Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Alberico da Barbiano (1930)

Alberico da Barbiano (1930)

Перейти к: навигация, поиск

Alberico da Barbiano

Alberico_Da_Barbiano7_(Giorgio_Parodi).jpg
Служба
Италия_флаг_ВМС_с_тенью.png
ВМС Италии
Исторические данные
16.04.1928 г. Заложен
23.08.1930 г. Спущен на воду
1930 г. Выход на испытания
09.06.1931 г. Введен в строй
13.12.1941 г. Гибель
Общие данные
5328 / 7908 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
167,20 / 169,32 м. Длина
(по КВЛ/максимальная)
15,59 / 15,59 м. Ширина
(по КВЛ/максимальная)
5,1 / 5,41 м. Осадка
(минимальная/максимальная)
ЭУ
Экипаж
507 чел. Общая численность
19 чел. Офицеры
488 чел. Матросы
Бронирование
24/18+18 / 18 мм. Пояс/борт
20 мм. Палуба
20 / 20 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
22 мм. Башни
40 мм. Боевая рубка
Вооружение

Главный калибр

Противоминный калибр

Торпедное вооружение

Авиационное вооружение

  • 1 катапульта, 2 самолета.

Минное и противолодочное вооружение

  • 169 мин;
  • 2 бомбомета Menon, 16 ГБ.
Однотипные корабли


Ship_PISC104_Alberto_da_Giussano.png
Alberico da Barbiano (рус. «Альберико да Барбиано») - легкий крейсер типа Alberto di Giussano Королевского итальянского флота. Участвовал во Второй мировой войне. 13 декабря 1941 года потоплен торпедами британских эсминцев HMS Sikh и HMS Legion. Погибло 534 человека.

История создания и постройка

Alberto di Giussano, Alberico da Barbiano, Bartolomeo Colleoni, 1931-1932 гг.
Схема внешних отличий крейсеров типа «Кондоттьери» группы «А».
Alberico da Barbiano после спуска. Генуя, август 1930 г.
Alberico da Barbiano в достройке. Генуя, 1930 г.

После всестороннего изучения французских контр-миноносцев типа Jaguar, в 1925 г. итальянский морской министр адмирал Джузеппе Сирианни сформулиро вал требования к новому типу легкого скаута, что в конечном итоге привело к созданию двенадцати кораблей типа Navigatori. Это были крупные эсминцы нормальным водоизмещением 2400 т, со скоростью 38 уз, вооруженные шестью 120-мм орудиями в спаренных установках и четырьмя 533-мм торпедными трубами. Тем не менее, руководство итальянского флота посчитало, что для борьбы с таким опасным противником, как французские контр-миноносцы, в дополнение к кораблям типа Navigatori необходимо создать еще и большие скауты крейсерского ранга. В задании на проектирование указывалось, что такие корабли должны иметь водоизмещение от пяти до шести тысяч тонн; не меньшую, чем у их французских оппонентов, скорость (порядка 37 уз); радиус действия, достаточный для операций на Средиземном море; и мощное артиллерийское вооружение (восемь 152-мм орудий в башенных установках), благодаря которому они будут не только обладать безоговорочным превосходством над французскими контр-миноносцами, но и не уступать по огневой мощи легким крейсерам типа Duguay Trouin.

Руководство Королевского Итальянского флота намеревалось заказать шесть кораблей, однако по бюджетным соображениям в программу 1927-1928 гг. удалось включить только четыре. Заказ на строительство первых трех получила компания Ansaldo из Генуи, четвертый заказали королевской верфи в Кастелламаре-ди-Стабия. В списки флота они были зачислены королевским декретом № 2354 от 1 декабря 1927 г. Контрактная стоимость постройки одного корабля составила 59 170 000 лир.

Свои названия - Alberto di Giussano, Alberico da Barbiano, Bartolomeo Colleoni и Giovanni delle Bande Nere - корабли получили в честь знаменитых итальянских кондотьеров. Вся серия стала именоваться типом Alberto di Giussano или «Кондоттьери». Хотя в дальнейшем имена легким крейсерам стали присваиваться в честь известных итальянских военачальников разных эпох, общее название «Кондоттьери» сохранилось, а чтобы различать серии, к ним стала добавляться буква в алфавит ном порядке. Таким образом, крейсера первой серии полуофициально именовались «Condottieri А», второй серии - «Condottieri В» и так далее.

Все четыре корабля были заложены в течение 1928 г. и спущены на воду в 1930 г. В процессе строительства, в связи с подписанием Италией Лондонского морского договора, корабли были переклассифицированы из скаутов в легкие крейсера (Incrociatori leggeri). Надо отметить, что срок постройки для крейсеров Ansaldo неуклонно увеличивался от одного к другому и составил 35 месяцев для Alberto di Giussano, 36 месяцев для Alberico da Barbiano и 44 месяца для Bartolomeo Colleoni, тогда как Bande Nere был построен быстрее всех - всего за 30 месяцев. Таким образом, от ввода в строй головного представителя серии до последнего прошел год.

Корабль Строитель Заказан Заложен Спущен на воду Вступил в строй
Alberico da Barbiano Ansaldo, Генуя 1927 16.04.1928 23.08.1930 9.06.1931

Крейсера первой группы получили свои названия в честь знаменитых кондотьеров (буквально: «находящиеся на контракте») - наемных военачальников на службе итальянских средневековых городов государств: Альберико да Барбиано (1348-1409 гг.) - в 1376 г. основал отряд наемных солдат под названием «Компания Св. Георгия», сражался на стороне папы Урбана VI, наставник знаменитого кондотьера Муцио Аттендоло.

По традиции крупные корабли итальянского флота имели собственные девизы. У Alberico da Barbiano был девиз «Temerariamente» (Азартный).

Описание конструкции

Корпус и надстройки

Легкий крейсер Alberto di Giussano, 1931 г. Продольный разрез и планы палуб и мостиков.
Носовая надстройка и башни Alberico da Barbiano.
Поперечные сечения крейсера типа Alberto di Giussano по шп. 37, 98, 152 и 163.


Корпус изготавливался из судостроительной стали и имел смешанную систему набора: в пределах двойного дна, поднимавшегося до уровня платформы, она была продольной, выше - поперечной. В средней части с каждой стороны от киля имелось по три продольных стрингера. Поперечный набор состоял из 222 шпангоутов. Их нумерация велась от кормового перпендикуляра (оси руля) в нос, при этом десять шпангоутов в корму от этого перпендикуляра имели отрицательные номера.

Корабли имели шесть палуб (сверху вниз): полубак, верхнюю, 1-ю среднюю (батарейную), 2-ю среднюю, платформу и трюм, из которых сплошными были только верхняя и батарейная. Высота межпалубного пространства составляла 2,15 м и только между палубой полубака и верхней - 2,30 м. Шестнадцать главных поперечных переборок делили корпус на 17 водонепроницаемых отсеков.

Проекция «Корпус» теоретического чертежа.

