Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Стерегущий (1902)

Стерегущий (1902)

Перейти к: навигация, поиск

Стерегущий

Стерегущий_title.jpg
Эскадренный миноносец типа «Сокол»
Arrow_down.png
Стерегущий
Служба
Российская Империя
Российская
Империя
Исторические данные
1900г. Заложен
9 июня 1902г. Спущен на воду
30 августа 1903г. Введен в строй
1904г. Выведен из боевого состава
Погиб в бою 10 марта (26 февраля) 1904г. в районе г.Порт-Артур Гибель
Общие данные
259 / т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
57.9 / 5.67 / 3,5 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
52 чел. Общая численность
чел. Офицеры
48 чел. Матросы
Бронирование
6-7,5 / мм. Пояс/борт
4,5-7,5 мм. Палуба
4,5-6 / 4,5-6 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
Вооружение

Артиллерия главного калибра

Торпедное вооружение

Однотипные корабли

«Прыткий» («Сокол») · «Послушный» («Коршун») · «Пылкий» («Кречет») · «Прочный» («Ястреб») · «Поражающий» («Нырок») · «Пронзительный» («Беркут») · «Подвижный» («Альбатрос») · «Прозорливый» («Гагара») · «Резвый» («Ворон») · «Ретивый» («Филин») · «Рьяный» («Сова») · «Решительный» («Кондор», «Баклан») · «Сердитый» («Бекас») · «Смелый» («Горлица») · «Сторожевой» («Грач») · «Скорый» («Перепел») · «Страшный» («Скворец») · «Стройный» («Стриж») ·«Статный» («Щегол») · «Разящий» («Дрозд») · «Расторопный» («Дятел») · «Сильный» («Баклан», «Кондор») · «Строгий» («Лебедь») · «Сметливый» («Пеликан») · «Свирепый» («Павлин») · «Стремительный» («Фазан»)


Stereguschiy_Dest.jpg
Миноносец «Стерегущий» (до 9 марта 1902 года «Кулик») принадлежал к серийным миноносцам типа «Сокол». От ранее построенных кораблей этого типа он отличался разборной конструкцией корпуса, так как предназначался для пополнения миноносных сил Тихоокеанской эскадры. Заложен на Невском заводе в Петербурге.

После разборки 12 разборных миноносцев Невского и Ижорского завода в марте – ноябре 1900 г были доставлены на пароходах Добровольного флота в базу Тихоокеанской эскадры - Порт-Артур. Сборка осуществлялась на косе Тигровый хвост силами специалистов Невского завода. «Стерегущий» был спущен на воду 9 июня 1902 г. После окончания испытаний 30 августа 1903 года «Стерегущий» был принят в состав 2-го отряда миноносцев Тихоокеанской эскадры.

Погиб в неравном бою с превосходящими силами японцев 10 марта (26 февраля) 1904 года во время русско-японской войны. Против миноносцев «Стерегущий» и «Решительный» действовало четыре японских миноносца, которые по вооружению, водоизмещению и количеству экипажа существенно превосходили русские миноносцы.

Описание конструкции

Стерегущий
Стерегущий
0222.jpg

Корпус

Корпус был выполнен с очень большим удлинением (10,9:1) и до предела облегчен: обшивка, палубный настил, водонепроницаемые переборки были изготовлены из листов никелевой стали толщиной не более 5 мм, которые прогиба­лась даже под весом человека. У истребителей отечественной пост­ройки толщину обшивки в средней час­ти увеличили до 6—7,5 мм, палубного настила —до 4,5—7,5 мм. Все это несколько уменьшило «хлипкость» корпуса, но при­вело к росту водоизмещения и снизило скорость хода. Корпус клепаный с поперечной системой набора (шпация 0,53 м), разделен десятью поперечными водонепроницаемыми переборками. Продольную прочность обеспечивали киль и два днищевых стрингера из уголковой стали. Ахтерштевень и таранный форштевень кованые.

Энергетическая установка и ходовые качества

ГЭУ миноносца состояла из двух вертикальных паровых машин тройного расширения и восьми водотрубных котлов системы Ярроу. Расчетная мощность каждой машины 1900 л.с. при 400 оборотах. Восемь котлов размещались попарно в поперечной плоскости, каждая пара имела свою дымовую трубу . Время разводки паров составляло около часа. Полный запас угля составлял 60 т. и хранился в бортовых угольных ямах, расположенных вдоль котельных отделений, и в одной поперечной яме, расположенной позади камбуза

Вооружение

Вооружен одной 75-мм пушкой Канэ с длиной ствола 50 клб., установленной на площадке над боевой рубкой, и тремя 47-мм пушками Гочкиса (на верхней палубе: две на полубаке и одна на юте). Боезапас 75-мм пушки составляли 180 бронебойных снарядов, 47-мм пушек — 800 патронов со стальной или чугунной гранатой. Подача боеприпасов осуществлялась вручную. Минное вооружение миноносца составляли два однотрубных минных аппарата калибром 381 мм, расположенных по продольной оси корабля. Боезапас минных аппаратов состоял из шести 17-футовых самодвижущихся мин Уайтхеда обр. 1898 года, из которых две постоянно находились в минных аппаратах, а четыре хранились в разобранном виде в носовом кубрике (корпуса в рундуке, а боевые части — в трюме).

История службы

Миноносец «Стерегущий»
Миноносец «Стерегущий»
Бой «Стерегущего»

С началом Русско-японской войны 27 января 1904 г. «Стерегущий» использовался в дозорах и сторожевой службе на внешнем рейде Порт-Артура, а также в проходе у Золотой горы и за месяц боевых действий совершил 13 выходов в море. 28 января на рейде «Стерегущий» столкнулся с миноносцем «Боевой», 11 февраля участвовал в перестрелке с японскими миноносцами.

Гибель

Вступив в командование флотом, вице-адмирал С. О. Макаров решил усилить разведку, для чего организовал почти ежедневные выходы миноносцев в море. Уже на следующий день после своего прибытия в Порт-Артур он вызвал к себе .командиров миноносцев «Решительный» и «Стерегущий» капитана. 2 ранга Ф. Э. Боссе и лейтенанта А. С. Сергеева, поручив им подробный осмотр побережья.

Закончив приготовления к походу, оба миноносца 25 февраля 1904 года около 19 ч вышли в море. Согласно полученной инструкции им надлежало «в случае встречи с неприятельскими крейсерами или транспортами» произвести «внезапную атаку». С миноносцами же противника «без особой нужды» в бой не вступать, «стараясь избегать столкновений в целях выполнения основного задания -разведки»*.

Во время разведки «Решительный» и «Стерегущий» у входа в бухту Талиевань обнаружили превосходящие силы противника. Капитан Боссе от боя уклонился…

Утром следующего дня, при возвращении, когда до Порт-Артура оставалось около 20 миль, наши миноносцы в утреннем тумане заметили сразу четыре вражеских корабля двигавшихся пересекающимся курсом. Это были японские миноносцы «Усугумо», «Синономе», «Сазанами» и «Акебоно». Всю ночь они безрезультатно курсировали у входа на рейд Порт-Артура, надеясь торпедировать какой-нибудь русский корабль. Русские корабли попытались прорваться с боем, но это удалось только «Решительному», обмениваясь выстрелами в упор с «Акебоно» и «Сазанами»,он смог проскочить. Японские корабли не стали преследовать «Решительный» и сосредоточили огонь на «Стерегущем», шедшем вторым, положение которого быстро стало безнадежным.

Можно только догадываться, какой ад творился на осыпаемой неприятельскими снарядами палубе русского миноносца. Но даже оставшись один против четырех, он почти час продолжал бой. Пробив борт «Акебоно», русский снаряд разорвался в командирской каюте в опасной близости к кормовому патронному погребу. Выясняя характер повреждений, японский миноносец не надолго вышел из боя, и вскоре вернулся в строй, заняв место между «Синономе» и «Усугумо». Еще оставалась надежда прорваться в Порт-Артур, но в 6 ч 40 мин японский снаряд, разорвавшись в угольной яме, повредил два смежных котла. «Стерегущий» стал быстро терять ход. Кочегар Иван Хиринский выскочил на верхнюю палубу с докладом. Вслед за ним поднялся наверх машинист 2-й статьи Василий Новиков. Оставшиеся внизу кочегарный квартирмейстер Петр Хасанов и кочегар Алексей Осинин попытались устранить повреждения, но очередной снаряд, разорвавшийся в кочегарке № 2, ранил Осинина. Хлынувшая через пробоину вода залила топки. Задраив за собой горловины, кочегары выбрались на верхнюю палубу, где стали свидетелями последних минут неравного боя.

Одно за другим замолкали орудия «Стерегущего». Погибли на своих постах командир миноносца лейтенант А. С. Сергеев и мичман К. В. Кудревич, был убит лейтенант Н. С. Головизнин, распоряжавшийся спуском на воду вельбота. Инженер-механика В. С. Анастасова взрывом снаряда выбросило за борт.

В 7 ч 10 мин орудия «Стерегущего» замолчали. На воде качался лишь разрушенный остов миноносца, без труб и мачты, с искореженными бортами и палубой, усеянной телами его героических защитников.

Японские корабли, прекратив огонь, собрались вокруг флагманского миноносца «Усугумо». Доклады, полученные начальником отряда, дополнили картину боя. Если сам «Усугумо» и «Синономе» отделались незначительными повреждениями, то в «Сазанами» попало восемь снарядов, а в «Акебоно» - около тридцати, были на миноносцах убитые и раненые.

Командир «Сазанами» капитан-лейтенант Цунемацу Кондо предложил захватить неприятельский миноносец как трофей и просил поручить эту операцию ему. Так как на горизонте уже показались знакомые силуэты японских крейсеров 3-го боевого отряда, а порт-артурские береговые батареи продолжали молчать, начальник отряда капитан 2 ранга Микикане Цуция согласился, и «Сазанами» направился к «Стерегущему»...

Между тем, как только сигнальная станция Золотой горы донесла, что в море идет бой между миноносцами, адмирал С. О. Макаров приказал крейсерам «Новик» и «Баян» готовиться к выходу в море. Прорвавшийся в Порт-Артур «Решительный» сообщил о бедственном положении «Стерегущего». Медлить было нельзя, и адмирал перенес свой флаг на «Новик», уже разворачивавшийся для выхода из гавани...

Остановившись недалеко от «Стерегущего», «Сазанами» спустил вельбот подготовить русский миноносец к буксировке.

В 8 ч 10 мин японцы завели буксир, и «Сазанами», постепенно увеличивая скорость, потащил «Стерегущий» в море, навстречу приближавшимся кораблям японского флота. Три других миноносца составляли как бы почетный эскорт.

Однако буксировка не удалась — через 18 мин буксир лопнул. Тогда, отклепав стальной трос правого якоря, японцы приготовились переправить его на «Сазанами», который вернулся к «Стерегущему» и уже спустил вельбот. Но тут приближавшиеся со стороны Порт-Артура «Новик» и «Баян» с максимальной дистанции открыли огонь по неподвижно стоявшим японским миноносцам. Одновременно открыли огонь и молчавшие до сих пор береговые батареи.

Падавшие вокруг русские снаряды, крутая волна и постепенное заполнение «Стерегущего» водой — все это заставило Кондо отказаться от дальнейшей буксировки. Правильность этого решения подтвердил последовавший с флагманского крейсера «Читосе» приказ: бросить захваченный миноносец!

Оставленный «Стерегущий» еще около получаса держался на воде, пока наконец в 9 ч 20 мин волны Желтого моря не сомкнулись над ним. В составленном Морским генеральным штабом в Токио «Описании военных действий японского флота на море в 37—38 гг. Мейдзи (в 1904—1905 гг.)» сказано, что затонул он в 7 милях на OSO от маяка Ляотешань.

В 10 ч 45 мин «Сазанами» подошел к борту «Токива», и четырех русских моряков обнаруженных живыми на борту «Стерегущего» переправили на японский крейсер. На нем они и были доставлены в Сасебо, где их уже ждало письмо от имени японского морского министра адмирала Ямамото. «Вы, господа, сражались храбро за свое Отечество, — говорилось в нем, — и защищали его прекрасно. Вы исполнили свой тяжелый долг как моряки. Я искренне хвалю вас, вы — молодцы.» Далее следовали пожелания полного выздоровления и благополучного возвращения после окончания войны на родину.

Насколько восхищение врага было искренним, подтверждает ответ, полученный Н. П. Сергеевой - женой командира «Стерегущего» на запрос о судьбе ее мужа (она направила его в Морское министерство в Токио через месяц после гибели миноносца). В нем от имени адмирала Ямамото Оговорилось: «Изъявляю глубокую симпатию всему экипажу русского миноносца "Стерегущий", который выказал храбрость и решительность в бою против нашего более сильного отряда».

Экипаж «Стерегущего»

Командиры

хх.хх.хххх-хх.хх.1904 — лейтенант Б. Л. Кузьмин-Караваев 2-й

17.02.1904-26.02.1904 — лейтенант А. С. Сергеев

Офицеры (погибшие)

Погибшие офицеры со «Стерегущего»

Командир – лейтенант Александр Семенович Сергеев 2-й (род. 18.09.1863)

Минный офицер – лейтенант Николай Семенович Головизнин 2-й (1877).

Вахтенный начальник – мичман Константин Владимирович Кудревич (1882).

Судовой механик – младший инженер-механик Владимир Спиридонович Анастасов (1879).

Нижние чины (погибшие)

Комендор Филипп Васильевич Васильев (Смоленской губ., Бельского уезда),

Комендор Кузьма Артемьевич Майоров (Уфимской губ., Мензелинского уезда),

Комендор Кузьма Иванович Астахов (Рязанской губ., Сапожковского уезда),

Комендор Селивестр Лкузин,

Старший минер Тимофей Ливыцкий,

Минер Константин Евстафьевич Степанов (Подольской губ., Кам. – Подольского уезда),

Минер Федор Степанович Черемухин (Тамбовской губ., Шатского уезда),

Минер Иннокентий Алексеевич Денежкин (Вологодской губ., Никольского уезда),

Рулевой Михаил Шимаров,

Сигнальщик Василий Яковлевич Кружко.

Сигнальщик Леонтий Иванов,

Матрос 1-й ст. Лука Антипович Петухов (Новгородской губ., Старорусского уезда),

Матрос 1-й ст. Иван Артемьевич Гаврилов (Киевской губ., Сквирского уезда),

Матрос 1-й ст. Афонасий Иванович Карпухин (Тульской губ., Ефремовского уезда),

Матрос 1-й ст. Николай Осипович Бондарь (Подольской губ., Проскуровского уезда),

Матрос 1-й ст. Тихон Порфирьевич Максименко (Тульской губ., Новосильского уезда),

Матрос 1-й ст. Михаил Васильевич Повалихин (Пензенской губ., Городищенского уезда),

Матрос 1-й ст. Константин Михайлович Красников (Орзоровской губ., Кромского уезда),

Матрос 2-й ст. Платон Николаевич Николаев (Новгородской губ., Старорусского уезда),

Матрос 2-й ст. Марк Григорьевич Лемешко (Полтавской губ. и уезда),

Машинный содержатель 2-й ст. Иван Семенович Алексеев (Иркутской губ., Иркутского округа),

Машинный квартирмейстер 1-й ст. Михаил Федорович Бабкин (Вятской губ., Сарапульского уезда),

Машинный квартирмейстер 1-й ст. Иван Михайлович Бухарев (Казанской губ., Чистопольского уезда),

Машинный квартирмейстер 2-й ст. Борис Логинович Аксененко (написано - Аксiоненко) (Енисейской губ., Ачинского уезда),

Машинный квартирмейстер 2-й ст. Александр Денисович Артамонов (Томской губ. и уезда),

Машинный квартирмейстер 2-й ст. Иван Васильевич Харламов

Машинный квартирмейстер 2-й ст. Сергей Иванович Зимин (Рязанской губ., Зарайского уезда),

Машинист 2-й ст. Василий Николаевич Новиков (Томской губ. и уезда),

Хозяин трюмного отсека 2-й ст. Алексей Иванович Булдаков (Томской губ., Каинского уезда),

Кочегар квартирмейстер 2-й ст. Павел Васильевич Рагулин (Саратовской губ., Камышинского уезда),

Кочегар 1-й ст. Александр Васильевич Пономарев (Казанской губ., Козьмодемьянского уезда),

Кочегар 1-й ст. Андрей Ипполитович Кобель (Минской губ., Слуцкого уезда),

Кочегар 1-й ст. Петр Михайлович Хасанов (Псковской губ., Холмского уезда),

Кочегар 1-й ст. Федор Антонович Апришко,

Кочегар 2-й ст. Кузьма Захарович Игнатов (Уфимской губ. и уезда),

Кочегар 2-й ст. Тимофей Иванович Зацепилин (Пензенской губ., Керенского уезда),

Кочегар 2-й ст. Павел Петрович Ботманов (Уфимской губ., Белибеевского уезда),

Кочегар 2-й ст. Валентин Филиппович Комаров (Рязанской губ., Зарайского уезда),

Кочегар 2-й ст. Кирилл Павлович Коростин (Полтавской губ., Гадячского уезда),

Кочегар 2-й ст. Игнатий Игнатов,

Минный машинист Федор Иванович Тонкий (Архангельской губ., Минежского уезда),

Минный машинист Тимофей Григорьевич Сапожников (Вятской губ., Малмыжского уезда).

Нижние чины (взяты японцами в плен)

Матросы со «Стерегущего» в японском плену

Минный квартирмейстер Юрьев Федор Дмитриевич,

Машинный квартирмейстер Новиков Василий Николаевич,

Кочегар Алексей Александрович Осинин.

Кочегар Иван Панкратьевич Ширинский.

Память

лейтенант А.С. Сергеев
Открытие памятника в память миноносца «Стерегущий»
Памятник в память миноносца «Стерегущий». Современное фото

Подвиг «Стерегущего» не мог пройти незамеченным и на родине, но здесь он получил самый неожиданный резонанс. Одно из первых сообщений о бое и гибели «Стерегущего» появилось в газете «Новое время» (№ 10 065) от 12 марта 1904 года и затем с различными изменениями перекочевало и в другие издания. Суть публикации сводилась к следующему: со ссылкой на корреспондента английской «Таймс» (он, в свою очередь, ссылался на слова «японского донесения») сообщалось, что когда японцы взяли на буксир русский миноносец, оставшиеся на «Стерегущем» два матроса заперлись в трюме и, несмотря на все уговоры японцев, не только «не сдались врагу, но вырвали у него добычу»; «открыв кингстоны, они наполнили родной миноносец водой и погребли себя вместе с ним в морских пучинах». Попав на газетные полосы, это сообщение обошло всю Россию.

Попав на газетные полосы, это сообщение обошло всю Россию. Одновременно в большом количестве разошлись по стране репродукции с картины художника Самокиш-Судковского, изображавшей момент открытия двумя матросами иллюминатора на гибнущем «Стерегущем». В ногах у матросов был изображен маховик от кингстона. Скульптор К. Изенберг использовал эту композицию. Созданная им модель памятника «Двум неизвестным морякам-героям» в августе 1908 года удостоилась «высочайшего одобрения» царем, и 22 июня следующего года со скульптором был заключен контракт на сооружение памятника. Причем в виде платы за выполнение всех работ Изенбергу с разрешения Совета министров отпускался со складов Морского министерства медный лом на сумму 60 тыс. рублей.

Однако в распоряжении Исторической части Морского генерального штаба не оказалось ни одного документа, в котором содержалось бы упоминание о «подвиге двух неизвестных матросов», открывших кингстоны. Исследование, проведенное и. о. начальника Исторической части МГШ старшим лейтенантом Е.Н. Квашниным-Самариным, установило, что первое сообщение о бое «Стерегущего» было составлено капитаном 2 ранга Г.Г. Селецким[1] со слов В.Н. Новикова и A.A. Осинина и адресовано французскому консулу в Кобе, заинтересовавшемуся подробностями боя во время посещения им лагеря для военнопленных в Мацуяме.

Из сохранившейся в делах Архива Исторической части МГШ копии этого сообщения следовало, что

« ...видя неминуемую гибель миноносца, машинист Василий Новиков, оставшийся в живых и помогавший раненому и умирающему сигнальщику Василию Кружкову уничтожить сигнальные книги, бросается в машинное отделение и открывает клинкеты и кингстоны, чтобы имевший большую течь от массы подводных пробоин миноносец скорее затонул; затем он с двумя ранеными берет снаряды, заворачивает их не только в кормовые, но и в сигнальные флаги и бросает их за борт... Когда миноносец заметно стал погружаться, то подошедшие шлюпки поспешили снять раненых, которым и была подана медицинская помощь в самом непродолжительном времени. »

Узнав о строительстве памятника двум «неизвестным героям», Е.Н. Квашнин-Самарин попытался приостановить его открытие. «Грустно видеть, — писал он, — в великой России кто-то на авось пропагандирует постановку памятника несуществовавшим морским героям, когда вся история нашего флота ... полна настоящими подвигами», и далее настаивал на исключении из надписи, проектируемой на памятник, «рассказа о потоплении «Стерегущего» двумя неизвестными матросами», считая, что кингстоны открыл В.Н. Новиков.

Так как версия о двух неизвестных матросах была уже доложена императору Николаю II, то начальник Морского генерального штаба вице-адмирал A. A. Эбергард, чтобы обосновать изменение надписи, затребовал собрать все сведения, «какие только возможно». Учитывая, что версия о неизвестных героях попала в газеты со ссылкой на «японское донесение», по просьбе МГШ морской агент (атташе) в Японии и Китае A.H. Воскресенский 27 августа 1910 года направил в Историческую часть подлинную справку о деле «Стерегущего», выданную по его просьбе Морским министерством в Токио, и сделанный им перевод.

Этот документ представлял собой копии донесений начальника 3-го отряда истребителей капитана 2 ранга М. Цуция, командира миноносца IJN Sazanami капитан-лейтенанта Ц. Кондо и мичмана X. Ямазаки, но никакого упоминания «о двух неизвестных» в них не было.

Внимательно ознакомившись с показаниями оставшихся в живых моряков со «Стерегущего», члены Исторической части обратили внимание на многочисленные встречающиеся в них противоречия «и даже явную несообразность». Так, письмо Василий Николаевич Новикова, датированное 26 июня 1907 года, еще больше запутывало дело. Из него следовало, что Новиков уже в ходе буксировки спустился в машинное отделение, открыл кингстоны, а затем, поднявшись на верхнюю палубу, порвал сигнальные книги и бросил их за борт. «Миноносец начал тонуть, а оставшаяся на нем прислуга стала бросаться в воду», после чего он, Новиков, «тоже кинулся за борт» и тут «уже ничего не помнит». Показания A.A. Осокина в целом подтверждали слова Новикова: «Василий Новиков пошел, открыл кингстоны в машине, пошла сильно вода, стали ожидать с чистой совестью смерти, так что могли — сделали, в это время подошла японская шлюпка и все втроем спустились в шлюпку». В показаниях Федора Юрьева вообще ничего не говорилось о потоплении миноносца. «Как утонул миноносец, не знаю, не ведаю», — значилось в его письме от 10 мая 1906 года.

Несмотря на многочисленные противоречия, эти показания сходились в одном — в них также ничего не говорилось о «неизвестных матросах».

Таким образом, хотя члены Исторической части склонялись к мнению, «что придавать показаниям оставшихся в живых нижних чинов команды миноносца «Стерегущий» значение исторически верных документов едва ли представляется достаточно обоснованным», версия его затопления двумя неизвестными матросами была еще менее правдоподобна. «Палубные горловины, — говорилось в одном из документов, подготовленных Исторической частью, — которые задраили за собой два неизвестных матроса, могли быть открыты и с верхней палубы и, сомнительно, чтобы японцы, прибывшие на миноносец и пробывшие на нем около 40 минут во время его буксировки, успевшие выбросить с него горючие материалы, не открыли бы при этом с палубы этих горловин и не обнаружили бы двух людей, если таковые были бы в затопленном до половины машинном отделении».

Считая, что гибель двух неизвестных матросов, открывших кингстоны, «есть выдумка» и «как выдумка она не может быть увековечена в памятнике», Морской генеральный штаб 2 апреля 1910 года обратился с докладом на «высочайшее имя», где спрашивал:

« Надлежит ли считать предполагавшийся к открытию памятник сооруженным в память геройского самопожертвования двух оставшихся неизвестными нижних чинов команды миноносца «Стерегущий», или же открыть этот монумент в память геройской гибели в бою миноносца «Стерегущий»? »

Николая II наложил следующую резолюцию:

« Считать, что памятник сооружен в память геройской гибели в бою миноносца «Стерегущий». »

26 апреля 1911 года в торжественной обстановке памятник «Стерегущему» открыли на Каменноостровском проспекте в Петербурге. На торжествах присутствовал и Николай II. Четыре оставшихся в живых матроса «Стерегущего» получили награды. 10 мая 1913 года по «высочайшему повелению» памятник передали городу Петербургу «при описи и особом акте», а гипсовую модель памятника — Кронштадтскому порту. До настоящего времени этот великолепный памятник с лаконичной надписью «СТЕРЕГУЩИЙ» украшает один из красивейших проспектов города на Неве.

Между тем в деле «Стерегущего» так и не было ясности. Версия с открытием кингстонов В.Н. Новиковым также вызывала определенные сомнения. Два раза Историческая часть приглашала представителя Морского технического комитета с чертежами миноносца, пытаясь разобраться с системой трубопроводов и забортных отверстий. Результатом стал вывод, сделанный членами Исторической части при подготовке к выходу в свет официального издания по истории войны, где говорилось:

« Необходимо заметить, что разновременные показания упомянутых 4 живых свидетелей боя настолько сбивчивы и разноречивы в подробностях, что считать их достоверными нет достаточных оснований. Вода вливалась в пробоины, и внутренность миноносца была затоплена водою по показаниям как наших матросов, так и японского офицера, буксировавшего «Стерегущий». Поэтому сомнительно, чтобы можно было в это время пробить трубу холодильника (конденсатора), так как кингстонов затопления на миноносце в машинном отделении не было. »

В заключение нам остается только предоставить слово Евдокиму Николаевичу Квашнину-Самарину, писавшему в далеком 1910 году:

« Всякому, кто прочел бы и сопоставил все собранные по делу «Стерегущего» материалы и документы, было бы совершенно ясно, насколько велик был подвиг «Стерегущего» даже и без недосказанного мифа... Пусть легенда живет и живит будущих героев на новые беспримерные подвиги, но признайте же, что 26 ФЕВРАЛЯ 1904 ГОДА В БОРЬБЕ С СИЛЬНЕЙШИМ ВРАГОМ ЭСКАДРЕННЫЙ МИНОНОСЕЦ «СТЕРЕГУЩИЙ», ПОТЕРЯВ КОМАНДИРА, ВСЕХ ОФИЦЕРОВ, 45 ИЗ 49 МАТРОСОВ, ПОСЛЕ ЧАСОВОГО, ДО ПОСЛЕДНЕГО СНАРЯДА БОЯ, ПОШЕЛ КО ДНУ, ИЗУМЛЯЯ ВРАГА ДОБЛЕСТЬЮ СВОЕГО ЭКИПАЖА! »

Примечания

  1. Георгий Гаврилович Селецкий - капитан 2 ранга, командир парохода Добровольного флота «Екатеринослав», который 24 января 1904 года у острова Цусима был захвачен японским броненосцем береговой обороны «Сайен» и отведен в Фузан. Став одним из первых военнопленных русско-японской войны, Селецкий позднее написал свои воспоминания «646 дней в плену у японцев», вышедшие в свет в 1910 году.