Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

ПКРК П-35

Перейти к: навигация, поиск

ПКРК П-35

Ship_58_Groznyi_P-35_launch.jpg
Пуск ракеты П-35 с крейсера «Грозный» пр. 58
Классификация
Противокорабельный ракетный комплекс Тип
снят с вооружения[1] Статус
ПКРК П-35 Обозначение
SS-N-3a Shaddock Обозначение NATO
Радиокомандная+активное РЛ самонаведение Система управления
История производства
Флаг_Союза_Советских_Социалистических_Республик_(1955-1980).svg СССР Страна производства
ОКБ-52 Разработчик
В. Н. Челомей Главный конструктор
1956 — 1962 Годы разработки
1959 - н/д Годы производства
8[2] Единиц произведено
4К44, 3М44 «Прогресс» Модификации
История эксплуатации
1962 год Принятие на вооружение
1962-2002 Годы эксплуатации
Флаг_Союза_Советских_Социалистических_Республик_(1955-1980).svg СССР Основные эксплуатанты
«Варяг», «Севастополь» и др. Носители
Геометрические и массовые характеристики
10 м Длина
м Диаметр
2,6 м Размах крыла
4500[3] кг Стартовый вес
Фугасно-кумулятивная Тип боеголовки
800 кг Масса БЧ
Силовая установка
турбореактивный Маршевый двигатель
твёрдотопливная Стартово-разгонная ступень
Лётные данные
П-35 — советский противокорабельный ракетный комплекс (ПКРК), разрабатывался с конца 1950-х годов для вооружения ракетных крейсеров проекта 58. До появления в 1970-е годы комплексов П-500 «Базальт» и П-700 «Гранит» являлся наиболее мощным и дальнобойным противокорабельным оружием для надводных кораблей, непревзойдённым как по дальности стрельбы, так и по массе боевой части. Вместо обычной, мог доставлять к цели специальную (ядерную) боевую часть; на экспорт не поставлялся, оставаясь на вооружении исключительно ВМФ СССР. Был установлен на восьми ракетных крейсерах проектов 58 и 1134, после списания всех кораблей-носителей снят с вооружения.

История разработки комплекса

1950-е годы прошли под знаком острейшего военного соперничества двух ядерных держав — СССР и США. Готовясь к возможной войне, те и другие наращивали ядерные арсеналы и совершенствовали средства доставки. Если для США, обладавших самыми многочисленными ВВС и палубной авиацией, в приоритете были самолёты-носители, то СССР наибольшее внимание уделил ракетам. В числе прочих разрабатывались проекты оснащения тяжёлыми ракетами подводных лодок, чья скрытность позволяла приблизиться для пуска к побережьям США. Это было критически важным для СССР: в отличие от США, Советский Союз до 1959 года не располагал возможностью разместить тактические ракеты наземного базирования в непосредственной близости к территории противника. Помимо баллистических ракет (БР) — за счёт высоты и скорости почти неуязвимых для вражеской ПВО, но при этом крайне тяжёлых и габаритных — для подводных лодок разрабатывали крылатые ракеты (КР), при значительно меньшей массе и габаритах позволявшие достигать сопоставимой с баллистическими ракетами дальности стрельбы и доставлять к цели ядерную боевую часть. Оставалась проблема возможного перехвата КР, но её планировали решить за счёт высоких лётных данных изделия. Не нуждающаяся в экипаже и системах спасения, не ограниченная многоразовостью применения и необходимостью сохранять топливо на обратный маршрут, ракета позволяла достичь намного большего весового совершенства по сравнению с самолётом и получить существенно лучшие лётные характеристики. Именно такой и стала разрабатывемая с 1955 года крылатая ракета П-5: при стартовой массе в 4300 кг она доставляла ядерную боевую часть на дистанцию до 500 км от подводной лодки-носителя, а небольшие относительно самолётов габариты и сверхзвуковая маршевая скорость затрудняли противнику её обнаружение и перехват. Новаторским было решение со складным крылом, раскрывающимся только после старта — это позволяло без длительной подготовки запускать ракету прямо из компактного транспортно-пускового контейнера. Система наведения была инерциальной, рассчитанной только на поражение стационарных целей с заранее известными координатами. С ядерной боевой частью точность инерциальной системы была достаточной для уничтожения военных баз и промышленных центров противника. Успешное продвижение работ над комплексом П-5 позволило выдвинуть идею о его усовершенствовании: за счёт самонаведения на конечном участке траектории ракета могла бы поражать не только стационарные, но и крупные движущиеся цели — такие, как корабль в море. Таким образом, комплекс можно было превратить в противокорабельный.

