Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Человекоуправляемые торпеды типа Chariot Mk. I

Человекоуправляемые торпеды типа Chariot Mk. I

Перейти к: навигация, поиск

Chariot MkI

Чериот4.jpeg
Классификация
человеко-торпеда Тип
MkI Модификация
История производства
Великобритания Страна производства
Макс Хортон, Джеффри Слейден Разработчик
1942 Разработано
компания «Стозерт энд Питт» г. Бат Производитель
1942-1944 Годы производства
34 ед. Изготовлено
История эксплуатации
1942-1944 Годы эксплуатации
Вторая Мировая война Войны и конфликты
Характеристики
800 мм. Диаметр
272-318 кг. Заряд взрывчатого вещества
часовой Тип взрывателя
30000 м. Максимальная дальность
10,7 м. Глубина
узл. При скорости
электромотор Двигатель
ручное Управление


Человекоуправляемая торпеда типа Chariot (в переводе на рус. колесница) - групповой подводный носитель торпедообразного типа (ГПН), находилась в составе Королевских ВМС Великобритании отрядов подводных диверсантов периода Второй мировой войны

Общие сведения

Один из секретных проектов британской разведки. Этот аппарат был разработан во время Второй Мировой войны. На торпеде могло находится до двух человек. Chariot выпускали из подводной лодки. Задача диверсантов была добраться до судна противника, установить на его корпусе боезаряд и вернуться обратно на подводную лодку. У данного подводного диверсионного оружия были как удачные так и провальные операции.

История создания

Успешное применение итальянцами «человекоуправляемых торпед» побудило британское командование создать аналогичное боевое средство. В начале 1942 года британские инженеры занялись проработкой перспективных проектов подводной техники для диверсантов. Предлагалось два основных пути разработки и развития подобных систем. Один подразумевал строительство сверхмалых подлодок с необходимым оборудованием. Такая техника получила условное обозначение X-class. Второй проект был менее сложным и затратным: было предложено скопировать итальянскую торпеду SLC фрагменты которого английские водолазы добыли в сентябре 1941 года со дна Гибралтара, или, как минимум, взять ее за основу для собственного проекта.В результате было решено начать с человекоуправляемой торпеды, которую диверсанты смогли бы использовать в течение некоторого времени, пока на вооружение не поступит более совершенная техника. Разработка английской копии итальянского подводного аппарата началась в первых месяцах 1942 года. Проект получил название Chariot («Колесница»).

Предпосылки к созданию

Музейная итальянская человеко-торпеда SLC Maiale
Неоднократные предложения о создании в составе Королевских ВМС Великобритании отрядов подводных диверсантов и разработке для них специальных средств, наталкивались на откровенное непонимание и прямое неодобрение представителей военно-морского командования и политиков. И только чрезвычайно успешные действия итальянских боевых пловцов 19—20 сентября 1941 года в Гибралтаре — были потоплены три судна, а затем — операция, в ходе которой шесть итальянских диверсантов проникли декабрьской ночью 1941 года на трех ГПН типа Maiale в гавань Александрии, серьезно повредив британские линкоры Valiant и Queen Elizabeth, эсминец Jervis и потопив танкер Сагона, заставили Лондон, получивший в свое распоряжение образцы итальянских человекоуправляемых торпедносителей, активизировать усилия в данной области. Хотя первая детальная информация о Maiale появилась у британской разведки после того, как на побережье Испании была обнаружена человеко-торпеда, брошенная 30 октября 1940 года экипажем в составе Тезеи и Педретти.


Причем именно британцам принадлежит первенство в идее создания такого специального средства, как человеко-торпеда. Так, еще в 1909 году коммандер Королевских ВМС Великобритании Годфри Херберт предложил проект человекоуправляемой торпеды, получившей обозначение Devastator и представлявшей собой одноместный подводный носитель со съемным плавучим отсеком для водителя.

Оценивший по достоинству задумку Херберта, военно-морской офицер, подводник Макс Хортон несколько доработал проект и во время Первой мировой войны вновь представил человеко-торпеду на суд Адмиралтейства. Причем в качестве первого водителя-добровольца он предлагал себя самого. И вновь идея не нашла поддержки, что, впрочем, не помешало самому Хортону сделать блестящую карьеру на флоте и дослужиться впоследствии до звания адмирала.

Проектирование

Именно сэру Хортону удалось сдвинуть с мертвой точки вопрос о принятии данного средства на вооружение британских ВМС

18 января 1942 года на стол главы Комитета начальников штабов генерала сэра Гастингса Лайонела Исмея легла очередная служебная записка от Уинстона Черчилля, так называемые «Действия на сегодня», в которой премьер-министр, интересовался делами с повторением действий итальянцев в гавани Александрии и разработкой сходных методов. Вскоре после этой записки Черчилля командующий подводными силами британского флота адмирал сэр Макс Хортон получил приказ создать это самое «чудо-оружие», разработать методы и способы его применения, а также подготовить необходимое количество диверсантов.

Сэр Макс Кеннеди Хортон был весьма знаменитым в свое время подводником — одним из первых британских командиров подводных лодок. Он успел прославиться еще в годы Первой мировой войны, когда, командуя подводной лодкой Е-9, добился очень существенных успехов. Что самое интересное, до 1915 года его субмарина находилась в оперативном подчинении адмирала Николая Оттовича фон Эссена, командовавшего силами русского флота на Балтике, а командир подлодки, Макс Хортон, за храбрость и воинское мастерство был награжден тремя орденами Российской империи: орденом Святого Георгия 4-й степени, орденом Святого Равноапостольного князя Владимира 4-й степени с мечами и орденом Святой Анны 2-й степени с мечами.

И вот этот британский герой-подводник, понимая, что главное сейчас — создать саму человеко-торпеду, находит лучшего, на его взгляд, человека, способного быстро справиться с данной весьма нетривиальной задачей. Этой фигурой стал другой известный в Британии подводник, бывший командир подводных лодок Н-31 и Н-43, коммандер Тайни Фелл, кавалер Креста За выдающиеся заслуги.

Разработка дыхательного аппарата

Коммандер Фелл отправляется на военно-морскую базу Dolphin, где над созданием будущих ГПН уже работал кавалер ордена и креста «За выдающиеся заслуги» коммандер Джеффри Слейден, недавно сдавший обязанности командира субмарины HMS Trident и имевший на своем счету среди прочего торпедирование 23 февраля 1942 года немецкого тяжелого крейсера Принц Ойген.

Коммандер Слейден занялся созданием снаряжения без которого речи о боевом применении перспективных групповых подводных носителей не могло идти и вовсе: «мягкого подводного костюма» для спецназовцев — водителей будущих ГПН, а также предназначенного для использования вкупе с ним дыхательного аппарата. Последний представлял собой модифицированный вариант уже использовавшегося на флоте подводного спасательного аппарата Дэвиса — автономного дыхательного аппарата с замкнутой схемой дыхания и поглощением углекислого газа системы Роберта Дэвиса, который предназначался для спасения членов экипажа аварийной подводной лодки. В основном изменения коснулись только одного элемента конструкции: вместо одного кислородного баллона на нем разместили два — требовалось обеспечить продолжительность работы не менее 6 часов.

Рисунок дыхательного аппарата для «чериотеров»


Предназначенный для водителей ГПН дыхательный аппарат был создан к маю 1942 года и был рассчитан на шесть часов работы. В составе аппарата имелись дыхательный мешок из черной грубой кожи, выполненный в форме спасательного нагрудника, внутри которого размещался регенеративный патрон-коробка с каустической содой (абсорбент марки «Протосол» в количестве 2 кг; 8—12 или 8—14 ячеек), поглощавшей СО2; крепившейся к дыхательному мешку гофрированной трубки вдоха / выдоха (она соединялась, в свою очередь, с клапанной коробкой и загубником, а дыхание было — маятниковое, т.е. вдох и выдох проводились по одной трубке); двух закрепленных на спине кислородных баллонов емкостью по 304 литра и рабочим давлением 150 атмосфер, из которых и происходило заполнение дыхательного мешка — по 1,2 литра в минуту, а также различных вспомогательных и крепящих элементов.

После получения первого боевого опыта и создания модернизированного варианта человеко-торпеды, получившего обозначение Chariot Mk II, водители получили и новый, модифицированный дыхательный аппарат. Основной предпосылкой для модернизации последнего стали проблемы, выявленные водолазами-диверсантами во время боевых операций — слезая и залезая на свою «колесницу», они постоянно цеплялись расположенными на спине кислородными баллонами за корпус человеко-торпеды.

В итоге система жизнеобеспечения была модифицирована следующим образом: на корпусе Chariot для каждого из двух его членов экипажа было смонтировано по три кислородных баллона, кислород из которых подавался через редукционный и перепускной клапаны на раздаточный патрубок, расположенный на панели перед боевым пловцом. «Чериотер» подключался к данному патрубку, получая, таким образом, постоянное питание кислородной смесью, а в случае, если ему необходимо было покинуть подводную «колесницу», переключался на свой, носимый кислородный баллон небольшого размера, который крепился спереди под дыхательным мешком.

Разработка подводного костюма

Водолазный костюм Слейдена модификации Mark I. Фотографии облаченного в костюм лейтенанта Джефри Ларкина сделаны на борту плавбазы Titania, Лох-Кейрнбоун, Шотландия

Кроме дыхательного аппарата необходимо было создать для водителей Chariot еще и специальный облегченный водолазный костюм. Слейден обратился за помощью к специалистам компании Siebe Gorman & Company Ltd, уже имевшим большой опыт работы по разработке тяжелых водолазных костюмов с бронзовыми шлемами.

Но тяжелые костюмы и тем более бронзовые шлемы совершенно не годились для специфических задач «чериотеров», поэтому Слейден, сохранив в целом почти в том же виде гидрокомбинезон, решил заменить бронзовый шлем на стандартную армейскую противогазную маску, которую прикрепили к затылочной части гидрокомбинезона — благодаря этому костюм вышел цельным, регулировка маски выполнялась при помощи трех ремешков, а в ее верхней части был смонтирован выпускной клапан, рассчитанный на давление 3,103 кПа.
Модернизированный водолазный костюм Слейдена модификации Mark II. Шлем оснащен маской с одним «окуляром»

Результатом работы Слейдена по созданию экипировки для экипажей ГПН стал мягкий водолазный костюм, получивший название «Клэмми Дэс». Позже его Стали называть «костюм Слейдена», он широко использовался в качестве стандартного флотского водолазного костюма для малых глубин и представлял собой цельный резиновый гидрокомбинезон с надеваемым на голову шлемом: в районе груди на костюме имелся большой вырез, через который водитель Chariot влезал в костюм, фактически «натягивая» его на себя, начиная с ног, а после полного облачения в комбинезон и маску «излишек» костюма в районе выреза затягивался, пропускался внутрь и плотно скреплялся сверху металлическими зажимами.

В раннем варианте использовавшаяся водолазами-диверсантами маска имела два раздельных окуляра, но затем в состав снаряжения ввели обычную подводную маску с одним единым стеклом овальной формы из материала Perspex, которая могла открываться, позволяя, таким образом, использовать на поверхности специальные приборы ночного видения — такой вариант костюма получил обозначение Mark II и выпускался с января 1943 года. На ногах водолазыдиверсанты носили тяжелые водолазные боты со свинцовыми прокладками массой по 2,25 кг, предусматривалась возможность использования дополнительных грузиков весом по 0,5 кг.

Так же были испытаны различные варианты нижнего белья. Выбор был сделан в пользу белья из натурального шелка, надетого непосредственно на тело, сверху полагалась шерстяная одежда, а между ней и водонепроницаемым гидрокомбинезоном надевались капковые куртки-безрукавки и штаны. А вот с кистями рук проблему решить практически так и не удалось, поскольку утеплять их было проблематично — должна была оставаться чувствительность при контакте. Большинство членов экипажей ГПН оставляли руки голыми, смазывая их лишь густым слоем жира или машинного масла.

Рождение Chariot

Технически задача создания ГПН на двух человек в принципе не являлась слишком сложной, к тому же в распоряжении британцев были чертежи и фотографии тех итальянских человеко-торпед, частей и даже более или менее целого аппарата, которые удалось захватить в Гибралтаре и Александрии. Поэтому уже вскоре Фелл и Стен Терри построили деревянный прототип ГПН, названный ими «Кэссиди» и представлявший фактически точную деревянную копию Chariot длиной 6,1 м и диаметром корпуса 0,6 м, оснащенную вертикальным и горизонтальным рулями, с балластной и носовой и кормовой дифферентными цистернами и системой подачи воздуха, но без силовой установки. Изготовлен деревянный Chariot был на заводе компании «Стозерт энд Питт» в г. Бат. Испытание «Кэссиди» проводилось вначале в установленном на берегу 200-метровом опытном бассейне «Хаслар», а затем — в укромном уголке гавани Портсмута, в Хорси-Лох — защищенном водном пространстве глубиной около 9,14 м.

Дальнейшее развитие проекта

Буксировщик боевых пловцов Архимед на базе стандартной торпеды

В 1965 офицер 42-го батальона коммандос Пэдди Эшдаун, переведенный в 1965 году в особую лодочную службу (SBS — подразделение специального назначения Королевского военно-морского флота Великобритании), дислоцированную в Сингапуре, вместе с руководителем данного подразделения майором Пэтом Троем занимались активной разработкой и внедрением новых спецсредств, техники и вооружения, которые были тогда чрезвычайно необходимы для подразделений SBS. В том числе велись работы и над групповыми подводными носителями и средствами доставки грузов.

Данная программа получила обозначение Goldfish. В качестве основы для данного аппарата была выбрана торпеда Mark XXIII, ее доработка в буксировщик была выполнена инженерами британского флота, в том числе были установлены дополнительные аккумуляторные батареи. Одним из испытателей нового аппарата стал П. Эшдаун, который в результате разработал и сконструировал прототип буксировщика аналогичного типа — он был принят в опытную эксплуатацию SBS под обозначением Архимед, но часто именовался как Арчи.

Постройка и испытания

В годы Второй Мировой войны в Великобритании построили 80 управляемых человеко-торпед Chariot всех типов .

Способы доставки

Вначале британцы, как и итальянцы в свое время, прорабатывали возможность доставки ГПН типа Chariot самолетом. Были переоборудованы пять летающих лодок Sunderland, однако данный способ доставки никогда не использовался. Следующим вариантом носителя рассматривался торпедный катер или легкая канонерка. В итоге британские моряки пришли к выводу о том, что наиболее приемлемым с различных точек зрения будет только подводная лодка, способная скрытно доставить ГПН в район боевой операции и также скрытно эвакуировать аппараты и/или их экипажи.

Чертеж переоборудованной летающей лодки Sunderland для доставки Chariot

В октябре 1942 года британцам удалось переоборудовать под носители ГПН типа Chariot три подводные лодки — Thunderbolt, Trooper и Р-311. На двух последних перед рубкой и за ней было приварено по одному прочному контейнеру для транспортировки Chariot, а на Trooper были установлены три контейнера — один перед рубкой и два за ней. Контейнеры имели длину 6,8 м, ширину по внутренней стенке — 1,5 м, ширину по наружной стенке — 1,6 м. Контейнеры были водонепроницаемыми, оснащались устройствами для обеспечения вентиляции и подзарядки аккумуляторных батарей, а на внутренней нижней поверхности имели деревянные полозья для установки и передвижения ГПН.

Британская ПЛ Trooper стала одной из субмарин-носителей человекоуправляемых торпед семейства Chariot
При этом для запуска ГПН подлодке было необходимо всплыть в надводное положение, после чего экипаж «колесницы», уже облаченный в свое громоздкое снаряжение, должен был в сопровождении помощников выйти на верхнюю палубу через рубочный люк. Затем, как следовало из разработанной для командиров субмарин-носителей инструкции, им следовало несколько «притопить» подлодку так, чтобы контейнеры с ГПН оказались частично в воде. После этого водители выводили свои Chariot и занимали свои места, отправляясь затем на задание.

Со временем британцам удалось усовершенствовать эту «громоздкую технологию»: с июня 1943 года вывод Chariot из контейнеров и посадка в них экипажей стали осуществляться в подводном положении, для выхода диверсантов из подлодки в этом случае использовалась имевшаяся на субмаринах типа Т аварийно-спасательная (водолазная) камера на двух человек.

Испытания и подготовка экипажей

Первые испытания нового британского «чудо-оружия» проводились в гавани форта Blockhouse, под непосредственным руководством коммандеров Фелла и Слейдена, которые затем приступили к обучению управлению новым боевым средством набранной группы добровольцев — первая группа будущих водителей Chariot была собрана в Blockhouse в апреле 1942 года. Новое подразделение в целях конспирации получило обозначение экспериментальная флотилия подводных лодок.

На первом этапе курсанты, пройдя суровый медицинский отбор, подробно изучали работу с аппаратом Дэвиса и затем отрабатывали навыки работы с ним в специальном бассейне, имевшемся в Blockhouse и использовавшемся подводниками для отработки выхода из затонувшей подводной лодки.

Второй этап предусматривал совершение погружений в легком и тяжелом водолазном снаряжении в специальном искусственном озере Хорси-Лох. Кроме того, курсанты активно привлекались к различным медицинским экспериментам, проводившимся специалистами компании Siebe Gorman & Company Ltd. И только после того, как будущие «чериотеры» прошли буквально «огонь, воду и медные трубы», их допускали к самому оружию.

Первая группа курсантов-«чериотеров» на базе в Лох-Эри-сорт. Передний ряд слева направо: капрал Алландер, сержант Крейг, матрос 1-го класса Браун. Второй ряд — петти-офицер Чарль Уоррен, лейтенант Эванс, лейтенант Боннелл и лейтенант Моретон

Учебная атака на линкор Howe

Британский линкор Howe

Итогом же всех испытаний и подготовки стала серия учений, проведенных в Лох-Кернбоун с использованием «живой» цели — в ее качестве оказался британский линкор Howe типа King George V. После перехода к месту назначения корабль встал на якорь, кормой к берегу, и был окружен несколькими рядами противолодочных и противоторпедных боно-сетевых заграждений, с его бортов установили многочисленные гидрофоны, а пространство между кораблем и ближайшей линией заграждения постоянно патрулировал баркас, команда которого использовала в качестве прожекторов сигнальные лампы Олдиса.

В назначенное время в атаку на линкор от борта вспомогательного корабля Титании с 15-минутными интервалами отошли семь Chariot. Причем впервые «чериотеры» должны были работать на глубине, превышающей безопасную рекомендованную — этого требовала большая осадка линкора, к которому надо было подходить на глубине его осадки с расстояния не менее чем пять 900 м.

Chariot в полупогруженном состоянии

Успех превзошел самые смелые ожидания — экипажи трех «колесниц» смогли установить заряды под линкором и незамеченными вернулись к Титании: саб-лейтенант Джордж Госс и старший матрос Треветьян обнаружили, что сети не доходят до самого берега, и буквально проползли там, а затем поднырнули под последнюю сеть и установили заряд под Howe; лейтенант Джеф Ларкин и петти-офицер Конрад Лен Берей проникли через сети, поставили заряд и тем же путем вернулись обратно; экипаж в составе матросов Чака Боннелла и Придхэма выполнил атаку строго по инструкции — погрузился под воду сразу у Титании и вновь всплыл только после того, как, установив под линкором заряд, прошли последнюю защитную сеть.

Еще один ГПН — с экипажем в составе 2-го лейтенанта Джока Керра и Р. Мэплбека — дошел до корабля, установил мину в районе рулевого устройства, но был замечен на отходе верхней вахтой линкора и дежурным баркасом и оказался «пленен». Водителям же остальных трех ГПН по причине различных технических неисправностей пришлось прервать задание, но ни один из них обнаружен «противником» все же не был.

Описание конструкции

Полноценный образец с движительной установкой был изготовлен к июню 1942 года и получил прозвище «Первая настоящая». Общая длина аппарата составляла 6,8 м, диаметр корпуса – 0,8 м. Максимальная высота за счет дополнительного оборудования доходила до 1,21 м. В готовом к боевой работе состоянии торпеда «колесница» весила 1588 кг. Использованные аккумуляторы и электромотор позволяли торпеде Chariot Mk 1 двигаться со скоростью до 3 узлов. Конструкция позволяла погружаться на глубину до 27 м. Продолжительность плавания достигала 5 часов и в основном ограничивалась емкостью кислородных баллонов дыхательного аппарата. Дальность плавания, в свою очередь, зависела от течения и других внешних факторов. По этой причине при планировании операций следовало учитывать особенности акватории и соответствующим образом определять точку высадки диверсантов.

Устройство человеко-торпеды Chariot Mk I. Цифрами на рисунке обозначены: 1 — механизм отделения носовой части с БЗО; 2 — компас; 3 — часы; 4 — глубиномер; 5 — манометр; 6 — управление насосами; 7 — штурвал; 8 — переключатель режимов работы электромотора; 9 — кингстон (приемное отверстие системы затопления основной балластной цистерны); 10 — основная балластная цистерна; 11 — клапан для стравливания воздуха из основной цистерны; 12 — ящик для хранения резаков, магнитов, линей и прочего снаряжения; 13 — баллоны со сжатым воздухом; 14 — руль; 15 — горизонтальный руль; 16 — гребной винт; 17 — кормовая дифферентная цистерна; 18 — электромотор; 19 — насос; 20 — аккумуляторная батарея; 21 — носовая дифферентная цистерна; 22 — взрыватель с часовым механизмом; 23 — боевое зарядное отделение (БЗО)

Конструктивно Chariot состоял из трех секций:

  • носовой отделяемой секцией — боевое зарядное отделение с 272 кг взрывчатки, которая располагалась по центру отделения, тогда как по его бокам находились отсеки плавучести, к которым можно было крепить дополнительные грузы для более точной регулировки степени плавучести отделения. Взрыватель с основным и дублирующим механизмами замедленного взрыва устанавливались «чериотером» самостоятельно. Часовой механизм имел 10 делений по 60 минут каждое. БЗО имело в соленой воде нулевую плавучесть и крепилось к центральной секции сначала при помощи болтового соединения;
  • центральной секции с передней и задней водонепроницаемыми переборками — в ней располагалась носовая дифферентная цистерна и аккумуляторная батарея в составе 30 элементов, расположенных в два ряда;
  • кормовая винто-рулевая секция крепилась к основной секции при помощи 36-болтового соединения и включала электромотор производства компании MAUDSLEY LIMITED, баллоны со сжатым воздухом, два насоса балластных цистерн, блок переключения скоростей электромотора, а также кормовую дифферентную цистерну.
Место водителя — командира экипажа ГПН типа Chariot Mk I.

Все секции изготавливались из немагнитной стали. Отдельным элементом являлась изготовленная из дерева и фанеры «надстройка», также выполненная в виде трех отдельных секций.

Взрыватель боевого зарядного отделения ГПН типа Chariot Mk I

Впереди на «торпеде» сидел водитель ГПН, «Номер 1». На приборной панели располагались имеющие подсветку глубиномер, амперметр, креномер, компас и часы, а также манометры давления в дифферентных цистернах и в баллонах со сжатым воздухом. По центру, между коленями водителя, находился штурвал в форме положенной набок восьмерки, которым осуществлялось управление рулем направления и парой горизонтальных рулей, установленных в кормовой части торпеды.

Слева и справа от штурвала располагались переключатели, при помощи которых водитель управлял балластным и дифферентным насосами, а по центру, прямо за штурвалом, располагался переключатель режимов работы гребного электродвигателя («Вкл.», «Выкл.», «Реверс» и четыре скорости). Сразу за боевым зарядным отделением находилась носовая дифферентная цистерна, а за спиной водителя находилась балластная цистерна (цистерна быстрого погружения).

Водитель "Номер 2" опирался спиной на ящик с оборудованием, в котором находились специальные резаки для проделывания проходов в боно-сетевых заграждениях, магниты, канаты и иное имущество, а также два запасных дыхательных аппарата. Цистерна быстрого погружения заполнялась самотеком — через отверстия в ее нижней части, а воздух стравливался через клапан, расположенный на «крыше» цистерны. Корпус Chariot окрашивался в оливково-зеленый цвет специальной краской марки Bitumastic.

Модернизация и переоборудование

Двухместная человекоуправляемая торпеда Chariot Mk II
Двухместная человекоуправляемая торпеда Chariot Mk III


21 октября 1942 года начальник инженерной службы военно-морской базы Dolphin коммандер Стен Терри продемонстрировал первый образец модернизированной «колесницы», получившей обозначение Terry Chariot Mk II.

Его отличительными особенностями стали боевое зарядное отделение увеличенной мощности и массы до 680 кг; более чистые с точки зрения гидродинамики внешние обводы корпуса; отсутствие громоздкой надстройки с местами для экипажа — диверсанты теперь располагались в утопленной в корпус кабине полузакрытого типа, которая могла закрываться сверху специальным защитным колпаком, и сидели спина к спине.

Весной 1944 года в Великобритании появилась управляемая торпеда Chariot Mk III, которая имела скорость 4,5 уз., а ее запас хода достиг 30 миль. При этом торпеда несла боевую головку массой 1000 кг, а диверсанты стали сидеть друг за другом, как в Chariot Mk I.

Боевое применение

За пять операций диверсанты сумели потопить или повредить менее десятка кораблей и судов противника. Погибли 16 водолазов, 21 человек был удостоен различных наград.

Операция Title

Линкор Tirpitz в заливе Боген близ Нарвика, лето 1942 года. Фото с английского самолета-разведчика

Летом 1942 года одной из главных проблем британского флота метрополии была деятельность немецкого линкора Tirpitz. Этот линкор считался одним из самых современных и мощных кораблей своего времени и представлял угрозу для морских коммуникаций англичан. Неудачи Бомбардировочного командования заставили испробовать для нейтрализации линкора Tirpitz другие средства, и первой попыткой боевого применения ГПН типа Chariot Мк 1 должен был стать атака на линкор Tirpitz. Но операция Title — запланированная на 1 ноября 1942 года оказалась неудачной.

Лейф Ларсен, командир катера Артур

Доставить к нему торпеды предполагалось на маленьком норвежском рыболовном судне. Выбор пал на катер Артур. Норвежский экипаж состоял из 4 человек во главе с бывшим старшим офицером норвежских Военно-морских сил Лейфом Ларсеном, экипажи двух Chariot включали 6 англичан под командованием лейтенанта Брюстера. Рыбацкий катер начали приспосабливать для участия в диверсионной операции. В корпусе оборудовали тайник, где должны были находиться две боеголовки и шесть человек — два основных и один дублирующий экипаж. Сами торпеды планировалось перевозить на палубе катера, а в последний момент перенести их на специальные захваты под днищем. Для спуска торпед на воду катер оборудовали 2-тонным краном.

Кроме Ларсена на катере были механик Палмер Бьёрнёй, а также матросы Иоханиее Кальве и Роальд Стран. Экипажи торпед составляли лейтенант Перси Брюслер, сержант Дон Крейг, а также матросы Роберт Эванс, Билл Тебб, Джек Браун и Малколм Коеер. В октябре 1942 года все шестеро прошли интенсивный курс подготовки. Им выдали подходящие документы, которые должны были придать правдоподобность пребыванию катера в водах Норвегии. По легенде катер должен был перевозить торф.

26 октября Артур покинул базу на Шетландских островах. Перенеся шторм, утром 29 октября катер остановился в тихой бухте на острове Хёгёй. неподалеку от острова Смела, где согласно фальшивым документам катер был зарегистрирован на небольшой пристани Эдёй. В тот день оснастить и перегрузить торпеды не удалось, так как в воздухе постоянно кружили немецкие самолеты. Лишь на следующий день обе торпеды с установленными боевыми частями закрепили под дном катера. Но в тот же день двигатель катера вышел из строя, поэтому лишь поздней ночью удалось добраться до района Хествик на острове Хитра, где с помощью местного кузнеца удалось устранить неисправность.

Чериот26.png

На утро Ларсен без проблем прошел досмотр у входа во фьорд Тронхейм. Но начался шторм. Сильная волна оторвала обе торпеды, подвешенные под днищем катера. В результате все усилия пропали даром. В такой ситуации оставалось только затопить катер, поскольку никаких документов, разрешающих движение в обратном направлении у капитана не было.

Затопив катер, шестеро британцев и четверо норвежцев пешком пошли в направлении Швеции. Они разделились на две группы. Первая группа под началом Ларсена состояла из трех англичан, самого Ларсена и матроса Кальве, а вторая группа под командованием Брюстера, состояла из двух англичан и двух норвежцев. Группе лейтенанта удалось уйти в Швецию без приключений. Другая группа наткнулась на немецкий патруль. В перестрелке ранение получил Эванс. В результате англичанин попал в плен. Несмотря на то, что Эванс носил английскую униформу, его расстреляли вместе с коммандос, захваченных в районе предприятия по производству тяжелой воды в Рикане.

Несмотря на то, что операция Title в целом закончилась провалом, лейтенант Брюстер получил крест За отличную службу, а Ларсен получил медаль За выдающиеся заслуги — одну из высших наград, какую мог получить не офицер. В добавок Ларсен был иностранцем и гражданским лицом.

Операция Principal

В декабре 1942 года 26 членов экспериментальной подводной флотилии, обученные работе с управляемыми торпедами, перебросили на Мальту и включили в состав 10-й подводной флотилии капитана 1-го ранга Джорджа Симеона. Вслед за подводниками на Мальту доставили управляемые торпеды Chariot Mk I.

Войсковой транспорт (бывший лайнер) Viminale — жертва экипажа Chariot

В распоряжение отряда передали три подводные лодки: Thunderbolt, Trooper и Р-311. В конце декабря подготовили восемь торпед и шестнадцать подводников. Целью операции выбрали порт Палермо на Сицилии. 28 декабря три подводные лодки вышли из Ла-Валетты в море. Началась операция под кодовым названием Principle.

В довершение всего приказ дошел только до лодок Thunderbolt и Trooper, тогда как Р-311 подтверждения не присылала. Было неизвестно, то ли на лодке вышла из строя радиостанция, то ли лодка потоплена. Уже после войны выяснилось, что она подорвалась на мине около Сардинии.

Участники первого успешного рейда отряда «чериотеров» — на гавань Палермо, где им удалось взорвать итальянский легкий крейсер Ulpio Traiano, — в Букингемском дворце. Слева направо: лейтенант Р. Гринленд, старший матрос-сигнальщик Алек Ферриер и лейтенант Р. Доув

Поздним вечером 3 января 1943 года две британские подводные лодки подошли к берегам Сицилии на широте Палермо. Начался спуск торпед на воду. Экипаж первой торпеды, имевшей тактический номер XV, состоял из боцмана Милна и матроса Симпсона. Торпеда едва успела отойти от подводной лодки, как произошел взрыв аккумуляторной батареи. Торпеда затонула. Уцелел только боцман, который в конечном счете попал в плен.

Капитан-лейтенант Гринлепд и матрос Алек Феррьер составляли экипаж торпеды XVI. Им удалось форсировать заградительную сеть у входа в порт н подложить подрывной заряд под днище легкого крейсера Ulpio Traiano. Вспомогательные заряды массой по 2.5 кг диверсанты установили на трех катерах и на большом торговом судне. На обратном пути у торпеды отказал двигатель, обоим диверсантам пришлось вплавь добираться до берега.

Старший лейтенант Р. Доув н матрос Фрил первыми покинули борт подводной лодки Trooper, без проблем добрались до порта и установили заряд под большое грузопассажирское судно Viminale. Опять двигатель торпеды вышел из строя, экипажу пришлось затопить торпеду, вплавь добраться до берега и сдаться в плен.

Следом вышла торпеда с экипажем капитан-лейтенант X. Кук и матрос Уорт. По дороге у Кука сдали нервы и он решил плыть к берегу. Уорт попытался вести торпеду в одиночку, но на торпеде отказали рули, пришлось ее затопить и также плыть к берегу. Оба диверсанта также попали в плен.

Экипаж торпеды XXIII с лодки Trooper состоял из старшего лейтенанта X. Стивенса и матроса Картера. По дороге отказал дыхательный аппарат Картера. Стивенс оставил матроса, а сам попытался в одиночку проникнуть в порт. Но входа найти не удалось. Стивенс вернулся, забрал Картера и попытался вернуться на подлодку, но не смог ее найти. К счастью вскоре их обнаружила другая британская лодка — Р-46.

Оба спасенные подводника стали единственными диверсантами, вернувшимися на Мальту. Десять человек погибло вместе с Р-311 (три основных и два дублирующих экипажа), двое погибли при выполнении задания, шестеро попали в плен. Результатом операции Principle стало затопление легкого крейсера Ulpio Traiano, повреждение судна Viminale и трех катеров. Капитан-лейтенант Гринлепд и старший лейтенант Дав получили медаль За отличную службу, а Феррьер и Фрилл — медаль За особое мужество.

Атака на Триполи

Рисунок британской человеко-торпеды к действии.

Следующая операция с участием Chariot была проведена 18 января 1943 года — задачей являлось проникнуть в порт Триполи и потопить несколько судов, стоявших там. Существовала угроза того, что отступающие немецкие части затопят эти корабли у входа в порт, тем самым надолго выведут его из строя. В результате союзники потеряли бы возможность использовать порт Триполи для снабжения наступающих войск.

В результате потерь, понесенных в Палермо, Слейден располагал всего двумя управляемыми торпедами. Для участия в операции выделили подводную лодку Thunderbolt. Экипажи торпед были следующие: старший лейтенант Джефри Ларкин и матрос Конрад Бери, а также старший лейтенант Стивенс и механик Стенли Бакстон. Чтобы диверсантам было проще ориентироваться, планировалось провести предварительный налет на порт, благодаря которому диверсанты могли бы ориентироваться на огонь.

Но и на этот раз подвела техника. При спуске на воду у торпеды Ларкина отказали рули. Экипажу пришлось затопить торпеду и выбираться на берег. Какое-то время оба диверсанта скрывались, надеясь дождаться наступающих частей британской армии, но спустя несколько дней попали в плен. К счастью им удалось бежать и добраться до Триполи, куда уже вошли британские войска.

Другому экипажу также не повезло. Прежде всего обнаружилась неисправность скафандра Бакстона, из-за чего торпеда не могла погрузиться. Затем выяснилось, что диверсанты опоздали. На их глазах немцы затопили суда у входа в порт, полностью блокировав его. Но Стивенс решил применить заряд и потопить торговое судно Guilio, находящееся в порту. Атака удалась, хотя и была совершенно бессмысленной. Запертое в порту судно никуда не могло уйти, и попало бы в целости в руки англичан. Заложив заряд, оба диверсанта выбрались на берег и почти тут же попали в плен. Лишь спустя несколько недель Стивенс сумел бежать из лагеря для военнопленных.

Операция QWZ

Крейсер Bolzano

Наибольший интерес из операций, проводившихся британскими «человеко-торпедами», представляет операция по атаке в июне 1944 года находившихся в гавани Специи захваченных немцами итальянских тяжелых крейсеров Bolzano и Gorizia, которая проводилась совместно британским спецназом и группой перешедших на сторону союзников диверсантов итальянской 10-й флотилии МАС.

Со стороны британцев в операции участвовали два ГПН типа Chariot Mk I. Экипажи торпед: старший лейтенант Малколм Косер, старший матрос Гарри Смит, а также унтер-офицер Конрад Бери и старший матрос Кеннет Лоренс — должны были минировать корабли, а со стороны итальянцев были задействованы корабли-буксировщики и два специальных диверсионно-штурмовых катера.

Обе торпеды погрузили на борт торпедного катера МТВ 74, который вместе с итальянским эсминцем Grecale 21 июня 1944 года в 17:30 покинул порт Бастия на восточном побережье Корсики. До рейда Специи корабли прибыли спустя несколько часов. Пользуясь короткой летней ночью с катера быстро спустили обе человеко-торпеды, которые тут же ушли в сторону порта.

Крейсер Gorizia

Косер с трудом прошел через заграждения и сети, потратив на их преодоление много времени. В порт торпеда проникла, когда уже начинало светать. Тем не менее. Косер незамеченным добрался до крейсера Bolzano и подвесил к нему боевую часть торпеды. Часовой взрыватель должен был сработать через два часа. На обратном пути окончательно сели аккумуляторы и торпеда потеряла ход. Косер и Смит затопили торпеду, выбрались на берег и укрылись в прибрежных зарослях. Экипажу Бери-Лоренс повезло меньше. Двигатель постоянно барахлил, так что в 4:30 торпеду пришлось затопить и вплавь выбираться на берег.

В 6:23 взорвалась боеголовка, закрепленная под днищем Bolzano, корабль лег носом на дно, а затем перевернулся на правый борт. Из четырех коммандос только Бери удалось пробраться через линию фронта, а остальные подводники попали в плен. Тяжелый крейсер Gorizia был сильно повреждён в ходе новой атаки управляемых торпед, но остался на плаву. В апреле 1945 года немцы при уходе из Специи затопили остов крейсера у пирса Гарибальди. После войны его подняли и продали на слом.

Операция Toast

Отчетная модель авианосца Aquila верфи-строителя Ansaldo.

Аналогичный совместный набег британо-итальянской диверсионной группы был совершен в апреле 1945 года на порт Генуи, где находился недостроенный итальянский авианосец Aquila, который захватившие его немцы намеревались затопить на единственном рабочем фарватере на входе в порт, закупорив его таким образом. В состав сил, выделенного для нее, вошли эсминец Legionario, на котором разместили два итальянских диверсионно-штурмовых катера типа MTSM, а также два британскихChariot, водителями которых, однако, выступали не британцы, а итальянцы — водители Maiale, так как боеготовых единиц последних на тот момент в распоряжении планировавшего операцию капитано ди фрегата Форджа не оказалось. Кроме того, в состав группы вошли два торпедных катера — итальянский MS74 и британский МТБ 177, имеющего на борту радиолокационную станцию.

Авианосец Aquila в маскировочных сетях. Генуя, 23 августа 1943 г.

Отряд покинул Ливорно во второй половине дня 18 апреля 1945 года и к 23 часам 30 минутам подошел в назначенную точку начала операции. Первый экипаж в составе Жироламо Маниско и Дино Варини не дошел полумили до входа в гавань — сломался электромотор Chariot, и вызванный на помощь катер подобрал их, а вторая боевая «двойка» в составе Николя Конте и Эволино Марколини успешно проникла в Геную и нашла авианосец, стоявший у причала Canzio. Однако водители не смогли прикрепить заряд к днищу авианосца и оставили его на дне, на глубине примерно трех метров под кораблем и немного к левому борту, установив взрыватель на 7 часов 00 минут. Затем водители успешно покинули гавань тем же путем, что и проникли в нее, и были подобраны катером MTSM.

Результат операции был неоднозначным: боезаряд сработал вовремя, но противоторпедная защита левого борта авианосца «поглотила» значительную часть энергии взрыва, хотя корабль и получил определенные повреждения, после чего немцы в ночь на 24 апреля отбуксировали поврежденный авианосец к фарватеру на входе в гавань и оставили его там в полузатопленном положении.

Вывод

Вопреки большим надеждам, возлагавшимся военно-политическим руководством Великобритании на оснащенные ГПН семейства Chariot подразделения спецназа, вклад в победу союзников на море оказался более чем скромен. Причиной тому, в основном стало то, что ввод данного оружия в строй осуществлялся уже в середине войны, а не на начальном ее этапе. Еще одной причиной относительно скромных результатов боевого применения Chariot стало то, что их разработка, испытания и ввод в эксплуатацию осуществлялись в чрезвычайно сжатые сроки, да еще и при противодействии отдельных представителей старшего и высшего офицерского состава британского флота. Все это не могло не сказаться на результатах боевой деятельности отряда оснащенных ГПН диверсантов, а также и на качестве конструкции аппаратов и снаряжения.

После окончания войны в Европе эксплуатация человеко-торпед Chariot продолжилась. Несмотря на отсутствие боевых задач, эта техника привлекалась к работам по поиску и обезвреживанию морских мин у различных районов европейского побережья. В этих работах «колесницы» применялись в качестве транспортного средства для водолазов-минеров. Вскоре после завершения разминирования прибрежных районов все человекоуправляемые торпеды были списаны и утилизированы.

См. также

Литература

  • Щербаков В.Л. Подводные камикадзе. Боевые «пиявки» Второй Мировой. — Коллекция. — Москва: ООО “Издательство -Яуза, 2011. — 144 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-699-49771-3
  • Джеймс Бенсон Волны над нами. Английские мини-субмарины и человекоуправляемые торпеды. 1939-1945гг.. — Москва: Центрполиграф, 2004. — 366 с. — 7000 экз. — ISBN 978-5-9524-1242-2

Ссылки

Галерея изображений