Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
14"/45 Marks 1, 2, 3, 5

14"/45_Marks_1,_2,_3,_5

Перейти к: навигация, поиск
356-мм/45 орудие Mark 1
USA_356-45_Pic_45.jpg
Носовые 356-мм/45 башни линкора USS Pennsylvania, 1930-е годы.
Классификация
Орудие главного калибра Тип
14"/45 Mark 1 Модификация
История производства
США Соединённые Штаты Америки Страна производства
Midvale Steel Co. Соединённые Штаты Америки Разработчик
1910 г. Разработано
Bethlehem Steel Co. Соединённые Штаты Америки
Midvale Steel Co. Соединённые Штаты Америки
Watervliet Arsenal Соединённые Штаты Америки
Naval Gun Factory Соединённые Штаты Америки
Производитель
1914-45 г. Годы производства
14"/45 Mark 1
14"/45 Mark 2
14"/45 Mark 3
14"/45 Mark 5
14"/45 Mark 8
14"/45 Mark 9
14"/45 Mark 10
14"/45 Mark 12
Модификации
История эксплуатации
Состояло на вооружении 1910-1945
Годы эксплуатации 1914-1945 г.
Было установлено на линейные корабли типа New York, типа Nevada, типа Pennsylvania Соединённые Штаты Америки
мониторы типа Abercrombie Великобритания
Береговая оборона Соединённые Штаты Америки
Железно-дорожные установки Соединённые Штаты Америки
Войны и конфликты Первая Мировая война
Вторая Мировая война
Характеристики орудия
355,6 мм. Калибр
64633 (с затвором) кг. Масса ствола
16318 (с затвором) мм. Длина орудия
45 калибров Длина ствола
251,2 дм3 Объём зарядной каморы
21,030 км. Максимальная дальность стрельбы
механический, раздельный Принцип заряжания
1,25-1,75 выстр./мин. Скорострельность
Характеристики снарядов
бронебойный
фугасный
Типы снарядов
635(легкий бронебойный)
680,4(тяжелый бронебойный) кг.
Масса снаряда
792 м/с Начальная скорость снаряда


14"/45 Mark 1 — 356-мм[1] морское орудие с длиной ствола 45 калибров, разработанное для первых супердредноутов ВМС США типа New York. В дальнейшем им были вооружены две следующие серии линейных кораблей - типа Nevada и типа Pennsylvania. Две башни с погибшего во время налета японской авиации на Перл-Харбор линкора USS Arizona были установлены на береговых батареях о. Оаху. Четыре башни, предназначенные для строящегося в Германии греческого линейного корабля Salamis, были переданы Великобритании и установлены на мониторах типа Abercrombie. Во время службы неоднократно модернизировалось: оригинальные стволы моделей Mark 1,2,3,5 после модернизации получили маркировку Mark 8,9,10,12 соответственно.

Общие сведения

В 1908 году в Ньюпорте состоялась военно-морская конференция, основной темой которой был анализ конструкции первых дредноутов США и выбор путей ее совершенствования. Одним из основных, был вывод о предстоящем во всем мире рост мощности орудий линкоров. Немцы и англичане уже строили или готовились заложить дредноуты с 50-калиберными 305-мм SKL/50 и 305-мм Mark XI орудиями соответственно, и по непроверенным сведениям в Англии разрабатывается 343-мм орудие.

Конференция приняла решение в пользу 14-дюймового (356-мм) калибра в расчёте на опережение конкурентов. Этот калибр был декларирован в качестве стандарта для линейных кораблей США, которые будут заказываться в обозримом будущем. Кое-кто из участников конференции даже высказал пожелание вооружить восемью такими пушками два линкора типа Florida (USS Florida и USS Utah), подлежавшие скорой закладке. Вернее сказать, это было сожаление о невозможности так поступить — ведь сами орудия ещё предстояло создать. Их проектирование и испытания представляли собой дорогостоящий и длительный процесс без жёсткой гарантии срока готовности. По приблизительным расчётам, требовалось около 20 месяцев. К тому же могли возникнуть проблемы при разработке новых башенных установок и снарядов.

Однако, более осторожное бюро вооружений флота заняло более осторожную позицию, нежели морские офицеры на Ньюпортской конференции. Шеф этого ведомства контр-адмирал Ньютон Мэйсон считал преждевременным и неосторожным переход от существующих 305-мм/45 пушек непосредственно к 14-дюймовым системам. Бюро вооружений сочло предпочтительным применить на следующей серии линкоров 305-мм/50 орудия, разработка которых уже велась.

Тем не менее проектирование 14-дюймовых линкоров было начато. Уже 28 августа морской министр (по американской терминологии — Секретарь флота) Виктор Меткалф обязал бюро конструирования и ремонта ВМФ создать к январю следующего 1909 года проект такого корабля.

Разработка и испытания

14 января 1909 года компания Midvale Steel Со. получила заказ на разработку и изготовление артиллерийской системы 356-мм/45. Затраты в размере в 65 тысяч долларов были отнесены на финансовый год FY 1909 (Fiscal Year 1909). Фактически выполнение этого заказа шло параллельно с работами по «длинной» 356-мм/50 пушке. Уже в ноябре 356-мм/45 экспериментальное орудие было доставлено на Вашингтонскую военную верфь. В следующем месяце на испытательном полигоне в Индиан Хэд прогремели первые десять выстрелов с пороховыми зарядами от 147,4 до 166,9 кг. Проблем не было, если не считать некоторых мелочей, касающихся снарядов и процесса заряжания. В 1910 году стрельбы продолжились. По результатам, накопленным к 8 марта, руководивший испытаниями офицер вынес следующий вердикт, датированный 12.03.1910: «Величина рассеяния по дальности и направлению свидетельствует о превосходной кучности боя».

Этот успех автоматически исключал заказ по программе 1911 года ещё двух кораблей на основе проекта 601 (тип Wyoming). Решение о том, что новая пара линкоров по водоизмещению будет примерно такой же, как USS Wyoming и USS Arkansas, было принято Генеральным советом флота давно, ещё 21.04.1909. Но вопрос о главном калибре в тот момент оставался открытым. Теперь, после удачных испытаний новой пушки, речь могла идти только о проектах с 356-мм артиллерией. Ими стали два линкора типа New York - USS New York и USS Texas.

Первый экземпляр 356-мм/45 орудия использовался в экспериментальных целях до 26 мая 1924 года, когда на полигоне в Индиан Хэд произошёл разрыв ствола. За это время орудие получило лейнер и дважды его сменило (в 1913 году после 170 выстрелов и в 1922 году после 352 выстрелов). Хронология разработки новых пушек 305-мм/50, 356-мм/45 и 356-мм/50 фактически свидетельствует о том, что существовала возможность сразу приступить к созданию последней системы, минуя обе первые. Производственно-технологическая база, инженерные кадры и конструкторские наработки, имевшиеся в США на 1908 год, позволяли успешно решить эту задачу без двух промежуточных шагов.

6 сентября 1912 года оружейная фабрика флота (Naval Gun Factory), предложила разработать для перспективных линкоров усовершенствованный вариант 356-мм/45 орудия — 14"/45 Mark 3. За основу принимались технические решения, намеченные для прототипа 16-дюймового орудия, к созданию которого уже приступило предприятие. Ствол 14"/45 Mark 3 должен был отличаться от Мк.1/2 количеством скрепляющих колец и наличием лейнера. 11 октября 1912 года Бюро вооружений флота одобрило проект и предприятие получило заказ на 15 стволов (позже заказ на 5 из них, из-за загруженности, передан Уотервлитскому арсеналу).

Конструкция

Конструкция ствола 356-мм/45 орудия Мк.1.

356-мм 45-калиберная пушка Mark Mod 1 (Mk.1/1) изготавливалась из двух сортов стали — орудийной и специальной никелевой. Первая имела следующие добавки: углерод 0,50%, марганец 0,70%, кремний 0,27%, фосфор и сера по 0,03%. Никелевая сталь применялась в наиболее ответственных местах (внутренние трубы стволов, лейнеры и некоторые из скрепляющих цилиндров) и имела: никель 3,00%, углерод 0,40%, марганец 0,70%, кремний 0,27%, фосфор и сера по 0,03%.

Сохранившиеся 356-мм/45 стволы линкора USS Pennsylvania.
Сохранившиеся 356-мм/45 стволы линкора USS Pennsylvania.
Сохранившиеся 356-мм/45 стволы линкора USS Pennsylvania.
Сохранившиеся 356-мм/45 стволы линкора USS Pennsylvania.
Казенная часть 356-мм/45 ствола.
Нарезка 356-мм/45 ствола.
356-мм/45 орудие. Вертикальнооткрывающийся («падающий») затвор системы Велина.

Орудия 14"/45 Mark 1 Mod 1 имели скреплённую конструкцию. Длина ствола с казёнником равнялась 16 318,2 мм. Сам ствол состоял из четырёх основных частей. Внутренняя труба (А1) имела длину 15 963 мм (по другим сведениям, 16 002 мм). На неё в разогретом состоянии надевались три цилиндра. Их нумерация, начиная с казённой части: В1, В2 и ВЗ при длине соответственно 4267, 4272 и 7493 мм. Цилиндр В1 в США назывался «jacket», что обычно переводится как кожух (в отечественной артиллерии термин «кожух» применяется для обозначения наружного слоя скрепляющих цилиндров). В него с тыльной стороны вворачивался казённик, угловое положение которого выбиралось с учётом минимального провисания ствола после сборки. Ближайший к дульному срезу цилиндр ВЗ заканчивался небольшим наружным раструбом (колоколом) с внешним диаметром 610 мм. Из него вперёд выступало 6—7 мм внутренней трубы. Далее по такой же технологии натягивался второй, более короткий ряд цилиндров: С1 (5753 мм), С2 (1656 мм) и СЗ (1422 мм). Аналогично надевался внешний слой. Он состоял из трёх цилиндров: D1 (2578 мм), D2 (2567 мм) и D3 (1524 мм). Ствол в районе зарядной каморы имел диаметр 1168 мм. Все цилиндрические детали для точной стыковки снабжались ограничительными буртиками высотой 13—25 мм. На большей части длины цилиндра D2 строго выдерживался внешний диаметр в 1067 мм. Данный участок ствола должен был скользить в трубе люльки при откате и накате орудия. На заключительных технологических этапах в этих прецизионных отрезках цилиндров D2 фрезеровались продольные канавки. Туда впрессовывались направляющие, которые удерживали стволы от вращения.

Длина нарезной части составляла 13 500 мм. Канал ствола имел 84 нареза прогрессивной крутизны, менявшейся по ходу движения снаряда от 50 до 32 калибров на один оборот. Данная мера снижала давление на систему нарезки в наиболее тяжёлый начальный момент выстрела (это было особенно важно в орудийных системах старого типа, стрелявших чёрным порохом). Для компенсации износа и обеспечения хорошей обтюрации присутствовало расширение полей (сужение нарезов) от каморы к дульному срезу в 0,4 мм на каждый метр длины ствола. Углы перехода нарезов к полям были скруглёнными, что препятствовало образованию трещин и замедляло разгар. После окончательной обработки и полировки калибр выдерживался в пределах от нуля до +0,05 мм (0,002”), то есть допускалось отклонение от номинала не свыше двух тысячных дюйма, и только в большую сторону.

Для крепления штоков противооткатных устройств на казённую часть ствола надевался литой хомут. Спереди от сползания его ограничивал выступ на внешнем скрепляющем цилиндре, а сзади — пара кольцевых выборок по 1/6 окружности (одна сверху, другая снизу и немного ближе к срезу казённика). В эти канавки вставлялись и крепились винтом два 60-градусных сегмента толстого стального обруча. Под верхний из них в хомуте делалась адекватная сквозная прорезь.

Вес ствола без затвора равнялся 63 807 кг, откатной и качающейся частей орудия — соответственно 71 668 и 92 079 кг. Объём зарядной каморы первоначально составлял 247,5 дм3. Давление в канале ствола принималось равным 2835 кг/см2, а длина отката — 102 см. Затвор был поршневым горизонтально качающимся, весил более 800 кг и управлялся вручную.

Стволы устанавливались в трубчатые люльки орудийного станка. В сборе этот узел вместе с противооткатными устройствами и затвором представлял собой качающуюся часть артиллерийской системы. Люльки футеровались изнутри двумя бронзовыми кольцевыми вставками (в оконечностях), по которым при выстреле скользил ствол, имели канавки под направляющие стволов, снабжались цапфами для подвески в станке и несли на себе цилиндры противооткатных устройств. Балансировка орудия в точке подвески достигалась в заряженном состоянии. Без снаряда и пороховых картузов дульная часть стволов была тяжелее казённой.

Орудийные системы

356-мм/45 орудия линкоров USS New York и USS Texas имели поршневой горизонтально качающийся затвор Mark 2 системы Смита-Эсбьюри, разработанный на оружейной фабрике ВМФ США. В нем применялись поршень и поршневое гнездо казённика конструкции Велина. Шведский инженер Аксель Велин (Axel Martin Welin, сотрудник англо-шведской фирмы «Норденфельд», г. Лондон) впервые предложил свой ступенчато-винтовой затвор в 1890 году. Его конструкция отличалась наличием нарезки двух и более диаметров. В случае затвора Mark 2 имелось 12 секторов. Три из них, самые большие в казённике и самые малые на поршне, были гладкими. Остальные девять несли винтовые нарезы трёх диаметров. Сектора были сведены в три одинаковые группы (по 120 градусов). Каждая из них состояла из одного гладкого сектора и трёх нарезных, расположенных по ранжиру. При повороте поршня в гладкий промежуток гнезда казённика переходил винтовой сектор поршня наибольшего диаметра. Его позицию занимал второй по габаритам нарезной сектор и так далее. Доля запорной поверхности в таком затворе значительно превышала 50%, что являлось абсолютным пределом в других системах (например, в затворе Баранова, который в США именовали французским типом). Это позволило сделать поршень сравнительно коротким и лёгким, сократить угол его поворота вокруг своей оси, упростить выход из казённика и отвод в стону (качание), что в конечном счёте положительно сказывалось на скорости запирания и отпирания канала ствола.

В зависимости от положения в двухорудийной башне затвор Mark 2 открывался вправо или влево. Данная операция выполнялась вручную без силового привода. Механизм затвора Смита—Эсбьюри отличался минимумом червячных, зубчатых, винтовых и других передаточных устройств с малым коэффициентом полезного действия. Основные манипуляции и перемещения совершались с помощью рычагов и кривошипов. Все качающиеся части подвешивались на подшипниках и роликах, а также снабжались конечными буферами. Отпирание затвора с отводом рамы с поршнем в сторону осуществлялось единым движением рукоятки, которая поворачивалась в вертикальной плоскости назад. Были предусмотрены инерционные предохранители от двойного заряжания, блокирующие открытие. После выстрела пороховые газы удалялись из ствола продувкой сжатым воздухом от эжекторной системы Mark 1 Mod 6, имевшей ввод на тыльной поверхности казённика. Здесь стоял клапан Mark 7. От него ко внутренней поверхности казённика шло несколько воздушных каналов. При открывании затвора после выстрела одновременно с началом поворота поршня включалась продувка ствола. Воздух подавался под давлением 175 psi (ок. 12,5 кг/см2) с расходом 0,25 м3 в секунду на каждое орудие.

На USS Nevada и USS Oklahoma первоначально применялись разные поршневые затворы для двух- и трёхорудийных башен. Это были соответственно типы Mark 2 и Mark 3. Затвор Mark 3 был вертикально качающимся или «падающим». Большая масса обусловила введение пружинного уравновешивающего механизма и пневматического привода. Конструктивно они были скомпонованы в едином блоке и крепились слева внизу к хомуту казённой части ствола и к затворной раме. Пневматический цилиндр проходил внутри уравновешивающей пружины. Открытие затвора осуществлялось поворотом управляющего рычага в нижней части затворной рамы. Движение производилось справа назад на 135°. При этом поршень сначала поворачивался, а потом слегка отходил от казённика. Затем затвор опускали до конца (на угол 90°), потянув за ручку на поршне и сжимая пружину уравновешивающего механизма. Это делалось без особого усилия — помогала нагрузка от поршня, возрастающая по мере приближения к предельному углу, при котором вес уже превышал упругую силу пружины. Движение затворной рамы останавливалось упором в корпус пневматического цилиндра и ограничительной дугой. Для запирания ствола следовало открыть клапан подачи воздуха в цилиндр. Начиналось обратное движение. Затворная рама поднималась вверх, поршень входил в гнездо казённика и поворачивался. Автоматически перекрывался клапан магистрали сжатого воздуха, и происходил выхлоп в атмосферу из подъёмного цилиндра. При отсутствии сжатого воздуха поршень можно было закрыть и вручную. Причём хватало усилий одного человека.

Со временем в башнях №2 и №3 линкоров типа Nevada перешли на установку орудий, снабжённых падающими затворами вместо горизонтально качающихся. Трудно сказать, когда это произошло. Приводятся сведения о датированном 7-м февраля 1924 г. заказе на изготовление четырёх падающих затворов Mk.4 Mod 1 (применялись на орудиях 356-мм/50), предназначенных для замены затворов Mark 2 на стволах, снятых для восстановления и модернизации из возвышенных башен USS Oklahoma. Имеются фотографии, подтверждающие наличие падающих затворов Мк.3 в двухорудийных башнях линкора USS Nevada на момент окончания Второй мировой войны.

Обтюрация пороховых газов осуществлялась устройством де Банжа (в 1870-х годах такое приспособление предложил, а затем применил на орудиях своей конструкции Шарль де Банж, капитан, позже полковник французской службы). Его основу составляла грибообразная деталь из легированной стали (никель 1,83%, марганец 0,66%, хром 0,61%, углерод 0,36%, кремний 0,28%, фосфор и сера по 0,03%). Она вставлялась «ножкой» во втулку в центре поршня с возможностью продольного перемещения в заданных пределах. Пружина держала запирающее устройство в переднем положении. Под «шляпкой» располагался пластичный материал, состоящий из минеральных волокон, пропитанных специальной смазкой. Когда при выстреле в каморе создавалось давление, эта кольцевая подушка сдавливалась и, раздаваясь в стороны, плотно закупоривала затвор. Для предотвращения быстрого износа и задержек поршня при открывании пластичный материал был оторочен медными кольцами. Они имели разрезы и за счёт этого могли немного расширяться, уплотняя затвор на манер обычной гильзы. После выстрела пружина подавала всё приспособление чуть вперёд, облегчая отпирание затвора. Само запорное устройство внутри казённика не вращалось. Оно удерживалось подвеской на затворной раме, а поршень поворачивался вокруг ножки «гриба». Из-за недолговечности уплотнителя, подвергавшегося воздействию высокой температуры и давления, устройство де Банжа имело до замены или ремонта ограниченный ресурс. Однако же значительно больший, чем живучесть крупнокалиберных стволов. Иногда случались задержки — приходилось несколько раз дергать рычаг затвора, пока грибообразная деталь сдвигалась с места.

На 356-мм/45 орудии, как и на всех современных ему американских системах калибра 127—406 мм, применялся стреляющий механизм типа Mark 14, соединённый в единый узел с устройством де Банжа. Конструкцией предусматривался электрический и механический спуск. Второй вариант для тяжёлых башенных орудий считался запасным и практически не применялся. Предохранители исключали выстрел, пока затвор орудия не закрыт. Ключи электроспуска Мк 16 находились в боевой рубке, в директорах и в самих башнях. Это позволяло вести централизованный огонь, разделять его или стрелять автономно. Система электрического спуска питалась от стоявшего в каждой башне трансформатора мощностью 200 Вт, понижавшего напряжение со 115 до 20 В. В аварийных случаях электроспуск мог осуществляться от аккумуляторной батареи, состоявшей из четырёх последовательно соединённых 6-вольтовых аккумуляторов, емкостью 100 А.ч.

Конструктивно стреляющий механизм Mark 14 представлял собой втулку с клиновым затвором, внутрь которой вкладывался запал Мк 15/1 — латунная гильза, герметизированная с открытого (переднего) конца картонной пробкой, залитой шеллаком. Стреляющий механизм помещался в центре тыльной части поршня и был скреплён винтами с устройством де Банжа, через ось которого проходил огнепроводный канал. В гильзе запала имелись электрические компоненты — платиновый мост с выходящими наружу контактами, плотно обвязанный нитями сухого пироксилина. Был также ударный капсюль с линзообразным элементом, содержащим гремучую ртуть, сульфид сурьмы, серу и хлорид поташа. Всё это соседствовало со смесью порошкообразного пироксилина и чёрного пороха, которая, воспламенившись любым из двух способов, посылала через огнепроводный канал струю огня в зарядную камору орудия. Клин стреляющего механизма открывался автоматически при отпирании орудийного затвора. Одновременно экстрактор выбрасывал запальную гильзу. В случае осечки клиновой затвор можно было открыть вручную, извлечь запал и вставить на его место новый.

Противооткатные устройства состояли из тормоза отката и четырёх пружинных накатников. Последние размещались парами сверху и снизу ствола. Каждый из них представлял собой цилиндр со штоком. Внутри находилось шесть пружин — три малого диаметра и поверх них соосно еще столько же большого. Таким образом, пружины размещались тремя парами, разделёнными подвижными кольцевыми сепараторами. Внутри пружин малого диаметра и сквозь сепараторы проходил шток. Одним концом он крепился к хомуту. На другой стороне имелся плунжер, в который упирались пружины. Их сжатие в обычном состоянии было подобрано так, чтобы уверенно удерживать ствол в переднем положении при максимальном угле возвышения (15°). На полном откате пружины сжимались по длине на 50%. При этом они участвовали в торможении отката, а затем подавали ствол вперёд. Накат на его финальной стадии смягчал пневматический буфер — камера цилиндра, куда входил конец штока, выступающего над плунжером.

Единственный гидравлический тормоз отката располагался между нижней парой накатников. Его цилиндр был заполнен стволом — смесью из 80% глицерина и 20% воды (239 литров на орудие согласно спецификациям 1914 года). В этой среде перемещался шток с поршнем. Второй (наружный) конец штока крепился к хомуту орудийного ствола. В конструкции учитывался тот факт, что скорость отката после выстрела сначала резко нарастает, а потом снижается. Для оптимального торможения продавливание жидкости производилось сквозь каналы меняющегося сечения. С этой целью по периферии поршня были сделаны три отверстия, сквозь которые проходили стержни переменного диаметра, закреплённые по обоим концам цилиндра. В связи с нагреванием жидкости в процессе стрельбы в орудийных башнях имелись расширительные бачки, соединённые с верхней частью цилиндров тормоза отката. Устройство оказывало замедляющее действие и при накате. В его конце срабатывал весьма эффективный гидравлический буфер — конический выступ штока за поршнем входил в гнездо цилиндра, откуда жидкость могла выдавливаться сквозь очень узкий канал.

Модификации

Орудия Мк. 1/1 в целом представляли собой удачную артиллерийскую систему. Однако исходный вариант скрепления оказался не очень надёжным. Как следствие, стволы первоначально страдали от чрезмерного провисания. Этот недостаток удалось ликвидировать путём удлинения переднего цилиндра внешнего слоя (D3) и добавки четырёх скрепляющих колец. В дальнейшем модификаций было очень много. На вариант Мк.1/2 мог устанавливаться открывающийся вниз затвор, что требовалось для трёхорудийных башен линкоров типа Nevada и типа Pennsylvania. Позже дошло до 14 моделей орудия Mark 1, обладавших разного рода конструктивными особенностями. К примеру, на Мк.1/12 была увеличена зарядная камора (298,2 дм3). Модели Mark 1 Mod 7—14 имели постоянную нарезку, крутизной один оборот на 32 калибра (1/32). Опыт, накопленный по мере эксплуатации орудий, стрелявших медленно горящим бездымным порохом, свидетельствовал об оправданности такого упрощения. Давление на систему нарезки в начале ствола, конечно, превышало средний уровень, но не являлось чрезмерным. Со временем отказались и от расширения полей (сужение нарезов по ходу движения снаряда). Вернее, его очень сильно сократили: с 0,4 до 0,08 мм на один погонный метр.

Крайне осторожная позиция бюро вооружений флота привела к неоправданно позднему введению лейнера в конструкцию 356-мм/45 ствола. В случае с новdjq 305-мм/50 системой Мк.7, разработанной для линкоров тип Wyoming, это ведомство действовало более решительно. В результате удлинённая 305-мм/50 система сразу пошла в серию с лейнером, тогда как 356-мм/45 орудие получило его, лишь начиная с модификации Mark 1 Mod 4. При этом немного увеличился объём зарядной каморы (до 251,2 дм3). У лейнированных орудий калибр внутренней трубы составлял 396 мм. Лейнеры изготавливались из никелевой стали с пределом упругости около 45—46 кг/мм2. Их внешний диаметр в казённой части был на 5—6 мм больше, чем у дульного среза. То есть имелась лёгкая конусность. Лейнер вставлялся в собранный ствол орудия со стороны казённой части. Это операция производилась в цехах, снабжённых вертикальными шахтами. Туда помещался нагреваемый кольцевыми электропечами ствол. Сверху в него опускали охлаждаемый водой лейнер, который на последнем отрезке дожимался гидравлическим прессом. На практике смена лейнера вместе со снятием и установкой орудия в башню линкора обычно занимала 2—2,5 года.

Номенклатура моделей Мк.1 расширялась в течение длительного времени. Зачастую это происходило из-за переделки орудий предыдущих версий. Своим чередом шли плановые разработки новых марок этой же артиллерийской системы. Орудие, обозначавшееся Mark 2, было изготовлено в единственном экземпляре, который наряду с прототипом 14"/45 Мк.1 являлся экспериментальным образцом и первоначально отличался только нарезкой. Она была постоянной и составляла 25 калибров на оборот по всему стволу. Этот экземпляр орудия позднее был переделан в Mark 2 Mod 1, получив лейнер из новой никелевой стали, дополнительный цилиндр и четыре скрепляющих кольца. Модификации Мк.3 и Мк.5 также имели постоянную нарезку 1/25. Кроме того, они обладали рядом других конструктивных особенностей. Орудие Мк.3 имело только три скрепляющих кольца. Самой простой была модификация Мк.5. В ней кроме центральной трубы было лишь два слоя цилиндров: В1-ВЗ и С1-СЗ. Конструкцию усиливали четыре скрепляющих кольца: С4, С5, D1 и D2. Первое из них покрывало стык кожуха В1 и цилиндра В2. Соответственно кольца С5, D1 и D2 располагались на стыках В2-ВЗ, С1-С2 и С2-СЗ.

Производство и модернизация

Кроме частных компаний Midvale Steel Со. и Bethlehem Steel Со. к производству и модернизации 356-мм/45 орудий привлекался Уотервлитский арсенал армии США (Watervliet Arsenal, север штата Нью-Йорк), а также оружейная фабрика флота (Naval Gun Factory), входившая в состав Вашингтонской военно-морской верфи.

Не считая экспериментального экземпляра, все предприятия в сумме изготовили 88 14”/45 стволов, имевших серийные номера 2—81 и 201—208. Промежуток в нумерации связан с дополнительными поставками в более позднее время.

Последний заказ в первой группе серийных номеров (№2—81) был на новые орудия Mark 3 для линкора USS Arizona и датирован 11 июня 1913 года. Для этого линкора было решено заказать 15 стволов, включая 12 предназначенных для монтажа непосредственно на строящемся корабле. Ещё три поступали в запас. Заявки на участие в конкурсной закупке этих артиллерийских систем Бюро вооружений направило четырём уже упоминавшимся предприятиям — частным компаниям Midvale Steel Со. и Bethlehem Steel Со., Уотервлитскому арсеналу армии и оружейной фабрике флота США. В порядке перечисления от них были получены следующие ценовые предложения за одно орудие 14"/45 Мк.3: 20300, 28710, 10503 и 7438 долларов. Несмотря на более чем убедительную разницу в цифрах Бюро вооружений флота пожелало некоторую долю заказа разместить на частных фирмах, чтобы поддержать их готовность к производству тяжёлой артиллерии. Секретарь флота с этим не согласился. В результате 31 мая производство всех 15 орудий (серийные номера с 67 по 81) было передано Naval Gun Factory, предложившей минимальную цену. Однако предприятие оказалось перегруженным работой. Оно занималось перестволением орудий для всего флота. Одновременно шло выполнение заказа на шесть запасных 305-мм/50 систем Мк.7 для линкоров типа Wyoming. Во избежание срыва сроков поставки Бюро вооружений передало Уотервлитскому арсеналу изготовление пяти орудий 14"/45 Mark 3. 11 июля 1913 года данное решение утвердил Франклин Д. Рузвельт, исполнявший в тот момент обязанности секретаря флота.

Дополнительные стволы потребовались в связи с переходом на лейнирование, процесс которого занимал много времени. Их заказали в 1919 году под номерами 201—208. №82—200 в это время уже оказались занятыми под 50-калиберные системы 356-мм/50, обозначавшиеся Mark 4, 6, 7 и 11. На шести линкорах типа New York, типа Nevada и типа Pennsylvania должны были стоять 64 356-мм/45 орудий. Остальные находились в запасе или на перестволении и модернизации. При смене лейнера к серийному номеру ствола добавлялась литера «L». Повторное и трехкратное перестволение обозначалось в номере соответственно как «L2» и «L3».

В середине 1923 года успешно прошло испытания орудие №29L с каморой, расширенной до 298,2 дм3 (вес ствола 64 632 кг). Это позволяло увеличить пороховой заряд и поднять начальную скорость 1400-фунтового бронебойного (АР) снаряда с 792 до 823 м/с (сила отката 362 874 кг). При угле возвышения 15° досягаемость превысила 23 км, а усилие на цапфах в момент выстрела составляло 421 841 кг. Было решено произвести такие переделки на всех орудиях. Попутно вводился и лейнер, если он ранее отсутствовал. Работы по модернизации стволов начались одновременно с большой перестройкой линкоров, предпринятой после Вашингтонского договора, и продолжались по мере возможности. К 1944 году все 356-мм/45 орудия были переделаны. Модернизированные таким образом Mark 1, 3 и 5 превратились соответственно в Mark 8, 9 и 10. В дальнейшем для увеличения живучести и снижения эффекта омеднения было введено хромирование канала ствола. Эта версия орудия получила обозначение Mark 12.

Иные сочетания описанных выше конструктивных решений привели к появлению ещё более десятка модификаций и моделей (вплоть до Мк.12/7). Все эти стволы были взаимозаменяемыми.

Живучесть стволов

За состоянием орудийных стволов на американских линкорах следили скрупулёзно. Концепция постоянной боеготовности, или «Regunning Policy» («политика перестволения»), которой следовало бюро вооружений, сводилась к возможности в любой момент выпустить на полном заряде стандартный боекомплект в 100 бронебойных снарядов на орудие без изменения начальной скорости и эллипса рассеяния. С учётом разброса между стволами запас живучести на практике всегда был в среднем более сотни. Для орудий с хромированным каналом он доходил до 150 выстрелов. Таким образом, в идеале корабли должны были отправляться на смену стволов задолго до исчерпания их ресурса. С этой целью по каждому орудию рассчитывался эффективный уровень износа ESRs (Effective Service Rounds), приведённый к числу выстрелов 1500-фунтовым снарядом на полном заряде (начальной скорости 792 м/с). Разумеется, на учениях и при любой возможности (стрельба по берегу) использовали уменьшенный заряд. В августе 1944 года бюро вооружений оценило износ орудий 14"/45 Mark 8, 9 и 12, а также их модификаций при «учебной» начальной скорости в 590 м/с для 1500-фунтового АРС. Он оказался равным 0,1 ESR. Выстрел фугасным снарядом на полном (834 м/с) и уменьшенном заряде (610 м/с) давал соответственно 0,78 и 0,07 ESR.

Живучесть стволов 14"/45 Mark 8—10 составляла около 175—200 выстрелов. Модификация Мк.12 с хромированным каналом выдерживала без заметного изменения баллистических характеристик и кучности до 250 выстрелов.

Восемь стволов 14"/45 Мк.1/1 первых выпусков, предназначенными для греческого линейного корабля Salamis и переданных Великобритании для вооружения мониторов типа Abercrombie показали отменную живучесть. По словам англичан, падение точности стрельбы и увеличение эллипса рассеивания стало заметным только после 250 выстрелов. Неясно правда, использовались ли при стрельбе полные заряды. Впрочем, в ВМС Великобритании была несколько иная система определения изношенности ствола - падение начальной скорости на 10% при стрельбе полным зарядом.

Перестволение

В ходе ремонтов и переделок линкоров 356-мм/45 стволы в разнообразных комбинациях устанавливались на линкоры типа New York, типа Nevada и типа Pennsylvania.

В 1924 году USS Texas нёс все орудия Мк.1/7. В апреле 1944-го он имел пять стволов Мк.8/1, три Мк.8/3 и два Мк.10/1. В башнях USS New York в это время стояли десять Мк.8/1. В январе 1945-го на линкоре USS Texas имелись орудия двух вариантов — Мк.12/0 и Мк.12/1. Примерно аналогичная картина наблюдалась и на USS New York. Кроме того, летом 1945 года ему достались два орудия с USS Oklahoma, поднятой со дна Жемчужной гавани. Стволы с номерами 203 и 204 ранее стояли в третьей башне перевернувшегося линкора. Они долго находились в солёной воде, но были восстановлены. На USS New York данные орудия попали летом 1945 года незадолго до капитуляции Японии, что не позволило дать хотя бы символический залп по врагу с участием этой реликвии.

В 1923 году на верфи Puget Sound Navy Yard с линкора USS Oklahoma были демонтированы орудия №№ 24, 26-28, 37-39, 41, 46, 51. После восстановления они попали на USS Arizona. Линкор USS Nevada осенью 1944 года получил перед заключительными сражениями войны следующие орудия: башня 1 слева направо — Mk12/2 №17L3, №18L3 и №19L4; башня 2 аналогично — Mk12/7 №205L2 и Mk12/4 №77L2; башня 3 — Mk12/4 №72L2 и Mk12 №56L2; башня 4 — Mk12 №60L3, Mk12/4 №75L2 и Mk12/4 №74L2. Эта батарея представляла собой своеобразный мемориал драматических событий в Пёрл-Харборе — восемь стволов из десяти стояли на линкорах, попавших под удар японской авиации 07.12.1941. В том числе два орудия в момент атаки находились на USS Oklahoma (Mk8 №56L и Мк9 №72L), три в первой башне USS Arizona (Мк3 №17L2, №18L2 и №19L3) и столько же на самой USS Nevada, с которой они были сняты в 1942 году. На линкоре USS Oklahoma 07.12.1941 года стояли стволы главного калибра со следующими номерами: башня №1 — стволы №47L2, №70L и №71L; башня №2 — стволы №72L и №56L; башня №3 — стволы №203 и №204; башня №4 — стволы №80L2, №81L и №76L. Два из них, как уже упоминалось, попали на USS Nevada, пять в 1945 году достались USS Pennsylvania (№47L3, №70L2, №71L2, №80L3 и №81L2), а ещё пара летом того же года — линкору USS New York (№203L и №204L).

В 1915 году при постройке USS Arizona получила 12 орудий 14"/45 Mark 3 с серийными номерами №№67-75 и №№77-79. Восемь из них (№№67-71, №73, №78 и №79) закончили свою службу на USS Pennsylvania, а четыре (№72, №74, №75 и №77) — на USS Nevada. В 1923 году на верфи Puget Sound Navy Yard с линкора USS Oklahoma были демонтированы орудия №24, №№26-28, №№37-39, №41, №46, №51. Спустя два года, перестволённые по программе FY 1924 (с литерой «L», добавленной к номеру), все они попали на USS Arizona. Вместе с ними были установлены орудия №21 и №206. Первое из них ранее принадлежало USS Texas. №206 относился к самому последнему заказу резервных стволов Мк.5/2 №№205-208, датированному 16 июня 1923 года.

В 1938 году четвёртая башня USS Arizona прошла серьёзный ремонт с временным снятием с корабля. Из-за дефекта при изготовлении нижней части роликового погона, в нём образовалась трещина. Работы по устранению дефекта выполнила Puget Sound Navy Yard в течение мая-июля 1938 года. Одновременно произвели перестволение — как оказалось, в последний раз. USS Arizona получила орудия Мк.9, переделанные из Мк.3 с серийными номерами №32L2, №33L2, №16L2, №17L2, №18L2, №19L3, №20L2, №29L2, №30L2, №34L2, №35L2 и №40L2. Первые три и сейчас находятся в носовой башне погибшего линкора. Ещё шесть вместе с кормовыми башнями USS Arizona пошли на создание береговых батарей на Гавайях. Три пушки второй башни пострадали от воздействия высокой температуры. Две из них получили прогиб ствола в 47 и 57 мм. Однако все три этих орудия были восстановлены, снабжены новыми лейнерами и переделаны под модификацию Мк.12/2, а осенью 1944 года заняли позиции в первой башне линкора USS Nevada (№17L3, №18L3 и №19L4). Старый корабль с их помощью громил японские береговые укрепления на Иводзиме и Окинаве.

USS Pennsylvania также получила в 1945 году пять орудий главного калибра с погибшего в Пёрл-Харборе линкора USS Oklahoma. Серийные номера этих реликвий: №47L3, №70L2, №71L2, №80L3 и №81L2. Ещё три ствола ранее стояли на USS Nevada. Одно орудие было взято из числа запасных.

Расположение орудий ГК в башнях линкора USS Arizona
При постройке в 1915 году было установлено 12 орудий Мк.3 с серийными номерами 67-75 и 77-79
Год 1925 1938
№башни-№орудия Серийный № орудия Обозначение до 1934 г. Обозначение после 1934 г. Серийный № орудия Обозначение до 1934 г. Обозначение после 1934 г.
1-1 (правое) 39L Mk.1/9 Мк.8 32L2 Мк.3 Мк.9
1-2 (среднее) 41L Мк.1/9 Мк.8 33L2 Мк.3 Мк.9
1-3 (левое) 51L Мк.1/9 Мк.8 16L2 Мк.3 Мк.9
2-4 (правое) 28L Мк.1/9 Мк.8 17L2 Мк.3 Мк.9
2-5 (среднее) 21L3 Мк.1/9 Мк.8 18L2 Мк.3 Мк.9
2-6 (левое) 38L Мк.1/9 Мк.8 19L3 Мк.3 Мк.9
3-7 (левое) 24L Мк.1/9 Мк.8 20L2 Мк.3 Мк.9
3-8 (среднее) 26L Мк.1/9 Мк.8 29L2 Мк.3 Мк.9
3-9 (правое) 27L Мк.1/9 Мк.8 30L2 Мк.3 Мк.9
4-10 (левое) 46L Мк.1/9 Мк.8 34L2 Мк.3 Мк.9
4-11 (среднее) 37L Мк.1/9 Мк.8 35L2 Мк.3 Мк.9
4-12 (правое) 206 Мк.5/2 Мк.10/2 40L2 Мк.3 Мк.9

Боеприпасы

Снаряды

Сравнительные размеры снарядов. 5-й и 6-й слева 356-мм бронебойные снаряды АРС Mark 16/20, 7-й и 8-й - бронебойные АР.
356-мм снаряд.
Ведущие пояски 356-мм снаряда.
Тяжелый фугасный 356-мм снаряд для стрельбы по береговым целям.
356-мм снаряды на палубе.

Первоначально единственным типом 356-мм снаряда являлся бронебойный АР (Armor Piercing) весом в 1400 фунтов (635 кг). Он имел длину 1255 мм (3,5 калибра) и взрыватель с временной задержкой 0,035 секунды. Разрывной заряд и бронебойный колпачок весили соответственно 13,4 и около 30 кг, что составляло 2,1% и примерно 5% от общей массы снаряда. В некоторых источниках (Leeward Publications/Ship's Data 6) упоминается появившийся к 1930 году 1400-фунтовый снаряд, удлинённый до 3,7 калибра.

В эпоху Первой мировой и в послевоенное время американские 356-мм/45 орудия практически не отличались по бронебойным характеристикам от главной артиллерии японских кораблей типа Kongō, типа Fusō, типа Ise или англо-чилийского линкора HMS Canada (Almirante Latorre). Бронебойные снаряды этих, да и всех других стран были чувствительны к углу встречи с броневой преградой. Если отклонение от нормали превышало 20', то преобладала вероятность рикошета, а на малых дистанциях и разрушения корпуса (снарядного стакана).

Для модернизированных орудий в США были приняты новые бронебойные снаряды весом 1500 фунтов (680,4 кг). Их обычно идентифицировали как АРС (Armor Piercing Capped — бронебойный с колпачком) в отличие от старого 1400-фунтового АР. Этим подчёркивается разница в размере бронебойного колпачка, который в период Первой мировой войны составлял лишь около 5% общего веса. Полная аббревиатура для старых и новых снарядов одинакова: АРСВС (Armor Piercing Capped/Ballistic Cap) — бронебойный с колпачком и баллистическим наконечником. Вся перечисленная здесь идентификация использовалась редко и лишь на бумаге. А на практике флот США во все времена называл снаряды такой конструкции просто АР. Если же бронебойного колпачка не было — то «common».

Существовало два вида 1500-фунтовых снарядов: АРС Mark 16 и АРС Mark 20, длиной соответственно 1420 мм (4 калибра) и 1381 мм (3,9 клб). Они имели очень прочный снарядный стакан, развитый бронебойный колпачок и заострённый баллистический наконечник. Последний на Мк.20 был чуть короче, чем на Мк.16. Вес разрывного заряда составлял примерно 1,5% от общей массы. Это меньше, чем в боеприпасах других стран. АРС Mark 16 применялся только на стандартных линкорах. Укороченный снаряд АРС Mark 20 разработали несколько позже специально для USS New York и USS Texas, имевших своеобразную систему складирования и транспортировки боеприпасов. Бронебойный колпачок и баллистический наконечник у АРС Mark 20 Mod 1 (модификация 1943—1945 годов) в сумме составляли по весу 83,7 кг, или 12,3% обшей массы.

В качестве разрывного заряда применялось взрывчатое вещество «D» на основе пикрата аммония (тротиловый эквивалент 0,95). Перед тринитротолуолом оно обладало лишь одним преимуществом — обеспечивало более полную детонацию после удара по броневой преграде, что весьма важно для бронебойных снарядов. К недостаткам ВВ типа «D» относилась сравнительно высокая химическая активность. Для предотвращения взаимодействия со сталью приходилось покрывать внутреннюю полость снарядов специальным защитным лаком.

Отметим ещё одно отличие между АРС Mark 16 и АРС Mark 20. Под баллистическим наконечником длинного снаряда мог помещаться состав для окрашивания разрывов. Это облегчало корректировку огня при групповой стрельбе соединения. АРС Mark 20 красителя не содержали, поэтому разрывы USS Texas и USS New York всегда были бесцветными, в то время как снаряды АРС Mark 16 у USS Nevada и USS Pennsylvania имели оранжевый и красный цвет разрывов соответственно.

Бронебойные характеристики 1500-фунтовых американских снарядов значительно превосходили боеприпасы периода Первой мировой войны. До 1944 года в этом аспекте АРС Mark 16 и АРС Mark 20 отличались незначительно. Как правило, рикошета и разрушения снарядного стакана не случалось при отклонении от нормали до 30-35° (АРС Мк 16/7—11 1944—1946 годов даже до 40-45°). Современные европейские боеприпасы тяжёлой корабельной артиллерии имели несколько меньший предел — около 30-35°. Правда, они содержали больше взрывчатого вещества (до 2,5%). Что касается японских снарядов среднего и крупного калибров, то все они (исключая 460 мм) рикошетировали уже при 20-25° отклонения от нормали. Это было связано с принятием специальной формы головной части, предназначенной для снижения сопротивления движению на подводном отрезке траектории с целью нанесения пробоин ниже ватерлинии. Кроме того, задержка взрывателя из тех же соображений была очень большой (0,08—0,4 с), что приводило к запоздалому разрыву при попаданиях в надводную часть корабля противника. Боевая практика свидетельствует о сомнительной ценности подобной концепции.

Донные взрыватели американских снарядов в межвоенную эпоху стали надёжнее. Во времена Первой мировой они, как правило, не взводились всего лишь при 20-градусном отклонении от нормали. Теперь же флот США использовал взрыватели Mark 18-21, срабатывавшие при отклонении до 80°. Сравнимыми по качеству были только английские образцы. Германские взрыватели Bd.Z. С/38 имели заметно меньшую надёжность. То же самое можно сказать об итальянских и японских, конструкция которых в общих чертах повторяла британские прототипы периода Первой мировой.

В 1942 году в погребах и магазинах американских линкоров начали появляться фугасные снаряды (НС), хотя разработали их ещё в 30-х годах. К концу войны они составляли подавляющую часть корабельного боекомплекта, оттеснив на второй план бронебойные. Для 356-мм/45 орудий существовали две разновидности фугасных снарядов: НС Mark 22 и НС Mark 19. Оба названных типа содержали 8—8,5% тротила, снабжались носовым и донным взрывателями, весили 578 кг и на полном заряде покидали 45-калиберные орудия со скоростью 834 м/с. При угле возвышения 15° досягаемость составляла 21,5 км. На линкорах типа New York применялись только НС Mark 19, которые были короче, чем Mark 22.

На USS New York и USS Texas снаряды главного калибра хранились головой вниз и по этой причине на них никогда не применяли снаряды АРС Мк.16 и НС Мк 22, имевшие особо длинные и остроносые баллистические наконечники.

Снаряд Вес, кг Вес ВВ, кг Длина, мм Вес заряда, кг Начальная скорость, м/с Дальность стрельбы, м (угол возвышения)
AP («ранний» бронебойный) 635,0 14,3 1256 165,6
190,5
792
823
21030 (15°)
н/д
AP Mark 8 Mods 3,7,8,11 635,9 15,6 1256 165,6
190,5
792
823
21030 (15°)
н/д
Common (бронебойный без колпачка) 635,0 38,1 1181 165,6
190,5
792
823
21030 (15°)
н/д
AP Mark 16 Mods 1-11 680,4 10,4 1422 192,8
93,0
792
590
31360 (30°)
н/д
AP Mark 20 Mod 1 680,4 10,4 1381 192,8
93,0
792
590
31360 (30°)
н/д
HC Mark 19 Mods 1-6 578,0 47,3 1381 192,8
93,0
834
629
31730 (30°)
н/д
HC Mark 22 Mod 0 578,0 47,3 1422 192,8
93,0
834
629
31730 (30°)
н/д
Bombardment Mark 9 Mod 4
(тяжелый фугасный против берега)
639,6 47,6 1422 192,8
93,0
н/д
н/д
н/д
н/д
Зарядный погреб линкора USS Nevada, стеллажи с пеналами. 1946 г.

Заряды

Для стрельбы из 356-мм/45 орудий применялся пироксилиновый порох NCT или NC. В его составе было 99,5% нитрата целлюлозы (при 12,6% азота) и 0,5% дифениламина в качестве стабилизатора. По энергоёмкости такой порох примерно на 11% уступал английскому кордитному SC, но вызывал меньший разгар ствола и допускал более длительное хранение. Пороховые зёрна имели форму цилиндра, параллельно оси которого проходило семь продольных каналов. В соответствии с ростом поверхности горения это обеспечивало прогрессивную кинетику газообразования при выстреле. Полный заряд первоначально весил 165,6 кг, а после увеличения зарядной каморы — 190,5 кг. В обоих случаях это были четыре картуза соответствен но по 41 или 47,6 кг. Они изготавливались из натурального шёлка с усилением шнурами и полосками на местах швов. К одному из концов картуза пришивались две матерчатые (также шёлковые) ручки для переноски, а к другому воспламенительный заряд. Он представлял собой круглую плоскую подушечку с лицевой стороной красного цвета. Внутри находилось 300 г чёрного пороха. Для фиксации содержимого воспламенительный заряд до пришивания на картуз простёгивался крест-накрест наподобие ватного одеяла. Это делалось шёлковой нитью на специальной машине с бронзовой иглой.

Усиленный пороховой заряд в 190,5 кг (192,8 кг с беспламенным порохом), ставший после модернизации орудий нормальным, позволил сохранить начальную скорость «тяжелого» 1500-фунтового снаряда на прежнем уровне — 792 м/с.

Баллистика и бронепробиваемость

Бронебойные характеристики американских 356-мм/45 орудий.
Дальность стрельбы 356-мм снарядом (новый ствол, полный заряд)
Угол возвышения Бронебойный снаряд Фугасный снаряд
15° (немодернизированные башни) 21,030 м (AP Mark 20) 21,490 м (HC Mark 19 Mod 1)
30° (модернизированные башни) 31,360 м (AP Mark 16) 31,730 м (HC Mark 22)
45° (ж/д установки) 39,502 м
Бронепробиваемость 356-мм снаряда AP Mark 8
Дальность стрельбы Вертикальная броня Палубная броня
10,520 м 457 мм
12,350 м 51 мм
13,530 м 406 мм
17,190 м 356 мм
21,400 м 305 мм
22,400 м 102 мм
25,880 м 254 мм
28,800 м 152 мм
31,360 м 203 мм
33,190 м 203 мм

Боезапас

Нормальный запас снарядов на одно орудие составлял 100 штук (максимальный примерно на 30% больше). Точные нормативные данные по типам линкоров отсутствуют, имеются лишь отдельные ведомости наличия боезапаса.

Снарядный боезапас ГК на линкоре USS Texas
Место хранения снарядов на 1914 г. на 1944 г.
Орудийные отделения башни №1, №3, №5
башни №2 и №4
120 (по 40)
64 (по 32)

Снарядные палубы башен 130 (по 26) 150 (по 30)
Нижние снарядные палубы башня №2
башня №4

81
41
Погреба башня №1 (шп.24—31)
башня №2 (шп.36—41)
башня №3 (шп.84—89)
башня N°4 (шп.105—110)
башня №5 (шп.116—122)
176
144
152
176
170
217
160
194
187
225
Емкость пороховых погребов ГК линкора USS Texas на 1914 г.
Место хранения зарядов Количество картузов в погребах (шпангоуты)
башни 1 и 2 башня 3 башни 4 и 5
Большой погреб левого борта 510 (шп.31-37) 406 (шп.78,5-84) 562 (шп.110-116)
Большой погреб правого борта 510 (шп.31-37) 406 (шп.78,5-84) 526 (шп.110-116)
Малый погреб левого борта 182 (шп.37-42,5) нет 304 (шп.104-110)
Малый погреб правого борта 182 (шп.37-42,5) нет 304 (шп.104-110)
Перегрузочное отделение 144 (шп.31-36) — (шп.80-84) — (шп.110-115)
Всего 4036 картузов:[2] 1528 812 1696

Боезапас трехорудийной башни линкора типа Nevada состоял из 174 у стенки барбета, 68 перегрузочном отделении снарядной палубы и 55 в орудийном отделении - 297 подготовленных к стрельбе снарядов, т.е. по 99 на орудие. Количество принимаемых в перегрухз снарядов неизвестно.

На линкорах типа Pennsylvania в кольцевом магазине каждой башни хранился 291 снаряд, ещё 41 в орудийном отделении - 332 подготовленных к стрельбе снаряда - примерно по 111 на орудие.

Орудийные установки

Двухорудийные башенные установки

Расположение 356-мм/45 башен на линкоре USS New York.
Изготовление 356-мм/45 башен линкора типа New York.

Артиллерия главного калибра размещалась в двухорудийных башнях Mark 1. Эти оригинальные установки были специально разработаны для кораблей программы 1911-го финансового года. Башни, предназначенные для USS New York, имели серийные номера (Assembly No.) соответственно с 1-й по 5-й, а для USS Texas — с 6-й по 10-й. Без особых претензий на достоверность в некоторых источниках приводится заводская нумерация башен (Sketch No.): 56460-56464 — USS New York, 166830-166834 — USS Texas.

356-мм башни Mark 1 имели простую, но рациональную и надёжную конструкцию со сравнительно низким уровнем механизации. Вращающаяся часть без снарядов весила около 532 т (541 m.t.). Внутренний диаметр барбета равнялся 8,53 м (28 футов), наружный диаметр роликового дорожки — 7,65 м. Механизмы башен были снабжены гидроэлектрическими силовыми приводами. В них применялись вращаемые электродвигателями гидромоторы нескольких типов производства компании Waterbury Tool Со. (г. Уотербери, штат Коннектикут). Вертикальная наводка правого и левого орудий могла производиться независимо. Для этого у каждого ствола имелся свой подъёмный винт с гидроэлектрическим приводом Mk.1 Mod 2 или Mod 4 мощностью в 15 л.с., который вращал нарезную муфту на орудийном станке (в основании подъёмного винта). Скорость вертикальной наводки составляла 4° в секунду, а её угол был довольно скромным: от -4° (по другим сведениям, -5°) до +15°. Максимальная дальность стрельбы бронебойным снарядом составляла 21 км. Угол обстрела башни №4 равнялся 332°, башни №3 — 271,5° (геометрический угол поворота, во избежание повреждений от дульных газов угол стрельбы на каждый борт уменьшался на 14,25°), у остальных трёх башен — по 300°. Горизонтальная наводка осуществлялась со скоростью до 1,7 градуса в секунду при мощности гидропривода в 40 л.с. Угол заряжания был постоянным (от 0° до +1°).

Для подачи боеприпасов служили четыре подъёмника: три снарядных (два верхних и нижний) и один зарядный. Все они были цепного типа с электроприводом. Зарядный элеватор имел привод мощностью 11 л.с., снарядные — по 40 л.с. Все четыре подъёмника были снабжены механическими телеграфами и переговорными трубами.

Скорострельность башенных систем составляла 1,25—1,75 выстрела в минуту на орудие. Эта характеристика зависела от угла возвышения, но ещё сильнее — от состояния моря и тренированности башенной команды. Причина заключалась в большой доле ручных операций при подаче боезапаса и заряжании. Башенные артиллерийские установки главного калибра кораблей типа New York обладали рядом интересных особенностей и заслуживают более подробного описания. Каждая башня обслуживалась приблизительно 70 канонирами. В том числе на различных уровнях вращающейся части башенного комплекса находилось 25 человек (в двух возвышенных башнях, вероятно, больше). Остальные были в погребах боезапаса, которые располагались в подбашенном пространстве на первой платформе. Туда, в центральное перегрузочное отделение (ЦПО), выходило основание барбета с осью поворотной части башенного комплекса и двумя элеваторами — зарядным и нижним снарядным. Справа и слева располагалось по два бомбовых (снарядных) погреба. Оттуда в центральное перегрузочное отделение вели двери, через которые по монорельсу у подволока транспортировались снаряды, подвешенные на цепях к тельферам (подвижным кареткам с талями для груза).

Пороховые погреба были организованы с необходимыми противопожарными предосторожностями. С ЦПО их связывало специальное помещение со шлюзовыми цилиндрическими люками для картузов. Оно носило название зарядного перегрузочного отделения (ЗПО). Концевые линейно-возвышенные пары башен имели общее ЗПО. Это помещение располагалось в диаметральной плоскости между центральными перегрузочными отделениями смежных башен (между ЦПО-1 и ЦПО-2, а также между ЦПО-4 и ЦПО-5). В целях избежания проникновения пламени ЗПО были связаны с погребами также через шлюзовые люки. Самих пороховых погребов было десять: два в комплексе башни №3 и по четыре общих у концевых линейно-возвышенных пар. Последние располагали двумя большими и двумя малыми погребами. Малые погреба не имели прямого выхода к зарядному перегрузочному отделению. Из них картузы сначала попадали в большие погреба. Конечно, через шлюзовые люки. В случае необходимости существовала возможность передачи картузов непосредственно из малых погребов в ЦПО, но только второй и четвёртой башен. Это делалось, минуя большие погреба и ЗПО, через коридоры и тамбуры, расположенные за ЦПО-2 и перед ЦПО-4. В целях безопасности путь проходил через три шлюзовых люка. Погреба носовых башен имели меньшую вместимость из-за сужения корпуса корабля. В этой связи часть картузов хранилась непосредственно в зарядном перегрузочном отделении.

Двухорудийная 356-мм/45 башенная установка линкоров типа New York. Каталог орудийных установок ВМС США, 1945 г.
Носовые 356-мм/45 башни линкора USS Texas.
Двухорудийная 356-мм/45 башенная установка линкоров типа New York. Копия подлинного чертежа
Схема двухорудийной 356-мм/45 башенная установки линкоров типа New York.
1 — цепной прибойник; 2 — снаряд; 3 — открытый затвор орудия; 4 — цилиндр противооткатного механизма; 5 — цапфы; 6 — электродвигатель привода ВН; 7 — нижний снарядный элеватор; 8 — верхний снарядный элеватор.

Первоначально все переборки в погребах были футерованы пробкой. Имелась также система охлаждения воздуха. Она состояла из трёх комплектов оборудования, предназначенных для каждой группы погребов (две пары носовых башен и средняя №3). Теплообменник, или кондиционер, представлял собой ящик со змеевиком, который был связан трубопроводом с одной из двух холодильных станций корабля, располагавшихся по левому борту на третьей палубе (шп. 18— 21 и 100—104). Внутри такой кольцевой схемы циркулировала углекислота. Сквозь теплообменник вентилятором нагнетался в погреба охлаждённый воздух. В целом эта система работала не слишком эффективно. Как следствие, в погребах первой и второй башен она была демонтирована вместе с малой холодильной станцией — носовой 6-тонной ледоделательной машиной. Это произошло между 1931 и 1936 годами. Кормовая станция, включавшая пять ледоделательных машин по 5 т, сохранилась до конца службы линкоров. Она охлаждала обе кормовые группы погребов, что было особенно важно для башни №3.

Шелковые картузы с порохом хранились по два в металлических контейнерах (пороховых футлярах), которые складировались на деревянных стеллажах. Как уже упоминалась, между погребами и перегрузочными отделениями картузы передавались через шлюзовые люки. Последние имели цилиндрическую форму и были снабжены механическим телеграфом и сигнальным звонком. Это обеспечивало постоянный барьер для огня. Когда срабатывал телеграф, подносчик зарядов в приёмном помещении слышал звонок. Он нажимал на рычаг, и полуцилиндрическая крышка люка поворачивалась, открывая доступ к картузу и закрывая люк со стороны погреба (с обратной стороны рычага не имелось, и люк открыть было нельзя). Дальше заряд вручную доставлялся к подъёмнику. Во время стрельбы в центральном перегрузочном отделении перемещалось с грузом и без груза много народу. При этом подъёмники зарядов и снарядов не сохраняли своё положение, а вращались вместе с башней. В такой обстановке персонал погребов соблюдал твёрдое правило — во избежание заторов двигаться только по часовой стрелке, даже если при этом нужно было сделать почти полный оборот вокруг оси барбета.

На USS New York и USS Texas имелась особенность, не встречавшаяся больше ни на одном линкоре. Снаряды главного калибра на этих кораблях хранились головой вниз. В погребах носовые части снарядов упирались в специальные металлические чашки в полу, расположенные между рядами невысоких разделительных перегородок. В таком же перевёрнутом положении их доставляли в орудийные отделения башен. По этой причине на USS Texas и USS New York никогда не применяли снаряды АРС Мк.16 и НС Мк 22, имевшие особо длинные и остроносые баллистические наконечники.

У подносчиков снарядов на линкорах типа New York работа была трудной. Как уже упоминалось, они вручную транспортировали свой тяжёлый груз, подвешенный к тельферам, движущимся по монорельсу, проложенному у подволока. В погребах короткие отрезки монорельса были смонтированы над всеми снарядными рядами. Длинные магистрали вели через двери погребов в центральное перегрузочное отделение к кольцевым линиям вокруг оси башенного комплекса. Тельферы имели ручные тали с цепями. Наконечник цепи представлял собой шарнирный замок с кулаком, который фиксировался в прорези донной части снаряда. Таких прорезей было две. На всех флотах их использовали для погрузки тяжёлых снарядов на борт. В одну или в обе прорези можно было вставить серьгу для зацепления крюка подъёмника или тали. В погребах линкоров типа New York это позволяло перецеплять снаряды с одного тельфера на другой, что требовалось при переходе между отрезками монорельса. Таким же образом происходила передача снарядов на цепные подъёмники. Для этого снаряд следовало несколько наклонить к окну цилиндрической шахты подъёмника, что было едва ли не самой трудной из ручных операций. Особенно при качке.

Носовые 356-мм/45 башни линкора USS Texas.
Стрельба главным калибром линкора USS Texas.
Кормовые 356-мм/45 башни линкора USS New York.

Снаряды, доставленные к нижнему элеватору, поднимались им на снарядную палубу башни. Здесь у потолка также имелись участки монорельса с тельферами. С помощью этих устройств снаряды перегружались в два верхних подъёмника, идущих с наклоном назад каждый к своему орудию. Часть боезапаса хранилась непосредственно на снарядной палубе башни, что позволяло ускорить заряжание в начале боя. Возвышенные башни №2 и №4 имели по две снарядных палубы. В начальный период службы линкоров боезапас на нижней палубе не хранили. Да и самой этой палубы на чертежах не видно. Возможно, её оборудовали в 1925—1927 годах. Зато до этого времени некоторое количество снарядов для начала стрельбы держали в самих орудийных отделениях всех пяти башен.

Зарядный подъёмник доставлял картузы в перегрузочное отделение, расположенное в барбете чуть выше снарядной палубы. Там находились два человека, которые передвигали или перекатывали заряды по лоткам от элеватора к ручным подъёмным устройствам правого и левого орудий. Для облегчения работы поршнеобразные подающие площадки этих устройств были подпружинены в верхнем положении, а вниз для загрузки картуза их помогал опускать вес человеческого тела. Уровнем выше заряды попадали в пороховые отделения правого и левого орудий. Каждое из этих отделений обслуживалось одним человеком и представляло собой шлюзовую камеру с двумя передаточными люками, один из которых всегда был закрыт для создания преграды огню. Дальше картузы с порохом поступали в две орудийные ямы. Они располагались непосредственно под стволом и занимали пространство от стенки барбета до затвора пушки. В каждой орудийной яме находилось по четыре человека. Двое принимали пороховые заряды и грузили их в боковые желоба правее и левее одноимённых орудий. Ещё два человека в каждой орудийной яме занимались более тонкой работой. Это были вертикальный и горизонтальный наводчики. Они сидели ближе к стенке барбета. Там находились штурвалы наводки и указатели директоров главного калибра. Был и рычаг спуска на случай, если башня вела самостоятельный огонь. Вращая штурвалы управления, вертикальный наводчик с помощью гидропривода мог с нужной скоростью устанавливать заданный угол возвышения (совмещать стрелки указателей) или переводить орудие на ноль для заряжания. По горизонтали башню согласованными действиями (в зависимости от стреляющего орудия) наводили два человека. Скорость регулировалась в диапазоне от 0,99 до 99,4 градуса в минуту.

Ниже рабочих мест всех четырёх наводчиков было ещё одно помещение. В нем находился ручной привод горизонтальной наводки цепного типа с восемью штурвалами. В аварийных ситуациях в это тесное пространство набивалось 16 человек. Дружно прилагая к рукояткам штурвалов усилие в 25 фунтов (11,35 кг), они могли поворачивать башенный комплекс со скоростью 12 градусов в минуту.

Орудийная часть башни разделялась продольной вертикальной переборкой на два зеркально-симметричных отсека. В каждом из них находилось по пять человек, включая командира орудия. В боевой обстановке он занимал место в переднем углу отсека, образованном лобовой и боковой стенками башни. Кроме выполнения обязанностей по общему руководству обслуживанием орудия командир лично работал с затвором, весившим более 800 кг.

Правый и левый подъёмники снарядов входили в одноимённые орудийные отсеки башни вплотную к продольной башенной переборке. Снарядный выход каждого подъёмника располагался за казённой частью ствола и был обращён назад и вниз. Через него снаряд вытаскивали и опускали на поддон. Благодаря транспортировке боеприпаса в «перевёрнутом» состоянии поддон не требовалось разворачивать. Снаряд как раз ложился головной частью вперёд. Рядом находился загрузочный лоток (жёлоб), который имел шарнирное сочленение. Две передние секции могли складываться, поднимаясь «коленом» верх. Тем самым освобождалось пространство для качания затвора и отката орудия. В разложенном состоянии загрузочного лотка конец его передней секции входил в казённик. Снаряд перекатывали с поддона на лоток, затем включался электрический цепной прибойник с пружинным буфером на конце. Стальная «змея», состоящая из тяжёлых звеньев, быстро разворачивалась и досылала снаряд в ствол. Это происходило весьма энергично (со звоном), чтобы нарезы поглубже вошли в ведущий поясок, а снаряд удерживался при максимальном угле возвышения орудия. Следом в камору подавались четыре картуза с порохом. Делалось это в два приёма ручным деревянным прибойником трёхметровой длины. Далее командир орудия вставлял запал в стреляющий механизм затвора и запирал ствол. Теперь всё было готово к выстрелу. Об этом с помощью светового сигнала извещали башенного командира. Он со своим помощником находился в командном отсеке, расположенном в задней части башни у потолка и отделённом переборкой от обоих орудий. Снаружи туда можно было попасть через люк в кормовом свесе башни.

Средняя 356-мм/45 башня линкора USS New York.

По уровню механизации процесса заряжания, количеству и сложности башенного оборудования USS New York и USS Texas заметно уступали современным линкорам других стран. Например, английским, немецким и русским дредноутам. Труд башенных команд на флоте США был нелёгким. Кроме того, на волнении могли возникать проблемы, тормозящие стрельбу. Уже на следующей серии американских линкоров типа Nevada (USS Nevada и USS Oklahoma) как двух-, так и трёхорудийные башни были в этом отношении сильно изменены. Доля ручных операций заряжания сократилась, хотя и не слишком значительно.

Двухорудийные артиллерийские установки USS Nevada и USS Oklahoma кроме меньшего числа стволов и прибойников отличались раздельным наведением орудий и броневой переборкой, которая делила орудийное отделение на два изолированных отсека. Комплект элеваторов и других башенных механизмов был аналогичен строенным башням.

Четыре башни, предназначенные для строящегося в Германии греческого линейного корабля Salamis имели аналогичную конструкцию башням линкоров типа Nevada отличаясь только более легким бронированием и, как следствие, несколько менее мощными механизмами поворота башни. При установке на мониторах типа Abercrombie Великобритании подбашенное отделение было упрощено и уменьшено по высоте, отличаясь укороченными подъемниками боеприпасов.

Трехорудийные башенные установки

Трехорудийная 356-мм/45 башенная установка линкоров типа Nevada. Каталог орудийных установок ВМС США, 1945 г.
Трехорудийная 356-мм/45 башенная установка линкоров типа Pennsylvania. Каталог орудийных установок ВМС США, 1945 г.
Носовые 356-мм/45 башни линкора USS Nevada.
Носовые 356-мм/45 башни линкора USS Nevada.
Кормовые 356-мм/45 башни линкора USS Oklahoma.
Чистка 356-мм/45 орудия на линкоре USS Oklahoma.
356-мм/45 башни линкора USS Oklahoma. Разница между осями стволов в двух- и трехорудийных башнях.

США перешли на трёхорудийные башни вслед за Италией, Австро-Венгрией и Россией. Американские установки были устроены намного проще европейских. На USS Nevada и USS Oklahoma они весили по 618 английских тонн (628 m.t.). Стремясь к всемерной экономии веса, конструкторы чрезвычайно ужали габариты, применили минимум башенных механизмов и одну общую люльку для трёх стволов. Последние принимали угол возвышения единой обоймой и были расположены чрезвычайно близко друг к другу — расстояние между осями всего 1,5 метра против 2,24 метра у двухорудийных башен (Д. Кэмпбел, «Naval Weapons of World War Two»). Продольных разделительных переборок между орудиями не имелось. Положение цапф в орудийных станках допускало регулировку для приведения орудий в строго параллельное состояние.

Вертикальная наводка осуществлялась с максимальной скоростью 4° в секунду при помощи подъёмных винтов, имевшихся на каждом орудии и снабжённых гидроэлектрическими приводами мощность по 40 л.с. Обычно все три гидромотора работали одновременно, но в аварийных случаях любой из них с меньшей скоростью мог обеспечить подъём стволов на угол возвышения. В орудийном станке имелось устройство с мощными рычагами, опорными призмами и тарельчатыми пружинами Бельвиля, которое разгружало подъёмный винт в момент выстрела. Угол возвышения первоначально мог меняться от -5 до + 15°. В ходе большой перестройки 1927-1929 годов он был увеличен до 30°. Данная мера наряду с модернизацией противооткатных и подъёмных механизмов потребовала смещения орудийных цапф ближе к лобовой плите и переделки амбразур в ней. Все три амбразуры были немного удлинены вверху и внизу. Одновременно у крайних орудий приобрела более простую (трапециевидную) форму нижняя часть амбразуры, куда выходили спаренные перископические головки прицелов.

Горизонтальное наведение башни производилось со скоростью до 1,7 градусов в секунду гидроэлектрическим приводом, мощностью 50 л.с. В аварийных случаях мог использоваться мотор малой мощности, стоявший рядом с основным и работавший от аккумуляторов. Существовала возможность и ручного наведения. Угол обстрела всех башен на линкорах типа Nevada составлял 300° (по 150 на борт).

Заряжание производилось при выводе орудий угол от 0 до +1°. Залповая стрельба всеми тремя пушками давала практически ту же скорострельность, что и у двухорудийной 356-мм башни — 1,25-1,75 выстрела в минуту на ствол в зависимости от угла возвышения. В принципе время заряжания определялось по самому медленному стволу, но хорошая выучка и взаимопомощь персонала сводили этот недостаток к минимуму. Однако при залповой стрельбе возникала проблема с взаимным влиянием снарядов на траектории, о которой раньше не слишком задумывались. В случае строенной башни с её близкорасположенными стволами это эффект стал более явным, а рассеяние в залпах увеличенным. Иногда снаряды даже сталкивались в воздухе, что можно было наблюдать визуально. Кроме того, единая наводка по вертикали не позволяла учесть индивидуальное состояние орудий. Впрочем, последняя проблема сводилось к минимуму за счёт целенаправленного контроля равномерного износа стволов на учениях, а также строгого следования избранной в США политике перестволения, ориентированной на большой запас живучести в любой момент (не менее 100 выстрелов на полном заряде для каждого орудия в башне).

В 30-х годах для снижения рассеяния стали внедрять индукционные катушки задержки. Их действие сводилось к тому, что в выстрел среднего ствола в залпе трехорудийной башни запаздывал на 0,06 секунды. К 1935 году все 356-мм стандартные линкоры были оснащены этими устройствами. Теперь между снарядами соседних стволов на траектории было расстояние около 40 метров, и они слабее влияли друг на друга. Как следствие, рассеяние уменьшилось приблизительно вдвое.

Строенные башни имели два снарядных и три зарядных подъёмника. Основание башенного комплекса находилось на первой платформе посредине центрального перегрузочного отделения (ЦПО). Оттуда параллельно оси поворотной структуры выходил нижний зарядный подъёмник. Он был вертикальным, цепного типа с электроприводом мощностью 10 лошадиных сил. Пороховые погреба располагались вокруг и между ЦПО линейно-возвышенных башен — строенной и двухорудийной. По три больших погреба было размещено в ряд поперёк корпуса в районе шпангоутов 37-43 и 104-110 соответственно в носу и корме. Средний из каждой группы находился в диаметральной области как раз между башенными ЦПО, куда выходили шлюзовые люки для передачи картузов. Из бортовых погребов заряды сначала попадали в средний погреб. Кроме перечисленных шести больших погребов имелось ещё восемь. По два размещались побортно в районе ЦПО башен №1 (шп.34-37), №2 (шп.43-48) и №3 (шп.98-104). Из них в штатной ситуации заряды попадали в соседние основные погреба у бортов. Но имелись и люки для экстренной передачи непосредственно в центральные перегрузочные отделения. Исключение составляли два погреба по сторонам башни №3 и один правее башни №2, которые были отделены от ЦПО помещениями для хранения снарядов. По одному пороховому погребу примыкало с кормы к центральным перегрузочным отделениям второй и четвёртой башен. Оттуда заряды передавались непосредственно в ЦПО через шлюзовые люки. Шелковые картузы с порохом хранились по два в металлических пеналах (пороховых танках). Последние складировались на деревянных стеллажах, представлявших собой вертикальные рейки. Между ними цилиндрические пороховые танки укладывались многочисленными рядами (как дрова). Переборки в погребах были футерованы пробкой. На полу поверх пробки настилался линолеум. Имелась также система охлаждения воздуха в погребах, связанная трубопроводами с холодильной камерой, расположенной на третьей палубе по левому борту в районе шпангоутов 90-93.

Как уже упоминалась, между погребами и перегрузочными отделениями картузы передавались через шлюзовые люки. Они имели цилиндрическую форму и были снабжены механическим телеграфом и сигнальным звонком. Открыть шлюз можно было только со стороны ЦПО. Дальше картузы вручную доставлялись к нижнему цепному элеватору, который поднимал их в зарядное перегрузочное отделение. Оно располагалось ниже орудийных ям и занимало большую часть пространства этого уровня, за исключением переднего участка. Там за переборками находились вентиляторы и подъёмные винты, а следом за ними помещение поворотных механизмов башни.

Во всех четырёх башнях имелось по два верхних зарядных подъёмника. Они были плунжерного типа с приводом в 7,5 л.с. и толкателем доставляли в орудийное отделение порции зарядов в транспортных тележках. Когда последние находились на нижней позиции, в них укладывали картузы, которые скатывали по наклонным желобам от выхода нижнего элеватора. Шахты обоих верхних подъёмников выходили у боковых стенок башен на уровне съёмного поддона перед казённой частью орудия. Там имелись огнеупорные двери прямоугольного сечения с ребрами жесткости. В открытом состоянии двери занимали горизонтальное положение, подходя вплотную к разложенному рядом загрузочному лотку правого или левого орудия. Сам лоток представлял собой складывающееся вверх устройство с двумя шарнирами — одним в середине и вторым у места крепления. В разложенном состоянии передний конец лотка оказывался внутри казённика. В строенных башнях к лотку среднего орудия картузы приходилось передавать слева и справа. Пороховой заряд вручную досылался в камору ствола. Это надлежало делать в два этапа (по паре картузов) с помощью деревянного прибойника. Возможно, данное правило соблюдалось не строго. В художественном фильме киностудии «Warner Brothers» 1934 года «Неге comes the Navy», где саму себя играет USS Arizona, грубые муляжи картузов канониры заталкивают в стволы непосредственно руками, громко считая при этом до четырёх.

В случае прекращения энергоснабжения подъём пороховых зарядов к орудиям мог производиться с помощью лебедок. В целом такая система подачи картузов, несмотря на минимальный уровень механизации, представляется достаточно надёжной и безопасной в части изоляции очагов огня.

Что касается хранения и обработки снарядов, то и здесь на линкорах типа Nevada имелись серьёзные нововведения. Снарядные погреба (shell rooms) на первой платформе были сведены к минимуму. Они располагались попарно у первой, третьей и четвертой башен, примыкая с бортов к их центральным перегрузочным отделениям соответственно в районе шпангоутов 30-34, 98-104 и 110-115. ЦПО башни №2 имело только один снарядный погреб — с правой стороны (шп. 43-48). Весь остальной боезапас хранился в кольцевых магазинах на разных уровнях барбета и в орудийной части башенного комплекса.

Больше всего снарядов было в носовой трёхорудийной башне (далее приведены цифры из учебника по морской артиллерии 1939 года для курсантов академии в Аннаполисе). На уровне первой платформы складировалось 20 снарядов по периферии ЦПО и 7 в проходах. Сколько могло поместиться в погребах — установить не удалось. За нижним броневым кольцом барбета на уровне третьей палубы хранилось 50 снарядов. Перечисленный запас являлся как бы резервным. Его доставка наверх к орудиям была трудоёмким и медленным делом. Для этого служили специальные снарядные трубы (shell tubes) между башенными уровнями и простые по устройству вспомогательные подъёмники с блоками и лебёдками без силовых приводов. Теоретически ими же следовало пользоваться в бою в случае прекращения электроснабжения.

Основной боезапас хранился выше — на снарядной палубе башни. В носовой строенной установке этот уровень совпадал со второй корабельной палубой. Здесь у стенки барбета складировалось 174 снаряда и ещё 68 — в самом перегрузочном отделении снарядной палубы. Снаряды складировались и транспортировались в вертикальном положении дном вниз. Здесь же располагались лебёдка вспомогательного подъёмника и входы двух снарядных элеваторов, толчкового типа. Их механизмы находились уровнем ниже в специальном помещении в концевой части барбета, а подающие трубы вели в орудийное отделение башен. С противоположной стороны от элеваторных механизмов находилось помещение аккумуляторов. Мощность гидропривода каждого снарядного подъёмника равнялась 30 л.с. Снаряды к ним доставлялись с помощью ручных блоков или лебедок, приводимых от элеваторного мотора. Снарядный подъёмник работал толчками, каждый из которых превышал высоту снаряда. Вдоль всей трубы элеватора имелось две системы защёлок-опор. Они могли складываться только кверху (т.е. при нажатии снизу). Один ряд опор находился на подвижном толкателе, а второй на внутренней поверхности трубы элеватора. Снаряд загружался на площадку в нижней части трубы подъёмника. После подъёма на один шаг, толкатель опускался в исходное состояние, а снаряд удерживался неподвижной защёлкой. Затем процесс повторялся, пока вся труба элеватора не заполнялась снарядами. При очередном цикле верхний снаряд попадал в снарядную люльку и фиксировался в ней. Люлька имела цапфы в области центра тяжести. Её вручную поворачивали так, чтобы нос снаряда был направлен к орудию. Затем снаряд освобождался. Он сползал из люльки донной частью. Теперь его следовало накатить на позицию заряжания одного из трёх орудий.

Четвёртый барбет был ниже первого на одно межпалубное пространство. Как следствие, в нём отсутствовал вспомогательный кольцевой магазин на 50 снарядов. Двухорудийные башни USS Nevada и USS Oklahoma в этой части имели аналогичное устройство. Разумеется, с учётом меньшего радиуса барбета и большей его высоты.

В орудийном отделении строенных башен складировались 55 снарядов: 22 — по сторонам от орудий; 18 — у задней стенки башни над электромоторами прибойников, верхних пороховых и снарядных подъёмников; 15 — в горизонтальном положении на уровне загрузочного лотка. Последняя группа, вероятно, использовалась в первую очередь. Эти снаряды могли быстро перекатываться на позицию для досылания в ствол.

Цепной прибойник отправлял снаряд в ствол. Эта тяжёлая стальная змея квадратного сечения двигалась с высокой скоростью, чтобы снаряд уверенно вошёл ведущими поясками в нарезы (со звоном). Гидравлический буфер на конце прибойника смягчал его удар в снарядное дно.

У задней стенки орудийного отделения башни перед платформой прибойников располагался командный отсек. Он был снабжён входным люком в полу и отделялся от остального пространства башенной установки огнеупорной переборкой с глухим иллюминатором (парой иллюминаторов в двухорудийных башнях). В этом помещении находился командир башни с помощником (а позже и дальномерщики). В их распоряжении имелись оптические визиры (перископы), электроспуски орудий, системы сигнализации и связи, а также рычаги управления спринклерной системы орошения башенного комплекса.

356-мм/45 башни линкора USS Arizona.
Носовые 356-мм/45 башни линкора USS Pennsylvania.
Кормовые 356-мм/45 башни линкора USS Pennsylvania.

Ниже пушек в башнях располагалась орудийная яма, куда опускались казённые части стволов при вертикальной наводке. Там же ближе к передней части барбета сидели рядом вертикальный и горизонтальный наводчики. На их рабочих местах имелись штурвалы наводки и указатели директоров главного калибра. На случай, если башня вела самостоятельный огонь, был предусмотрен рычаг спуска, а также оптический прицел типа Mark 1 или Mark 5. Прицел имел два параллельных окуляра и два объектива с перископическими головками. Правая часть этой оптической системы предназначалась для горизонтального наводчика. Левая — для вертикального. Перископические головки выходили в амбразуру лобовой плиты под стволами орудий. Ниже орудийной ямы у стенки барбета было расположено ещё одно помещение. В нем находился электрогидравлический привод горизонтальной наводки. Там же, вероятно, располагался комплект ручных штурвалов для аварийных случаев.

Теоретические недостатки строенных башен никак себя не проявили в ходе войны. Уровень механизации операций заряжания в башенных системах USS Nevada и USS Oklahoma был в целом несколько выше, чем на их предшественниках. Строенную башню обслуживало менее 60 человек, против 70 в двухорудийных башнях линкоров типа New York. Впрочем, достигалось это главным образом за счёт отсутствия необходимости подавать снаряды из погребов. Не вызывает сомнений, что по степени механизации процесса заряжания американские линкоры заметно уступали иностранным.

Артиллерия главного калибра на линкорах типа Pennsylvania размещалась в четырёх строенных башенных установках, помещённых парами по линейно возвышенной схеме в оконечностях цитадели. Угол обстрела составлял 300° (по 150° на борт). По своему устройству башни не отличались от применённых на линейных кораблях предыдущей серии. Внутренний диаметр барбета составлял 9,144 м (30 футов). Роликовый погон включал 34 ролика. Вес вращающейся части первой и четвёртой башен равнялся 721 т (на линкорах типа Nevada — 748 т), а полная масса каждой из них с бронёй барбетов — 1349 т. Возвышенные башни №2 и №3 имели дополнительный (четвёртый) уровень и высокий барбет. Как следствие, они были тяжелее — вращающаяся часть и весь башенный комплекс весили соответственно 731 т и 1650 т.

Как и в концевых башнях линкоров типа Nevada, орудия по-прежнему размещались в единой люльке. Их стволы принимали угол возвышения единой обоймой и были расположены чрезвычайно близко друг к другу — расстояние между осями всего 1,5 м (59"). Угол возвышения первоначально мог меняться от -5 до +15°. В ходе большой модернизации его увеличили вдвое — до 30°. В первой половине 1930-х годов башни USS Pennsylvania и USS Arizona были оснащены индукционные катушками, которые задерживали на 0,06 с выстрел среднего орудия, что снижало рассеяние снарядов в залпе.

Внутреннее устройство башенных установок ГК не отличалось от такового на линкорах-предшественниках. Для каждой пары линейно-возвышенных башен имелась общая группа пороховых погребов. Носовые, взрыв которых на USS Arizona уничтожил корабль, находились в районе шпангоутов 31-48. Три больших погреба с каждого борта примыкали к отсекам ПТЗ. В диаметральной области между перегрузочными отделениями первой и второй башен располагались два погреба лёгкого вооружения (в разное время там держали черный порох для салютных пушек, боезапас стрелкового оружия и зенитных автоматов). С двух сторон они были отделёны от средних бортовых погребов ГК коридорами. По ним можно было из любого погреба доставлять картузы в центральное перегрузочное отделение каждой башни. Как обычно, преградой для распространения огня между всеми этими помещениями служили шлюзовые люки. Кормовые погреба компоновались аналогично в районе барбетов №3 и №4. В орудийные отделения башен заряды подавались двумя элеваторами плунжерного типа.

Качество изготовления орудий и башенных установок линейных кораблей не вызывало нареканий, известен лишь один подобный факт. В 1938 году четвёртая башня USS Arizona прошла серьёзный ремонт с временным снятием с корабля. Неисправность была связана с дефектом отливки, пошедшей на изготовление нижней части роликового погона. В нём образовалась трещина. Её обнаружили ещё в середине 1937 года. Под воздействием последующих учебных залпов трещина росла в размерах, становясь всё более опасной. Работы по устранению дефекта выполнила военная верфь Пьюджет-Саунда в течение мая-июля 1938 года.

Бронирование башен

356-мм артиллерия линейных кораблей типа New York для своего времени была прикрыта очень мощно. Без барбетов на одну башню USS New York и USS Texas приходилось по 128 т брони. Все вертикальные плиты монтировались на 2—3-дюймовой деревянной подкладке и рубашке из судостроительной стали HTS толщиной, вероятно, 19 мм (0,75”). Из 356-мм СКС выполнялись лобовые плиты башен. Боковые стенки состояли из двух частей разного изгиба и толщины, а возможно и типа. Передняя треть — 229 мм СКС с довольно заметной кривизной. Задняя часть, почти плоская, была втрое длиннее и на дюйм тоньше. Относительно этой 8-дюймовой брони в литературе встречается противоречие — класс «В» согласно Leeward Publications/Ship's Data 6 или всё же СКС, как, по умолчанию, следует из большинства публикаций. Стык приходился на самую широкую часть башни. Отсюда шло сужение к задней стенке, формировавшейся также из 8-дюймовой брони класса «А» или «В» (?). Крыши башен были слегка выпуклыми (поперечный радиус кривизны около 12—13 м). Их формировали 4-дюймовые плиты STS. Пол состоял из того же материала и имел толщину 51 мм (2”).

Барбеты выполнялись из брони СКС. Её суммарный вес, по сведениям компании Newport News, для USS Texas равнялся 2077,45 т. Верхние кольцевые ярусы, возвышавшиеся над носовой полупалубой (барбеты №1 и N°2) или второй палубой (барбеты №3—5), были составлены из мощных плит — в основном 305-мм. Ниже этого уровня до третьей палубы следовала броня толщиной по большей части 127 мм. В области диаметральной плоскости, где барбеты заслоняли друг друга, защита ослаблялась до 254 мм (10”) на верхнем ярусе и 102 мм (4”) на нижнем. Присутствие угловых траверсов также позволяло облегчить бронирование на их уровне. Как следствие, кормовая часть барбета №2 от главной до второй палубы имела толщину 178 мм (7”), а ниже уменьшалась до 127 мм на всём пространстве до третьей палубы (два межпалубных промежутка, примыкающих к полупалубе). Носовая часть барбета №3, охваченная угловыми траверсами, аналогично ослаблялась. Здесь пространство от первой до второй палубы перекрывала плита толщиной 178 мм.

Лобовая плита трехорудийной 356-мм/45 башни линкора USS Pennsylvania.

Сохранилась заводская документация Bethlehem Steel Со. с подробным описанием верхнего яруса барбета №3, который эта компания изготовила в 1912 году для линкора USS Texas. Ярус перекрывал пространство до второй палубы и состоял из 11 плит — девяти поставленных вертикально и двух горизонтальных в кормовой части барбета, расположенных одна над другой. Из приведённых в документации сведений можно составить представление о допусках на размеры изогнутых бронеплит, точности их монтажа и подгонки. К примеру, радиус кривизны по внутренней поверхности колебался в диапазоне 4267±15 мм. Длина и ширина девяти вертикальных 12-дюймовых (305 мм) плит находилась в пределах соответственно 4093—4140 мм и 2577—2808 мм. Две горизонтальные плиты имели габариты 5404—1200 мм (полоса толщиной 305 мм над главной палубой) и 5279,5—2851 мм (178-мм нижняя плита, прикрытая угловыми траверсами). Как следствие, на стыках существовали зазоры. Между вертикальными кромками плит их ширина колебалась от нуля до 7 мм.

Двухорудийнные башни, изготовленные для греческого линейного корабля Salamis, имели одинаковую толщину стенок башни и барбетов - 250 мм, 127-мм крышу, 51-мм пол. В связи с тем, что барбеты уже были изготовлены и установлены на корабль в Германии, англичане изготовили и установили на мониторы типа Abercrombie барбеты несколько меньшей толщины - 200 мм, вероятно, для экономии веса.

Башни главного калибра линкоров типа Nevada и типа Pennsylvania имели очень мощное прикрытие. Вертикальные бронеплиты монтировались к рубашке на деревянной подкладке. Амбразуры стволов строенной башни, расположенные близко друг к другу, создавали в лобовой плите уязвимое место большой площади. В качестве компенсации толщина брони СКС здесь была доведена до 457 мм (18”), в то время как у двухорудийных башен линкоров типа Nevada она была несколько меньше — 16” (406 мм). Боковые стенки состояли из двух плит. Передняя имела изгиб сложной формы и неоднородную толщину. От стыка с лобовой стенкой башни и немного не доходя до уровня оси барбета, где башня выходила на максимальную ширину, толщина брони составляла 254 мм (10”). Дальше шёл короткий участок перехода к 229 мм (9") до сочленения с такой же по толщине задней частью боковой стенки. Кормовая плита имела изгиб с радиусом 7,92 м (26 футов), соответствующим расстоянию до оси барбета. Толщина брони здесь также 229 мм (9”). Крыша башни состояла из пяти плит класса «В» в 127 мм (5”). Они укладывались поперёк башни и имели выпуклость с радиусом кривизны 9,9 м. В ряде публикаций указано, что пол тылового свеса линкоров типа Nevada выполнялся из 2-дюймовой STS. По другим сведениям его толщина составляла 102 мм (4”). Эта цифра фигурирует на схеме строенной башни из архива U.S. Naval Institute, датированной 1939 годом. Однако, на чертежах линкоров типа Pennsylvania пол имеет 2-дюймовую толщину.

Все четыре барбета выше второй палубы состояли из 13-дюймовых (330-мм) броневых плит СКС. Ниже до третьей палубы располагался кольцевой ярус толщиной 4,5” (114,3 мм). Внутренние диаметры барбетов концевых и возвышенных башен равнялись соответственно 9,14 и 8,53 м (30 и 28 футов). Толстые верхние ярусы состояли из 10 плит, ориентированных длинной стороной по вертикали. Исключением являлся барбет №2, который был самым высоким. По этой причине ниже верхних десяти плит было установлено кольцо из ещё пяти. Они располагались непосредственно над второй палубой, были изогнуты по длинной стороне и также имели толщину 330 мм. Тонкие броневые ярусы всех четырех барбетов состояли из шести плит каждый.

Управление огнем

USS New York и USS Texas

Угловые шкалы на носовых 356-мм/45 башнях линкора и мачты с КДП ГК USS Texas. Начало 1920-х годов.
Надстройка USS New York после модернизации 1920-х годов.
Надстройка USS New York после модернизации 1920-х годов.
Надстройка USS New York, 1942 г.
Надстройка USS Texas, 1948 г.
Директор Mk.37 с радаром Mk.12/22. Выше находятся радар SG(малая антенно) и SC (большая). Эсминец USS Ault (DD-698), июль 1947 г.
Директоры Mk.33 (слева) и Mk.34. На топе фок-мачты антенна РЛС Mk 3, на топе грота - антенна SG. Легкий крейсер USS Nashville (CL-43), июль 1943 г.

В 1914 году система управления огнём американских линейных кораблей находилась в целом на среднемировом уровне. USS New York и USS Texas имели центральную наводку главной артиллерии с указателями в каждой башне.

Первоначально на обоих линкорах использовались артиллерийские визиры (директоры) двух типов. В открытых командно-дальномерных постах (КДП) стояли приборы Mark 2, а в башнях — перископические Mark 4. Эти сравнительно простые устройства уступали по своим техническим характеристикам более сложным и совершенным английским директорам системы Скотта—Виккерса.

До 1910 года флот США применял импортные дальномеры Барра и Струда совмещающего типа. К этому времени каждый линкор имел по два таких прибора марки FQ с оптической базой 9 футов (2,7 м), которые занимали позиции в КДП на мачтах. Взамен английских дальномеров с 1910 года стали поступать отечественные 10-футовые (3 м) компании Bausch & Lomb. Они также относились к совмещающему типу, но создавались по германскому образцу. Лицензия была приобретена у фирмы Zeiss в 1908 году. Ко времени вступления в строй линкоров типа New Yorkкомпания Bausch & Lomb начала производство башенных дальномеров. Они имели базу 20—22 фута. USS New York и USS Texas первыми на флоте получили два таких длиннобазовых прибора, которые были установлены в передней части возвышенных башен №2 и №4. Оптические оси выходили из боковых стенок почти у самой лобовой плиты.

Командно-дальномерные посты линкоров USS New York и USS Texas располагались на верхних площадках обеих решётчатых мачт. Там, на высоте более 36 м (120 футов) над ватерлинией, дальномеры работали плохо из-за вибрации. По этой причине на рубеже 1914—1915 годов их перенесли на вершины крановых пилонов. Затем, в 1916 году, добавив один экземпляр, дальномеры открыто установили на крышах башен №№ 2, 3 и 4. Оттуда можно было управлять огнём всей главной артиллерии. Разумеется, наводка ГК могла также осуществляться из боевой рубки и центрального поста. ЦП на линкорах США играл более важную роль, чем в Королевском флоте. У англичан целеуказание и подготовка данных для стрельбы орудий осуществлялись по большей части в самих командно-дальномерных постах. А на линкорах США это делалось в центральном посту, куда сходилась информация со всех КДП. Сведения передавались с помощью обычной (голосовой) телефонной связи. Для расчёта установок стрельбы служили два ручных прибора управления артиллерийским огнём (ПУАО) Plotting Board Mk.2 и Mk.3 или Mk.4. ПУАО также располагалась в центральном посту. Американская система управления огнём GFCS (General Fire Control System) во многих отношениях была прогрессивней английской, хотя в 1917—1918 годах заокеанским морякам не хватало боевого опыта, которым располагали давно воевавшие британцы.

Центральная система управления огнём GFCS заметно улучшила свои характеристики с появлением артиллерийского компьютера (автомата стрельбы или баллистического вычислителя) Мк.1 производства компании Ford Instrument Со. Он представлял собой аналоговое устройство, способное решать достаточно сложные интегральные и дифференциальные уравнения на основе вводимых в него исходных данных: дальность до цели, её курсовой угол и скорость, метеорологические факторы, влияние силы Кориолиса, состояние собственных боеприпасов, степень износа орудийных стволов и др. Этот прибор был разработан Ганнибалом Фордом и Элмером Сперри, изобретателем гирокомпаса. В конструкции использовались некоторые идеи англичанина Артура Поллена, воплощённые им в довольно совершенном устройстве управления огнём (Pollen Argo Clock). Британское Адмиралтейство в феврале 1908 года приобрело у этого изобретателя его разработку всего за 6500 фунтов стерлингов. Однако морские лорды не жаловали «штатского выскочку» Поллена и предпочли более дешёвый прибор AFCT (Admiralty Fire-Control Table) или Dreyer Table Mk.1 (стол Дрейера), созданный лейтенантом Королевского флота Фредериком Дрейером. А изобретение Артура Поллена в 1911 году Адмиралтейство рассекретило. Это явно помогло заокеанским конструкторам. Через 10 лет усовершенствованная система управления огнём Поллена (Pollen Argo Clock + Plotting Table) была у него куплена американцами за 29 870 долларов. К тому времени Гарольд Ишер-вуд, основной разработчик фирмы Поллена, уже давно перебрался за океан и работал в бюро вооружений ВМФ США[3].

К моменту окончания Первой мировой войны артиллерийский компьютер Мк.1 вывел американский флот в лидеры по части механизации систем управления огнём. Английские столы Дрейера, имевшие аналогичное назначение, заметно уступали изделию компании Ford Instrument Co.. Особенно когда дистанция до цели быстро менялась. Стол Дрейера обладал лишь одним неоспоримым (для британского Адмиралтейства!) преимуществом — низкой стоимостью: 500—700 ф.ст. за экземпляр против 8000 долларов и более 2800 фунтов соответственно за компьютер Мк.1 фирмы Ford Instrument Co. и систему «Pollen Argo Clock».

19.07.1916 линкор USS Texas первым на флоте получил автомат стрельбы с серийным номером 1 (Mark 1 Serial No.1). Второй экземпляр компьютера поступил на борт корабля перед его отправкой на европейский театр мировой войны — в самом начале 1918 года. Это был прибор Mark 1 Mod 1 Serial No.4. Несколько дней спустя (в последних числах января) старый компьютер Mark 1 No.1 заменили на Mark 1 Mod 3 с серийным номером 16. В свою очередь Mark 1 Mod 1 Serial No.4 уступил место более совершенному Mark 1 Mod 3 Serial No.54 в конце июня 1919 года в преддверии отправки USS Texas на Тихий океан. Несмотря на оснащение этими сложными приборами, в центральном посту были сохранены ручные ПУАО (Plotting Board).

Всего к концу Первой мировой войны (11.11.1918) в американском флоте было 67 экземпляров Мк.1 всех моделей и 879 Мк.2 (для ПМК линкоров, ГК крейсеров и эсминцев)

Участие в Первой мировой войне в составе Гранд-Флита и детальное знакомства с британским опытом не могли не вызвать изменений в американских системах управления огнём. На стены возвышенных башен нанесли угловые шкалы. Как и в Королевском флоте, эти «уличные часы» (концентраторы огня) и прочие нехитрые приспособления были предназначены для согласования стрельбы корабельного соединения. Затем на орудийных башнях №3 и №4 открытые дальномеры уступили место приборам с противоосколочным экраном. Они имели 6-метровую базу и сохранили независимое вращение. Со второй башни дальномер убрали — он перекочевал на крышу ходовой рубки. В задней части башни №4 дополнительно установили поверх крыши стационарный бронированный дальномер. Его оптика располагалась гораздо дальше от волн и брызг, чем у старого башенного дальномера, стоявшего за лобовой бронеплитой. В первой половине 1920-х годов линкоры типа New York получили артиллерийские компьютеры Mk.1 Mod 7, специально созданные под баллистику 356-мм/45 орудий.

Кардинальную модернизацию система управления огнём GFCS претерпела во время большой «поствашингтонской» перестройки и нескольких последующих лет. К этому времени получили распространение сельсины (selsyn от self-synchronous; изобретены около 1901 года независимо Томпсоном из General Electric и Михалке из Siemens & Halske), гироскопические стабилизаторы систем наведения и прочие технические новшества.

После 16-дюймовых кораблей USS New York и USS Texas стали первыми линкорами США, оснащёнными синхронизированной GFCS (12-дюймовые дредноуты такой системы не получили). Теперь благодаря сельсинам все посты и указатели работали синхронно, точно и практически мгновенно. В комплексе КДП и ЦП вместо голосовой передачи данных по телефону действовала автоматическая связь.

Для работы в синхронизированной GFCS центральные посты USS New York и USS Texas получили по два электромеханических компьютера Mk.1 Mod 11. Их сложнейшие механизмы были плотно упакованы в корпусе размером 1,8х0,9х1,2 м (6x3x4 фута), работали надёжно и отличались удивительной долговечностью. Они могли обслуживать разнообразную баллистику. Входная информация поступала с директоров главной и противоминной артиллерии (а в конце 1944 года и 3-дюймовой универсальной). Компьютеры были связаны с носовым и кормовым гирокомпасами, а также с лагом, что позволяло учитывать сведения о положении, курсе и скорости своего корабля. Время для баллистических расчетов по движущейся мишени не превышало полминуты. Для второго и следующих залпов требовалось буквально несколько секунд. По неподвижной цели огонь можно было открыть практически мгновенно после её захвата дальномером. Позже была предусмотрена и возможность автоматизированного расчёта установок для стрельбы осветительними снарядами. Памяти электромеханический компьютер не имел. Неким её прообразом являлись два плоттера (графопостроителя) Mark 1 Mod 1 или Mod 2, стоявшие в ЦП. Они фиксировали на бумаге исчисленные установки для стрельбы, координаты корабля и цели. На кораблях имелись также вспомогательные компьютеры Mk.6 Mod 4.

Исключительно важным элементом новой GFCS являлся стабилизированный элемент (гировертикаль) Mark 1. Он располагался на расстоянии около полуметра от электромеханического компьютера и был предназначен для того, чтобы учитывать в реальном масштабе времени крен и дифферент корабля. Этот прибор получал электропитание от специального генератора трёхфазного переменного тока частотой 400 Гц — так же, как и расположенные на первой платформе гирокомпасы (носовой и кормовой). Габариты стабилизированного элемента составляли 1,8х1,8х1,2 м (6х6х4 фута). Его основным узлом являлся вертикальный гироскоп (12 тысяч оборотов в минуту), весивший вместе с цилиндрическим корпусом около 30 фунтов (13,6 кг; для сравнения: вес такого же узла в гирокомпасе Сперри 72 фунта, или 32,7 кг).

Имелся ещё один принципиально важный узел. Он представлял собой «колпак» со сферической внутренней поверхностью, «надетый» на вертикальный гироскоп. На кораблях его называли «зонтиком» или «шляпой». Расчётные установки стрельбы (угол вертикальной и горизонтальной наводки), выработанные компьютером, передавались вышеупомянутому сферическому сегменту. Это осуществлялось с помощью карданных передач, которые поворачивали «зонтик» заданным образом вокруг его геометрического центра. А по внутренней поверхности сферы перемещалась головная часть вертикального гироскопа. Вернее, двигался сам «зонтик» в соответствии с креном и дифферентом корабля. Гироскоп же «стоял» вертикально. Положение его головной части на сфере с помощью двухкоординатной системы электромагнитов преобразовывалось в угол возвышения и азимут. А они с помощью сельсинов синхронно передавались на орудийные указатели вертикальной и горизонтальной наводки. Таким образом, одновременно оказывались учтёнными как расчётные установки для стрельбы, так и крен с дифферентом. Дальше дело было за наводчиками. Им оставалось держать совмещёнными стрелки на своих указателях, поспевая за качкой корабля. Дистанционным наведением башенных орудий, как на линкорах постройки 30—40-х годов, USS New York и USS Texas оснащены не были.

В центральном посту имелся также гиростабилизированный директор Mark 32 Mod 4. Назначение остального оборудования ЦП достаточно очевидно и не требует особых комментариев. Это были указатели и передатчики дистанции и пеленга, репитеры гирокомпасов, лага, директоров, дальномеров, впоследствии и радаров, индикаторы и панели состояния орудий, а также средства сигнализации и связи.

В ходе большой модернизации корабли типа New York получили обновлённые командно-дальномерные посты на мачтах и в надстройках. Эти КДП вполне соответствовали описанным выше элементам GFCS. Основной командно-дальномерный пост разместили на топе новой фок-мачты в массивном трёхуровневом боевом марсе. Прямоугольные стёкла в его больших окнах могли опускаться в щели, которые имелись в нижней части рам, что позволяло при необходимости улучшить обзор, а также избежать ущерба от осколков стекла в боевой обстановке. Верхний и средний уровни боевого марса занимали соответственно директор ГК Mark 20 и средства наблюдения и корректировки стрельбы главного калибра. Третий уровень был отведён для директора противоминной артиллерии Mark 7 Mod 7.

КДП главного калибра №2 с директором Mark 20 Mod 1 и второй директор противоминной артиллерии Mark 6 Mod 7 оборудовали не на новой гротмачте, а за дымовой трубой в специально построенной башне. Она была невысокой. Как следствие, кормовые артиллерийские посты избавлялись от задымления (оказывались «ниже дыма»).

Огнём 356-мм/45 орудий можно было управлять также из возвышенных башен №2 и №4, где для этого были установлены директоры Mark 4 Mod 3. Кроме того, в ходе модернизаций военного времени на кораблях появился дополнительный КДП главного калибра Mark 21, установленный в боевой рубке.

В 1930-е годы в американском флоте наряду с совмещающими дальномерами появились и стереоскопические. Ранее такие приборы применяли только немцы, а в США и Англии считалось, что они выдвигают слишком жесткие требования к навыкам и внимательности персонала, который в боевой обстановке мог легче допустить ошибку. Возможно, на USS New York и USS Texas, как и на других линкорах, часть дальномеров совмещающего типа была заменена стереоскопическими. Оптическая база при этом не менялась. Шестиметровые поворотные дальномеры с противоосколочным экраном остались на крыше ходовой рубки и на четвёртой башне.

Со временем оптико-механические приборы управления огнём были дополнены и частично вытеснены радиолокационными средствами. В США артиллерийские радары получили особенно широкое распространение. Следствием стало общее превосходство американской GFCS над системами управления стрельбой флотов других стран. До этого высокое качество оптики позволяло немецким и японским линкорам быть примерно на уровне кораблей США. Однако их центральная наводка не являлась столь глубоко интегрированной системой, как американская GFCS, в структуру которой бурно развивающиеся РЛС вписались весьма органично.

Первыми на линкорах типа New York радарный контроль получила 356-мм батарея. На крышах обоих главных КДП появились антенны РЛС Mark 3 или в ином обозначении FC: «F» — артиллерийский радар (fire control radar); «С» — буквенная нумерация третьего типа (в алфавитном порядке). Они работали в 40-см диапазоне (750 МГц) и были способны обнаруживать надводные цели на расстоянии до 37 км. Погрешность определения дистанции не превышала 37 м. На значительном расстоянии могли засекаться всплески от падения тяжёлых снарядов. Для калибра 14—16 дюймов — около 18 км.

После установки радаров Mark 3 бронированный дальномерный пост над ходовой рубкой был демонтирован. На его месте соорудили платформу для зенитных 20-мм автоматов Oerlikon. Позднее, в октябре 1944 года, там появился директор Mark 50 с радарным управлением. Второй такой же КДП оборудовали на грот-мачте (на крыше станции слежения за воздухом). Оба эти директора управляли огнём 3-дюймовых пушек, а также служили резервными КДП для главного калибра.

К началу Второй мировой войны на USS New York и USS Texas имелись обзорные РЛС, которые появились раньше артиллерийских. Только в начале 1943 года была установлена 3-гигагерцовая РЛС поверхностного обзора типа SG, производства фирмы Raytheon. Её рабочая частота составляла 3 ГГц, а в конструкции использовался новый тип магнетрона, разработанный англичанами. Антенну этой РЛС поместили на фок-мачте ниже главного КДП. Теперь в радиолокационной рубке стало тесно, и всё радарное оборудование оттуда и с ходового мостика переместили во вновь созданный боевой информационный центр CIC (Combat Information Center). Он располагался за боевой рубкой, примыкая с кормы к центральной опоре фок-мачты. Одновременно летом того же года на грот-мачте USS Texas появились антенны ещё одного локатора поверхностного обзора SG. В январе—феврале 1944 года на USS Texas антенна станции обзора поверхности SG перекочевала на освободившееся место на вершине фок-мачты. Кое-что поменяли и на гроте. В сентябре—октябре антенна кормового радара SG была перенесена на самый верх мачты. В дальнейшем до 1948 года ничего не менялось. Примерно та кой же путь развития прошли радиолокационные средства USS New York.

USS Nevada и USS Oklahoma

Центральная часть линкора USS Oklahoma после модернизации, 1931 г.
Носовые 356-мм/45 башни и мачта линкора USS Nevada, 1920-е годы.
Носовые 356-мм/45 башни и мачта линкора USS Nevada, 1920-е годы.
Центральная часть линкора USS Nevada после модернизации, 1934 г.

При вступлении в строй USS Nevada и USS Oklahoma располагали центральной наводкой (ЦН) главной артиллерии GFCS (General Fire Control System). Управление стрельбой могло осуществляться из нескольких пунктов. Главные из них находились в центральном посту (ЦП) и боевой рубке. ЦП на линкорах типа Nevada впервые в американской практике разместили на первой платформе под защитой всех броневых палуб. Возвышенные башни помимо перископических визиров Мк.4 и орудийных прицелов были снабжены встроенными башенными дальномерами, установленными за лобовой бронеплитой. Оттуда также можно было управлять огнём всей главной артиллерии.

На топах обеих решётчатых мачт, поднятые на высоту 35 м над уровнем моря, располагались командно-наблюдательные пункты с визирами Мк.2 и другими несложными приборами. Громоздкие и капризные дальномеры там никогда не устанавливали, опасаясь негативного влияния вибрации. Позиции для них были устроены на крышах возвышенных башен. В 1917-1918 годах открытый дальномер на башне №2 демонтировали. Вместо него на крыше новой ходовой рубки появилась поворотная дальномерная башенка с противоосколочным экраном и длиннобазовым дальномером. Аналогичная установка сменила открытый дальномер на крыше башни №3.

В 1917 году система центральной наводки линкоров типа Nevada получила два механических компьютера Mark 1 Mod 1 (Mk.1/1), производства компании Ford Instrument Co.. Они стояли в ЦП и предназначались для исчисления установок стрельбы на основании исходных данных: дальность, курс и скорость цели и собственного корабля, метеорологические факторы, влияние силы Кориолиса, состояние боеприпасов, износ стволов и т.д. Эта информация водилась в компьютеры вручную или автоматически с артиллерийских директоров, гирокомпасов, лага, панелей состояния орудий и других устройств. Более простыми баллистическими вычислителями Мк.2 были оснащены директоры противоминной батареи.

Участие в Первой мировой войне и знакомство с британским опытом не могли не вызвать изменений в американских системах управления. На кораблях установили циферблаты указателей дистанции до цели, а на стенках возвышенных башен нанесли угловые шкалы. Эти приспособления были предназначены для согласования и концентрации огня корабельного соединения. С 5 по 10 мая 1918 года на USS Nevada проходил опробование прототип стабилизированного элемента (гировертикаль), предназначенного для учёта при стрельбе крена и дифферента корабля. Спустя несколько лет предсерийные образцы таких приборов в составе директоров Мк.9 были установлены на линкорах USS Nevada и USS Tennessee для проведения опытной эксплуатации.

В первой половине 1920-х годов возвышенные башни USS Nevada и USS Oklahoma получили ещё по одному встроенному дальномеру. Он был установлен в броневом коробе, положенном сверху на крышу башни в её тыловой оконечности. Объективы этого прибора располагались гораздо дальше от волн и брызг, чем у дальномера стоящего за лобовой плитой. Механические компьютеры были заменены на более совершенную модель Мк.1/7.

В ходе большой модернизации корабли получили обновлённые КДП главной, противоминной и универсальной артиллерии, размещённые на треногих мачтах и в надстройках. В массивных боевых марсах фока и грота были устроены одинаковые по конструкции пункты управления огнём артиллерии главного и противоминного калибра. Основным считался КДП на фок-мачте. Два верхних уровня боевых марсов предназначались для управления 356-мм батареи. На самом стыке треножника мачтовых опор базировался КДП главного калибра Mark 20. Расстояние от купола крыши боевого марса до конструкционной ватерлинии равнялось 36,9 м (45,6 м от киля). Боковые стенки состояли из 14 плоских граней, каждая из которых имела в верхней части застеклённое окно прямоугольной формы. Здесь, равно как и в двух нижних этажах боевых марсов, стёкла могли опускаться в щели, имевшиеся в нижней части рам. Второй уровень боевых марсов занимали средства наблюдения и корректировки стрельбы главного калибра. Их помещения имели восьмигранную форму, вытянутую к бортам, и заметно превышали по габаритам верхний этаж. Внутренний объём здесь частично занимали опоры мачт, сходящиеся у потолка. Имелся ещё один директор главного калибра в боевой рубке. Строенные башни получили длиннобазовые дальномеры. Они располагались в командном отсеке орудийного отделения, как на линкорах типа Pennsylvania.

USS Pennsylvania до модернизации, 1920-е годы.

В 1930-х годах система управления огнём линкоров типа Nevada стала синхронной. Теперь благодаря сельсинам она выдавала установки для стрельбы практически мгновенно. В новой GFCS использовались стабилизированные элементы Мк.1 (Мк.9) и компьютеры Мк.1/12, заменённые к 1940 году на Мк.1/17.

Линкор USS Nevada, восстановленный после тяжёлых повреждений первого дня войны, участвовал в боях 1943-1945 годов, будучи оснащённым самыми современными средствами управления. В дополнение к оптико-механическим приборам корабль получил радары. Директоры главной артиллерии остались теми же Мк.20. Они по-прежнему располагались на вершинах обеих мачт в боевых массах, которые были меньше старых и состояли из двух уровней, отведённых только под КДП главного калибра. Кормовой пост на новом гроте оказался теперь ниже дыма из трубы. На куполах директоров появились антенны радиолокаторов Mark 3.

Линкор USS Nevada получил два первых обзорных радара в 1942 году. Ими стали приборы типа SC-1 компании General Electric, предназначенные в основном для слежения за воздухом. Приёмные антенны и облучатели обзорных радаров заняли позиции на специальных антенных площадках, закреплённых на куполах боевых марсов обеих мачт. Позже оба экземпляра SC-1 вероятно были заменены парой РЛС слежения за поверхностью SG производства компании Raytheon. Их антенны были вынесены на верхушки обеих мачт.

USS Pennsylvania и USS Arizona

Мачты USS Arizona с КДП ГК после модернизации, 1930-е годы.
Центральная часть USS Pennsylvania после модернизации, 1930-е годы.

Первоначально линкоры USS Pennsylvania и USS Arizona располагали системой центральной наводки GFCS только главного калибра. Управлять стрельбой можно было из нескольких пунктов. Главные из них находились в центральном посту (ЦП) и боевой рубке. Командно-наблюдательные пункты располагались на топах решётчатых мачт. Там стояли артиллерийские визиры (директоры). Аналогичными приборами Мк.4 были снабжены также все башни ГК и боевая рубка. Расстояние до цели измерялось дальномерами совмещающего типа производства компании Bausch & Lomb. На возвышенных башнях располагались два таких поворотных прибора с оптической базой 12 футов (3,66 м). Во всех четырёх башнях ГК имелись 26,5-футовые (8,08 м) дальномеры, установленные в задней части под броневой крышей.

В работе GFCS большую роль играли механические компьютеры Мк.1, производства компании Ford Instrument Co.. Эти сложные аналоговые устройства в количестве двух единиц стояли в центральном посту, являвшимся главным пунктом управления огнём.

По опыту британских союзников линкоры обзавелись концентраторами огня — на мачтах появились круглые циферблаты указателей дистанции до цели, а на возвышенные башни были нанесены угломерные шкалы. Эти меры позволяли кораблям соединения получать взаимную информацию об установках стрельбы, координировать огонь или сосредотачивать его на одной цели.

После устройства закрытой ходовой рубки на её крыше появился 6-метровый (20-фут.) дальномер. Посты управления на топах мачт получили остекление, защищавшее их от непогоды и опускавшееся в боевой обстановке. Вторая башня ГК лишилась 12-футового дальномера, а третья его сохранила с добавлением противоосколочного экрана. Появились усовершенствованные компьютеры Мк.1/6.

Большая перестройка 1929-1931 годов серьёзно изменила состав и размещение средств управления огнём. GFCS стала синхронной. Эта система выдавала исчисленные установки для стрельбы практически мгновенно. Появились стабилизирующие элементы (гировертикаль) Мк.32 и адаптированные под синхронную GFCS компьютеры Мк.1/13. Последние к 1940 году были заменены на Мк.1/18, которые учитывали баллистику для новых тяжёлых снарядов и просуществовали на USS Pennsylvania до 1945 года, когда их сменили новейшие Мк.8.

Как и на модернизированных линкорах типа Nevada директоры главной артиллерии Мк.20 теперь стояли на верхнем уровне боевых марсов обеих треногих мачт, занимая круглые помещения на высоте 33,8 м над КВЛ или 42,6 м от киля. Ниже располагалась станция управления огнём ГК (потолок на высоте 32,6 и 41,4 м соответственно над КВЛ и килем).

USS Pennsylvania, 1942 г.

На рубеже 20-30 годов было принято решение о переходе на стереоскопические дальномеры вместо совмещающих. Линкор USS Arizona получил один из двух первых 20-футовых приборов такого типа, поставленных флоту компанией Bausch & Lomb в 1932 году (второй достался тяжёлому крейсеру USS Indianapolis).

USS Arizona до своей трагической гибели не успел обзавестись радарными средствами управления. Не имела их и USS Pennsylvania, получившая 7 декабря 1941 года сравнительно небольшие повреждения. На обоих линкорах лишь подготовили помещения для предстоящей установки аппаратуры РЛС и смонтировали антенную площадку поверх купола боевого марса фок-мачты. Именно там во время спешного ремонта USS Pennsylvania в Хантер-Пойнт были установлены антенны двух радаров — обзорного для воздушного наблюдения типа СХАМ и артиллерийского Мк.3.

В конце 1942 года линкор направили на верфь Bethlehem Steel Company в Сан-Франциско, где он прошел 4-месячяный ремонт и более основательную модернизацию. На месте боевой рубки смонтировали 8-метровый (26-футовый) дальномер. Внутри носовой надстройки были оборудованы закрытый основной и резервный ходовой пост, помещения для оборудования РЛС и радарная система управления огнем главного калибра. Пост управления огнем ГК на носовой надстройке, ранее располагавшийся под защитой брони боевой рубки, теперь получил прикрытие из 38-мм листов STS.

Сами директоры главной артиллерии остались прежними — Мк-20 с противоосколочной защитой из 25,4-мм листов STS. Кормовой пост управления ГК теперь был опущен «ниже дыма из трубы» — он венчал невысокую надстройку, размещённую на месте треногой грот-мачты. Появились новые радары воздушного (SC) и поверхностного (SG) наблюдения.

В последний раз системы управления USS Pennsylvania претерпели существенное изменение в марте-июне 1945 года, когда порядочно изношенный линкор проходил ремонт на верфь Хантере Пойнт. Кормовой директор ГК был заменён на новый типа Мк.34 с артиллерийским радаром Мк.8. 26-футовый дальномер на месте бывшей боевой рубки сняли и заменили на спаренный 40-мм автомат.

Сравнение с орудиями других стран

Страна Англия Германия США США Франция Япония
Калибр, мм (дюйм) 342,9(13,5") 305(12") 355,6(14") 304,8(12") 340(13,39") 355,6(14")
Тип, марка, модель 13.5"/45 Mk V 30,5 cm SKL/50 14"/45 Мк.1-12 12"/50 Мк.7 340-мм Model 1912 41-Shiki 36 cm
Год разработки/модернизации 1909/1910 1908/1914 1910/1928 1910 1912/1918[4] 1908/1933
Год начала использования 1912/1913 1911/1915 1914/1930(?) 1912 1915/1931(?) 1914/1933
Конструкция ствола проволочный скреплённый скреплённый скреплённый скреплённый проволочный
Вес орудия, кг 77 500 51 850 64 633 56 310 66 950 86 000
Дульная энергия, т.м. 175,6/182,9 148,2 199,2/213,4 154,2 174,9/174,9 199,7—202,3
Весовая эффективность[5] 0,74/0,77 0,93 1/1,07 0,89 0,85 0,75—0,76
Длина с казёнником, мм (клб.) 15 900 (46,4) 15 250 (50) 16 318 (45,9) 15 424 (50,6) 16 115 (47,4) 16 469 (46,3)
Длина канала ствола, мм 15 431 14 461 16 002 15 087 15 580 16 002
Длина нарезки, мм  ? 11 805 13 530 12 724 13 250 13 737
Число нарезов  ? 88 84 72 102 84
Объём зарядной каморы, дм³ 322 200 251,2/294 194,4 256,4 294,9
Давление в канале, кг/см²  ? 3300 2835 27560 2800 3020
Полный/усиленный заряд, кг 133/135 125,5 165,6/190,5 152,9 153,5 142,3(2)
Живучесть ствола, выстрелов 220-350 200 175-250 200 250-350 250-280
Вес двухорудийной башни, т 610 550(?) 541 498,86  ? 664-699
Угол вертикальной наводки
(после модернизации)
-3°/+20° -8°/+13,5°
(-5,5°/+16°)
-5°/+15°
(-5°/+15°)
-5°/+15° -5°/+12°
(-5°/+23°)
-5°/+20°
(-5°/+43°)
Угол заряжания любой  ? +1° любой +2° -5/°+20"
Скорострельность, выстр./мин 1,5—2 2—3 1,25—1,75 2—3 2 2
Вес лёгк./тяж. АР-снаряда, кг 567/635 405,5 635/680,4 394,6 555/575 673,5
Начальная скорость, м/с 787/759 855 792/792 884 794/780 770—775
Дальность стрельбы, км 21,78/21,71 16,20/20,40 21,03 21,85 14,50/26,60 25,00
USS Pennsylvania в доке, 1944 г.

Примечания

  1. Реальный калибр - 355,6 мм.
  2. В 1944 году в погребах ГК линкора USS Texas помещалось 4224 картузов.
  3. При создании стола Дрейера Мк.1 и его последующих версий (Мк.4-12) не обошлось без использования изобретений строптивца и «штатского выскочки». Артур Поллен долго не мог доказать кражу своих идей. Его иски отклонялись, поскольку из-за секретности AFCT Адмиралтейство не давало разрешения на экспертизу. Однако после войны Поллен частично добился правды. На суде Ф.Дрейер, уже адмирал, показал, что «Pollen Clock» применялись в его разработках, но только в шести новейших AFCT, предназначенных для строящихся линкоров HMS Nelson и HMS Rodney. Эта полуправда привела к тому, что изобретатель отсудил у Адмиралтейства сумму, эквивалентную 1/6 стоимости современного эсминца. Американский автомат стрельбы Мк.1 также нарушал патенты Полена (как следствие, Форд никогда не пытался запатентовать свой компьютер). В этой связи помощник секретаря флота Ф.Д.Рузвельт дал компании Ford Instrument Co. правительственные гарантии от судебных преследований вкупе с засекречиванием и запретом на экспорт. Тем не менее один экземпляр прибора Мк.1 был передан британским союзникам. Два компьютера получил бразильский линкор Minas Geraes, когда он в конце Первой мировой войны проходил модернизацию на Нью-йоркской военной верфи с целью присоединиться затем к Гранд-Флиту. Позже один экземпляр прибора был установлен и на систершип São Paulo. В 1924—1925 гг. компьютеры Мк.1 получили также и аргентинские линкоры типа Rivadavia, модернизированные в США.
  4. Орудие разработано компанией Vickers в 1908 г. и в 1910 г. предложено Японии для линейного крейсера IJN Kongō.
  5. Весовая эффективность — отношение дульной энергии к весу орудия; приведена относительная весовая эффективность; за единицу принята весовая эффективность американских орудий 14"/45 Мк 1 до модернизации.

Ссылки

Литература

  • Чаусов В.Н. Линейные корабли «Оклахома» и «Невада». — «Морская кампания». — Москва: ООО «Издательство ВРЭО Пресс», 2009 №5. — 68 с.
  • Чаусов В.Н. Свехдредноуты «Нью-Йорк» и «Техас». «Невероятные исполины». — Война на море. — Москва: Яуза, Эксмо, 2012. — 160 с. — ISBN 978-5-699-56546-7
  • Чаусов В.Н. Жертвы Перл-Харбора. Линкоры «Оклахома», «Невада», «Аризона» и «Пенсильвания». — Война на море. — Москва: Яуза, Эксмо, 2012. — 208 с. — ISBN 978-5-699-58961-6
  • Больных А.Г. Перл-Харбор. «Пиррова победа» Императорского флота. — Война на море. — Москва: Яуза, Эксмо, 2014. — 176 с. — ISBN 978-5-699-73629-4
Категория: