Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Швигер, Вальтер

Швигер, Вальтер

Перейти к: навигация, поиск
Kapitänleutnant_Walther_Schwieger.jpg
Вальтер Швигер
Годы жизни 1885 — 1917
Место рождения Берлин
Гражданство Германия Германская империя
Годы службы Германия 1903—1917
Основные события
Вершина карьеры
Награды

Орден «Pour le Mérite». Пруссия. Рыцарский крест Королевского ордена дома Гогенцоллернов с мечами. Пруссия. Железный крест II класса. Пруссия. Железный крест I класса. Пруссия. Орден Короны 4-го класса. Пруссия.

walther_schwieger_portrait.jpg
Вальтер Швигер (нем. Walther Schwieger; 7 апреля 1885 — 17 сентября 1917) — немецкий офицер флота, капитен лёйтнант. Командовал подводной лодкой SM U-20, потопившей 7 мая 1915 года британский трансатлантический лайнер «Лузитания», за что был объявлен военным преступником. «Король тоннажа», был седьмым[1] по результативности немецким командиром подводником Первой мировой войны. Кавалер ордена «Pour le Mérite». Погиб 17 сентября 1917 года вместе с подводной лодкой SM U-88 у побережья Дании.

Биография

Фенрих Вальтер Швигер. Лежит в нижнем ряду справа. Фото 1906 года.
Фотоколлаж: фенрих Вальтер Швигер на фоне немецких миноносцев.
Подводная лодка SM U-14.
Немецкие подводные лодки в гавани SM U-19, SM U-20, SM U-21, SM U-22.

Начало карьеры

Вальтер Швигер родился 7 апреля 1885 года в Берлине в аристократической семье. Вальтер не любил приставку «фон» и воздерживался от ее использования в документах, считая, что в море все решает профессионализм, а не знатность.

В 1903 году поступает кадетом в Германский Императорский флот. 15 апреля 1904 года его производят в фенрих-цур-зее. В 1905 году он проходит обучение на броненосце SMS Braunschweig. 28 сентября 1906 года Швигера производят в лейтенант-цур-зее, и направляют в торпедный дивизион вахтенным офицером. Здесь он служит на эскадренных миноносцах SMS S 105 и SMS G 110. 10 ноября 1908 года его производят в оберлёйтнанты цур зее и назначают на легкий крейсер SMS Stettin.

В 1911 году Швигера перевели в подводный флот. Вначале он служит помощником на подводной лодке SM U-14, а 1 августа 1914 года Швигер принимает её под своё командование. SM U-14 была в числе десяти лодок, отправившихся в первый патруль Первой мировой 6 августа 1914 года. На SM U-14 Швигер не смог добился никаких результатов.

16 декабря 1914 года Швигера назначают командиром подводной лодки SM U-20 которой ранее командовал Отто Дрёшер (нем. Отто Dröscher), которого назначили командиром SM U-14.

Первый военный поход SM U-20 под командованием Швигера выпал на рождественский сочельник. Рождество лодка встретила в патруле в водах Гельголандской бухты, кораблей в море не было. Поэтому Швигер принял решение отметить праздник, несмотря на войну. Лодка легла на дно, и экипаж смог отметить рождество с праздничным столом и музыкой.

Первый успех Швигиру выпал 30 января 1915 года, в этот день он потопил три британских парохода: «Икария» (Ikaria), «Ориоле» (Oriole) и «Токомару» (Tokomaru).

1 февраля 1915 года SM U-20 атаковала английское госпитальное судно «Астуриас» (Asturias). Торпеда прошла мимо, а на протест Лондона немцы заявили, что командир лодки Швигер допустил вполне простительную ошибку, поскольку «Астуриас» не нес положенных госпитальному судну навигационных огней.

Во втором походе SM U-20 в марте 1915 года Швигер потопил еще 3 судна. Всего в двух походах, которые проходили в Ла-Манше у входа в Канал, он потопил шесть судов общим тоннажем 21 514 брт.

Выход в море в конце апреля был для Швигера третьим походом в качестве командира лодки SM U-20. Согласно полученному приказу, Швигер должен был патрулировать воды пролива Св. Георга и Ирландского моря, где Адмиральштаб надеялся собрать обильную жатву в виде потопленных судов. 5 мая SM U-20 совершила свою первую атаку в этом походе, потопив в 8 милях от Кинсейла (южное побережье Уэльса) орудийным огнем трехмачтовую шхуну «Эрл оф Латом» (Earl Of Lathom 132 брт).

