Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Цусимское сражение

Цусимское сражение

Перейти к: навигация, поиск
Цусимское сражение
Цусима_Tojo_Shotaro,_1905.jpeg
Цусимское сражение
Художник Tojo Shotaro, 1905 год
ТВД Тихий океан
Место Японское море, Цусимский пролив
Период Русско-японская война
Характер сражения Генеральное сражение
Дата 14 (27) мая - 15 (28) мая 1905 года
Итог Победа Императорского флота Японии
Противники
Российская_империя_флаг.png
Российская империя
Японская_империя_флаг.png
Японская империя
Командующие силами сторон
Силы сторон
8 эскадренных броненосцев

3 броненосца береговой обороны
3 броненосных крейсера
5 бронепалубных крейсеров
1 безбронный крейсер
1 вспомогательный крейсер
9 эскадренных миноносцев
4 транспортных судна
2 буксирных судна
2 госпитальных судна

4 броненосца 1 класса

2 броненосца 2 класса
9 броненосных крейсеров
10 бронепалубных крейсеров
1 безбронный крейсер
3 авизо
21 эскадренный миноносец
44 миноносца
4 канонерские лодки
22 вспомогательных крейсера
2 госпитальных судна

Потери
8 эскадренных броненосцев (2 сдались)

3 броненосца береговой обороны (2 сдались)
3 броненосных крейсера
2 бронепалубных крейсера
1 вспомогательный крейсер
6 эскадренных миноносцев (1 сдался)
3 транспортных судна
1 буксирное судно
2 госпитальных судна (захвачены)
Интернировалось:
(2 бронепалубных крейсера, 1 безбронный крейсер, 1 эскадренный миноносец, 2 вспомогательных судна)
5045 человек убито
803 ранено
6016 взято в плен

3 миноносца потоплено

116 человек убито
538 ранено

Цусимское[1] сражение (яп. 日本海海戦, «Нихонкай-кайсэн», буквально «Морская битва в Японском море») — крупнейшее морское сражение в эпоху додредноутных броненосных кораблей, произошедшее в период русско-японской войны с 27 по 28 мая[2] 1905 года между 2-й и 3-й Тихоокеанскими эскадрами Российского императорского флота под командованием вице-адмирала Зиновия Петровича Рожественского и Объединённым[3] флотом Императорского флота Японии под командованием адмирала Того Хэйхатиро в районе острова Цусима. В результате эскадры Российского императорского флота потерпели сокрушительное поражение, часть кораблей была потоплена, другие капитулировали и стали японскими трофеями. Лишь нескольким кораблям удалось прорваться в нейтральные порты или к Владивостоку. Итоги сражения окончательно предопределили победу Японской империи в войне, стали одной из причин русской революции 1905 года, а также значительно повлияли на развитие мирового военного кораблестроения. Поражение вышло настолько разгромным, что слово «Цусима» стало нарицательным.

Содержание

Предпосылки

Основная статья: Русско-японская_война

С самого начала русско-японской войны Императорский флот Японии перехватил стратегическую инициативу и имел стратегическое превосходство над соединением кораблей Русского Императорского флота, дислоцированным в Японском и Жёлтом морях. В первый день войны на внешнем рейде Порт-Артура торпедами были повреждены два новейших русских броненосца и один крейсер, а в корейском порту Чемульпо японская эскадра вынудила принять бой, находившихся там крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец». В результате уже к началу мая 1904 года 1-я Тихоокеанская эскадра была заблокирована в Порт-Артуре а из всего русского флота на Дальнем Востоке лишь владивостокский крейсерский отряд сохранял свободу действий.

Путь 2-й Тихоокеанской эскадры

В апреле 1904 года в Санкт-Петербурге было принято решение для усиления флота в районе боевых действий и завоевания господства на море сформировать и отправить из Балтийского моря 2-ю Тихоокеанскую эскадру. Согласно докладу командующего эскадрой, ее приход на Дальний Восток был возможен в конце января 1905 года при условии, что в плавание она выйдет 1 сентября 1904 года. Корабли должны были совершить переход вокруг Африки до Мадагаскара и далее через Индийский океан и Южно-Китайское море. Однако ко времени прихода эскадры на Мадагаскар стало известно о гибели 1-й Тихоокеанской эскадры и падении Порт-Артура.

Таким образом, цель отправки 2-й Тихоокеанской эскадры — деблокада Порт-Артура с моря — потеряла смысл. После длительного ожидания и переписки с Санкт-Петербургом, эскадре была поставлена новая задача — прорваться во Владивосток. Владивостокский отряд крейсеров не мог оказать сколь-нибудь существенную помощь эскадре. И поэтому для ее усиления была сформирована и отправлена в догонку 3-я Тихоокеанская эскадра.

Подготовка сил и планирование

Россия Российский императорский флот

Командующий 2-й Тихоокеанской эскадрой вице-адмирал Зиновий Петрович Рожественский

После соединения с 3-й Тихоокеанской эскадрой 9 мая 1905 года в районе бухты Ван-Фонг, командующий вице-адмирал З. П. Рожественский принял решение прорваться во Владивосток хотя бы частью эскадры, вопреки директиве императора Николая II, в которой указывалось, что задача «состоит не в том, чтобы с некоторыми судами прорваться во Владивосток, а в том, чтобы завладеть Японским морем».

Имея возможность осуществить переход во Владивосток через один из проливов — Корейский, Сангарский или Лаперуза, командующий русской эскадрой решил прорываться кратчайшим путем — через Корейский пролив, другие маршруты потребовали бы не одну погрузку угля в открытом море. К тому же проход через северные проливы представлял немалые трудности для маневрирования большой эскадры, особенно при плохой погоде и тумане.

Кроме того, шансов пройти незамеченной у столь медлительной эскадры вдоль всего побережья Японии практически не было. Опасаясь ночных атак японских миноносцев командующий решил пройти самое узкое место Цусимского пролива днем.

Видимо понимая, что эскадра не сможет пройти неширокий пролив незамеченной и принимая во внимание ее плохую маневренную подготовку и невысокую скорость, З.П. Рожественский избрал оборонительную тактику, двигаясь в тесном строю двух кильватерных колонн с вспомогательными судами между ними. Вероятно он предполагал, что ввиду почти двухкратного превосходства в тяжелых орудиях русской эскадры, противник или вообще не осмелится атаковать ее, а если атакует, то попадет под сосредоточенный расстрел.

Однако на единственном совещании флагманов и командиров кораблей плана предстоящего боя З. П. Рожественский не сообщил, ограничившись лишь общей задачей прорыва и построения кораблей. Эти указания для всех кораблей вообще состояли в том, чтобы «держаться сообща», для броненосных отрядов — действовать соединенно против броненосцев противника, маневрируя так, чтобы по мере возможности продвигаться на север.

Передача командования в бою должна была производиться так, что в командование эскадрой должны были вступать командиры новых броненосцев, шедших в голове колонны. В детали были посвещены только младший флагман, командующий крейсерами и некоторые чины штаба.

Остальные должны были руководствоваться флажными сигналами, подаваемыми с флагманского броненосца «пока флаг командующего не перенесен или пока в командование не вступил младший флагман». Порядок вступления в командование младших флагманов приказом не оговаривался, например, Н.И. Небогатов до окончания сражения так и не узнал, что он остался первым заместителем командующего эскадрой. Не назначались ни место, ни время встречи в том случае, если корабли разлучатся ночью или в тумане.

По видимости командующий считал, беспорядок в командовании более страшным врагом, чем японцев, а любая неоднозначность понимания приказа могла привести к разброду. Адмирал не сомневался в том, что простота распоряжения следовать за головным кораблем указанным курсом — гарантия исполнения: его трудно нарушить без веских причин и риска попасть под суд за неисполнение.

В надежде отвлечь внимание от истинного маршрута эскадры, к восточным берегам Японии были отправлены вспомогательные крейсера «Кубань» и «Терек» для крейсерских операций на подходах к Токийскому заливу с востока и с юга. С той же целью к портам Западной Японии и Желтого моря были отправлены вспомогательные крейсера «Днепр» и «Рион». Для сокращения числа судов, стесняющих действия эскадры шесть транспортов были отосланы в Сайгон, а семь транспортов и плавучая мастерская «Ксения» — в Шанхай.

Япония Императорский флот Японии

Командующий Объединённым флотом Японии адмирал Того Хэйхатиро

Японский Объединенный флот под командованием адмирала Того Хэйхатиро имел своей целью уничтожение русской эскадры. Прекрасно налаженная разведка позволила иметь точное представление о корабельном составе русской эскадры и ее местонахождении. Кроме того, после падения Порт-Артура и уничтожения 1-й Тихоокеанской эскадры, японские эскадры в течение четырех месяцев проводили учения для отработки взаимодействия.

Основывалась на анализе действий русских кораблей в предыдущих боях, командующий Объединенного флота предполагал, что русские предпочтут оборонительную тактику, двигаясь в кильватерных колоннах, что приведет к снижению общей скорости. Осталось определить по какому из трех возможных маршрутов (Лаперузов, Сангарский или Цусимский проливы) пойдет русская эскадра. Рассредотачивание кораблей в трех местах могло привести к их уничтожению по отдельности. Поэтому ставка была сделана на сосредоточении флота в одном месте.

Прекрасно понимая, что путь вокруг Японии через пролив Лаперуза самый протяженный и русской эскадре просто не хватит запасов угля, этот вариант был исключен. Для исключения возможности прохода через Сангарский пролив, в нем было выставлено плотное минное заграждение. В дополнение к этому на подступах к Владивостоку расположились дозорные суда. В помощь военным кораблям японским командованием были мобилизованы рыбацкие суда. По некоторым данным всего для разведки было задействовано до 73 японских кораблей и судов.

По совету английских морских офицеров, японские моряки разработали новую наступательную тактику. Согласно ей японские корабли, пользуясь превосходством в скорости, могли бы атаковать колонны русской эскадры с выгодных курсовых углов (то есть с головы или хвоста) и выводить из строя головные или концевые корабли противника. Для реализации этой тактики весь флот был разделен на семь боевых отрядов, командирам которых предоставлялась значительная свобода действий. Кроме того, японцы решили вести бой на больших дистанциях — до 80 кабельтовых. И перед Цусимским сражением они прошли дополнительную усиленную боевую подготовку, уделив особое внимание артиллерийской стрельбе.

Главные силы японского флота сосредоточились в корейском порту Мозампо, а крейсера и миноносцы — у острова Цусима. Предполагая, что командующий русской эскадрой предпримет пройти Цусимский пролив в темное время суток, в 20 милях к югу Мозампо, между островами Гото и Чеджу, была развернута дозорная цепь вспомогательных крейсеров, которые должны были своевременно обнаружить русскую эскадру при ее подходе к Корейскому проливу. Оперативный план адмирала Того Х. был рассчитан на четверо суток и предусматривал выполнение семи последовательных ударов (четыре дневных и три ночных) по русской эскадре на всём протяжении пути от острова Квельпарт до Владивостока.

Дневные бои броненосцев и крейсеров по плану чередовались с ночными минными (торпедными) атаками. Маневрирование в бою подчинялось требованиям применения артиллерии, действие которой подкреплялось стрельбой минами Уайтхеда с больших кораблей (на дистанциях 10-15 кабельтовых) и минными атаками эсминцев. Один отряд эсминцев готовился выставить по курсу эскадры плавающие мины, а отряды миноносцев — к ночным минным атакам.

Характеристики участвующих сторон

О боеприпасах и точности стрельбы

Россия Российская сторона

Крупнейшим недостатком российской эскадры была большая разнородность корабельного состава и его главной ударной силы — эскадренных броненосцев. И если для 1-й Тихоокеанской эскадры в бою в Желтом море пестрота корабельного состава не была столь отчетливой (шесть эскадренных броненосцев относительно сходных в тактико-технических характеристиках между собой четырех типов), то для 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусимском сражении она стала роковой — на 12 тяжелых кораблей приходилось целых семь типов, зачастую совершенно несопоставимых по основным боевым качествам, половина из которых была к тому же сильно устаревшими судами.

Боевую устойчивость русских броненосцев снижала также их перегрузка не только углем (полный запас - в превышение нормального водоизмещения), но и водой, боеприпасами и различными расходными материалами.

Вынужденное равнение на слабейшие корабли обусловило скованность, малоподвижность русской боевой колонны и обеспечило противнику, обладающему значительным превосходством в скорости, возможность быстрого охвата и разгрома ее по частям.

Личный состав эскадры был плохо обучен, боевой подготовки практически не имел, командный состав оказался тактически пассивен. Боеготовность эскадры оставляла желать лучшего. Эскадра не являлась вполне подготовленным и организованным соединением, которое могло на равных противостоять Императорскому флоту Японии, прошедшему значительную боевую школу, имевшему отличную организацию, практику и боевой опыт.

Британский историк Х. Р. Вильсона по поводу Цусимского сражения позднее заметил:
« «У русских не было недостатка в храбрости, они держались до конца, но не проявили инициативы и предприимчивости». »

Состав

Япония Японская сторона

В предстоящем сражении японский Объединенный флот имел некоторое превосходство за счёт большей однородности и быстроходности главных сил, многочисленности крейсеров и миноносцев, боевого опыта личного состава и близости своих берегов и военных портов. Но это превосходство не было подавляющим.

В области морской артиллерии японцы обладали рядом важных преимуществ, которые и решили исход Цусимского сражения уже в первой половине боя (использование фугасных снарядов с большим количеством взрывчатого вещества известного как «шимоза»[4]).

Если в японском флоте широко применяли радиосвязь, то у кораблей русской эскадры были серьёзные проблемы в вопросах обеспечения связи, связанные с техническим несовершенством аппаратов связи так и с непониманием командованием важности этого технического новшества.

Не в последнюю очередь победа была обеспечена отличной выучкой японских моряков, получивших боевой опыт в предыдущих сражениях. Также японцы много времени уделяли подготовке канониров, чего не делали русские офицеры. Многие из японских моряков происходили из прибрежных районов и были знакомы с морским делом с детских лет. В отличие от них, большинство русских матросов, выходцев из крестьян, впервые увидели море только после поступления на службу.

Состав

Обстановка перед боем

Японские разведданные

Восточный проход (проход Крузенштерна, Цусимский пролив) — юго-восточный проход Корейского пролива

С момента прихода 2-й Тихоокеанской эскадры в Индокитай японское командование регулярно получало донесения по телеграфу и от нейтральных кораблей о ее местоположении и составе. После получения донесения о выходе эскадры 14 мая из бухты Ван-Фонг, японский главнокомандующий повысил готовность броненосных отрядов в Мозампо. Приход русской эскадры в Цусимский пролив ожидался не позднее 26 мая. Однако с 19 мая точное местоположение эскадры было не известно.

23 мая в Японию прибыл норвежский пароход Oscar, который сообщил, что 19 мая был досмотрен русскими недалеко от Формозы, где эскадра грузилась углем. На следующий день, на совещании адмирал Того Х. приказал командирам отрядов быть готовыми к перехвату русской эскадры в районе острова Осима-Осима, если информации о ее местоположении не будет до полудня 26 мая.

Для своевременного обнаружения российских кораблей Цусимский пролив от острова Квельпарт до острова Дажелет был разбит на квадраты, каждый из которых постоянно патрулировался. Передовую цепь разведки образовали четыре вспомогательных крейсера, ближе к проливу держались бронепалубные крейсера, поддерживаемые главными силами 3-го флота вице-адмирала Катаока Ситиро. Для дополнительного наблюдения к Тайваню были отправлены мобилизованные рыболовные суда.

25 мая рассматривались пять возможных вариантов боя исходя от его места и времени начала. Командирам отрядов были розданы запечатанные конверты с инструкциями, в зависимости от развития ситуации. Вскрытие конвертов должно было производиться при получении определенного сигнала.

В полночь 26 мая из Шанхая поступило донесение о прибытии туда шести русских транспортов, это послужило подтверждением того, что российская эскадра пойдет через Цусимский пролив (если бы сообщение пришло на день позже, японский флот возможно перешел бы к острову Хоккайдо). Для усиления разведки в пролив были направлены корабли 3-го боевого отряда вице-адмирала Дева Сигэто. В залив Миура острова Цусима были направлены малые миноносцы.

Обнаружение русской эскадры

Флагман 2-й Тихоокеанской эскадры эскадренный броненосец «Князь Суворов»

25 мая 1905 года 2-я Тихоокеанская эскадра с 5 часов утра двигалась 5-узловым ходом по курсу норд-вест 75°. В 8:15[5] транспортам «Ярославль», «Владимир», «Воронеж», «Метеор», «Ливония» и «Курония» было приказано идти в Шанхай под конвоем вспомогательных крейсеров «Рион» и «Днепр». В 8:45 оставшиеся корабли эскадры легли на курс NO 2° и дали скорость 9 узлов, через 25 минут курс сменили на NO 73° — по направлению Корейского пролива.

Погода была пасмурная и дождливая, волна была небольшая. К полудню пройдено 132 мили пложение эскадры широта 31°1' N; долгота 123°21' ост. Корабли начали перестроение в новый походный порядок. Впереди, в строе клина, шел разведывательный отряд из трех крейсеров: «Светлана», «Алмаз» и «Урал»; затем эскадра в двух колоннах: правую составляли 1-й и 2-й броненосные отряды, то есть восемь кораблей — «Князь Суворов», «Император Александр III», «Бородино», «Орел», «Ослябя», «Сисой Великий», «Наварин», «Адмирал Нахимов»; в левой были 3-й броненосный и крейсерский отряды, то есть тоже восемь кораблей — «Император Николай I», «Адмирал Сенявин», «Генерал-адмирал Апраксин», «Адмирал Ушаков» и «Олег», «Аврора», «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах».

По обе стороны эскадры на линии головных броненосцев, держались «Жемчуг» и «Изумруд»; при каждом из них по паре дозорных миноносцев. Сзади, слегка врезавшись между колоннами, шла колонна транспортов — «Анадырь», «Иртыш», «Корея», «Камчатка»; тут же, водоотливные и буксирные пароходы — «Свирь» и «Русь». Пять миноносцев 2-го отделения держались при крейсерском отряде. Совсем позади шли госпитальные суда — «Орел» и «Кострома». В четвертом часу дня беспроводные телеграфы начали принимать посторонние телеграммы.

Обнаружение 2-й Тихоокеанской эскадры и начало сражения

На броненосце «Император Николай I» подняли сигнал: «Неприятель производит сигнализацию беспроводным телеграфом», использовать который самим кораблям эскадры было запрещено с 24 мая. Через час на флагмане был поднят сигнал: «Ожидать повторных минных атак».

К вечеру на «Адмирале Сенявине» случилось повреждение в машине. Всю ночь шли малым ходом. С этой ночи корабли эскадры шли совсем без отличительных огней, а госпитальные суда удалившись от эскадры настолько, что их не было видно, они несли все огни и имели свет в иллюминаторах.

26 мая тучи поредели, но по морю еще стлалась густая мгла, хотя дул довольно свежий ветер. С 9 до 11 часов броненосцы провели учения по маневрированию. В полдень широта 32°16' норд; долгота 126°20' ост. В 12:30 эскадра легла на курс O. Сигналы с флагмана: в 13:05 — «Неприятельские разведчики видят наш дым и много телеграфируют между собою», с 16:30 до 17:30 — «Приготовиться к бою». «Завтра с подъемом флага поднять стеньговые флаги». «По телеграфным знакам вижу, что возле нас переговариваются 7 неприятельских кораблей». «Завтра с рассветом иметь пары в котлах разведенными для полного хода».

В 18:00 курс норд-ост 60°, ход восемь узлов. Все были на своих местах, причем половине по очереди было разрешено тут же спать у своих мест. Каждые полчаса всех людей проверяли офицеры с вахты, а, в промежутки, еще и дежурные кондукторы.

К полуночи с 26 на 27 мая 2-й Тихоокеанской эскадре удалось пройти незамеченной две дозорные линии японских вспомогательных крейсеров. В 02:28, находившийся в третьей японской дозорной линии, у западного побережья острова Кюсю вспомогательный крейсер IJN Shinano Maru заметил огни неизвестного корабля.

Однако восходящая луна не дала возможности его точно индифицировать и первоначально японцы приняли корабль за вспомогательный крейсер «Днепр». Все же решили сблизиться и провести досмотр. В 04:02 с дистанции 300 метров корабль был опознан, им оказалось госпитальное судно «Орел». А через пять минут начавшийся восход солнца позволил увидеть в полутора километрах на севере дымы русской эскадры.

Опасаясь быть обнаруженным и атакованным вспомогательный крейсер IJN Shinano Maru развернулся, отправив в 04:28 телеграфные сообщения: «Обнаружены дымы русского флота». «2-я Тихоокеанская эскадра в точке 203». «Враг идет в пролив восточнее Цусимы». «Обнаружено более 15 кораблей противника».

С русских кораблей тоже заметили IJN Shinano Maru, но не смогли его опознать. Однако как только неизвестный корабль скрылся из виду беспроводной телеграф начал принимать сообщения, по которым стало понятно, что им был японский разведчик.

З. П. Рожественский не отменил своего приказа о соблюдении радиомолчания, не позволив поставить помехи радиопереговорам противника, и японцы без труда завладели радиоэфиром, стягивая свои силы.

Развертывание флотов

Объединенный флот выходит к месту сражения

К 4 часам утра 2-я Тихоокеанская эскадра вошла в Цусимский пролив. Погода была туманная. Густая мгла покрывала горизонт, видимость около 4 миль. Ветер юго-западный 3-4 балла, волнение около 4 баллов. Волна была короткая и частая.

Примерно в 04:40 телеграфные сообщения от IJN Shinano Maru были приняты кораблями 3-го боевого отряда, которые находились севернее островов Гото. Корабли под командованием контр-адмирала Дева С. и бронепалубный крейсер IJN Izumi вышли на перехват к точке 203. Однако, видимо из-за ошибки командира IJN Shinano Maru в счислении координат, либо из-за того что эскадра З. П. Рождественского увеличила ход до девяти узлов, японские крейсера проскочили южнее и не обнаружили русских кораблей. В это же время главные силы Объединенного флота начали готовиться к выходу из Мозампо.

От находившихся в заливе Цусимы малых миноносцев поступило сообщение: «Погода хорошая, но высокая волна». В связи с этим, первая часть плана, предусматривающая торпедные атаки основных сил русской эскадры была отменена. Потерявший из виду русскую эскадру IJN Shinano Maru, вновь начал ее поиски. Визуальный контакт был установлен в 05:52 и вспомогательный крейсер продолжил следовать за эскадрой на дистанции четырех-пяти миль, непрерывно телеграфируя.

По изменению характера перехватываемых телеграмм командующий русской эскадрой понял, что она обнаружена. По приказанию З. П. Рождественского разведывательный отряд начал перестраиваться в хвост эскадры чтобы вступить в кильватер транспортов для их охраны, туда же переместились миноносцы «Бодрый», «Грозный», «Громкий». В 06:21 в дозоре IJN Shinano Maru сменил крейсер IJN Izumi, который через 10 минут был обнаружен русскими кораблями и на крейсере «Адмирал Нахимов» подняли сигнал: «Вижу неприятельский корабль на правом траверзе». А через некоторое время на «Светлане» был поднят сигнал: «Вижу крейсер «Идзуми». Теперь Объединенный флот имел точную информацию о российской эскадре. IJN Izumi продолжил движение параллельным курсом на дистанции 55-65 (10-12 км) кабельтовых справа от эскадры.

В 06:04, перед выходом из Мозампо, адмирал Того Х. телеграфировал в Токио: «Я получил известие, что вражеский флот был замечен. Наш флот немедленно выходит в море, чтобы атаковать врага и уничтожить его». К 7 часам Флагманский корабль IJN Mikasa в сопровождении примерно четверти главных сил вышел в залив Чинхэман. Остальные корабли спешно сгружали в баржи или сбрасывали прямо в море уголь, который был принят сверх нормы на случай если русская эскадра пойдет через пролив Лаперуза. Только после того, как в заливе собрались все корабли, построенный на юте IJN Mikasa оркестр исполнил национальный гимн. Затем корабли Объединенного флота направились ост-зюйд-ост, раcсчитывая к 14:00 прибыть к северной оконечности острова Цусима.

Сближение противников

Эскадренные броненосцы 2-й Тихоокенской эскадры во время маневра. Кадр из телесериала «Тучи над холмами».

В 07:00 на кораблях эскадры З. П. Рожественского была сыграна побудка. В это время, по приказанию адмирала все корабли 1-го и 2-го броненосных отрядов стали наводить орудия правого борта и 305-мм кормовые башни на IJN Izumi. Свободные от вахты, как обычно, позавтракали, произвели утреннюю приборку. Окатили и прошвабрили палубы, прибрали кубрики и внутренние помещения.

В 08:00 состоялся подъем флага. С подъемом флага подняли также стеньговые флаги по случаю дня коронования царя и царицы, был отслужен молебен. К подъему флагов эскадру догнало, отставшее за ночь госпитальное судно «Кострома» и сигналом предупредила, что у нее за кормой были замечены 4 неприятельских крейсера. К этому времени разведывательный отряд вышел в кильватер эскадры. С флагмана семафором было передано по линии: «Адмирал намерен произвести выстрел из кормовой 305-мм башни по неприятельскому разведчику, прочим судам не стрелять».

Но выстрел произведен не был, так-как крейсер IJN Izumi начал удаляться и скрылся в тумане. На просьбу «Урала» помешать своим телеграфным аппаратом переговорам неприятеля, адмирал ответил: «не мешать». Вскоре из тумана справа с кормы показался отряд адмирала Дева С. и начал на большом расстоянии обходить эскадру.

Получив подробную информацию от IJN Izumi о строе, курсе русской эскадры, адмирал Того Х. решил атаковать ее с левого фланга, где располагались старые броненосцы 3-го отряда. Однако скорость эскадры в 12 узлов была определена неверно. И опасаясь опоздать на перехват в узком месте Цусимского пролива, японский командующий выслал ей наперерез крейсерские отряды при поддержке миноносцев.

В 08:15 слева от эскадры на дистанции около 4 миль с крейсера «Олег» были замечены корабли 5-го и 6-го боевых отрядов. О чем с него известили сигналом флагмана. Впереди шел бронепалубный крейсер IJN Akitsushima, за ним корабли контр-адмирала Такэтоми Куникане, крейсера: IJN Itsukushima, IJN Matsushima, IJN Hashidate и устаревший броненосец IJN Chin'en. Далее два крейсера 5-го боевого отряда: IJN Suma и IJN Chiyoda, позади которых держались 23 миноносца, скрытые от русских кораблей в тумане.

Японские корабли шли на сближение, а в 08:47 на дистанции около 70 кабельтовых (около 13 км), последовательно повернувшись, легли на параллельный, немного расходящийся курс. Через пять минут IJN Akitsushima поспешно ушел на север. В это же время крейсер «Жемчуг» отогнал с пути эскадры джонку, шедшую к Цусиме.

На схеме показан принцип маневрирования отрядов японского Объединенного флота в строе кильватерных колонн

В 09:00 флагманском броненосце были подняты сигналы. Сначала — «Приготовиться к бою», а, затем, «1-му и 2-му отрядам броненосцев иметь 11 узлов ходу, а 3-му отряду и транспортам иметь 9 узлов». Японские корабли, обгоняя русскую эскадру, периодически скрывались в тумане. Командующий решил воспользовался этим, чтобы перестроить эскадру в одну кильватерную колонну.

В 09:10 сигнал с флагмана: «Когда неприятель покажется в тылу, то броненосцам построить фронт направо и налево. Крейсерам и транспортам выходить вперед».

В 09:30 японские крейсера, обогнав эскадру скрылись в тумане и в это же время с обеих сторон во мгле появились силуэты миноносцев. На «Князе Суворове» был поднят сигнал: «Тревога», а 1-й и 2-й броненосные отряды, по сигналу, прибавили ход до 11 узлов. По этому сигналу шедший слева крейсер «Изумруд» перешел на правую сторону и лег в кильватер крейсеру «Жемчуг». К ним присоединились четыре миноносца, назначенные в распоряжение флагманов. Крейсерам «Владимир Мономах» и «Дмитрий Донской» было приказано покинуть строй и взять на себя защиту транспортов с правого борта последних.

В 10:10 сигнал с флагмана — «В полдень курс NO 23°», через 10 минут — «Команда имеет время обедать повахтенно». Команда отобедала, не отходя от орудий. В 10:30 с крейсера «Жемчуг» был замечен небольшой пароход без флага, шедший впереди на пересечение курса эскадры. Приблизившись на дистанцию 1,5 (278 м) кабельтова, крейсер выстрелом из 47-мм орудия принудил пароход остановиться и уйти с пути эскадры. После чего вернулся на правый траверз флагмана.

В 10:35 на крейсере «Олег» подняли сигнал: «Вижу неприятеля на NW 60°». Через некоторое время позади траверза показались четыре крейсера: IJN Kasagi, IJN Chitose, IJN Otowa и IJN Niitaka. Они нагоняли эскадру двигаясь сходящимся курсом, постепенно сближались. Приблизившись к 11 часам на дистанцию примерно 39 кабельтовых японские крейсера легли на параллельный курс. Русские корабли начали наводить на крейсера орудия.

В 11:15 комендор левой средней башни броненосца «Орел» (командир башни артиллерийский кондуктор Владимир Панцырев), наводя орудие на IJN Kasagi случайно нажал спусковой механизм, забыв, что он стоит на «товсь». Не имея возможности разобрать, кто именно из кораблей сделал этот выстрел, эскадра приняла его за сигнал с флагмана и открыла огонь. Японские крейсера повернули «все вдруг» на восемь румбов влево и отстреливаясь из кормовых орудий и отошли на расстояние около 80 кабельтовых (около 15 км), где вновь легли на параллельный курс.

Перестрелка длилась около 10 минут и была прекращена сигналом с флагмана: «Не кидать снаряды». По утверждениям членов экипажей русских кораблей, японские крейсера получили несколько попаданий, а на одном из них начался пожар. Однако японские источники этого не подтверждают. Снаряды японских крейсеров давали в основном недолеты, но взрывались от удара об воду и поднимали громадные столбы воды и дыма, которые были окрашены различными оттенками.

В это время крейсер «Владимир Мономах» отгонял c крейсер IJN Izumi, который с самого утра держался на правом фланге эскадры двигаясь параллельным с ней курсом. Вскоре японские корабли скрылись в полосе тумана. З.П. Рожественский не воспользовался и удобным случаем для атаки подставленных под его удар слабых отрядов противника. Он посчитал это «побочным предприятием», не желая «увлечься погоней в сторону возможного нахождения главных сил японского флота». Рискованное выдвижение вперёд японцами своих крейсерских сил, включавших и устаревшие тихоходные корабли, обошлось безнаказанным.

После окончания перестроения броненосных и крейсерского отрядов в одну кильватерную колонну строй эскадры растянулся на четыре с половиной мили. Справа шла колонна транспортов и разведывательного отряда, а за ними, вдали, госпитальные суда.

Крейсер II ранга (бронепалубный) «Жемчуг» , входил в 1-й броненосный отряд.

Команда русских кораблей продолжила обедать, приказано было в отдых спать на своих местах по боевому расписанию. В 11:25 сигнал флагмана: «Крейсерам и транспортам иметь девять узлов хода».

В 12:00 эскадра вслед за флагманом последовательно начала ложиться на курс норд-ост 23° (на Владивосток). За несколько минут до начала поворота слева на дистанции около семи миль были замечены японские крейсера «в которых признали» IJN Chiyoda и IJN Chihaya в сопровождении четырех миноносцев.

В 12:20, когда все японские корабли скрылись в тумане, командующий поднял сигнал: «Светлане» «защищать транспорты с правой стороны», затем: «1-му и 2-му броненосным отрядам иметь 11 узлов ходу, повернуть последовательно на восемь румбов вправо», по его словам предполагая затем, вытянув оба отряда на перпендикулярном курсе, перестроить эскадру во фронт пока нет визуального контакта с противником.

Через пять минут, когда флагман уже делал этот поворот, крейсера неприятеля снова показались из тумана, но уже идущие перпендикулярным курсом вправо. Не желая преждевременно показывать неприятелю перестроение, З. П. Рождественский поднял «отменительный» сигнал для 2-го броненосного отряда: «2-му броненосному отряду курс норд-ост 23°».

Построение всех русских броненосцев в строй фронта несло угрозу быстрого охвата любого фланга флотом противника. В тоже время и две кильватерные колонны, построенные «уступом вправо», имели смысл только при потребности к раздельному маневрированию отрядов, основанному на правильной и четкой информации о противнике. Подобной информации З. П. Рожественский не имел, поэтому внезапное появление японских броненосцев могло привести к частичному поражению 2-й Тихоокеанской эскадры.

А когда 1-й броненосный отряд почти лег на перпендикулярный курс, по сигналу с флагмана: «1-му броненосному отряду последовательно на восемь румбов влево», головные корабли совершили поворот. В результате в 12:30 русская эскадра двигаясь девятиузловым ходом на курсе норд-ост 23° имела строй: в правой кильватерной колонне корабли 1-го броненосного отряда, в левой — 2-й и 3-й броненосные отряды, за ними в кильватере крейсера «Олег» и «Аврора» со 2-м отрядом миноносцев, имея справа колонну транспортов, охраняемую «Дмитрием Донским», «Владимиром Мономахом» и разведывательным отрядом. Крейсера «Жемчуг» и «Изумруд» с 1-м отрядом миноносцев держались справа от броненосцев — головной на траверзе «Орла». Крейсера неприятеля повернули вдруг на восемь румбов влево и в строе фронта начали увеличивать расстояние.

К этому времени основные силы японского Объединенного флота после выхода из Мозампо прошли курсом ост-зюйд-ост к северной оконечности острова Цусима. Затем, круче склонившись к югу, они пересекли Восточный проход слева направо и вышли в заранее назначенную точку в 10 милях севернее острова Окиносима. Далее, повернув на 315°, начали движение к оси прохода, однако на сей раз уже справа налево и строго придерживаясь географической параллели.

В 11:23, 7-й боевой отряд 3-й эскадры вошли в визуальный контакт с русской эскадрой у берегов Окиносима, а затем соединились с основными силами. К 12:55 к ним же присоединились корабли 3-й эскадры во главе с флагманом — бронепалубным крейсером IJN Kasagi, до этого сопровождавшие эскадру З. П. Рожественского.

Наиболее опасными для русской эскадры являлись четыре японских броненосца, объединённые с броненосными крейсерами IJN Nissin и IJN Kasuga в 1-й боевой отряд под личным командованием Того Х.. У этого отряда не имелось подавляющего превосходства над 1-м отрядом русских. Наиболее верным решением для З. П. Рожественского было присоединить пятый быстроходный эскадренный броненосец «Ослябя» и атаковать броненосцы 1-го японского отряда с выгодной для русских орудий дистанции (около 20-25 кабельтовых). Серьезное повреждение одного или двух броненосцев могло заставить японцев отказаться от продолжения боя. Но русский командующий отдал предпочтение пассивному образу действий.

Ход сражения

Встреча противников

После Цусимы флаг международного свода сигналов «Z» в Японии стал символом победы

В 13:15, когда русская эскадра находилась между островами Цусима и Окиносима, на броненосце «Сисой Великий» был поднят сигнал: «Вижу на норд шесть кораблей». Это были главные силы японского Объедиенного флота, они пересекали курс русской эскадры справа налево в дистанции около 60 кабельтовых. Возникла реальная опасность частичного разгрома 2-й Тихоокеанской эскадры. Поняв эту угрозу, вице-адмирал З. П. Рожественский принял решение противопоставить 12 броненосцам и броненосным крейсерам противника все свои 12 броненосцев в одной кильватерной колонне. Через десять минут по приказу З.П. Рожественского 1-й броненосный отряд увеличил ход до 11 узлов и вслед за флагманом начал склоняться влево, чтобы выстроиться со 2-м и 3-м отрядами в одну кильватерную колонну.

В результате корабли 2-го отряда вынужденно снизили ход до полной остановки, чтобы пропустить концевые корабли 1-го отряда вперед. Понимая, что бой может состоятся левым бортом, З.П. Рожественский два раза приказал крейсерам и транспортным судам «держать правее». В 13:30 крейсера легли на курс норд-ост 50°. Замыкающим боевой порядок основных сил стал броненосец «Адмирал Ушаков». На флагмане были подняты сигналы: «Крейсерам и транспортам отойти вправо». «Миноносцам: «Блестящему» и «Безупречному» быть при «Олеге», «Бодрому», «Громкому» и «Грозному» быть при «Светлане». После чего крейсерский отряд и транспорты легли на курс норд-ост 50°. Броненосные отряды закончили формирование общей колонны и, развернув башни на левый борт, изготовилась к бою.

В 13:20 с японского флагмана были обнаружены корабли русской эскадры, что явилось неожиданностью для командующего Объединенным флотом. Хотя крейсера постоянно сопровождали эскадру, из-за неточных и неполных радиосообщений, адмиралу Того Х. не было известно ни о точном ее положении, ни о боевом порядке. Как и докладывала японская разведка, русская эскадра двигалась двумя колоннами, однако она появилась справа, а не по левому борту, как ее ожидали.

Японские корабли двигались курсом зюйд-зюйд-вест, во главе кильватерной колонны 1-го боевого отряда шел флагман — IJN Mikasa, а слева от него авизо IJN Tatsuta. Дальше и немного правее следовал 2-й боевой отряд, справа от головного — авизо IJN Chihaya. За ним, немного правее, двигались крейсера и миноносцы.

Через минуту после обнаружения (в 13:21) на японском флагмане был поднят флажный сигнал «Z» по предварительной договоренности означавший[6]: «Судьба империи зависит от этой битвы. Пусть каждый приложит все силы».

Командующий Объединенным флотом приказал начать бой и лечь на курс норд-вест 34°. Основные силы легли на курс попутно-сходящийся с курсом русской эскадры под углом порядка 60°, оптимальным для охвата головы русской линии. 4-й боевой отряд взял левее, проходя к востоку от русской эскадры.

Флагман Объединенного флота эскадренный броненосец IJN Mikasa

Таким образом главные силы, перестроившись в одну колонну двигались в течении пяти минут. Адмирал Того Х. логично предполагал, что З. П. Рожественскому некуда деться и перестроившись в одну колонну он сам подставит под удар ее голову. Однако русская эскадра все это время продолжала двигаться двумя колоннами. В 13:26, когда японский флагман пересек воображаемую линию курса русской эскадры, Того Х. принял новое решение — атаковать левую колонну и повернул на запад.

Согласно новому плану японские корабли должны атаковать колонну старых кораблей на встречном курсе имея полуторное численное и подавляющее огневое превосходство. К тому же при таком стечении обстоятельств эта колонна закрывала бы японские корабли от огня новых броненосцев 1-го боевого отряда, а для приведения эскадры в одну колонну, по расчетам Того Х. требовалось не менее 25 минут.

В 13:40 1-й и 2-й боевые отряды японского флота пересекли курс русской эскадры. IJN Mikasa оказался примерно на четыре румба впереди левого траверза «Князя Суворова». Не желая расходиться на контркурсах, что привело бы к кратковременному бою без значимых последствий, адмирал Того Х. решает повернуть на параллельный курс русской эскадры и, охватив её голову, нанести удар по флагманским кораблям. Японский главнокомандующий избрал последовательный поворот, понимая риск ввода в бой свои корабли но частям в целях сохранения наиболее выгодной позиции на носовых курсовых углах противника.

Маневр перестроения броненосных отрядов 2-й Тихоокеанской эскадры в единую боевую колонну перед началом боя не удался. По причине несвоевременного подхода отряда, который должен был стать головным (1-й отряд, составлявший изначально правую колонну), корабли остальных двух (2-й и 3-й, составлявшие левую), чтобы пропустить его концевые корабли вперед, вынужденно снизили ход до полной остановки и оказались в беспорядке, позволив японскому Объединенному флоту получить преимущество после открытии огня. Эта ошибка во многом предопределила потерю эскадренного броненосца «Ослябя» в самом начале сражения.

Отлично отработанный японским флотом и безопасный поворот на обратный курс способом «все вдруг» в данной обстановке приводил к тому, что во главе боевого порядка становился младший флагман Симамура Х. с броненосными крейсерами, значительно уступавшими головным русским броненосцам типа «Бородино».

Дневной бой 27 мая

Карты действий. Дневной бой (13:45 - 20:00)

В 13:45 в дистанции всего 40 кабельтовых (7,4 км) от шедшего головным русского броненосца «Князь Суворов» японский флагманский броненосец IJN Mikasa, а за ним и остальные корабли эскадры начали поворот влево «последовательно» на курс норд-ост 67°. Русская эскадра продолжала двигаться 9-узловым ходом на норд-ост 23°.

В 13:49 с «Князя Суворова» был сделан пристрелочный выстрел по броненосцу IJN Mikasa с дистанции 32 кабельтовых (5926 м). К этому времени только японский флагман успел совершить поворот. По свидетельствам очевидца: «Несмотря на настойчивые просьбы командира броненосца о разрешении открыть огонь, Адмирал не позволял до тех пор, пока он сам не убедился, что колонна построена». Сразу же на русском флагмане подняли сигнал «1», что означало: «Бить по головному».

«Первый русский снаряд упал всего в 22 ярдах (20,12 м) за кормой IJN Mikasa — меньше, чем ширина броненосца».
« Огонь, открытый броненосцем «Князь Суворов» был немедленно принят теми из задних мателотов нашей линии, которые не стремились уклоняться от боя.
З.П. Рожественский, из ответов на вопросы Следственной Комиссии по Цусимскому бою
»
Вслед за флагманом корабли 1-го и 2-го броненосных отрядов открыли огонь и сосредоточили его на головном японском корабле.

В самом начале боя оказалось, что комендоры на русских кораблях были очень слабо обучены: вначале на каждый русский меткий выстрел приходилось три японских попадания, а позже отношение это стало еще более значительным, когда оно стало одие к четырем.

« Я вышел на левую сторону между башнями посмотреть на японскую эскадру... Она была все та же!.. Ни пожаров, ни крена, ни подбитых мостиков... Словно не в бою, а на учебной стрельбе! Словно наши пушки, неумолчно гремевшие, стреляли не снарядами, а... черт знает чем!.. Очевидно, наши снаряды или не рвались вовсе, или рвались плохо, т. е. на небольшое число крупных кусков.
В.И. Семенов, «Бой при Цусиме»
»

К тому же 3-й броненосный отряд под командованием контр-адмирала Н.И. Небогатова не стрелял. По расчетам командующего «длина строя трех отрядов броненосцев второй эскадры должна была составлять 2,8 мили, а от концевого корабля в 3-м отряде до броненосца IJN Mikasa, расстояние должно было быть не более 42,5 кабельтова (7,8 км)». Но нарушение Небогатовым приказа адмирала З. П. Рожественского о соблюдении интервала в кильватерной колонне и дистанция кораблей 3-го отряда (от 9,8 до 10,7 км) до флагмана Того Х. лишили их возможности вести огонь.

Японские эскадренные броненосцы в бою. Современная компьютерная графика

В 13:52 японская эскадра открывает ответный огонь. После первых попаданий русских снарядов, адмирал Того Х. повернул на курс норд-ост 25° для того, чтобы выйти из-под обстрела и за счет почти полуторного преимущества в скорости хода (японские корабли могли развивать 14-15 узлов) занять более выгодное положение. Адмирал Того Х. понимал, что оставаясь на прежнем курсе и продолжая сближаться через несколько минут броня его кораблей уже не являлась бы защитой от 305-мм орудий русских кораблей (на дистанции 3,6 км русские бронебойные снаряды пробивали крупповскую броню толщиной 251 мм). Попадания могли принести неустранимые повреждения механизмам и вооружению кораблей.

Продолжив движение в этом направлении «чуть более минуты» (до 13:52), IJN Mikasa начал пристрелку по головному кораблю русской эскадры. К этому времени еще три корабля 1-го боевого отряда: IJN Shikishima, IJN Fuji и IJN Asahi легли на новый курс и так же открыли огонь по «Князю Суворову».

В 13:55, увеличив расстояние до 31 кабельтова (5,7 км), адмирал Того Х. сменил курс на зюйд-ост 79°, а через минуту на норд-ост 73°. Тем самым, за счет преимущества в скорости и выдвинувшись вперед, вновь попытаться охватить голову русской эскадры. Закончившие к этому времени поворот броненосные крейсера IJN Kasuga, IJN Nisshin и IJN Izumo, открыли огонь по эскадренному броненосцу «Ослябя», а IJN Azuma — по «Князю Суворову». Стрельба японских броненосцев началась, согласно записям капитана 2-го ранга Семенова В., с перелетов. Длинные японские снаряды, названые в Порт-Артуре «чемоданами», на этой дистанции опрокидывались и вертясь падали как попало. Попадая в воду они взрывались, поднимая гигантские столбы воды и дыма и разбрасывая осколки. В 13:58 по «Ослябе» открыл огонь, закончивший поворот IJN Tokiwa.

К 14:01 японские корабли закончили поворот и, выстраиваясь в кильватер, последовали за флагманом, который в 14:05 сменил курс на норд-ост 15°. Из трех концевых кораблей после окончания маневра IJN Yakumo открыл огонь по «Ослябе», а IJN Asama и IJN Iwate — по броненосцу «Император Николай I». К этому времени отставший 3-й боевой отряд русской эскадры приблизился на дистанцию выстрела к точке поворота японской эскадры и следовавший в ней головным «Император Николай I» открыл ответный огонь по IJN Asama с расстояния около 40 кабельтовых.