В основании носовой надстройки находился двухъярусный авиационный ангар высотой 4,7 м. Он оснащался двумя широкими сдвижными дверями, через которые по двум рельсовым путям, проложенным вокруг носовых башен, самолеты подавались к катапульте, расположенной на баке. Над ангаром располагались бронированная боевая рубка внутренним диаметром 3 м, посты управления стрельбой зенитной и противоминной артиллерии, радиопередающая рубка, шифровальная рубка, библиотека офицеров, а также два 40-мм автомата. Во время войны там была оборудована специальная радиорубка для связи с авиацией. Над боевой рубкой стоял бронированный КДП главного калибра с 5-метровым дальномером; позади его размещались умывальники и походные каюты командира и адмирала. Уровнем выше, со слегка выдающимися крыльями мостика, находились ходовая и штурманская рубки. На их крыше, на высоте 17,5 м от конструктивной ватерлинии, у трех крейсеров стояли два 90-см прожектора, два КДП противоминной артиллерии с 3-метровыми дальномерами, главный магнитный компас и десять стационарных бинокуляров для наблюдателей. Венчала носовую надстройку четырехопорная фок-мачта (так называемый «тетрапод»), на верху которой, на высоте 26,5 м от ватерлинии, располагался главный КДП главного калибра. И ноги мачты, и структура, поддерживающая боевую рубку, опирались на батарейную палубу.

Бронирование

Схема бронирования крейсеров типа Alberto di Giussano.

При разработке схемы защиты крейсеров типа «Кондоттьери» генералом Умберто Пульезе было применено разнесенное бронирование. У кораблей второй группы броневая защита полностью выполнялась из хромо-никелевого сплава.

Схема бронирования крейсеров типа Alberto di Giussano.

Главный пояс у крейсеров состоял из 48 плит (с каждого борта по 24), размещенных в два ряда - по 11 в верхнем и по 13 в нижнем. Нижняя кромка пояса опускалась чуть ниже уровня платформы. Почти на всей площади пояс имел толщину 24 мм, но три плиты (по одной в верхнем и нижнем ряду в носу и одна в нижнем ряду в корме) были тоньше - 20 мм, а еще две (крайние в нижнем ряду в носу и в корме) - 18 мм. Пояс замыкали 20-мм траверзы.

Внутри корпуса, на глубине от 1,5 до 3,5 м от наружной обшивки, шла набранная из 31 плиты продольная противоосколочная переборка толщиной 18 мм. Высота бронированной части переборки соответствовала высоте от броневой палубы до платформы.

Сверху на пояс опиралась плоская 20-мм броневая палуба, состоявшая из 80 плит на уровне 1-й средней палубы и 16 плит на уровне 2-й средней палубы (12 в корме и 4 в носу).

Схема расположения и толщина плит главного броневого пояса крейсеров типа Alberto di Giussano (правый борт).

Боевые рубки всех крейсеров имели 40-мм стенки и 15-мм пол, размещенные над боевыми рубками башенки КДП защищались 25-мм броней «по кругу» с 20-мм крышей и полом, главный КДП на фок-мачте защищен обычной сталью толщиной 6 мм. Башни главного калибра со всех сторон (лоб, стенки, крыша) имели 22-мм бронирование из специальной стали, щиты 100-мм орудий изготавливались из 8-мм мягкой стали.

Вооружение

Основная статья: 152-мм/53 орудие O.T.O. Model 1929
Основная статья: 100-мм/47 орудие O.T.O. Model 1928
Основная статья: 13,2-мм пулемет Breda Model 1931
Носовая надстройка и башни главного калибра Alberico da Barbiano, 1940 г.
Секторы стрельбы и углы возвышения артиллерии крейсеров типа Alberto di Giussano.

Основу вооружения легких крейсеров типа «Кондоттьери» составляли восемь 152-мм орудий Ansaldo образца 1926 г. с длиной ствола 53 калибра, располагавшихся в четырех двухорудийных башнях по линейно-возвышенной схеме, что на тот момент соответствовало стандарту, принятому большинством ведущих морских держав, и обеспечивало хорошие сектора стрельбы - не менее 300° для каждой башни. Цикл заряжания мог составлять 12-14 секунд или 4,5-5 выстрелов в минуту на ствол.

Тренировка расчета центральной 100-мм установки Alberico da Barbiano, 1940 г. Установка окружена противоосколочными матами.
Система управления огнем крейсеров типа Alberto di Giussano:
1 - 3-метровый дальномер; 2 - 90-см прожектор; 3 - магнитный компас; 4 - бинокль; 5 - штурманская рубка; 6 - путевой компас; 7 - репитер гирокомпаса; 8 - машинный телеграф; 9 - 5-метровый дальномер; 10 - 5-метровый стерео-дальномер; 11 - визир центральный наводки (APG); 12 - визир определяющего отклонение; 13 - панель управления огнем; 14 - инклинометр; 15 - измеритель ВИП; 16 - измеритель курса и скорости цели; 17 - прицельное устройство; 18 - лампы готовности орудий; 19 - измеритель ВИР; 20 - датчик курса и скорости цели; 21 - датчик угла поворота башен; 22 - приемник угла поворота башен; 23 - датчик угла возвышения орудий; 24 - приемник угла возвышения орудий; 25 - переговорное устройство; 26 - вспомогательный приемник; 27 - панель для ночной стрельбы; 28 - прицел для ночной стрельбы; 29 - панель управления огнем 100-мм орудий; 30 - репитер компаса; 31 - визир наводки 100-мм орудий; 32 - центральный автомат стрельбы.
Боезапас мирного времени состоял из 1120 снарядов (по 140 на орудие) - пополам бронебойных и фугасных. К ним имелось три типа зарядов: полные, уменьшенные и учебные. При этом половину боезапаса составляли заряды с уменьшенной вспышкой для ночного боя. В военное время боезапас крейсеров увеличивался в полтора раза: носовой погреб вмещал 900 снарядов и 960 зарядов, кормовой - 720 и 944 соответственно[1].

Корабль нес шесть 100-мм/47 орудий O.T.O. образца 1928 г. в трех спаренных установках. Они могли использоваться для ведения зенитного огня, отражения атак эсминцев и стрельбы осветительными снарядами. Практическая скорострельность составляла - 8-10 выстр./мин.

40-мм/39 автомат «Викерс-Терни» обр. 1917 г.

Установки были сгруппированы в средней части. Две из них размещались побортно на верхней палубе (на шп. 111-112) и могли вести огонь в секторе 140° на «свой» борт (65° в нос и 75° в корму от траверза), третья занимала место на возвышенной площадке в диаметральной плоскости перед второй трубой (шп. 94-95) и могла стрелять в секторе 135° на каждый борт (65° в нос и 60° в корму от траверза).

Спаренная установка 13,2-мм/76 пулемета Breda.

Погреб 100-мм боезапаса располагался между котельным отделением №2 и носовым турбинным отделением. Загрузка боезапаса осуществлялась через два бортовых лацпорта, расположенных на шп. 95-96. В мирное время крейсера принимали 560 фугасных снарядов для стрельбы по надводным целям, 560 зенитных и 240 осветительных. В военное время погреба вмещали до 2160 снарядов (по 360 на орудие).

Вид на правый борт Alberto di Giussano, 1935 г. Видны 100-мм установки, спасательные плотики и торпедный аппарат.

Запоздалое принятие на вооружение 37-мм автомата заставило оснастить крейсер парой 40-мм/39 автоматов «Виккерс-Терни» (лицензионная копия британского 2-фнт «пом-пома») в установках образца 1930 г. На корабле они размещались на носовой надстройке.

Также крейсера получили по четыре спаренных 13,2-мм установки - парами на носовой надстройке над ангаром, и на кормовом мостике.

Достоверные сведения по количеству принимаемого кораблями боезапаса для зенитных автоматов и пулеметов отсутствуют.

Alberico da Barbiano с летающей лодкой «Кант» Z.25AR на катапульте. В первые годы крейсера несли носовое украшение в виде орла, которого в 1938 г. сменила пятиконечная звезда.
Мины Р200 на юте Alberico da Barbiano, июль 1940 г. Дальномер на кормовой возвышенной башне.

Крейсер оснащался двумя командно-дальномерными постами управления огнем главного калибра: №1 (главный) находился на вершине фок-мачты и №2 (вспомогательный) - на крыше боевой рубки[2]. Данные из КДП передавались в центральный артиллерийский пост (Centrale di Tiro - CT), расположенный на 2-й средней палубе между барбетами носовых башен и оснащенный автоматом стрельбы и приемо-передающими устройствами. Башни №2 и №3 оборудовались стерео-дальномером (с базой 7,2 м) и простейшим автоматом стрельбы. Управление огнем 100-мм орудий осуществлялось при помощи двух КДП, расположенных на носовой надстройке и оснащенных 3-метровыми дальномерами.

Крейсер имел два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата системы «Сан-Джорджио» образца 1928 г. Они располагались побортно на главной палубе около носовой дымовой трубы. Боезапас - 8 торпед SI 250/533х7,5 образца 1928 г.

Для ведения разведки и корректировки огня 152-мм орудий корабли типа Alberto di Giussano оснащались бортовой авиацией, размещенной, как и на тяжелых крейсерах типа Trento, в носовой оконечности. Поскольку места для под палубного ангара перед носовой башней главного калибра не нашлось, его оборудовали в нижнем ярусе носовой надстройки, откуда гидросамолеты по специальным рельсовым путям в обход башен на тележке подавались к расположенной на полубаке катапульте. По штату, легкие крейсера несли по два гидросамолета. С 1938 г. основной машиной являлся поплавковый биплан IMAM Ro.43.

В кормовой части кораблей находились два пневматических бомбомета Menon образца 1934/37 гг. калибра 432/302 мм для глубинных бомб типов 1936/100Т и 1936/50Т соответственно. Штатный боекомплект составлял 16 бомб 1936/100Т. С началом войны добавили 24 бомбы 1936/50Т.

Все крейсера оборудовались для минных постановок, для чего в кормовой части имелись минные рельсы, которые можно было установить на корабль или демонтировать в течение суток. Максимальная загрузка крейсера составляла 169 мин типа Bollo или 157 мин типа Elia общим весом около 111 т, но действие кормовых башен при этом становилось невозможным. Без блокировки башен можно было принять соответственно 92 или 78 мин указанных типов.

Для защиты от контактных мин крейсера несли по три паравана типа «С».

На всех крейсерах имелось по два комплекта дымоаппаратуры - паро-нефтяной и химический.

Alberico da Barbiano в доке.

Энергетическая установка

Машинно-котельная установка легкого крейсера Bartolomeo Colleoni.

Двухвальная главная энергетическая установка крейсеров типа «Кондоттьери» состояла из шести котлов и двух турбо-зубчатых агрегатов и размещалась по эшелонному принципу в трех котельных и двух машинных отделениях, занимавших шесть отсеков от 48-го до 150-го шпангоута. Носовая котельная группа включала четыре котла, дымоходы которых выводились в носовую трубу, из за чего она была заметно шире кормовой. Машинные отделения располагались за котельными; носовой ТЗА работал на правый винт, кормовой - на левый. Для прохода правого вала котлы кормовой группы были сдвинуты к левому борту, и для балансировки котлы носовой группы пришлось сдвинуть к правому борту.

Крейсера оснащались котлами системы Yarrow-Ansaldo, обеспечивавшими рабочее давление перегретого пара 25 кг/см². Температура пара 270°C, суммарная площадь поверхности нагрева 6930 м², суммарная площадь поверхности пароперегревателей 1662 м². Каждый котел снабжался десятью форсунками системы Ости.

Крейсера типа Alberto di Giussano оснащались турбо-зубчатыми агрегатами системы Белуццо. Их спроектировала и изготовила фирма Ansaldo. Каждый агрегат включал турбины высокого и низкого давления активного типа, в каждую из которых была интегрирована ступень заднего хода. Полной проектной мощности 50 000 л.с. соответствовала часто та вращения 2700 об/мин для ТВД и 1800 об/мин для ТНД. Суммарная мощность ступеней заднего хода одного ТЗА достигала 20 000 л.с.

Турбины работали через одноступенчатый редуктор на два трехлопастных гребных винта типа «Скалья», изготовленных из специального бронзового сплава высокого сопротивления. Они имели диаметр 4,40 м, площадь 12,52 м² и были рассчитаны на частоту вращения 300 об/мин.

Рулевое устройство:
1 - баллер руля; 2 - углы перекладки руля; 3 - гидроцилиндры; 4 - штоки; 5 - передающий цилиндр индикатора положения руля на грот-мачте; 6 - запорные клапаны; 7 - перепускные клапаны; 8 - главный маслобак; 9 - соленоид; 10 - электродвигатель; 11 - цилиндры телемотора; 12 - панели управления электродвигателями.
Якорное устройство крейсеров типа Luigi Cadorna.

В специальной выгородке на 1-й средней палубе (шп. 85-93) у всех крейсеров размещалось по два вспомогательных котла системы Yarrow. Они вырабатывали пар для турбогенераторов, трюмных и пожарных насосов, рефрижераторных машин, обогрева жилых помещений, а также горячую воду для бытовых нужд.

Время нормальной подготовки к началу движения со всеми погашенными котлами составляло 8 ч, время ускоренной подготовки могло быть уменьшено до 5-6 ч, если в главную магистраль подавался пар от вспомогательных котлов, и до 5 ч, если в работе находился один главный котел.

Результаты ходовых испытаний
Корабль Год Водоизмещение, т Скорость, уз Мощность, л.с. Число оборотов, об/мин Давление пара, кг/см²
Alberico da Barbiano 1930 5908 42,05 123 479 322 23,9

Alberico da Barbiano принадлежит абсолютный рекорд: в течение восьми часов крейсер поддерживал среднюю скорость 39,6 уз при мощности 112 760 л.с. и 316 оборотах в минуту, а в течение 32 минут развил 42,05 уз при 123 479 л.с. и 332 об/мин, став самым быстроходным крейсером в мире.

Топливные цистерны крейсера первой группы вмещали 1290 т нефти (включая 30-40 т неизвлекаемого остатка). Дальность плавания крейсеров на экономической скорости не превышала 3800 миль, а на полном ходу составляла всего 900-990 миль.

Вспомогательное оборудование

Экипаж

Экипаж крейсеров по довоенному штату насчитывал 507 человек - 19 офицеров и 488 старшин, унтер-офицеров и матросов. Cо временем численность экипажа неуклонно увеличивалась, на борту в момент его гибели находилось более 700 человек, включая штаб дивизии. Считалось, что при необходимости крейсера могут принять на борт на непродолжительное время 15 офицеров, 20 унтер-офицеров и 300 солдат. Продовольственные кладовые рассчитывались на хранение рационов для 425 чел. на 60 дней.

Окраска

Легкий крейсер Alberico da Barbiano, 1932 г.

В довоенные годы крейсера окрашивались в стандартный для итальянского флота светлый пепельно-серый цвет с зеленой подводной частью. Ватерлиния, верхняя часть грот-мачты и козырьки на дымовых трубах - черные; верхняя палуба, палубы надстроек и мостиков окрашивалась в матово-черный цвет с характерным металлическим отливом. В отличие от тяжелых крейсеров, деревянного палубного настила в корме «Кондоттьери» не имели.

Вскоре после начала войны на палубу в носовой части были нанесены широкие диагональные полосы чередующихся белого и красного цветов для быстрого опознавания с воздуха.

Модернизации

Двуствольная установка 20-мм/65 автоматов Breda Model 1935.
Легкий крейсер Alberto di Giussano до установки 20-мм зенитных автоматов, 1940 г.
Alberico da Barbiano. Май 1938 г.

К моменту постройки крейсеров 40-мм автомат уже считался порядком устаревшим, и как только появилась возможность, их заменили на современные 20-мм/65 спаренные автоматы «Бреда» образца 1935 г. Замену произвели летом 1940 г., при этом одна пара 20-мм автоматов заняла места снятых 40-мм установок, а вторая была установлена на уровне палубы полубака по бокам от носовой трубы.

Точное число принимаемого боезапаса для зенитных установок неизвестно, но по нормативам для 20-мм автомата полагалось иметь 2400 патронов на ствол. Боезапас хранился в погребах, однако весьма значительная его часть находилась в кранцах первых выстрелов, в непосредственной близости от установок. Вместимость погребов крейсеров типа Alberto di Giussano составляла 19 810 20-мм и 25 500 13,2-мм патронов.

С началом войны, к штатному боекомплекту из 16 глубинных бомб 1936/100Т, добавили 24 бомбы 1936/50Т.

Общая оценка проекта

Alberico da Barbiano.

Первые «Кондоттьери» строились почти одновременно с «броненосными» крейсерами типа Zara и еще до заключения Лондонского соглашения, юридически разделившего крейсера на тяжелые и легкие. Таким образом, у итальянцев уже тогда просматривалась четкая специализация крейсеров: тяжелые должны были сражаться с кораблями своего класса, легкие - с эсминцами и контр-миноносцами. Классическая задача скаута - ведение разведки впереди главных сил флота - перед легкими крейсерами если и ставилась, то основной точно не была; для этого предназначались быстроходные и хорошо вооруженные крейсера типа Trento.

К 1940 г. крейсера первых серий во многих отношениях устарели, как морально, так и физически, и использовались для «черновой» работы - постановки мин, ближнего прикрытия конвоев, транспортных перевозок - и на второстепенных направлениях.

«Политика рекордов», характеризующая итальянское кораблестроение в период между мировыми войнами, наводит на мысль, что при создании флота Муссолини руководствовался, по большей части, соображениями престижа в расчете на то, что его внешне идеальные вооруженные силы заставят любую иностранную державу удержаться от вооруженной конфронтации. Расчет, как известно, не оправдался, и платой за ошибки политиков и кораблестроителей стала кровь итальянских моряков.

История службы

Предвоенный период

Alberico da Barbiano и британcкий HMS London, 1934 г.
Alberico da Barbiano в Венеции, 23 января 1934 г.
Alberico da Barbiano. Таранто, август 1936 г.
Морские пехотинцы батальона «Сан-Марко» на палубе Alberico da Barbiano в Танжере, октябрь 1936 г.

Войдя в строй в первой половине 1931 года, Alberto di Giussano(кап. 1 р. Эрнесто Боккон), Bande Nere (кап. 1 р. Гальтиери Горьери) и Alberico da Barbiano (кап. 1 р. Уго Перриконе) были включены в состав 2-й эскадры. Год спустя к ним присоединился Bartolomeo Colleoni (кап. 1 р. Джованни Габетти), а еще через год - Armando Diaz (кап. 1 р. Эрнесто Лупи) и Luigi Cadorna (кап. 1 р. Аугусто Менготти).

В соответствии со штатной структурой итальянского флота того времени, во 2-ю эскадру, в обиходе называемую Разведывательными силами, входили наиболее быстроходные корабли, тогда как 1-я эскадра включала в себя линкоры-дредноуты и тяжелые крейсера типа Zara, составлявшие Главные силы. Видный итальянский теоретик адмирал Джузеппе Фьораванцо в своей работе «Организация флота во время войны» весьма критически характеризовал подобное разделение: «После двенадцати лет существования, 11 марта 1928 г. командование флота, унаследованное с войны 1914-1918 гг., было упразднено и разделено между двумя эскадрами, одна из которых базировалась на юго-восточной части полуострова (с главной базой в Таранто), а другая - на западном побережье (с базой в Специи), не имея какого-либо иного прямого контакта между собой, кроме ежегодных маневров, в которых они играли роль противодействующих сторон. Только в сентябре 1935 г., ввиду неизбежности войны в Эфиопии, возникли планы создания единого командования Объединенного флота с крейсером Pola в качестве флагманского корабля», однако в действительности «обе эскадры впервые объединились под общим оперативным командованием только в сражении при Пунта-Стило 9 июля 1940 г.».

Достигнув должного уровня боеготовности, крейсера удостоились чести получить боевые флаги. Эта традиция, непременная для крупных кораблей итальянского флота, восходит корнями к средневековью, когда знатные дамы готовили некий символ и вручали его рыцарю, который обязан погибнуть, но вещь, сданную ему на хранение, спасти. Во времена правления Муссолини боевой флаг вручался экипажам представителями городов, имена которых носили корабли, ассоциациями ветеранов или различными патриотическими обществами. Его поднимали на мачте, когда корабль вступал в бой и весь экипаж находился на боевых постах.

Пяти кораблям боевые флаги были переданы 22 апреля 1934 г. в Венеции. Крейсера стояли в бассейне Сан-Марко вместе с 1-м и 2-м дивизионами скаутов (Luca Tarigo, Ugolini Vivaldi, Antonio Usodimare, lvise da Mosto и Nicoloso da Recco, Lanzerotto Malocello, Emanuele Pessagno, Giovanni di Verazzano), 3-м и 4-м дивизионами эсминцев (Nazario Sauro, Francesco Nullo, Daniele Manin и Bettino Ricasoli, Giovanni Nicotera, Francesco Crispi, Quintino Sella) и минным заградителем Dardanelli. Торжественная церемония благословения флагов должна была пройти на площади Сан-Марко, но из-за продолжавшегося несколько дней дождя ее перенесли в сам собор, а гостям и участникам торжеств пришлось «толкаться между зонтиками и грязными лужами». Вышитые вручную шелковые знамена в резных футлярах из ценных пород древесины были вручены: Bande Nere - делегацией города Форли; Alberto di Giussano - делегацией Леньяно и Милана; Alberico da Barbiano - делегацией города Равенна; Bartolomeo Colleoni - делегацией города Бергамо; Luigi Cadorna - делегацией города Палланца.


Служба кораблей в последующие годы была заполнена всевозможными испытаниями, занятиями боевой подготовкой, походами по Средиземному морю с посещением итальянских и иностранных портов, участием в ежегодных маневрах, но в целом ничем не выделялась из обычной деятельности флота мирного времени.

