Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Работа с личным составом

Работа с личным составом

Перейти к: навигация, поиск
Лёгкий крейсер «Дмитрий Пожарский» в Амурском заливе
692b8aff7ed0345f282f16f3427082f2.jpg
Жизнь моряка расписана по вахтам и подчинена строгому уставу. Однако это не означает, что не остаётся места для случая, порой, самого невероятного. Правдивые моряцкие истории передаются из уст в уста новым поколениям матросов, обрастают домыслами, сдабриваются крепким моряцким словцом и переходят в разряд анекдотов и легенд.

«Байки из трюма» – это подборка именно таких случаев о жизни на корабле: смешных и грустных, порой страшных и абсолютно невероятных – но всегда правдивых! Или не всегда?..


Как известно, у людей каждой профессии со временем появляется свой собственный профессиональный жаргон, малопонятный или вовсе непонятный для непосвящённых. Морское дело, как одно из самых древних занятий человечества, здесь стоит особняком: вряд ли найдётся в другой профессии столько специфичных слов и выражений. Бывалые и не очень моряки зачастую гордятся тем, что владеют «морским языком», в котором даже привычные и обыденные вещи называются не так, как на суше. Кроме прочего, это теснее сплачивает моряков в замкнутую «корпорацию», куда постороннему проникнуть не так просто. Это, пожалуй, было верно для моряков любых народов и эпох; не стал исключением и русский (российский, советский) флот.

Как следствие обособленности «морского языка», свою собственную морскую версию приобретает и нецензурная лексика. Необходимость сделать речь максимально ёмкой, краткой, доходчивой и в то же время эмоционально окрашенной часто вынуждает моряков выходить за рамки литературного языка, особенно при работе с неопытными или нерадивыми матросами. Примером столкновения неподготовленного человека с мастером владения «флотским фольклором» служит эпизод из воспоминаний штурмана Б. Д. Шадрина.

« Первое наше знакомство с крейсерской организацией корабельной службы началось с довольно забавного случая. После окончания первого курса была спланирована и первая наша штурманская практика. И проходить она должна была на крейсере «Дмитрий Пожарский». Июнь месяц, обычная для этого времени года владивостокская погода. Туман, морось. Командование договорилось с городскими властями и доставку нас на крейсер, который стоял на внешнем рейде, решено было осуществить на буксирном пароме, постоянно курсировавшем между 36-м причалом и Мальцевской переправой. Надо сказать, что этот буксир был еще дореволюционной постройки, на угольной тяге и с горизонтальным расположением цилиндров силовой установки. Из-за такого расположения цилиндров корма буксира постоянно вихлялась из стороны в сторону, да так, что стоять в его кормовой части можно было только крепко ухватившись за что-нибудь надежно принайтованное. Плюс клубы дыма из его почти пятиметровой трубы и оседающая сажа через двадцать минут превратили наши белые форменки в рабочие платья. В таком непотребном виде мы и подошли к борту крейсера. Конечно, никто нам парадного трапа не подал. И пришлось по одному подниматься по шторм-трапу на верхнюю палубу корабля.
Головной убор-бескозырка

На палубе ни души, только вахта и старпом крейсера - капитан 2 ранга Сидоров А. М. Надо сказать, что фигура для флота была колоритная. Встречал он нас, сидя на разножке, в матросском бушлате с офицерскими погонами. Видя наш плачевный вид, сопровождал каждого с особым флотским фольклором и при этом не разу не повторился. Но кульминации это действо достигло тогда, когда у Вити Воскобойника при очередном шквальном порыве ветра сорвало с головы бескозырку и она по «закону бутерброда» спланировала чехлом вниз к ногам старпома. Мы замерли, т. к. каждый из нас вовнутрь головного убора всегда подкладывал вырезку из какого-нибудь популярного журнала и, как правило, это была фотография девушки. Ожидания оправдались. Лично я больше никогда такой виртуозной тирады не слышал. Но отделались мы малой кровью.

Сейчас уже понимаешь, что старпом, а тем более старпом на крейсере, это «бог, царь и воинский начальник». Это от него зависит, как будет организована служба на корабле, как будет отлажено взаимодействие каждого члена экипажа почти тысячного коллектива, а значит и выполнение в целом боевой задачи кораблем. Тем более, если этот корабль флагман флота, его лицо и визитная карточка. Но тогда... Для нас, вчерашних школьников, оторвавшихся от интеллигентных преподавателей, покинувших уютные аудитории училища и впервые вступивших на палубу боевого корабля, это был шок. К чести каждого из нас, он быстро прошёл, и мы адаптировались в новых условиях. А Сидоров А. М. впоследствии стал заслуженным адмиралом...
Борис Дмитриевич Шадрин
»

Справедливости ради стоит отметить, что и в условиях работы с нерадивыми подчинёнными некоторые инеллигентные офицеры умудрялись оставаться в цензурных рамках, чему примером служит следующая история, произошедшая на авианосном крейсере «Новороссийск» во время его перехода на Дальний Восток в 1983-1984 годах.

« ...Истоптаны были все. Досталось и старпому за то, что по сигналу тревоги часть офицерского состава продолжала завтракать в большой кают-компании.
Надстройка «Новороссийска», вид с левого борта
Из-за низкой корабельной организации сегодня на 1 час 15 минут были задержаны полёты. Весь день устраняли замечания. По второму ярусу надстройки, где находятся каюты командиров боевых частей и начальников служб, до глубокой ночи «летали ёлки и палки» - так бурно реагировал командир БЧ-2 Шура Башан на результаты этой проверки. А поскольку присказка «ёлки-палки» является у него любимым выражением, которое он вставляет «для связки» в каждое предложение своей всегда энергичной и довольно сумбурной речи, то к исходу дня подходы к его каюте напоминали деревообрабатывающий цех, где сквозь визг циркульной пилы достаточно подсевшего Сашкиного голоса слышались глухие удары о переборку «ёлок и палок», а затем из дверей выскакивали «обпиленные» командиры дивизионов, групп, батарей, старшины команд и заведующие погребами. Командир БЧ-6 майор Толя Автухов поступил проще - взвалил все на своего командира 2-го дивизиона ангаро-палубных механизмов капитана 3 ранга Женю Дударева, сказав ему: «Ты - флотский, погреба - это твое заведование, а я - авиатор, моё - полёты!», и умчался на полётную палубу организовывать и обеспечивать полёты корабельной авиации...
Юрий Николаевич Романов, в 1983-1984гг. - командир БЧ-3 на ТАКР «Новороссийск»
»

См. также

Источники

  • Романов Ю. Н. Записки вахтенного офицера. — Саратов: Приволжское издательство, 2010. — 484 с. — ISBN 978-5-91369-068-5
Категория: