Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Проект линкора инженера Бубнова

Проект линкора инженера Бубнова

Перейти к: навигация, поиск

Линкор инженера Бубнова

Линкор_инженера_Бубнова_(1914)_title.jpg
Линкор инженера Бубнова
Служба
Россия
Российская Империя
Исторические данные
Общие данные
35 600 / т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
210 / 32,6 / 9,15 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
Бронирование
280 / мм. Пояс/борт
35+75 мм. Палуба
400 / 400 / 400 / 200-250 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
450 мм. Боевая рубка
175 мм. Румпельное отделение
Вооружение
  • Артиллерия главного калибра:
    • 3x4 406-мм орудия
  • Противоминная артиллерия:
    • 24x 130-мм орудий
    • 5x 75-мм орудия
  • Торпедное вооружение:
    • восемь двойных бортовых торпедных аппаратов и два одинарных (по 3-5 450-мм торпед)
Однотипные корабли
Линейный_корабль_проекта_Бубнова_в_океане.jpeg
Линкор инженера Бубнова — проект сверхдредноута, подготовленного в Главном Кораблестроительном Управлении (ГУК) под руководством И. Г. Бубнова. Отличался детальностью проработки, мощной артиллерией, повышенной скоростью хода и приемлемым уровнем бронирования. Проект дредноута третьего поколения в России в 1913–1917 гг, должен был стать сильнейшим в своем классе, гордостью Российского Императорского флота.

Основной задачей стояло размещение трех четырехорудийных башен на достаточно небольшом для такого вооружения корпусе. По этой причине практически не оставалось места для сколько-нибудь серьезной противоторпедной защиты. Бронирование корабля было "расслоенное". главный броневой пояс толщиной 280 мм имел 80-мм лиственничную подкладку и защищал 2/3 длины корабля. В оконечностях прикрытие было тоньше: 175 мм корма, и 100-200 нос. Казематы 130-мм орудий первоначально предполагались толщиной 125 мм, но Бубнов счел такую толщину избыточной, и для экономии веса, броню в казематах установили в 75 мм.

Траверсы предусматривались переменной толщины. Передняя имела толщину 25 мм между верхней и средней палубами, и 150 мм между средней палубой и кубриком. Задня имела толщину 75 мм между верхней и средней палубами, 300 мм между средней и нижней палубами, и 150 мм между нижней палубой и кубриком.

Горизонтальное бронирование имело четыре уровня. Верхняя броневая палуба имела толщину 35 мм, и заканчивалась в 23 метрах от кормы. Средняя броневая палуба имела толщину 75 мм и шла от носовой до кормовой траверсы, а дальше к корме имела толщину 35 мм. Предполагались две броневые настилки в носу и корме: 50-мм в носу, на уровне первой платформы (шла от носовой траверсы далее к носу), и 75-мм (между кормовой траверсой и переборкой защиты рулевого устройства.) Нижняя палуба была не бронированной, но внутри цитадели имела 75-мм скосы.

Рулевое устройство имело спереди 175-мм переборку. Голова баллера руля имела вокруг 75-мм цилиндр, прикрытый 125-мм крышкой. Башни имели 400-мм круговое бронирование, 200-мм переднюю наклоненную часть крыши, и 250-мм заднюю горизонтальную часть. Барбеты имели толщину 375 мм выше верхней палубы и 250 мм ниже. Боевая рубка имела толщину стенок 450 мм выше верхней палубы и 375 мм ниже.

Подводная защита была представлена только одной продольной переборкой толщиной от 10 до 15 мм. Дно линкора от первой башни до кормы тройное, а от башни до носа - двойное. Предполагались устройства сетевой защиты, но их установка детально не прорабатывалась.

Вооружение было представлено двенадцатью 406/45 орудиями главного калибра в трех расположенных линейно четырехорудийных башнях, и двадцатью четырьмя 130/55 орудий противоминного калибра в казематах. Орудия противоминного калибра располагались в казематах и имели стандартный боезапас в 225 снарядов на орудие, однако предусматривалось место на 250 снарядов на орудие.

О силовой установке известно, что предусматривалась возможность 40-минутного форсирования всех котлов и увеличение скорости хода до 27 узлов.

Предпосылки к созданию


Проектирование корабля началось в конце марта 1914 года, как только были получены данные по массе и габаритам четырехорудийных 16"/45 калибров орудий башен. Это был собственно единственный элемент нагрузки, который можно было получить, не имея основных размерений корабля. Морской Генеральный штаб ставил жёсткие ограничения по размерам кораблей, и в первую очередь по осадке —- предельная допустимая величина составляла 9,15 метров, поскольку суда с большей осадкой просто не смогли бы ходить по мелководному Балтийскому морю, для которого данный проект и создавался. Данный проект должен был быть заложен на стапелях Балтийского и Адмиралтейского заводов после спуска корпусов Линейных крейсеров типа «Измаил»

Разработка проекта ГУК

Создание в сжатые сроки проекта линейного корабля нового типа, обладающего мощной артиллерией и высокой скоростью хода при общих ограниченных размерах, представляло достаточно сложную задачу. Подход к составлению проекта нового линкора совершенно отличался от ранее принятого. Это было еще одно крупное нововведение, планировавшееся в связи с грядущим широкомасштабным морским строительством.

Общий вид Линкора инженера Бубнова

До 1913 г. при создании проектов военных судов придерживались старой практики. Она состояла в том, что по принятии Морским министерством решения о постройке нового корабля среди судостроительных заводов объявлялся конкурс на лучший эскизный проект, и по результатам его подробный рабочий проект составлялся техническим бюро завода-победителя, которому затем и поручалось строительство. Считалось, что соревнование между судостроительными заводами побудит их к усиленному «творческому поиску», в результате чего появится возможность отобрать лучший проект.

С начала 1910-х гг. подобный метод совершенно себя изжил, и последним крупным кораблем, который пытались проектировать по конкурсу, стал линейный крейсер «Измаил». Объяснялось это новизной его боевого типа и недостатком опыта проектирования быстроходного сверхдредноута в России, и поэтому отечественную конструкторскую мысль собирались подкрепить решениями, почерпнутыми из проектов зарубежных фирм-конкурсантов. Однако ничего оригинального и принципиально нового те в большинстве своем предложить не смогли, и с доводкой и переработкой проекта «Измаила», увязшей к тому же в длительных согласованиях с МГШ ввиду изменившихся заданий по вооружению, так до конца и пришлось заниматься победителям — конструкторам Адмиралтейского и Балтийского заводов.

Параллельно с конкурсом линейного крейсера осенью 1911 г. силами ГУК была проведена разработка проекта линкора для Черного моря (класс «Императрица Мария»). Успех последней работы заставил вновь вспомнить о давно выдвигавшейся идее организации специализированного проектного бюро при ГУК для разработки новых кораблей. Кроме того, проектирование большого числа военных кораблей в соответствии с предполагавшимися крупными судостроительными программами требовало резкого увеличения объема проектных работ. С другой стороны, необходимо было осуществить переход к централизованному проектированию, подобно тому, как это было принято во флотах других держав. Поэтому в конце 1913 г. в ГУК при поддержке МГШ был поднят вопрос о создании самостоятельного «проекционного бюро при ГУК».

Бубнов Иван Григорьевич

9 октября 1913 г. главный инспектор кораблестроения Н.Н. Пущин в докладе своему шефу, начальнику ГУК П.П. Муравьеву просил ускорить доставку из МГШ в ГУК задания на проектирование для выработки ГУК соответствующих технических условий для проектирования новых линкоров, и отмечал далее: «…разработку эскизных проектов полагаю необходимым производить в ГУК, т. к. поручение этой работы заводам по конкурсу, как показал опыт, приводит к значительному замедлению дела выработки окончательного эскизного проекта, а равно влечет за собой возможность ошибок в расчетах, затрудняющих и замедляющих составление полных проектов кораблей». Резолюция начальника ГУК на этом послании гласила: «Давно пора эту работу производить самим».

Однако дня организации собственного проектного отдела при ГУК требовалось время, немалые усилия и средства, а ход дела настоятельно требовал срочно приступить к проектированию новых линкоров. Поэтому, параллельно с подготовкой к организации техбюро, при ГУК была создана небольшая группа конструкторов-расчетчиков и чертежников, числившихся пока в штате техбюро Адмиралтейского завода. Всех их после согласования вопроса относительно техбюро ГУК планировалось перевести в состав нового подразделения.

Возглавил работу этой группы проектировщиков А.И. Маслов — заместитель начальника объединенного техбюро Адмиралтейского/Балтийского заводов. Этого молодого перспективного конструктора, окончившего в 1913 г. кораблестроительный отдел Морской академии, ГУК прочил в начальники отдела проектирования линкоров своего будущего техбюро. Общее руководство проектированием было поручено возглавить известному ученому-кораблестроителю, конструктору первого русского дредноута «Севастополь», генерал-майору И.Г. Бубнову, внесшему огромный вклад в развитие отечественной теории кораблестроения и методов проектирования корабля.

Выбор руководства Морского министерства пал на И.Г. Бубнова, конечно же, не случайно. Этот сравнительно молодой профессор Морской академии давно имел прочную репутацию талантливого теоретика-новатора. Пожалуй, только ему было под силу в кратчайший срок, как это требовалось, разработать сбалансированный эскизный проект в рамках жестких требований МГШ, найдя единственно верные 5 принципиальные решения по всем вопросам технического порядка. Фундаментальная научно-теоретическая подготовка Бубнова в сочетании с оригинальным подходом к проектированию и его огромным опытом (еще в 1894 г. 22-летний Бубнов, обойдя именитых соперников, занял первое место в конкурсе на проект легких крейсеров типа «Паллада») должны были обеспечить успех проекту нового линкора.

Корпус

Схаматический чертёж Линкора инженера Бубнова

Рассмотрению заданий МГШ были посвящены два заседания ГУК, 26 и 27 февраля 1914 г. Требования Генштаба были в целом признаны приемлемыми, и каких-либо сомнений со стороны специалистов-кораблестроителей ГУК относительно технической возможности разработки подобного проекта в документах ГУК не отражено. Незначительным уточнениям подверглись лишь некоторые второстепенные детали — расположение торпедных аппаратов, шлюпок, радиостанций и румпельных отделений. Составление проекта линейного корабля началось в конце марта 1914 г., как только были получены данные по весам и габаритам четырехорудийных 16" башен, разработанных непосредственно по тактическим заданиям МГШ башенным техбюро ГУК при Адмиралтейском заводе. Это был единственный элемент нагрузки, который можно было получить, не имея главных размеров корабля, он и послужил базой для определения водоизмещения и размеров проектируемого судна. При определении размерений проектируемого линкора конструкторы столкнулись с недостатком водоизмещения. Причиной были ограничения МГШ по осадке, которая, во избежание общего дисбаланса проекта, оказывала значительное влияние на длину, ширину и, соответственно, водоизмещение проектируемого судна. Поскольку для сообщения кораблю определенных МГШ скоростных характеристик надлежало сообщить ему подходящий коэффициент формы, он был принят равным 0,567, что было больше, чем у «Измаила» (0,538), но лучше, чем у «Севастополя» (0,575). Подобная характеристика полноты корпуса нового линкора отражала принципиальную возможность придания ему обводов, необходимых для развития требуемой скорости в 25 уз. В ходе проектирования по значениям осадки и коэффициента полноты были рассчитаны характеристики длины, ширины и водоизмещения, имеющие наиболее оптимальные соотношения. Обосновывая в пояснительной записке к проекту значение водоизмещения, которое было определено в 35600 метрических тонн, И.Г. Бубнов заключал: «Эта цифра является наибольшим пределом, которого можно достичь при заданном углублении в 30 фут (9,15 м), и то благодаря исключительно большому весу главной артиллерии и некоторым особенностям обводов судна». Главные размерения корабля получились следующими: длина -210 м, ширина — 32,6 м, осадка — 9,15 м

Вооружение

Артиллерийская часть была выполнена в полном соответствии с заданиями Морского генерального штаба — 12 16"/45 орудий размещались по четыре в трех башнях равномерно по длине корабля, причем первая башня была поставлена на приподнятом полубаке, предусмотренном для улучшения мореходности. Высота осей орудий над ватерлинией составляла — носовой башни 11,15 м, средней и кормовой — по 8,90 м. Углы горизонтальной наводки составляли: носовой 60° от траверза в корму, т. е. по 150° на борт, средней по 140° на каждый борт, и кормовой по 160° на борт.

Универсальная платформа с 16"/45 орудием и станком

Предвоенные планы Морского министерства о строительстве большого линейного флота требовали создания мощностей для испытания тяжелых линкорных орудий с их станками непосредственно перед поступлением вооружения на корабли. Во исполнение этих требований летом 1914 г. было начато строительство трех универсальных установок, с которых должны были отстреливаться как 14"/52 так и 16"/45 орудия с переменой в соответствующих случаях как самого ствола (а), так и его станка (б), а также подцапфенных кронштейнов (в). Помимо этих установок, не завершенных строительством, летом 1916 г. была введена в действие четвертая подобная установка с 14"/52 орудием, широко применявшаяся вплоть до начала 40-х гг. для различных экспериментов по исследованиям в области артиллерийского вооружения.

Проектирование 16" орудийных установок

Снаряды 16"/45 артиллерийской системы

Условия на проектирование линкора 1915 г. предусматривали немало радикальных технических новшеств в его конструкции, но пожалуй самым интересным из них было решение разместить его 16" артиллерию в четырехорудийных башнях. История создания башенных установок в России после 1906 г. служит наглядным примером успеха новых технических идей, и в этой области военного кораблестроения страна двигалась на гребне мировой технической мысли. Для первого же отечественного дредноута была спроектирована трехорудийная установка новых 12"/52 орудий главного калибра. Ее конструкция была полностью разработана русскими инженерами, а постройка осуществлена на русских заводах. Башня оказалась весьма удачной и продемонстрировала высокий уровень отечественного машиностроения в части осуществления передовых разработок. После введения в 1909 г. трехорудийной установки она была применена на трех типах русских дредноутов.

В декабре 1913 г. руководство ГУК и Адмиралтейского завода принципиально решили вопрос об организации артиллерийского техбюро, а в январе 1914 г. ГУК перечислил заводу 115 тыс. руб. на устройство этого проектного подразделения. В состав штата проекционного башенного бюро должны были войти три инженера, десять конструкторов, около сорока чертежников, копиистов, переписчиков и фотографов. Отдельной статьей сметы предполагалось широко пользоваться консультациями специалистов со стороны. Заведующим технического бюро артиллерийского отдела завода был назначен корабельный инженер, поручик Е.Л.Бравин.

При проектировании 16" установки, в соответствии с общей идеей нового линкора, была поставлена задача обеспечения очень высокой скорострельности — не реже одного выстрела в 20 с. Это предъявляло особые требования ко всем элементам башни, включая устройство погребов, от которого зависело удобство извлечения боеприпасов из ячеек их хранения и, соответственно, скорость заряжания. Поскольку при существенном увеличении калибра орудий предвиделись значительные трудности с обеспечением заданной скорострельности, было предложено использовать в новой установке погреба кольцевого типа.

Проект четырехорудийной 16"/45 установки "Проекционного башенного техбюро ГУК"

Проекты четырехорудийных башен составлялись параллельно с разработкой двух- и трехорудийных установок. Но разработка четырехорудийной башни была завершена намного раньше — к 19 марта 1914 г. поскольку ее характеристики были необходимы в первую очередь для внесения в эскизный проект линкора для скорейшего решения вопроса о том, насколько вообще возможно создание проекта нового тяжелого артиллерийского корабля в рамках тогдашнего достаточно жесткого задания МГШ. Диаметр погона составлял 12600 мм, диаметр кольцевых погребов 17600 мм (хотя в одном из вариантов его удалось обеспечить не свыше 16800 мм), размеры сотовых — 16300 x 20400 мм. Вариант башни с кольцевыми погребами имел вес на 50 т. меньше, он и был отобран для эскизного проекта линкора.

Проект четырехорудийной 16"/45 установки "Проекционного башенного техбюро ГУК"

В конце мая 1914 г. появились еще два варианта проекта четырехорудийной башни, отличавшихся большей уравновешенностью. В первом из них 16" орудия размещались на парных люльках, во втором — на отдельных станках. Эти разработки показали, что опасения комиссии 1913 г., высказывавшейся за парные станки как предположительно существенно уменьшавшие габариты и вес новой башни в целом, оказались напрасными. Ширина башни с индивидуальной установкой каждого орудия оказалась лишь на 200 мм больше, а длина ее стала даже на 250 мм меньше, чем во втором варианте. Все остальные габариты башен были идентичны.

Проект четырехорудийной 16"45 установки Проекционного башенного техбюро ГУК

Эскизные проекты всех 16" башен, разработанных на Адмиралтейском заводе в течение февраля — июня 1914 г., объединяет ряд особенностей. Как и в проектах башен предшествующих русских дредноутов, подача в 16" установках осуществлялась с перегрузкой. Снаряды, более подверженные опасности детонации при минно-торпедных взрывах, располагались выше полузарядов, которым отводились нижние помещения погребов, удобные также и в отношении быстроты затоплениях их при пожаре. Оси орудий во всех случаях располагались на единой высоте над ватерлинией, равной 8900 мм. Вместительность погребов всех установок рассчитывалась на 80 выстрелов для каждого орудия. Единой была и схема бронирования башен: лоб — 16" (400 мм), стенки 16"-10" (400–200 мм), плоская часть крыши — 10" (250 мм), наклонная -8" (200 мм), тыл — 16" (400 мм). Толщина барбета выше уровня верхней палубы составляла 12" (300 мм), ниже — 8" (200 мм).

Подобно предшествующим конструкциям 12" и 14" башен, вращение стола 16" установки на погоне предполагалось осуществлять посредством стальных шаров. Их число и диаметр неизвестны. Планировался встроенный башенный дальномер с 6-м базой, окуляры которого выходили на крышу башни в задней ее части. Вход в башню был устроен через тыльную броню, как и в предшествующих проектах.

В самой башне планировалось предусмотреть «зарядные посты, хорошо бронированные броней в 4"-5", постоянно подпитываемые из погреба». В своем проекте флагарт бригады линкоров-дредноутов С.А. Изенбек также высказывался за устройство погребов по типу кольцевых: «Следует признать, что укладка снарядов в пари по английскому способу не выдерживает критики, потому в погребах снаряды должны быть уложены в стеллажах с ячейками-лотками. Трубы подачи должны выходить в погреб, где кончаться откидными лотками, поворотная платформа должна доставлять снаряды из стеллажей, так чтобы ось снаряда была направлена к трубе».

Проект четырехорудийной 16"/45 установки "Проекционного башенного техбюро ГУК"

Суммируя все эти нововведения и проведя посекундный расчет времени подготовки к одному выстрелу, флагарт бригады линкоров-дредноутов заключал, что «…только такая система может без фантастических скоростей и чрезмерных напряжений дать 4 выстрела в минуту из 14" или 16" орудия». Предложенная конструкция позволяла также значительно уменьшить размеры башни и улучшить ее защиту. Лобовая броня предусматривалась не ниже "калибра орудия", а крыша, которая должна была стать полностью плоской — не ниже 8" (200 мм).

Все приведенные примеры наглядно показывают, что вопрос совершенствования тяжелых артиллерийских установок и создания возможно более простой, надежной и эффективной башни для 16" орудий будущих линкоров являлся предметом постоянного внимания со стороны русских морских специалистов. Ими было выдвинуто немало интересных идей и предложений, часть из которых была реализована при проектировании 16" трехорудийных установок линейных кораблей уже в советское время. До перехода к проектированию 16" линкоров русский флот на всех своих дредноутах использовал трехорудийную установку главных орудий. Идея четырехорудийной башни появилась только в виде вынужденной меры как возможный путь для существенной экономии веса главной артиллерии и, соответственно, всего проекта в целом.

Противоминный калибр

130-мм орудие 55 калибра.

Противоминная артиллерия проекта состояла из 24 130 мм/55 новейших орудий «образца 1913 г.», выпуск которых только что освоил Обуховский завод. Эти пушки, продемонстрировавшие на испытаниях в 1913 г. исключительно удачные баллистические характеристики, были спроектированы для находившихся в постройке черноморских дредноутов класса «Императрица Мария» и планировались к установке на линейных крейсерах класса «Измаил». В проекте нового линкора 24 таких орудия располагались в казематах под верхней палубой четырьмя группами по три орудия по каждому борту. Расстояние от осей противоминных орудий до ватерлинии составляло 4,85 м, что было недостаточно для их эффективного использования в свежую погоду. Однако какой-либо альтернативы такому размещению, принимая во внимание категорическое требование МГШ о максимальных секторах обстрела главной артиллерии, быть не могло. Сектора обстрела противоминных орудий составляли — концевых плутонгов по 120° на борт (90° по диаметральной плоскости и 30° за траверз), бортовых плутонгов — также по 120° (по 60° от траверза). Боезапас каждой противоминной пушки состоял из 225 выстрелов, места же было предусмотрено на 250 выстрелов.

Торпедное вооружение

С каждого борта помещалось по четыре двойных 450мм торпедных аппарата и по одному одинарному. В нормальную нагрузку было включено по три торпеды на аппарат, места же имелось для пяти.

Силовая установка

Исходя из требований МГШ о развитии новым линейным кораблем скорости полного хода в 25 узлов, И.Г. Бубновым были сделаны расчеты, показывающие, что «мощность механизмов для скорости в 25 узлов при таких размерах судна должна быть около 62 тыс. л. с, то есть близкой к мощности турбин на крейсерах типа „Измаил“, ввиду чего эти турбины и были вчерчены в представляемый проект без изменений…». Все четыре турбины располагались в один ряд в двух соседних отсеках, разделенных между собой переборкой в диаметральной плоскости корабля. Позади турбинных находились отсеки главных холодильников.

В соответствии с пожеланиями МГШ о применении наиболее эффективных котлов в проекте были предусмотрены двенадцать чисто нефтяных котлов новейшего типа, примененных на эскадренном миноносце «Гавриил». Производительность каждого такого котла составляла примерно 7500 л. с, таким образом мощность, необходимая для развития полного хода, могла быть достигнута при действии 75 % всех котлов. Котлы располагались по три в ряд в четырех независимых отсеках, из которых два находились впереди, а два позади машинного отделения. Это была еще одна интересная особенность компоновки нового линкора, отсутствовавшая в проектах предшествующих русских дредноутов. Она преследовала цель сокращения потерь пара при передаче от котлов к турбинам за счет существенного уменьшения длины паропроводов. Подобная идея выдвигалась МГШ еще в 1907 г. при подготовке заданий на проектирование первых русских дредноутов нового типа (класс «Севастополь»), но не была реализована тогда.

Запас нефтяного топлива для котлов предполагалось разместить исключительно в междудонном пространстве, причем вместимость нефтяных отсеков соответствовала запасу топлива в 3800 т, что давало требуемый район плавания в 5000 миль 15-узловым ходом. Однако из этого запаса нефти в нормальную нагрузку, соответствующую осадке 9,15 м оказалось возможным включить лишь 1300 т, что примерно соответствовало дальности в 1700 миль. Как и в прежних проектах русских дредноутов, в кормовой части имелись два балансирных руля, оба находились в диаметральной плоскости, друг за другом.

Бронирование

Поперечное сечение по шпангоутам линкора инженера Бубнова

Общий вес бронирования в проекте составлял около 33 % от нормального водоизмещения, без учета брони вращающихся частей 16" башен, отнесенной к весу вооружения. Спроектированный корабль имел полностью бронированный, кроме полубака, надводный борт. Главный броневой пояс толщиной 280 мм на 80мм лиственничной подкладке располагался от уровня средней палубы до отметки 1,75 м ниже ватерлинии и защищал 2/3 длины корабля. Остальная часть поясной защиты в корме на протяжении 26,5 м имела толщину 175 мм, а в носу — 200 и 100 мм. Верхняя часть борта между средней и верхней палубами, включая казематы 130мм орудий и их скосы, была защищена сплошной полосой брони в 75 мм, начиная от форштевня, и заканчивая в 23 м от кормы. Первоначальные требования МГШ предусматривали здесь 125мм броневую защиту, однако подобная толщина брони была обоснованно сочтена И.Г.Бубновым излишней и, ввиду необходимости жесткой экономии веса, заменена на 75 мм. В соответствии с идеей "расслоенного" вертикального бронирования, за внешним бортовым броневым поясом проходил внутренний, отстоящий от борта на 4,5 м. В уровне между верхней и средней палубами он был выполнен из 25мм стальных листов, а между средней и нижней — из 75мм цементированных плит. Система всех подкреплений за броней была взята по типу спроектированного И.Г. Бубновым совместно с А.И. Масловым и его группой конструкторов месяцем ранее «IV линейного корабля для Черного моря» («Император Николай I»).

Поясное бронирование цитадели линкора дополнялось поперечными траверзами, перегораживающими корпус от борта до борта на 33 шп. в носу и на 153–156 шп. в корме. «Ступенька» в корме требовалась потому, что в уровне между верхней и средней палубами кормовой траверз защищал концевую пару 130мм орудий, что требовало создания дополнительного защищенного броней объема каземата. Траверзные прикрытия предусматривались переменной толщины. В носу — 25 мм между верхней и средней палубами, 150 мм между средней палубой и кубриком. В корме — 75 мм между верхней и средней палубами, 300 мм — между средней и нижней, и 150 мм между нижней палубой и кубриком.

Горизонтальное бронирование располагалось в четырех уровнях. 35мм верхняя броневая палуба, начинаясь от форштевня, заканчивалась в 23 м от кормы. 75мм средняя палуба шла от носового траверза (33 шпангоут, 40 м от форштевня), до кормового (153 шпангоут, 26,4 м от кормы), и далее за ним — на уровне нижней палубы до самого ахтерштевня, имея толщину 35 мм. Кроме этого, на уровне первой платформы в носу предусматривалась броневая настилка в 50 мм (от форштевня до носового траверза), а в корме — 75мм настилка (между кормовым траверзом и кормовой 175мм поперечной переборкой, защищавшей рулевое устройство). Небронированная нижняя палуба в пределах цитадели имела 75мм броневые скосы из цементированных плит, соединявшиеся с нижней кромкой главного пояса.

Бронирование башен: вертикальное (лобовые, боковые и тыльные плиты) — 400 мм, наклонная часть крыши — 200 мм, плоская — 250 мм. Барбеты башен выше уровня верхней палубы 375 мм, и 250 мм от верхней палубы до средней. Боевая рубка имела стенки толщиной 450 мм, ниже верхней палубы уменьшавшиеся до 375 мм. Крышка рубки 250 мм. Из броневой рубки в центральный пост вел броневой колодец связи с толщиной стенок 75 мм, такой же броней был защищен с боков и сверху и сам пост. Внутренняя часть боевой рубки наверху подразделялась на два яруса двумя броневыми площадками, толщина которых была по 75 мм. Основания дымовых труб — 75 мм выше верхней палубы (простиралось до уровня осей 16" орудий) и 25 мм между верхней палубой и средней. Голова баллера руля, выступающая выше принятой на уровне кубрика защиты, была заключена в броневой цилиндр из 75мм плит, прикрытый сверху броневой крышкой в 125 мм. В целом бронирование в значительной мере основывалось на идеях, положенных в основу систем защиты предшествующих русских дредноутов, и, особенно, "Императора Николая I", по сравнению с которым принципиальной замене подверглось лишь качество настилки средней палубы, которая теперь выполнялась из 75мм цементированных плит.

Конструктивная защита корпуса от подводных взрывов осуществлялась по принятому в проектах предшествующих русских дредноутов типу — введением за двойным бортом параллельной ему продольной переборки толщиной 10–15 мм. В прежних проектах угольных линкоров эта переборка отделяла бортовые угольные ямы от котельных отделений. В новом проекте жидкое топливо располагалось в междудонном пространстве, и пустые бортовые объемы выполняли лишь функцию отсеков противоторпедной защиты или цистерн системы Фрама. Тройное дно высотой 2,15 м предусматривалось на протяжении большей части длины корпуса и отсутствовало лишь на 40-метровом участке от носа до первой башни. Задания на проектирование включали также устройство сетевой защиты, однако детально она не разрабатывалась.

Оценка проекта

Данный корабль, если был бы построен, представлял бы из себя очень мощную боевую единицу за счет 25-узловой скорости хода, тогда как зарубежные аналоги развивали 21-23 узла, и за счет двенадцати мощных 406-мм орудий. Если это были орудия Обуховского завода, то они имели массу снаряда 1116-1117 кг, бортовой залп имел вес 13 392 - 13 404 кг, в то время как ближайшие конкуренты на европейском ТВД - Куин Элизабет и Байерн - имел вес залпа 7000 и 6000 кг соответственно. Подобный вес залпа имел лишь линкор Второй Мировой Ямато - 13 140 кг. Однако бронирование данного проекта, будучи еще достаточным для 1913-1915 года, уже с 1916 становилось недостаточным. Противоторпедная защита была очень несовершенной, и поэтому подводные лодки могли бы представлять для него серьезную опасность.

См.Также

Источники


Сергей Виноградов. Последние исполины Российского Императорского флота.

Ссылки


Галерея изображений