17 июля 1936 г. в Испании началась гражданская война, во время которой итальянское правительство, в соответствии с секретным протоколом от 28 ноября 1936 г., взяло на себя обязательства по оказанию поддержки националистам, поставляя им оружие, материалы и даже войска под видом «добровольцев». Итальянский флот осуществлял защиту судов, на которых велась их переброска в Испанию, а также обеспечение национальных интересов в охваченных конфликтом водах, эвакуацию беженцев, патрулирование в Западном Средиземноморье и в зонах, установленных в апреле 1937 г. Международным комитетом по невмешательству. Крейсера типа «Кондоттьери» активно участвовали в этой деятельности, совершив ряд походов к испанским берегам, в частности Alberico da Barbiano:

  • 3.10-19.11.1936 - стационер в Танжере, сопровождение судов через Гибралтарский пролив;
  • 22-30.12.1936 - сопровождение войскового транспорта «Тевере» в Пальма-ди-Мальорка;
  • 2-7.01.1937 - сопровождение транспорта «Сарденья» в Кадис;
  • 16-20.01.1937 - сопровождение транспортов «Сарденья» и «Ломбардия» в Кадис;
  • 28-30.01.1937 - крейсерство;
  • 22-27.03.1937 - сопровождение испанского транспорта «Эбро»;
  • 1-6.06.1937 - сопровождение транспорта «Прага» в Кадис.

Имеются сведения, что в конце 1939 г. рассматривался вопрос о продаже Alberico da Barbiano Швеции, однако из-за большого объема работ по переоборудованию корабля для службы в северных широтах покупка не состоялась.

Начало боевых действий

Командир 2-й дивизии крейсеров контр-адмирал Фердинандо Касарди.
Alberico da Barbiano на внешнем рейде Таранто, август 1936 г.

К моменту вступления Италии в войну 10 июня 1940 г. четыре корабля составляли 4-ю дивизию крейсеров 1 й эскадры, разделенную на два отделения: первое - Alberico da Barbiano (кап. 1 р. Марио Ацци) и Alberto di Giussano (кап. 1 р. Джузеппе Марони), второе - Luigi Cadorna (кап. 1 р. Ромоло Полаккини) и Armando Diaz (кап. 1 р. Франческо Маццола). Дивизией командовал контр-адмирал Альберто Маренко ди Мориондо, вторым отделением - младший контр-адмирал Альберто да Зара[3]. Главная база дивизии находилась в Таранто, но в конце мая 1940 г. Luigi Cadorna и Armando Diaz были перебазированы в Аугусту. Bande Nere (кап. 1 р. Франко Мауджери) и Bartolomeo Colleoni (кап. 1 р. Умберто Новаро) образовывали 2-ю дивизию крейсеров (командир - контр-адмирал Фердинандо Касарди), входившую в состав 2-й эскадры, и базировались на Палермо.

Непродолжительная военная карьера крейсеров двух первых типов (лишь два из них пережили 1941 год и только один дожил до конца войны) была наполнена всевозможными рутинными действиями или участием в операциях, в которых они не сыграли заметной роли.

Основной задачей «Кондоттьери» на начальном этапе боевых действий стало участие в постановке минных заграждений.

Бой у Пунта-Стило

Командир 4-й дивизии крейсеров контр-адмирал Альберто Маренко ди Мориондо.
Alberico da Barbiano в штормовом море у берегов Испании, 29 января 1937 г. Снимок сделан с борта Bartolomeo Colleoni.
Alberico da Barbiano. Кальяри, 14 октября 1937 г.
Alberto di Giussano, Luigi Cadorna, Armando Diaz и Alberico da Barbiano. Генуя, май 1938 г.

В операции, приведшей к первому столкновению главных сил британского и итальянского флотов, приняли участие все шесть крейсеров. Bande Nere и Bartolomeo Colleoni вышли из Аугусты в 13 часов 7 июля, сопровождая конвой из пяти транспортов, направлявшихся в Бенгази. Они успешно выполнили задачу и утром 9 июля прибыли в Триполи.

4-я дивизия оставила Таранто в составе главных сил одновременно со 2-й. В 14:20 с Luigi Cadorna якобы заметили следы двух торпед, от которых легко уклонились, а вечером следующего дня корабль вел зенитный огонь по трем неприятельским самолетам. В то же время на Armando Diaz был отмечен повышенный расход воды в котле №6, который пришлось погасить. Технические проблемы преследовали и Luigi Cadorna: сначала из за потери вакуума в конденсаторе на короткое время остановили правую турбину, а затем авария клапана привела к падению давления пара в котле №5. Видя сложившуюся ситуацию, контр-адмирал Маренко ди Мориондо перевел Luigi Cadorna и Armando Diaz в хвост кильватерной колонны. К полуночи положение Armando Diaz ухудшилось: появилась потеря воды в котле №5, а спустя час одна за одной начали течь трубки пароперегревателя котла №1 (следствие некачественного ремонта в Арсенале Специи). После полудня 9 июля пришлось погасить и котел №2, под двумя оставшимися скорость не превышала 22 уз, и даже работая на полную мощность опреснители не могли компенсировать продолжавший снижаться уровень котельной воды. По этой причине в 14:20 командующий флотом адмирал Кампиони приказал Armando Diaz уходить на базу, отправив с ним Luigi Cadorna на случай, если придется брать поврежденный корабль на буксир. Armando Diaz благополучно достиг Таранто к полуночи 9 июля, на Luigi Cadorna же все попытки увеличить скорость свыше 17-18 узлов приводили к новым авариям рулевого управления и турбогенераторов, поэтому в 17 часов он повернул в находившуюся ближе Мессину, ошвартовавшись там в 23:30.

Между 17:00 и 18:15 оба корабля неоднократно подвергались налетам авиации, по большей части - итальянской. Уже войдя в Мессинский пролив, Luigi Cadorna пережил еще 15 атак, не менее 50 бомб разорвались недалеко от него, причем одна так близко, что ее осколками на борту был ранен один из старшин. Зенитки и автоматы крейсера произвели 10 769 выстрелов. «Отличился» и Armando Diaz», выпустивший два 152-мм снаряда по обнаруженным эсминцам, на поверку оказавшихся своими.

Таким образом, непосредственное участие в бою у Пунта Стило приняли только Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano[4]. К моменту установлением визуального контакта с противником (около 15:00 9 июля) они находились на правом фланге итальянской эскадры, позади двух крейсеров 8-й дивизии (Giuseppe Garibaldi и Duca degli Abruzzi). Когда последние пошли на сближение с головными британскими крейсерами и завязали с ними перестрелку, Маренко ди Мориондо в 15:17 увеличил скорость своих кораблей до 30 уз и повернул на ост, в сторону неприятеля, чтобы разведать его построение. Спустя 10 минут Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano открыли огонь по британским легким крейсерам с дистанции около 110 кбт. Хотя П.Ч. Смит отмечает, что «в начале боя их стрельба была достаточно меткой», они успели дать лишь по четыре залпа, прежде чем вокруг них стали вырастать столбы воды от падения 15-дюймовых снарядов - свидетельство того, что в бой вступил британский флагман. Носовыми башнями HMS Warspite стрелял по 8-й дивизии, а кормовыми - по «картонным» крейсерам Мориондо. Прикрывшись дымовыми завесами, в 15:30 оба «Кондоттьери» резко отвернули на северо запад, а в 15:40 - на юг, после чего, сделав петлю, вышли на подбойный борт своих линкоров и в дальнейшем бою не участвовали.

После завершения основной фазы сражения крейсера 4-й дивизии, как и остальной итальянский флот, несколько раз подвергались атакам собственной авиации. Alberto di Giussano заявил об одном сбитом самолете и, по всей видимости, не ошибся - авиаторы подтвердили гибель одного бомбардировщика в 19:30. Вскоре после полуночи 10 июля Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano прибыли в Аугусту, откуда следующим вечером перешли в Таранто.

Будни 4-й дивизии (конец 1940 г.)

Вскоре после боя у Пунта-Стило Luigi Cadorna и Armando Diaz были поставлены в ремонт в Арсенале Таранто. Bande Nere, прибывший в Специю из Триполи 2 августа, также был поставлен в ремонт, продолжавшийся до 5 сентября.

Шесть крейсеров серий «A» и «B». Генуя, май 1938 г.
Giovanni delle Bande Nere, Bartolomeo Colleoni, Alberto di Giussano, Luigi Cadorna, Armando Diaz. Генуя, май 1938 г.

Таким образом, в боеготовом состоянии оставались только Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano. С 30 июля по 1 августа они участвовали в сопровождении войскового конвоя «TVL», а в ночь на 6 августа, совместно с эсминцами Antonio Pigafetta и [Navy:Nicolo_Zeno_(1928)|Nicoló Zeno]], выставили между о вами Пантеллерия и Лампедуза минное заграждение «7.AN», на котором 10 января 1941 г. подорвался и погиб британский эсминец HMS Gallant. В последний день августа Alberico da Barbiano прибыл на ремонт в Полу. Работы велись спорадически и продолжались до 1 марта; за это время крейсер был передан в распоряжение Артиллерийского училища для использования в качестве учебного корабля и вернулся в боевой состав лишь в декабре следующего года.

Будни 4-й дивизии (1941 г.)

Командир 4-й дивизии крейсеров контр-адмирал Гвидо Порцио Джованола.

К началу весны 1941 г. четверка «Кондоттьери» оказалась раскиданной по различным базам:

  • Bande Nere (кап 1 р. Сестро Сес тини) под флагом командира 4-й дивизии находился в Палермо;
  • Luigi Cadorna (кап 1 р. Леоне Риккати ди Чева) прибыл туда же из Специи 5 марта;
  • Alberto di Giussano (кап 1 р. Марони) проходил ремонт в Специи. 9 апреля, возвращаясь с практических стрельб, он взял на буксир гидросамолет «Кант» Z.506, совершивший вынужденную посадку, а 12-14 апреля перешел в Бриндизи, где его временно включили в состав 8-й дивизии и планировали использовать для прикрытия албанских конвоев, но реально он не совершил ни одного выхода в море и 29 апреля, вместе с крейсерами Giuseppe Garibaldi и Duca degli Abruzzi, перешел в Мессину;
  • Alberico da Barbiano (кап 1 р. Ацци) по прежнему использовался в качестве учебного корабля Артиллерийского учиища в Поле, причем оставался там и после того, как 4 апреля был передан в состав Морского специального соединения, созданного для намеченной высадки десанта на Мальту, и даже после формального возвращения 26 апреля в состав 4-й дивизии.

Контр-адмирал Джованола перенес флаг на Alberto di Giussano, который 6 августа вместе с Luigi Cadorna перешел в главную базу итальянского флота в Таранто. Там оба корабля тоже прошли ремонт: Luigi Cadorna - с 18 сентября по 19 ноября, Alberto di Giussano - с 22 сентября по 4 декабря. Alberico da Barbiano оставался в Поле до 3 ноября, когда присоединился к своим собратьям в Таранто, но только для того, чтобы немедленно стать в ремонт, продолжавшийся до 4 декабря. Иными словами, все четыре «кодоттьери» погрузились в состояние полного бездействия. На этом фоне буднично прошла смена командования: 15 октября 4-ю дивизию принял контр-адмирал Антонио Тоскано.

Кризис на коммуникациях

К концу 1941 года потери на морских коммуникациях «Оси» дошли до критической отметки. В ноябре всего 30% грузов достигли пунктов назначения. Поэтому итальянское Верховное командование настояло на привлечении боевых кораблей к доставке горючего и бое припасов для североафриканской группировки. Был разработан план, согласно которому эти грузы концентрировались в итальянских и греческих (Аргостоли, Наварин, Суда) портах, откуда на крейсерах, эсминцах и подводных лодках перебрасывались в Дерну и Бенгази на побережье Киренаики. В обратном направлении корабли забирали раненых, отпускников или небольшие группы пленных.

Разумеется, грузоподъемность боевых кораблей была ничтожной. Горючее им приходилось принимать в бочках или канистрах, размещая его либо на верхней палубе, где оно препятствовало использованию вооружения, либо во внутренних помещения, что могло привести к скоплению взрывоопасных паров. Достаточно было удачной очереди из пулемета атакующего самолета, чтобы вызвать на борту пожар с непредсказуемыми последствиями. Силовые установки боевых кораблей не отличались экономичностью - хрестоматийным стал случай, когда три эсминца израсходовали более 600 т нефти, чтобы доставить в Дерну 210 т бензина. Кроме того, африканские порты не были приспособлены к быстрой разгрузке и обработке больших объемов груза, что приводило к тому, что корабли зачастую были вынуждены сбрасывать бочки с топливом в море у входа в порт, в надежде на то, что ветер и течение прибьют их к берегу. Иными словами, только отчаянное положение заставило итальянское командование пойти на данные меры.

Наряду с другими кораблями, планы Супермарины предусматривали привлечение 4-й дивизии к доставке в Ливию продовольствия, дизельного топлива и авиационного бензина. Как заключает Ф. Гай, «выбор крейсеров типа Alberto di Giussano для этой цели стал следствием их непригодности для выполнения других боевых задач».

8 декабря Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano приняли в Бриндизи 50 т продовольствия, после чего перешли в Палермо, где на них погрузили еще 100 т бензина, причем канистры грузились «в каждый свободный уголок, даже на мостике». В 17:20 9 декабря крейсера вышли в море, огибая Силицию с запада. Очевидно, британская разведка знала об их выходе из расшифровки радиосообщений, поскольку с восходом луны в 23:00 над кораблями постоянно висели неприятельские самолеты, а итальянские радисты отмечали интенсивный радиообмен противника. Считая, что внезапность утрачена, а риск перехвата груженых и частично утративших боеспособность кораблей слишком велик, в 23:55 контр-адмирал Тоскано приказал прервать операцию и лечь на обратный курс. В 03:30 в районе о-ва Мареттимо Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano отразили атаку самолетов-торпедоносцев и в 08:20 вошли в Палермо.

Командир 4-й дивизии крейсеров контр-адмирал Антонио Тоскано, погибший в бою 13 декабря 1941 г.

На следующий день туда же из Специи прибыл завершивший ремонт Bande Nere, на который немедленно погрузили около 500 т продовольствия и бензина в бочках. Выход в море трех крейсеров был назначен на вечер 12 декабря, но незадолго до этого на Bande Nere вышел из строя носовой конденсатор, и ему было приказано задержаться в базе на сутки.

Бой у мыса Бон: гибель Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano

Бой у мыса Бон, 13 декабря 1941 г.
Alberico da Barbiano. Середина 1930-х гг.
Alberico da Barbiano, Лигурийское побережье.
Самолет установлен на катапульте Alberico da Barbiano.
Alberico da Barbiano.
Монтаж минных рельсов на палубе Alberico da Barbiano, лето 1940 г.
Посетители на борту Alberico da Barbiano в День Флота, 1940 г. Видны детали тыльной стороны носовой надстройки и посты управления огнем среднего калибра.
Alberico da Barbiano на рейде, 1939-1941 гг. На катапульте - гидросамолет Ro.43.
Alberico da Barbiano в море.

Alberico da Barbiano (кап. 1 р. Джорджио Родоканакки, флаг контр-адмирала Тоскано) и Alberto di Giussano (кап. 1 р. Джованни Маработто) вышли из Палермо в 18:30 12 декабря 1941 г. в сопровождении миноносца Cigno. На борту крейсеров находилось 100 т бензина, 250 т дизельного топлива и 600 т сырой нефти в бочках, а также 135 солдат и офицеров ВВС, направлявшихся в Триполи. Отряду было приказано обогнуть Эгады с северо-запада, после чего взять курс на мыс Бон и следовать вдоль побережья Туниса, поддерживая скорость 23 узла, но в случае обнаружения вражескими самолетами немедленно поворачивать назад.

Еще до выхода кораблей из Палермо, в 15:45, итальянский самолет-разведчик 51-й группы обнаружил у побережья Алжира четыре неприятельских эсминца, идущие на восток со скоростью 20 уз. Это были британские HMS Sikh (коммандер Стокс), HMS Maori, HMS Legion и голландский HNLMS Isaac Sweers, совершавшие переход из Гибралтара на Мальту и далее в Александрию. В 16:45 от самолета пришел новый доклад: «Никаких изменений к ранее отправленным сведениям». В Супермарине рассчитали, что, продолжая идти тем же курсом и с той же скоростью, эсминцы достигнут мыса Бон после 6 часов утра 13 декабря, а если увеличат скорость до 28 уз - то к 3 часам ночи, но даже в этом случае крейсера 4-й дивизии, следуя предписанным 23-узловым ходом, будут уже в 20 милях южнее. Сочтя риск перехвата невысоким, а потребность в горючем в Ливии очень острой, операцию решено было продолжать. Адмиралу Тоскано даже не сообщили о кораблях противника, лишь в 21:45 на Alberico da Barbiano передали, что никаких итальянских или французских пароходов на пути следования отряда нет.

Из расшифровок радиограмм англичане имели полную информацию о движении итальянских крейсеров и передали ее коммандеру Стоксу, он увеличил скорость своей флотилии до 30 узлов, но все равно не успевал перехватить итальянцев при нормальном развитии событий. Однако роковая цепь ошибок итальянских командных инстанций привела к трагедии.

С наступлением темноты итальянские корабли перестроились в походный ордер: головным Cigno, примерно в 2000 метрах за ним Alberico da Barbiano, замыкающим Alberto di Giussano. В 23:15 все экипажи разошлись по боевым постам. После полуночи облачность рассеялась, взошла луна, вода стала сильно фосфоресцировать, создавая вокруг кораблей зону хорошей видимости. В 02:10 была объявлена боевая тревога. В 02:45, когда отряд находился в 7 милях от м. Бон, с Cigno сообщили, что слышат шум самолета, кружащего над миноносцем. Это был «Веллингтон» из состава мальтийской авиагруппы. Через несколько минут корабли прошли примерно в 2 милях от стоящего на мысе маяка и легли на курс 157°, держась на удалении чуть более мили от берега.

По плану операции, в 03:15 отряд должен был повернуть на курс 180°, однако вместо этого командир дивизии приказал разворачиваться и возвращаться в Палермо. Головной Cigno не принял сигнала о возвращении, повернул на курс 180°, как и планировалось, и шел им в течение пяти минут - возможно, именно эта ошибка позволила ему уцелеть.

«Причина столь внезапного решения адмирала Тоскано так и осталась неизвестной, поскольку и сам адмирал, и начальник его штаба погибли той ночью», - сетуют итальянские историки. По всей видимости, Тоскано считал, что его корабли обнаружены авиацией противника, и выполнял полученные инструкции, тем более, что в прошлый раз подобное решение было сочтено правильным. Или же он намеревался отвлечь внимание разведчика, и снова повернуть на юг, как только тот удалится? Ответа на этот вопрос мы никогда не получим.

Британская флотилия подходила к м. Бон с запада, уже не надеясь перехватить неприятеля, когда изумленные сигнальщики увидели крейсера, идущие им навстречу. Из за близости к берегу повернуть вправо было невозможно, и Стокс приказал не открывать огня, пока соединения сходятся на встречных курсах. В 03:23 головной HMS Sikh выпустил четыре торпеды по Alberico da Barbiano с дистанции около 7,5 кбт. Примерно через минуту две из них поразили цель в район носовых башен главного калибра и в район носового машинного отделения.

Командир HMS Legion коммандер Джессел ожидал, что лидер будет стрелять по Alberto di Giussano (что отвечало бы обычной практике), поэтому выпустил две торпеды по Alberico da Barbiano, добившись одного попадания в район кормовой трубы уже тонущего корабля. Быстро сориентировавшись в обстановке, Джессел приказал выпустить оставшиеся шесть торпед по второму крейсеру - цели достигла одна из них.

HMS Maori выпустил две торпеды по Alberico da Barbiano и претендовал на одно попадание. HNLMS Isaac Sweers дал четырехторпедный залп, но промахнулся. Обстреляв напоследок горящие итальянские крейсера из орудий и зенитных автоматов, британские эсминцы на высокой скорости отошли на юг.

На Alberico da Barbiano первым эсминцы противника обнаружил расчет поста ночного управления огнем, располагавшегося на носовой надстройке. Почти сразу их увидели находившиеся на мостике адмирал Тоскано и его начальник штаба капитан 1 р. Джордано. Адмирал отдал приказ увеличить скорость до 30 уз, но едва ли его успели принять к исполнению. По свидетельству флагманского механика Никколини, старший артиллерист крейсера Каваллини доложил командиру, что башни готовы открыть огонь, но капитан 1 р. Родоканакки опасался, что кораблем, появившимся слева в виде неясной тени, мог оказаться Cigno, поэтому не отдавал приказа.

О дальнейшем можно судить из рапорта адъютанта адмирала капитан лейтенанта Райани:

« Вражеский корабль появился слева, и тотчас первая торпеда попала в носовую часть с левого борта, вызвав крен. Между тем эсминец открыл яростный огонь из автоматов, светящиеся трассеры снарядов были хорошо видны. Несколько мгновений спустя наш борт поразила вторая торпеда и многочисленные снаряды, от которых взорвался груз бензина, вызвав огромный пожар, охвативший весь корабль. Вскоре прогремел взрыв третьей торпеды.

Тем временем [противник] продолжал интенсивный огонь из автоматов и орудий. Несколько попаданий пришлось в мостик, стекла разлетелись на осколки. Один из них поразил капитана 1 р. Джордано, который, как я видел, грохнулся на палубу. У меня сложилось впечатление, что адмирал тоже был поражен, поскольку он оставался неподвижным в левом углу мостика.

»

После попадания второй торпеды крейсер лишился электроэнергии и начал тонуть. Только зенитные автоматы левого борта имели шансы сделать несколько выстрелов в ответ, прежде чем гигантский пожар сделал невозможным пребывание на верхней палубе. Через несколько минут Alberico da Barbiano перевернулся через левый борт и скрылся под водой. Разлившийся на этом месте бензин продолжал гореть до самого утра, став причиной гибели многих итальянских моряков.

Свидетелем последних минут контр-адмирала Тоскано стал старшина Винченцо Антро: «Спускаясь с верхнего трапа надстройки, я услышал слабый голос страдающего человека. Приблизившись, я узнал адмирала, который с трудом стоял на ногах, схватившись рукой за поручень. Поблизости никого не было. Я взвалил его на спину и спустил к ангару.

Было очевидно, что он тяжело ранен. Я побежал на бак за помощью, но не нашел ни плотика, ни людей... Я вернулся к адмиралу, но было видно, что мои усилия напрасны, он не мог двигаться и истекал кровью. Ему едва удалось произнести: «Оставьте меня, спасайтесь». Только после этого я решился броситься в воду». Командира Alberico da Barbiano капитана 1 р. Джорджио Родоканакки последний раз видели, когда он отдал свой спасательный круг одному из подчиненных - посмертно Родоканакки был удостоен Золотой медали за воинскую доблесть...

С мостика Alberto di Giussano неприятеля заметили за несколько секунд до первого попадания торпеды в головной корабль. В этот момент Alberico da Barbiano находился на левом крамболе, частично заслоняя собой британские эсминцы, и Alberto di Giussano как раз совершал маневр, чтобы выйти ему в кильватер. Капитан 1 р. Маработто немедленно приказал навести орудия на противника и увеличить скорость до 30 уз, но у механиков не было времени его исполнить. Через 30 секунд с мостика увидели полосы трассеров, идущие к флагманскому кораблю, а затем мощный взрыв над ним.

Пытаясь обойти торпедированный флагман с левого борта, Alberto di Giussano успел произвести три залпа носовыми и два залпа кормовыми башнями главного калибра, а также несколько выстрелов из 100-мм установки левого борта по пеленгу 300°. Наблюдались попадания на расстоянии около 1500 м, однако эсминцы были практически не видны на фоне скал, и все итальянские снаряды рвались на берегу.

С момента обнаружения британских эсминцев не прошло и двух минут, как в 03:27 торпеда поразила Alberto di Giussano в район кормового котельного отделения. Взрывом 100-мм установка левого борта была сорвана с основания и сброшена за борт. Почти сразу остановились обе турбины и все турбогенераторы, в носовом машинном отделении возник сильный пожар, причем, по свидетельству очевидцев, горел не груз бензина, а вытекавшая из разорванных цистерн нефть. Кроме того, в крейсер попало два 120-мм снаряда, разорвавшихся в помещении рефрижераторной установки носового погреба, и несколько снарядов зенитных автоматов, убивших и ранивших несколько человек. Из-за огромной массы воды, проникавшей в корпус через пробоину, вызванную торпедным попаданием, а также, по всей видимости, взрывом котлов, корабль осел примерно на метр с креном 15° на левый борт. Аварийные партии во главе со старшим помощником капитаном 2 р. Морисани и старшим механиком майором Чингано пытались потушить пожар и восстановить плавучесть, но их усилия оказались тщетными. Они погибли почти в полном составе. Спустя 10-15 минут после торпедирования была отдана команда оставить корабль. В 04:20 ослабленный корпус начал переламываться. Носовая и кормовая оконечности вышли из воды, центральная же часть все больше и больше погружалась. В 04:22 Alberto di Giussano скрылся под водой в 2 милях восточнее м. Бон (37°05’ с.ш., 11°07’ в.д.). (37.0833° с. ш. 11.1166° в. д.)

Cigno стал бессильным свидетелем трагедии. Пытаясь догнать развернувшиеся крейсера, он видел гибель Alberico da Barbiano и попытку Alberto di Giussano вести бой. В 03:35, когда перестрелка прекратилась, с миноносца заметили неопознанный корабль по пеленгу 10°-15°, идущий контр-курсом. Опознав его как вражеский, Cigno выпустил одну торпеду и открыл огонь из 100-мм орудия и зенитных пулеметов. Одновременно два других корабля прошли слева от миноносца, подвергнув его кратковременному обстрелу, не причинившему повреждений, хотя несколько человек получили ранения. Cigno оставался в районе гибели крейсеров до 14 часов, подняв из воды более 500 человек. Утром прибыли миноносец Giuseppe Sirtori, торпедные катера, гидросамолет «Кант» Z.506, а также французские рыбаки на своих лодках. Всего удалось спасти 687 человек, включая 65 раненых. Ночной бой продолжался менее пяти минут, но его итогом стала гибель двух итальянских крейсеров и 817 моряков, включая командира дивизии, его начальника штаба и обоих командиров крейсеров.

Потери на Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano в бою 13 декабря 1941 г.
Всего на борту Убиты Пропали без вести Ранены Невредимы
Alberico da Barbiano
Адмирал
Офицеры
Старшины
Унтер-офицеры и матросы
Военнослужащие ВВС
Всего, включая 81 пассажира
1
43
121
606
13
784
1
5
18
52
2
78
-
18
71
360
7
456
-
4
8
40
1
53
-
16
24
154
3
197
Итого 534 250
Alberto di Giussano
Офицеры
Старшины
Унтер офицеры и матросы
Военнослужащие ВВС
Всего, включая 54 пассажира
32
113
562
13
720
2
4
20
-
26
14
56
180
7
257
2
1
9
-
12
14
52
353
6
425
Итого 283 437

Примечания

  1. Дж. Джорджерини приводит еще большие цифры - всего 1800 снарядов и 1960 зарядов.
  2. Крейсера типа Alberto di Giussano изначально несли третий КДП с 5-метровым дальномером на кормовой надстройке, который был демонтирован к 1933 г. В доступной литературе никаких сведений по его конструкции и использованию не имеется.
  3. Принят следующий вариант перевода итальянских адмиральских званий: Contrammiraglio - младший контр-адмирал, Ammiraglio di Divisione - контр-адмирал, Ammiraglio di Squadra - вице-адмирал, Ammiraglio di Squadra designato di Armata - адмирал, Ammiraglio d’Armata - адмирал флота, Grand’Ammiraglio - гранд-адмирал.
  4. В ходе операции крейсера активно использовали бортовую авиацию для поиска противника. Alberico da Barbiano» и Alberto di Giussano выпустили оба своих Ro.43, Luigi Cadorna - один. Самолет Alberto di Giussano (экипаж: Бьонди и Дурана) совершил вынужденную посадку и в течение 32 часов дрейфовал по морю, пока не был выброшен ветром на берег.

Фотогалерея

Ссылки

  • navweaps.com
  • www.airwar.ru

Литература

  • Патянин С.В. Легкие крейсера типа «Кондотьери» (группы «A» и «B»). — «Морская кампания». — Москва: 2019 №1. — 68 с.

Шаблон:WWII Italy ships