотя бы частью эскадры, вопреки директиве императора Николая II, в которой указывалось, что задача «состоит не в том, чтобы с некоторыми судами прорваться во Владивосток, а в том, чтобы завладеть Японским морем».

Имея возможность осуществить переход во Владивосток через один из проливов — Корейский, Сангарский или Лаперуза. Командующий русской эскадрой решил прорываться кратчайшим путем — через Корейский пролив, другие маршруты потребовали бы не одну погрузку угля в открытом море. К тому же проход через северные проливы представлял немалые трудности для маневрирования большой эскадры, особенно при плохой погоде и тумане. Кроме того, шансов пройти незамеченной у столь медлительной эскадры вдоль всего побережья Японии практически не было. Опасаясь ночных атак японских миноносцев командующий решил пройти самое узкое место Цусимского пролива днем. Видимо понимая, что эскадра не сможет пройти неширокий пролив незамеченной и принимая во внимание ее плохую маневренную подготовку и невысокую скорость, Рожественский избрал оборонительную тактику, двигаясь в тесном строю двух кильватерных колонн с вспомогательными судами между ними. Вероятно он предполагал, что ввиду почти двухкратного превосходства в тяжелых орудиях русской эскадры, противник или вообще не осмелится атаковать ее, а если атакует, то попадет под сосредоточенный расстрел.

Однако на единственном совещании флагманов и командиров кораблей плана предстоящего боя Рожественский не сообщил, ограничившись лишь общей задачей прорыва и построения судов. Эти указания для всех кораблей вообще состояли в том, чтобы «держаться сообща», для броненосных отрядов — действовать соединенно против броненосцев противника, маневрируя так, чтобы по мере возможности продвигаться на север. Передача командования в бою должна была производиться так, что в командование эскадрой должны были вступать командиры новых броненосцев, шедших в голове колонны. В детали были посвещены только младший флагман, командующий крейсерами и некоторые чины штаба. Остальные должны были руководствоваться флажными сигналами, подаваемыми с флагманского броненосца «пока флаг командующего не перенесен или пока в командование не вступил младший флагман». Порядок вступления в командование младших флагманов приказом не оговаривался, например, Небогатов до окончания сражения так и не узнал, что он остался первым заместителем командующего эскадрой. Не назначались ни место, ни время встречи в том случае, если корабли разлучатся ночью или в тумане. По видимости командующий считал, беспорядок в командовании более страшным врагом, чем японцев, а любая неоднозначность понимания приказа могла привести к разброду. Адмирал не сомневался в том, что простота распоряжений следовать за головным кораблем указанным курсом — предельно четкое: его трудно нарушить без веских причин и риска попасть под суд за неисполнение.

В надежде отвлечь внимание от истинного маршрута эскадры, к восточным берегам Японии были отправлены вспомогательные крейсера «Кубань» и «Терек» для крейсерских операций на подходах к Токийскому заливу с востока и с юга. С той же целью к портам Западной Японии и Желтого моря были отправлены вспомогательные крейсера «Днепр» и «Рион». Для сокращения числа судов, стесняющих действия эскадры 6 транспортов были отосланы в Сайгон, а 7 транспортов и плавучая мастерская «Ксения» — в Шанхай.

Япония Императорский флот Японии

Японский Объединенный флот под командованием адмирала Того имел своей целью уничтожение русской эскадры. Прекрасно налаженная разведка позволила иметь точное представление о корабельном составе русской эскадры и ее местонахождении. Кроме того, после падения Порт-Артура и уничтожения 1-й Тихоокеанской эскадры, японские эскадры в течение четырех месяцев проводили учения для отработки взаимодействия.

Основывалась на анализе действий русских кораблей в предыдущих боях, командующий Объединенного флота предполагал, что русские предпочтут оборонительную тактику, двигаясь в кильватерных колоннах, что приведет к снижению обшей скорости. Осталось определить по какому из трех возможных маршрутов (Лаперуза, Сангарским или Цусимским проливом) пойдет русская эскадра. Рассредотачивание кораблей в трех местах могло привести к их уничтожению по отдельности. Поэтому ставка была сделана на сосредоточении флота в одном месте. Прекрасно понимая, что путь вокруг Японии через пролив Лаперуза самый протяженный и русской эскадре просто не хватит запасов угля, этот вариант был исключен. Для исключения возможности прохода через Сангарский пролив, в нем было выставлено плотное минное заграждение. В дополнение к этому на подступах к Владивостоку расположились дозорные суда. В помощь военным кораблям японским командованием были мобилизованы рыбацкие суда. По некоторым данным всего для разведки было задействовано до 73 японских кораблей и судов.

По совету английских морских офицеров, японские моряки разработали новую наступательную тактику. Согласно ей японские корабли, пользуясь превосходством в скорости, могли бы атаковать колонны русской эскадры с выгодных курсовых углов (то есть с головы или хвоста) и выводить из строя головные или концевые корабли противника. Для реализации этой тактики весь флот был разделен на 7 боевых отрядов, командирам которых предоставлялась значительная свобода действий. Кроме того, японцы решили вести бой на больших дистанциях — до 80 кабельтовых. И перед Цусимским сражением они прошли дополнительную усиленную боевую подготовку, уделив особое внимание артиллерийской стрельбе.

Главные силы японского флота сосредоточились в корейском порту Мозампо, а крейсера и миноносцы — у о. Цусима. Предполагая, что командующий русской эскадрой предпримет пройти Цусимский пролив в темное время суток, В 20 милях к югу Мозампо, между островами Гото и Чеджу, была развернута дозорная цепь вспомогательных крейсеров, которые должны были своевременно обнаружить русскую эскадру при ее подходе к Корейскому проливу. Оперативный план адмирала Того был рассчитан на четверо суток и предусматривал выполнение семи последовательных ударов по русской эскадре на всём протяжении пути от острова Квельпарт до Владивостока. Дневные бои броненосцев и крейсеров по плану чередовались с ночными минными атаками. Маневрирование в бою подчинялось требованиям применения артиллерии, действие которой подкреплялось стрельбой минами Уайтхеда с больших кораблей (на дистанциях 10-15 кабельтовых) и минными атаками эсминцев. Один отряд эсминцев готовился выставить по курсу эскадры плавающие мины, а отряды миноносцев — к ночным минным атакам.