АПЛ К-166 (пр. 675), крылатые ракеты ПКРК П-6 изготовлены к стрельбе

Разработка на базе П-5 противокорабельного ракетного комплекса (ПКРК) П-35 была начата согласно постановлению Совета министров СССР № 1149-592 от 17 августа 1956 года. Комплекс предназначался для вооружения эсминцев (позже переклассифицированных в ракетные крейсера) проекта 58 и других надводных кораблей. Для подводных лодок проекта 675, согласно тому же постановлению, разрабатывался аналогичный комплекс крылатых ракет П-6.

Созданием ракеты[4] занималось ОКБ-52 (НПО «Машиностроение») под руководством генерального конструктора Владимира Николаевича Челомея. Пусковыми установками занималось ЦКБ-34 совместно с ЦНИИ-173.

Первый пуск ракеты П-35 был выполнен из наземной пусковой установки на полигоне 21 октября 1959 года. До марта 1960 года было запущено пять изделий, пока ещё в бросковом варианте — т. е., без штатной системы управления. Для корабельных испытаний, которые проходили на полигонах Каспийского моря в районе Баку, задействовали опытовое судно ОС-15 — бывший сухогруз «Илеть», на котором в 1959 году смонтировали одноконтейнерную пусковую установку СМЭ-142 и аппаратуру управления комплекса. Начиная с 27 июля 1960 года, с борта ОС-15 выполнили 7 пусков П-35 уже по штатной схеме, с использованием системы управления. Результаты испытаний сочли неудовлетворительными, так как не обеспечивались заданные характеристики. Комплекс отправили на доработку. Задачу конструкторам осложняла спешка — эффективное противокорабельное оружие требовалось флоту срочно, и первые корабли-носители для него уже строились в Ленинграде.

Ракетный крейсер «Грозный» проекта 58 в походе

После доработок испытательные стрельбы прошли уже вполне удовлетворительно. Летом 1962 года на испытания вышел головной эсминец проекта 58 — «Грозный», оснащённый двумя четырёхконтейнерными ПУ для нового комплекса крылатых ракет. 22 июля 1962 года командование ВМФ решилось на показательные стрельбы с «Грозного» ещё не принятым на вооружение комплексом П-35 в присутствии главы государства, генерального секретаря КПСС Н. С. Хрущёва. Стрельба с «Грозного» на полигоне Белого моря прошла успешно и произвела на Хрущёва очень хорошее впечатление. Чтобы подчеркнуть могущество нового оружия, 4 ноября 1962 года кораблям проекта 58 официально поменяли классификацию с эсминцев на ракетные крейсера.

В конце 1962 года успех предыдущих испытаний закрепили новыми стрельбами с борта ОС-15 на Каспии. На этот раз мишенями служили реальные корабли, в частности — танкер «Низами» и недостроенный лидер проекта 48 «Киев». Во время стрельбы последний был поражён прямым попаданием со стороны передней полусферы, в левую скулу корпуса. Несмотря на то, что во время стрельб применялись изделия с инертной боевой частью[5], за счёт большой скорости и массы сверхзвуковая ракета пропорола палубу «Киева» на расстоянии около 50 м, а маршевый двигатель проломил все внутренние конструкции корпуса и прошёл насквозь, пробив днище судна-мишени. Через образовавшуюся пробоину начала поступать вода, и примерно три минуты спустя «Киев» затонул.

По результатам успешно завершённых испытаний комплекс П-35 был принят на вооружение ВМФ СССР. Помимо флотского обозначения П-35, ему был присвоен индекс главного ракетно-артиллерийского управления 4К44.

Состав и работа комплекса

Комплекс П-35 включал в себя:

  • систему управления стрельбой «Бином» с двумя РЛС;
  • систему приёма внешнего целеуказания «Успех-У»;
  • две пусковые установки (ПУ) — наводящиеся четырёхконтейнерные СМ-70 или ненаводящиеся двухконтейнерные КТ-35, в зависимости от варианта исполнения комплекса;
  • боекомплект, включающий в себя от 4 до 16 крылатых ракет П-35;
  • аппаратуру регламентного контроля ракет.

Система управления «Бином» с помощью стрельбовых РЛС обеспечивала обнаружение и сопровождение цели, если последняя находилась от корабля-носителя на дистанции не далее радиогоризонта (около 110 км). Эти же РЛС сопровождали выпущенную ракету П-35 в полёте, обеспечивая данные для коррекции курса изделия с помощью радиокоманд на маршевом участке траектории. При сближении с целью ракета включала радиолокационный визир (собственную РЛС) и транслировала изображение на корабль-носитель. Оператор выбирал на полученном изображении приоритетную цель и передавал ракете команду на захват; далее ракета снижалась на малую высоту последние 20 км проходила так, самостоятельно наводясь на указанную цель. В случае, если цель слишком далеко и не обнаруживается собственным локатором корабля, ракету можно было запустить автономно. Ракета шла в предполагаемый район цели на автопилоте по данным бортовой инерциальной навигационной системы (ИНС), а потом включала радиолокационный визир и пыталась обнаружить цель самостоятельно; приоритетная цель для захвата и в этом случае могла быть указана оператором с корабля или выбрана бортовым вычислителем ракеты. По аналогичному алгоритму (полёт на автопилоте по данным ИНС, потом пикирование на цель) ракета работала при стрельбе по береговым целям с заранее известными координатами[6].

При стрельбе на максимальную дальность, помимо автономного пуска ракеты, существовал и более надёжный способ — с наведением от аппаратуры целеуказания «Успех-У». В этом случае данные о цели поступали с выносного пункта наведения на самолёте Ту-95РЦ или корабельном вертолёте Ка-25Ц, он же при необходимости мог в реальном времени ретранслировать полученное с ракеты радиолокационное изображение оператору комплекса на корабле, для последующего указания ракете приоритетной цели.

Пусковая установка СМ-70 ПКРК П-35 на крейсере «Адмирал Головко»

Для хранения и пуска ракет на ракетных крейсерах проекта 58 служили 2 стабилизированных, наводящихся в двух плоскостях пусковых установки (ПУ) контейнерного типа СМ-70. Электрический силовой привод (ЭСП) обеспечивал дистанционное горизонтальное и вертикальное наведение пусковой установки. Угол вертикального наведения при пусках ракет составлял +25°, а угол горизонтального наведения — 120°. На крейсерах проекта 58 был предусмотрены боевые погреба со вторым комплектом крылатых ракет, а также устройствами подачи и заряжания изделий на пусковую. На каждом крейсере было по 4 ракетных погреба главного комплекса, каждый на две крылатых ракеты — всего восемь запасных ракет, помимо тех восьми, что были заранее заряжены в контейнеры ПУ. В погребах ракеты хранились полностью снаряжёнными, но без топлива и пиросвечей, в контейнерах ПУ — с пиросвечами и настроенной бортовой аппаратурой. При перезарядке в море ПУ поворачивалась на линию заряжания и ракета по рельсовой направляющей вручную подавалась в соответствующий контейнер, после чего ПУ поворачивалась на линию заряжания за следующей ракетой. На БПК/ракетных крейсерах проекта 1134 отказались от стабилизации и предварительного наведения ПУ по горизонту, что позволило значительно упростить и облегчить конструкцию последних. Каждый корабль проекта 1134 получил по две спаренных ненаводящихся пусковых установки типа КТ-35. По-походному контейнеры ПУ располагались горизонтально, для пуска поднимались на фиксированный угол 25 градусов вверх. Перезарядка контейнеров была предусмотрена только в базе, то есть общий боекомплект состоял только из тех четырёх ракет, что снаряжёнными и заправленными были помещены в контейнеры ПУ. Предварительным проектом 1134 предусматривались боевые погреба с запасными ракетами и возможностью их перезарядки в море, но потом от этого отказались. Таким образом, боекомплект к главному комплексу на кораблях проекта 1134 уступал крейсерам проекта 58 вчетверо (4 ракеты против 16), однако, учитывая длительность и сложность операции перезарядки, в боевых условиях воспользоваться вторым комплектом крылатых ракет на крейсерах проекта 58 было бы малореально.

Учебно-разрезной макет крылатой ракеты П-35 в музее, рядом лежат стартовые ускорители

Крылатая ракета комплекса П-35 имела нормальную аэродинамическую схему с расположением стреловидного крыла впереди оперения. До выхода из контейнера крыло оставалось в сложенном положении, автоматически раскрываясь после старта при помощи гидравлического автомата АРК-5. Хвостовое оперение состояло из расположенного горизонтально цельноповоротного стабилизатора и направленного вниз киля с рулём направления. Маршевый двигатель 4Д48 был турбореактивным, с расположением воздухозаборника внизу под фюзеляжем. Воздухозаборник на ракете П-35 был регулируемым, с коническим центральным телом. Старт и разгон изделия осуществлялся при помощи двух твёрдотопливных ускорителей общей тягой 36600 килограммсил, расположенных внизу ракеты по сторонам от киля; через 2 секунды работы ускорители выгорали и сбрасывались, и далее работал только маршевый турбореактивный двигатель с тягой 2250 килограммсил. Топливом для маршевого двигателя служил обычный авиационный керосин; в ПУ ракета могла храниться заправленной в течение всего похода. Длина ракеты составляла 10 метров, диаметр корпуса 1 метр, высота с хвостовым оперением 1,54 метра, размах крыла в полёте 2,6 метра. Ракета при стартовой массе 4500 кг[7] могла доставить 800-кг фугасно-кумулятивную боевую часть 4Г48 на дистанцию до 350 километров от корабля-носителя. Достаточно высокая скорость (502 м/с — около 1,5 М), а также профиль полёта со снижением у цели до 100 метров делал ракету крайне сложной целью для самолётов-перехватчиков или корабельных средств ПВО 1960-х годов. Высота полёта на маршевом участке была фиксированной и могла составлять 7000 (при стрельбе на предельную дальность до 350 км), 4000 (на дальность до 250 км) или 400 метров (на дальность до 110 км). При необходимости ракета могла оснащаться специальной (ядерной) боевой частью мощностью 350 кт[8]. Система управления позволяла стрелять двухракетными залпами, время подготовки первого залпа из холодного состояния по проекту составляло не более 12 минут. Скорость хода корабля при пусках ракет могла быть до 24 узлов, а скорость корабля-цели до 40 узлов.

Модификации

ПКРК П-35 (4К44) в своей первоначальной версии был принят на вооружение в 1962 году.

В 1982 году на вооружение поступила модернизированная версия комплекса П-35 — 3М44 «Прогресс». За счёт усовершенствования самой ракеты и системы управления максимальную дальность стрельбы довели до 460 км, а также увеличили шансы преодоления ПВО противника, понизив высоту конечного участка траектории со 100 до 25 м и удлинив этот маловысотный участок с 20 до 50 километров. По мере прохождения заводских ремонтов установленные на кораблях ВМФ комплексы П-35 модернизировались до уровня «Прогресса».

Помимо корабельного П-35, следует отметить также аналогичный по ракете и системе управления комплекс П-6 для подводных лодок (принят на вооружение в 1964 году), береговой противокорабельный комплекс «Редут» с мобильной пусковой установкой (принят на вооружение в 1966 году) и стационарный комплекс «Утёс» (принят на вооружение в 1972 году).

Корабли, вооружённые комплексом

Комплексом П-35 с двумя поворотными 4-контейнерными ПУ вооружили четыре ракетных крейсера проекта 58, строившиеся в 1960—1965 годах. Такой же комплекс, но с двумя фиксированными по направлению 2-контейнерными ПУ, установили на четырёх БПК/ракетных крейсерах проекта 1134, строившихся в период 1964—1969 годов.

Эти восемь кораблей активно служили в ВМФ СССР, успев совершить множество походов и побывать в боевом составе всех четырёх флотов — Балтийского, Черноморского, Тихоокеанского и Северного. К 1989-1990 годам семь из восьми крейсеров этих проектов по причине устаревания и износа были выведены из боевого состава флота и назначены на слом; исключением оставался только ракетный крейсер проекта 58 «Адмирал Головко», который прослужил в Черноморском флоте вплоть до 2002 года. К настоящему времени ни одного носителя комплекса П-35 в строю не осталось.

В боевых действиях комплекс не участвовал, однако его служба была отмечена инцидентом на стрельбах 12 августа 1980 года. Во время проведения стрельб в полигонах Чёрного моря выпущенную с крейсера «Адмирал Головко» ракету по ошибке навели на обеспечивающий стрельбы тральщик «Херсонский комсомолец», который и был поражён прямым попаданием. Маленький корабль отделался сравнительно легко — инертная ракета (без штатной боевой части) прошила его насквозь от борта к борту и утонула в море, оставив лишь большую пробоину в надводной части корпуса. Тем не менее, при этом было убито трое и ранено 18 человек из экипажа тральщика, сам он лишился хода и был приведён в базу на буксире.

См. также

Примечания

  1. На начало 2020 года комплекс всё ещё состоит на вооружении в береговых вариантах «Редут» и «Утёс».
  2. Указано число серийных комплексов П-35, установленных на надводных кораблях. Опытные образцы, аналогичные комплексы П-6 на подводных лодках, а также береговые ПКРК «Редут» и «Утёс» в это число не входят.
  3. Без учёта 800-кг твёрдотопливных стартовых ускорителей, с ними ракета весила 5300 кг. Характеристики ракеты различаются от источника к источнику.
  4. В терминологии 1950-х годов крылатые ракеты именовались «самолётами-снарядами».
  5. Инертная боевая часть подразумевает, что вместо взрывчатки в ней только балласт. Он имитирует массу и габариты реальной БЧ, но не взрывается.
  6. У комплекса П-35 было предусмотрено два основных режима: морской «М» для стрельбы по кораблям и береговой «Б» для стрельбы по стационарным объектам.
  7. Вместе со стартовыми ускорителями масса полностью заправленного изделия достигала 5300 кг, без топлива и ускорителей — 2330 кг.
  8. По другим данным, эквивалентная мощность специальной боевой части составляла 20 килотонн.

Литература и источники информации

Литература

  • Аверин А. Б. Адмиралы и маршалы. Корабли проектов 1134 и 1134А. — «Корабли советского флота». — М.: Военная книга, 2007. — 144 с. — ISBN 978-5-902863-16-8

Ссылки

Галерея

Категория: