Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Новиков, Василий Николаевич

Новиков, Василий Николаевич

Перейти к: навигация, поиск
Новиков_Василий_Николаевич.jpg
Новиков Василий Николаевич
Годы жизни 1879 - 1921
Место рождения деревня Андроново, Охотинского уезда, Пермской губернии
Гражданство Россия Российская империя Союз Советских Социалистических Республик СССР
Годы службы Российская Империя флаг ВМС с тенью.png 1902 - 1906 гг
Основные события
Вершина карьеры

Машинный квартирмейстер

Награды

Знак отличия Военного ордена 1-й степени Знак отличия Военного ордена 2-й степени Серебряная медаль «В память Японской войны 1904-1905» Крест защитников Порт-Артура

Новиков Василий Николаевич (1879 - 1921) - машинный квартирмейстер эскадренного миноносца «Стерегущий».

Биография

Новиков с земляками из Кузнецкого уезда Томской губернии. Фото сделано в Порт-Артуре в 1904 году
Василий Николаевич с семьей. д. Еловка 1918 г. Фотографии из фондов Кемеровского областного краеведческого музея.

Новиков Василий Николаевич, родился в 1879 году в деревне Андроново Охотинского уезда Пермской губернии. В 1896 году его семья переезжает в деревню Еловка Томского уезда и губернии.

В 1902 году призван на воинскую службу на флот, и направлен в Порт-Артур. После окончания учебы назначен трюмным машинистом 2-ой. статьи эскадренного миноносца «Стерегущий».

Участник русско-японской войны 1904 – 1905 годов. Отличился в морских боях у Порт-Артура.

26 февраля 1904 года[1] Возвращаясь с разведки, миноносцы «Решительный» и «Стерегущий» неожиданно встретили японскую эскадру. Завязался неравный бой. Миноносцу «Решительный» удалось прорвать кольцо окружения и уйти в Порт-Артур под прикрытием береговой артиллерии. «Стерегущий» оказался в трудном положении. Получив большие повреждения, он был вынужден остановиться. Начался страшный бой. В самом начале сражения командир корабля А.С. Сергеев был тяжело ранен и передал командование другому офицеру. Первую помощь командиру оказывал минно-машинный квартирмейстер Федор Дмитриевич Юрьев. Однако вскоре раздался новый взрыв снаряда, и командир погиб, а раненный в обе ноги Юрьев был выброшен взрывной волной за борт, после чего его без чувств подобрали японцы. «Стерегущий» отчаянно отбивался от неприятеля, но вскоре весь экипаж вышел из строя. Японцы уже считали «Стерегущего» своей добычей, но во время буксировки от полученных повреждений русский корабль затонул.

Новиков один из четырех матросов оставшихся в живых после боя миноносца с четырьмя боевыми кораблями японцев 26 февраля (10 марта) 1904 года. По распространенной в то время легенде именно Новиков открыл кингстоны для затопления миноносца, чтобы не допустить захват поверженного корабля врагом.

Награжден сразу Знаком отличия Военного ордена (Георгиевским крестом) 2 степени №4183, 16 мая в день открытия памятника «Стерегущему» был всемилостивйше пожалован императором знаком отличия 1 степени №36.

После войны вернулся в Еловку, в 1921 году без суда расстрелян односельчанами как помогавший колчаковцам.

Семья

Василий Николаевич Новиков был женат и в семье было 5 детей.

Чины и звания

Машинист 2-й статьи Машинный квартирмейстер

Награды

« Всемилостивейше пожалован в 16 день мая 1911 г. за отменное мужество и храбрость в бою с японским миноносцем при обороне крепости Порт-Артур. »
  • RUS_Georgievsky_Krest_2st_BAR.png Знак отличия Военного ордена 2-й степени №41831.
« За отличия, оказанные им во время военных дейс­твий с Японией 26 февраля 1904 г. при обороне крепости Порт-Артур. »

Увековечивание памяти

Миноносец «Стерегущий»
Матросы со «Стерегущего» в японском плену
Открытие памятника в память миноносца «Стерегущий»
Памятник в память миноносца «Стерегущий». Современное фото

Подвиг «Стерегущего» не мог пройти незамеченным и на родине, но здесь он получил самый неожиданный резонанс. Одно из первых сообщений о бое и гибели «Стерегущего» появилось в газете «Новое время» (№ 10 065) от 12 марта 1904 года и затем с различными изменениями перекочевало и в другие издания. Суть публикации сводилась к следующему: со ссылкой на корреспондента английской «Таймс» (он, в свою очередь, ссылался на слова «японского донесения») сообщалось, что когда японцы взяли на буксир русский миноносец, оставшиеся на «Стерегущем» два матроса заперлись в трюме и, несмотря на все уговоры японцев, не только «не сдались врагу, но вырвали у него добычу»; «открыв кингстоны, они наполнили родной миноносец водой и погребли себя вместе с ним в морских пучинах». Попав на газетные полосы, это сообщение обошло всю Россию.

Попав на газетные полосы, это сообщение обошло всю Россию. Одновременно в большом количестве разошлись по стране репродукции с картины художника Самокиш-Судковского, изображавшей момент открытия двумя матросами иллюминатора на гибнущем «Стерегущем». В ногах у матросов был изображен маховик от кингстона. Скульптор К. Изенберг использовал эту композицию. Созданная им модель памятника «Двум неизвестным морякам-героям» в августе 1908 года удостоилась «высочайшего одобрения» царем, и 22 июня следующего года со скульптором был заключен контракт на сооружение памятника. Причем в виде платы за выполнение всех работ Изенбергу с разрешения Совета министров отпускался со складов Морского министерства медный лом на сумму 60 тыс. рублей.

Однако в распоряжении Исторической части Морского генерального штаба не оказалось ни одного документа, в котором содержалось бы упоминание о «подвиге двух неизвестных матросов», открывших кингстоны. Исследование, проведенное и. о. начальника Исторической части МГШ старшим лейтенантом Е.Н. Квашниным-Самариным, установило, что первое сообщение о бое «Стерегущего» было составлено капитаном 2 ранга Г.Г. Селецким[2] со слов В.Н. Новикова и A.A. Осинина и адресовано французскому консулу в Кобе, заинтересовавшемуся подробностями боя во время посещения им лагеря для военнопленных в Мацуяме.

Из сохранившейся в делах Архива Исторической части МГШ копии этого сообщения следовало, что

« ...видя неминуемую гибель миноносца, машинист Василий Новиков, оставшийся в живых и помогавший раненому и умирающему сигнальщику Василию Кружкову уничтожить сигнальные книги, бросается в машинное отделение и открывает клинкеты и кингстоны, чтобы имевший большую течь от массы подводных пробоин миноносец скорее затонул; затем он с двумя ранеными берет снаряды, заворачивает их не только в кормовые, но и в сигнальные флаги и бросает их за борт... Когда миноносец заметно стал погружаться, то подошедшие шлюпки поспешили снять раненых, которым и была подана медицинская помощь в самом непродолжительном времени. »

Узнав о строительстве памятника двум «неизвестным героям», Е.Н. Квашнин-Самарин попытался приостановить его открытие. «Грустно видеть, — писал он, — в великой России кто-то на авось пропагандирует постановку памятника несуществовавшим морским героям, когда вся история нашего флота ... полна настоящими подвигами», и далее настаивал на исключении из надписи, проектируемой на памятник, «рассказа о потоплении «Стерегущего» двумя неизвестными матросами», считая, что кингстоны открыл В.Н. Новиков.

Так как версия о двух неизвестных матросах была уже доложена императору Николаю II, то начальник Морского генерального штаба вице-адмирал A. A. Эбергард, чтобы обосновать изменение надписи, затребовал собрать все сведения, «какие только возможно». Учитывая, что версия о неизвестных героях попала в газеты со ссылкой на «японское донесение», по просьбе МГШ морской агент (атташе) в Японии и Китае A.H. Воскресенский 27 августа 1910 года направил в Историческую часть подлинную справку о деле «Стерегущего», выданную по его просьбе Морским министерством в Токио, и сделанный им перевод.

Этот документ представлял собой копии донесений начальника 3-го отряда истребителей капитана 2 ранга М. Цуция, командира миноносца IJN Sazanami капитан-лейтенанта Ц. Кондо и мичмана X. Ямазаки, но никакого упоминания «о двух неизвестных» в них не было.

Внимательно ознакомившись с показаниями оставшихся в живых моряков со «Стерегущего», члены Исторической части обратили внимание на многочисленные встречающиеся в них противоречия «и даже явную несообразность». Так, письмо Василий Николаевич Новикова, датированное 26 июня 1907 года, еще больше запутывало дело. Из него следовало, что Новиков уже в ходе буксировки спустился в машинное отделение, открыл кингстоны, а затем, поднявшись на верхнюю палубу, порвал сигнальные книги и бросил их за борт. «Миноносец начал тонуть, а оставшаяся на нем прислуга стала бросаться в воду», после чего он, Новиков, «тоже кинулся за борт» и тут «уже ничего не помнит». Показания A.A. Осокина в целом подтверждали слова Новикова: «Василий Новиков пошел, открыл кингстоны в машине, пошла сильно вода, стали ожидать с чистой совестью смерти, так что могли — сделали, в это время подошла японская шлюпка и все втроем спустились в шлюпку». В показаниях Федора Юрьева вообще ничего не говорилось о потоплении миноносца. «Как утонул миноносец, не знаю, не ведаю», — значилось в его письме от 10 мая 1906 года.

Несмотря на многочисленные противоречия, эти показания сходились в одном — в них также ничего не говорилось о «неизвестных матросах».

Таким образом, хотя члены Исторической части склонялись к мнению, «что придавать показаниям оставшихся в живых нижних чинов команды миноносца «Стерегущий» значение исторически верных документов едва ли представляется достаточно обоснованным», версия его затопления двумя неизвестными матросами была еще менее правдоподобна. «Палубные горловины, — говорилось в одном из документов, подготовленных Исторической частью, — которые задраили за собой два неизвестных матроса, могли быть открыты и с верхней палубы и, сомнительно, чтобы японцы, прибывшие на миноносец и пробывшие на нем около 40 минут во время его буксировки, успевшие выбросить с него горючие материалы, не открыли бы при этом с палубы этих горловин и не обнаружили бы двух людей, если таковые были бы в затопленном до половины машинном отделении».

Считая, что гибель двух неизвестных матросов, открывших кингстоны, «есть выдумка» и «как выдумка она не может быть увековечена в памятнике», Морской генеральный штаб 2 апреля 1910 года обратился с докладом на «высочайшее имя», где спрашивал:

« Надлежит ли считать предполагавшийся к открытию памятник сооруженным в память геройского самопожертвования двух оставшихся неизвестными нижних чинов команды миноносца «Стерегущий», или же открыть этот монумент в память геройской гибели в бою миноносца «Стерегущий»? »

Николая II наложил следующую резолюцию:

« Считать, что памятник сооружен в память геройской гибели в бою миноносца «Стерегущий». »

26 апреля 1911 года в торжественной обстановке памятник «Стерегущему» открыли на Каменноостровском проспекте в Петербурге. На торжествах присутствовал и Николай II. Четыре оставшихся в живых матроса «Стерегущего» получили награды. 10 мая 1913 года по «высочайшему повелению» памятник передали городу Петербургу «при описи и особом акте», а гипсовую модель памятника — Кронштадтскому порту. До настоящего времени этот великолепный памятник с лаконичной надписью «СТЕРЕГУЩИЙ» украшает один из красивейших проспектов города на Неве.

Между тем в деле «Стерегущего» так и не было ясности. Версия с открытием кингстонов В.Н. Новиковым также вызывала определенные сомнения. Два раза Историческая часть приглашала представителя Морского технического комитета с чертежами миноносца, пытаясь разобраться с системой трубопроводов и забортных отверстий. Результатом стал вывод, сделанный членами Исторической части при подготовке к выходу в свет официального издания по истории войны, где говорилось:

« Необходимо заметить, что разновременные показания упомянутых 4 живых свидетелей боя настолько сбивчивы и разноречивы в подробностях, что считать их достоверными нет достаточных оснований. Вода вливалась в пробоины, и внутренность миноносца была затоплена водою по показаниям как наших матросов, так и японского офицера, буксировавшего «Стерегущий». Поэтому сомнительно, чтобы можно было в это время пробить трубу холодильника (конденсатора), так как кингстонов затопления на миноносце в машинном отделении не было. »

В заключение нам остается только предоставить слово Евдокиму Николаевичу Квашнину-Самарину, писавшему в далеком 1910 году:

« Всякому, кто прочел бы и сопоставил все собранные по делу «Стерегущего» материалы и документы, было бы совершенно ясно, насколько велик был подвиг «Стерегущего» даже и без недосказанного мифа... Пусть легенда живет и живит будущих героев на новые беспримерные подвиги, но признайте же, что 26 ФЕВРАЛЯ 1904 ГОДА В БОРЬБЕ С СИЛЬНЕЙШИМ ВРАГОМ ЭСКАДРЕННЫЙ МИНОНОСЕЦ «СТЕРЕГУЩИЙ», ПОТЕРЯВ КОМАНДИРА, ВСЕХ ОФИЦЕРОВ, 45 ИЗ 49 МАТРОСОВ, ПОСЛЕ ЧАСОВОГО, ДО ПОСЛЕДНЕГО СНАРЯДА БОЯ, ПОШЕЛ КО ДНУ, ИЗУМЛЯЯ ВРАГА ДОБЛЕСТЬЮ СВОЕГО ЭКИПАЖА! »

Примечания

  1. Тут и далее все даты до февраля 1918 года по старому стилю.
  2. Георгий Гаврилович Селецкий - капитан 2 ранга, командир парохода Добровольного флота «Екатеринослав», который 24 января 1904 года у острова Цусима был захвачен японским броненосцем береговой обороны «Сайен» и отведен в Фузан. Став одним из первых военнопленных русско-японской войны, Селецкий позднее написал свои воспоминания «646 дней в плену у японцев», вышедшие в свет в 1910 году.

Литература и источники информации

Литература

  • Знак отличия Военного ордена Св. Георгия. Списки пожалованным за русско-японскую войну 1904-1905 гг. / Сост. Игорь Вячеславович Маркин, Дмитрий Николаевич Бутрым. — Москва: 2006. — 1492 с. — 100 (600) экз.

Ссылки

Галерея изображения