Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
406-мм орудие образца 1914 года

406-мм орудие образца 1914 года

Перейти к: навигация, поиск
406-мм/45 орудие образца 1914 года
406-1914_Draw_12.jpg
Проект четырехорудийной 16"/45 установки для «линкора 1914 г.»
Классификация
Орудие главного калибра Тип
История производства
Великобритания Великобритания
Российская Империя Российская Империя
Страна производства
Обуховский завод, Российская Империя Российская Империя Разработчик
1914 г. Разработано
Vickers Великобритания
Обуховский заводРоссийская Империя
Производитель
1914-1917 г. Годы производства
ед. Изготовлено
15in Vickers A Модификации
История эксплуатации
Состояло на вооружении 1919-1928
Годы эксплуатации 1919-1928 г.
Было установлено на Сухопутное
Характеристики орудия
406 мм. Калибр
109,4 (с затвором) кг. Масса ствола
18 288 (с затвором) мм. Длина орудия
45 калибров Длина ствола
540,8 дм3 Объём зарядной каморы
н/д км. Максимальная дальность стрельбы
механический Принцип заряжания
1,5-2 выстр./мин. Скорострельность
Характеристики снарядов
бронебойный
полубронебойный
фугасный
Типы снарядов
757 кг. Масса снаряда
1116,3 м/с Начальная скорость снаряда


Предистория

Русско-японская война коренным образом изменила требования, предъявляемые к артиллерийскому вооружению линейных кораблей. Развитие тяжелой корабельной артиллерии получило новый мощный импульс с общим направлением соединить бронепробиваемость с сильным разрывным действием снарядов, обеспечив ему в то же время точность попадания на больших дистанциях. Боевой опыт показал, что броня кораблей, даже сравнительно тонкая, хорошо защищает от фугасных снарядов. Немедленно в проектах всех новых линкоров начала проводиться в жизнь идея о полном бронировании надводного борта. Однако достаточно толстой такая защита быть не могла по причине ее слишком большого веса. Поэтому для борьбы с броневыми преградами умеренного уровня был предложен полубронебойный снаряд, сочетавший качества как бронебойного, так и фугасного, и предназначенный для внесения фугасного действия снаряда за броню. Этот снаряд, более тяжелый, чем обычный фугасный, потребовал увеличения "живой силы" - дульной энергии орудия, для чего было необходимо, при сохранении калибра, увеличить начальную скорость.

Добиться этого можно было, увеличив вес заряда, и, обеспечив таким образом снаряду большую энергию, сообщить ему большую начальную скорость. Однако увеличение веса заряда не могло продолжаться бесконечно, и не в последнюю очередь из-за опасения за прочность орудия в момент выстрела. Главный недостаток этого пути заключался в чрезвычайно ускорявшемся разгаре канала ствола и вызванным этим стремительным падением точности, что довольно быстро заставило отказаться от этого на первый взгляд простого и выгодного решения. Выход был найден в увеличении продолжительности времени разгона снаряда при сохранении прежнего веса заряда, для чего потребовалось существенно увеличить длину ствола орудия. К 1906-1909 гг. 305-мм орудия, основные крупнокалиберные пушки во флотах всего мира, удлиняются с 40 до 45-50 калибров, вес снарядов возрастает до 380-390 кг, а их начальная скорость - до 860-880 м/с. Это был предел, которого можно было достигнуть для этого калибра без потери прочности ствола и быстрого износа его канала.

В России для первых дредноутов типа «Севастополь» была спроектирована 305-мм пушка с длиной ствола 52 калибра. Для ее изготовления была принята пушечная углеродистая сталь прежнего типа. Орудие имело вес 51 т, или только 0,98 т на один калибр длины, в то время как за рубежом этот показатель составлял 1,15 - 1,40. Сравнительно легкая конструкция русского орудия объяснялась тем, что эта пушка первоначально предназначалась для стрельбы облегченными снарядами "образца 1907 г." весом лишь 332 кг. Это позволяло сообщить им большую начальную скорость (порядка 900 м/с) и придать траектории полета снаряда значительную настильность. Однако позднее требования изменились, и на вооружение для этих орудий был принят утяжеленный снаряд "образца 1911 г." весом 471 кг. Начальную скорость его пришлось понизить до 762 м/с. Таким образом, 305-мм/52 русское морское орудие после принятия снаряда нового типа оказалось предназначенным не для тех условий, для которых первоначально планировалось. Правда, тщательный подход к проектированию нового снаряда и разработке пороха для него в сочетании с широкими экспериментами привел к очень хорошим результатам, и в итоге по своим характеристикам русское орудие превосходило все свои зарубежные аналоги.

После исчерпания резервов совершенствования 305-мм/52 орудия дальнейшее развитие морской тяжелой артиллерии в мире пошло по пути увеличения калибра. Это было совершенно закономерно, поскольку невозможность подвергать канал ствола лишком большому напряжению поставила предел увеличению веса снарядов и длины орудий.

Первым и на этот шаг решились англичане. Применявшиеся с начала 90-х гг. XIX в. в британском флоте система скрепления орудий сплошной навивкой высокопрочной (150 кг/мм ) проволоки вследствие невысокой продольной прочности ствола не позволяла иметь длину орудия свыше 45 калибров. Правда, на линкорах типа St. Vincent (программа 1907 г.) англичане применили [[305-мм орудия, длина которых была доведена до 50 калибров, но именно неудача этой конструкции обусловила дальнейший выбор. Для британского флота было сконструировано такое орудие, которое, обладая не меньшей дульной энергией, чем предшествующая 305-мм/45 пушка, превосходило ее по продолжительности срока службы[1]. В 1910 г. на вооружение линкоров типа Orion была принята облегченная 343-мм пушка в 45 калибров длиной, а позднее для нее были приняты и относительно более тяжелые снаряды (Greenboy).

14"/52 орудие образца 1913 г.

Другими морскими державами переход англичан к новому калибру был воспринят как стремление обрести решительное преимущество в огневой мощи своих линейных судов, и это послужило толчком для роста калибра во всем мире. Вслед за Англией подобные орудия были сконструированы в США (356-мм/45), во Франции (340-мм/45), и наконец в России (356-мм/52). Русская система орудия и снаряда на этот раз оказалась наиболее тяжелой, несмотря на то, что для изготовления ствола была применена более прочная хромо-никелевая сталь вместо углеродистой пушечной стали прежнего типа. Сравнительно большой вес (83,33 т) отечественного 356-мм/52 орудия объясняется не столько усиленным скреплением этого орудия, сколько главным образом его длиной - для него была принята длина в 52 калибра, которая вновь стала самым большим показателем для данного калибра орудий в мире.

Проектирование 406-мм пушки

Бурный прогресс в строительстве линкоров, увеличение их размеров и совершенствование защиты не могли не вызвать дальнейшего повышения калибра их тяжелой артиллерии. Уже в 1911 г. в Англии и Германии началось проектирование 15" орудий (соответственно 381-мм/42 и 380-мм/45). Примеру этих стран последовала Италия (381-мм/40). Что же касается США, Японии и России, то здесь дальнейшим перспективным калибром морской артиллерии был признан калибр 16" (406-410 мм), поскольку все эти страны в 1912 г. имели на стапелях линейные суда, предназначенные к вооружению 14" (356-мм) орудиями.

В техническом плане ближе других стоял к введению 406-мм калибра флот Соединенных Штатов. Проекты американских линейных кораблей, начиная с 1913 г., уже учитывали перспективу еще более мощного орудия. Рост диаметра ствола на два дюйма (51 мм), по сравнению с предшествующими стандартными американскими 356-мм/45 и 356-мм/50 пушками обещал увеличение дульной энергии наполовину по сравнению с ней. Инициатива перехода к 406-мм/45 орудию была впервые выдвинута отделом вооружений управления кораблестроения флота США в конце 1911 г. и была сразу же одобрена Генеральным штабом. Однако морской министр Дж. Даниэльс смотрел в то время неодобрительно на увеличение калибра до 406 мм, ибо это сулило резкое увеличение размеров и стоимости линкора и, соответственно, возрастание трудностей с ассигнованиями на постройку новых кораблей. Лишь в 1912 г. он отдал приказ о начале проектирования нового орудия, получившего по соображениям секретности обозначение "опытная пушка в 45 калибров". Проектирование было завершено в начале 1913 г., после чего в американском флоте сразу же дальновидно приступили к постройке опытного образца. В июле 1914 г. он успешно прошел испытания. В дальнейшем, уже во время войны, германская фирма Krupp также обратилась к идее 400-мм (40-cm) орудия, и на ее заводе в Эссене были изготовлены опытные 45- и 50-калиберные образцы. В конце войны проектирование 16" (410-мм/45) орудий начала Япония.

Изучение архивов тех лет показывает, что в России идея перехода к 406-мм калибру зародилась в одно время с появлением ее в Америке[2]. Совершенно ясно, что на подобном начальном этапе морская тактическая мысль в обоих флотах шла совершенно самостоятельным путем. Вопрос был поднят артиллерийским отделом ГУК, тогдашний начальник которого генерал-лейтенант А.Ф. Бринк докладывал 18 июня 1912 г. морскому министру, что:

« ... на тех же дистанциях живая сила 16" орудия значительно превышает таковую у 14" и уже на дистанциях 40 кб, где окончательные скорости обеих пушек уравниваются, живая сила 16" снаряда достигает величины большей таковой же у 14" в отношении кубов калибра, далее же это отношение еще более возрастет, при этом все остальные баллистические данные обоих указанных орудий до 70 кб совершенно одинаковы, а далее преимущество в настильности переходит к 16" пушке. »

Это, по мнению ГУК, доказывало, что:

« ... если бы даже пришлось ставить вместо 12 14"/52 пушек лишь 8 16"/45, то все же при одинаковой меткости вес металла снарядов и взрывчатого вещества, вносимого в неприятельский корабль в единицу времени, останется тот же (отношение (16/14)³ = 1,4927) , разрушительное же действие 16" снарядов, вследствие значительного превосходства пробивного действия и большей концентрации взрывчатого вещества будет значительно большим ... »

А.Ф. Бринк требовал начать в следующем году строительство опытного орудия со станком дабы "своевременно испытать указанное орудие и выработать к нему боевые запасы". Морской министр И.К. Григорович, будучи активным сторонником быстрого наращивания военно-морских сил, полностью согласился с этим и в начале следующего, 1913 г., докладывал царю, что "ввиду вероятного перехода в будущем к 16" орудиям, составлен чертеж такой пушки в 45 калибров длиной и по утверждении сметы 18913 г. предположительно заказать по этим чертежам опытное орудие."

Проектирование орудия, о котором докладывал Николаю II И.К.Григорович, началось в начале лета 1912 г. в техническом бюро Обуховского завода. Разработка была передана заводу, хотя сильные специалисты по артиллерии имелись в ту пору и в МГШ и в ГУК. Размеры предполагавшегося 406-мм/45 орудия вплотную приближались к пределам планируемых тогда технических возможностей завода, рассчитанных в целом под программу производства 356-мм/52 пушек, и все конструктивные решения по проектируемому 406-мм/45 орудию необходимо было постоянно увязывать с технологами. Поэтому в итоге было решено разрабатывать пушку силами инженеров завода под наблюдением МГШ и ГУК.

16"/45 орудие. Проект ОСЗ, 1912 г. В скобках - размеры для варианта из хромо-никелевой стали.

Эскизный проект (чертеж №13518 ОСЗ) был датирован 26 июня 1912 г. Он представлял собой орудие, разработанное в двух вариантах: из углеродистой пушечной стали принятого для 305-мм/52 орудий типа и среднелегированной стали (с содержанием 3,5% никеля). Предел упругости материала для внутренней трубы и скрепляющих цилиндров в первом случае составлял 33002 кг/см (для кожуха 3000 кг/см ), а во втором случае 4200-4500 кг/см для всех конструктивных элементов орудия. Расчетный вес ствола из углеродистой стали составил 114,25 т, а из никелевой - 98,61 т[3]. Во втором случае, благодаря улучшенным качествам материала, толщина всех элементов - внутренней трубы, скрепляющих цилиндров и кожуха - была уменьшена, что позволило сэкономить более 15 т веса. По конструкции спроектированная пушка представляла собой увеличенную и усовершенствованную версию предшествующих 305-мм/52 и 356-мм/52 орудий. Число и расположение скрепляющих цилиндров, тип казенника и затвора - эти и другие элементы были подобны.

Общий вид поршневого затвора 406-мм/45 орудия, спроектированного фирмой Vickers по техническим заданиям АО ГУК. Этот тип затвора применялся также и в предшествующих 305-мм/52 и 356-мм/52 моделях русских орудий.

Первые шаги по изготовлению опытного орудия были сделаны в начале 1913 г. 12 марта ГУК запросил Обуховский завод "о доставлении в возможно непродолжительном времени расценки стоимости изготовления 16" орудия в 45 калибров длиной со станком к нему и универсальной платформой". Однако Артиллерийско-минная проектная контора завода закончила все расчеты лишь после двух напоминаний ГУК. Лишь 21 июня 1913 г. правление завода уведомило ГУК, что "стоимость 16" 45-калиберной пушки в заседании от 18 июня ...утверждена в следующей сумме: при изготовлении ее из мартеновской углеродистой стали в 175 тыс. руб., а из стали 3,5% никеля в 212 тыс. руб." В ходе дальнейших консультаций между ГУК и заводом было решено, что допускается изготовление кожуха орудия из углеродистой стали, при условии изготовления самого орудия из стали хромо-никелевой. При этом стоимость орудия была определена в 205 тыс. руб. Правда, позднее было все же решено делать орудие полностью из легированной стали.

В последующие полгода, вплоть до начала февраля 1914 г. в переписке относительно заказа опытного 406-мм/45 орудия наступило затишье. В это время конструкторы Обуховского завода заканчивали разработку проекта опытного станка для него. Таким образом, в 1913 г. опытный образец заказан не был, но 406-мм/45 орудие уже официально рассматривалось как основное тяжелое орудие будущих морских программ. С 1913 г. реконструируемые Обуховский и Пермский артиллерийские заводы, как и вновь сооружаемый Царицынский, должны были получить оборудование для выделки калибров до 406-мм включительно.

В преддверии разработки ударных характеристик будущих русских линейных кораблей МГШ не переставал проводить расчеты их артиллерийского вооружения, соотнося его с параметрами новейших зарубежных орудий, сведения о которых поступали в виде разведданных. Осенью 1913 г. эти расчеты послужили обоснованием окончательного выбора главного калибра. Была подтверждена ранее выдвинутая идея 406-мм орудия, хотя для сравнения прорабатывались также и 356-мм и 381-мм калибры. Расчеты МГШ были подытожены в трех таблицах, отражавших такие характеристики, как дульная энергия, способность к бронепробитию, вес выбрасываемого металла и взрывчатого вещества в единицу времени (табл. 1 и 5). Для корабля с 12 406-мм/45 орудиями эти значения получались весьма внушительными, и неудивительно, что МГШ пошел по пути следования именно этой схеме, проявив в подходе к выбору количественной характеристики главного вооружения линкора порядочную инерцию. Впрочем, это было естественно вследствие отсутствия какого-либо опыта боевого использования линкоров-дредноутов в то время.

Таблица 1. Количество металла и взрывчатых веществ (в скобках), выпускаемых в

1 минуту линейным кораблем с различными комбинациями главного вооружения, кг

Число орудий главного калибра
Калибр 12 10 8
356-мм 17968 (1968) вариант не рассматривался вариант не рассматривался
381-мм 22101 (2431) 18417 (2025) 14734 (1620)
406-мм 26824 (2952) 22353 (2460) 17883 (1968)

В конце 1913 г. было решено улучшить характеристики сконструированного 406-мм/45 орудия, придав снаряду большую начальную скорость и обеспечив большую дульную энергию. Проект 1912 г. подвергся существенной переработке, конструкция орудия осталась прежней, но соотношение длин скрепляющих цилиндров было изменено, а сами цилиндры утолщены. Было принято решение использовать только хромо-никелевую сталь. Орудие предназначалось для стрельбы бронебойными, полубронебойными и фугасными снарядами. Все снаряды имели вес по 1116 кг и, согласно расчетам, при использовании заряда трубчатого цилиндрического пороха весом 372 кг, им должна была сообщаться начальная скорость 820-850 м/с. Наибольшее давление в канале ствола предполагалось 3000 кг/см , вес орудия с замком составлял 107,94 т.

В начале 1914 г., когда был сделан вывод о сохранении тенденции к повышению главного калибра линкоров, на Обуховском заводе провели предварительные расчеты 457-мм (18") морского орудия в 45 калибров длиной. Вес его составлял 155 тонн. Начальник Обуховского завода Б.В.Чорбо докладывал товарищу морского министра, что "в утвержденной смете по переоборудованию завода для изготовления 16" орудий принята во внимание возможность изготовления опытного образца 457-мм орудия". Согласно расчетам, стоимость опытного 457-мм орудия со станком должна была составить "не свыше 980 тыс. руб." Начальник завода указывал также, что:

« В случае решения изготовить пробное 18" орудие, Обуховский завод мог бы приступить к таковому через полтора-два года, по окончании сооружения 60-тонной мартеновской печи, предусмотренной сметой по переоборудованию завода для изготовления 16" орудий, а самое орудие со станком может быть изготовлено в течение двух лет. »
Таблица 2. Характеристики опытных и серийных русских морских тяжелых орудий, 1908-1914 гг.
Калибр/длина в калибрах 305-мм/52 356-мм/52 406-мм/45 457-мм/45
Категория серийное серийное опытное проект
Разработчик ОСЗ ОСЗ ОСЗ ОСЗ
Производитель ОСЗ Vickers ОСЗ
Полная длина ствола, мм 15580 18491 18288 20574
Длина нарезной части, мм 12858 14985
Число нарезов 72 84
Глубина нарезов, мм 2,28 2,66
Ширина нарезов, мм 9,14 9,14
Ширина полей, мм 4,14 4,15
Ход нарезов, клб 29,89 29,89
Объем каморы, см3 224600 358600
Вес ствола с затвором, т 50,7 83,33 107,9 155
Вес затвора, т 1,04 1,50
Вес снаряда, кг 470,9 746,8 1116 1586
Вес заряда, кг 130 200 373 540
Начальная скорость, м/с 762,5 823 840 890
Давление в каморе, кг/см2 2400 2914 3000
Дульная энергия, тм 13390 25849 39372 64095
Живучесть ствола 200 150
Примечания:
1. Все модели имели нарезку постоянной крутизны.
2. Все модели имели поршневой затвор системы Vickers

Производство

Тогда же, в начале 1914 г., Морское министерство вплотную приступило к развертыванию проектных и исследовательских работ по будущим линкорам. Для разработки их артиллерийского вооружения была составлена программа экспериментальных работ, в которой на первом плане стояло изготовление опытной пушки. 15 февраля 1914 г. начальник артиллерийского отдела ГУК вице-адмирал В.К. Гирс обратился в правление Обуховского завода с отношением о выдаче заводу, в соответствии с полученной санкцией товарища морского министра М.В. Бубнова, наряда на "изготовление 16" орудия в 45 калибров длиной из хромо-никелевой стали по заявленной заводом цене 212 тыс. рублей, при условии изготовления его не позднее ноября 1915 г." Прилагался чертеж орудия № 44120 и указывалось, что "предел упругости материала внутренней трубы, цилиндров и кожуха должен быть как на нем указано. Затвор к этому орудию может быть изготовлен по типу, предложенному заводом к 14" пушке".

Наряд за № 8310 был выдан заводу 28 февраля 1914 г. После получения его завод не мешкая принялся за дело. Уже в начале марта была отлита болванка самой ответственной части орудия - внутренней трубы. До начала войны успели сделать отливки всех скрепляющих цилиндров и замка. Однако вскоре после начала боевых действий выяснилась значительная нехватка полевой артиллерии в русской армии, и поэтому часть заводов Морского министерства получила задания на изготовление сухопутных орудий. Был составлен перечень непервоочередных заказов флота, перенесение сроков которых давало возможность высвободить на Обуховском заводе почти 8 тыс. т металла в литой болванке для исполнения срочного заказа армии на 400 48-линейных гаубиц и 400 42-линейных полевых пушек. В основу этого перечня были положены расчеты артиллерийского отдела ГУК о минимальных потребностях артиллерийского производства для вооружения находящихся только в высокой степени готовности судов флота орудиями всех калибров. В соответствии с составленным списком, срок окончания изготовления опытного 406-мм/45 орудия для подачи его на полигон был установлен на 1 июня 1916 г. В перечне, датированном 10 июня 1915 г., отмечалось, что внутренняя труба этого орудия и скрепляющие цилиндры к 16 нему уже откованы.

16"/45 орудие. Опытный образец ОСЗ, 1914 г.

Дальнейшее движение заказа на 406-мм/45 пушку прослеживается по отчетам артиллерийского приемщика ГУК при Обуховском заводе, сохранившимся до конца 1916 г. Из месяца в месяц в графе, относящейся к опытному орудию, переходили одни и те же отметки, и только ноябрьский отчет гласил, что все поковки за исключением двух были "приняты по металлу". Отливка же для кожуха сделана так и не была. 16 октября 1916 г. ГУК была утверждена новая "Программа подачи ОСЗ орудий для Морского ведомства на 1916 и 1917 гг.". Ею предписывалось "закончить 16" орудие по мере остающейся свободной производительности завода". Совершенно ясно, что на фоне общего быстрого ухудшения ситуации в стране дальнейшие работы по этой пушке в 1917 г., а тем более в последующие годы не проводились. Детали ее теряются во мрачной глубине надвигавшихся на Россию тьмы и хаоса, и последняя их участь неизвестна.

Одновременно с заказом в начале 1914 г. опытного 406-мм/45 орудия Обуховскому заводу, ГУК предложил заказать второе подобное орудие зарубежной фирме. Причиной этого предложения послужила появившаяся в те годы идея лейнера. Некоторые английские и американские заводы, производившие тяжелые морские калибры, начали в то время работы по исследованию возможности изготовления орудий не с одной, а с двумя внутренними трубами. При этом нарезанная внутренняя труба вставлялась в холодном виде и была сменной. Колоссальная мощность, развиваемая крупнокалиберным орудием при выстреле, вела к быстрому износу ствола, после пятидесяти первых выстрелов начинался интенсивный разгар его канала, а после 150-200 выстрелов орудие вообще требовало замены, поскольку дальность стрельбы и особенно точность ее падали настолько, что делали применение его бесцельным. При использовании орудий с несменным каналом приходилось иметь на каждый корабль в береговых арсеналах полный комплект запасных орудий. После износа ствола меняли целое орудие, что было дорогим и долгим делом. Использование лейнера, таким образом, позволяло достичь намного более дешевого и простого обновления орудий. Вопрос этот, ввиду планируемого большого количества крупных орудий на флоте и быстрой их изнашиваемости приобретал очень важное значение[4].

Используя хорошие отношения, установившиеся с известной британской фирмой Vickers, Морское министерство приняло решение о заказе этой компании опытного 406-мм/45 орудия со сменным каналом. Посредником, в связи с существовавшим положением о строительстве нового флота в России, должно было стать Русское Акционерное общество артиллерийских заводов. 16 апреля 1914 г. морской министр вошел в Совет министров с представлением о разрешении этой сделки, и 24 апреля последний, рассмотрев этот вопрос, решил его положительно.

Вскоре состоялось подписание контракта между Морским министерством и РАОАЗ, где отмечалось, что "орудие крайне необходимо уже в начале следующего, 1915 г., для установления типа 406-мм снарядов опытным путем, т.к. только после этого возможно было окончательно составить технические задания и произвести заказы боекомплекта предполагаемых к постройке кораблей".

После обмена телеграммами между РАОАЗ и Vickers стоимость орудия была окончательно установлена в 27 тыс. фунтов стерлингов, поэтому цена заказа, заявленная Морскому министерству, выразилась в сумме 295 тыс. рублей. В эту сумму, кроме стоимости орудия, была включена доставка к набережной русского порта, указанного Морским министерством, таможенная пошлина и испытания на полигоне фирмы семью выстрелами английскими снарядами, но русским порохом.

При принятии достаточно технически сложного заказа, заключавшегося в изготовлении самого крупного до сих пор в практике фирмы орудия, кроме того еще и нетрадиционной конструкции, компания поступала гораздо более дальновидно, нежели просто соблюдая разовый коммерческий интерес. Руководство Vickers хорошо понимало, что тогдашняя конструкция британских тяжелых орудий, при которой ствол скреплялся высокопрочной проволокой, рано или поздно исчерпает себя. Поэтому англичане охотно взялись за изготовление скрепленного кольцами 406-мм/45 опытного орудия, справедливо полагая, что приобретенный при его производстве и испытаниях опыт может оказаться неоценимым в ближайшем будущем.

В соответствии с договором, проект орудия по техническим заданиям ГУК должны были разработать инженеры фирмы Vickers. По соображениям секретности это орудие в переписке фигурировало как «15" пушка в 45 калибров длиной», англичане именовали его также и как «15" модель A» (15-inch Pattern А). Спроектированное орудие имело такой же вес, как и пушка Обуховского завода, но расположение скрепляющих цилиндров было несколько иным. За счет этого конфигурация британского образца отличалась от русского.

16"/45 орудие. Опытный образец Vickers, 1914 г. Иное распределение скрепляющих цилиндров в модели фирмы Vickers, отличающееся от конструкций русских инженеров АО ГУК и ОСЗ.

В начале мая 1914 г. ГУК командировал в Шеффилд на артиллерийский завод фирмы Vickers помощника начальника артиллерийского отдела генерал-майора Е.А. Беркалова. В его задачу входило подробное ознакомление с британскими технологиями производства тяжелых калибров, а также рассмотрение проекта «15" модели А», к составлению которого в срочном порядке приступили инженеры компании. После обсуждения некоторых технических вопросов были согласованы чертежи орудия, которые Е.А. Беркалов в июне привез в Россию, где дни и были окончательно утверждены ГУК в конце июня того же года.

После начала в августе 1914 г. боевых действий и вступления Англии в войну, британское Адмиралтейство начало осуществлять жесткий контроль за деятельностью компаний, изготавливающих вооружение. Было отменено большинство иностранных заказов, а законченные предметы вооружения реквизировались для нужд национальной обороны[5].

Однако заказы русского союзника предполагалось полностью исполнять, но не в ущерб английским, т.е. во вторую очередь. По этой причине изготовление 406-мм/45 пушки было существенно замедлено, и только в середине июля 1916 г. в ГУК из Шеффилда поступили сведения, что "...тело орудия будет окончательно готово к 15 августа с.г., и представлено к осмотру для приема..." Для предстоящего испытания этой пушки англичане построили и специальную платформу для полигона, полагая также "в будущем на ней испытывать свои 16" орудия, заказ на каковые ими только что получен от Британского Адмиралтейства и Канады".

Однако испытание орудия сильно задерживалось неготовностью стальных практических снарядов, разрешение на изготовление которых последовало от Адмиралтейства только в середине лета 1916 г. Готовность их ожидалась в марте 1917 г. Эти снаряды "образца 1913 г.", спроектированные ГУК специально для опытных стрельб при испытании 406-мм/45 орудия и его станка, были заказаны компании Vickers в октябре 1914 г. в количестве 100 шт. В итоге все задержки привели к тому, что испытание «15" модели А» (15 inch Pattern «A») состоялись 22 августа (н.с.) 1917 г. на полигоне фирмы Vickers в Эскмилз. Данные испытаний полностью совпали с расчетными. Для 1116-кг стального практического снаряда при заряде русского трубчатого пороха весом 332 кг была достигнута скорость 766,5 м/с, что превысило расчетную (758 м/с). Согласно дальнейшим расчетам, вполне допускалось увеличение веса заряда до 350 кг, при этом начальная скорость могла быть повышена до 793 м/с. Английские специалисты отмечали, что при использовании стандартного метательного пороха британского флота - кордита MD45, данные были бы значительно хуже. Согласно английским данным, конструкция орудия допускала увеличение длины ствола до 50 калибров. При этом характеристики орудия приобретали значения, достигнутые другими флотами в основном лишь ко времени Второй мировой войны.

406-мм/45 орудие фирмы Vickers в Россию поставлено не было. Конкретная причина точно не ясна, но вероятнее всего задержка в доставке произошла в навигацию 1917 г., после же прихода к власти большевиков и их "отмены царских обязательств" разговоры вообще вести было не о чем. В 1918 г. после начала обстрела немцами Парижа из сверхдальнобойного орудия, англичане начали искать пути для ответных действий. Было решено переоборудовать 406-мм/45 русское опытное орудие, понизив его калибр путем лейнирования до 205 мм и увеличив длину на 679 см. Переоборудование было закончено в феврале 1919 г. Однако новая конструкция оказалась малоудачной. Орудие сделало лишь шесть выстрелов на полигоне, при этом выгорание составило 0,5 мм на каждый выстрел. В 1928 г. эта пушка была сдана на слом. Некоторые характеристики «15" модели А» и ее переоборудованного варианта приведены в таблице 3.

Таблица 3. Характеристики 406-мм/45 орудия Vickers до и после переделки
Год 1917 1919
Калибр/длина в калибрах 406-мм/45 205-мм/122
Вес с затвором, т 107,6 138,7
Длина ствола, мм 18288 25080
Наибольший диаметр ствола, мм 1438
Наименьший диаметр ствола, мм 685
Размеры каморы, см 322x46 326x28
Объем каморы, см3 540000 188000
Глубина нарезов, мм 3 2,55
Вес снаряда на испытаниях, кг 1116 113
Вес заряда на испытаниях, кг 332¹ 142²
Начальная скорость, м/с 766 1494
Давление, кг/см2 2570 4560
Примечания: порох, использованный при испытаниях:
1. Русский крупнозернистый нитроцеллюлозный цилиндрический размерами 386x20 мм (наружный диаметр) х 7 мм (внутренний диаметр).
2. Английский кордит MD45, размеры овала зерна 31x15 мм.

Для испытаний 406-мм/45 орудий предполагалось построить на выносной батарее Главного морского полигона три новых универсальных установки. Две из них планировались для поточного отстрела серийных 406-мм/45 орудий, вместе с их станками, непосредственно перед поступлением на корабли. Эти платформы должны были быть исполнены без качающихся частей. Третья установка - для детальных экспериментов с новыми 406-мм/45 орудиями, типами снарядов и порохов для них, должна была быть выполнена со станком. Понятно, что именно эта установка была необходима в первую очередь, поскольку на ней необходимо было срочно проверить опытным путем конструкцию орудия, снарядов и пороха, и, возможно, внести необходимые коррективы при разработке детальных проектов линкоров.

Самым ответственным среди этих элементов был, естественно, станок, как наиболее сложная механическая система. Его проектирование было первоначально начато в техбюро подведомственного Морскому министерству Обуховского завода. В начале 1913 г. артиллерийский отдел ГУК начал планировать расходы на опытные образцы артиллерийского вооружения для будущих линкоров. Обуховскому заводу было поручено спроектировать опытную установку 406-мм/45 орудия, важнейшей частью которой являлся станок для него, а также рассчитать полную стоимость ее изготовления и монтажа на Морском полигоне. Однако в связи со значительной загруженностью другими, более срочными заказами ГУК, завод лишь через полгода смог приступить к разработке проекта этой установки. В начале 1914 г. проект и смета поступили в ГУК. Начальник Обуховского завода докладывал начальнику артиллерийского отдела:

« Сообщаю Вашему Превосходительству, что стоимость изготовления установки для 16" орудия выразится в сумме 169620 руб., при этом понимается изготовление: качающейся части станка с цепным прибойником, механизма вертикального наведения с лебедкой и электромотором, кронштейнов под качающуюся часть, клепаных балок, которые будут поставлены между кронштейнами станка и полигонной платформой. Платформа уже заказана для отстреливания 14" пушки с условием, что она может служить и для 16" установки. В расценку не вошли приборы и приспособления для подачи боеприпасов к установке и подъема их к орудию, т.к. заводу не известно, что именно потребуется в смысле этих устройств и потому они не могли быть проектированы и расценены. Срок изготовления означенной платформы и 16" орудия следует считать два года со дня получения заказа. »

Ввиду того, что обуховские инженеры при проектировании станка встретили немало различных технических трудностей, что вылилось в итоге в более чем шестимесячный срок проектирования, а главным образом, из-за совершенно неприемлемого, с точки зрения МГШ и ГУК, срока изготовления станка, заявленного Обуховским заводом, ГУК решил заказать станок по конкурсу. Его было решено провести среди ведущих петербургских заводов, занимавшихся изготовлением продукции подобного рода. Необходимым условием выдачи наряда было выдвинуто требование постройки станка в годичный срок.

Уже 1 марта 1914 г. начальник Адмиралтейского завода А.И.Моисеев уведомил артиллерийский отдел ГУК о том, что его завод готов "принять заказ на изготовление, в годичный срок со дня заказа, опытного станка для 16" орудия с поворотной платформой". При этом Адмиралтейский завод, не обладая совершенно ни опытом проектирования артиллерийских установок, ни мощностями для их изготовления, планировал воспользоваться технической помощью французской фирмы Saint-Chamond, с которой имел соглашение.

8 марта 1914 г. на заводы Адмиралтейский, Металлический, Обуховский и Путиловский были разосланы копии чертежа наружных очертаний 406-мм/45 орудия для руководства при проектировании станка. ГУК постоянно торопил заводы с предоставлением проекта, и 14 июня, по рассмотрении результатов конкурса, был отобран проект Металлического завода. Это было неудивительно, поскольку среди русских разработчиков и производителей судовых орудийных установок этот завод уже давно и прочно занимал ведущее положение. 1 июля 1914 г. отделом общих дел ГУК был выдан наряд № 5954 Металлическому заводу на изготовление опытного станка за 390 тыс. руб.

Примечательно, что Металлический завод, взявшись за выполнение заказа, также не питал иллюзий относительно легкости этой работы. При сильной загруженности срочными заказами завод оговорил себе право изготовления непосредственно качающейся части на заводе фирмы Vickers в Англии, с которой и был заключен контракт за 190 тыс. руб. Вся ответственность за полную доводку станка, все вспомогательные части, сборку его на Главном морском полигоне, равно как и полная разработка всех рабочих чертежей, оставалась за Металлическим заводом.

Сразу было ясно, что выдержать данные Морским министерством сжатые сроки будет очень и очень непросто. Однако осенью 1914 г. в России еще не предполагали, что начавшаяся война окажется затяжной. После ее скорого (и, разумеется, победоносного) завершения Морское министерство планировало приступить к постройке новых линейных судов, и поэтому темпы опытных работ по разработке артиллерийского вооружения для будущих линкоров не были снижены. Подготовка опытного 406-мм/45 орудия на Обуховском заводе шла, в целом, по графику -к ноябрю 1914 г. его внутренняя труба и все скрепляющие цилиндры к ней были отлиты и откованы. Поэтому в октябре 1914 г. ГУК ответил отказом на просьбу Металлического завода об отдалении срока подачи опытного 406-мм/45 станка (первоначально установленного на 1 августа 1915 г.), т.к. была надежда на готовность опытного орудия в срок.

Наряд на изготовление всех трех универсальных (поскольку на них планировалось отстреливать как 406-мм/45, так и 356-мм/52 орудия) платформ получил Обуховский завод. Первоначально было решено, для ускорения срока готовности, приготовить требуемую оснастку (станок, сменные кронштейны под его цапфы и пр.) для испытания 406-мм/45 орудия на первой из этих платформ, изготовление которой успешно продвигалось на Обуховском заводе. Однако постоянные срывы сроков ввода в строй этой установки с комплектом оборудования для испытания 356-мм/52 орудия, фактически подготовленной к стрельбе лишь летом 1916 г., заставили ГУК изменить решение и начать готовить для испытаний 406-мм/45 орудия самостоятельную установку на основе одной из тех двух универсальных платформ, которые должны были быть исполнены без качающихся частей. Котлованы под них были отрыты, сваи забиты и фундаменты с закладными частями забетонированы летом-осенью 1914 г.

В начале 1915 г. в деле подготовки 406-мм/45 установки произошел сильный спад. Несмотря на то, что ГУК постоянно торопил и Обуховский и Металлический заводы с изготовлением установки, и даже установил новый срок проведения испытаний 406-мм/45 пушки (1 июля 1916 г.) дело фактически замерло. Обуховский завод практически весь 1915 г. работал на армию, а Металлический 18 апреля 1916 г. "порадовал" ГУК полученной из Англии телеграммой, где говорилось, что "самый ранний срок окончания изготовления 16" установки (станка) для пробного испытания последует в конце августа". Разработка чертежей заводами, правда, продолжалась. Вялая переписка между ними по согласованию технических решений несколько оживилась в 1916 г., но в плане изготовления частей установки почти ничего не предпринималось. В это время впервые возникли серьезные сомнения относительно возможности более или менее скорой достройки крейсеров типа «Измаил», корпуса которых были уже на воде, в то время как 356-мм/52 опытное орудие не сделало еще ни единого выстрела на полигоне. Усилия ГУК были направлены поэтому в первую очередь именно в этом направлении, и программа разработки 406-мм/45 орудия, не будучи официально отвергнутой, как-то отошла на второй план.

Так прошел весь 1916 г., а затем и большая часть 1917 г. Разрабатывались и отвергались все новые чертежи, общее же состояние дела в середине 1917 г. лучше всего отражает докладная записка начальника артиллерийского техбюро Металлического завода А.Г. Дукельского в ГУК от 26 августа 1917 г, уведомляющая о состоянии дел с изготовлением 406-мм/45 опытной установки:

« ... Обязанность ОСЗ:

1. Фундаментное кольцо с болтами.
2. Нижняя платформа с центральным штыром, с роульсовым кругом и с цевочным ободом.
3. Верхняя поворотная платформа с лебедкой горизонтального наведения и захватами.
4. Правая и левая станины со связными болтами для крепления их к верхней платформе.
5. Фундамент под лебедку.
6. Ручной привод к лебедке горизонтального наведения.

Наш завод исполняет:
1. Станок.
2. Кронштейны литой стали или кованые под цапфы станка.
3. Механизмы вертикальной наводки для ручного, и, если потребуется, медленного электрического действия.
4. Прибойник для ручного действия и для заряжания при постоянном угле.
5. Потки для подачи с прямыми направляющими, и электрической лебедкой для подачи малой скоростью (подача в 1 минуту).
6. Прицельноеприспособление.
7. Площадка вокруг станка с направляющими и с кронштейном для прибойника.
8. Пригонка кронштейнов и площадки к существующим балкам платформы, исполняемой ОСЗ.
9. Сборка на Морском полигоне.

Нами выяснено, что из программы ОСЗ по:
1. Установлено и забетонировано на Морском полигоне.
2 и 3. Железная конструкция склепана и приступлено к механической обработке.
4. Исполнение задержалось ввиду неготовности стального материала.
5. Склепано, обрабатывается.
6. Поковки и отливки заготовлены, находятся в обработке.

»

Согласно полученным от ОСЗ сведениям, закончить все части завод может не раньше конца января, если теперь же приступит к работе в порядке срочности. Что же касается частей нашей поставки, то как известно, станок, кронштейны подцапфенные и прибойники были заказаны нами с разрешения АО ГУК заводу Vickers, причем полагаем, что все эти части уже готовы, т.к. станок уже отстрелян..."

Испытания станка, упомянутые в приведенной выдержке из документа, состоялись в августе 1917 г. в Англии на полигоне фирмы Vickers одновременно с испытанием заказанной русским флотом 406-мм/45 пушки. В Россию этот станок, как и само опытное орудие, доставлен не был. Таким образом, в результате всех переносов и проволочек, вызванных войной, не удалось оборудовать на Главном морском полигоне опытную 406-мм/45 установку и тем самым создать необходимый задел для проведения стрельб по отработке артиллерийской части будущих линкоров. Железобетонный фундамент для платформы 406-мм/45 орудия с торчащими из него по окружности анкерными болтами еще много лет был виден по соседству с 356-мм/52 установкой как памятник несбывшимся планам создания чудо-пушки, которая должна была стать прототипом для десятков грозных орудий непостроенных линейных эскадр...

Снаряды и заряды

Проектирование 406-мм снарядов началось задолго до того, как был поднят вопрос о переходе к 406-мм/45 орудию. Документы свидетельствуют, что эти снаряды разрабатывались в 1911-1912 гг. параллельно с разработкой 356-мм/52 снарядов для 52-калиберных орудий. Снаряды обоих орудий были схожи по конструкции, имели четырехкалиберный радиус головной части и единый вес для каждого калибра. Увеличение внутреннего объема для увеличения количества тола компенсировалось удлинением полубронебойного и фугасного снаряда по сравнению с бронебойным. Некоторые их характеристики приведены в таблице 4[6].

Снаряды 16"/45 артиллерийской системы.
406-мм снаряды относились к типу снарядов тяжелых морских орудий (305-мм, 356-мм и 406-мм), система которых была принята на вооружение в 1911 г. Снаряды "образца 1911 г." отличались увеличенным весом и длиной, повышенным содержанием взрывчатого вещества. Были снабжены мягким бронебойным наконечником ("Макаровский колпачок"), поверх которого навинчивался пустотелый баллистический обтекатель. Снаряды имели четырехкалиберный радиус головной части, увеличивающий дальнобойность на 25% по сравнению с предшествующим типом ("образца 1907 г.") без увеличения веса заряда.

Сразу после окончательного утверждения в мае 1914 г. чертежей 406-мм снарядов, ГУК предпринял шаги по размещению заказов на изготовление опытных партий снарядов всех типов. В соответствии с разработанной программой артиллерийских опытов по практическому исследованию их конструкции планировалось заказать по двадцать бронебойных, полубронебойных и фугасных снарядов "со сдачей этих снарядов на Морской полигон в годичный срок" Все снаряды решено было испытывать на бронепробиваемость под углом 25°: бронебойные по 14"-15" (т.е. 350-380 мм) плите, полубронебойные по 11" (280 мм) плите и фугасные по 8" (200 мм) плите. Основным требованием, предъявляемым к снарядам при испытании, было "сохранение корпусов без вскрытия внутренней пустоты."

Таблица 4. Весовые характеристики 406-мм снарядов, кг
Тип снаряда Вес неснаряженного снаряда Вес взрывчатого вещества Полный вес снаряда
Бронебойный 1086 30 1116
Полубронебойный 1040 76 1116
Фугасный 1023 93 1116

Заказы на изготовление опытных снарядов должны были быть размещены на нескольких заводах, выразивших желание их изготовить. Каждому из заводов предоставлялось право изготовить от 6 до 10 шт. каждого рода снарядов. При этом имелась в виду передача заказов в будущем тому из заводов, чьи опытные образцы при испытаниях окажутся наиболее удачными.

Из числа заводов, выразивших готовность изготовлять 406-мм опытные снаряды, заказы были размещены на Обуховском и Пермском, которым было поручено изготовить по десять снарядов каждого из типов. Наряд Пермскому заводу за № 7947 был выдан 18 июня 1914 г., а Обуховскому за № 10199 30 июня того же года. Окончательный срок исполнения этих нарядов был после всех переносов определен на 1 октября 1916 г., но еще к 1 апреля 1916 г. Пермский завод отправил на Главный морской полигон законченные изготовлением 10 бронебойных снарядов. Заготовки под оставшиеся двадцать снарядов были Пермским заводом отлиты и откованы, но изготовлением так и не закончены. Обуховский завод к изготовлению своих снарядов вообще не приступал.

Помимо этих снарядов, сто стальных практических снарядов ("ядер") были заказаны осенью 1914 г. фирме Vickers. Изготовление их началось лишь осенью 1916 г. Общее количество произведенных в Англии практических снарядов неизвестно, но опытное 406-мм/45 орудие отстреливалось именно ими.

В качестве метательного пороха в 406-мм/45 орудии планировалось использовать традиционный для русского флота трубчатый порох. Весной 1914 г. для новой пушки были разработаны три его сорта, и в июне Охтенский пороховой завод Морского министерства приступил к изготовлению опытных образцов. Для испытания заказанного фирме Vickers второго 406-мм/45 орудия в Англию в июле 1914 г. было отправлено "700 пудов" (11466 кг) пороха из арсеналов Кронштадтского военно-морского порта. Этот нитроцеллюлозный трубчатый порох относится к сорту, разработанному для использования в 203-мм/50 орудиях, состоявших на вооружении линкоров типа «Андрей Первозванный» и типа «Евстафий», а также броненосного крейсера «Рюрик II». Характеристики его наиболее близко подходили к таковым пороха, планируемого непосредственно для 406-мм/45 орудия. Всего же для испытаний 406-мм/45 опытной пушки предполагалось выдать заказ на изготовление "5100 пудов" (83538 кг) пороха.

Баллистика

Таблица 5. Сравнительная таблица мощности 356-мм/52, 381-мм и 406-мм/45 орудий для дистанции 30, 60, 90 и 120 кбт, рассчитанная МГШ
Дистанция, кбт Калибр Угол прицеливания Угол падения снаряда Конечная скорость снаряда, м/с Конечная энергия снаряда, тм Толщина КЦ плиты пробиваемая под 90°, мм Толщина КЦ плиты пробиваемая под 25°, мм
30 356-мм/52 2°33' 2°52' 698 18490 663 577
30 15" 2°44' 3°02' 680 21500 686 622
30 406-мм/45 2°39' 3°00' 686 26630 744 676
60 356-мм/52 5°48' 7°12' 585 13100 513 452
60 15" 6°11' 7°38' 576 15560 539 490
60 406-мм/45 6°06' 7°24' 588 19780 594 534
90 356-мм/52 10°10' 14°06' 494 9300 389 338
90 15" 10°40' 14°38' 491 11330 414 376
90 406-мм/45 10°35' 14°23' 509 15660 465 422
120 356-мм/52 16°03' 24°44' 430 7020 290 252
120 15" 16°52' 25°11' 433 8740 312 285
120 406-мм/45 16°13' 23°41' 448 11350 358 325
Примечание: КЦ - броня Круппа цементированная

Установки

Полигонные установки

Опытная установка 356-мм орудий Морского полигона.
Универсальная платформа с 16"/45 орудием и станком.

В 1914 году на Морском полигоне началось строительство трех установок для испытания отстрелом 356-мм/52 и 406-мм/45 орудий. Установка позволяла проводить испытания как самого ствола (см. рис., поз. А), так и его станка (см. рис., Б), а также подцапфенных кронштейнов (см. рис., В). Все установки не были окончены постройкой к концу Первой Мировой войны - были залиты только бетонные основания с арматурой крепления, проведены подъездные пути, но никаких металлоконструкций самих установок смонтировано не было.

Аналогичную конструкцию имела, введенная в строй летом 1916 г., установка с 356-мм/52 орудием, широко применявшаяся вплоть до начала 1940-х гг. для различных экспериментов в области артиллерийского вооружения.

Четырехорудийная установка проекта «линкора 1915 г.»

Предполагаемый вид «линкора 1915 г.»

Условия на проектирование линкора 1915 г. предусматривали немало радикальных технических новшеств в его конструкции, но пожалуй самым интересным из них было решение разместить его 406-мм/45 артиллерию в четырехорудийных башнях. История создания башенных установок в России после 1906 г. служит наглядным примером успеха новых технических идей, и в этой области военного кораблестроения страна двигалась на гребне мировой технической мысли. Для первого же отечественного дредноута была спроектирована трехорудийная установка новых 305-мм/52 орудий главного калибра. Ее конструкция была полностью разработана русскими инженерами, а постройка осуществлена на русских заводах. Башня оказалась весьма удачной и продемонстрировала высокий уровень отечественного машиностроения в части осуществления передовых разработок. После введения в 1909 г. трехорудийной установки она была применена на трех типах русских дредноутов.

Однако бурный прогресс военного судостроения тех лет породил новые мысли относительно размещения пушек в орудийных башнях. Впервые эти идеи обрели форму во французском флоте, когда для линейных кораблей 1912 г. после долгих колебаний была принята четырехорудийная башня. Французы вплотную приступили к проектированию своей четырехорудийной установки уже в начале 1912 г., когда начались расчеты основных характеристик планируемых для закладки в этом году новых линкоров. Разработку вела компания Saint-Chamond, инженер которой М.Дюпон весь предшествующий год работал над данной проблемой. В конце апреля 1912 г. предложения фирмы были рассмотрены морским министром, а в конце июля с компанией был подписан контракт на изготовление башен для будущего линкора, проект которого получил обозначение "А-7-бис".

Линейный корабль Normandie с вооружением из 12 340-мм/45 орудий установленных в четырехорудийных башнях. Вид сбоку, продольный разрез и вид сверху.

В общем, ход рассуждений специалистов французского Морского генерального штаба, высказавшихся за четырехорудийную башню, был совершенно логичен. Совершенствование дредноута, стремление создать корабль, заведомо превосходящий линкор потенциального противника, привело к появлению огромных дорогостоящих гигантов, и поэтому кораблестроители, стиснутые со всех сторон жесткими ограничениями, были вынуждены экономить буквально каждую тонну отпущенного на проект водоизмещения, интенсивно используя все новинки. На линкорах проекта "А-7-бис" - будущем типа Normandie - планировалось установить такие же 340-мм орудия в 45 калибров длиной, как и на предшествующем типа Bretagne. Но если двухорудийная башня на типе Bretagne имела вес 1030 т, то четырехорудийная башня проекта "А-7-бис" 1500 т. Таким образом, выигрыш в весе на одно орудие составлял 27 %, а в целом по проекту для двенадцати орудий получалась экономия в 1700 т. Сэкономленный на башнях вес позволял существенно улучшить их защиту, кроме того, как цель, четырехорудийная башня была на 46 % меньше, чем две двухорудийные.

Интересно, что на новый способ размещения главных орудий в башнях французский флот, по-видимому, возлагал определенные надежды, и более мощные корабли следующей дивизии (тип Lyon, программа 1915 г.) также должны были нести их 340-мм артиллерию в четырехорудийных установках. На кораблях типа Lyon была добавлена четвертая башня главного калибра и число тяжелых орудий на них возросло до 16.

В течение 1912-1913 гг. ни одна страна не решилась последовать примеру французского флота. В России первые сведения о готовящихся французами нововведениях появились в январе 1913 г., когда от морского агента (атташе) во Франции в русский МГШ поступили сведения о "предположенных к постройке двух броненосных крейсерах с тремя четырехорудийными ... установками каждый". В апреле 1913 г. последовала закладка первых двух кораблей новой серии (Normandie и Languedoc) и стали известны некоторые подробности их вооружения. Свежая французская практика давала основания надеяться, что и для будущих балтийских линкоров, ввиду предполагавшегося резкого возрастания их водоизмещения, четырехорудийная установка могла послужить условием крупной экономии веса.

Четырехорудийная установка 305-мм/40 орудий, разработанной на Металлическом заводе в 1901 г.
Веса брони башни:
Вертикальная броня 250 мм - 262 т
Крыша 50 мм - 53 т
Крыша над подачной трубой 100 мм - 14,5 т
Верхняя часть барбета 200 мм - 190 т
Нижняя часть барбета 100 мм - 75,5 т
Всего брони - 595 т

Собственно говоря, идея размещения тяжелой корабельной артиллерии в четырехорудийных установках была для русского кораблестроения не так уж нова. На рубеже веков проект 305-мм/40 четырехорудийной башни был предложен Металлическим заводом. Однако общая несбалансированность и тяжеловесность конструкции не позволяли надеяться, что эта разработка найдет применение на тогдашних броненосцах. Следующей попыткой приблизиться к подобной установке были проекты линейных кораблей, выдвинутых на конкурс первого русского дредноута в 1907 г. под девизами "12981" и "31339". Отсутствие опыта проектирования и использования четырехорудийных башен в сочетании с новизной проблемы разработки линкора нового типа послужили причиной того, что на конкурсе эти проекты были отклонены в первую очередь. Приведенные примеры свидетельствуют, что подобная радикальная идея, сулящая немалые выгоды, время от времени посещала умы отечественных моряков и корабельных инженеров.

В начале 1910-х годов детальные приготовления французского флота послужили, как это часто бывало, решающим толчком для сомневающихся в России, и летом 1913 г. при русском МГШ была создана особая "Комиссия по выработке правил и инструкций по тактической и организационной частям морской артиллерии", в задачу которой входила оценка целесообразности следования французскому примеру в части перехода для новых линкоров к четырехорудийной башне. После серии заседаний, в августе 1913 г. комиссией по этому поводу были высказаны следующие соображения:
1) вероятность попадания в три четырехорудийные башни меньше, чем в четыре трехорудийные;
2) большая масса четырехорудийной башни выгоднее в смысле сопротивления ударам снарядов;
3) броневую защиту четырехорудийных башен, при том же общем весе артиллерии осуществить легче;
4) заряжание (подача) четырехорудийных башен удобнее осуществимо благодаря симметричности;
5) большая масса башни уменьшит поворот при выстреле;
6) с точки зрения организации стрельб удобнее комбинировать залпы, чем при трехорудийных башнях.

В силу приведенных выше соображений комиссия высказалась за четырехорудийные башни, при условии, что орудия будут расположены автономно и отделены друг от друга броневыми переборками. Вывод о последнем условии был сделан после обсуждения двух вариантов размещения орудий в башнях: располагать ли каждое орудие совершенно автономно, отделив его от соседних толстыми 102-125 мм (4"-5") броневыми траверзами, или же допустимо соединять два орудия в одну обойму так, чтобы башня состояла "как бы из двух двуствольных орудий".

В пользу второй конструкции высказывались те соображения, что башни могли быть спроектированы более узкими, что способствовало бы увеличению углов обстрела, кроме того существенно упрощались схемы. Против соединения двух орудий вместе приводились следующие доводы:
1) выстрелы приходилось бы производить в каждой из башен сразу из двух орудий, расположенных по одну и ту же сторону от диаметральной плоскости, что могло вызвать поворот башни;
2) большая вероятность одновременного повреждения обоих орудий;
3) в случае осечки или затяжного выстрела у одного из орудий, откат обоих орудий все равно совершался бы за счет работы другого, и поэтому обнаружить непроизводство выстрела первого орудия было бы труднее, следствием чего могли бы стать несчастные случаи;
4) из-за неодновременности выстрелов двух орудий, что почти всегда должно иметь место, можно опасаться перекоса орудий в обойме и вызванного этим расстройства всей системы.

Проект линкора 1914 г. с 16" артиллерией. Вид сбоку.
Проект линкора 1914 г. с 16" артиллерией. Вид сверху.
Проект линкора 1914 г. с 16" артиллерией. Продольный разрез. Расположение башенных установок и их погребов, бронирование их элементов.

В результате было решено иметь каждое орудие совершенно автономным. На том же совещании высказывалось мнение о желательности такого устройства ограничителя опасных углов, при которых выводились бы не сразу орудия всей башни, но постепенно. Это должно было способствовать улучшению диаграммы углов обстрела корабля.

Выводы комиссии были положены в основу заданий МГШ на проектирование четырехорудийной башенной установки для нового линейного корабля. Однако, после первых приближенных расчетов выяснилось, что применить схему "все орудия самостоятельные" не представляется возможным, поскольку в этом случае вес и размеры башни получались настолько большими, что делали применение ее совершенно неоправданным. В результате было решено следовать французской схеме, разместив орудия попарно на двойных люльках и предусмотрев при этом возможность ведения огня одним орудием в случае выхода из строя соседнего.

Однако, помимо массы достоинств, идея четырехорудийной башни несла в себе и существенный недостаток. Он заключался в том, что имелись весьма обоснованные сомнения, насколько вообще удастся успешно справиться с проблемой быстрой подачи боеприпасов к орудиям, принимая во внимание как рост размеров, так и новизну конструкции. Вопрос этот напрямую обуславливал скорострельность, что, как мы помним, было краеугольным камнем концепции нового линкора вообще. Поэтому МГШ в условиях на проектирование четырехорудийной 406-мм установки обратил особое внимание на скорость заряжания, которая подобно трехорудийным установкам кораблей типа «Севастополь» и типа «Измаил» не должна была превышать 20 с, что позволяло иметь скорострельность по три выстрела в минуту из каждого орудия.

Разработке четырехорудийной башни предшествовал новый важный шаг вперед в подходе к ее проектированию. В связи с постановкой дела судостроения на долговременную планомерную основу было решено отныне сосредоточить разработку всех орудийных башен для боевых кораблей русского флота в специальном "Проекционном башенном бюро ГУК" при одном из крупных казенных судостроительных заводов. Выбор пал на Адмиралтейский судостроительный завод, который прежде никогда вообще разработкой башен не занимался. Основной специализацией этого предприятия были крупные корабельные корпуса линкоров и линейных крейсеров, а для изготовления судовых механизмов он имел постоянного партнера в лице соседнего Франко-Русского завода. Лидером в проектировании трехорудийных установок для русских дредноутов был в то время петербургский Металлический завод, однако он являлся частным предприятием, а в планы Морского министерства входило сосредоточение проектирования и строительства башен для всех своих будущих линейных судов в собственных руках на подчиненном ему предприятии[7].

В декабре 1913 г. руководство ГУК и Адмиралтейского завода принципиально решили вопрос об организации артиллерийского техбюро, а в январе 1914 г. ГУК перечислил заводу 115 тыс. руб. на устройство этого проектного подразделения. В состав штата проекционного башенного бюро должны были войти три инженера, десять конструкторов, около сорока чертежников, копиистов, переписчиков и фотографов. Отдельной статьей сметы предполагалось широко пользоваться консультациями специалистов со стороны. Заведующим технического бюро артиллерийского отдела завода был назначен корабельный инженер, поручик Е.Л.Бравин.

Учитывая всю срочность задачи, проектирование орудийных установок в новом конструкторском бюро развернулось уже с первых дней 1914 г. причем проработки велись не только по четырехорудийной, но и также и по двух- и трехорудийной установкам. Как и предполагалось, возникли определенные трудности с решением некоторых технических вопросов, общий круг которых хорошо виден по отрывку из донесения начальника завода А.И.Моисеева товарищу морского министра:

« В настоящее время в Артиллерийском отделе вверенного мне завода производится целый ряд работ по разработке 16" башенных установок и станков. Таковые установки и станки разрабатываются в России впервые и разработку их приходится вести в такой момент, когда еще 14" установки не испытаны, почему и не имеется для них никакого опытного материала. Имеющийся же опыт относится лишь к 12" станкам и ввиду значительной разницы калибров по отношению к 16" может быть признан лишь с большой осторожностью. Уже для 14" станков при изготовлении отдельных частей встретились большие затруднения, ввиду их значительных размеров. Еще большие затруднения надо ожидать при изготовлении 16" станков, почему и необходимо изыскать теперь же средства, чтобы обойти все эти затруднения. Кроме того, теперь же необходимо получить целый ряд практических коэффициентов, входящих в формулы применяемых при расчете компрессоров и станков, с указаниями для каких конструкций они применимы. Бее эти данные являются результатом годами накопляемого опыта и потому могут быть получены лишь у завода с большим опытом, как, например, завод Сен-Шамон с которым вверенный мне завод состоит в соглашении от 7 февраля 1914 г.... »
Проект четырехорудийной 16"/45 установки "Проекционного башенного техбюро ГУК при Адмиралтейском судостроительном и башенном заводе", март 1914 г. Продольный разрез с указанием толщин брони.
Цифрами обозначены: 1 - Башенный дальномер, 2 - Боевое отделение, 3 - Подбашенное отделение, 4 - Перегрузочное отделение, 5 - Подачная труба, 6 - Снарядный погреб, 7 - Зарядный погреб, 8 - Зарядник, 9 - Цепной прибойник, 10 - Снарядная (зарядная) тележка, 11 - Снарядные (зарядные) ячейки, 12 - Боевой штыр, 13 - Жесткий барабан, 14 - Шаровой погон, 15 - Орудие со станком, 16 - Балки каркаса башни, 17 - Вход в башню, 18 - Переборка между орудиями, 19 - Зубчатый сектор вертикальной наводки.
Проект четырехорудийной 16"/45 установки "Проекционного башенного техбюро ГУК при Адмиралтейском судостроительном и башенном заводе", март 1914 г. План боевого отделения с указанием толщин брони.
Цифрами обозначены: 1 - Башенный дальномер, 2 - Боевое отделение, 3 - Подбашенное отделение, 4 - Перегрузочное отделение, 5 - Подачная труба, 6 - Снарядный погреб, 7 - Зарядный погреб, 8 - Зарядник, 9 - Цепной прибойник, 10 - Снарядная (зарядная) тележка, 11 - Снарядные (зарядные) ячейки, 12 - Боевой штыр, 13 - Жесткий барабан, 14 - Шаровой погон, 15 - Орудие со станком, 16 - Балки каркаса башни, 17 - Вход в башню, 18 - Переборка между орудиями, 19 - Зубчатый сектор вертикальной наводки.
Проект четырехорудийной 16"/45 установки "Проекционного башенного техбюро ГУК при Адмиралтейском судостроительном и башенном заводе", март 1914 г. Поперечный разрез с указанием толщин брони, фрагмент установки выше ватерлинии. В левой части показано сечение станка с зубчатыми секторами вертикальной наводки.
Цифрами обозначены: 1 - Башенный дальномер, 2 - Боевое отделение, 3 - Подбашенное отделение, 4 - Перегрузочное отделение, 5 - Подачная труба, 6 - Снарядный погреб, 7 - Зарядный погреб, 8 - Зарядник, 9 - Цепной прибойник, 10 - Снарядная (зарядная) тележка, 11 - Снарядные (зарядные) ячейки, 12 - Боевой штыр, 13 - Жесткий барабан, 14 - Шаровой погон, 15 - Орудие со станком, 16 - Балки каркаса башни, 17 - Вход в башню, 18 - Переборка между орудиями, 19 - Зубчатый сектор вертикальной наводки.
Проект четырехорудийной 16"/45 установки "Проекционного башенного техбюро ГУК при Адмиралтейском судостроительном и башенном заводе", март 1914 г. План снарядного погреба. Фрагмент.
Цифрами обозначены: 1 - Башенный дальномер, 2 - Боевое отделение, 3 - Подбашенное отделение, 5 - Подачная труба, 8 - Зарядник, 10 - Снарядная (зарядная) тележка, 11 - Снарядные (зарядные) ячейки.
Последовательность операций по загрузке снаряда из ячейки хранения в зарядник вращающегося ствола поданной трубы: 1 - Перегрузка со стеллажа на лоток внутренней тележки, 2 - Перегрузка через пламянепроницаемую захлопну погреба на наружную тележку, скрепление ее со стволом поданной трубы и поворот лотка тележки для совмещения с осью загрузочной горловины зарядника, 3 - Перегрузка снаряда с лотка наружной тележки в зарядник.

При проектировании 406-мм установки, в соответствии с общей идеей нового линкора, была поставлена задача обеспечения очень высокой скорострельности - не реже одного выстрела в 20 с. Это предъявляло особые требования ко всем элементам башни, включая устройство погребов, от которого зависело удобство извлечения боеприпасов из ячеек их хранения и, соответственно, скорость заряжания. Поскольку при существенном увеличении калибра орудий предвиделись значительные трудности с обеспечением заданной скорострельности, было предложено использовать в новой установке погреба кольцевого типа. Идея появилась, по-видимому, в связи с успешным испытанием 305-мм/40 двухорудийных башенных установок линкоров-додредноутов типа «Андрей Первозванный», вошедших в строй в 1912 г. и в течение 1913 г. добившихся хороших результатов в части скорострельности. Это было вызвано и впервые примененной на них и детально проработанной конструкцией погребов, представлявших собой погреба кольцевого типа. Уже на корабле скорость заряжания удалось довести до 28 с, вместо контрактной 40 с, и один из авторов новой конструкции впоследствии вспоминал, что "в полном соответствии с этим находилась и подача боеприпасов в погребах, которая у прежних установок была настолько медленной, что делала бесцельной увеличение других скоростей в башне". Оценивая положительный опыт нового подхода, он отмечал, что "погреба были приспособлены к башне, а не так, как имело место у прежних установок, когда снаряды располагались в свободных помещениях вокруг башни".

Особенность кольцевых погребов состояла в том, что боеприпасы (снаряды и полузаряды) в них складировались на кольцевых стеллажах по окружности, причем каждый из них был ориентирован по радиусу к оси установки. Подобная равномерность давала значительную экономию времени при загрузке в зарядник боеприпаса из того ряда, который оказывался ближайшим к приемному отверстию поданной трубы на любом угле поворота башни в бою. Кроме того, "снарядная тележка, в связи с расположением ее на вращающейся круговой площадке с подготовленными желобами для снарядов, в достаточной мере обеспечивала скорость питания зарядников снарядами, при самом невыгодном их расположении в погребе, а также независимо от крена и качки, чего раньше не было".

Однако этот тип погребов, в силу их симметричности, требовал большего пространства с боков, что могло значительно стеснить устройство бортовых отсеков конструктивной защиты, особенно для концевых башен. Поэтому параллельно разрабатывались 406-мм/45 установки с сотовыми погребами улучшенного типа, примененные в предшествующих проектах русских дредноутов с 305-мм/52 и 356-мм/52 орудиями[8].

Предэскизные проработки по двухорудийной 406-мм установке датированы 10-12 марта 1914 г. Диаметр погона составлял 9400 мм, а полный диаметр кольцевого варианта 11500 мм. В погребах удалось разместить по 192 снаряда и 336 полузарядов (по 96 и 168 на орудие соответственно). Подача снарядов осуществлялась элеваторами, зарядов - зарядниками. 16 мая 1914 г. датирован чертеж предварительного эскиза 406-мм двухорудийной башни. Он представлял два варианта погребов - кольцевых и сотовых. Диаметр первых был увеличен до 12000 мм, а размеры в плане сотового погреба составляли 14000x7600 мм, что, конечно же, позволяло существенно улучшить конструктивную противоторпедную защиту во втором случае. Все прочие размеры обеих башен были идентичны. Расстояние между осями орудий было принято 3000 мм.

Трехорудийная 406-мм установка проектировалась 27 февраля - 7 марта 1914 г. Диаметр погона составлял 10800 мм, расстояние между осями орудий уменьшалось до 2750 мм. В варианте с кольцевыми погребами их диаметр был принят 14200 мм, размеры в плане сотовых, представлявших альтернативный вариант, составляли 13300x18420 мм, что не давало такого резкого контраста между обоими типами погребов как в случае двухорудийной установки. Типы подачи были представлены более широко - последняя осуществлялась зарядниками, элеваторами или комбинировано (снаряды элеваторами, заряды зарядниками). Окончательный эскиз в двух вариантах был датирован также 16 мая 1914 г.

Проекты четырехорудийных башен составлялись параллельно с разработкой двух- и трехорудийных установок. Но разработка четырехорудийной башни была завершена намного раньше - к 19 марта 1914 г. поскольку ее характеристики были необходимы в первую очередь для внесения в эскизный проект линкора для скорейшего решения вопроса о том, насколько вообще возможно создание проекта нового тяжелого артиллерийского корабля в рамках тогдашнего достаточно жесткого задания МГШ. Диаметр погона составлял 12600 мм, диаметр кольцевых погребов 17600 мм (хотя в одном из вариантов его удалось обеспечить не свыше 16800 мм), размеры сотовых - 16300x20400 мм. Вариант башни с кольцевыми погребами имел вес на 50 т меньше, он и был отобран для эскизного проекта линкора.

В конце мая 1914 г. появились еще два варианта проекта четырехорудийной башни, отличавшихся большей уравновешенностью. В первом из них 406-мм/45 орудия размещались на парных люльках, во втором - на отдельных станках. Эти разработки показали, что опасения комиссии 1913 г., высказывавшейся за парные станки как предположительно существенно уменьшавшие габариты и вес новой башни в целом, оказались напрасными. Ширина башни с индивидуальной установкой каждого орудия оказалась лишь на 200 мм больше, а длина ее стала даже на 250 мм меньше, чем во втором варианте. Все остальные габариты башен были идентичны.

Эскизные проекты всех 406-мм башен, разработанных на Адмиралтейском заводе в течение февраля- июня 1914 г., объединяет ряд особенностей. Как и в проектах башен предшествующих русских дредноутов, подача в 406-мм установках осуществлялась с перегрузкой. Снаряды, более подверженные опасности детонации при минно-торпедных взрывах, располагались выше полузарядов, которым отводились нижние помещения погребов, удобные также и в отношении быстроты затоплениях их при пожаре. Оси орудий во всех случаях располагались на единой высоте над ватерлинией, равной 8900 мм. Вместительность погребов всех установок рассчитывалась на 80 выстрелов для каждого орудия. Единой была и схема бронирования башен: лоб - 16" (400 мм), стенки - 16"-10" (400-200 мм), плоская часть крыши - 10" (250 мм), наклонная - 8" (200 мм), тыл - 16" (400 мм). Толщина барбета выше уровня верхней палубы составляла 12" (300 мм), ниже - 8" (200 мм).

Подобно предшествующим конструкциям 305-мм/52 и 356-мм/52 башен вращение стола 406-мм установки на погоне предполагалось осуществлять посредством стальных шаров. Их число и диаметр неизвестны. Планировался встроенный башенный дальномер с 6-м базой, окуляры которого выходили на крышу башни в задней ее части. Вход в башню был устроен через тыльную броню, как и в предшествующих проектах.

В июне 1914 г. работы по проектированию 406-мм установок были приостановлены до получения точных данных по 406-мм/45 орудию и его станку, опытные образцы которых были уже заказаны и начаты изготовлением. В августе в связи с остановкой проектирования, вызванной началом войны, остаток средств на содержание артиллерийского техбюро был ГУКом отозван, и конструкторские работы по 406-мм установке больше не возобновлялись.

Несмотря на прекращение конструкторских работ, артиллерийские установки будущих линейных кораблей вновь стали предметом дискуссии в конце лета 1915 г. Причиной этому послужила оценка первого опыта, полученного флотом при эксплуатации трехорудийных 305-мм/52 установок линкоров типа «Севастополь». К началу лета 1915 г., за восемь месяцев, прошедших со времени вступления в строй всех четырех дредноутов, эти установки были полностью освоены и опробованы.

В целом безусловно удачные, они послужили основой для дальнейших умозаключений. Немногочисленные недостатки установок, вызванные их общей сложностью и новизной конструкции, были подвергнуты артиллеристами флота всесторонней критике. При этом было выдвинуто немало предложений как по отдельным узлам и решениям, так и по развитию артиллерии будущих линкоров в целом. В течение 1915 г. было проведено большое количество стрельб главного калибра и материальная часть артиллерии дредноутов была доведена до совершенства. Это дает основания полагать, что полученный опыт должен был стать решающим при разработке башенных установок будущих линейных кораблей.

Вопрос о числе орудий в башнях был оценен по-разному, но в основном моряки высказались за переход на двух- и четырехорудийные башни. Флагманский артиллерист штаба эскадры Балтийского моря капитан 2 ранга Н.А.Вирениус аргументировал подобный подход так:

« ...вероятно, никогда не удастся справиться с происходящим при одиночном выстреле резком повороте башни, вызывающим потерю цели наводчиком. Это свойство, а также сложность стрельбы по системе все средние пушки и по две крайних из двух башен, вынуждает стрелять трех- или шестиорудийными залпами с неравномерной площадью рассеивания. Таким образом, является желательным переход на четырехорудийные башни, стреляющие двухорудийными залпами, для чего следует иметь соединение на залп двух средних и двух крайних орудий... »

Предложенная им боевая схема линкора представляла корабль с двумя четырехорудийными и двумя двухорудийными башнями, сосредоточенными в двух группах, причем двухорудийные башни устанавливались возвышенно над четырехорудийными. По мнению флагарта штаба эскадры, это должно было обеспечить в общей сложности четыре шестиорудийных залпа в минуту.

Флагманский артиллерист штаба командующего флотом Балтийского моря капитан 2 ранга В.А.Свиньин более осторожно подходил к применению четырехорудийной башни:

« ... в будущем предусматривать четырехорудийные башни следует, но не выполнять как вооружение целой серии кораблей. Относительно комбинации в залпе 1 2х op. + 1 4 ор. = 6 ор. или 1 3х op. + 1 3х ор. = 6 ор. можно сказать, что в смысле рассеивания это невыгодно в одинаковой мере, поэтому полагаю наиболее рациональным расположение артиллерии в двухорудийных башнях, при введении же центральной наводки и точных целеуказателей трехорудийные башни следует признать безусловно выгодными. »

Все артиллеристы решительно высказались за существенное упрощение многих башенных механизмов, и особенно - за кардинальное улучшение электрической части установок. Как путь для достижения этих целей было предложено в новых установках перейти на постоянный угол заряжания. Подобное решение (установление зарядника в угле 6-7°) давало массу преимуществ:
1) надежную регулировку всей системы подачи, работающей все время в одинаковых условиях;
2) упрощение прибойника и его приводов, что давало бы "идеальное однообразие досылки";
3) резкое упрощение схем в связи с уменьшением до минимума взаимной замкнутости;
4) уменьшение числа механизмов в башне в три раза, возрастание надежности;
5) понижение стоимости.

Что же касается вероятных возражений по поводу возможного уменьшения скорости стрельбы, то было подсчитано, что при заряднике, установленном в положение 6-7° возвышения, орудию для приведения в положение заряжания пришлось бы пройти 11-12°, считая максимальный угол возвышения в 18°. На это, согласно расчетам, должно было потребоваться не более 3 с, в течение которых можно осуществлять открытие и закрытие замка. Единственной расплатой за все эти преимущества мог стать намного более интенсивный износ механизмов вертикального наведения.

Конструкция 16" орудийной установки, предложенная флагманским артиллеристом 1-й бригады линейных кораблей Балтийского флота (дредноуты класса «Севастополь») старшим лейтенантом С.А.Изенбеком, декабрь 1915 г.
Цифрами обозначены: 1 - Орудие со станком, 2 - Цепной прибойник, 3- Башенный зарядный пост, 4 - Башенный дальномер, 5 - Башенный центральный пост, 6 - Подачная труба, 7 - Элеваторы подачи боезапаса, 8 - Снарядный погреб, 9 - Зарядный погреб, 10 - Снарядная (зарядная) тележка.
Порядок работы механизма подачи: Загрузка боеприпаса (снаряда и полузаряда) производится из ориентированной по радиусу к оси установки ячейки его хранения сначала на лоток снарядной тележки в погребе (10), затем из последней - на лоток подачной трубы (6). Далее, своей тяжестью разворачивая лоток, снаряд становится вертикально и попадает в подачную трубу. По элеватору (7) проходящему внутри нее, снаряд поднимается наверх в башенный зарядный пост (3), где перемещается из вертикального в горизонтальное положение, соответствующее углу заряжания орудия (1). Последнее после производства очередного выстрела возвращается в угол заряжания, во время его движения автоматически происходит открывание замка. Откидывается лоток зарядного поста и в открывшееся отверстие из него на лоток выталкивается снаряд, досылаемый затем цепным прибойником (2) в канал ствола. После последовательного досылания поступающих из зарядного поста полузарядов затвор орудия закрывается, и оно приводится в угол вертикальной наводки. Все это время боеприпасы для очередного выстрела непрерывно поступают по элеваторам в зарядный пост. По сравнению с существовавшей системой подачи новая конструкция позволяла создать не зависящие друг от друга хорошо защищенные цепи подготовки орудия к выстрелу, повышая тем самым темп ведения огня и существенно упрощая все башенные механизмы.

Собственно, при разработке эскизных проектов 406-мм башен еще в начале 1914 г. в одном из вариантов было предложено устройство заряжания пушек при постоянном угле. Это, в связи с принципом совмещения стрелок на принятых прицелах вполне позволяло разработать такую систему, при которой постоянный угол заряжания не вызвал бы никаких неудобств в отношении скорости стрельбы, а также в смысле быстроты и правильности наводки. Капитан 1 ранга М.А. Кедров предлагал также следующие нововведения:

« ... переходя к вопросу о требованиях, которые должны быть поставлены при создании новых 16" башен, возможно может быть, считать желательным совершенно отказаться от зарядников, подносящих заряды и снаряды непосредственно к казеннику, а поднимать снаряды и заряды непрерывно элеватором где-либо в стороне от орудия, подпитывая этим все время снарядный стол с которого снаряды, скатываясь на лоток, опускающийся поперек казенника, прибойником досылались бы в орудие, устанавливаемом для заряжания в точно определенном углу. Такой способ заряжания дал бы нам следующие выгоды:

1. Наверху на снарядном столе был бы все время некоторый запас снарядов.
2. Орудие совершенно не стеснялось бы зарядником.

Можно было бы отказаться от шкивов в лебедке зарядника, расположенных непосредственно под крышей башни и необеспеченных таким образом от разрушения при падении в верхнюю броню..."

»

Эти общие идеи одного из самых авторитетных в русском флоте артиллеристов детально развил в конце 1915 г. флагарт балтийской бригады дредноутов С.А.Изенбек. Детально проанализировав развитие русских морских тяжелых артиллерийских установок после русско-японской войны (305-мм/40 кораблей типа «Андрей Первозванный» и типа «Евстафий», 305-мм/52 у типа «Севастополь», типа «Императрица Мария» и «Император Николай I», и 356-мм/52 у типа «Измаил»), он предложил 406-мм орудийную установку для будущих линкоров, конструкция которой существенно упрощалась по сравнению с предшествующими типами. Основным нововведением было то, что заряжание производилось при постоянном вертикальном угле, равном 8°. Эта величина была избрана по причине соответствия ее дальнобойности 406-мм/45 орудия на этом угле в 80 - 90 кб, что примерно равнялось боевой дистанции для будущего линкора. Для увеличения скорости подачи боеприпасов из погреба к орудиям С.А.Изенбек предлагал отказаться от применявшихся прежде решений: "...для питания должна быть применена любая система - нории, шланговый элеватор и т.п., но отнюдь не тросовый зарядник. Питание идет непосредственно из погреба без всяких перегрузочных постов".

В самой башне планировалось предусмотреть "зарядные посты, хорошо бронированные броней в 4"-5", постоянно подпитываемые из погреба". В своем проекте флагарт бригады линкоров-дредноутов также высказывался за устройство погребов по типу кольцевых: "Следует признать, что укладка снарядов в лари по английскому способу не выдерживает критики, потому в погребах снаряды должны быть уложены в стеллажах с ячейками-лотками. Трубы подачи должны выходить в погреб, где кончаться откидными лотками, поворотная платформа должна доставлять снаряды из стеллажей, так чтобы ось снаряда была направлена к трубе".

Суммируя все эти нововведения и проведя посекундный расчет времени подготовки к одному выстрелу, С.А.Изенбек заключал, что "...только такая система может без фантастических скоростей и чрезмерных напряжений дать 4 выстрела в минуту из 14" или 16" орудия". Предложенная конструкция позволяла также значительно уменьшить размеры башни и улучшить ее защиту. Лобовая броня предусматривалась не ниже "калибра орудия", а крыша, которая должна была стать полностью плоской - не ниже 8" (200 мм).

Все приведенные примеры наглядно показывают, что вопрос совершенствования тяжелых артиллерийских установок и создания возможно более простой, надежной и эффективной башни для 406-мм/45 орудий будущих линкоров являлся предметом постоянного внимания со стороны русских морских специалистов. Ими было выдвинуто немало интересных идей и предложений, часть из которых была реализована при проектировании 406-мм трехорудийных установок линейных кораблей уже в советское время. До перехода к проектированию 406-мм линкоров русский флот на всех своих дредноутах использовал трехорудийную установку главных орудий. Идея четырехорудийной башни появилась только в виде вынужденной меры как возможный путь для существенной экономии веса главной артиллерии и, соответственно, всего проекта в целом. Однако неясной оставалась перспектива успешной технической реализации этой конструкции, обусловленная отсутствием опыта создания подобных установок. Проблема усугублялась существенным повышением калибра орудий, жесткими требованиями по скорострельности и недостатком времени для разработки и экспериментальных исследований отдельных узлов. Принимая во внимание все вышеизложенное, можно оценить перспективу быстрого создания в 1914 году четырехорудийной 406-мм установки как весьма проблематичную[9].

Многие в ГУК, по-видимому, полностью отдавали себе в этом отчет, поскольку весной 1914 г., параллельно с проектированием четырехорудийной установки 406-мм/45 орудий разрабатывались также двух- и трехорудийные установки, на которые был сделан весь упор при возобновлении проектирования линкоров два года спустя.

Таблица 6. Увеличение скорости заряжания орудий тяжелых калибров в башенных установках русского флота, 1908-1914 гг.
Тип корабля
(год разработки проекта башенной установки)
Тип установки и орудия Контрактная скорость
заряжания, сек
Скорость заряжания,
достигнутая в реальных условиях, сек
тип «Андрей Первозванный» (1905) двухорудийная 305-мм/40 установка 40 28
тип «Севастополь» (1909) трехорудийная 305-мм/52 установка 40 34
тип «Императрица Мария» (1911) трехорудийная 305-мм/52 установка 20 20
тип «Измаил» (1912) трехорудийная 356-мм/52 установка 20 -

Четырехорудийная установка проекта линкора Русско-Балтийского общества

Предполагаемый внешний вид и внутреннее устройство проектировавшегося в июне-июле 1914 г. на заводе Русско-Балтийского общества сверхдредноута с вооружением из шестнадцати 406-мм/45 орудий.

К проектированию линкора будущей морской программы в июне 1914 г. приступил и Ревельский судостроительный завод Русско-Балтийского судостроительного и механического общества. Конструкторские работы велись в техбюро верфи под руководством технического директора завода И.А.Гаврилова. В связи с засекреченностью подробного техзадания МГШ, на Ревельском заводе основывались в целом на предварительном задании конца 1913 г., которому пытались следовать наиболее полно.

Общие расчеты предполагаемых параметров проекта линкора завода Русско-Балтийского общества на основе его сохранившихся данных приводят к следующим главным характеристикам - водоизмещение 45000 т, длина 265 м, ширина 54,4 м, осадка 9,15 м. Главная артиллерия состояла из шестнадцати 406-мм/45 орудий в четырех четырехорудийных башнях (боезапас 80 и 100 выстрелов на орудие при нормальной и полной нагрузке соответственно). Все четыре установки располагались на верхней палубе на одной высоте от ватерлинии "для удобства наводки и стрельбы", что признавалось удобным и "в смысле уменьшения водоизмещения". Очевидно, что разработка проекта линейного корабля находилась на начальной стадии и к детальной проработке конструкции орудийных установок инженеры общества еще не приступали. Однако, сходство размеров установок на сохранившихся чертежах с установками проекта «линкора 1915 г.» , говорит об схожей конструкции, как минимум, боевого отделения башен.

Для уточнения некоторых технических требований завод запросил МГШ о более подробных данных для составления проекта. Ответ МГШ носил несколько уклончивый характер - поскольку проектировать новые линкоры было решено исключительно силами ГУК, Ревельскому заводу сообщили, что разработанные им основные характеристики будущего сверхдредноута совершенно не подходят к предполагаемым. Дальнейшее проектирование линкора с 406-мм артиллерией заводом Русско-Балтийского общества в связи с начавшейся вскоре войной развития не получило.

Двух- и трехорудийные установки проекта «линкора 1917 г.»

Рисунок проекта «линкора 1917 г.». Вариант №2.
Проекта «линкора 1917 г.». Вариант №2.
Проект двухорудийной 406-мм/45 установки "Проекционного башенного бюро ГУК при Адмиралтейском судостроительном заводе", март-май 1914 г. План боевого отделения.
Цифрами обозначены: 1 - Орудие со станком, 2 - Зарядник, 3 - Цепной прибойник, 4 - Подцапфенные кронштейны, 5 - Башенный дальномер, 6 - Вход в башню, 7 - Переборка между орудиями, 8 - Боевое отделение.
Проект трехорудийной 406-мм/45 установки "Проекционного башенного бюро ГУК при Адмиралтейском судостроительном заводе", март-май 1914 г. План боевого отделения.
Цифрами обозначены: 1 - Орудие со станком, 2 - Зарядник, 3 - Цепной прибойник, 4 - Подцапфенные кронштейны, 5 - Башенный дальномер, 6 - Вход в башню, 7 - Переборка между орудиями, 8 - Боевое отделение.
Реконструкция компоновки погребов боезапаса трехорудийной 406-мм/45 установки, разработанной АО ГУК в марте 1914 г.
Последовательность операции по подаче боезапаса к орудию: 1 - загрузка в нижний зарядник двух полузарядов, 2 - подъем нижнего зарядника по стволу поданной трубы к позиции загрузки снаряда, 3 - загрузка снаряда, 4 - подъем нижнего зарядника в перегрузочное отделение, 5 - перегрузка боезапаса на один выстрел из нижнего зарядника в верхний, 6 - подъем верхнего зарядника в боевое отделение к орудию, 7 - сцепление с качающейся частью орудия, досылка снаряда и заряда в камору.
Реконструкция компоновки погребов боезапаса трехорудийной 406-мм/45 установки, разработанной АО ГУК в марте 1914 г.
Цифрами обозначены: 1 - зарядники поданной трубы, 2 - выгородки трубопроводов систем.
Сечения по баланс-шпангоутам погребов боезапаса концевых 406-мм/45 башен варианта 2 проекта 1917 г. (слева - кормовая, справа - носовая) демонстрируют глубину их конструктивной подводной защиты в наиболее отнесенных в оконечности и, соответственно, наименее удаленных от наружной обшивки местах. Из реконструкции следует, что глубина бортового защитного слоя в наименее развитом сечении для носовой башни составляет 5-5,8 м, для кормовой - 5-7 м, а наименьшее отстояние зарядного погреба от наружной обшивки составляет 3-4 м. Подобный уровень защищенности артиллерийских погребов от подводных взрывов на их наименее протяженных по глубине участках можно признать весьма значительным. Он существенно превосходит аналогичные характеристики зарубежных проектов 406-мм линкоров периода 1916-1921 гг.

Осенью 1916 г. русским флотом были пересмотрены взгляды на конструкцию тяжелого артиллерийского корабля в свете новейшего опыта морской войны, и в соответствии с новыми требованиями принято решение о развертывании проектирования линкоров послевоенной программы для будущей Средиземноморской эскадры. Возглавил работы опытный корабельный инженер В.П.Костенко, с 1912 г. руководивший отделом проектирования судов на крупнейшем южном русском судостроительном заводе "Наваль". Разработанный проект сочетал традиционно высокую для русских дредноутов ударную мощь с высокой скоростью и тщательно продуманной защитой. Были рассмотрены четыре основных варианта проекта :

  • 1. 42 360 т, 4х2 406-мм/45 орудий ГК, 6х2+8х1 152-мм/50 орудий ПМК, 31,5 уз.
  • 2. 44 000 т, 3х3 406-мм/45 орудий ГК, 6х2+8х1 152-мм/50 орудий ПМК, 30,0 уз.
  • 3. 43 000 т, 2х3+2х2 406-мм/45 орудий ГК, 6х2+8х1 152-мм/50 орудий ПМК, 28,0 уз.
  • 4. 45 200 т, 4х3 406-мм/45 орудий ГК, 6х2+8х1 152-мм/50 орудий ПМК, 25,0 уз.

Наиболее детально был проработан вариант проекта №2.

Выбор 406-мм калибра для будущих средиземноморских линкоров был однозначен, а вот идея четырехорудийной установки для 406-мм/45 орудий была подвергнута пересмотру. Ее преимущества в смысле экономии веса главной артиллерии не перевешивались ожидаемыми значительными трудностями с созданием надежной, во многом принципиально новой, механической части. Кроме того, в связи со значительными размерами артиллерийских погребов, решить задачу надежной противоторпедной защиты погребов концевых четырехорудийных башен было совершенно невозможно. Поэтому теперь главную артиллерию планировали разместить в двух- и трехорудийных башнях уже опробованных на флоте конструкций с более компактными погребами.

В части компоновки главной артиллерии важным нововведением стало расположение орудийных башен не "равномерно по длине корабля", как требовал МГШ в течение предшествующих лет, а сосредоточение их группами в оконечностях. Все башни устанавливались на одном уровне, на полубаке, продленном далеко в корму до последней башни. Эта идея расположения внутренних башен главного калибра не поверх, а за наружными, на одном с ним уровне, является весьма оригинальной. История конструирования линкоров-дредноутов не знала примеров подобного рода. Сам же подход на этапе эскизного проектирования представлялся вполне обоснованным. Помимо существенной экономии веса - одной лишь 375 мм брони барбета возвышенной башни порядка 290 т - и упрощения башенных механизмов, корабль получал более низкий силуэт, на что всегда так обращал внимание русский МГШ. Главным преимуществом расположения последующей орудийной башни на возвышенном барбете (или, как тогда говорили, "на столбе"), являлись два фактора - экономия длины корпуса и возможность возвышенной башни вести огонь в диаметральной плоскости поверх низлежащей. Однако при стремлении проектировщиков максимально сдвинуть ячейки хранения боезапаса к диаметральной плоскости, чем увеличивалась глубина бортовых отсеков и улучшалась конструктивная подводная защита корпуса, удавалось наиболее эффективно использовать протяженность погребов, заданную габаритом последовательного расположения второй трехорудийной башни. Что же касается стрельбы в направлении оконечностей, то, согласно расчетам, орудия второй башни могли вести огонь поверх крыши первой начиная с угла наводки в 10°, что соответствовало дальнобойности русского 406-мм/45 орудия в 77-78 кб[10].

При компоновке судна за основу были взяты проекты двух- и трехорудийных башен, разработанные весной 1914 г. в проектном бюро ГУК при Адмиралтейском заводе. Приостановленные с началом войны в связи с так и не начавшейся здесь организацией производства установок тяжелых орудий для линейных судов, эти проекты были теперь извлечены на свет и послужили основой для проектирования линкоров на заводе "Наваль". Правда, имеются сведения, что "Наваль" весной 1914 г. также намеревался принять участие в проектировании 406-мм башен, для чего в мае 1914 г. ГУК направил на завод чертеж 406-мм/45 орудия. Однако проекты башен "Наваля", как и какая-либо переписка, относящаяся к ведению проектных работ, пока не обнаружены и маловероятно, что проектирование их заводом было начато вообще.

Бронирование башен, перешедших в разработанный "Навалем" линкор из проектов 406-мм установок 1914 г., было следующим: лобовая броня и бока по 400 мм, крыша - 200 мм, тыльная броня - 400 мм.

При проектировании линкора была решена одна из важнейших задач - достаточная полнота подводной части баланс-шпангоутов (геометрических торцов цитадели), допускающая устройство отсеков конструктивной противоторпедной защиты корпуса необходимой глубины в основании погребов концевых 406-мм башен. В основу решения задачи положена сравнительная оценка взятых за основу обводов и габаритов погребов боезапаса кольцевого типа 406-мм установок, разработанных техбюро АО ГУК весной 1914 г. Она приводит к выводу о неприемлемости в проекте 1917 г. погребов кольцевого типа, имевших слишком большой диаметр, сводящий практически на нет возможность устройства надежной бортовой конструктивной защиты в районе концевых башен. Несомненно, что "деликатная" форма корпуса быстроходного линкора с зауженными в оконечностях ватерлиниями должна была потребовать пристального внимания к вопросу разработки погребов концевых 406-мм башен, ширина которых не могла превышать диаметра погона установки, т.е. 10-11 м. С подобной проблемой столкнулись все флоты, проектировавшие быстроходные линкоры в 20-30-е гг. XX столетия. Эта проблема решалась (как правило, успешно) смещением погребов концевых установок в направлении середины корпуса. Подача боезапаса осуществлялась от ячеек хранения по горизонтальным линиям до основания подачной трубы (на типе Admiral (из 4 ед. достроен только HMS Hood), типе G-3 (предполагалась постройка 4 ед., не закладывались), типе Littorio (3 ед. достроено, 1 ед. не достроен)).

Реконструкция группы из двух трехорудийных башен главного калибра линкора 1917 г. является оптимальной с точки зрения наиболее компактного взаиморасположения обеих башен при выполнении условия обеспечения им заданных секторов горизонтальной наводки (по 65° за траверз). При этом погребам боезапаса сообщена минимальная ширина (9200 мм), фактически не превышающая диаметра загрузочных площадок вокруг нижней части ствола подачной трубы, что обеспечивает возможно более глубокую конструктивную подводную защиту погребов с бортов. Расчеты показывают, что при размещении погребов боезапаса трехорудийных башен между установками возможно выполнение условия создания погребов требуемой вместимости (по 80 выстрелов на орудие, как и в проекте ГУК 1914 г., разработанном под руководством И.Г.Бубнова). Расстояние между осями установок в этом случае составляет 26,4 м. Протяженность погребов по высоте - от уровня трюма до уровня нижней палубы - соответствует практике прежних проектов русских дредноутов. Укладка снарядов и зарядов в погребах - в индивидуальных (отдельных) ячейках.

Согласно дальнейшим расчетам, в группах, состоящих из двух двухорудийных установок, или из трехорудийной и двухорудийной установки, возможна дальнейшая оптимизация габаритов их артиллерийских погребов, теоретически позволяющая, при сохранении требуемых секторов горизонтального наведения (по 65° от траверза), сближение осей установок в первом случае на 4 шп (4,8 м), а во втором на 2 шп (2,4 м). При этом сохраняется требуемая вместимость погребов трехорудийных башен, а для двухорудийных она даже повышается до 90 выстрелов на орудие. Однако перспектива подобного выигрыша для проекта линкора 1917 г. парируется практической невозможностью сближения установок по причине превышения допустимого габарита их вращающихся частей.

Конец истории проектирования этих линкоров так же мало ясен как и ее начало. В.П. Костенко упоминает, что "проектирование было приостановлено в начале 1917 г.". О причинах остается только догадываться. Неизвестны также и результаты рассмотрения проектов в МГШ и ГУК, а также то, попали ли они вообще в Морское министерство. Костенко пишет, что "наиболее эффективными получались корабли с 9 и 10 406-мм/45 орудиями. Корабль с 12 406-мм/45 орудиями имел менее обеспеченную подводную защиту двух концевых башен благодаря громадному диаметру трехорудийной установки."

В самом деле, имея в виду изменение в конце 1916 г. взглядов МГШ на конструкцию линкора, которая теперь виделась как максимально сбалансированное соотношение огневой мощи и защиты, явное преимущество получали варианты с 9 и 10 406-мм/45 орудиями, сочетавшие сильное вооружение, высокую скорость хода, надежное бронирование и достаточную глубину противоторпедной защиты (в т.ч. в районе погребов концевых двух- и трехорудийных башен ).

406-мм/52 орудие

В феврале 1914 г., в предвидении новых крупных программ строительства линкоров и в ожидании заказов на их постройку, на Путиловской верфи была подготовлена серия проектов линейных кораблей с 356-мм/52 и 406-мм артиллерией. Все они представляли собой крупные, сильно бронированные корабли, воплощавшие в себе многие идеи тогдашней германской конструкторской школы.[11]

В 1908 году Путиловская верфь участвовала в конкурсе на первый русский дредноут (будущий тип «Севастополь»), а в 1911 гг. и на линейный крейсер (тип Измаил). И хотя они не принесли путиловцам победы, техбюро верфи в начале 1914 г. приступило к разработке серии проектов линейного корабля. Опытные путиловские конструкторы-немцы четко сознавали, что решить задачу создания сбалансированного проекта линкора с мощным, указанным в "Заданиях" вооружением, было бы при заданных ограничениях практически невозможно. Поэтому они, прекрасно понимая, что подобные огромные корабли вряд ли будут создаваться исключительно для действий на Балтике, постарались не очень лимитировать свои конструктивные проработки ограничениями (в первую очередь по осадке) и создать наиболее сбалансированные корабли.

Были сделаны расчеты для трех наиболее вероятных вариантов артиллерийского вооружения, которые в свою очередь подразделялись по способу расположения главной артиллерии. Основных типов было два - традиционное для русских дредноутов равно-мерно-линейное расположение башен, и ставшее с 1912 г. общепринятым в германском флоте линейно-возвышенное. Распределение броневой защиты и толщины ее элементов были везде совершенно одинаковы. Одинаковой была и скорость хода, для достижения которой, в зависимости от размеров судна, планировались механизмы несколько отличной мощности. Разработанные проекты представляли собой линейный корабль с главным калибром в трех вариантах - с двенадцатью 356-мм/52, или девятью-двенадцатью 406-мм орудиями. Для первого варианта артиллерийского вооружения было разработано три проекта, для второго - два, а корабль с двенадцатью 406-мм орудиями был, как самый перспективный, разработан в четырех вариантах.

Проект линкора Путиловского завода. Вариант №7 с линейно-возвышенным расположением трехорудийных башен с 406-мм/52 орудиями.

Первая группа (проекты "1", "2" и "3") представляла линкоры с главным вооружением из двенадцати 356-мм/52 орудий. Проекты второй группы ("4" и "5") имели по девять 406-мм орудий и различались лишь расположением главной артиллерии. В первом случае три трехорудийные башни размещались по русскому образцу, во втором же средняя башня передвигалась ближе к корме и была поставлена на приподнятом барбете поверх кормовой. Кроме этого, добавлялось около 360 т вертикальной брони. В третьей группе принципиальных вариантов было три - проект "6" с двенадцатью 406-мм орудиями в четырех трехорудийных башнях, расположенными в соответствии с воззрениями МГШ, проект "9" - то же в трех четырехорудийных башнях, подобно схеме, примененной в официальном проекте ГУК, разработанном под руководством И.Г.Бубнова, и вариант "7" - в трехорудийных башнях линейно-возвышенно двумя группами в оконечностях. Вариант "8" повторял проект "7" с увеличением числа противоминных орудий до 28 и переходом на чисто нефтяные котлы.

В распределении нагрузок вес артиллерии каждого проекта был дан суммарно, однако исходя из сравнения весов артиллерии отдельных вариантов, значения весов всех башен : четырёхорудийная башня 406-мм орудий - 3188 т, трехорудийная башня 406-мм орудий - 2541 т и трехорудийная башня 356-мм/52 орудий - 1711 т. При сравнении четырехорудийной башни путиловского проекта с аналогичной установкой проекта ГУК (2210 т) видно, что вес первой намного больше, даже принимая во внимание несколько большую норму боеприпасов для 406-мм орудия - в нормальную нагрузку входило по 80 выстрелов на орудие против 60 в проекте ГУК (это давало на одну башню дополнительно примерно 90 т, при том что в путиловских проектах вес снаряда указан 1128, кг против 1116 кг в действительности). Оставшаяся разница в 240 т при совершенно идентичном бронировании башен в обоих проектах объясняется тем, что путиловские конструкторы, видимо, по аналогии с предшествующими русскими крупнокалиберными артиллерийскими системами, показали в своих проектах 406-мм орудие длиной в 52 калибра, хотя пушка такой длины не планировалась[12]. Вероятно, длина ствола в 52 калибра была взята для расчета весов и размеров орудия, станка и др. по геометрическому подобию к уже испытанной 305-мм/52 пушке и детально спроектированной 356-мм/52. Сектора обстрела в проектах "1", "2", "6", "7" и "9" составляли по 65° на борт от траверза (не имея в виду, конечно, концевых башен), а в проектах "3", "4", "5" и "8" - по 70° . Интересно, что широта секторов не определялась в данном случае какой-то определенной схемой расположения башен - линейной или линейно-возвышенной.

406-мм башни несли мощную защиту - лоб и бока, а также барбеты выше уровня верхней палубы были толщиной 400 мм, тыл 350 мм, крыша 200 мм. Толщина брони барбетов между верхней и средней палубами 250 мм, ниже 75 мм.

Проекты всех линейных судов, разработанных в техбюро Путиловской верфи в период 1907-1914 гг., заслуживают внимательного рассмотрения еще и по следующей причине. По существу, в течение всего периода становления и развития дредноута в России это была единственная сильная альтернатива официальной русской концепции, где тон задавал МГШ. Задачу проектирования линкора в соответствии с требуемыми характеристиками путиловские инженеры всегда стремились решить в духе германской школы проектирования. При этом они отнюдь не отвергали прогрессивные русские нововведения - корпуса из стали повышенного сопротивления, продольную систему набора, разнесенные кормовые башни, принятую на линкорах, начиная с типа «Севастополь», систему бронирования. Однако при этом они выступали за возвышенное расположение башен тяжелой артиллерии, 150-мм противоминный калибр и существенно более мощную броневую защиту.

Заключение

В отношении артиллерийского оснащения будущих русских линкоров Морским министерством проводилась четкая и своевременная линия, отвечавшая современным тенденциям. В планирующих и технических органах флота (МГШ и ГУК) имелось ясное понимание задач и путей развития тяжелой морской артиллерии. Своевременно была начата экспериментальная программа по созданию новых мощных орудий и предметов их оснащения и снабжения. В целом она проходила на фоне незавершенной программы по отработке предшествующего типа 356-мм/52 орудия, предназначавшегося для второго поколения русских дредноутов - линейных крейсеров типа «Измаил». Это, а еще в большей степени затянувшаяся война, привели к значительному замедлению, а затем и к фактическому свертыванию экспериментальных работ по 406-мм/45 орудию планировавшихся линкоров и даже строительству линейных судов начатых кораблестроительных программ (четыре корабля типа «Измаил», линкор «Император Николай I»). Имевшие место в последующем отдельные испытания опытных образцов артиллерии (356-мм/52 в 1917-1918 гг., 406-мм/45 орудие в Англии в 1917 г.) показали высокий уровень заложенных в них технических решений.

Примечания

  1. Однако, вследствие проволочной конструкции, орудие сильно вибрировало при выстреле, а баллистика страдала большим разбросом снарядов в залпе. В дальнейшем, длина проволочного ствола 343-мм пушки составляла 45, 381-мм - 42, а у 457-мм - 40 калибров.
  2. Это была не первая попытка русского флота обратиться к орудию калибра 406-мм. В 1883 г. Обуховский завод изготовил 406-мм стальную опытную пушку в 20 калибров длиной. Ствол этого орудия состоял из трех частей, соединенных на внутренней трубе, и скреплен четырьмя рядами колец. Нарезка была прогрессивной крутизны, всего имелось 92 нареза. Вес ствола составлял 84357 кг. Орудие было рассчитано под 647 кг снаряд и 148 кг заряд черного пороха.
  3. Проект 16" пушки в 45 калибров длиной орудийной и специальной стали, чертеж ОСЗ № 13518.
  4. Несомненно, что на итоговое решение параллельного заказа второго опытного 406-мм/45 орудия британской фирме повлиял все же не замысел получения именно лейнированной модели, а краткий срок (всего лишь около года), за который Vickers бралась выполнить заказ. Необходимость скорейшего получения 406-мм/45 орудия для отработки типа снарядов и пороха заставила Морское министерство заключить контракт с производителем, не имеющим серьезного опыта производства скрепленных цилиндрами крупнокалиберных орудий. Характерно, что разработанное англичанами по техническому заданию ГУК 406-мм/45 опытное орудие имело такой же вес, как и модель Обуховского завода, но менее значительные характеристики по мощности.
    Подтверждением недостаточной опытности британцев при получении от них согласия на производство по принятым в России технологиям служит и выполнение компанией Vickers заказа на 36 356-мм/52 орудий для линейных крейсеров типа «Измаил». Из этого числа было изготовлено в 1916-1917 гг. лишь 16 орудий и у семи из них на приемных испытаниях на заводском полигоне в Эскмилз наблюдалось расхождение скрепляющих цилиндров, что заставило уменьшить вес заряда и снизить начальную скорость на 11%. Это послужило поводом в ряде случаев для упрека в адрес конструкции русского 356-мм/52 орудия "образца 1912 г." как "недостаточно прочного" и "имеющего недостаточную продольную прочность". Примечательно, что у произведенных в России аналогичных орудий этого недостатка не наблюдалось. Что же касается создания лейнированного образца, то определенный опыт в этом направлении в России уже имелся. Обуховский завод еще в 70-х гг. XIX в. изготовил по проекту тогдашнего начальника завода А.А. Колокольцева и главного техника Р.В. Мусселиуса 6" и 9" лейнированные орудия. После перестволения они выдержали еще по 445 выстрелов и были затем с успехом экспонированы на Филадельфийской выставке 1876 г.
  5. Компания Vickers с декабря 1911 г. вела постройку на своей верфи в Барроу-ин-Фюрнесс линкора Reşadiye по заказу Турции. В августе 1914 г. корабль находился в заключительной стадии готовности и после объявления войны был по представлению Адмиралтейства немедленно конфискован английским правительством для британского флота. Дредноут получил название HMS Erin («Ирландия») и успешно участвовал в операциях Гранд-флита в ходе войны.
  6. Чертежи 406-мм снарядов: бронебойный - чертеж № 44305, полубронебойный - чертеж № 44353, фугасный - чертеж № 44291.
  7. Целесообразно по этому поводу процитировать докладную записку начальника Адмиралтейского завода генерал-майора А.И.Моисеева морскому министру от декабря 1913 г.:
    « ... до настоящего времени вопрос этот был поставлен следующим образом: на все башенные заводы ГУКом рассылаются техусловия проектирования башен, содержащие весьма подробное изложение всех требований, предъявляемых Морским министерством по башням. Имея в виду, что эти требования являются результатом постоянного накопления данных и специально поставленных, часто весьма дорогих опытов, нельзя не признать, что сохранение в секрете всех этих материалов с целью пользования ими только для себя, является делом государственной важности. Между тем, в существующих условиях сохранение в секрете всего опытного материала весьма затруднительно, т.к. все частные заводы, изготавливающие в России башни, как известно, находятся в том, или ином соглашении с инофирмами.

    Сосредоточение проектирования башен на казенном заводе даст возможность ГУК и МГШ делиться с заводом своими наисекретнейшими данными по вопросам проектирования башен, что безусловно отзовется на повышении их качеств. Учреждение этого бюро на Адмиралтейском судостроительном заводе одновременно разрешит весьма наболевший вопрос о согласовании чертежей кораблей и устанавливаемых на них башен, а также даст возможность вести параллельную разработку проектов кораблей и башен, ускоряя работу и давая возможность создать лучший тип корабля. Кроме того, из разницы цен, заявляемых заводами на башенные установки при представлении проектов и при получении заказов по уже принятым проектам видно, что частные заводы оценивают составление каждого проекта очень крупными суммами, причем стоимость проектов с увеличением калибра и с повышением требований очень быстро возрастает. Так, например, четыре башенные установки для первого линейного корабля «Севастополь» были заказаны заводу-автору по цене 1.140 тыс. руб., а всего на сумму 4.560 тыс. руб. Остальные же установки на три корабля были заказаны по 1.060 тыс. руб. за каждую, т.е. по 4.240 тыс. руб. на корабль. Таким образом, за составление проекта заводу-автору было заплачено Морским министерством 320 тыс. руб. Для броненосных крейсеров типа «Измаил» цены выражались соответственно по 1.950 тыс. руб. и по 1.750 тыс. руб. за установку, что определило стоимость проекта в 800 тыс. руб. Считая, что новый проект башенной установки потребуется каждые два года, получается, что Морскому министерству придется выплачивать частным заводам за составление проектов около 400-500 тыс. руб. Согласно же прилагаемой смете, создание проектного бюро потребует расходов по 215 тыс. руб., т.о. учреждение такового бюро является выгодным для Морского министерства и с экономической стороны.

    »
  8. Начиная с типа «Севастополь», погреба на всех русских дредноутах были сотового типа. Общая идея этой конструкции была заимствована у англичан, детали же и управление разработаны самостоятельно.
  9. Это совершенно не относится к перспективе успешного применения подобной установки вообще. Французский флот в 1931-1935 гг. на двух классах своих новых линкоров (типа Dunkerque - построено 2 ед., типа Richelieu - построено 2 ед., 1 ед. не достроена, 1 ед. заказана, не закладывалась) применил четырехорудийные 330-мм/50 и 380-мм/45 установки с парными люльками. Характеристики их совершенно не уступали таковым двух- и трехорудийных установок линкоров, современных этим французским кораблям. В 1936 г. англичане на пяти своих новых линкорах типа King George V также применили четырехорудийную установку 356-мм/45 пушек, но с индивидуальными станками. Таким образом, технические идеи эпохи "дредноутской лихорадки" были удачно доведены до конца, однако этот успех объясняется в первую очередь значительным периодом времени, в течение которого конструкция была полностью отработана.
  10. Известен лишь единственный подобный проект. При проработке компоновки линкора 1921 г. английские конструкторы в июле 1920 г. предложили два решения, артиллерийская схема которых повторяла примененную в русском проекте В.П.Костенко в вариантах №1 (8 главных орудий попарно в четырех башнях) и №2 (9 орудий по три в трех башнях). Английские проекты, проходившие под шифром L имели водоизмещение 49-51 000 т, длину 245 и ширину 32,5 м при скорости 25-26 узлов и предназначались для вооружения 457-мм/45 орудиями. Средняя артиллерия калибра 152 мм, как и в русском проекте 1917 г., размещалась в двухорудийных башнях по бортам в середине корпуса. Оба проекта были отклонены главным строителем британского флота Ю.Т.д'Эйнкортом, который счел их слишком "тесными" для подобного мощного вооружения. Линкор 1921 г., после долгих проработок, решено было строить по проекту G-3.
  11. Путиловская верфь, энергично создававшая в то время крупнейшую судостроительную базу и весьма заинтересованную поэтому в получении крупных заказов от Морского министерства. Для строительства большой современной верфи и постановки на ней дела судостроения и проектирования на должную высоту, что требовало специальных знаний и огромного опыта, правление Общества Путиловских заводов вступило в переговоры и заключило договор на сотрудничество с известной германской судостроительной фирмой Blohm und Voss. Компания пользовалась блестящей репутацией в русском Морском министерстве по технической разработке проектов военных судов. Этот шаг определил поворотный момент в конкурентоспособности путиловских проектов, поскольку Blohm und Voss не ограничились лишь консультированием разработок инженеров русского завода. Германская компания направила для работы на Путиловской верфи целую группу своих превосходно подготовленных корабельных инженеров, участвовавших до этого в разработке ряда тяжелых кораблей для кайзеровского флота (А.Шиллинг, А.Сильде, Д.Мазинг, Г.Тиль и др.).1
  12. Совершенно ясно, что на Путиловской верфи во время составления проектов линейных кораблей еще ничего не знали о программе разработки 406-мм/45 орудия, начатой в то время МГШ и ГУК.

Ссылки

Литература

  • Виноградов С.Е. Последние исполины Российского Императорского флота: Линейные корабли с 16" артиллерией в программах развития флота, 1914-1917 гг.. — СПб: «Галея Принт», 1999. — 408 с.
  • Виноградов С.Е. «Измаил»: сверхдредноут Российской империи. — «Морская коллекция». — Москва: АОЗТ Редакция журнала «Моделист-Конструктор», 2001 №1. — 36 с.
  • Кузнецов Л. Линейные крейсеры типа «Измаил». — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2013. — 176 с. — ISBN 978-5-699-67457-2
  • Васильев А. Первые линкоры Красного флота. «Марат», «Октябрьская революция», «Парижская коммуна». — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2008. — 144 с. — ISBN 978-5-699-26743-9
  • Айзенберг Б.А., Костриченко В.В. Линкор «Императрица Мария». Главная тайна Российского флота. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2010. — 128 с. — ISBN 978-5-699-41720-9
Категория: