Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
203-мм орудие SK C/34

203-мм орудие SK C/34

Перейти к: навигация, поиск
203-мм/60 орудие SK C/34
203SKС34_Pic_20.jpg
Носовые 203-мм башни тяжелого крейсера Prinz Eugen
Классификация
Орудие главного калибра Тип
20,3-cm SK C/34 Модификация
История производства
Германия Третий рейх Страна производства
Friedrich Krupp AG Третий рейх Разработчик
1934 г. Разработано
Friedrich Krupp AG Третий рейх Производитель
1934-1949 г. Годы производства
ок. 60 ед. Изготовлено
20,3-cm SK C/34
20,3-cm K(E)
21-cm K(E)
Модификации
История эксплуатации
Состояло на вооружении 1934-1945
Годы эксплуатации 1932-1945 г.
Было установлено на Третий рейх Германия: тяжелые крейсера типа Admiral Hipper, береговые батареи, ж/д транспортеры
Союз Советских Социалистических Республик СССР: тяжелый крейсер «Петропавловск»
Войны и конфликты Вторая мировая война
Характеристики орудия
203,2 мм. Калибр
20 700 (с затвором) кг. Масса ствола
12 150 мм. Длина орудия
60 калибров Длина ствола
70 дм3 Объём зарядной каморы
33,500 км. Максимальная дальность стрельбы
механизированный, картузно-гильзовый Принцип заряжания
4-5 выстр./мин. Скорострельность
Характеристики снарядов
бронебойный
фугасный
фугасный дистанционный
осветительный
Типы снарядов
122 кг. Масса снаряда
925 м/с Начальная скорость снаряда


20,3-cm SK C/34 — 203-миллиметровое корабельное орудие, разработанное для ВМС Германии компанией Friedrich Krupp AG в 1934 году для тяжёлых крейсеров типа Admiral Hipper. Высвободившиеся после начала перестройки Seydlitz в авианосец башенные установки смонтированы на береговых батареях. Восемь стволов (в т.ч. четыре, непоставленные в СССР вместе с проданным Lützow, переименованным в «Петропавловск») установлены на железнодорожные транспортеры.

История создания

Тяжелый крейсер Prinz Eugen, 1946 г.

До начала 1930-х годов немецкий флот не использовал артиллерийские системы калибра 203,2 мм (8 дюймов). В этом классе орудий у немецких моряков имелись 210-мм пушки 21-cm SK L/40 и 21-cm SK L/45, которыми оснащались броненосные крейсера императорского флота. После поражения Германии в Первой мировой войне, Рейхсмарине, ограниченные условиями Версальского договора, строили из крупных кораблей лишь лёгкие крейсера со 150-мм пушками и «карманные линкоры», вооружённые мощными 283-мм орудиями, которые поставили под сомнение само существование класса тяжёлых крейсеров. Тем не менее, в середине 1930-х годов возрождаемый немецкий флот также обратился к идее «вашингтонского» крейсера. Кригсмарине теперь претендовали на статус флота великой морской державы, что подразумевало наличие кораблей всех основных классов. Работы по проектированию немецкого тяжёлого крейсера начались ещё в 1934 году. Почти сразу стало ясно, что вместить в договорное водоизмещение 10 000 тонн восемь 203-мм пушек, адекватную броневую защиту и машины, способные обеспечить скорость 32 узла, будет практически невозможно. Выдвигалась идея снизить калибр артиллерии до 190 мм, но выяснилось, что это даёт экономию лишь в 100 тонн. Германия в этот период уже фактически попирала условия Версальского договора, но Гитлер в то время ещё предпочитал сохранять респектабельность во внешней политике, поэтому официально проект нового корабля оставался в рамках 10 000 тонн. Англо-германский морской договор, заключённый в 1935 году, обязывал Германию соблюдать международные ограничения, в том числе и те, что были установлены Вашингтонским договором 1922 года. Это означало, что стандартное водоизмещение новых крейсеров Кригсмарине, которых они имели право построит 5 единиц, не должно было превышать 10 000 тонн. Ещё до этого, в 1934 году, был выдан заказ на строительство двух первых крейсеров, а в апреле 1935 года началась детальная разработка проекта будущих кораблей типа Admiral Hipper. Годом ранее фирме Friedrich Krupp AG был выдан заказ на проектирование и серийный выпуск 203-мм орудий, принятых на вооружение как 20,3-cm SK C/34, и двухорудийных башенных установок под них.

Конструкция

203-мм орудие модели SK C/34 представляло совершенно новую разработку в отличие от 150-мм пушек, являвшихся развитием орудий времен Первой мировой войны: во Втором рейхе не было 8" орудий, броненосные крейсера вооружались 210-мм орудиями.

Баллистические характеристики орудия выбирались исходя из требования обеспечить наибольшую эффективность системы (максимально настильную траекторию, а значит - малое рассеивание снарядов по дальности) Северного моря: немцы склонились к концепции «легкий снаряд - высокая начальная скорость».

Орудие имело полную длину 60 (59,85) калибров (12,15 м) при длине ствола (от зеркала затвора до дульного среза) в 57 (56,74) калибров. Ствол состоял из сменяемого лейнера (он, в теории, должен был подходить к любому экземпляру орудия, т.е. являлся полностью взаимозаменяемым), внутреннего цилиндра, внешнего кожуха и цельной казенной части, навинченной на внешний кожух с натягом (в нагретом состоянии). Лейнер имел 64 правых довольно глубоких нареза (глубина - 2,6 мм, ширина - 5,76 мм) прогрессивного типа - шаг изменялся от 1/40 в казённой части до 1/35 у дульного среза. Затвор традиционный для немецких орудий - горизонтальный клиновой. Он имел вес 450 кг, поэтому для его открывания и закрывания использовался специальный гидравлический привод.

В целом германская восьмидюймовка вышла довольно тяжелой - 20,7 т, что объясняется ее конструкцией: казенную часть сделали намеренно массивной, как и затвор, с тем чтобы центр тяжести ствола сместился как можно дальше назад. Это позволяло сэкономить как на размерах (а значит, и весе) башен, так и уменьшить длину отката (составлявшую 62,5 см).

203-мм орудие, снятое из носовой башни Prinz Eugen. Бостон, февраль 1946 г.
Технические характеристики 203-мм орудия SK С/34
Вес орудия с затвором, кг 20 700
Длина орудия, мм/клб. 12 150/59,85
Длина канала ствола, мм/клб. 11 518/56,74
Длина нарезной части, мм 9527
Длина зарядной каморы, мм 1873
Объем зарядной каморы, дм3 70
Вес снаряда, кг 122
Вес боевого заряда, кг 50,8
Начальная скорость снаряда, м/с 925
Рабочее давление, кг/см2 3200
Максимальная дальность стрельбы, м
     при угле возвышения
33 540/37°
Живучесть ствола, выстрелов 300 [1]
Полубронебойный 203-мм снаряд 20,3 sm Spgr L/4,7 Bdz (mHb). Модификация без «макаровского» бронебойного наконечника. Немецкая документация.

Боеприпасы

Снаряды

Бронебойный 203-мм снаряд 20,3 sm Pzgr L/4,4 (mHb). Немецкая документация.
Осветительный 203-мм снаряд 20,3 sm Lg L/4,7 (mHb). Американская документация.