Первые десять минут после начала огневого контакта резкопеременное маневрирование японского флагмана было сильной помехой в работе управляющих огнем офицеров 1-го боевого отряда. Но и русские корабли все это время не получали попаданий. После того как адмирал Того Х. несколькими изменениями направлений движения опытным путем подобрал своему отряду нужное значение курса, а корабли 1-го и 2-го боевых отрядов закончили поворот, точность японской стрельбы значительно возросла.

« Вот недалеко, против передней трубы, поднялся гигантский столб воды, дыма и пламени... Следующий снаряд ударил в борт у средней 6-дюймовой башни, а затем что-то грохнуло сзади и подо мной у левой кормовой. Из штабного выхода повалил дым и показались языки пламени. Снаряд, попав в капитанскую каюту и пробив палубу, разорвался в офицерском отделении, где произвел пожар.
В.И. Семенов, «Бой при Цусиме»
»

Строй японских кораблей, обладая преимуществом в скорости, все дальше выходил из-под обстрела русской эскадры, снова стремясь охватить ее голову. Стремясь пройти за кормой японской колонны, З. П. Роженственский в 14:01 отдал приказ сменить курс на норд. Командир «Князя Суворова» Капитан 1-го ранга В.В. Игнациус просил адмирала отказавшись от немедленного прорыва на север и повернуть вправо — на восток, чтобы вновь привести IJN Mikasa на трверз «Князя Суворова»:

«

— Ваше превосходительство, — как всегда оживленно жестикулируя, говорил командир, — надо изменить расстояние! Очень уж они пристрелялись — так и жарят! — Василий Васильевич, успокойтесь, Василий Васильевич, успокойтесь. Подождите. Ведь и мы тоже пристрелялись!.. — ответил адмирал.

В.И. Семенов, «Расплата»
»

Однако из-за сосредоточенного огня удержаться на этом курсе удалось не более 5 минут, после чего корабли повернули на 4 румба вправо (норд-ост 45°). В течение первых 15 минут японские корабли часто переносили огонь, но к 14:10 определились с целями: 1-й боевой отряд вел огонь по «Князю Суворову», а 2-й — по «Ослябе». В ответ три первых корабля русской колонны: «Князь Суворов», «Император Александр III» и «Бородино» вели огонь по японскому флагману. По нему же стреляли носовая артиллерийская группа «Орла», а его кормовая башня и 75-мм орудия вели огонь по IJN Iwate. Следующий за ним «Ослябя» вел огонь по броненосным крейсерам IJN Kasuga и IJN Nisshin. По ним же вели огонь остальные корабли 2-го броненосного отряда. Отстающие от основного строя на 18 кабельтовых корабли 3-го броненосного отряда могли стрелять только по концевым крейсерам Камимуры Х., в основном по IJN Asama и IJN Iwate.

В этих обстоятельствах с 14:05 «Князь Суворов» и «Ослябя» (по некоторым данным по «Ослябе» вели огонь до восьми японских кораблей) попали под сосредоточенный и точный огонь и оба вскоре были объяты пламенем. Уже третий крупнокалиберный снаряд ударил в носовую часть «Осляби», вырвал левый клюз и разворотил весь бак. Якорь вывалился за борт. Еще два снаряда разорвались на баке, один из которых сделал в небронированном борту корабля большую пробоину. Первый снаряд, полученный «Князем Суворовым» разорвался в судовой церкви, тяжело ранен оказался иеромонах отец Назарий. Следующие попадания были в борт около левой средней 152-мм башни и в офицерские каюты у левой кормовой башни. Вскоре была сбита одна из труб, разгорелся пожар в небронированных надстройках, были перебиты и сожжены все фалы. По этой причине отдавать сигналы эскадре З. П. Рожественский уже не мог.

Наиболее пострадавшим японским кораблем оказался броненосный крейсер IJN Asama: в 14:11 в его кормовой части разорвалось три снаряда, один 305-мм снаряд, вероятно с «Николая I», повредил рулевое управление. Корабль вышел из строя влево, таким образом IJN Asama был первым кораблем из обеих эскадр, который покинул боевую линию. Во время этого маневра в него попало еще девять снарядов, произведших пробоину около ватерлинии.

« Так как японцы главным образом обсыпали снарядами наши адмиральские корабли «Суворов» и «Ослябя», при чем так, что около них стояла сплошная стена громадных столбов воды, огня и черного дыма, то броненосец «Ослябя» не выдержал и вышел из строя вправо. Японские снаряды, не в пример нашим, рвутся не только от ударов о твердые предметы, но и о воду, при чем выпускают черный дым, дают массу осколков и подымают громадный столб воды. Это, собственно говоря, не снаряды в полном смысле, а прямо особого сорта мины, которые поэтому, как и мины, производят одинаковый эффект, что на дальнем, что на близком расстояниях. Для таких снарядов не требуется масса и скорость вылета, a только средство их выкинуть, чтобы потом уже работала не живая сила удара, как у нас, а только энергия того взрывчатого вещества, которое в них помещено. Это новое изобретение дает японцам громадные преимущества перед старыми снарядами, потому что, во-первых, позволяет им видеть, куда падает снаряд, а следовательно корректировать стрельбу; во-вторых, позволяет им стрелять на очень большие расстояния, да еще вредить им не только от непосредственного попадания, но даже при падениях в воду, близ судна массою брызг, залепляющих глаза людей, а если поближе, то разрывами борта ниже воды и массой осколков, проникающих повсюду и пронизывающих людей. Очень обидно и горько, что у нас не могли додуматься до такой простой идеи. Лучше бы сделать было это, чем какие-то наконечники на снаряды, для которых еще требуется быть неприятелю у самого дула, да еще стоять к нему нормально.
С. А. Посохов, старший офицер крейсера «Олег»
»

Следуя за изменением курса русского флагмана японская эскадра в 14:08 повернула на норд-ост 56°, а в 14:16 на ост, продолжая попытку охватить голову эскадры. К этому времени отставший 3-й броненосный отряд был лишен возможности вести огонь по японским кораблям. Когда русские орудия пристреливались к какому-нибудь японскому кораблю, тот выходил из кильватерного строя, описывал маневр коордонат[7] и шел тем же курсом на несколько увеличенном расстоянии, а потом снова занимал свое место в строю. Из-за этого на русских кораблях не замечали эффекта своей стрельбы, что отразилось на моральном состоянии русских моряков.

Эскадренный броненосец «Ослябя» в Цусимском сражении. Художник В. С. Емышев

В 14:22 в правом орудии носовой башни крейсера IJN Nisshin разорвался снаряд (по официальным данным ствол орудия был перебит русским снарядом). Через три минуты японская эскадра легла курсом на зюйд-ост 67°. В это же время «Князь Суворов», имея значительный крен на левый борт, перестал слушаться руля и начал описывать циркуляцию вправо. Так как сигнальщики, появлявшиеся на открытых местах, немедленно выводились из строя, флагман не мог воспользоваться семафором и увлекал эскадру за собой. Однако шедший следом «Император Александр III» разобравшись, что флагман неуправляем, повел эскадру дальше курсом зюйд. Оставаясь почти без движения флагман попал под сосредоточенный огонь японских кораблей.

В 14:32 сколками снаряда, попавшего в боевую рубку был вторично ранен адмирал З. П. Рожественский, также был смертельно ранен командир корабля В. В. Игнациус. Управление на себя взял флаг-капитан К. К. Колонг. В то же время броненосец «Ослябя», шедший в строю пятым, подошел к точке начала дуги поворота эскадры. Через пробоину в носовой части он уже получил большую массу воды, распространившуюся по всем палубам. Корабль осел носом и накренился на левый борт, но продолжал держаться в строю. Его носовая 254-мм башня была повреждена: соскочила с катков и перекосилась, был разбит каземат носового орудия левого борта. Вокруг боевой рубки и переднего мостика бушевал пожар. Но броненосец продолжал вести бой, стреляя из своей кормовой 254-мм башни и двух 152-мм орудий в казематах левого борта.

Так как «Ослябя» нес адмиральский флаг на него перенесли свой огонь все японские корабли. Три снаряда попали в одно и то же место — у ватерлинии в середину корабля, были сорваны с мест и несколько разошлись плиты бортового броневого пояса. Вода произвела короткое замыкание главной электрической магистрали, прервалось питание механизмов башни, но самое главное — перестали работать помпы, откачивающие воду. Крен стал быстро увеличиваться и в 14:40 с креном 12° на левый борт броненосец вышел из строя вправо. Капитан 1-го ранга В. И. Бэр немного задержался в рубке, чтобы выпрямить курс корабля после выхода из строя эскадры (на расходящийся с эскадрой курс) и приказал покинуть корабль. Около 14:50 «Ослябя» повалился на левый борт и затонул. К месту гибели броненосца подошли миноносцы «Буйный», «Бравый» и «Быстрый», а также буксир «Свирь». На воде среди всплывших обломков осталось несколько сотен человек, часть из них плавала самостоятельно, остальные ухватились за всплывший разбитый вельбот, паровой катер и другие обломки.

« Минут через 25 после начала боя с мостика раздалось «ура», подхваченное внизу. Артиллерийский унтер-офицер Горбунов взволнованно схватил меня за руку: «Смотрите». Я взглянул в бинокль и увидел мачты погружающегося в воду корабля. «Ура» гремело. Это был первый и, увы, последний светлый момент боя.
Из дневниковых записок И. А. Дитлова — мичмана броненосца «Адмирал Ушаков»
»
« Первым погибло японское головное судно. Мы думали, что это «Микаса», и наши матросы начали кричать «ура»...
Из беседы с корреспондентом газеты «Русь» отца Зосимы — священника броненосца «Адмирал Сенявин»
»
« ...по батарее, а затем и по всему броненосцу пронеслось торжествующее «ура!». Где и кто закричал его впервые? Кому и что померещилось? — осталось неизвестным... Передавали, будто откуда-то видели, как пошел ко дну японский корабль; иные утверждали даже, что не один, а два!..
В.И. Семенов, «Бой при Цусиме»
»
« В 2 час. 50 мин. затонул у всех на глазах броненосец «Ослябя», перевернувшись и пойдя носом ко дну на глубине 45 сажен. Впечатление было ужасное и резнуло оно по нашим сердцам, как самым острым ножем.
С. А. Посохов, старший офицер крейсера «Олег»
»
« Пока мы стояли на месте гибели «Ослябя» — эскадра наша прошла мимо нас, и к нам стали приближаться японские крейсера, теснившие эскадру сзади. Все были так заняты спасением людей, что неприятель был замечен только потому, что открыл по нам жестокий огонь, поражая плавающих людей...
Командир миноносца «Буйный», капитан 2-го ранга Коломейцев
»

Всего при непрекращающемся обстреле противника из воды было поднято 385 человек, погибло 504 матроса и офицера, в том числе командир капитан 1-го ранга В. И. Бэр.

Примерно с 14:30 эскадру возглавил «Император Александр III». Совершив поворот на прежний курс эскадры — норд-ост 23° он тем самым прикрыл своим корпусом от огня «Князя Суворова», который с положенным на правый борт рулем описал полную циркуляцию вправо и прорезал строй эскадры между «Сисоем Великим» и «Наварином». Бросившийся из рубки в румпельное отделение флаг-офицер лейтенант Н. Л. Крижановский смог поставить руль прямо. Однако из-за полученных повреждений броненосец уже не мог держать место в строю и самостоятельно последовал на север. Сумятицу усилил «Бородино», также вышедший из строя в это время, очевидно из-за неисправности в рулевом приводе. Но через несколько минут неисправность была устранена, и корабль снова занял место в строю в кильватере «Императора Александра III».

Благодаря резкой перемене курса «Императору Александру III» удалось на время выйти из под обстрела, а новая пристрелка японской эскадры затруднялась дымом, относившимся в ее сторону. Воспользовавшись моментом на корабле справились с пожарами. Однако вскоре на нем сосредоточили огонь все 12 японских броненосных кораблей. Благодаря этому, шедшие за «Императором Александром III» остальные русские броненосцы находились под слабым огнем и могли стрелять по неприятельской линии.

Возглавившим эскадру в самый критический момент боя «Императором Александром III» командовал потомок одного из первых солдат-гвардейцев Преображенского полка — капитан 1-го ранга Н. М. Бухвостов. Сам броненосец был укомплектован элитой русского флота — офицерами и матросами Гвардейского Экипажа. Н. М. Бухвостов, четко следуя инструкциям адмирала З. П. Рожественского возложил на себя ответственность дальнейшего руководства эскадрой.

« На «Александре III» не было адмиральского флага, но этим кораблем командовал человек, имя которого должно войти в список не только храбрейших командиров Российского Императорского Флота, но и выдающихся флагманов его... Бухвостов талантливо руководил этой частью боя, и проявленную им инициативу иначе как отважной назвать нельзя. Она была достойна искусства самых выдающихся флотоводцев мира... Маневрирование «Александра III» было, бесспорно, блестящим. Посылая огонь и сам в огне, русский броненосец принимал дерзкие решения, увлекая за собой весь остальной русский флот.
Александровский Г.Б., «Цусимский бой»
»

Видя, что японские корабли после поворота русской эскадры снова опережают русскую эскадру, Н. М. Бухвостов принимает смелое решение. Он в 14:35 не уклоняется со всей эскадрой снова вправо, чтобы бить по врагу всем орудиям своей эскадры, а поворачивает в обратную сторону — почти на чистый норд. Тем самым надеясь прорваться под кормой последнего корабля японской линии, держа курс на ее хвост. Во время этого поворота '«Император Александр III» снова прикрывает своим корпусом остальные русские броненосцы, которые, должны были временно прекратить стрельбу пока не легли на другой галс.

Броненосец «Император Александр III» в Цусимском сражении.

По-видимому, из-за дыма от разрыва снарядов и угольного дыма, который заволакивал пространство между эскадрами, концевой отряд японской линии не заметил начала поворота строя русских кораблей. Однако этот маневр был своевременно замечен передовым отрядом японских броненосцев. И в 14:40 адмирал Того Х. для предотвращения прорыва русской эскадры на север и в тоже время чтобы не попасть под продольный огонь русского флота приказывает кораблям повернуть «все вдруг» на 16 румбов (на 180°). Так как японские корабли, находясь на циркуляции, не могли стрелять, а сами представляли отличную мишень, был отдан еще один приказ. В минную атаку на русскую эскадру был отправлен авизо IJN Chihaya, который до этого держался сзади японской линии с ее нестреляющего борта. Этот корабль должен был отвлечь огонь русских броненосцев от главных сил во время их поворота. В 14:46 IJN Chihaya с предельной дистанции выпустил две торпеды Уайтхеда, которые прошли вблизи борта броненосца «Бородино».

Потому ли, что приказание это не могло быть сообщено по всей линии, или по установленному правилу — поворот совершили только шесть головных кораблей, а броненосные крейсера прошли вдоль разворачивавшегося первого отряда. Но благодаря тому, что 2-ой боевой отряд продолжал свой путь, расходясь на контркурсе с русской эскадрой. Броненосные крейсера Камимуры Х. прикрыли своими корпусами поворачивающиеся броненосцы Того Х.. Однако благодаря этому маневру японская эскадра оказалась впервые разъединенной.

Этим маневром японских кораблей, который длился 12 минут воспользовались русские артиллеристы. В 14:42 броненосец IJN Fuji получил попадание 305-мм снарядом в кормовую башню, где произошел пожар. Но из-за слабого фугасного действия русских снарядов, боекомплект не сдетонировал, а вода из разрушенной взрывом трубы охлаждения помогла потушить пожар. Снарядами такого же калибра поразили шедший после поворота головным крейсер IJN Nisshin, который получил подводную пробоину. Однако оба этих корабля остались в строю. Примерно в это же время IJN Asama снова получил два попадания в корму, после чего корабль осел на 1,5 м и временно потерял ход. Затем он двинулся дальше, стараясь следовать за своим отрядом, но в строй вступил только через 40 минут.

В это время «Князь Суворов» и головные корабли русской боевой линии - «Бородино», «Орёл» и вступивший в кильватер последнему «Император Александр III» оказались под сосредоточенным огнем броненосцев Того Х., к которым присоединились крейсера Камимуры Х.. Дистанция сократилась до 13-15 кабельтовых. IJN Mikasa, а за ним крейсера IJN Yakumo и IJN Azuma даже выпустили по «Князю Суворову» торпеды Уайтхеда, но промахнулись. Зато японская артиллерия на близкой дистанции превратила флагманский корабль «Князь Суворов» в груду развалин: на нём взорвалась кормовая 305-мм башня, рухнули фок-мачта и задняя дымовая труба. Раненый вице-адмирал З. П. Рожественский покинул боевую рубку. В командование броненосцем вступил третий по старшинству лейтенант-старший минный офицер Н.И. Богданов, а флагманский штурман полковник В.И. Филипповский из центрального поста безуспешно пытался удержать «Князь Суворов» на прямом курсе.

«Бородино», прикрывая флагманский корабль, также получил много попаданий и круто повернул вправо, разойдясь на контркурсах с японскими броненосцами. В этом бою на «Орле» был смертельно ранен командир капитан 1-го ранга Н. В. Юнг и в командование кораблём вступил старший офицер капитан 2-го ранга К. Л. Шведе. Склонившись к югу, русские броненосцы на время скрылись во мгле, и бой прекратился. Японцы в этом столкновении на близких дистанциях пострадали сравнительно мало: только IJN Shikishima и IJN Nissin получили по одному попаданию снарядами крупного калибра.

Пассивное маневрирование 2-й Тихоокеанской эскадры в первые полчаса определяющего боя и слабая организация эскадренного огня привели к большим повреждениям на русских кораблях и к потере управления эскадрой, что практически определяло её поражение. После выхода из строя двух флагманских броненосцев «Император Александр III» и «Бородино», действуя в духе взаимовыручки и полученных ранее приказов, хорошо сражались, но снова подставляли головные корабли эскадры под сосредоточенный огонь противника.

К 15:00 «Сисой Великий» и «Наварин» получили пробоины вблизи ватерлинии, на последнем корабле смертельно ранен командир. «Адмирал Нахимов» лишился кормового дальномера.

Японский бронепалубный крейсер IJN Сhitose

Южнее начался бой между второстепенными судами. Крейсера русской эскадры вместе с транспортами в начале боя главных сил уклонились вправо и подверглись нападению со стороны японских крейсеров. В то время, когда Того Х. направлялся на пересечение курса главных сил русской эскадры с левой стороны, вспомогательные отряды имели приказание направиться на юг и атаковать более слабые суда, шедшие в хвосте русских колонн.

Японцы имели четыре крейсерские эскадры. В этой фазе боя только две из них приняли участие в сражении: эскадра контр-адмирала Дева С. с крейсерами IJN Kasagi, IJN Chitose, IJN Yakumo и IJN Tokiwa и более слабая эскадра контр-адмирала Уриу С. в составе IJN Naniwa, IJN Niitaka, и IJN Otawa. Им противостояли два русских броненосных крейсера «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах» и шесть бронепалубных крейсеров: «Аврора», «Олег», «Изумруд», «Жемчуг», «Светлана» и «Алмаз». Всего восемь крейсеров.

Адмиралы Дева С. и Уриу С. использовали аналогичную тактику, что и Того Х., но в обратном порядке - вместо прохождения у русских перед носом, они прошли за кормой, огибая их строй с правой стороны. Это действие они повторяли несколько раз, используя свое преимущество в скорости хода (японские крейсера развивали скорость до 21 узла). Ориентируясь по обстоятельствам японские крейсера заходили то справа, то слева. В составе 2-й Тихоокеанской эскадры имелось три крейсера со скоростью, которая превышала скорость всех японских кораблей. Но это преимущество нивелировалось наличием устеревших крейсеров «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах», которые не могли дать более 14 узлов.

В 14 час. 40 мин. контр-адмирал О. А. Энквист, увидев замешательство в колонне своих броненосцев, повернул с «Олегом» и «Авророй» им на помощь, но отменил свою команду из-за появления четырёх крейсеров вице-адмирала Дева С., атаковавших транспорты. Через несколько минут «Олег», «Аврора», «Дмитрий Донской», «Владимир Мономах» и крейсера разведывательного отряда «Светлана» (брейд-вымпел капитана 1-го ранга С.П. Шеина), «Алмаз» и «Урал» вступили в бой с восемью крейсерами адмиралов Дева С. и Уриу С..

Японские крейсера не сближались менее чем на 35-40 кабельтовых, их стрельба не была точной. Но русские крейсера, транспорты и миноносцы сбились в кучу и мешали друг другу. Разрывающиеся японские снаряды находили себе жертвы среди этих кораблей и судов. Около 15:00 японский 203-мм снаряд попал в эскадренный миноносец «Блестящий». Погиб его командир капитана 2-го ранга А.С. Шамов, корабль получил опасную подводную пробоину. Видя это, адмирал О.А. Энквист просигналил «крейсерам быть в строе кильватера», но этот приказ выполнили не ранее 15:30.

К 15:40 командир «Бородино» П. И. Серебренников снова вывел основные силы эскадры на курс норд-ост 23°. За ним шли «Орёл» и «Император Александр III». В кильватер «Императору Александру III» собирался встать старший из оставшихся в строю флагманов - контр-адмирал Н. Небогатов. Его «Император Николай I» вел за собой три броненосца береговой обороны. Они обходили с левого борта растянувшиеся броненосцы 2-го отряда - «Сисой Великий», «Наварин» и «Адмирал Нахимов». В это время слева появились пять крейсеров Камимуры Х., за которыми следовал отряд адмирала Того Х.

Бой между русскими силами во главе с «Бородино» и японскими отрядами разгорелся на дистанциях 30-35 кабельтовых и продлился около 35 мин. В результате все орудийные башни «Князя Суворова» оказались выведены из строя, тяжёлое ранение получил командир «Бородино» и броненосец, а за ним и всю эскадру повёл старший офицер капитан 2-го ранга Д. С. Макаров, на «Сисое Великом» начался пожар, из-за чего корабль временно вышел из строя. «Император Александр III» также получил тяжёлые повреждения. На «Орле» оторвало часть ствола левого 305-мм орудия носовой башни.

От стрельбы русских кораблей повреждения получили IJN Mikasa и IJN Nisshin (в боевой рубке получил ранение вице-адмирал Мису С.). В правом 305-мм орудии носовой башни броненосца IJN Shikishima раньше времени разорвался собственный снаряд, который уничтожил орудие и на время вывел из строя башню. Японские броненосные корабли безрезультатно стреляли минами Уайтхеда, а русские отразили попытку эскадренных миноносцев противника атаковать поврежденный «Князь Суворов».

Японские корабли постоянно прорезали курс противника по носу и русской эскадре приходилось каждый раз отворачивать в сторону, чтобы избежать всей полноты удара. Основнымифакторами успеха японцев были превосходство в ходе и более меткая стрельба из орудий. Очевидный огневой перевес и относительно небольшие повреждения своих кораблей позволяли адмиралу Того Х. сблизиться для довершения разгрома русской эскадры. Но, не разобравшись в обстановке, которая осложнялась мглою и дымом, он отвернул способом «все вдруг» влево и вышел из боя.

«Бородино» тем временем постепенно склонился к югу, выводя эскадру к району столкновения крейсерских отрядов. Русские броненосцы прошли между своими и японскими крейсерами, продолжая бой с отрядом Камимуры Х., к которому присоединился поврежденный ранее IJN Asama.

Подход своих броненосцев оказался очень своевременным для русских крейсеров, отбивавшим нападение уже четырёх японских отрядов. Присоединение бронепалубного крейсера «Жемчуг» не изменило соотношения сил в бою, основная тяжесть которого держали на себе большие крейсера контр-адмирала О.А. Энквиста. «Олег» и «Аврора» получили большие повреждения и понесли значительные потери в людях, на «Авроре» погиб командир капитан 1-го ранга Е.Р. Егорьев. Крейсер «Светлана» получил пробоину в носовой части принял большое количество воды, сел носом и потерял несколько узлов хода. Буксир «Русь» затонул. Повреждённый вспомогательный крейсер «Урал» оставлен личным составом. Около 17:40 огнем японских кораблей и торпедой «Урал» был потоплен. Личный состав на шлюпках перевезли на подошедшие транспорты «Анадырь» и «Свирь». Повреждения получили также транспорты «Камчатка», «Корея», «Иртыш» и эскадренный миноносец «Безупречный».

«

5 ч. 5 мин.[8] пополудни. Корабль(и) противника на SW, на обратном курсе, идёт(ут) в северном направлении[9], дистанция 6600 м, открыли огонь очередными залпами с низким темпом, переменили его на ординарный огонь. Через некоторое время обнаружили главные силы противника, сосредоточили огонь на корабле № 2.
Тот же час 13 мин. Обнаружили 3-трубный вспомогательный крейсер, который обстреляли сблизившись на дистанцию около 4600 м, на нём вспыхнули множественные пожары. И затем повторно атаковали корабли главных силы противника. Их строй полностью пришёл в беспорядок, мечутся в замешательстве во все стороны. Их панический вид совсем как у мыши за которой гонится кошка.

Тот же час 27 мин. Поворот вправо на обратный курс на NNW, потом на NtW. 2-й БО по прежнему находится в южном направлении.
Тот же час 42 мин. На одиноком вражеском вспомогательном крейсере сосредоточили огонь артиллерии от 47-мм и выше. Обе мачты - фок- и грот-мачта - сбиты, корабельный мостик снесён[10], вспыхнул огромный пожар, ужасное, трагическое положение.
Когда, проходя мимо него, дистанция достигла 2200 метров – выстрелили торпедой, наблюдали достоверное попадание*. Орудиям от 6" и ниже приказано приостановить стрельбу, прислуга 47-мм орудий спустилась под броневую палубу.
Тот же час 51 мин. вышеупомянутый вспомогательный крейсер затонул».
«Боевое донесение военного корабля IJN Shikishima о сражении в Японском море представленное его командиром, капитаном 1 ранга Тэрагаки Идзоо».
»
« Наши слабые крейсера и несчастные транспорты попали под перекрестный огонь, но мы храбро отвечали обоими бортами, только, к сожалению, наши 6-дм снаряды не всегда достигали неприятеля, а их 12 и 8 дюймовые снаряды нам порядочно вредили, почему приходилось спасаться частой переменой ходов, доводя их иногда на короткое время до самого полного. В 3 ч. 55 м. «Урал» поднял сигнал: «Имею подводную пробоину, справиться не могу». К нему храбро подошли буксиры «Русь» и «Свирь», чтобы спасать людей и подавать буксиры. Снаряды так и сыпались около них, взбивая воду в громадные, черные, с проблесками огня, фонтаны, а они прехладнокровно делали свое великое дело. Да не умрут никогда в памяти нашей мврской истории имена этих скромных буксиров и их отважных капитанов и команд! Вот тоже ни в чем неповинные, безответные жертвы, за что-то попавшие в это побоище!
С. А. Посохов, старший офицер крейсера «Олег»
»

Около 16:30 броненосцы отряда Н.И. Небогатова, следуя движению «Бородино обстреляли японские крейсера отрядов Уриу С. и Дева С. и нанесли тяжелые повреждения крейсерам IJN Naniwa и IJN Kasagi, вынудив их в сопровождении IJN Chitose направиться японским берегам для ремонта. Но и русские броненосцы, крейсера и транспорты в тоже время попали под огонь отряда Камимуры Х.. Наиболее серьезные повреждения получил броненосец «Адмирал Ушаков», у которого из-за пробоины от 203-мм снаряда затопило носовое отделение.

Героическая гибель броненосца Князь Суворов в Цусимском сражении. Художник И. А. Владимиров

Отряды японских бронепалубных крейсеров под огнём броненосцев поспешно отступили, прекратив атаку на транспорты. Теперь, сражаясь со всей русской эскадрой, вице-адмирал Камимура Х. не собирался рисковать своими кораблями. После 17:00 отряд его тоже увеличил дистанцию и скрылся во мгле и дыму.

Капитан 2-го ранга Д.С. Макаров на «Бородино» снова повернул эскадру на север. В столь сложной боевой обстановке правильным решением было отступление на юг, чтобы уклониться от продолжения боя. Но старший офицер «Бородино» не мог принимать критически важных решений. Он исполнял приказ адмирала, при этом был вынужден оставить позади подбитый флагманский корабль, который сразу атаковали японские крейсера.

В 17:30 командир эскадренного миноносца «Буйный» капитан 2-го ранга Н.Н. Коломейцев, с риском для своего корабля, снял с полностью вышедшего из строя «Князя Суворова» оставшихся в живых офицеров штаба, раненого в голову вице-адмирала З. П. Рожественского и нескольких матросов (всего 23 человека). Лейтенанты Н.И. Богданов, П.А. Вырубов и прапорщик В. И. Курсель отказались покидать гибнущий корабль. «Князь Суворов» продержался до 19:00, к этому часу возле него погибла плавучая мастерская «Камчатка».

Сам броненосец уже не мог сопротивляться, хотя сохранял ход и плавучесть. Вице-адмирала Катаока приказ четырем японским миноносцам произвести атаку на «Князь Суворов». В броненосец попали три мины Уайтхеда и корабль ушел под воду. Судьбу корабля разделил и весь его экипаж.

Практически одновременно с броненосцем «Князь Суворов» погибли и два других однотипных корабля, которые вынесли на себе основную тяжесть дневного боя.

В 17:40 Русская эскадра во главе с «Бородино» была обстреляна нагнавшим её отрядом адмирала Того, что привело к растягиванию строя русских и отставанию от колонны «Императора Александра III». Отряд адмирала Того Х. открыл огонь с дистанции около 39 кабельтовых по головным кораблям русской эскадры. Строй русских кораблей растянулся: в кильватер «Бородино» шел только «Орёл». «Император Александр III», заливаемый водой через носовые пробоины, сильно отстал. За ним следовал отряд контр-адмирала Н. Небогатова, позади и слева от этого отряда шли «Сисой Великий», «Наварин» и «Адмирал Нахимов», а чуть дальше - крейсера, транспорты и эскадренные миноносцы.

На догнавшем эскадру эскадренном миноносце «Буйный» не подняли адмиральский флаг. После 18:00 по приказу раненого З. П. Рожественского к «Императору Николаю I» подошел направленный для передачи сообщения о передаче командования эскадренный миноносец «Безупречный». З. П. Рожественский формально передавал командование эскадрой Н. И. Небогатову с приказанием идти во Владивосток. Но сигнал, поднятый на «Безупречном», на большей части кораблей разобрали с неправильно или вовсе не заметили. На «Император Николай I» голосом и семафором было передано: «Адмирал приказал Вам идти во Владивосток». Тем не менее, Н.И. Небогатов, все еще полагая, что З.П. Рожественский сохранил командование за собой, не спешил возглавить эскадру, которая продолжала следовать за «Бородино».

Эскадренные броненосцы «Бородино» и «Орёл» активно отвечали на огонь боевого отряда Того Х., который держался на расстоянии не менее 30 кабельтовых. Флагманский броненосец IJN Mikasa получил два попадания, а правое 305-мм орудие носовой башни было разорвано собственным снарядом. Также пострадал крейсер IJN Nissin. Но русская эскадра уже не могла оказать организованное сопротивление и, как и прежде, придерживалась пассивной тактики. Большая часть ее кораблей принимали ограниченное участие в бою.

Броненосец «Император Александр III» после 18:00 уже не мог держаться в строю и оказался близок к потере остойчивости. Около 18:30 он стал мишенью для крейсеров отряда Камимуры Х., которые приняли участие в сражении с дистанции около 45 кабельтовых. Произведя свой последний выстрел, «Император Александр III» в 18:50 вдруг вышел из линии и борясь некоторое время за живучесть повернулся к верху килем и пошёл ко дну. В этой ситуации неудачно действовал крейсер «Изумруд»: догоняя эскадру, он прошел мимо гибнувшего броненосца Император Александр III не спас с этого корабля ни одного человека. Вместе с «Императором Александром III» погиб весь его экипаж - 867 человек во главе с командиром капитаном 1-го ранга Н.М. Бухвостовым.

Пока погибал «Император Александр III» концевые корабли русской эскадры пытались прикрыть его огнём по 2-му японскому боевому отряду. 305-мм снаряд с «Сисоя Великого» попал во флагманский крейсер Камимуры Х. - IJN Izumo, пробив ему котельный кожух, но не взорвался.

Броненосцы «Бородино» и «Орле» горели. Около 19:00 ведший колонну броненосец «Бородино», имевший уже постоянный крен до 5° на правый борт, получил два попадания 305-мм снарядами в кормовую часть, а через несколько минут ещё одно попадание 305-мм снаряда с броненосца IJN Fuji.

Можно предположить, что на «Бородино» произошёл взрыв боезапаса, огонь и дым поднялись до высоты дымовых труб. Причиной детонации боекомплекта мог быть и пожар, достигший его крюйт-камеры. Не выходя из строя, «Бородино» перевернулся на правый борт и пошел ко дну. Из 866 человек его экипажа спасся только один матрос - марсовый Семён Ющин.

Повреждения носовой части бронепалубного крейсера 1-го ранга «Аврора»

Повреждённый броненосец «Орёл» повёл строй эскадры. Примерно в 20:00 Н. Небогатов на «Императоре Николае I»., выполняя последний приказ командующего, возглавил отряд и взял курс на Владивосток.

В результате дневного боя были потоплены четыре из пяти лучших русских броненосцев. Броненосцы «Орёл», «Сисой Великий», «Адмирал Ушаков» получили серьёзные повреждения, отразившиеся на их боеспособности. Из крейсеров наиболее сильнее всего крейсер 1-го ранга «Светлана», потерявший четыре-пять узлов скорости хода.

Сильно пострадали крейсера «Олег» и «Аврора» (155 убитых и раненых на обоих). Тяжёлые повреждения имелись на эскадренных миноносцах «Бравый», «Блестящий», «Безупречный» и «Буйный» (на «Буйный» произошло засоление котлов). Вспомогательный крейсер «Урал» погиб. Затонули буксир «Русь» и плавучая мастерская «Камчатка», а транспорт «Иртыш» получил подводную пробоину и вечеру 15 (29) мая он был затоплен командой недалеко от японских берегов. Японскими крейсера задержали оба русских госпитальных судна - «Орёл» и «Кострому».

У противника корабли IJN Mikasa, IJN Nissin и IJN Asama, несмотря на полученные серьёзные повреждения остались в строю и сохранили боеспособность. Основные силы сохранили для продолжения боя 13 (из 16) 305-мм орудий, 26 (из 30) 203-мм орудий и около половины боезапаса.

Из менее ценных японских кораблей в дневном бою 14 (28) мая был выведен из строя один из лучших быстроходных крейсеров IJN Kasagi и эскадренный миноносец IJN Murasame.

Японский флот одержал блестящую победу в этом бою во многом благодаря более высокой скороски хода основных кораблей и своей тактике применения артиллерии: концентрация огня на головных кораблях русской эскадры, высокая точность стрельбы.

Бой в ночь с 27 на 28 мая. Минная атака.

Когда начало темнеть и незадолго до гибели «Бородина» адмирал Того Х. приказал прекратить огонь. Он направился к острову Дажелет (Мацусима), где через авизо IJN Tatsuta назначил точку сбора своему флоту. В 20:15 наступил второй этап сражения, состоявший из запланированной ранее минной атаки. Подобных по масштабку атак еще никогда было в истории сражений на море. Шесть отрядов эскадренных миноносцев (всего 17) и шесть отрядов миноносцев (всего 24) приняли в ней участие (часть из них не обнаружили целей и потеряли русскую эскадру в темноте).

План адмирала Того заключался в том, чтобы сдержать корабли противника в южной части Японского моря, нанести максимальные повреждения их вспомогательной артиллерии и после этого отправить в атаку много миноносных кораблей. Из-за сильного ветра и большого волнения днем миноносные силы не могли полноценно использоваться. К вечеру ветер стих и, несмотря на остававшееся волнение, стало возможным произвести минную атаку.

Для атаки основных сил русской эскадры были назначены пять отрядов истребителей: один шёл с севера, два от северо-востока, один с востока и один с юго-востока. С юга, для атаки отставших от эскадры и шедших самостоятельно крейсеров отправились четыре отряда миноносцев. Для нападения на корабли, идущие в независимом от эскадры направлении послан один отряд эскадренных миноносцев и два отряда миноносцев.

Н. И. Небогатов убедился, что является теперь командующим, и новый флагман «Император Николай І» начал медленно обгонять «Орла», становясь в голову эскадры. «Сисой Великий» и «Наварин», которые серьезно пострадали во время артиллерийской дуэли, не могли идти быстрым ходом и поэтому скорость колонны составляла не более девяти узлов. Уклоняясь от японских миноносцев, корабля пошли в юго-западном направлении. За ним в полном беспорядке последовали и другие уцелевшие корабли. Многие из них в темноте потеряли друг друга и далее действовали самостоятельно.

В частности, контр-адмирал О. А. Энквист под влиянием внешних негативных обстоятельств и влиянием командира крейсера «Олег» капитана 1-го ранга Л. Ф. Добротворского счел прорыв во Владивосток невозможным и ходом в 18 узлов повернул на юг. За скоростным «Олегом» смогли успевать только крейсера «Аврора» и «Жемчуг». Все три крейсера 21 мая (2 июня) достигли Манилы на Филиппинах, где по требованию американских колониальных властей вскоре и интернировались до конца войны.

« Паника овладела эскадрой. Будь у кого-либо из адмиралов голова на месте, не все было бы еще проиграно. У нас оставались «Орел», «Наварин», «Сисой», «Нахимов», «Николай», «Ушаков», «Сенявин», «Апраксин» («Ослябя», как впоследствии узнали, затонул в самом начале боя. Адмирал Фелькерзам умер за два дня до Цусимы. Тело его было положено в гроб и стояло на шканцах. Вместе с кораблем нашло оно могилу на дне пролива), все крейсера, кроме «Урала», и все девять миноносцев; хотя двое из них и подняли сигналы «К», что означает «Не могу управляться», все же они прекрасно маневрировали в общей каше. Стоило пустить их в атаку на японские броненосцы, прикрыв с флангов «Жемчугом» и «Изумрудом», картина могла бы получиться иная. В подмогу могли также идти «Олег» и «Аврора». Японским броненосцам, лишенным за дневной бой скорострельной артиллерии, пришлось бы или открыть нам путь к Владивостоку или погибнуть от наших мин. Во всяком случае очистка пути являлась бы неизбежной, так как неблагоразумно броненосцам не уходить от миноносцев. Однако никому не пришло в голову перейти в наступление. «Олег» несся на SW 12°, увлекая за собою не только свой отряд, но и Небогатова. Транспорты сбились в кучу. Стемнело совсем. Японские броненосцы скрылись во мгле, миноносцы стали приближаться. Огней не зажигали. Внезапно перед нами вырос силуэт «Иртыша». Столкновение казалось неизбежным, однако, не знаю уж какими судьбами, мы выскользнули из-под самого его форштевня. В это время потеряли из виду Энквиста. Полагая, что адмирал, пользуясь темнотой, повернет на Владивосток, мы направились к японскому берегу.
Чегодаев-Саконский князь Алексей Павлович, На «Алмазе». От Либавы через Цусиму — во Владивосток
»
Ночная атака японских миноносцев. Иллюстрация, Internet

Жертвами японских атак главным образом стали броненосцы и крейсера, получившие повреждения в дневном бою и не могущие удерживать эскадренную скорость. Уцелели те корабли, которые не пользовались прожекторами и выключили отличительные огни. Это помогло им с успехом отразить атаки миноносцев противника.

После 21:00 от «Императора Николая I» отстали «Адмирал Ушаков», «Сисой Великий» и «Наварин». Крейсер «Адмирал Нахимов» включил боевое освещение и первым к 21:00 получил минную пробоину в носовой угольной яме.

Около 22:00 первая японская мина Уайтхеда попала в кормовую часть левого борта и произвела большие разрушения на броненосце «Наварин». Броненосец задрожал и погрузился в воду кормой до 305-мм башни. Чтобы избежать дальнейших вражеских атак, броненосец пошел к корейскому берегу, развив четырехузловой ход. Комендоры стреляли из орудий, почти вслепую.

Затем вторая торпеда попала в середину правого борта. Броненосец продолжал крениться на правый борт. На корабле царила паника. Часть команды стала готовить шлюпки к спуску, но кто-то второпях перерезал тали, на которых висел катер, и он упал в море и утонул. Во второй спущенный катер ринулась масса людей, и он тоже утонул под их весом. В это время вражеский миноносец подошел к левому борту тонущего «Наварина» и выпустил третью торпеду. Раздался взрыв, пламя которого ослепило тонущих.

Столб воды поднялся выше мачт броненосца. «Наварин» перевернулся и, накрыв своей палубой две переполненные людьми шлюпки, пошел на дно. Уцелевшие члены экипажа, которых не накрыл перевернувшийся броненосец и не засосал образовавшийся на месте гибели корабля водоворот, оказались в воде и пытались спастись, используя всплывшие бревна, доски, деревянные ящики, которые разбрасывали волны, калеча плавающих людей в темноте ночи. Из 703 членов экипажа спаслось всего трое нижних чинов.

Почти одновременно с «Наварином» минную пробоину в носу получил крейсер «Владимир Мономах».

Тем временем эскадра Н. И. Небогатова продолжала распадаться. Броненосец «Сисой Великий» не мог удерживать скорость и был брошен на произвол судьбы. В 23:15 японские эсминцы провели короткую и быструю атаку, в ходе которой снесли ему руль торпедой. Командир корабля капитан 1-го ранг М. В. Озеров повел корабль к острову Цусима в попытке спасти команду.

Повреждённые «Адмирал Нахимов», «Владимир Мономах» также пошли к берегу. «Адмирал Ушаков», оставленный позади колонны, удачно пережил ночь и не был обнаружен японскими миноносцами.

Другие крейсеры, эсминцы и вспомогательные суда были или потоплены, или рассеялись, потеряв связь друг с другом. Теперь под командой Н. И. Небогатова остались только «Орел», «Император Николай І», «Адмирал Сенявин», «Генерал-адмирал Апраксин» и «Изумруд». Экипаж «Орла», воспользовавшись темнотой, починили одну 305-мм и две 152-мм.

Крейсеры «Олег», «Аврора» и «Жемчуг» оставили попытки прорыва к Владивостоку и повернули на юг, в сторону Филиппин.


Отделение крейсерского отряда. Из материалов Следственной Комиссии по выяснению обстоятельств Цусимского боя.

Отдельные бои 28 мая. Сдача отряда Н. И. Небогатова и эсминца «Бедовый» с раненым командующим на борту.

Судьба кораблей российского флота после Цусимы

Утром 28 мая уцелевшие корабли русской эскадры рассеялись в районе островов Цусима и Дажелет. С контр-адмиралом Н. И. Небогатовым остались, кроме его флагманского броненосца, сильно поврежденный «Орёл», «Генерал-адмирал Апраксин», «Адмирал Сенявин» и бронепалубный крейсер 2 ранга «Изумруд». Пасмурная погода сменилась ярким солнечным утром и к 6:00 русские корабли были замечены японскими крейсерами.

Около 10:00 утра пять русских кораблей оказались окружены пятью боевых отрядов противника под командованием адмирала Того Х. (25 броненосцев и крейсеров). В 10:15 крейсер IJN Kasuga открыл огонь с дистанции 43 кабельтова по «Императору Николаю I». Во флагманский броненосец попали два снаряда среднего калибра. Огонь в ответ открыли с «Орла» и «Генерал-адмирала Апраксина», но приказом Н.И. Небогатова ответный огонь вскоре отменен. На «Императоре Николае I» подняли сигнал о сдаче. Флагманский броненосец остановился и поднял японский флаг. Тоже самое сделали и три других броненосца. Огонь с японской стороны прекратился и начались переговоры, в результате которых состоялась безоговорочная сдача русских кораблей и высадка на них японских призовых команд.

Японский трофей: эскадренный броненосец «Орел» в Майдзуру после Цусимского сражение

Японцам в качестве трофеев достались броненосцы отряда Н. И. Небогатова: «Император Николай I» (флагман), «Орёл», «Генерал-адмирал Апраксин», «Адмирал Сенявин». Прорваться из японского окружения удалось лишь крейсеру 2-го ранга «Изумруд». Крейсер не последовал сигналу своего флагмана и прорвался сквозь японский боевой порядок в северном направлении. У адмирала X. Того не было крейсеров, способных его догнать. После совершения прорыва командир «Изумруда», предполагая появление японцев около Владивостока, направил крейсер в бухту Владимир. 29 мая в темноте крейсер сел на мель, а потом был поспешно взорван. Экипаж затонувшего «Изумруда» пешком добрался до крепости.

Прочие уцелевшие корабли русской эскадры сражались в одиночку. Почти все они, пытавшиеся самостоятельно достигнуть Владивостока к югу от острова Дажелет, подверглись атакам превосходящих сил японского флота. Их дальнейшая судьба зависела от удачи и от правильных действий капитанов.

  • Около 05:00 эсминец «Блестящий» затоплен своей командой южнее острова Цусима.
  • В 5:23 в результате неравного боя с крейсером IJN Chitose и миноносцем IJN Ariake, длившегося более часа, потоплен эскадренный миноносец «Безупречный».
  • Около 10:00 севернее острова Цусима затоплен поврежденный торпедным попаданием броненосный крейсер «Адмирал Нахимов».
  • 10:05 в 3 милях от мыса Кирасаки потерявший ход после торпедной атаки эскадренный броненосец «Сисой Великий» перевернулся и затонул. На корабле погибло 50 человек, включая 20 убитых в дневном бою, 46 человек было ранено.
  • Около 11:00 после неравного боя с двумя японскими крейсерами и одним миноносцем экипажем был затоплен крейсер «Светлана».
  • Около 14:00 экипажем затоплен крейсер «Владимир Мономах».

Броненосец береговой обороны «Адмирала Ушакова», медленно двигавшийся за эскадрой Н. И. Небогатова, под командованием капитана В.Н. Миклуха около 15:00 был обнаружен броненосными крейсерами IJN Iwate и IJN Yakumo. У «Адмирала Ушакова» было четыре 254-мм орудия, имевших большую дальность, чем восемь восемь 203-мм и двадцать шесть 152-мм орудий японских крейсеров, но низкий темп стрельбы не позволял сопротивляться на равных. После 30 минут боя корабль полыхал, из-за крена было невозможно прицелиться, также были большие потери в личном составе. Тогда командир В. Н. Миклуха приказал затопить корабль. В 18:10 броненосец ушел на дно. Сам капитан погиб вместе со своим кораблем, но 328 членов экипажа были спасены.

По-разному закончилось сражение для двух миноносцев, которые вместе направлявлялись во Владивосток. В 15:00 они натолкнулись на два японских миноносца. Миноносец «Грозный», отстреливаясь, смог оторваться от преследовавшего его IJN Kagero. А в 17:05 «Бедовый» сдался в плен без единого выстрела. Раненый флаг-капитан эскадры капитан 1-го ранга К. К. Клапье-де-Колонг при согласии командира «Бедового» капитана 2-го ранга Н.В. Баранова распорядился поднять на миноносце белый флаг и флаг Красного Креста. При этом на его борту находились штаб 2-й Тихоокеанской эскадры и раненый командующий З. П. Рожественский. Застопоривший машины «Бедовый» был занят японскими моряками с эскадренного миноносца IJN Sazanami.

Броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков». Художник В. С. Емышев

Бой крейсера «Дмитрий Донской» стал последним эпизодом сражения. Картина последнего боя крейсера описана Владимиром Крестьяниновым:

« Русский крейсер героически сражался в течение нескольких часов с шестью крейсерами противника… Командир капитан 1-го ранга И.Н. Лебедев был смертельно ранен, вышло из строя рулевое устройство… Японские крейсеры прекратили огонь в темноте и вышли из боя, а в атаку пошли миноносцы. Ни одна торпеда в цель не попала, и, успешно отразив все атаки, «Дмитрий Донской» подошел к острову Дажелет. Корабль имел 15 пробоин в районе ватерлинии, потерял до 70 человекубитыми и 150 ранеными...

Принявший на себя командование старший офицер капитан 2-го ранга К.П. Блохин принял решение свезти на берег команду и затопить крейсер. Так как все плав средства были повреждены или уничтожены, своз людей с корабля проходил целую ночь на единственном уцелевшем и починенном баркасе и шлюпке. На рассвете «Дмитрий Донской» отошел на глубокое место и был затоплен в видимости подходивших японских миноносцев. Команда затем была доставлена с острова на подошедший броненосный крейсер IJN Kasuga. Капитан 1-го ранга Лебедев скончался через два дня и был похоронен на кладбище в Нагасаки»

»

Прорваться и продолжать боевые действия могли лишь крейсер «Алмаз», транспорт «Анадырь», миноносцы «Бравый» и «Грозный».

Мнения по поводу сдачи отряда контр-адмирала Н. И. Небогатова

Потери и итоги

См. табл. в разделе: Характеристики участвующих сторон

Повреждения на японском броненосном крейсере IJN Nisshin. В Цусимском сражении на этом корабле проходил службу и был ранен (потерял два пальца на левой руке) будущий адмирал японского флота Ямамото, Исороку

Цусимское сражение окончилось почти полным уничтожением русской 2-й Тихоокеанской эскадры: из 38 участвовавших с русской стороны кораблей и судов затонули в результате боевого воздействия противника, затоплены или взорваны своими экипажами — 21 (в т.ч. семь броненосцев, три броненосных крейсера, два бронепалубных крейсера, один вспомогательный крейсер, пять миноносцев, три транспорта), сдались в плен или были захвачены семь (четыре броненосца, один миноносец, два госпитальных судна).

Таким образом, для продолжения боевых действий могли быть использованы крейсер «Алмаз», миноносцы «Бравый» и «Грозный», транспорт «Анадырь». Русская эскадра потеряла убитыми и утонувшими 209 офицеров, 75 кондукторов, 4761 нижних чинов, всего 5045 человек. Ранены 172 офицера, 13 кондукторов и 178 нижних чинов. В плен взяты 7282 человека, включая двух адмиралов. На захваченных кораблях для обслуживания котлов и механизмов остались 2110 человек. Всего личного состава эскадры перед сражением было 16 170 человек, из них 870 прорвались во Владивосток.

Потери японского Объединенного флота оказались сравнительно небольшими: три потопленных миноносца (в результате огневого воздействия потерял только два маленьких миноносца — № 34, 35 и третий № 69 — в результате столкновения с другим японским миноносцем), несколько повреждённых кораблей. По донесению адмирала Того всего на японской эскадре погибло 116 человек, ранено 538. По другим данным 88 человек было убито на месте, 22 умерло на кораблях, 7 — в госпиталях. 50 инвалидов оказались негодными к дальнейшей службе и были уволены. 396 раненых выздоровело на своих кораблях и 136 — в госпиталях.

Несмотря на излишнюю осторожность большинства флагманов и низкую эффективность многих малых и устаревших кораблей, японскому командованию удалось добиться хорошего взаимодействия броненосных, крейсерских и минных отрядов, и в первую очередь разгромить главные силы 2-й Тихоокеанской эскадры. Поражение русских броненосцев, которые не были поддержаны своими крейсерами и миноносцами, предопределило и роковой исход всего сражения. 15 мая остатки 2-й Тихоокеанской эскадры уже не имели шансов на успех в боях с превосходящими силами противника. Сдача врагу нескольких боевых кораблей явилась следствием деморализации части командного состава, подавленного очевидным перевесом японского флота.

Из кораблей, участвовавших в сражении, снаряды и осколки не попали в крейсера IJN Itsukushima, IJN Suma, IJN Tatsuta и IJN Yaeyama. Из 21 эсминца и 24 миноносцев, подвергшихся огневому воздействию, в 13 эсминцев и 10 миноносцев попали снаряды или осколки, несколько получили повреждения из-за столкновений.

В ходе сражения в Цусимском проливе Объединенный японский флот одержал полную и безоговорочную победу, и Российский Императорский флот в поединке за превосходство на Дальнем Востоке потерпел сокрушительное поражение.

Последствия и влияние на историю. Причины и расследование причин поражения.

Баррикады на улицах Москвы во время революции 1905-1907 годов. Картина Ивана Владимирова «Баррикады на Пресне»

27 мая 1905 года современный европоцентрический мир исчез. Впервые азиатская нация победила могущественную европейскую державу. Полное поражение России при Цусиме, ставшее решающим сражением Русско-японской войны, укрепило позиции Японии как восходящей сверхдержавы и ведущую роль Японии на востоке Азии. За один день русский флот был уничтожен, его корабли потоплены, рассеяны или захвачены. Цусимское сражение стало первой современной морской битвой, в которой использовались все новейшие военно-морские технологии.

В военном отношении Цусимское сражение означало окончательное завоевание господства на море японским флотом, получившим полную свободу действий в Японском, Желтом, Восточно-Китайском морях, что позволяло беспрепятсвенно перебрасывать подкрепления и снабжать свои войска на полях сражений в Маньчжурии. Угроза со стороны Российского Императорского флота перестала существовать.

По оценкам некоторых исследователей[11] стоимость погибших кораблей и судов 2-й Тихоокенской эскадры составляла не менее, чем 220 миллионов рублей.

Одним из самых тяжёлых последствий для Российской империи стало падение её военно-политического престижа, а также превращение во второстепенную морскую державу, на уровне Испании. Цусимское сражение окончательно склонило чашу весов в пользу победы Японии, вскоре Россия вынуждена была заключить Портсмутский мирный договор.

В самой России катастрофа, произошедшая в водах Корейского пролива, приобрела значение национальной трагедии и самым серьёзным образом сказалась на внутриполитическом положении империи. Поражение привело к подъёму общественно-политического движения в стране, в том числе и революционно-сепаратистского характера.

С точки зрения военно-технического влияния на развитие кораблестроения опыт Цусимского сражения еще раз подтвердил, что главным средством нанесения удара в бою являлась крупнокалиберная артиллерия и преимущество в скорости хода, которые и решили исход сражения. Артиллерия среднего калибра в связи с ростом боевой дистанции не оправдала себя. Увеличение пробивной способности бронебойных и разрушительного действия фугасных снарядов потребовало увеличения площади бронирования борта корабля и усиления горизонтальной брони.

Сражение доказало на практике правильность так называемой концепции «только большие пушки» (англ. all-big-gun). Что нашло выражение в постройке первого корабля данного типа HMS Dreadnought - линейный корабль ВМС Великобритании начала ХХ века, ставший родоначальником особого класса кораблей, впоследствии названных дредноуты.

Царским правительством была создана специальная Следственная комиссия по выяснению обстоятельств Цусимского боя. Комиссия, проведя всестороннее расследование с допросами многих должностных лиц и участников сражения, в том числе вернувшихся из японского плена, составила по результатам своей работы итоговый документ:


Заключение Следственной комиссия по выяснению обстоятельств Цусимского боя

Награждения за Цусимское сражение

Награждения моряков в Японии

Звезда I и II класса ордена Золотого коршуна. Аверс и реверс.

Медалью «За участие в Русско-японской войне» награждали офицеров и матросов Императорского флота Японии, участвовавших в Цусимском сражении. Медалью наградили в том числе и погибших, в этом случае награду передавали близким родственникам. Кавалерами этой медали были такие прославленные адмиралы, в том числе и сам Того Хейхатиро.

За выдающие военные заслуги некоторые офицеры и матросы удостоились Ордена Золотого коршуна. Матросы удостаивались знаков с VII по V класс, мичмана – с VI по IV класс, младшие офицеры – с V по III класс, старшие офицеры – с IV по II класс, генералы – с III по I класс.

Среди командующих Объединенным флотом в Цусимском сражении Орден Золотого коршуна получили Того Хейхатиро, Камимура Хиконодзё, Катаока Ситиро.

Адмирал Того Хэйхатиро также получил «Орден Хризантемы на большой ленте».

Награждения моряков в Росийской империи

Медаль "В память похода эскадры адмирала Рожественского"

Большинство участников сражения получили памятную медаль «В память Японской войны 1904-1905». Учреждена 21 января 1906 года по указу императора Николая II. Медаль имела три варианта, изготовленных из разного металла: из серебра, бронзы, тёмной бронзы (меди).

19 февраля 1907 года "высочайшим" повелением императора Николая II для награждения моряков эскадры вице-адмирала З.П.Рожественского, участвовавших в плавании на Дальний Восток вокруг Африки и в Цусимском сражении, учреждена Государственная награда Российской империи - медаль «В память похода эскадры адмирала Рожественского».

Медалью награждали офицеров и матросов 2-й Тихоокеанской эскадры участвовавших в 1904 - 1905 годах в походе на Дальний Восток. Список судов, чины которых имели право на награждение медалью, был, в соответствии с предписанием Главного Морского Штаба от 7 апреля 1908 г., объявлен циркуляром Штаба Кронштадтского порта 25 апреля 1908 г. №1040.

В список вошли: эскадренные броненосцы «Князь Суворов», «Бородино», «Император Александр III», «Орел», «Ослябя», броненосный крейсер «Адмирал Нахимов»; крейсера 1 ранга «Дмитрий Донской», «Аврора»; крейсера 2 ранга «Кубань», «Терек», «Урал»; транспорты «Анадырь», «Камчатка»; госпитальные суда «Орел» и «Корея».

Вместе с тем, в Главный Морской Штаб поступали и ходатайства о награждении медалью от лиц, не имевших на это права, это были члены команд кораблей, прошедших на Дальний Восток Суэцким каналом. Этими ходатайствами, собственно говоря, и была вызвана публикация списка судов, прошедших кругом мыса Доброй Надежды, в «Кронштадском Вестнике».

Отдельные офицеры и матросы за особые отличия в битве получили боевые награды. В частности, капитаны 2-го ранга Н.Н. Чагин (крейсер «Алмаз») П.П. Дурново (эсминец «Бравый») и К.К. Андржеевский (эсминец «Грозный») на своих кораблях сумели поодиночке оторваться от кораблей противника и дойти до Владивостока. Эти командиры стали единственными, кому удалось достичь цели прорыва и они были отмечены высшими боевыми наградами Российской империи.

Воспоминания очевидцев

Броненосец «Орёл» после захвата японцами. Во время боя он получил 55 прямых попаданий.
«

«Казалось, Рожественскому единственный раз улыбнулась судьба. Представилась возможность хоть от отчасти смыть свои позорные ошибки. Мы не умели стрелять с дальней дистанции, как это неоднократно подтверждалось практическими опытами. Передние суда противника находились от нас в тридцати двух кабельтовых, что было для нас тоже слишком далеко. Но японская эскадра описывала петлю в течении пятнадцати минут. За это время наши четыре лучших броненосца и «Ослябя» из второго отряда, если бы со всей стремительностью ринулись строем фронта на голову противника, успели бы приблизиться к нему почти вплотную, как говорится, на пистолетный выстрел. В каком чрезвычайно скверном положении оказался бы адмирал Того!

Раз начатый им маневр не мог быть завершен, пока не был бы доведен до конца. В противном случае, его эскадра сбилась бы в кучу. При этом его кораблям, находившимся на задней линии петли, нельзя было бы стрелять через переднюю. На наших же четырех броненосцах башенная артиллерия была расположена так, что давала возможность развить сильный носовой огонь. Тут то бы и сказалась разрушительная мощь наших бронебойных снарядов. Короче говоря, если уж мы пустились в авантюру, идя с негодными средствами завоевывать Японское море, то нужно было бы применить в отношении противника и соответствующую тактику и , нарушая всякие правила, устроить бой в виде свалки. Но этого не случилось».
Алексей Новиков - Прибой, баталёр на «Орле»
»
Крейсер «Олег» после боя. Самая большая пробоина в корпусе, через которую виден крейсер «Жемчуг».
Пробоина в трубе на крейсере «Олег», закрытая рогожами, которые беспрестанно поливались водой, чтобы они не загорелись.
« Так как японцы главным образом обсыпали снарядами наши адмиральские корабли «Суворов» и «Ослябя», при чем так, что около них стояла сплошная стена громадных столбов воды, огня и черного дыма, то броненосец«Ослябя» не выдержал и вышел из строя вправо. Японские снаряды, не в пример нашим, рвутся не только от ударов о твердые предметы, но и о воду, при чем выпускают черный дым, дают массу осколков и подымают громадный столб воды.Это, собственно говоря, не снаряды в полном смысле, а прямо особого сорта мины, которые поэтому, как и мины, производят одинаковый эффект, что на дальнем, что на близком расстояниях.

Для таких снарядов не требуется масса и скорость вылета, a только средство их выкинуть, чтобы потом уже работала не живая сила удара, как у нас, а только энергия того взрывчатого вещества, которое в них помещено. Это новое изобретение дает японцам громадные преимущества перед старыми снарядами, потому что, во-первых, позволяет им видеть, куда падает снаряд, а следовательно корректировать стрельбу; во-вторых, позволяет им стрелять на очень большие расстояния, да еще вредить им не только от непосредственного попадания, но даже при падениях в воду, близ судна массою брызг, залепляющих глаза людей, а если поближе, то разрывами борта ниже воды и массой осколков, проникающих повсюду и пронизывающих людей. Очень обидно и горько, что у нас не могли додуматься до такой простой идеи. Лучше бы сделать было это, чем какие-то наконечники на снаряды, для которых еще требуется быть неприятелю у самого дула, да еще стоять к нему нормально.

…В 7 ч. 12 м. «Бородино», будучи головным и все время упорно обстреливаясь, вдруг сразу затонул. Это было так неожиданно и мгновенно, что казалось будто следующий за ним в кильватер броненосец «Орел» не успел отвести руля и как бы прошел по колыхающей еще могиле своего боевого товарища. Опять страшная гибель! Да, что же это?.. За всю войну от снарядов не утонуло ни одно судно; после сражения при Ялу японцы добивали два китайских броненосца и не могли добить, а тут или мгновенно тонут лучшие броненосцы или то и дело выходят с кренами из строя!

Как бы японские снаряды ни были хороши, но они все-таки такой силы против брони не имеют, чтобы губить так быстро броненосныя суда. He пустили же они ко дну ни «Пересвета», ни «Цесаревича», ни «Ретвизана», ни даже «Варяга», «Рюрика», «Новика», «Дианы», «Аскольда». He надо забывать, что у японцев в броненосной линии всего действовало шестнадцать 12-дм орудий и одно 10-дм, a у нас двадцать шесть 12, пятнадцать 10 и четыре 9, итого 45 крупных орудий против 17, и мы у них не утопили ни одного судна, а они у нас несколько.

Нельзя же допустить, чтобы мы так плохо стреляли, что на расстояниях 25—30 кабельтовых не могли совсем попадать. Наши комендоры для таких расстояний совсем не плохи, a для больших и их 8-дм пушки не играли особенной роли для нашей брони. Ясно, что причиной нашего жестокого поражения не пушки, а совсем другое—подводные [12]. Любой флот на нашем месте потерпел бы одинаковое поражение. Как появление монитора перевернуло вверх дном всю бывшую до того морскую историю, так теперь появление на сцену невидимых судов переворачивает новую страницу в ней и отводит в вечность ту силу, которая называлась эскадренным броненосцем.
С. А. Посохов, старший офицер крейсера «Олег»
»
Схема защиты койками и канатами боевой рубки и компасного мостика на броненосце IJN Mikasa. Адмирала Того Х. на компасном мостике спасла от попадания осколка одна из коек.
« Во время Цусимского боя на IJN Mikasa специально позаботились о защите боевой рубки, она была вся, кроме смотровой щели, прикрыта койками и просмоленными канатами. Много осколков снарядов было задержано, но, несмотря на это, мы получили лёгкое повреждение.В начале сражения, когда начальник штаба, капитан корабля и другие офицеры попытались убедить адмирала Того войти в рубку, он серьёзно и печально сказал: «Я старик, мне уже можно здесь умереть. А вы берегите себя, мои мальчики».

Смысл слов Того, если только мне удастся объяснить его подробнее, был следующим: «Я могу спокойно здесь умереть, ведь, по правде сказать, я состарился, служа моей стране, и моя служба как усердного слуги нашего обожаемого Императора неизбежно должна подойти к концу. Но что касается вас, молодые люди, у которых, я искренне надеюсь, впереди долгие годы жизни, на протяжении которых вам не раз представится возможность послужить императору и доказать любовь и преданность своей стране; вам я желаю, чтобы в своём боевом азарте вы не подвергали себя ненужному риску или опасности, но находились в такой безопасности, которая совместима с вашей службой своей стране».

Очевидно, судя по его характеру, он был твёрдо убеждён в том, что, хоть он и может умереть, его подчинённые всё равно исполнят (зачёркнуто: план уничтожения) (вписано: план действий против) вражеского флота. Поэтому весь бой он простоял на крыше штурманской рубки. Очень странно, что всего через несколько минут боя в рубке были ранены два штабных офицера из трёх, минный офицер и рулевой, в то время как на крыше штурманской рубки за весь бой потерь не было. Крыша навигационной рубки и мостик были защищены верёвочными заграждениями и койками, тентовые шесты были сняты. Компас, установленный на крыше штурманской рубки, был также обложен койками; Того избежал осколка 305-мм дюймового снаряда, который прошёл на волосок от него, только благодаря одной из этих коек.

Во время сражения на IJN Mikasa мы применяли фугасные и бронебойные снаряды поочерёдно, но в начале боя мы всегда использовали фугасы, чтобы определить точную дистанцию. Фугасный снаряд взрывался в любом случае, как при попадании, так и при падении в воду. И он оставлял огромное облако чёрного дыма, которое намного легче различить на большом расстоянии при корректировке, чем просто всплеск неразорвавшегося снаряда, особенно в туманную погоду. 6-дюймовый снаряд, хоть и бессильный против брони, взрываясь на воде, оказывал огромную помощь при корректировке в определении точной дистанции, что повышало эффективность стрельбы из 305-мм орудий. Несколько раз он был, хоть и не прямо, признан важным оружием.

Я не стану рассматривать разные случаи действия 6-дюймовых снарядов по сбиванию труб и мачт, разрушению надстроек и противоминных орудий. Но я хочу указать на несколько случаев повреждений, которые произошли на IJN Mikasa за броневой защитой и были причинены 6-дюймовым снарядом и осколками снарядов, взорвавшихся снаружи. В Цусимском бою одно 152-мм орудие на батарее главной палубы было совершенно уничтожено 6-дюймовым снарядом, влетевшим через крошечное отверстие орудийного порта, и другие два 152-мм орудия на той же палубе были временно выведены из строя, оба потеряли телескопические прицелы из-за осколков, проникших в порты.
К. Або, старший артиллерийский офицер на IJN Mikasa. Из лекции в Колледже Военного Обучения
»

Память

  • На вершине горы Омине, что в парке имени Того, находящемся в японском городе Фукуока, открывается вид на древнее поле битвы при Цусиме. Здесь построен мемориал комплекс в память о Цусимском сражении. Мемориал имитирует мостик флагманского броненосца IJN Mikasa. Мемориальный комплекс построен на средства председателя Общества сохранения Цусимской битвы Масахиро Абэ в 1934 году. Храм Того, построенный в мае 1971 года, расположен на склоне горы Омине.
  • Памятный монумент в честь победы в Цусимском сражении. Йокосука, музей IJN Mikasa.
  • Начиная с 1909 г., на территории Японии есть братская могила тех, кто был подобран японцами либо в море, либо на побережье;
  • Ещё до сражения по инициативе капитана 1 ранга Игнациуса было решено построить храм на Адмиралтейском канале в Санкт-Петербурге в память русских моряков — Храм Спасения на Водах, в котором на стенах поимённо были названы погибшие русские моряки за всё время существования российского флота (в советское время храм был уничтожен);
  • В 1908 году в Никольском саду у Свято-Никольского Морского собора в Санкт-Петербурге открыт Цусимский обелиск — памятник героям броненосца «Император Александр III». Гранитный обелиск, посвящённый погибшим при Цусиме морякам, создан скульптором Артемием Обером и архитектором Яковом Филотеем.
  • В городе Брест, Республика Беларусь, перед оградой церкви 28 мая 2005 г. установлен памятник морякам — участникам Русско-японской войны. В притворе храма размещены две мемориальные доски морякам — уроженцам Брестчины, погибшим в Цусимском сражении 14-15 мая 1905 года.
  • В таллинском храме Александра Невского справа от главного входа висят на стене две больших доски с именами моряков, погибших в Цусимском сражении.


Образ в искусстве

На экранах

Цусимское сражение в кинематографии
Постер Оригинальное название Страна Режиссер Год выхода Комментарии
Император_Мэйдзи_и_русско-японская_война.jpg Meiji tennô to nichiro daisenso («Император Мэйдзи и русско-японская война») Япония Кунио Ватанабэ 1958 Цветной полнометражный художественный фильм о сражениях при Порт-Артуре, в Жёлтом море, при Ляояне, Мукдене и решающем сражении со 2-й Тихоокеанской эскадрой.
Битва_в_Японском_море.jpg Nihonkai daikaisen («Битва в Японском море») Япония Сэйдзи Маруяма 1969 Цветной полнометражный художественный фильм. Фильм повествует об общем ходе боевых действий русско-японской войны, о подготовке и ходе Цусимского сражения. Главным героем является адмирал Того Хейхатиро (в исполнении Тосиро Мифунэ).
Freetmap_Цусима.jpg Ikiteiru nihonkai-kaisen («Цусимская битва») Япония Нагиса Осима 1975 Телевизионный документальный фильм о подготовке и ходе Цусимского сражения.
Оркестр_с_Микасы.jpg Nihonkai daikaisen: Umi yukaba («Оркестр с Микасы») Япония Тосио Масуда 1983 Полнометражный художественный фильм о победе Японии в Цусимском сражении.
Тучи_над_холмами.jpg Saka no ue no kumo («Тучи над холмами») Япония-Россия Микио Сато, Таку Като, Такэси Сибата и другие 2009-2011 Тринадцатисерийный сериал, в основу которого лег одноименный роман известного японского писателя-историка Сиба Рётаро. В финальном эпизоде при помощи компьютерной графики воссозданы эпизоцы Цусимского сражения.

В изобразительном искусстве

Медаль «День памяти Цусимской битвы»

В медальерном искусстве

В 1905 году в Японии выпущена медаль «День памяти Цусимской битвы». Медаль выполнена исключительно безупречно и изящно, с очень привлекательным орнаментом.

Аверс: венок и артиллерийский снаряд перед скрещенными флагами японских армии и флота, вокруг цветы сакуры.

Реверс: памятная надпись в четыре строки на японском языке внутри круговой границы орнамента (меандр). Японские иероглифы внутри круговой границы чередующихся якорей и звезд.

См. также

Примечания

  1. Остров Цусима (яп. 対馬) - название от айнск. «туима» - удаленный, переосмыслено в япон. Цусима (цу + сама), что соответствует по смыслу словам «залив» и «остров», т. е. «остров с заливом». Координаты  34.34° с. ш. 129.32° в. д.  Показать на карте
  2. Здесь и далее даты указаны по Григорианскому календарю (новый стиль). По Юлианскому календарю (старый стиль) 14 и 15 мая соответственно
  3. Объединённый флот (яп. 聯合艦隊 «Рэнго: кантай») — основные силы дальнего радиуса действия Императорского флота Японии. Вплоть до 1924 года Объединённый флот не был постоянной боевой единицей и мобилизовывался на случай войны или крупных военно-морских учений.
  4. «Порох шимоза», разработанный инженером М.Шимозой (1859-1911) и известный также как «ПА Бакуйяку» (взрывчатая пикриновая кислота).
  5. Здесь и далее время указано по хронометрам русских кораблей. По сравнению с ним время принятое в японском флоте было установлено на 19 минут позже.
  6. Перед Цусимским сражением Того принял решение, что фразу-призыв будет обозначать один-единственный флаг – флаг «Z»
  7. Коордонат - — уклонение корабля или соединения в сторону от прежнего пути с целью избежать опасности или приблизиться к чему-нибудь; делается в обе стороны — вправо и влево. При описании К. вправо корабль поворачивает вправо на некоторое число румбов и, пройдя положенное расстояние, ворочает влево на тот же угол и таким образом ложится на курс, параллельный прежнему.
  8. Здесь по токийскому времени.
  9. Судя по карте подходит и «Князь Суворов» и «два корабля типа Бородино», сказать точнее трудно, вероятнее всё же «Князь Суворов», прим. переводчика
  10. Дословно – «улетел», примечание переводчика
  11. Мускатблит Ф. «Тихоокеанская трагедия. Общественно-исторический этюд.» Одесса: Издание книжного магазина Е. П. Распопова, 1905. 39 с.
  12. Несмотря на то, что японский флот в тот не имел действующих подводных лодок, некоторые российские участники сражения даже после войны были убежденными сторонниками идеи, что причиной поражения у Цусимы стало использование противником подводных лодок.

Источники информации

Ссылки

Литература

  • Заключение следственной комиссии по выяснению обстоятельств Цусимского боя.. — «Морской сборник». Неофициальный отдел.. — Петроград: 1917 Т. 7.
  • Работа исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг. при МГШ Цусимская операция. — Русско-японская война 1904-1905 гг.. — Петроград: Типография Бенке, 1917. — Т. 7.
  • Mark Lardas Tsushima 1905. Death of a Russian Fleet. — Campaign 330. — Oxford, UK: Osprey Publishing, 2018. — ISBN 978-1-4728-2683-1
  • С.Ю. Посохов Крейсер I-го ранга «Олег» в бою 14 мая 1905 года у острова Цусимы. — Художественная типо-литография А. К. Вейерман. — С.-Петербург, 1906.
  • В. Ю. Грибовский Российский флот Тихого океана, 1898—1905: История создания и гибели. — Военная книга, 2004. — ISBN 5-902863-01-5
  • В. Ю. Грибовский Эскадренные броненосцы типа «Бородино». — Мидель Шпангоут. — Санкт-Петербург: Гангут, №19 2010.
  • Р. М. Мельников Броненосцы типа «Бородино». — Броненосцы русского флота. — Санкт-Петербург, 1996.
  • П.А. Вырубов На броненосце «Князь Суворов» (Десять лет из жизни русского моряка, погибшего в Цусимском бою). — Санкт-Петербург: АНО «ИСТФЛОТ», 2010. — ISBN 978-5-98830-041-0
  • В.Л. Семенов Бой при Цусиме: Памяти «Суворова». — Санкт-Петербург: 1910.
  • Сулига С. В. Феномен Цусимы (по Р.М. Мельникову).
  • В. Кофман Цусима: анализ против мифов. — СПб: Наваль, 1991.
  • Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи.. — СПб: Типография морского министерства, 1910. — Т. 1-4.
  • Русско-Японская война 1904-1905 гг. Книга VII. Тсусимская операция. — СПб: Тип. А. Бенке, 1917.
  • Крестьянинов В.Я. Броненосцы типа «Пересвет». — Яуза:Эксмо. — М.: 2013.
  • Броненосцы типа «Пересвет». — Морская коллекция, №1. — 1998.
  • Морские сражения русско-японской войны 1904-1905. — Морская коллекция, №2. — 2004.

Галерея изображений

Фото

Карты и схемы

Командующие

Видео

Документальный фильм «Цусимское сражение», официальный видео-канал онлайн игры World of Warships Кульминационный эпизод Цусимской битвы. Кадры из сериала «Тучи над холмами» Затонувший броненосный крейсер «Дмитрий Донской» на дне Японского моря. Видео: 연합뉴스 Yonhapnews