Характеристики участвующих сторон

Обстановка перед боем

Японские разведданные

С момента прихода 2-й Тихоокеанской эскадры в Индокитай японское командование регулярно получало донесения по телеграфу и от нейтральных кораблей о ее местоположении и составе. После получения донесения о выходе эскадры 14 мая из бухты Ван-Фонг, японский главнокомандующий повысил готовность броненосных отрядов в Мозампо. Приход русской эскадры в Цусимский пролив ожидался не позднее 26 мая. Однако с 19 мая точное местоположение эскадры было не известно.

23 мая в Японию прибыл норвежский пароход Oscar, который сообщил, что 19 мая был досмотрен русскими недалеко от Формозы, где эскадра грузилась углем. На следующий день, на совещании адмирал Того приказал командирам отрядов быть готовыми к перехвату русской эскадры в районе острова Осима-Осима, если информации о ее местоположении не будет до полудня 26 мая. Для своевременного обнаружения российских кораблей Цусимский пролив от острова Квельпарт до острова Дажелет был разбит на квадраты, каждый из которых постоянно патрулировался. Передовую цепь разведки образовали 4 вспомогательных крейсера, ближе к проливу держались бронепалубные крейсера, поддерживаемые главными силами 3-го флота вице-адмирала Катаока. Для дополнительного мониторинга к Тайваню были отправлены мобилизованные рыболовные суда.

25 мая рассматривались пять возможных вариантов боя в зависимости от его места и времени начала. Командирам отрядов были розданы запечатанные конверты с инструкциями, в зависимости от развития ситуации. Вскрытие конвертов должно было производиться при получении определенного сигнала.

В полночь 26 мая из Шанхая поступило донесение о прибытии туда шести русских транспортов, это послужило подтверждением того, что российская эскадра пойдет через Цусимский пролив (если бы сообщение пришло на день позже, японский флот возможно перешел бы к острову Хоккайдо). Для усиления разведки в пролив были направлены корабли 3-го боевого отряда вице-адмирала Дева. В залив Миура острова Цусима были направлены малые миноносцы.

Обнаружение русской эскадры

25 мая 1905 года 2-я Тихоокеанская эскадра с 5 часов утра двигалась 5-узловым ходом по курсу NW 75°. В 8:15[1] транспортам «Ярославль», «Владимир», «Воронеж», «Метеор», «Ливония» и «Курония» было приказано идти в Шанхай под конвоем вспомогательных крейсеров «Рион» и «Днепр». В 8:45 оставшиеся корабли эскадры легли на курс NO 2° и дали скорость 9 узлов, через 25 минут курс сменили на NO 73° — по направлению Корейского пролива.

Погода была пасмурная и дождливая, волна была небольшая. К полудню пройдено 132 мили пложение эскадры широта 31°1' N; долгота 123°21' Ost. Корабли начали перестроение в новый походный порядок. Впереди, в строе клина, шел разведывательный отряд из трех крейсеров: «Светлана», «Алмаз» и «Урал»; затем эскадра в двух колоннах: правую составляли I и II броненосные отряды, то есть 8 кораблей — «Суворов», «Император Александр III», «Бородино», «Орел», «Сисой Великий», «Наварин», «Адмирал Нахимов»; в левой были III броненосный и крейсерский отряды, то есть тоже 8 кораблей — «Император Николай I», «Адмирал Сенявин», «Генерал-адмирал Апраксин», «Адмирал Ушаков» и «Олег», «Аврора», «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах». По обе стороны эскадры на линии головных броненосцев, держались «Жемчуг» и «Изумруд»; при каждом из них по паре дозорных миноносцев. Сзади, слегка врезавшись между колоннами, шла колонна транспортов — «Анадырь», «Иртыш», «Корея», «Камчатка»; тут же, водоотливные и буксирные пароходы — «Свирь» и «Русь». Пять миноносцев 2-го отделения держались при крейсерском отряде. Совсем позади шли госпитальные суда — «Орел» и «Кострома». В четвертом часу дня беспроводные телеграфы начали принимать посторонние телеграммы. На броненосце «Император Николай I» подняли сигнал: «Неприятель производит сигнализацию беспроводным телеграфом», использовать который самим кораблям эскадры было запрещено с 24 мая. Через час на флагмане был поднят сигнал: «Ожидать повторных минных атак». К вечеру на «Адмирале Сенявине» случилось повреждение в машине. Всю ночь шли малым ходом. С этой ночи корабли эскадры шли совсем без отличительных огней, а госпитальные суда удалившись от эскадры настолько, что их не было видно и несли все огни и имели свет в иллюминаторах.

26 мая тучи поредели, но по морю еще стлалась густая мгла, хотя дул довольно свежий ветер. С 9 до 11 часов броненосцы провели учения по маневрированию. В полдень широта 32°16' N; долгота 126°20' Ost. В 12:30 эскадра легла на курс O. Сигналы с флагмана: в 13:05 — «Неприятельские разведчики видят наш дым и много телеграфируют между собою», с 16:30 до 17:30 — «Приготовиться к бою». «Завтра с подъемом флага поднять стеньговые флаги». «По телеграфным знакам вижу, что возле нас переговариваются 7 неприятельских кораблей». «Завтра с рассветом иметь пары в котлах разведенными для полного хода». В 18:00 курс NO 60°, ход 8 узлов. Все были на своих местах, причем половине по очереди было разрешено тут же спать у своих мест. Каждые полчаса всех людей проверяли офицеры с вахты, а, в промежутки, еще и дежурные кондукторы.

К полуночи с 26 на 27 мая 2-й Тихоокеанской эскадре удалось пройти незамеченной две дозорные линии японских вспомогательных крейсеров. В 02:28, находившийся в третьей японской дозорной линии, у западного побережья острова Кюсю вспомогательный крейсер IJN Shinano Maru заметил огни неизвестного корабля. Однако восходящая луна не дала возможности его точно индифицировать и первоначально японцы приняли корабль за вспомогательный крейсер «Днепр». Однако решили сблизиться и провести досмотр. В 04:02 с дистанции 300 метров корабль был опознан, им оказалось госпитальное судно «Орел». А через пять минут начавшийся восход солнца позволил увидеть в 1,5 километрах на севере дымы русской эскадры. Опасаясь быть обнаруженным и атакованным IJN Shinano Maru развернулся отправив в 04:28 телеграфные сообщения: «Обнаружены дымы русского флота». «2-я Тихоокеанская эскадра в точке 203». «Враг идет в пролив восточнее Цусимы». «Обнаружено более 15 кораблей противника».

С русских кораблей тоже заметили IJN Shinano Maru, но не смогли его опознать. Однако как только неизвестный корабль скрылся из виду беспроводной телеграф начал принимать сообщения, по которым стало понятно, что им был японский разведчик.

Развертывание флотов

К 4 часам утра 2-я Тихоокеанская эскадра вошла в Цусимский пролив. Погода была туманная. Густая мгла покрывала горизонт, видимость около 4 миль. Ветер юго-западный 3-4 балла, волнение около 4 баллов. Волна была короткая и частая.

Примерно в 04:40 телеграфные сообщения от IJN Shinano Maru были приняты кораблями 3-го боевого отряда, которые находились севернее островов Гото. Корабли под командованием контр-адмирала Дева и бронепалубный крейсер IJN Izumi вышли на перехват к точке 203. Однако видимо из-за ошибки командира IJN Shinano Maru в счислении координат, либо из-за того что эскадра Рождественского увеличила ход до 9 узлов, японские крейсера проскочили южнее и не обнаружили русских кораблей. В это же время главные силы объединенного флота начали готовиться к выходу из Мозампо. От находившихся в заливе Цусимы малых миноносцев поступило сообщение: «Погода хорошая, но высокая волна». В связи с этим, первая часть плана, предусматривающая торпедные атаки основных сил русской эскадры была отменена. Потерявший из виду русскую эскадру IJN Shinano Maru, вновь начал ее поиски. Визуальный контакт был установлен в 05:52 и вспомогательный крейсер продолжил следовать за эскадрой на дистанции 4-5 миль, непрерывно телеграфируя.

По изменению характера перехватываемых телеграмм командующий русской эскадрой понял что она обнаружена. По приказанию Рождественского разведывательный отряд начал перестраиваться в хвост эскадры чтобы вступить в кильватер транспортов для их охраны, туда же переместились миноносцы «Бодрый», «Грозный», «Громкий». В 06:21 в дозоре IJN Shinano Maru сменил крейсер IJN Izumi, который через 10 минут был обнаружен русскими кораблями и на крейсере «Адмирал Нахимов» подняли сигнал: «Вижу неприятельский корабль на правом траверзе». А через некоторое время на «Светлане» был поднят сигнал: «Вижу крейсер «Идзуми». Теперь Объединенный флот имел точную информацию о российской эскадре. IJN Izumi продолжил движение параллельным курсом на дистанции 55-65 (10-12 км) кабельтовых справа от эскадры.

В 06:04, перед выходом из Мозампо, адмирал Того телеграфировал в Токио: «Я получил известие, что вражеский флот был замечен. Наш флот немедленно выходит в море, чтобы атаковать врага и уничтожить его». К 7 часам Флагманский корабль IJN Mikasa в сопровождении примерно четверти главных сил вышел в залив Чинхэман. Остальные корабли спешно сгружали в баржи или сбрасывали прямо в море уголь, который был принят сверх нормы на случай если русская эскадра пойдет через пролив Лаперуза. Только после того, как в заливе собрались все корабли, построенный на юте IJN Mikasa оркестр исполнил национальный гимн. Затем корабли Объединенного флота направились ост-зюйд-ост, раcсчитывая к 14:00 прибыть к северной оконечности острова Цусима.

Сближение противников

В 07:00 на кораблях эскадры Рожественского была сыграна побудка.
В это время, по приказанию адмирала все корабли 1-го и 2-го броненосных отрядов стали наводить орудия правого борта и 305-мм кормовые башни на IJN Izumi. Свободные от вахты, как обычно, позавтракали, произвели утреннюю приборку. Окатили и прошвабрили палубы, прибрали кубрики и внутренние помещения.


В 08:00 состоялся подъем флага.
С подъемом флага подняли также стеньговые флаги по случаю дня коронования царя и царицы, был отслужен молебен. К подъему флагов эскадру догнало, отставшее за ночь госпитальное судно «Кострома» и сигналом предупредила, что у нее за кормой были замечены 4 неприятельских крейсера. К этому времени разведывательный отряд вышел в кильватер эскадры. С флагмана семафором было передано по линии: «Адмирал намерен произвести выстрел из кормовой 12-дюймовой башни по неприятельскому разведчику, прочим судам не стрелять». Однако выстрел произведен не был, так-как IJN Izumi начал удаляться и скрылся в тумане. На просьбу «Урала» помешать своим аппаратом переговорам неприятеля, адмирал ответил: «не мешать». Вскоре из тумана справа с кормы показался отряд адмирала Дева и начал на большом расстоянии обходить эскадру. Получив подробную информацию от IJN Izumi о строе, курсе русской эскадры, адмирал Того решил атаковать ее с левого фланга, где располагались старые броненосцы 3-го отряда. Однако скорость эскадры в 12 узлов была определена не верно. И опасаясь опоздать на перехват в узком месте Цусимского пролива, японский командующий выслал ей наперерез крейсерские отряды при поддержке миноносцев.


В 08:15 слева от эскадры на дистанции около 4 миль с крейсера «Олег» были замечены корабли 5-го и 6-го боевых отрядов.
О чем с него известили сигналом флагмана. Впереди шел IJN Akitsushima, за ним корабли контр-адмирала Такэтоми, крейсера: IJN Itsukushima, IJN Matsushima, IJN Hashidate и устаревший броненосец IJN Chin'en. Далее два крейсера контр-адмирала Того: IJN Suma и IJN Chiyoda, позади которых держались 23 миноносца, скрытые от русских кораблей в тумане. Японские корабли шли на сближение, а в 08:47 на дистанции около 70 кабельтовых (около 13 км), последовательно повернувшись, легли на параллельный, немного расходящийся курс. Через пять минут IJN Akitsushima поспешно ушел на север. В это же время крейсер «Жемчуг» отогнал с пути эскадры джонку, шедшую к Цусиме.


В 09:00 флагманском броненосце были подняты сигналы сначала, — «Приготовиться к бою», а, затем, «I и II отрядам броненосцев иметь 11 узлов ходу, а III отряду и транспортам иметь 9 узлов».
Японские корабли, обгоняя русскую эскадру, периодически скрывались в тумане. Командующий решил воспользовался этим, чтобы перестроить эскадру в одну кильватерную колонну. В 09:10 сигнал с флагмана: «Когда неприятель покажется в тылу, то броненосцам построить фронт направо и налево. Крейсерам и транспортам выходить вперед».


В 09:30 японские крейсера, обогнав эскадру скрылись в тумане и в это же время с обеих сторон во мгле появились силуэты миноносцев.
На «Князе Суворове» был поднят сигнал: «Тревога», а 1-й и 2-й броненосные отряды, по сигналу, прибавили ход до 11 узлов. По этому сигналу шедший слева «Изумруд» перешел на правую сторону и лег в кильватер «Жемчугу». К ним присоединились 4 миноносца, назначенные в распоряжение флагманов. Крейсерам «Владимир Мономах» и «Дмитрий Донской» было приказано покинуть строй и взять на себя защиту транспортов с правого борта последних.


В 10:10 сигнал с флагмана — «В полдень курс NO 23°», через 10 минут — «Команда имеет время обедать повахтенно».
Команда отобедала, не отходя от орудий. В 10:30 с крейсера «Жемчуг» был замечен небольшой пароход без флага, шедший впереди на пересечение курса эскадры. Приблизившись на дистанцию 1,5 (278 м) кабельтова, крейсер выстрелом из 47-мм орудия принудил пароход остановиться и уйти с пути эскадры. После чего вернулся на правый траверз флагмана. В 10:35 на крейсере «Олег» подняли сигнал: «Вижу неприятеля на NW 60°». Через некоторое время позади траверза показались четыре крейсера: IJN Kasagi, IJN Chitose, IJN Otowa и IJN Niitaka. Они нагоняли эскадру двигаясь сходящимся курсом, постепенно сближались. Приблизившись к 11 часам на дистанцию примерно 39 кабельтовых японские крейсера легли на параллельный курс. Русские корабли начали наводить на крейсера орудия.


В 11:15 комендор левой средней башни броненосца «Орел»(командир башни артиллерийский кондуктор Владимир Панцырев), наводя орудие на IJN Kasagi случайно нажал спусковой механизм, забыв, что он стоит на «товсь».
Не имея возможности разобрать, кто именно из кораблей сделал этот выстрел, эскадра приняла его за сигнал с флагмана и открыла огонь. Японские крейсера повернули «все вдруг» на 8 румбов влево и отстреливаясь из кормовых орудий и отошли на расстояние около 80 кабельтовых (около 15 км), где вновь легли на параллельный курс.

Перестрелка длилась около 10 минут и была прекращена сигналом с флагмана: «Не кидать снаряды». По утверждениям членов экипажей русских кораблей, японские крейсера получили несколько попаданий, а на одном из них начался пожар. Однако японские источники этого не подтверждают. Снаряды японских крейсеров давали в основном недолеты, но взрывались от удара об воду и поднимали громадные столбы воды и дыма, которые были окрашены различными оттенками. В это время крейсер «Владимир Мономах» отгонял c крейсер IJN Izumi, который с самого утра держался на правом фланге эскадры двигаясь параллельным с ней курсом. Вскоре японские корабли скрылись в полосе тумана. После окончания перестроения броненосных и крейсерского отрядов в одну кильватерную колонну строй эскадры растянулся на четыре с половиной мили. Справа шла колонна транспортов и разведывательного отряда, а за ними, вдали, госпитальные суда.

Команда русских кораблей продолжила обедать, приказано было в отдых спать на своих местах по боевому расписанию. В 11:25 сигнал флагмана: «Крейсерам и транспортам иметь 9 узлов хода».


В 12:00 эскадра вслед за флагманом последовательно начала ложиться на курс NO 23° (на Владивосток).
За несколько минут до начала поворота слева на дистанции около 7 миль были замечены японские крейсера «в которых признали» IJN Chiyoda и IJN Chihaya в сопровождении 4 миноносцев. В 12:20, когда все японские корабли скрылись в тумане, командующий поднял сигнал: «Светлане» «защищать транспорты с правой стороны», затем: «I и II броненосным отрядам иметь 11 узлов ходу, повернуть последовательно на 8 румбов вправо», по его словам предполагая затем, вытянув оба отряда на перпендикулярном курсе, перестроить эскадру во фронт пока нет визуального контакта с противником. Через пять минут, когда флагман уже делал этот поворот, крейсера неприятеля снова показались из тумана, но уже идущие перпендикулярным курсом вправо. Не желая преждевременно показывать неприятелю перестроение, Рождественский поднял «отменительный» сигнал для 2-го броненосного отряда: «II броненосному отряду курс NO 23°». А когда 1-й броненосный отряд почти лег на перпендикулярный курс, по сигналу с флагмана: «I броненосному отряду последовательно на 8 румбов влево», головные корабли совершили поворот. В результате в 12:30 русская эскадра двигаясь 9-узловым ходом на курсе NO 23° имела строй: в правой кильватерной колонне корабли 1-го броненосного отряда, в левой — 2-й и 3-й броненосные отряды, за ними в кильватере крейсера «Олег» и «Аврора» со 2-м отрядом миноносцев, имея справа колонну транспортов, охраняемую «Дмитрием Донским», «Владимиром Мономахом» и разведывательным отрядом. Крейсера «Жемчуг» и «Изумруд» с 1-м отрядом миноносцев держались справа от броненосцев — головной на траверзе «Орла». Крейсера неприятеля повернули вдруг на 8 румбов влево и в строе фронта начали увеличивать расстояние


К этому времени основные силы японского Объединенного флота после выхода из Мозампо прошли курсом OSO к северной оконечности острова Цусима.
Затем, круче склонившись к югу, они пересекли Восточный проход слева направо и вышли в заранее назначенную точку в 10 милях севернее острова Окиносима. Далее, повернув на 315°, начали движение к оси прохода, однако на сей раз уже справа налево и строго придерживаясь географической параллели. В 11:23, 7-й боевой отряд 3-го флота вошли в визуальный контакт с русской эскадрой у берегов Окиносима, а затем соединились с основными силами. К 12:55 к ним же присоединились корабли 3-го флота во главе с флагманом — IJN Kasagi, до этого сопровождавшие эскадру Рожественского.

Ход сражения

Встреча противников

13 ч. 15 мин. «Сисой Великий» сигналом докладывает об обнаружении главных сил японского флота, пересекающих курс эскадры справа налево.

В 13:15, когда русская эскадра находилась между островами Цусима и Окиносима, на броненосце «Сисой Великий» был поднят сигнал: «Вижу на N шесть кораблей». Через десять минут по приказу Рожественского 1-й броненосный отряд увеличил ход до 11 узлов и вслед за флагманом начал склоняться влево, чтобы выстроиться со 2-м и 3-м отрядами в одну кильватерную колонну. В результате корабли 2-го отряда вынужденно снизили ход до полной остановки, чтобы пропустить концевые корабли 1-го отряда вперед. На флагмане были подняты сигналы: «Крейсерам и транспортам отойти вправо». «Миноносцам: «Блестящему» и «Безупречному» быть при «Олеге», «Бодрому», «Громкому» и «Грозному» быть при «Светлане». После чего крейсерский отряд и транспорты легли на курс NO 50°. Броненосные отряды закончили формирование общей колонны и, развернув башни на левый борт, изготовилась к бою в 13:46.

В 13:20 с японского флагмана были обнаружены корабли русской эскадры, что явилось неожиданностью для командующего Объединенным флотом. Хотя крейсера постоянно сопровождали эскадру, из-за неточных и неполных радиосообщений, адмиралу Того не было известно ни о точном ее положении ни о боевом порядке. Как и докладывала японская разведка, русская эскадра двигалась двумя колоннами, однако она появилась справа, а не по левому борту как ее ожидали. Японские корабли двигались курсом SSW, во главе кильватерной колонны 1-го боевого отряда шел флагман — IJN Mikasa, а слева от него авизо IJN Tatsuta. Дальше и немного правее следовал 2-й боевой отряд, справа от головного — авизо IJN Chihaya. За ним немного правее двигались крейсера и миноносцы.

Через минуту после обнаружения (в 13:21) на японском флагмане был поднят флажный сигнал «Z» по предварительной договоренности означавший: «Судьба империи зависит от этой битвы. Пусть каждый приложит все силы». Командующий Объединенным флотом приказал начать бой и лечь на курс NW 34°. Основные силы легли на курс попутно-сходящийся с курсом русской эскадры под углом порядка 60°, оптимальным для охвата головы русской линии. 4-й боевой отряд взял левее, проходя к востоку от русской эскадры. Таким образом главные силы, перестроившись в одну колонну двигались в течении пяти минут. Адмирал Того логично предполагал, что Рожественскому некуда деться и перестроившись в одну колонну он сам подставит под удар ее голову. Однако русская эскадра все это время продолжала двигаться двумя колоннами. В 13:26, когда японский флагман пересек воображаемую линию курса русской эскадры, Того принял новое решение — атаковать левую колонну и повернул на запад. Согласно новому плану японские корабли должны атаковать колонну старых кораблей на встречном курсе имея полуторное численное и подавляющее огневое превосходство. К тому же при таком стечении обстоятельств эта колонна закрывала бы японские корабли от огня новых броненосцев 1-го боевого отряда, а для приведения эскадры в одну колонну, по расчетам Того требовалось не менее 25 минут.
13 ч. 40 мин. Японские корабли пересекли курс русской эскадры и начали поворот на встречный, а затем разворот на параллельный ей курс, чтобы не расходиться контркурсами (и избежать кратковременного боя).

В 13:36, когда вся японская линия перешла на левую сторону русского строя, Того скомандовал перемену курса на SW 56° — круто влево, навстречу русским кораблям. Недостаточная видимость и пренебрежение в этот момент точным измерением дистанции до головных кораблей обеих колонн, не дали японскому командующему понять, что 1-й броненосный отряд уже выдвинулся вперед и начал маневр перестроения. Через две минуты после поворота японский командующий увидел русскую эскадру, идущую единой кильватерной колонной. Новое положение было просто гибельным для половины японского корабельного состава. Движение навстречу русским означало потерю на первых же залпах крейсеров японского арьергарда, которые существенно уступали в защите кораблям Рожественского и не могли противостоять 305-мм снарядам. Скорейшим способом перемены курса был одновременный поворот всех судов японской линии на 180°. Однако повороте «все вдруг» порядок в колонне менялся и по окончании маневра флагманский корабль оказался бы замыкающим. В результате Того со своим штабом оказался бы выключенным из руководства боем, так-как эффективное управление мог осуществлять только головной корабль.

Таким образом, русская эскадра получила в начале боя получила явное тактическое преимущество. И единственным возможным вариантом выхода для Того было отступление. В 13:45 японский командующий дал команду эскадре повернуть «последовательно» влево, на обратный курс NO 64°. Того знал, что уступает Рожественскому важнейший первый залп за одну лишь возможность спасения.

Бой броненосных кораблей

Первая фаза боя

13 ч. 49 мин. «Князь Суворов» открывает огонь по броненосцу IJN Mikasa с дистанции 32 кабельтовых.

В 13:45 в дистанции всего 40 кабельтовых (7408 м) от «Князя Суворова» IJN Mikasa, а за ним и остальные корабли эскадры начали поворот влево «последовательно» на курс NO 67°, русская эскадра продолжала двигаться 9-узловым ходом на NO 23°. В 13:49 с «Князя Суворова» был сделан пристрелочный выстрел по броненосцу IJN Mikasa с дистанции 32 кабельтовых (5926 м). К этому времени только японский флагман успел совершить поворот. По свидетельствам очевидца: «Несмотря на настойчивые просьбы командира броненосца о разрешении открыть огонь, Адмирал не позволял до тех пор, пока он сам не убедился, что колонна построена». Сразу же на русском флагмане подняли сигнал «1», что означало: «Бить по головному».

«Первый русский снаряд упал всего в 22 ярдах (20,12 м) за кормой IJN Mikasa — меньше, чем ширина броненосца».
« Огонь, открытый броненосцем «Князь Суворов» был немедленно принят теми из задних мателотов нашей линии, которые не стремились уклоняться от боя.
З.П. Рожественский, из ответов на вопросы Следственной Комиссии по Цусимскому бою
»
Вслед за флагманом корабли 1-го и 2-го броненосных отрядов открыли огонь и сосредоточили его на головном японском корабле. Огонь русских броненосцев был удивительно точен, в первые пять минут боя в японский флагман попало 15 снарядов. Однако, по свидетельству матросов и офицеров, прошедших Цусиму, хотя попадания были зафиксированы даже визуально — простым глазом, в бинокли и трубы, артогонь не приносил должного эффекта.
« Я вышел на левую сторону между башнями посмотреть на японскую эскадру... Она была все та же!.. Ни пожаров, ни крена, ни подбитых мостиков... Словно не в бою, а на учебной стрельбе! Словно наши пушки, неумолчно гремевшие, стреляли не снарядами, а... черт знает чем!.. Очевидно, наши снаряды или не рвались вовсе, или рвались плохо, т. е. на небольшое число крупных кусков.
В.И. Семенов, «Бой при Цусиме»
»
К тому же 3-й броненосный отряд под командованием контр-адмирала Н.И. Небогатова не стрелял. По расчетам командующего «длина строя трех отрядов броненосцев второй эскадры должна была составлять 2,8 мили, а от концевого корабля в 3-м отряде до броненосца IJN Mikasa, расстояние должно было быть не более 42,5 кабельтова (7,8 км)». Но нарушение Небогатовым приказа адмирала Рожественского о соблюдении интервала в кильватерной колонне, и дистанция кораблей 3-го отряда (от 9,8 до 10,7 км) до флагмана Того, лишило их возможности вести огонь.
13 ч. 52 мин. Японская эскадра открывает ответный огонь

После первых попаданий русских снарядов, адмирал Того повернул на курс NO 25°, для того чтобы выйти из под обстрела и за счет почти полуторного преимущества в скорости занять более выгодное положение. Он прекрасно понимал, что оставаясь на прежнем курсе и продолжая сближаться уже через несколько минут броня его кораблей уже не являлась бы защитой даже от «невзрывающихся болванок» 305-мм орудий русских кораблей (на дистанции 3,6 км русские бронебойные снаряды пробивали крупповскую броню толщиной 251 мм), которые могли принести неустранимые повреждения их механизмам и вооружению. Продолжив движение в этом направлении «чуть более минуты» (до 13:52), IJN Mikasa начал пристрелку по головному кораблю русской эскадры. К этому времени еще три корабля 1-го боевого отряда: IJN Shikishima, IJN Fuji и IJN Asahi легли на новый курс и так же открыли огонь по «Князю Суворову».

В 13:55, увеличив расстояние до 31 кабельтова (5,7 км), адмирал Того сменил курс на SO 79°, а через минуту на NO 73°. Тем самым, за счет преимущества в скорости и выдвинувшись вперед, вновь попытаться охватить голову русской эскадры. Закончившие к этому времени поворот IJN Kasuga, IJN Nisshin и IJN Izumo, открыли огонь по «Ослябя», а IJN Azuma — по «Князю Суворову». Стрельба японских броненосцев по началась, согласно записям капитана 2-го ранга Семенова, с перелетов. Длинные японские снаряды, названые в Порт-Артуре «чемоданами», на этой дистанции опрокидывались и вертясь падали как попало. Однако, что поражало, попадая в воду они все таки взрывались, поднимая гигантские столбы воды и дыма и разбрасывая осколки. В 13:58 по «Ослябя» открыл огонь, закончивший поворот IJN Tokiwa.
О боеприпасах и точности стрельбы
14 ч. 01 мин. Японские корабли закончили поворот. Русская эскадра идет на сближение курсом N, однако из-за сосредоточенного огня поворачивает на 4 румба вправо.

К 14:01 японские корабли закончили поворот и выстраиваясь в кильватер последовали за флагманом, который в 14:05 сменил курс на NO 15°. Из трех концевых кораблей после окончания маневра IJN Yakumo открыл огонь по «Ослябя», а IJN Asama и IJN Iwate — по броненосцу «Император Николай I». К этому времени отставший 3-й боевой отряд русской эскадры приблизился на дистанцию выстрела к точке поворота японской эскадры и следовавший в ней головным «Император Николай I» открыл ответный огонь по IJN Asama с расстояния около 40 кабельтовых.

Первые десять минут после начала огневого контакта резкопеременное маневрирование японского флагмана было сильной помехой в работе управляющих огнем 1-го боевого отряда. И русские корабли все это время не получали попаданий. После того как адмирал Того несколькими изменениями направлений движения опытным путем подобрал своему отряду нужное значение курса, а корабли 1-го и 2-го боевых отрядов закончили поворот, точность японской стрельбы значительно возросла.

« Вот недалеко, против передней трубы, поднялся гигантский столб воды, дыма и пламени... Следующий снаряд ударил в борт у средней 6-дюймовой башни, а затем что-то грохнуло сзади и подо мной у левой кормовой. Из штабного выхода повалил дым и показались языки пламени. Снаряд, попав в капитанскую каюту и пробив палубу, разорвался в офицерском отделении, где произвел пожар.
В.И. Семенов «Бой при Цусиме»
»

Строй японских кораблей, обладая полуторным преимуществом в скорости, все дальше выходил из-под обстрела русской эскадры вновь стремясь охватить ее голову. Стремясь пройти за за кормой японской колонны, Роженственский в 14:01 отдал приказ сменить курс на N. Капитан 1-го ранга Игнациус уговаривал Адмирала отказавшись от немедленного прорыва на север повернуть вправо — на восток, чтобы вновь привести IJN Mikasa на трверз «Князя Суворова»:

«

— Ваше превосходительство, — как всегда оживленно жестикулируя, говорил командир, — надо изменить расстояние! Очень уж они пристрелялись — так и жарят!

— Василий Васильевич, успокойтесь, Василий Васильевич, успокойтесь. Подождите. Ведь и мы тоже пристрелялись!.. — ответил адмирал.

»
Однако из-за сосредоточенного огня удержаться на этом курсе удалось не более 5 минут, после чего повернули на 4 румба вправо (NO 45°).
14 ч. 05 мин. «Князь Суворов» и «Ослябя» попали под сосредоточенный огонь,начались пожары. Тяжелые повреждения получил IJN Asama и вышел из строя.

В течение первых 15 минут японские корабли часто переносили огонь, но к 14:10 определились с целями: 1-й боевой отряд вел огонь по «Князю Суворову», а 2-й — по «Ослябе». В ответ три первых корабля русской колонны: «Князь Суворов», «Император Александр III» и «Бородино» вели огонь по японскому флагману. По нему же стреляли носовая артиллерийская группа «Орла», а его кормовая башня и 75-мм орудия вели огонь по IJN Iwate. Следующий за ним «Ослябя» вел огонь по броненосным крейсерам IJN Kasuga и IJN Nisshin. По ним же вели огонь остальные корабли 2-го броненосного отряда. Отстающие от основного строя на 18 кабельтовых корабли 3-го броненосного отряда могли стрелять только по концевым крейсерам Камимуры, в основном по IJN Asama и IJN Iwate.

В этих обстоятельствах с 14:05 «Князь Суворов» и «Ослябя» попали под такой жестокий огонь, что оба вскоре были объяты пламенем. Уже третий снаряд ударил в носовую часть «Ослябя», вырвал левый клюз и разворотил весь бак. Якорь вывалился за борт. Еще два снаряда разорвались на баке, один из которых сделал в небронированном борту корабля огромную пробоину. Первый снаряд, полученный «Князем Суворовым» разорвался в судовой церкви, но несмотря на сокрушительный взрыв на большом судовом образе даже не разбилось стекло киота. Множество образов оказались нетронутыми, а перед иконами продолжали гореть несколько восковых свечей. Всюду кругом валялись кучи обломков, тяжело ранен оказался иеромонах отец Назарий. Следующие попадания были в борт около левой средней 152-мм башни и в офицерские каюты у левой кормовой башни. Вскоре была сбита одна из труб, разгорелся пожар в небронированных надстройках, были перебиты и сожжены все фалы, так что отдавать сигналы эскадре Рожественский уже не мог. Наиболее пострадавшим японским кораблем оказался броненосный крейсер IJN Asama: в 14:11 в его кормовой части разорвалось три снаряда, один 305-мм снаряд , вероятно, с «Николая I» повредил рулевое управление. Корабль вышел из строя влево, таким образом IJN Asama был первым кораблем, покинувшим боевую линию из обеих эскадр. Во время выхода из строя в него попало еще 9 снарядов, произведших пробоину около ватерлинии.

В след за изменением курса русского флагмана японская эскадра в 14:08 повернула на NO 56°, а в 14:16 на Ost, продолжая попытку охватить голову эскадры. К этому времени 3-й броненосный отряд своим отставанием был лишен возможности вести огонь по японским кораблям. Когда русские орудия пристреливались к какому-нибудь японскому кораблю, он выходил из строя описывал коордонат и шел тем же курсом на несколько увеличенном расстоянии, а потом снова занимал свое место в строю. Из-за этого на русских кораблях не замечали эффекта своей стрельбы, что отразилось на бодрости духа русских моряков. Но вскоре произошло событие внезапно и резко изменившее настроение команды:

« Минут через 25 после начала боя с мостика раздалось «ура», подхваченное внизу. Артиллерийский унтер-офицер Горбунов взволнованно схватил меня за руку: «Смотрите». Я взглянул в бинокль и увидел мачты погружающегося в воду корабля. «Ура» гремело. Это был первый и, увы, последний светлый момент боя.
Из дневниковых записок И. А. Дитлова — мичмана броненосца «Адмирал Ушаков»
»
« Первым погибло японское головное судно. Мы думали, что это «Микаса», и наши матросы начали кричать «ура»...
Из беседы с корреспондентом газеты «Русь» отца Зосимы — священника броненосца «Адмирал Сенявин»
»
« ...по батарее, а затем и по всему броненосцу пронеслось торжествующее «ура!». Где и кто закричал его впервые? Кому и что померещилось? — осталось неизвестным... Передавали, будто откуда-то видели, как пошел ко дну японский корабль; иные утверждали даже, что не один, а два!..
В.И. Семенов «Бой при Цусиме»
»
Однако, ни в одном официальном источнике нет ни какой информации по данному случаю.
14 ч. 25 мин. «Князь Суворов» и «Ослябя» почти одновременно вышли из строя. Это привело к потере боевого управления главными силами эскадры.
14 ч. 50 мин. «Ослябя» перевернулся и затонул. Миноносцы и буксир под обстрелом спасли 385 человек.

В 14:22 в правом орудии носовой башни крейсера IJN Nisshin разорвался снаряд (по официальным данным ствол орудия был перебит русским снарядом). Через три минуты японская эскадра легла курсом на SO 67°. В это же время «Князь Суворов», имея значительный крен на левый борт перестал слушаться руля и начал описывать циркуляцию вправо. Так как сигнальщики, появлявшиеся на открытых местах, немедленно выводились из строя, флагман не мог воспользоваться семафором и увлекал эскадру за собой. Однако шедший следом «Император Александр III» разобравшись, что флагман неуправляем, повел эскадру дальше курсом S. Оставаясь почти на месте флагман попал под сосредоточенный огонь японских кораблей.

В 14:32 сколками снаряда, попавшего в боевую рубку был вторично ранен адмирал Рожественский, так же был смертельно ранен командир корабля Игнациус. Управление на себя взял флаг-капитан Колонг.

В то же время броненосец «Ослябя», шедший в строю пятым, подошел к началу дуги поворота эскадры. Через пробоину в носовой части он уже получил большую массу воды, распространившуюся по всем палубам. Корабль осел носом и накренился на левый борт, но продолжал держаться в строю. Его носовая башня была повреждена: соскочила с катков и перекосилась, был разбит каземат носового орудия левого борта. Вокруг боевой рубки и переднего мостика бушевал пожар. Но броненосец продолжал вести бой, стреляя из своей кормовой башни и двух 152-мм орудий в казематах левого борта. Так как «Ослябя» нес адмиральский флаг на него перенесли свой огонь все японские корабли. Три снаряда попали в одно и то же место — у ватерлинии в середину корабля, были сорваны с мест и несколько разошлись плиты бортового броневого пояса. Вода произвела короткое замыкание главной электрической магистрали, прервалось питание механизмов башни, но самое главное — перестали работать помпы, откачивающие воду. Крен стал быстро увеличиваться и в 14:40 с креном 12° на левый борт броненосец вышел из строя вправо. Капитан 1-го ранга Бэр немного задержался в рубке, чтобы выпрямить курс корабля после выхода из строя эскадры на расходящийся курс с ней и приказал покинуть корабль. Около 14:50 «Ослябя» повалился на левый борт и затонул.

К месту гибели броненосца подошли миноносцы «Буйный», «Бравый» и «Быстрый», а также а также буксир «Свирь». На воде среди всплывших обломков осталось около 300 человек, часть из них плавала самостоятельно, остальные ухватились за всплывший разбитый вельбот, паровой катер и другие обломки.

« Пока мы стояли на месте гибели «Ослябя» — эскадра наша прошла мимо нас, и к нам стали приближаться японские крейсера, теснившие эскадру сзади. Все были так заняты спасением людей, что неприятель был замечен только потому, что открыл по нам жестокий огонь, поражая плавающих людей...
Командир миноносца «Буйный», капитан 2-го ранга Коломейцев
»
Всего при непрекращающемся обстреле противника из воды было поднято 385 человек, погибло 504 матроса и офицера, в том числе командир капитан 1-го ранга В.И. Бэр.

Вторая фаза боя

14 ч. 32 мин. «Император Александр III» возглавил эскадру, а «Князь Суворов» описал полную циркуляцию вправо и прорезал строй эскадры. Русская эскадра пытается прорваться на север за хвостом японской линии.

Примерно с 14:30 эскадру возглавил «Император Александр III». Совершив поворот на прежний курс эскадры — NO 23° он тем самым прикрыл своим корпусом от огня «Князь Суворов», который с положенным на правый борт рулем описал полную циркуляцию вправо и прорезал строй эскадры между «Сисоем Великим» и «Наварином». Бросившийся из рубки в румпельное отделение флаг-офицер лейтенант Крижановский смог поставить руль прямо. Однако из-за полученных повреждений броненосец уже не мог держать место в строю и самостоятельно последовал на север. Сумятицу усилил «Бородино», также вышедший из строя в это время, очевидно из-за неисправности в рулевом приводе. Но через несколько минут неисправность была устранена, и корабль снова занял место в строю в кильватере «Императора Александра III».

Благодаря резкой перемене курса «Императору Александру III» удалось на время выйти из под обстрела, а новая пристрелка японской эскадры затруднялась дымом, относившимся в ее сторону. Воспользовавшись моментом на корабле справились с пожарами. Однако вскоре на нем сосредоточили огонь все 12 японских броненосных кораблей. Благодаря этому, шедшие за «Императором Александром III» остальные русские броненосцы находились под слабым огнем и могли стрелять по неприятельской линии.

Возглавившим эскадру в самый критический момент боя «Императором Александром III» командовал потомок одного из первых солдат-гвардейцев Преображенского полка — капитан 1-го ранга Бухвостов. Сам броненосец был укомплектован элитой русского флота — офицерами и матросами Гвардейского Экипажа. Бухвостов четко следуя инструкциям адмирала Рожественского, не колеблясь, возложил на себя ответственность дальнейшего руководства эскадрой.

« На «Александре III» не было адмиральского флага, но этим кораблем командовал человек, имя которого должно войти в список не только храбрейших командиров Российского Императорского Флота, но и выдающихся флагманов его... Бухвостов талантливо руководил этой частью боя, и проявленную им инициативу иначе как отважной назвать нельзя. Она была достойна искусства самых выдающихся флотоводцев мира... Маневрирование «Александра III» было, бесспорно, блестящим. Посылая огонь и сам в огне, русский броненосец принимал дерзкие решения, увлекая за собой весь остальной русский флот.
Александровский Г.Б., «Цусимский бой»
»

Видя, что японские корабли после поворота русской эскадры снова опережают русскую эскадру, Бухвостов принимает смелое до отчаянности решение. Он в 14:35 не уклоняется со всей эскадрой снова вправо, чтобы бить по врагу всем орудиям своей эскадры, а поворачивает в обратную сторону — почти на чистый N. Тем самым надеясь прорваться под кормой последнего корабля японской линии держа курс на ее хвост. Во время этого поворота «Император Александр III» «в духе лучших традиций Российского Императорского Флота» снова прикрывает своим корпусом остальные русские броненосцы, которые, должны были временно прекратить стрельбу пока не легли на другой галс.

14 ч. 40 мин. Для предотвращения прорыва русской эскадры, 1-й японский боевой отряд разворачивается на 180°. В торпедную атаку послан авизо IJN Chihaya. В кормовой башне IJN Fuji после попадания начался пожар зарядов.

По-видимому, из-за дыма от разрыва снарядов и угольного дыма, который заволакивал пространство между эскадрами, концевой отряд японской линии не заметил начала поворота строя русских кораблей. Однако этот маневр был своевременно замечен передовым отрядом японских броненосцев. И в 14:40 адмирал Того для предотвращения прорыва русской эскадры на север и в тоже время чтобы не попасть под продольный огонь русского флота приказывает кораблям повернуть «все вдруг» на 16 румбов (на 180°). Так как японские корабли, находясь на циркуляции, не могли стрелять, а сами представляли отличную мишень, был отдан еще один приказ. В минную атаку на русскую эскадру был отправлен авизо IJN Chihaya, который до этого держался сзади японской линии с ее нестреляющего борта. Этот корабль должен был отвлечь огонь русских броненосцев от главных сил во время их поворота. В 14:46 IJN Chihaya с предельной дистанции выпустил две торпеды, которые прошли вблизи борта броненосца «Бородино».

Потому ли, что приказание это не могло быть сообщено по всей линии, или по установленному правилу — поворот совершили только шесть головных кораблей, а броненосные крейсера прошли вдоль разворачивавшегося первого отряда. Но благодаря тому, что 2-ой боевой отряд продолжал свой путь, расходясь на контркурсе с русской эскадрой. Броненосные крейсера Камимуры прикрыли своими корпусами поворачивающиеся броненосцы Того. Однако благодаря этому маневру японская эскадра оказалась впервые разъединенной.

Этим маневром японских кораблей, который длился 12 минут воспользовались русские артиллеристы. В 14:42 броненосец IJN Fuji получил попадание 305-мм снарядом в кормовую башню, где произошел пожар. Но из-за слабого фугасного действия русских снарядов, боеприпасы не сдетонировали, а вода из разрушенной взрывом трубы охлаждения помогла потушить пожар. Снарядами такого же калибра поразили, шедший после поворота головным крейсер IJN Nisshin, который получил подводную пробоину. Однако оба этих корабля остались в строю. Примерно в это же время IJN Asama снова получил два попадания в корму, после чего корабль осел на 1,5 м и временно потерял ход. Затем он двинулся дальше, стараясь следовать за своим отрядом, но в строй вступил только через 40 минут.

14 ч. 40 мин. Для предотвращения прорыва русской эскадры, 1-й японский боевой отряд разворачивается на 180°. В торпедную атаку послан авизо IJN Chihaya. В кормовой башне IJN Fuji после попадания начался пожар зарядов.


Ошибка цитирования Для существующего тега <ref> не найдено соответствующего тега <references/>