На следующий день лодка сменила позицию и перешла к проливу Св. Георга, где обнаружила и потопила два парохода: «Сентурион» (Centurion 5495 брт) и «Кандидейт» (Candidate 5898 брт), потратив на них четыре торпеды. Таким образом, к утру 7 мая 1915 года лодка Швигера имела всего лишь две торпеды и подходивший к концу запас топлива. Тем не менее, командир принял решение остаться на позиции еще на один день.

Потопление «Лузитании»

Подводная лодка SM U-20.
Лайнер «Лузитания».
Лайнер «Лузитания» и подводная лодка SM U-20. Иллюстрация к журналу «Природа и люди».
Картина лайнер «Лузитания» и подводная лодка SM U-20.

Лайнер «Лузитания» (RMS Lusitania) под командованием капитана Тернера покинул Нью-Йорк в полдень субботы 1 мая 1915 года.

5 и 6 мая SM U-20 потопила три судна, и Королевский Военно-морской флот разослал на все британские суда предупреждение:

« Подлодки активны у южного берега Ирландии. »

6 мая капитан Тернер дважды получил это сообщение и принял все меры предосторожности: были закрыты водонепроницаемые двери, задраены все иллюминаторы, удвоено количество наблюдателей, все шлюпки были расчехлены и вывалены за борт для ускорения эвакуации пассажиров в случае опасности.

В пятницу 7 мая в 11:00 Адмиралтейство передало другое сообщение, и капитан Тернер скорректировал курс. Вероятно, он думал, что подлодки должны быть в открытом море и не подойдут со стороны берега, и «Лузитания» будет защищена близостью к суше.

«Лузитания» была приблизительно в 30 милях (48 км) от ирландского берега, когда она попала в туман и уменьшила скорость до 18 узлов. Она шла в порт Куинстауна в Ирландии, до которого оставалось 43 мили (70 км) пути.

В 13:00 один из матросов германской подводной лодки SM U-20 заметил впереди большое четырёхтрубное судно. Он сообщил капитану Вальтеру Швигеру, что заметил большой четырёхтрубный корабль, идущий на скорости около 18 узлов.

Запись Швигера в вахтенном журнале гласила:

« 14 часов 20 минут. Прямо перед нами я заметил четыре трубы и мачты парохода, под прямым углом к нашему курсу, шедшего с зюйд-веста и направляющегося к Галлей Хэд. В нем был опознан пассажирский пароход.


14 часов 26 минут. Продвинулся на одиннадцать пунктов к пароходу в надежде, что он изменит курс по направлению к ирландскому берегу.

14 часов 35 минут. Пароход повернул, взяв направление на Куинстаун, и тем самым дал нам возможность подойти на дистанцию выстрела. Мы пошли полным ходом, чтобы выйти на должную позицию.

15 часов 10 минут. Выпущена торпеда с дистанции 700 метров, установленная на углубление три метра от поверхности. Попадание в центр парохода, сразу за мостиком. Необычайно большой взрыв с громадным облаком дыма и обломками, подброшенными выше труб. В дополнение к торпеде имел место второй взрыв (котлы, уголь или порох?). Мостик и часть корабля, куда попала торпеда, были вырваны, и начался пожар. Корабль остановился и очень быстро свалился на правый борт, в то же время погружаясь носом. Похоже было на то, что он вскоре перевернется. На борту наблюдалось большое смятение. Были изготовлены шлюпки, и многие из них спущены на воду, но корабль слишком быстро погружался. Часть шлюпок, полностью забитых людьми, падали в воду носом или кормой и затем опрокидывались. Шлюпки левого борта не могли быть спущены вследствие дифферента корабля на правый борт. На носу корабля можно было видеть его наименование «Lusitania» написанное золотыми буквами. Трубы были окрашены в черный цвет. Кормовой флаг не был поднят. Корабль шел со скоростью около 20 узлов.

»

После взрыва торпеды в носовых отсеках детонировали перевозимые в Великобританию боеприпасы, и лайнер быстро затонул[2]. Факт погрузки боеприпасов на борт судна не был секретом[3], всего погрузили 400 тонн военных грузов: 1248 ящиков с 75 мм снарядами, 4927 ящиков с винтовочными патронами и около 2000 ящиков с взрывчаткой, взрывателями, дистанционными трубками.

В 14:28 «Лузитания» опрокинулась килем вверх и затонула. Лайнер затонул за 18 минут в 8 милях (13 км) от Кинсейла, точные координаты гибели — 51°25' с.ш. и 8°33' з.д. Из 1959 пассажиров и членов экипажа, 1198 погибли, среди них 128 граждан США. Тела многих жертв были похоронены в Куинстауне в Кинсейле — городе у места гибели «Лузитании».

Спустя шесть дней SM U-20 вернулась из похода в Вильгельмсхафен. На Швигера посыпались поздравления с успехом. Германские офицеры-подводники открыто завидовали ему, о погибших людях не думал никто. Формально Швигера обвинить было не в чем — судно, которое он атаковал, было внесено в реестр как вспомогательный крейсер[4]. Оно не несло флага и имело платформы для размещения орудий. Тем неимение за потопления лайнера «Лузитания» Швигер был объявлен военным преступником.

Немецкое командование так не считало и в официальном коммюнике подписанном адмиралом Паулем Бенке было объявлено следующее:

« Вслед за детонацией торпеды немедленно последовал еще один взрыв, причем значительно более сильный. Его можно объяснить только большим количеством боеприпасов на судне. »

Тем не менее Швигер получил выговор от кайзера Вильгельма II, осудившего факт потопление лайнера, приведшие к большим человеческим жертвам. Выговор был сделан только для успокоения общественного мнения нейтральных стран, в первую очередь США. Другие офицеры-подводники были горько обижены принятием этого решения кайзером.

Дальнейшие походы и уничтожение SM U-20

9 июля 1915 года Швигер сделал другую «ошибку», атаковав пароход линии Кьюнард «Ордьюна» (Orduna 15 499), приняв это судно за «небольшой неприятельский пароход».

6 сентября 1915 года был подорван торпедой SM U-20 и погиб другой большой пассажирский пароход линии Эллан «Хеспириен» (Hesperian 10 920 т); он был первым вооруженным торговым судном, погибшим от подводной лодки. Настигнутый в 80 милях к юго-восточнее от Фастнэта 4-го числа, пароход был слишком сильно поврежден, чтобы добраться до порта, несмотря на все усилия отбуксировать его. В течение 4–5 сентября SM U-20 уничтожила еще 2 британских парохода и нейтральный парусник, прежде чем проследовать к югу для действий против судов, входящих в Ля-Рошель. Здесь Швигер потопил 4 судна, а затем вернулся обратно.

16 и 23 ноября 1915 года Швигер на SM U-20 выполнил разведывательный поход как подготовку к постановке вспомогательным крейсером Möwe минного поля у мыса Рат (Wrath) во время его первого океанского крейсерства.

В апреле-мае 1916 года Швигер крейсируя на западных подходах потопил 23 000 т, включая «Кимрик» (Cymric 13 370 т), шедший в Америку. Этот пассажирский пароход линии «Уайт-Стар» был потоплен им 8 мая, причем погибли 5 человек. Швигер установил также рекорд дальней связи подводной лодки по радиотелеграфу в 770 миль, связавшись с Германией во время своего крейсерства.

С 23 июля 1916 года Швигера назначили командиром новой подлодки SM U-88; так как она еще не была достроена, то он совершал походы на своей старой лодке SM U-20.

В августе SM U-20 вышла в Бискайский залив. В этом походе она не причинила много вреда, если не считать потопленного транспорта и безрезультатной атаки на португальскую канонерскую лодку Ibo у Таго (Tagus) 29-го числа. Канонерка лишь получила повреждение от артиллерийского огня с лодки.

Немецкая подводная лодка SM U-20 выброшенная на побережье Дании после взрыва.

В октябре 1916 года SM U-20 совершила свой последний поход в район Шетландских островов. Поздно вечером 2 ноября 1916 года возвращавшаяся из боевого похода подводная лодка приняла радиограмму с борта SM U-30, в которой сообщалось, что последняя терпит бедствие вследствие выхода из строя обоих дизелей (одного полностью, другого частично). В 2.00 3 ноября SM U-20 была уже у аварийной лодки, и оба корабля малым ходом направились в свою базу.

4 ноября, следуя в густом тумане у берегов Ютландии[5], лодки из-за неточности счисления сели на мель в датских территориальных водах. Командиры лодок знали, что если их обнаружат датчане, то экипажи будут интернированы.

По радиосвязи была вызвана подмога. На следующий день на помощь лодкам подошли крейсера и эсминцы, которых прикрывали дредноуты SMS Grosser Kurfürst и SMS Kronprinz. Еще до их подхода SM U-30, выбросив за борт около тридцати тонн груза, сошла с мели и отошла на глубокую воду. SM U-20, несмотря на все предпринятые попытки, осталась на грунте. Экипаж взял с лодки судовые документы, свои личные вещи и перешел на спасательные суда. На SM U-20 установили заряды, которые взорвали торпеды в носовой части лодки, которые вызвали большие разрушения, уничтожившие корабль.

Британцы перехватили сообщение и направили свои подлодки атаковать немецкие корабли. При возвращении на базу линкоры SMS Grosser Kurfürst и SMS Kronprinz получили торпедные попадания, но остались на плаву.

Всего на лодке SM U-20 Швигер потопил 36 судов общим тоннажем 144 300 тонн.

Гибель Швигера на SM U-88

Швигер вскоре вступил в командование SM U-88 — лодкой новейшей конструкции — и взял с собой большую часть своей старой команды. 7 апреля 1917 года подводная лодка SM U-88 вступила в строй, и Швигер смог ее опробовать в деле. В ходе трех походов на SM U-88 Швигером было 12 кораблей потоплено (общим тоннажем 39 382 тонн) и еще 2 корабля повреждены.

30 июля 1917 года шею Вальтера Швигера украсил орден «Pour le Mérite», его боевой счет уже превзошел 100 000 потопленного тоннажа и перевалил отметку в 185 000 тонн.[6]

5 сентября 1917 года лодка SM U-88 вышла в свой четвертый и, как оказалась, последний боевой поход. Швигер должен был топить транспорты в Бискайском заливе. Для взаимодействия вместе с лодкой Швигера чуть впереди следовала лодка SM U 54 капитан-лейтенанта Курта Хееселера (нем. Kurt Heeseler). Поздним вечером лодки миновали коридор в немецких минных полях, но на его выходе, к северу от острова Тершеллинг (у побережья Дании), нарвались на новое британское минное поле № 56. При попытке его преодоления лодки погрузились. На лодке SM U 54 услышали страшный взрыв. Сотрясение от него было столь сильное, что создалось впечатление, что лодка наткнулась на мину заграждения. Сразу же были продуты цистерны, и лодка вернулась на поверхность. Когда Хееселер вышел наверх и осмотрелся кругом, он увидел вблизи большое непрерывно растекавшееся пятно жидкого топлива, усеянное обломками и окружавшее район, в котором недавно погрузилась SM U-88. Со слабой надеждой, что SM U-88, может быть, только выведена из строя, он остался сторожить у пятна, но ни один звук не нарушил больше молчания. SM U-88 вероятно, наскочила носом на большую мину, причем, возможно, произошла детонация его носовых торпед, лодка и ее экипаж состоявший из 43 человек погибли.

Так погиб Вальтер Швигер, один из самых известных командиров немецких подводных лодок времен Первой мировой войны.

Итоги деятельности Вальтера Швигера

За Вальтером Швигером в годы Первой мировой войны числятся 49 потопленных судов суммарным тоннажем 185 212 брт., 1 военный корабль (водоизмещением 397 тонн) и 4 грузовых судна (суммарным тоннажем 3 488 брт.) были повреждены.

Итог деятельности Вальтера Швигера как командира подводных лодок впечатлял, он занял седьмое место по потопленному тоннажу.

За потопление лайнера «Лузитания» Британское Адмиралтейство включило Швигера в список наиболее разыскиваемых военных преступников[7].

Подводные лодки Вальтера Швигера

Вальтер Швигер в годы Первой мировой войны был командиром следующих подводных лодок:

  • SM U-14 с 1 августа 1914 года по 15 декабря 1914 года;
  • SM U-20 с 16 декабря 1914 года по 4 ноября 1916 года;
  • SM U-88 с 23 июля 1916 года по 5 сентября 1917 год.

Хронологический список побед Вальтера Швигера

Личностные характеристики по воспоминаниям современников

Капитан-лейтенант Вальтер Швигер.
Капитан-лейтенант Вальтер Швигер.
Гибель «Лузитании».

По воспоминаниям сослуживцев, Вальтер Швигер был требовательным, но не придирчивым командиром и являлся профессионалом своего дела. Как заметил один из его сослуживцев:

« он всегда точно знал, куда идет, и ему было наплевать на всех, кто пытался его остановить. »

Лейтенант Рудольф Центнер служивший под командой Швигера на SM U-20 писал о нем следующее:

« Капитан-лейтенант Швигер был одним из тех немногих офицеров подводников, которые к началу войны уже находились в подводном плавании. Он был одним из способнейших офицеров, признанным экспертом по подводным вопросам — одним из немногих командиров, с которыми советовался адмирал Тирпиц. »

Военные преступления Швигера

Британская пресса окрестила Швигера «Детоубийцей» (англ. The Baby Killer), этим хотели подчеркнуть его безчеловечность и жестокость. Действительно из 1959 находившихся на борту «Лузитании» погибли 1198, включая 785 пассажиров. Из 159 американских граждан погибли 124. Из 129 детей погибли 94, в их число входит 35 младенцев, которые почти все (кроме четырех) погибли.

В официальной ноте 9 июня 1915 года правительство Соединенных Штатов заявило:

« Какими бы ни были другие факты, касающиеся «Лузитании», главным и принципиальным остается одно: огромный пароход, предназначенный для перевозки пассажиров и имевший на борту больше тысячи живых душ, не имевших никакого отношения к войне, был торпедирован и потоплен без предупреждения или объяснения причин, то есть при обстоятельствах, беспрецедентных в современной войне[8]. »

Но был ли Швигер таким монстрам, каким сделали его журналисты и писатели? По словам самого Швигера, он выпустил торпеду по «Лузитании» раньше, чем точно идентифицировал цель.

Чины британского Адмиралтейства утверждали, что подводная лодка SM U-20, дождавшись первого взрыва, обошла судно и выпустила вторую торпеду в левый борт, что и вызвало катастрофические разрушения и большие человеческие потери.

Сам Швигер писал по поводу потопления «Лузитании» и второй торпеды следующее:

« Я не мог выпустить вторую торпеду в эту толпу живых людей, пытающихся спастись. »

Начнем с того, что версия, выдвинутая чинами Адмиралтейства, явно несостоятельна. По мнению моряков-подводников, в частности, Героя Советского Союза, вице-адмирала Григория Ивановича Щедрина, четырех минут, разделявших оба взрыва, было недостаточно, чтобы SM U-20 пересекла курс «Лузитании» и произвела прицельный выстрел. Швигеру было бы куда проще послать вторую торпеду вслед за первой — в правый борт.

Английские историки Гибсон и Прендергаст, анализируя потопление германскими субмаринами лайнера «Справедливость» (Justicia 32 234 тонн), в размерах не уступавшего злополучной «Лузитании», подчеркивают — он пошел на дно только после попадания шести торпед выпущенных с двух подводных лодок. Надо полагать, «кьюнардовский» лайнер был выстроен отнюдь не хуже и так быстро не утонул бы от одной торпеды.

Коллеги Швигера горячо поддержали его и развернули широкую кампанию по реабилитации, продолжавшуюся даже после окончания войны.

По воспоминанием еще одного военного преступника и удачливого подводника Макса Валентинера, с которым беседовал после войны американский журналист Лоуэлл Томас, Швигер сначала принял «Лузитанию» за другое судно, введенный в заблуждение перекрашенными трубами и шаровой покраской лайнера. Но тем не менее считал, что атакует и топит судно, состоящее на службе в британском флоте.

Валентинер рассказывал:

« Швигер просто выполнял отданные ему приказы.[9] Ему было приказано топить любой корабль, который он мог найти в блокадной зоне. Он увидел большой пароход и торпедировал его. Любой командир подводной лодки сделал бы то же самое, если бы был на его месте. »

Отдельным вопросом стоит неоказание помощи уцелевшим после торпедирования «Лузитании». Но виноват ли в этом Швигер? С одной стороны — безусловно. Германия подписала Гаагские конвенции, следовательно, должна была их выполнять. Если подводные лодки не могли действовать согласно подписанным договоренностям, значит, их не стоило использовать.

Если принять на веру слова Валентинера о том, что Швигер опознал лайнер как вспомогательный крейсер, то немецкий подводник из соображений безопасности имел полное право уйти с места атаки не оказав помощи, поскольку атаковал судно, состоящее на военной службе у противника.

Но даже если предположить, что Швигер узнал «Лузитанию» и топил не вспомогательный крейсер, а пассажирский лайнер, то все-таки прежде всего он был обязан заботиться о безопасности своего экипажа[10]. Да и размеры лодки не дали бы возможность принять на борт много пассажиров.

Макс Валентинер так вспоминал разговор со Швигером про потопление «Лузитании».

« Однажды, вскоре после того как «U-20» вернулась из крейсерства, в течение которого она утопила «Лузитанию», я встретил Швигера, бывшего всегда моим хорошим приятелем. Мы начали разговаривать, и он рассказал мне все подробности этого потопления, служившего в тот момент темой дня.

«Мы отправились обратно в Вильгельмсгафен, — сказал, он, — и шли поблизости от Канала. Море было бурно, стоял густой туман, шансов на какую-либо атаку было очень мало. В то же время любой шедший в тумане Эсминец мог неожиданно нарваться на нас, поэтому я погрузился на 65 футов ниже перископной глубины. Приблизительно через полтора часа после этого я услышал звук мощных винтов. Привсплыв, я заглянул в перископ и увидел большой бронированный крейсер. Он прошел прямо над нами и теперь уходил полным ходом от нас».

Швигер говорил о том, в какое неистовство он впал, пропустив такую прекрасную цель. После первых дней войны редко можно было иметь случай выпустить торпеду по какому-нибудь большому боевому кораблю вроде крейсера, и многие германские лодки никогда не видели ни одного из этих кораблей в течение всей войны.

«Когда я в волю отругался, — сказал Швигер, — то заметил, что туман рассеивается. Затем я увидел голубое небо. Лодка всплыла, и мы продолжали идти над водой. Через несколько минут после того как мы всплыли, на горизонте показался лес мачт и труб. Сначала я думал, что они принадлежат многим судам. Затем я увидел, как из-за горизонта выходит большой пароход, идущий нам навстречу. Я сразу же погрузился, надеясь его атаковать.

Находясь от нас в двух милях, пароход изменил свой курс. Теперь я потерял надежду на атаку даже при условии дачи самого полного хода. Я позвал своего штурмана, старого капитана коммерческого флота, чтобы он также посмотрел в перископ. В этот момент, когда он уже шел в рубку, я заметил, что пароход снова повернул и опять шел прямо на нас. Если бы он даже преднамеренно пошел на то, чтобы получить торпедный выстрел в упор, так и тогда не мог бы избрать лучшего курса. Короткое, быстрое сближение, и мы стали ждать.

Я уже расстрелял свои лучшие торпеды, и у меня осталось только две бронзовых — не столь хороших. Когда я отдал приказание стрелять, то пароход находился в четырехстах ярдах. Торпеда попала, взрыв был не особенно велик, но вслед за ним последовал второй, более мощный. Штурман стоял около меня. Я сказал, чтобы он взглянул на нашу жертву на близкой дистанции. Он приложил глаз к перископу и после быстрого осмотра закричал:

«Бог мой, это «Лузитания!»

Я снова занял свое место у перископа. Корабль тонул с невероятной быстротой. На палубе наблюдалась ужасная паника. Спасательные шлюпки, просто вырванные из своих мест, падали в воду. По палубам вверх и вниз бегали обезумевшие люди. Мужчины и женщины бросались в воду и пытались плыть к пустым перевернувшимся спасательным шлюпкам. Это было наиболее ужасное зрелище из всех, которые мне пришлось когда-либо видеть. Я был не в состоянии оказать им какую-либо помощь. Наша лодка могла спасти только горсть людей. А, кроме того, прошедший мимо меня крейсер находился еще не очень далеко и мог перехватить сигнал бедствия. Я полагал, что он вскоре должен был появиться. Сцена была слишком ужасна, чтобы ее можно было наблюдать, поэтому я отдал приказание погрузиться и ушел прочь.

»

Чины и звания

Капитан-лейтенант Вальтер Швигер.

Награды

Увековечивание памяти

Подлодка SM U 139 Walther Schwieger.

В 1917 году строящийся подводный крейсер SM U-139 получил в его честь собственное имя «Kapitänleutnant Walther Schwieger». Этой лодкой назначили командовать лучшего немецкого подводника капитен-лёйтнанта Лотаря фон Арно де ла Перьера.

Образ в искусстве и медиа

В художественной литературе и публицистике

Образ Вальтера Швигера присутствует во многих книгах посвященных потоплению лайнера «Лузитания». Чаще всего он подается бездушным «пиратом-убийцей», особенно в книгах английских писателей. Но в последнее время этот образ заменяется на человека солдата выполнявшего приказ.

В 20-е годы ХХ века известный американский писатель Лоуэлл Томас беседовал с известными немецкими офицерами подводниками Первой мировой войны. Среди них были Лотар фон Арно де ла Перьер, Макс Валентинер, Отто Херзинг, Хейно фон Хеймбург и многие другие. Эти воспоминания легли в основу книги Лоуэлла Томаса «Raiders of the Deep» (Рейдеры глубин)[11] опубликованной в 1928 году. И хотя Швигера уже не было в живых ему было отведено несколько глав в этой книге. Автор пытался со слов его боевых товарищей составить портрет Вальтера Швигера. Интересно и то, что он не стал писать о нем только негативно, а попытался высказать версии, о том, что двигало Швигером в момент потопления лайнера «Лузитании».

Памятные медали в память потопления лайнера «Лузитания»

В память о потоплении «Лузитании» выпущено несколько настольных медалей.

Примечания

  1. По другим данным был шестым в рейтинге.
  2. По свидетельству капитана Тернера, данному им под присягой следственной комиссии, получается, что второй взрыв был вызван разрушением одного из судовых котлов, происшедшим, когда в пробоину хлынула холодная морская вода. Есть еще версия взрыва угольной пыли в бункерах.
  3. Но часто в документах и статьях отрицается или замалчивается членами британского Адмиралтейства. Перевозку патронов и шрапнели подтверждают таможенные документы. Но факт погрузки взрывчатки там не подтверждается, но есть ящики с неизвестным грузом принадлежащие подставному лицу. В настоящее время при осмотре лайнера установлен факт чистки трюмов лайнера от содержимого в них груза.
  4. Адмиралтейство покрыло часть расходов на строительство лайнеров «Лузитания» и «Мавритания», а фирма «Кьюнард» (англ. Cunard Steam-Ship Co.) в проект заложила возможность перестройки их во вспомогательные крейсера со скоростью полного хода более 24 узлов и на случай войны на верхней палубе разместили фундаменты для 150-мм орудий. В начале войны, 4 августа 1914 года, на лайнерах установили опоры для орудий и внесли их в справочник Джейна как вспомогательные крейсера, однако от использования их в подобном качестве отказались, поскольку суда были крайне неэкономичны.
  5. Полуостров между Северным и Балтийским морями
  6. Возможно, задержка с награждением была вызвана объявленным ранее выговором.
  7. Впрочем, туда включались почти все самые успешные германские командиры-подводники.
  8. Беспристрастности ради следует отметить, что 9 апреля 1940 года британское адмиралтейство дало право капитанам подводных лодок королевского военно-морского флота топить вражеские торговые суда без предупреждения, а Соединенные Штаты Америки в течение длительного времени вели неограниченную подводную войну с Японией. Вероятно, нет необходимости напоминать о том, что неограниченная подводная война до сих пор является незаконной с точки зрения международного права.
  9. В инструкциях, полученных Швигером и другими капитанами-подводниками 18 февраля 1915 года, говорилось: «Вражеские торговые суда должны быть уничтожены».
  10. Инструкция Верховного командования гласила: «В первую очередь должна обеспечиваться безопасность подводной лодки. Поэтому всплытия на поверхность для осмотра судна следует избегать из соображений безопасности».
  11. В русском переводе книга известна как «Корсары глубин»

См. также

Литература и источники информации

Литература

Ссылки

Галерея изображения