В отличие от кораблей большинства других наций, тяжелые крейсера типа Admiral Hipper были прекрасно оснащены снарядами различных типов. Для главного калибра имелось четыре основных типов снарядов и два типа учебных:

  • 20,3 sm Pzgr L/4,4 (mHb) - бронебойный снаряд (Panzerspenggranate) с донным взрывателем Bdz С/38, бронебойным наконечником и баллистическим обтекателем;
  • 20,3 sm Spgr L/4,7 Bdz (mHb) - фугасный снаряд (Spenggranate), фактически полубронебойный, с донным взрывателем Bdz С/38, бронебойным наконечником и баллистическим обтекателем;
  • 20,3 sm Spgr L/4,7 Kz (mHb) - фугасный снаряд (Sprenggranate) с головным взрывателем Kz С/27 и баллистическим обтекателем;
  • 20,3 sm Lg L/4,7 (mHb) - осветительный снаряд (Leuchtgranate) с временным взрывателем ZZS/60 nA;
  • 20,3 sm Ubgr L/4,7 Kz (mHb) - учебный снаряд (Ubunggranate) с головным взрывателем Kz С/27 и баллистическим обтекателем;
  • 20,3 sm Ubgr L/4,6 Kz (mHb) - учебный снаряд (Ubunggranate) с головным взрывателем Kz С/27 без баллистического обтекателя.

Для вооружения ж/д транспортеров был принят бетонобойный снаряд 20,3 sm Spgr L/4,7 Bdz (mHb) K(E) с донным взрывателем Bdz С/38 и несколько видоизмененный (возможно просто перемаркированный) фугасный снаряд 20,3 sm Sprgr. L/14 Kz. (Hb) с головным взрывателем Kz С/27.

Для облегчения работы прислуги снарядных погребов все снаряды имели цветовую маркировку (снаряд полностью окрашивался в указанный цвет):

  • Бронебойные - синий.
  • Фугасные (все типы) - жёлтый.
  • Осветительные - зелёный.
  • Учебные (оба типа) - красный.

Также на снаряде белой краской наносился серийный номер, вес, код партии; в районе центра тяжести также белой краской наносилось кольцо для облегчения операций по перегрузке боезапаса.

Характеристики 203-мм снарядов
Наименование Тип Вес, кг Длина, мм Заряд, кг (%) Взрыватель
20,3 sm Pzgr L/4,4 (mHb) Бронебойный 122 895 2,950 (2,42) Bdz C/38
20,3 sm Spgr L/4,7 Bdz (mHb) Полубронебойный 122 956 5,650 (4,63) Bdz C/38
20,3 sm Spgr L/4,7 Bdz (mHb) K(E) (ж/д) Бетонобойный 122 956 6,540 (5,00) Bdz C/38
20,3 sm Spgr L/4,7 Kz (mHb) Фугасный 122 953 9,445 (7,75) Kz C/27
20,3 sm Lg L/4,7 (mHb) Осветительный 103 - - ZZS/60 nA
Полубронебойный 203-мм снаряд 20,3 sm Spgr L/4,7 Bdz (mHb). Модификация с «макаровским» бронебойным наконечником. Американская документация.
Фугасный 203-мм снаряд 20,3 sm Spgr L/4,7 Kz (mHb). Американская документация.

Все «боевые» снаряды имели стандартизированный вес - 122 кг (хотя некоторые источники дают для «полубронебойного» 20,3 sm Spgr L/4,7 Bdz (mHb) вес 124 кг). Осветительный снаряд весил 103 кг. Учебные - 122 (20,3 sm Ubgr L/4,7 Kz (mHb)) и 80 (20,3 sm Ubgr L/4,6 Kz (mHb)) кг.

Бронебойный снаряд, снаряженный 3 кг взрывчатого вещества, мог при угле встречи с целью 90° пробить 200 мм брони на дистанции до 84 кабельтовых, то есть 50 - 130-мм бортовая броня, составлявшая защиту большинства возможных противников в крейсерском классе, пробивалась на всех реальных дистанциях боя.

Для поражения менее защищенных целей предназначались фугасные снаряды (по немецкой терминологии - Sprenggranate - «разрывная граната»). Они были двух типов.

Первый из них являлся фактически полубронебойным. Он имел 5,650-кг заряд ВВ и мог пробивать гомогенную броню толщиной до 100 мм на дистанции 50 кбт. Донный взрыватель Bdz С/38, имевший типовое значение временной задержки 0,025-0,035 с, обеспечивал в случае пробития внешней преграды (палубной или бортовой брони) поражение жизненно важных частей корабля противника, расположенных в глубине корпуса. Такой снаряд очень подходил для борьбы с большинством крейсеров на средних дистанциях боя, но мог применяться также и против больших эсминцев.

Второй был, собственно, фугасным снарядом с головным взрывателем мгновенного действия. Снаряды содержал ок. 9,4 кг ВВ. Снаряд мог пробить 50 мм брони на дистанции 50 кбт. Подобный снаряд прекрасно подходил для действия по эсминцам и другим легким судам, а также по надстройкам и бортам вражеских крейсеров (или линкоров) в тех случаях, когда пробитие их бортовой брони представлялось маловероятным (например, при погоне или отходе). Он же применялся и для стрельбы по берегу.

Все снаряды снаряжались тротилом, дополнительно стабилизированным пчелиным воском. Немцы очень тщательно подходили к безопасности, устойчивости и эффективности своих снарядов: даже содержание воска подбиралось так, чтобы постепенно снижаться от передней части внутренней полости снаряда, где разрывной заряд испытывал наибольшее ускорение при ударе о препятствие, к его основанию.

Наличие трех видов основных боевых снарядов позволяло очень гибко выбирать подходящий тип боеприпасов для наиболее эффективного поражения возможной цели. Однако, с другой стороны, это имело и обратную сторону - в случае продолжительного боя первыми, естественно, заканчивались наиболее «удобные» боеприпасы, и далее бой приходилось вести оставшимися в наличии (подобная ситуация сложилась 26 декабря 1943 г. у артиллеристов Scharnhorst, расстрелявших весь боекомплект).

В дополнение к учебным применялись практические снаряды и заряды (Exerzier Munition) для «физических» тренировок башенной прислуги. Они выполнялись в весе и габаритах боевых снарядов и зарядов, но имели инертное наполнение. В наименовании типа боеприпаса присутствовало обозначение «-Ех-», например: 20,3 sm Exgr L/4,7 (mHb) с донным взрывателем ExBdz C/38.

Заряды

Передний пороховой заряд 203-мм выстрела.
Главный пороховой заряд (в гильзе) 203-мм выстрела.

Как известно, для достижения максимально возможной скорострельности немцы использовали в своих артсистемах клиновой затвор. Это обусловило применение порохового заряда специфической конструкции: он выполнялся из двух частей - переднего и заднего полузарядов. Передний полузаряд был обычным: порох был заключен в шёлковый картуз, а главный, задний, полузаряд заключался в латунную гильзу, весившую 18 кг. Такая система обуславливалась не только и не столько «противопожарными» соображениями, но тем, что в орудиях с клиновым затвором опасность прорыва газов при выстреле была выше, чем для применявшегося в остальных странах поршневого затвора: донце гильзы главного заряда служило дополнительным препятствием для газов, обеспечивая надежную обтюрацию.

Для стрельбы основными типами боеприпасов (бронебойным и фугасным) из орудия SK С/34 немцы использовали два типа зарядов: боевой и уменьшенный. Первый тип состоял из переднего полузаряда весом 19,5 кг и главного полузаряда весом 29,8 кг, он сообщал снаряду скорость 925 м/с (при собственной температуре заряда 15°) и предназначался для основного применения по всем видам целей. Второй тип имел веса 20,5 и 17,5 кг соответственно, сообщал снаряду скорость ок. 700 м/с и предназначался в основном для стрельбы фугасными снарядами на относительно небольшие дистанции или по наземным целям (он же использовался для стрельбы осветительными снарядами).

Для обеспечения устойчивого воспламенения метательного заряда полузаряды оснащались инициирующими шашками из черного пороха типа С/12. Задний полузаряд имел две шашки: заднюю весом 160 г пороха C/12od и переднюю - 180 г пороха С/12nA, передний полузаряд имел одну шашку в донце из 200 г пороха С/12nA.

Полузаряды вне зависимости от типа заряда имели одинаковые размеры: основной (в гильзе) длина - 875 мм, диаметр - 210 мм; передний - 900 и 200 мм соответственно. Диаметр фланца гильзы 245 мм;

В качестве метательного вещества могли быть использованы пороха RP С/32 и RP С/38 (для стрельбы практическими снарядами пониженного веса).

Данные составы, выпускавшиеся в виде трубок (RP - Rohrpulver - трубчатый порох), отличались высокой устойчивостью к разложению, а также обладали относительно невысокой температурой и скоростью горения, что повышало живучесть стволов и снижало взрывоопасность. Как было сказано выше, полузаряды имели одинаковые габариты, а их разная развесовка достигалась путем применения трубок пороха различных размеров (например, для боевого и пониженного зарядов при наполнении основного заряда могли использоваться трубки с размерами 809x30/38 мм и 860x12/5 мм соответственно).

Погрузка боезапаса проводилась при помощи восьми загрузочных элеваторов (по два на башню), оголовки шахт которых располагались в районе барбетов башен на верхней палубе. Выгрузка боекомплекта проводилась «через башню» штатными элеваторами.

Состав и характеристики порохов
Марка пороха RP C/32 RP C/38
Нитроцеллюлоза (содержание азота, % )
Нитроглицерин
Диэтил-гликоль-динитрат
Централит[2]
Оксид магния
Графит
Удельная теплота горения
Температура горения[3], °К
66,6 (11,5)
25,9
-
7,25
0,15
0,1
830
2630
69,45 (12,2)
-
25,3
5,0
0,15
0,1
810
2495
Фугасный 203-мм снаряд 20,3-sm Sprgr. L/14 Kz. (Hb) для ж/д артиллерии. Американская документация.

Боекомплект

Штатный боекомплект состоял из 960 снарядов: по 320 бронебойных, фугасных снарядов с донным взрывателем и фугасных снарядов головным взрывателем, которые в равной пропорции (по 40 снарядов каждого типа) распределялись между орудиями. Впрочем, данное соотношение (как и количество снарядов) не являлось догмой и могло меняться в зависимости от задач и целей операции.

Нормальный боезапас насчитывал 120 снарядов всех типов на орудие и 240 полузарядов, хотя крейсера без особых проблем могли принимать и по 140 снарядов. Максимальный возможный боезапас составлял 160 снарядов и соответствующее количество зарядов на орудие. Дополнительно в погреба возвышенных башен Bruno и Caesar принимались 30 осветительных снарядов (по 16 и 14 соответственно) со своими зарядами. Таким образом, максимальная вместимость погребов составляла 1310 снарядов всех типов и 2620 полузарядов к ним. Хотя и это не было пределом: при выходе в Атлантику в декабре 1940-го Admiral Hipper имел 637 бронебойных, 627 фугасных снарядов с головным взрывателем, 206 полубронебойных и 40 осветительных снарядов - то есть в погребах удалось разместить 1510 снарядов.

Даже для столь развитой промышленной державы, как Германия, производство боезапаса нового калибра представляло собой определенную проблему: к концу 1939 года имелось всего по два боекомплекта для Admiral Hipper и Blücher, а Prinz Eugen должен был довольствоваться одним (второй комплект снарядов изготовили только к августу 1940-го). Третий боекомплект для всех трех оставшихся тяжелых крейсеров (Admiral Hipper, Prinz Eugen и достраивавшегося Seydlitz) удалось поставить только к концу следующего, 1941 года, причём во многом «благодаря» гибели Blücher[4].

Береговые батареи «Атлантического вала» вооруженные 203-мм башенными установками имели вместимость погребов боекомплекта около 1300 боевых снарядов на батарею - поровну бронебойных и фугасных, что примерно соответствовало паспортной живучести ствола - 300 выстрелов[5].

Возимый боезапас железнодорожных установок составлял 16-20 готовых к стрельбе фугасных снарядов с зарядами. Дополнительный боезапас подвозился к позиции стрельбы поездами снабжения или автотранспортом и складировался непосредственно у установки в специально устроенных укрытиях.

Баллистика

Максимальная дальность стрельбы из-за хорошей баллистики оказалась буквально запредельной - 33,5 км. Однако фактически для морских боёв она осталась невостребованной: на дистанции 18 миль из дальномерных постов могли наблюдаться только мачты кораблей противника, а поднимать гидросамолеты-корректировщики было, как правило, невозможно по тактическим соображениям или погодным условиям. Максимальная дальность прицельной стрельбы составляла примерно 13,5 миль.

Баллистика 203-мм снаряда
Дальность стрельбы, м Угол возвышения орудия, град. Угол падения снаряда, град. Время полета, с Скорость снаряда в момент удара, м/с
5 000 1,9 2,1 6,0 744
10 000 4,4 6,1 13,6 587
15 000 8,1 12,8 23,4 463
20 000 13,3 23,6 35,9 382
25 000 20,3 36,8 51,1 363
30 000 29,1 48,8 69,0 353
203-мм башенные установки тяжелого крейсера Prinz Eugen. Вильгельмсхафен, 1945 г.

Для артиллеристов цель становилась полностью видимой примерно с 11 миль, а оптимальной дальностью артиллерийского боя для 203-миллиметровок крейсеров типа Admiral Hipper считались 8 миль, на которых теоретически пробивалась любая броня всех оппонентов даже под невыгодными курсовыми углами. На ней крейсера могли давать половинные (4-орудийные) залпы каждые 7-8 секунд. Наименьшая дальность (из-за высоты борта) ограничивалась примерно 100 м, однако башня Anton имела мертвый сектор примерно по 20 градусов на борт до дистанции около 5 км из-за подъема палубы к форштевню. Оптимальными считались директрисы стрельбы в диапазоне курсовых углов 50 -70°, 110 - 150° на правый и 230 - 250°, 290 - 340° на левый борт. Также считалось необходимым, чтобы в «неоптимальных» случаях директриса несколько отклонялась от чистого траверза - для снижения поперечной нагрузки на корпус, максимальной при залпах в направлении траверза.

Теоретическая граница бронепробиваемости в метрах снарядом 20,3-cm Psgr L/4,4 (mHb)[6]
Толщина брони, мм 280 240 200 160 120 100 80
Угол встречи 90° 10 000 12 500 15 600 21 000 -** -** -**
Угол встречи 60° -* 6 900 13 300 14 800 24 000 -** -**
Угол встречи 45° -* -* -* 8100 14 400 20 200 -**
Угол встречи 30° -* -* -* -* 4 800 10 000 14 800
*На реальных дистанциях боя при данном курсовом угле не пробивается
**Пробивается на всех дистанциях боя при данном курсовом угле

Немецкие моряки не использовали концепцию «зоны свободного маневрирования» или «зоны неуязвимости» - диапазона дальностей, между которыми броня цитадели корабля не поражалась собственными снарядами. Свои тактические рекомендации они разрабатывали на основе известных характеристик собственной брони и орудий и предполагаемых характеристик брони и орудий противника. Исходя из этого определялись дальности решительного боя, курсовые углы, границы опасной зоны и типы применяемых снарядов.

Рекомендации по ведению огня из 203-мм орудий SK С/34
Тип Рекомендуемая дальность боя Граница опасной зоны Тип снаряда Дополнительные рекомендации
Линкоры
Все типы Отсутствует Отсутствует[7] Spgr L/4,7 Kz -
Тяжелые крейсера[8]
Все британские 16-23 км и более 20 км Psgr L/4,4 На характерных дистанциях боя собственная броневая палуба уязвима. На дистанциях менее 19 км удерживать цель, если возможно, на курсовом углу до 60°
типа Pensacola и типа Northampton 17,5-32 км и более 20 км Psgr L/4,4 На дистанциях менее 21 км удерживать цель на курсовом углу до 70°
типа Portland 18-25 км 21км Psgr L/4,4
типа New Orleans, USS Wichita 17,5-22 км 21 км Psgr L/4,4 Необходимо удерживать цель на курсовом углу до 50-60°; противник лучше защищён, чем крейсера типа Admiral Hipper
Легкие крейсера
типа Southampton, типа Edinburgh, типа Fiji 9-18 км На дистанциях менее 12 км вероятны множественные попадания 152-мм снарядов, собственная броня уязвима. На дистанциях свыше 16 км возможно поражение палубы. До 15 км и свыше 22 км - Spgr L/4,7 Bdz, 15-22 км - Psgr L/4,4 На дистанциях менее 11 км удерживать цель на КУ ок. 60°
Все остальные британские КР 8-14 км 12 км Spgr L/4,7 Bdz Пределы дальности для крейсеров типа C и типа D требуют дальнейшего обсуждения
типа Brooklyn 13-18 км 15 км Psgr L/4,4
типа Omaha 13-15 км 14 км Spgr L/4,7 Bdz Наиболее приемлемая дистанция 23 км
Авианосцы
Все, за исключением USS Lexington и USS Saratoga 10-13 км 13 км Spgr L/4,7 Bdz Данные по новейшим АВ США отсутствуют; против USS Lexington и USS Saratoga применять Psgr L/4,4
203-мм башенные установки тяжелого крейсера Prinz Eugen. Бремерхафен, 1945-46 гг.

Как видно из таблицы, рекомендовалось иметь «вашингтонских» противников из Англии и США на достаточно острых курсовых углах на дистанциях в 10-11 миль; против крейсеров с 6-дюймовой артиллерией такой прием предполагался для дистанций менее 6-10 миль. Любопытно, что против всех тяжелых крейсеров до войны предполагалось применять бронебойные снаряды на всех дистанциях, тогда как против большинства 6-дюймовых «британцев» - только полу-бронебойные, причём для «таунов» и «колоний» рекомендовалось употреблять бронебойные снаряды в промежутке от 8 до 11 миль. Это выглядит странно, так как подавляющее большинство английских и американских «легких» крейсеров новой постройки имели более существенное бронирование, чем «тяжелые». Объяснение ситуации довольно прозаичное: не обладая всей полнотой информации, немецкие моряки отталкивались от ожидаемых характеристик кораблей противника.

Следует учесть, что это были не жёсткие правила, а именно рекомендации. Старшие артиллеристы крейсеров были вправе сами определять тип используемого боеприпаса. Например, 1-й артиллерийский офицер (старший артиллерист) Prinz Eugen корветтен-капитан Пауль Яспер в бою в Датском проливе счёл целесообразным вести на протяжении всего боя огонь полубронебойными снарядами, так как это облегчало ему корректировку огня - высокие белые всплески выделялись на фоне разрывов 150-мм Spenggranate (фугасов) Bismarck.

Установки

Носовые 203-мм башни и ПУАО на носовой надстройке тяжелого крейсера Prinz Eugen. США, февраль 1946 г.

Корабельные установки

203-мм нижняя башня тяжелого крейсера Prinz Eugen. Разрез.
203-мм возвышенная башня тяжелого крейсера Prinz Eugen. Разрез.
203-мм возвышенная башня тяжелого крейсера Prinz Eugen. План боевого отделения.

Главный калибр германских тяжелых крейсеров типа Admiral Hipper состоял из восьми 203-мм орудий SK C/34 в 4 двухорудийных башнях Drch.Tr. LC/34, расположенных по традиционной «линкорной» схеме: по два в носу и в корме. Немцы считали такое расположение предпочтительным со всех точек зрения. Оно обеспечивало оптимальное число снарядов в залпе при пристрелке - 4, минимальные мертвые углы обстрела и равный огонь по носу и корме. Дополнительным плюсом было полностью симметричное размещение орудий, а следовательно, и их механизмов подачи (не вполне удовлетворенные конструкцией 3-орудийных башен для легких крейсеров, конструкторы с удовольствием вернулись к полностью симметричной двухорудийной схеме).

На кораблях типа Admiral Hipper использовались два типа башен модели Drch.Tr. LC/34, слегка различающихся по конструкции: с дальномером (обе возвышенные) и без него (обе нижние). Возвышенные башни имели высоту боевого отделения 3,1 м и вес вращающейся части 262 т, нижние башни были ниже и легче - 2,5 м и 249 т соответственно. Большая высота возвышенных башен объяснялась тем, что в их задней части был смонтирован 7-м дальномер. Наружный диаметр барбетов равнялся 6,4 м, диаметр шарового погона - 5,33 м (в отличие от большинства других стран, в башенных погонах тяжелых установок немцы использовали шаровые, а не роликовые опоры), высота барбетов над броневой палубой составляла 8,2 м для возвышенных башен и 5,7 для нижних. Общая высота вращающейся структуры (с учётом боевого отделения) составляла 15,7 м для возвышенных башен и 12,5 м для нижних. Вращающаяся структура имела 5 рабочих уровней: боевое отделение, платформа с механизмами и рабочая платформа, зарядный и снарядный погреба. В возвышенных башнях имелась еще одна промежуточная платформа на уровне броневой палубы (рабочая платформа была поднята на один уровень вверх). Все установки имели одинаковые углы возвышения - 37° (технически он был равен 40°, однако нормальная работа механизмов наката гарантировалась до 37°), углы снижения несколько различались: у кормовой нижней он составлял 10°, у носовой - 9° (опустить орудия ниже мешал подъём палубы к форштевню), возвышенные башни имели два режима снижения - 5° (при снижении стволов на углах наводки близких к ДП ниже не позволяли опуститься нижние башни) и 10°. Горизонтальные углы обстрела всех башен составляли 290° (по 145° на борт). Орудия располагались в отдельных люльках. Оси орудийных стволов отстояли друг от друга на 2,16 м, что сводило к минимуму взаимное влияние снарядов при залпе (от этой проблемы сильно страдали некоторые двух- и трёхорудийные установки, например итальянские и американские, имевшие межосевое расстояние менее метра.

Горизонтальная наводка башен осуществлялась электромоторами (с резервным электро-гидравлическим приводом Питтлер-Тома), вертикальная - при помощи электрогидравлических приводов, в качестве рабочей среды для которых применялась смесь воды с глицерином. Орудия заряжались при фиксированном угле возвышения в 3°, что теоретически снижало скорострельность на дистанциях, близких к максимальной из-за того, что опускание ствола в положение заряжания и последующий его подъем на нужный угол требовали достаточно много времени (8-9 сек). Максимальная техническая скорострельность при угле возвышения 4° равнялась 5 выстрелам в минуту (цикл стрельбы - 12 сек) вместо первоначально предполагавшихся 6. На практике она составляла в среднем около 4 выстр./мин (при углах возвышения, близких к углу заряжания), на больших дальностях она не превышала 2,5 - 3 в/мин (фактически, это было не очень существенно, так как на дистанциях свыше 15 000 м время полёта снаряда было больше, чем время цикла заряжания). Здесь можно лишь заметить, что в Германии с восьмидюймовыми орудиями повторилась та же история (хотя и много в меньшей степени), что и в других странах: например в Англии, где от 203-мм пушки предполагалось добиться технической скорострельности в 12 выстрелов в минуту, пришлось успокоиться на тех же 4-5. Это было вызвано тем, что конструкторы слишком переоценили возможность механизации всех процессов в орудийных башнях 203-мм калибра как в отношении быстродействия, так и в отношении надежности самих устройств. На практике выяснилось, что некоторые операции предпочтительнее выполнять вручную. Например, в тех же германских установках LC/34 досылка снаряда и заднего заряда в гильзе осуществлялась механическим прибойником, тогда как передний заряд досылался в камору вручную. Впрочем, необходимо отметить, что как раз немецкая механика, использованная в артиллерии крейсеров типа Admiral Hipper, проявила себя вполне достойно и после быстрой ликвидации неизбежных «детских болезней» функционировала вполне нормально.

203-мм башенные установки тяжелого крейсера Prinz Eugen. Бремерхафен, 1945 г.
203-мм башенные установки тяжелого крейсера Prinz Eugen. Бремерхафен, 1945-46 гг.
Кормовые 203-мм башни и ПУАО на кормовой надстройке тяжелого крейсера Prinz Eugen. Киль, 1940 г.

На немецких тяжелых крейсерах снарядные погреба помещались на палубу ниже зарядных. Заряжание происходило следующим образом. Снаряды при помощи электрифицированных тельферов помещали на роликовый транспортер, который доставлял их в нижнее рабочее отделение башни, там снаряды размещались во вращающемся барабане, откуда по очереди выталкивались в подъемную беседку элеватора. Подъемная зарядная беседка состояла из двух ячеек. В погребе в нижнюю вручную вкладывали передний заряд, а в верхнюю, также вручную, - более тяжелый основной. На этом «этаже» снарядная беседка «подхватывала» зарядную, и они вместе поднимались к орудию, там снаряды и заряды укладывались на свои «подготовительные» лотки, с которых досылались в камору орудия механическим прибойником (снаряд и основной заряд) или вручную (передний заряд). Выброс стреляных гильз основных зарядов осуществлялся через два порта с подпружиненными крышками задней части башни.

Как уже отмечалось, башенные установки имели своеобразную форму, ставшую традиционной для кораблей Кригсмарине: вместо обычных прямоугольных «коробок» с плоской крышей они выполнялись с верхней частью, скошенной в виде усеченной пирамиды. Такая форма благоприятствовала устойчивости броневой защиты, поскольку в качестве вертикальных поверхностей оставались лишь нижние части боковых и задней стенок, в которые снаряды противника вообще не должны были попадать. Возвышенные башни визуально несколько отличались от нижних: они имели заметно большую высоту (из-за наличия дальномеров), более высокие основания перископов наблюдения командира башни и другим расположением каналов вентиляции: из-за наличия дальномера их невозможно было разместить близко к центру тыльной плиты, как на нижних, и их пришлось вынести практически на углы тыльной плиты. Полный состав прислуги нижних башен составлял по 72 человека, к прислуге возвышенных башен добавлялся расчёт дальномерного поста (3 человека) и командир группы башен (плутонговый командир): всего каждую возвышенную башню обслуживало 76 человек. На крейсерах типа Admiral Hipper, как на всех крупных германских кораблях, башни именовались по первым буквам алфавита - А, В, С и D или по именам - Anton, Bruno, Caesar и Dora. В дополнение к этому башни Prinz Eugen получили имена собственные в честь австрийских городов: носовые А и В - Graz и Braunau, кормовые С и D - Innsbruck и Wien. «Имя» башни наносилось на вертикальной лобовой плите между амбразурами орудий и на правом борту ближе к лобовой плите, причём в отличие от «карманных линкоров» был принят «бюджетный вариант» - название башни просто накрашивалось на броне. На Admiral Hipper и Blücher башни официальных собственных имён не получили.

.

Технические характеристики 203-мм башни Drch. Tr. LC/34
Вес вращающейся части, т
     возвышенная
     нижняя

262
249
Диаметр шарикового погона, м 5,33
Диаметр барбета, м 6,4
Расстояние между осями стволов, м 2,16
Величина отката, мм 625
Диапазон углов вертикального наведения, град -10...+37
Скорость вертикального наведения, град./с 8
Скорость горизонтального наведения, град./с 8
Дальность стрельбы, м 33 540
Цикл стрельбы, с
     минимальный
     максимальный

12
26

.

203-мм башня главного калибра тяжелого крейсера типа Admiral Hipper. Компьютерная 3D-модель.

203-мм башня главного калибра с дальномерным постом тяжелого крейсера типа Admiral Hipper. Компьютерная 3D-модель.

203-мм башня батареи Seydlitz.

Береговые установки

Разрез бетонного каземата позиции 203-мм башни батареи Karola.
План бетонного каземата позиции 203-мм башни батареи Karola.
203-мм башня батареи Karola.
203-мм башня батареи Karola.

В 15 км от порта Лориан на острове Груа немцы в конце 1942 года начали строительство 203-мм двухбашенной батареи Seydlitz. 203-мм пушки и двухорудийные башни (возвышенные Bruno и Caesar) сняли летом 1942 г. с достроенного на 90 % тяжелого крейсера Seydlitz, что и выразилось в названии батареи.

На батарее Seydlitz была установлена РЛС типа FuMG-214. Кроме 203-мм башен на острове Груа было установлено несколько французских полевых орудий. Батарея Seydlitz входили в состав 264-го дивизиона морской артиллерии.

Еще две башни с тяжелого крейсера Seydlitz (нижние Anton и Dora) были установлены на батарее Karola на острове Ре. Орудия острова Ре прикрывали подходы к военно-морской базе Ла-Паллис и городу Ла-Рошель. Башни батареи Karola также были установлены на больших подземных казематах. Эти казематы сохранились на острове до сих пор. Батарея входила в состав 282-го дивизиона морской артиллерии.

Изменения в корабельных башенных установках были небольшие. С возвышенных башен батареи Seydlitz были сняты дальномеры и установлены в отдельный бетонный капонир (батарея Seydlitz) или в бетонный же КДП (батарея Karola), на их порты поставлены броневые заглушки. Башни поставили на бетонные казематы, уходящие вглубь на несколько этажей.

В начале 1944 года был разработан проект по усилению брони башен навеской дополнительных плит, но он не был реализован, как и проект оснащения береговых батарей тонкостенными сверхдальнобойными (дальность стрельбы более 50 км.) фугасными снарядами длиной 5,2, и даже 6,0 калибров. Этот проект предполагал расточку камор орудий для увеличения порохового заряда.

Фотография 203-мм железнодорожной установки из тактического формуляра.

Железнодорожные установки

Чертеж 203-мм железнодорожной установки из тактического формуляра.
Ствол 203-мм железнодорожной установки на максимальном угле возвышения.
203-мм железнодорожная установка на огневой позиции.
Перевозка 203-мм железнодорожной установки автомобильным транспортером.
Захваченная союзниками 203-мм железнодорожная установка.

Железнодорожная установка 20,3-cm K(E) была спроектирована фирмой Круппа на основе конструкции транспортера 210-мм пушки 21-cm SK Piter Adalbert периода Первой Мировой войны. Отличиями в конструкции были замена подъемного крана на подвесную тележку для боеприпасов и добавление шарнирной опоры и роликов под лафетом. Установка имела одинарный откат и ручные приводы наведения. Все операции с пушкой производились вручную. Установка имела две четырехосные тележки.

В 1941 г. было сдано четыре 20,3-cm K(E) и в 1942 г. еще столько же.

Стрельба осуществлялась с поворотного круга или с рельсов. Источники расходятся относительно того, сколько орудие могло наводиться по горизонтали при стрельбе с рельсов: 2,4°, 1,4° от оси железнодорожного полотна или вообще - горизонтальное наведение осуществлялось движением по закругленной железнодорожной ветке.

Поворотная платформа (Drehscheibe) Vögele состояла из кругового рельса с шарнирным креплением в центре для транспортера, на котором крепился сам железнодорожный транспортер. Пандус использовался для поднятия железнодорожной пушки до уровня платформы. Транспортер имел ролики на каждом конце, которые опирались на круговой рельс с возможностью ведения огня на 360°. При стрельбе транспортер фиксировался в направлении цели, точная наводка осуществлялась в пределах тех же 1,4-2,4° от оси установки. Платформа была разборной и перевозилась по железной дороге вместе с батареей.

Угол заряжания - 0°, углы вертикальной наводки - +10°...+47°.

20,3-см железнодорожную установку можно было перевозить и по шоссе. Для этого требовались два специально сконструированных шестиосных низкорамных прицепа Culemeyer-Strassenfahrzeug.

Вермахт не использовал снаряды калибра 203-мм[9] и задержки в снабжении боеприпасами железнодорожных пушек (в первую очередь обеспечивались крейсера и береговые батареи) вызвали решение заказать у Friedrich Krupp AG изготовление восьми пушек 20,3-cm SK C/34, модернизированных под калибр 210 мм для использования имеющейся номенклатуры боеприпасов сухопутной артиллерии[10]. Вероятно орудию было присвоено наименование 21-cm K(E). До того как в Нормандии были взорваны две установки, а чуть позже шесть захвачены союзниками в Бельгии, удалось изготовить четыре ствола, еще четыре находились на разных стадиях изготовления, но ни одно из них не было поставлено на установки.

Характеристики 203-мм железнодорожной установки 20,3-cm K(E)
Угол ВН +10°...+47°
Угол ГН с поворотным кругом - 360°
с рельс - ±2,4°
Длина отката, мм 620―650
Высота линии огня над рельсами, мм 3000
Число осей 2×4
Давление на ось, т 10,8
Полный вес установки, т:
в боевом положении
в походном положении

86,1
85,6
Тяжелый крейсер Prinz Eugen в плавучем доке, 1942 г. Расположение ПУАО на носовой надстройке.

Управление огнем

К середине 30-х годов XX века параметры эффективности пары «орудие-снаряд» достигли максимума, и главной задачей артиллеристов стало быстрое и точное наведение орудий на цель - на первый план вышли системы управления стрельбой. В этом отношении германские тяжелые крейсера являются примером исключительно удачного сочетания оружия и средств его наведения на цель, вероятно, наилучшего для этого класса боевых судов в дорадарную эпоху. Немецким конструкторам удалось создать автоматизированную гиростабилизированную СУАО, способную решать задачу встречи снаряда с целью в условиях изменения положения собственного корабля в трёх плоскостях.

Система управления огнем ГК крейсера типа Admiral Hipper:
1 — основание зенитного КДП; 2,3 — посты дистанционного управления прожекторами; 4 — вспомогательная колонка управления огнем; 5,8 — торпедные посты; 6 — броневой КДП; 7 — ходовая рубка;9 — перископы; 10 — пост управления артиллерийским огнем ГК; 11 — 3-метровый дальномер; 12 — пост управления стрельбой осветительными снарядами; 13 — боевая рубка; 14 — рулевой пост; 15 — машинный телеграф.

«Сердцем» системы управления огнём были два артиллерийских поста, расположенных на нижней платформе в IV и X отсеках. Каждый пост состоял из трёх помещений: собственно поста обработки информации, поста управления, откуда осуществлялся контроль за готовностью к ведению огня и где располагались станции переключения цепей, позволявшие вводить или «отрубать» те или иные элементы ПУАО от общей системы, и пост усилителей. Артиллерийские посты были полностью дублированными, а коммутационные системы позволяли подключать посты управления огнём к любому артиллерийскому посту. Артиллерийские посты оборудовались артиллерийским вычислителем Art.-Schusswertrechner С/35 (Admiral Hipper и Blücher) или Art.-Schusswertrechner С/38К (остальные). Вычислители в качестве входных величин получали пеленг на цель, курс своего корабля (оба в горизонтальной плоскости), его скорость и дальность до цели; выходными величинами являлись скорость цели, её наклон относительно оси прицела, курс и дальность (как усреднённое значение показаний главных и башенных дальномеров или по данным радара). Баллистический вычислитель (Rw.-Hw.-Geber С/38 К), включенный в схему, позволял при расчёте данных для стрельбы учесть значение скоростей изменения дистанции и пеленга, изменение погодных условий (влажность воздуха, температуру, скорость и направление ветра и пр.), изменение баллистики орудий (начальную скорость снаряда, его вращение, износ канала ствола орудий). Оба артиллерийских поста имели по два сферических угловых конвертора (преобразователя координат), позволявших приборам СУАО учитывать изменение положения корабля в пространстве: т.н. «A-Компонент», учитывающий изменения курса корабля (рысканье), и «ВС-Компонент», учитывающий бортовую и килевую качку (обе системы работали как для главного, так и для универсального калибра). Они выдавали полные углы вертикальной и горизонтальной наводок (ПУВН и ПУГН). Приборы носового поста позволяли производить расчеты отдельно для носового и главного КДП, что при желании позволяло вести раздельный огонь по разным целям.

Тяжелый крейсер Admiral Hipper в доке, 1941 г. Расположение ПУАО на носовой надстройке.
Тяжелый крейсер Admiral Hipper. Норвегия, 1942 г. Расположение ПУАО на кормовой надстройке.
Тяжелый крейсер Prinz Eugen в США, февраль 1946 г. Расположение ПУАО.

Для облегчения стрельбы в штормовых условиях использовался прибор компенсации временного интервала: вертикальная и горизонтальная наводки производились с произвольной скоростью, но при проходе нужного значения ПУВН или ПУГН цепь стрельбы автоматически замыкалась.

Как уже отмечалось выше, оборудование носового и кормового артиллерийских постов было полностью идентичным, но на Prinz Eugen помещения кормового поста обработки информации пустовали до 1942 года - поскольку все его компоненты предполагалось поставить в СССР для достройки «Петропавловска» — проданного в 1940 году Lützow.

Главный калибр тяжелых крейсеров типа Admiral Hipper мог управляться из пяти равноправных постов управления огнём: трёх основных и двух (фактически трёх) постов для управления стрельбой ночью.

Основные посты размещались в задней части боевой рубки, на фор-марсе и в запасном командном пункте в корме. По инструкции 1-й артиллерийский офицер (старший артиллерист) должен был руководить огнём из боевой рубки, 3-й артиллерийский офицер находился в кормовом ПУАО, 4-й - в посту на фор-марсе. На практике старший артиллерист обычно менялся местами с 4-м артиллерийским офицером и занимал место в посту на фор-марсе, который имел наилучший обзор и постепенно принял на себя обязанности центрального ПУАО.

Центральный ПУАО (на фор-марсе) оборудовался двумя визирами целеуказания ZG (Zielgeber) С/38К, установленными побортно. Каждый визир имел стабилизацию в трёх плоскостях, также, в дополнение к этому, имелась местная стабилизация линии прицела. Сектора обзора «цильгеберов» были довольно узкими -ок. 15’. Директор управлял огнём артиллерии на «свой» борт и в небольших перекрывающихся секторах в оконечностях на «чужой». Также каждый «борт» центрального поста оборудовался автоматическим сигнализатором (прибором для передачи команд и информации о состоянии артиллерии) BG (Befehlsgeber) С/38К и два прибора отсчёта времени залпов для тяжелой и универсальной артиллерии SA/LA-STu (SA/LA-Salventaktuhren) С/38К. Для наблюдения за обстановкой имелись два перископа в носовой и кормовой частях поста. Перископы стабилизировались при помощи следящих систем с выходными электромоторами, возникающие рассогласования компенсировались вертикальными и горизонтальными наводчиками. Такое размещение приборов наведения и наблюдения было обусловлено стремлением моряков и конструкторов хорошо (в относительных рамках) защитить посты управления стрельбой попутно минимизировав их размеры. Над артиллерийским постом была смонтирована вращающаяся башенка с 7-м дальномером.

Носовой и кормовой посты имели по одному визиру целеуказания ZG С/38К, установленному в диаметральной плоскости, и по два перископа для наблюдения за обстановкой, расположенных побортно, однако SA/LA-STu С/38К отсутствовал. Посты были оборудованы собственными дальномерами: на Admiral Hipper и Blücher - одним 6-м (носовой ПУАО) и одним 7-м (кормовой ПУАО), на Prinz Eugen и остальных оба дальномера были 7-м. Следует отметить, что на первой паре крейсеров 6-м дальномер не имел броневого прикрытия, начиная с Prinz Eugen носовой дальномер получил полноценный бронированный купол. Ввиду значительных габаритов и веса, дальномеры вращались при помощи электропривода.

Все дальномеры ПУАО были стереоскопическими и были изготовлены фирмой Carl Zeis Jena. Командно-дальномерные посты поставляла берлинская фирма Kreiselgerate GmbH.

Башни имели механизмы дистанционного управления вертикального наведения и теоретически могли полностью (кроме угла по целику) управляться из ПУАО, однако на практике угол возвышения устанавливался непосредственно в башнях, поскольку дистанционная система имела довольно большое время срабатывания, к тому же установка значений угла сервомоторами несколько отставала от контрольных указателей в постах управления огнем.

ПУАО и РЛС тяжелого крейсера Prinz Eugen. США, 1946 г.

Ночные посты СУАО выполнялись по упрощенной схеме. Они оборудовались прицельными колонками двух типов Zielsaule С/38К (для управления огнём орудий) и Lg.-Leitgerate С/38К (для управления стрельбой осветительными снарядами). Колонки ZS С/38К передавали данные в артиллерийские посты, управление огнём осветительными снарядами имело две схемы: либо через артиллерийский пост с выдачей данных через баллистический вычислитель, либо «в телефонном режиме» напрямую к орудиям. Носовой пост оборудовался двумя колонками ZS С/38К (для левого и правого бортов), расположенными по бокам от боевой рубки, и одной колонкой Lg.-Leitgerate С/38К, расположенной на специальной площадке фок-мачты на уровень выше мостика. Кормовой ночной пост имел по одной колонке каждого типа (на Prinz Eugen после работ по упрощению СУАО осталась только одна колонка Lg.-Leitgerate С/38К).

Пожалуй, единственным заметным недостатком этой, в целом достаточно совершенной системы управления огнем, являлась ее чрезмерная сложность: многочисленное оборудование, имевшееся в двух-, трех- и даже четырехкратном количестве, имело значительный вес, «поглощало» столь дефицитные на корабле площади и объемы и, что немаловажно, стоило очень дорого. При изучении результатов боевых действий в начале 40-го года германские специалисты под руководством главного технического консультанта по вопросам систем управления огнем д-ра Кордеса сделали вывод, что от некоторых компонентов СУАО можно отказаться без ущерба для боевой эффективности. Излишними были признаны автоматические сигнализаторы BG С/38К приборы отсчёта времени залпов SA/LA-STu С/38К, была упрощена система управления огнем осветительными снарядами (теперь управление велось только из носового артиллерийского поста), в артиллерийском вычислителе кормового артиллерийского поста был удалён блок для расчёта данных для стрельб по наземным целям, также было пересмотрено количество одновременно включаемых в систему дальномеров. На Prinz Eugen данные рекомендации были реализованы еще при достройке, на Admiral Hipper - во время модернизации весной - осенью 1941 года.

Радиолокационные средства обнаружения

Радиолокационное оборудование на носовой надстройке тяжелого крейсера Prinz Eugen. Панамский канал, 1946 г.

К началу Второй мировой войны Германия вначале достигла заметных успехов в области радиолокации: первые экспериментальные образцы германских радаров испытывались почти одновременно с британскими, а первыми в мире боевыми кораблями, оснащёнными радарами, стали «карманные линкоры». Тяжелые крейсера типа Admiral Hipper получали свои радары по фактическому вступлению в строй - Admiral Hipper в ноябре 39-го, Blücher в феврале 40-го, Prinz Eugen в августе 40-го. Вероятнее всего, причиной этого была сверхсекретность оборудования: командование хотело, чтобы как можно меньше народа «отиралось» возле «матрацев» РЛС.

Антенна РЛС FuMO-27 на кормовом КДП крейсера Prinz Eugen.
Антенна РЛС FuMO-27 на кормовом КДП крейсера Prinz Eugen.
Антенна РЛС FuMO-26 на носовом КДП (фото внизу) крейсера Prinz Eugen. Станция была установлена на корабле взамен FuMO-27 в 1942 г.

Следует отметить, что до 1943 года немцы использовали «двойную бухгалтерию» в индексации моделей РЛС: первый вариант включал себя «шифровку» всех характеристик модели - например FuMG-39 (gO) расшифровывался как «Радиодальномер (FuM) производства фирмы GEMA (G) образца 1939 года, частота - 335-430 МГц (g), для установки на вращающийся купол дальномера (О)», второй вариант сводился к названию прибора и его месту в модельном ряду - например FuMO-23.

Германские радары имели большие прямоугольные решетчатые антенны (немцы, а позднее и союзники прозвали антенны «матрасами»): такой вид им придавали диполи, установленные в несколько рядов (например, «матрас» FuMO-26 набирался из 5 рядов по 14 диполей). Однако «внушительный» внешний вид не подкреплялся столь же «внушительными» характеристиками: если в начале войны сохранялся некий паритет, то в дальнейшем сворачивание работ по созданию радаров с меньшей длиной волны привело к тому, что союзники ушли далеко вперёд в совершенствовании радиолокационной техники. Не имея возможности «переиграть» противника в характеристиках, немцы старались обеспечить своим радарам высокую надежность, экспериментируя с конструкцией диполей. К концу войны немцы всё-таки разработали «сантиметровые» радиолокаторы, но сложилась такая ситуация, что все «флотские» РЛС были реконструированными «авиационными» моделями. В принципе высокие характеристики радаров немцев не интересовали: в бою они, как и японцы, предпочитали полагаться на оптику, а во время рейдов немецкие корабли обычно оказывались в роли «дичи», и для них становился наиболее важным сам факт наличия противника в «той стороне», чтобы вовремя избежать контакта.

Согласно большинству источников, Admiral Hipper и Blücher первоначально получили РЛС FuMG 39 G (gO) (FuMO-22), смонтированную на надстройке вращающегося купола дальномера главного поста управления огнём, однако это не подтверждается фотографиями: антенна FuMO-22 имела размер 6x2 м, чего не наблюдается на фотоматериалах и кадрах кинохроники. Вероятнее всего крейсера получили FuMG-39 (gO) (FuMO-23) с размером антенны 4x2 м.

Blücher, в силу скоротечности карьеры, так и погиб с одним FuMO-23 на главном ПУАО.

Во время модернизации летом-осенью 1941 года на Admiral Hipper FuMO-23 на главном посту управления огнём заменили на более надёжный FuMG 40 (gO) (FuMO-27), второй такой радар смонтировали на кормовом посту управления огнём. Это радиолокационное оборудование осталось неизменным до конца карьеры. При последней, так и не завершенной модернизации, начавшейся в феврале 1945 года, предполагалось установить радар FuMO-25 на реконструированном грот-марсе. Фотографии крейсера подтверждают начало работ по установке антенны (возле грот-мачты установлены леса, смонтирована площадка для антенны), однако к моменту гибели крейсера работы так и не были завершены. По некоторым данным, во время этой модернизации на Admiral Hipper должны были смонтировать ещё две РЛС: FuMO-81 и FuMO-63, однако, судя по всему, работы так и не были начаты.

Пункт управления РЛС FuMO-81 Berlin тяжелого крейсера Prinz Eugen. 1945 г.

Вошедший в строй последним, Prinz Eugen первоначально получил два радиодальномера FuMG-39 (gP) (FuMO-23), на главный и кормовой посты управления огнём. К моменту ввода в строй их заменили на два FuMG 40 (gP) (антенна устанавливалась непосредственно на лобовой стенке купола дальномера). Весной 1941 года на крейсере параллельно с Bismarck испытывали обзорную РЛС FuMO-21 с неподвижной решёткой - диполи (2 ряда по 5) установили на лобовой стенке адмиральского мостика, ввиду низких результатов и создания помех работе радиодальномеров, данную модель признали бесперспективной и демонтировали[11]. В сентябре 1942 года FuMO-27 на главном посту управления огнём заменили на FuMO-26 (антенна монтировалась на надстройке над вращающимся куполом дальномера и состояла из трёх элементов, причем боковые «ушки» имели наклон назад в 60° к горизонту и предназначались для наблюдения за воздушной обстановкой). Летом-осенью 1944 года, во время работ по усилению вооружения, радарное оборудование было модифицировано: была установлена модификация FuMO-26 с единой антенной (размер 6,6x3,2 м), в кормовой части увеличенного грот-марса была установлена антенна радара FuMO-25, антенна размерами 5x2 м имела круговое вращение, однако обзор вперёд ограничивали мачта и надстройка (сектор обзора радара составлял 35...325°). В конце 1944 года на топе фок-мачты смонтировали радар FuMO-81 Berlin-K (иногда этот вариант РЛС именуют FuMO-82). Таким образом, радиолокационное вооружение Prinz Eugen на май 1945 года состояло из одной РЛС FuMO-26 на куполе дальномера главного поста управления огнём, одной FuMO-27 на кормовом посту, одной FuMO-25 на площадке грот-мачты и одной FuMO-81 Berlin-K на топе фор-стеньги.

Характеристики германских радаров
Модель FuMO-22 FuMO-23 FuMO-27 FuMO-25 FuMO-26 FuMO-81 FuMO-63
Наименование FuMG-39 FuMG-39 (gP) FuMG-40 (gO) или (gP) FuMG-40 (gM) FuMG-40 (gO) FuG-224 S Hohentwiel-K
Размер антенны, м
Длина волны, см
Рабочая частота, МГц
Выходная мощность, кВт
Дальность действия, мили
Ошибка по дистанции, м
Ошибка по пеленгу, град
6x2
81,5
368
8
10
-
± 5
4x2
81,5
368
8
13
± 70
± 5
4x2
81,5
368
15
13
± 70[12]
± 3
6x2
81,5
368
14
14
± 70
± 0,3
4x2/6,6x3,2
81,5
368
8[13]
13
± 70
± 0,25
0,6[14]
5,6
5300
18
16
± 100
± 2
2х2,4
50
556-567
30
7-12
150
± 2

203-мм орудия SK C/34 в искусстве

203-мм орудиями SK C/34 вооружены представленные в игре World of Warships крейсера VIII уровня немецкой ветки Admiral Hipper и Prinz Eugen.

Примечания

  1. Расчет, проведенный после войны американскими инженерами по американским же методикам дал 500-510. Эти цифры и приводятся в американских источниках. В немецком формуляре на орудие стоит цифра 300.
  2. Дифенил-диэтил-мочевина.
  3. При отсутствии теплопотерь.
  4. Следует отметить, что Lützow, переданный СССР, ушёл на «новую» родину с полным боекомплектом.
  5. Ряд источников приводят явно избыточную цифру в 1260 снарядов на башню - смена лейнера у стволов возможна только в заводских условиях.
  6. Рассчитана американскими специалистами.
  7. В оригинале фраза окрашена в цвета легкого черного юмора - Keine Aussicht des Erfolgs - «Шансов на успех нет».
  8. Выглядит довольно странным, но рекомендации по французским крейсерам отсутствуют.
  9. Захваченные в 1941 году советские 203-мм гаубицы «Б-4» к 1944 году почти все исчерпали ресурс, были списаны и производство к ним боеприпасов в Германии было прекращено. Интересный факт: последние гаубицы «Б-4» участвовали в обороне Берлина в 1945 году, т.е. в этой операции они применялись обоими воюющими сторонами.
  10. В ряде источников говорится лишь об изготовлении 210-мм лейнеров для орудий 20,3-cm SK C/34. Причем утверждается, что к лету 1944 года все лейнеры были изготовлены.
  11. Позднее радар FuMO-21 модифицировали и с 1942 г. небезуспешно применяли на подлодках.
  12. В конце 1944-го Prinz Eugen получил модернизированный вариант FuMO-27 c большей точностью по дистанции - до ± 55 м.
  13. По данным П. Шмаленбаха - до 14 кВт.
  14. Диаметр.

Ссылки

Литература

  • Campbel J. Naval weapons of World War two. — Annapolis, Maryland, USA: Naval Institute Press, 1985/2002. — 406 с. — ISBN 0-87021-459-4
  • Кофман В.Л. Принцы Кригсмарине. Тяжелые крейсера Третьего рейха. — Война на море. — Москва: Яуза, ЭКСМО, 2008. — 128 с. — ISBN 978-5-699-31051-7
  • Кофман В.Л., Князев М.Б. «Бронированные пираты» Гитлера. Тяжелые крейсера типов «Дойчланд» и «Адмирал Хиппер». — Война на море. — Москва: Яуза, ЭКСМО, 2012. — 240 с. — ISBN 978-5-699-54760-9
  • Широкорад А.Б. Бог войны Третьего рейха. — Военно-историческая библиотека. — Москва: АСТ, 2003. — ISBN 5-17-015302-3
Категория: