Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

Bolzano (1932)

Перейти к: навигация, поиск

Тяжёлый крейсер Bolzano

Bolzano1938.jpg
Тяжёлый крейсер Bolzano
Служба
Италия_флаг_ВМС_с_тенью.png
Королевские ВМС Италии
Исторические данные
11.06.1930 Заложен
31.8.1932 Спущен на воду
12.1932 Выход на испытания
19.8.1933 Введен в строй
22.06.1944 Гибель
Общие данные
11065 / 13885 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
196,9 / 20,6 / 6,8 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
725 чел. Общая численность
25 чел. Офицеры
700 чел. Матросы
Бронирование
70 / 70 мм. Пояс/борт
50 мм. Палуба
50-60 / 20-30 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
60-70 мм. Барбеты
100 / 80 / / 80 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
100 мм. Боевая рубка
20 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Артиллерия главного калибра:

Минно-торпедное вооружение:

Авиационное вооружение:

  • 1 катапульта, 3 гидросамолета.


bolzano15_an.jpg
Тяжелый крейсер Bolzano (рус. «Больцано») является развитием крейсеров типа Trento. Отличается повышенной мощностью силовой установки, вооружением крейсеров типа Zara и носовой надстройкой подобной премененной на Pola. Имел лучшие для своего класса ходовые качества, но посредственное бронирование. Контрактная стоимость составили 101,6 млн лир. Один из самых красивых и технически совершенных крейсеров истории итальянского флота.

Проектирование и постройка

Bolzano на стапеле верфи «Ансальдо» незадолго до спуска на воду, 18 августа 1932 г.

Решение построить седьмой «восьмидюймовый» крейсер было частично принято из-за лоббирования со стороны фирмы «Ансальдо», оказавшейся за бортом процесса строительства тяжелых крейсеров и жаловавшейся на простои из-за недостатка заказов. Исходя из того, что руководство итальянского флота традиционно считало скорость важнейшим фактором, способным обеспечить победу на море, седьмой крейсер было решено строить быстроходным по типу Trento, а не «защищенным» по типу Zara. Поскольку Pola из-за отсутствия в итальянском флоте современных линкоров должен был служить флагманским кораблем флота, то соединение «защищенных» крейсеров типа Zara состояло бы из трех кораблей, и, чтобы иметь аналогичное соединение быстроходных крейсеров, требовалось построить еще один корабль Тяжелые крейсера типа Trento. Считалось, что недостатки последних можно частично ликвидировать, если учесть конструктивные решения, принятые на крейсерах типа Zara.

Подготовка проекта нового крейсера велась в конце 1928 - начале 1929 г. на основании директив специального Комитета по постройке новых кораблей под председательством заместителя военно-морского министра. Эти директивы предусматривали при водоизмещении в 10 000 «длинных» тонн, скорости хода 36 узлов и бронировании на уровне крейсеров типа Trento следующие пункты:

  • 203-мм артиллерия аналогично типу Zara, но с уменьшением бронирования башен ГК;
  • хорошее разделение на отсеки, чтобы сохранять приемлемый уровень плавучести и остойчивости при затоплении трех смежных отсеков;
  • устройство системы электроснабжения аналогично типу Zara с установкой шести турбогенераторов мощностью по 180 кВт;
  • отказ от гладкопалубного корпуса в пользу конструкции с полубаком;
  • наличие штабных помещений аналогично типу Zara;
  • установка торпедного вооружения, при этом торпеды и торпедные аппараты не следовало учитывать при расчете стандартного водоизмещения.
Девиз Bolzano на кормовой башне.

Имея негативный опыт перетяжеленных крейсеров типа Zara, проектировщики старались по возможности уложиться в отведенное стандартное водоизмещение. Рассматривались даже такие возможные меры, как отказ от четырех 100-мм спаренных установок вместе с поддерживающими конструкциями, сокращение нормального боекомплекта главного калибра со 100 до 80 снарядов на ствол с возможностью его последующего увеличения, сокращение 100-мм боезапаса до 1800 снарядов, сокращение числа якорей с трех до двух и укорачивание якорных цепей при сохранении того же количества стоп-анкеров. Предусматривалось также сокращение принимаемого количества воды, смазочного масла и других запасов с возможностью при необходимости вновь их увеличить. Многие из этих мер так и не были реализованы, в результате водоизмещение опять превысило Вашингтонский лимит - на этот раз примерно на 900 тонн.

8 июля 1929 г., вскоре после принятия проекта Комитетом по проектам боевых кораблей, крейсер был зачислен в списки военных кораблей Королевским декретом №1400 под названием Bolzano. Контракт с верфью «Ансальдо» в Генуе был заключен 25 октября. Контрактная стоимость без артиллерии, систем управления огнем и других поставляемых флотом механизмов составила 101,6 млн лир. Корабль был заложен 11 июня 1930 г. и провел два года на стапеле. Спуск на воду состоялся 31 августа 1932 г., и после 12-месячной достройки в состав итальянского флота вошел один из самых красивых и технически совершенных крейсеров в его истории.

Подобно другим крупным кораблям итальянского флота, крейсер имел свой девизы - «А magnanima impresa intenta ho I'aima» («Благородному делу отдавая всю душу»). Металлические таблички с начертанными на них девизами крепились к боковым стенкам башни главного калибра №4.

Описание конструкции

Корпус и надстройки

Тяжелый крейсер Bolzano. Копия подлинного чертежа.

Набор корпуса был смешанным. Конструкция двойного дна была аналогичной типу Trento, но само дно было несколько короче из-за более короткой броневой цитадели, зато его высота была увеличена до наибольшего среди итальянских крейсеров значения - 1,5 м. За броневым поясом до батарейной палубы размещались коффердамы, набранные по поперечной схеме. Они были разделены на верхнюю и нижнюю часть. На Bolzano поперечный набор был сделан из более прочных железных уголков и размещен так, чтобы подкреплять стыки броневых плит. Между батарейной и верхней палубой корпус вновь был набран по продольной схеме. Стрингеры имели толщину 20 мм в средней части корпуса и 9 мм в оконечностях. Шпангоуты изготавливались из стали максимальной толщиной 16 мм в центральной части на протяжении примерно половины длины корпуса, утончаясь до 7 мм в корме и 8 мм в носу. Их нумерация, как и на первой паре тяжелых крейсеров, шла от миделя к оконечностям. Величина шпации составляла 0,9 м.

Крейсер имел две сплошные палубы - верхнюю и батарейную (броневую). Толщина верхней палубы по сравнению с типом Trento была увеличена до 22-16 мм для увеличения продольной прочности корпуса. Толщина батарейной палубы за пределами ее бронированной части составляла 11 мм.

Для обеспечения рекордной для крупных итальянских кораблей скорости корпус был сделан с большим удлинением и несколько большим по сравнению с типом Trento бульбом в носовой части для снижения волнового сопротивления. Однако главным отличием крейсера от типа Trento была полубачная конструкция корпуса - подобно крейсерам типа Zara. Полубак улучшал мореходность и обитаемость, делая размещение помещений более свободным. Подобно крейсерам типа Zara, высота межпалубного пространства по всей длине корпуса составляла 2,30 м.

Средняя часть крейсера Bolzano, 1938 г.

Bolzano имел 26 поперечных водонепроницаемых переборок, которые доходили до батарейной палубы в пределах цитадели и до верхней за ее пределами. Сохранение плавучести должно было обеспечиваться при затоплении любых трех смежных отсеков.

Bolzano был, пожалуй, самым красивым крейсером итальянского флота. Протяженная надстройка крейсера являлась продолжением полубака подобно кораблям типа Zara. Носовая надстройка, как и на крейсере Pola, образовывала единый комплекс с дымовой трубой. Она представляла собой цельный блок из четырех уровней, в которых размещались все основные командные помещения. Четырехопорная мачта не сильно возвышалась над надстройкой и несла только главный КДП и площадку постов противовоздушной и противоминной обороны. Визуально мачта почти не была видна, скрываясь внутри надстройки, хотя конструктивно она опиралась на батарейную палубу. Вся конструкция выглядела значительно более гармонично, чем на Pola. В отличие от типа Trento первая и вторая трубы были близкими по размеру и изначально снабжались козырьками.

В отличие от предшествующих итальянских крейсеров на Bolzano впервые появилась поворотная катапульта между дымовыми трубами. Треногая грот-мачта располагалась перед второй дымовой трубой. На ее площадках размещались посты управления противовоздушной и противоминной обороны и два КДП среднего калибра. Между кормовой трубой и башней №3 размещался резервный КДП.

На Bolzano конструкция передней надстройки была удачнее с точки зрения вибрации на большой скорости по сравнению с типом Trento, однако и последний итальянский тяжелый крейсер не был полностью свободен от этого недостатка.

Бронирование

Тяжелый крейсер Bolzano. Схема бронирования. Копия подлинного чертежа.
Тяжелый крейсер Bolzano. Схема бронирования. Копия подлинного чертежа.

Бронирование Bolzano в общем соответствовало типу Trento, но имелся ряд отличий. Так, на нем отсутствовало дизель-генераторное отделение перед носовыми погребами, а сама бронированная цитадель была короче. Пояс той же толщины (70 мм) шел от начала барбета №1 до середины барбета №4. В носу он замыкался, аналогично типу Trento, поперечным траверзом толщиной 60 или 50 мм. В корме же траверз имел частично скошенную форму, поскольку главный пояс заканчивался там на середине барбета. Кормовой траверз толщиной 60 мм шел только между батарейной и средней палубой, которая имела в корму от траверза толщину 20-мм с 30-мм скосами у бортов. Таким образом, все пространство рулевых механизмов на Bolzano получило легкую защиту. Толщина батарейной палубы в пределах цитадели осталась такой же, как и на типе Trento, - 50 мм. Бронирование башен главного калибра: лоб - 100 мм, борта и крыша - 80 мм. Барбеты башен имели больший по сравнению с типом Trento диаметр, что частично компенсировалось уменьшением их толщины внутри корпуса до 60 мм. Верхняя часть барбетов (выше палубы полубака для носовых башен или верхней палубы для кормовых) по-прежнему имела толщину 70 мм. Аналогично барбетам была защищена и коммуникаци онная труба, ведущая в боевую рубку: 60 мм выше полубака и 50 мм между ним и батарейной палубой. Сама рубка имела 100-мм стенки, 50-мм крышу и 40-мм пол. Бронированный КДП защищался 80-мм стенками и 60-мм крышей.

Энергетическая установка

Тяжелый крейсер Bolzano. Схема энергетической установки. Копия подлинного чертежа.

Bolzano отличался от первых итальянских тяжелых крейсеров наличием всего десяти более мощных котлов, размещенных в пяти котельных отделениях длиной по 10 шпаций (9 м) каждое вместо трех длиной по 15 шпаций (13,5 м) на типе Trento. Размещение отсеков ГЭУ на Bolzano было следующим: от носа в корму шли три котельных отделения, носовое турбинное, затем еще два котельных и кормовое турбинное. Лучшее разделение на отсеки обеспечивало лучшую живучесть как с точки зрения сохранности энергетической установки, так и с точки зрения затоплений. Дымоходы от шести носовых котлов объединялись в первую дымовую трубу, а от четырех кормовых - во вторую. Это придавало Bolzano более сбалансированный силуэт, поскольку трубы были ближе по размеру, чем у типа Trento.

Bolzano на ходовых испытаниях, декабрь 1932 г.

Котлы Bolzano имели несколько более высокое рабочее давление - 22 кг/см², а вся энергетическая установка при той же мощности в 150 000 л.с. была немного легче, чем на типе Trento. Турбины Парсонса были в основном аналогичны установленным на типе Trento. Турбинные отделения Bolzano отличались тем, что главные конденсаторы были размещены под турбинами низкого давления, а не отдельно от них. В результате длину турбинного отделения удалось уменьшить на две шпации (1,8 м). Более высокое размещение турбин низкого давления привело к несколько большему наклону линии валов.

Bolzano на приемных испытаниях, лето 1933 г.

На испытаниях в декабре 1932 года Bolzano показал рекордную скорость в 36,81 уз. Следует учитывать, что этот корабль, в отличие от типа Trento, вышел на испытания в неукомплектованном состоянии, при этом его водоизмещение не «дотягивало» даже до стандартного. Например, на крейсер не была установлена артиллерия и приборы управления огнем. Его предшественники на момент испытаний были в гораздо более готовом состоянии, хотя на Trento, например, отсутствовали 100-мм орудия. Неудивительно, что на испытаниях и июне 1933 г. укомплектованный Bolzano развил всего лишь 35 уз., а во время службы не показывал в грузу больше 33-34 узлов. Скорость крейсера во время войны, как правило, не превышала 33 уз.

Bolzano имел меньший нормальный запас нефти (1800 т вместо 2120 т), однако максимальный запас был практически таким же, как у предшественника - 2260 т. Энергетическая установка Bolzano была несколько более экономичной на крейсерской скорости и несколько менее - на полном ходу. Дальности плавания Bolzano - 4432 мили на 16 уз., 2925 миль на 25 уз. и 910 миль при 35 уз.

Вспомогательное оборудование

Оборудование электростанции Bolzano было аналогично установленному на тяжелых крейсерах типа Zara и состояло из 6 турбогенераторов мощностью по 180 кВт в двух турбогенераторных отделениях, расположенных над турбинными отделениями. Для использования на стоянке имелись два вспомогательных дизель-генератора. Также была увеличена по сравнению с типом Trento мощность резервных аккумуляторных батарей. Напряжение бортовой сети - 220 В постоянного тока.

В отличие от кораблей типа Trento Bolzano в целях экономии веса оснащался только двумя носовыми якорями Холла весом 5,6 т - одним по правому и одним по левому борту. В кормовой части в клюз по левому борту убирался 2-тонный вспомогательный якорь Холла, кроме того, имелся запасной якорь адмиралтейского типа весом 1 т. Два носовых якорно-швартовых шпиля приводились в действие электрическими моторами мощностью по 70 л.с., развивавшими усилие в 13 т. Два кормовых шпиля приводились 40-сильными электромоторами с усилием в 6 т.

Для производства пара для различных нужд в порту (для турбогенераторов, отопления, прачечной и т.д.) имелось два вспомогательных котла, которые размещались на батарейной палубе за второй трубой.

Прожекторное оборудование включало четыре 105-см прожектора с электрическим дистанционным управлением, более мощных по сравнению с 90-см прожекторами на типе Trento. Два прожектора размещались на носовой надстройке, а два - на специальных площадках у кормовой трубы.

Bolzano также отличался от первых итальянских тяжелых крейсеров измененным расположением шлюпочного оборудования, связанным с размещением поворотной катапульты в средней части корпуса. В остальном его вспомогательное оборудование было в основном аналогично типу Trento.

Вооружение

Главный калибр

Основная статья: 203-мм орудие Model 1924
Кормовые башни главного калибра крейсера Bolzano. На лобовой плите башни №4 начертан девиз «Brennero».

Bolzano был вооружен восемью 203-мм орудиями фирмы Ансальдо с длиной ствола 53 калибра, аналогичными устанавливавшимися на крейсерах типа Zara. Орудия размещались в башнях образца 1929 года, аналогичных башням крейсеров типа Zara, но несколько облегченных и с более тонким бронированием. Башни Bolzano отличались от установленных на типе Trento наличием двух зарядных элеваторов и заряжанием при любом угле возвышения, а также большим диаметром барбета.

Средняя артиллерия

Основная статья: 100-мм/47 орудие O.T.O Model 1928

Как и на других тяжелых крейсерах, средняя артиллерия Bolzano была представлена шестнадцатью 100-мм/47 универсальными орудиями «О.Т.О.» образца 1924 г. в восьми спаренных установках, конструкции Э. Минизини. По две установки с каждого борта размещалось на спонсонах на шлюпочной палубе (в районе носовой надстройки и около второй трубы), еще по две - на верхней палубе по бортам (носовые - в районе первой трубы, кормовые - перед второй трубой).

На Bolzano 100-мм артиллерия устанавливалась постепенно. В 1933 году корабль вообще не имел 100-мм пушек, а в 1934 году - только четыре установки на шлюпочной палубе. Идея ограничиться всего четырьмя установками была вызвана стремлением уложиться в договорные 10 000 т, но от этого быстро отказались, и крейсер получил полноценное вооружение из восьми установок. Общий боезапас состоял из 6150 снарядов. Погреба 100-мм снарядов размещались рядом с погребами главного калибра и были распределены между их обоими уровнями. Подача производилась по пяти элеваторам на батарейную палубу, по которой снаряды на вагонетках по рельсам развозились к восьми элеваторам, поднимавшимся непосредственно к установкам.

Зенитные автоматы и пулеметы

Основная статья: 13,2-мм/76 пулемет Breda Model 1931

Первоначально Bolzano нес 4 одноствольных 40-мм/39 автомата «Виккерс-Терни» образца 1917 г. Два из них первоначально стояли на полубаке на месте носовых 100-мм установок, еще два - на юте. После появления на крейсере 100-мм установок автоматы перенесли на не слишком удачные позиции на верхнюю палубу: носовые - сразу за срезом полубака, где они имели ограниченные углы обстрела, а кормовые - между бортовыми 100-мм установками. Боезапас 40-мм калибра составлял 1000 выстрелов на орудие.

Легкое зенитное вооружение дополняли 8 пулеметов калибра 13,2-мм в четырех спаренных установках. Два пулемета стояли на площадках грот-мачты, а два - на верхней палубе у барбета носовой возвышенной башни. Позже состав легкого вооружения изменялся и дополнялся 37-мм и 20-мм автоматами, что будет более подробно описано ниже.

Торпедные аппараты

Подобно типу Trento и в отличие от не имевших торпедного вооружения крейсеров типа Zara, Bolzano нес 4 двухтрубных 533-мм торпедных аппарата, расположенных аналогично двум первым итальянским тяжелым крейсерам.

Управление огнем

Управление огнем главного калибра осуществлялось при помощи двух команднодальномерных постов с приборами центральной наводки, инклинометрами и двумя дальномерами, один из которых находился на верхней площадке фок-мачты, второй - на боевой рубке. Оба были в основном аналогичны по оборудованию, но пост на крыше боевой рубки был бронированным. Оба КДП вращались вручную.

Bolzano оснащался двумя одинаковыми постами, аналогичными устанавливавшимися на крейсерах типа Zara, с двумя 5-метровыми стереоскопическими дальномерами, размещенными друг над другом.

Кроме двух главных КДП для управления стрельбой главного калибра имелся резервный КДП с 5-метровым дальномером, размещенный на кормовом мостике между второй трубой и башней №3. Управление огнем могло вестись и из башен, для чего они были оснащены 7-метровыми дальномерами. В целях экономии веса первоначально дальномерами оснащались только возвышенные башни, а в нижние дальномеры были установлены только накануне войны.

Управление огнем вспомогательного калибра осуществлялось при помощи четырех командно-дальномерных постов, оснащенных 3-метровыми дальномерами. Два носовых КДП располагались на надстройке, а два кормовых - на площадках грот-мачты. Кормовые КДП имели более простое оборудование, вырабатывая только данные об угле возвышения и направлении на цель. Для стрельбы по воздушным и надводным целям основными являлись носовые КДП, в то время как кормовые использовались как основные при торпедной стрельбе. Наличие двух постов управления огнем 100-мм артиллерии на каждый борт считалось необходимо для одновременного боя с кораблями и самолетами противника, при котором один пост мог управлять зенитным огнем, а второй - стрельбой по надводным целям. Впоследствии стало ясно, что основной функцией 100-мм орудий будет стрельба по воздушным целям, и в 1937 г. кормовая пара КДП была демонтирована.

Авиационное вооружение

Гидросамолет Ro.43 на катапульте Bolzano, конец 1930-х гг.
Поворотная катапульта крейсера Bolzano.

Расположение катапульты на баке, принятое на итальянских крупных кораблях в 1920-е годы, имело существенные недостатки. Поэтому на Bolzano было решено применить другое решение: его оснастили поворотной катапультой системы Ганьетто, которая размещалась между дымовыми трубами на шлюпочной палубе и могла поворачиваться на определенный угол (до 30° на каждый борт) от диаметральной плоскости. Самолеты устанавливались на катапульту и поднимались с во ды при помощи стрелы, прикрепленной к основанию грот-мачты. По проекту крейсер должен был принимать три самолета. Ангар не предусматривался, поэтому один из них хранился непосредственно на катапульте, а еще два - на специальных площадках по бокам от носовой трубы. Реально же Bolzano нес не более двух гидросамолетов.

Первоначально на крейсере размещались Piaggio P.6 ter, а в 1937 г. они были заменены на IMAM Ro.43. На 10 июня 1940 г. на борту Bolzano находились гидропланы с бортовыми номерами 321 и 322.

Экипаж

Экипаж крейсера по штату насчитывал 25 офицеров и 700 нижних чинов. В начале войны он был увеличен до 788 человек, в том числе 28 офицеров, а в дальнейшем вырос еще значительнее.

На борту были оборудованы каюты для адмирала, начальника его штаба, командира и старших офицеров. Помещения для офицеров традиционно размещались на батарейной и средней палубах в корме, а матросские кубрики были разбросаны по всему кораблю. Командирский салон был размещен в носовой надстройке под ходовой рубкой. Наличие полубака на Bolzano облегчило планировку помещений и несколько улучшило условия обитаемости по сравнению с крейсерами типа Trento.

Окраска

Тяжелый крейсер Bolzano. Схема окраски.
Bolzano в Специи в камуфляжной окраске, лето 1942 г.
Bolzano в Специи в камуфляжной окраске, лето 1942 г.

В 1929 г. были приняты новые правила окраски кораблей итальянского флота, согласно которым надводный борт и вертикальные поверхности надстроек окрашивались в голубовато-серый цвет (grigio azzuro chiaro), в него же целиком красились башни, щиты 100-мм орудий, башенки командно-дальномерных постов, боевая рубка, шлюпки. Подводная часть корпуса была темно-зеленой (verde scuro), с началом войны стала практиковаться перекраска в темно-серый или темно-красный цвет. Ватерлиния, верхняя часть грот-мачты и козырьки на дымовых трубах - черные (nero). Верхняя палуба, палубы надстроек и мостиков окрашивалась в матово-черный цвет с характерным металлическим отливом (grigio ferro), кроме палубы юта и небольшого участка на кормовой надстройке позади второй трубы, имевших деревянное покрытие. Обвесы мостиков с внутренней стороны были темно-синими (blu scuro).

Данная схема окраски сохранилась и после начала боевых действий. Единственным существенным отличием стало введение знаков идентификации с воздуха: палубу полубака до барбета носовой башни выкрасили в белый цвет, а после сражения у Пунта-Стило по приказу адмирала Кампиони нанесли широкие диагональные бело-красные полосы - аналогичным образом еще с довоенных времен окрашивались верхние плоскости корабельных гидропланов. На Bolzano такая окраска палубы захватывала зону носовых башен. Кроме того, этот крейсер был уникален тем, что имел окрашенную полосами палубу также и в корме.

Спаренный 37-мм автомат «Бреда» обр. 1932 г. на крейсере.

Спасательные плотики, первоначально серого цвета, со временем также перекрасили чередующимися красными и желтыми полосами для облегчения поиска с воздуха.

После торпедирования «Аттендоло» и Bolzano подводными лодками итальянцы посчитали, что наличие грязно-белых зон в оконечностях подчеркивает точку прицеливания и облегчает торпедную стрельбу с небольшого расстояния и белые участки на всех крейсерах были перекрашены. Камуфляж сохранился до конца войны, о чем можно судить по фотографиям затопленного корабля, сделанным в 1945 году в Специи.

Модернизации

Основная статья: 37-mm/54 пушка Breda Model 1932
Основная статья: 20-мм/65 автомат Breda Model 1935
Спаренный 37-мм автомат «Бреда» обр. 1932 г. на крейсере.
120-мм/15 гаубица для стрельбы осветительными снарядами на одном из эсминцев.

С Bolzano в 1937 г. были сняты два 40-мм автомата, стоявшие на неудачных позициях за срезом полубака. Вместо них в том же году установили два спаренных 37-мм автомата на юте крейсера. В 1938 г. с него также сняли кормовые 100-мм артустановки, заменив их четырьмя спаренными 37-мм автоматами, два из которых были переставлены с юта. В отличие от других крейсеров на Bolzano автоматы каждого борта размещались на общем длинном спонсоне, а не на двух отдельных.

Устаревшие и бесполезные 40-мм автоматы с всех крейсеров снимались в 1939 г., кроме того с грот-мачты снимались КДП управления огнем вспомогательного калибра. Вместо них стали использоваться ручные 1,5-метровые дальномеры. Одновременно с этим, площадка наблюдения за воздушной обстановкой на фок-мачте Bolzano была значительно расширена за мачтой.

Тогда же на крейсере были установлены дальномеры в башни №1 и №4.

Непосредственно перед началом войны или в течение первых двух месяцев боевых действий на тяжелые крейсера добавили по две 120-мм гаубицы «О.Т.О.» с длиной ствола 15 клб., предназначенных для стрельбы осветительными снарядами (боезапас - 120 снарядов на ствол). На Bolzano они размещались за первой дымовой трубой.

В годы войны на крейсерах был заварен нижний ряд иллюминаторов - на Bolzano это сделали к концу 1941 г.

В 1942 году во время ремонта Bolzano в Генуе кормовой дальномерный пост и два кормовых прожектора были сняты, а вместо спаренных 13,2-мм пулеметов установили 4 одиночных 20-мм/65 автомата - два вместо 13,2-мм на грот-мачте и два у кормовой трубы на месте бывших прожекторных площадок.

Перестройка в авианесущий корабль

Тяжелый крейсер Bolzano. Схема перестройки в авианесущий корабль.

Предвоенными планами не предусматривалось наличие в составе итальянского флота специальных авианесущих кораблей. Считалось, что воздушное прикрытие итальянского флота может быть обеспечено с береговых авиабаз на Апеннинском полуострове, островах и Северной Африке. Опыт военных действий показал, что в ряде операций немногочисленная английская авианосная авиация могла без помех наносить удары по итальянским кораблям, в то время как самолеты с береговых аэродромов опаздывали к месту событий или вообще не появлялись. Начатая перестройка двух гражданских судов в полноценные авианосцы (Aquila и Sparviero) не могла быть быстро закончена, поэтому в качестве промежуточного решения было предложено переделать быстроходный военный корабль в носитель истребителей для защиты флотских соединений от атак с воздуха. В задачу такого корабля входил только запуск самолетов при помощи катапульт. После выполнения задачи истребители должны были пытаться долететь до наземных баз или в крайнем случае попытаться сесть на воду поблизости от своих кораблей, чтобы те могли подобрать пилота. Посадка на корабль вообще не предусматривалась - оборудование его полноценной палубой, тренировка пилотов и т.д. требовали слишком много времени. Планировалось использовать более эффективные колесные истребители, а не гидросамолеты, поэтому прием севших на воду машин при помощи крана также был невозможен. Концепция использования была в общем аналогична английским «САМ-шипам».

Другой задачей, которую пытались решить при помощи переделки, была проблема снабжения итальянских войск в Африке. Гражданские суда в основном не имели достаточной скорости для подобных рейсов, поэтому итальянцы начали все больше задействовать боевые корабли. Размещение грузов, особенно топлива, на их верхних палубах делало их весьма уязвимыми в бою, поэтому было желательно иметь встроенные отсеки для грузов ниже броневой палубы. Поврежденный торпедой Bolzano стал кандидатом на переделку с реализацией обеих идей - авианесущего корабля и быстроходного транспорта. Проект переделки предусматривал оборудование ниже броневой палубы пяти грузовых отсеков общей вместимостью около 3000 т. Это потребовало ликвидации носового котельного отделения и сокращения числа котлов до восьми. В результате мощность энергетической установки снижалась на 30 000 л.с., а скорость хода падала, по оценкам, до 25 узлов. Три грузовых отсека размещались на месте носовых погребов, командных постов и котельного отделения №1, еще два - на месте кормовых погребов.

Внешне корабль должен был значительно трансформироваться, чтобы освободить на палубе место для размещения самолетов. Все надстройки до второй трубы снимались, а полубак и шлюпочная палуба образовывали единую палубу для размещения самолетов. Носовая труба также снималась и заменялась на две узкие трубы по бокам от шлюпочной палубы, каждая из которых обслуживала по два котла своего борта. Кормовая труба и грот-мачта оставались на своих местах, причем вокруг них возводилась легкая надстройка с ходовым мостиком и другими помещениями управления.

Вооружение почти полностью заменялось на чисто зенитное - десять 90-мм/50 орудий в одноорудийных установках, аналогичных установленным на линкоры типа Littorio, а четыре спаренных 37-мм автомата дополнялись еще шестнадцатью такими же, десять из которых размещались по бортам на полубаке, а еще шесть - в корме. Проект предусматривал три поста управления зенитным огнем - один за кормовой трубой на месте бывшего вспомогательного директора и два по бокам от мачты.

Запуск самолетов осуществлялся двумя неподвижными катапультами, установленными в носу под углами 20 градусов на разные борта. Такое угловое размещение катапульт на практике могло обернуться заметным недостатком, поскольку при подобном размещении сложно было осуществлять старт против ветра.

Проект предусматривал размещение 12 истребителей - двух на катапультах и десяти в ряд в диаметральной плоскости от катапульт до кормовой трубы и мачты. Самолеты должны были последовательно запускаться, перемещаясь до катапульт самостоятельно.

По оценке, стандартное водоизмещение после переделки должно было уменьшиться примерно на 2000 т, а полное - снизиться до 11 800 т без загрузки трюмов. В случае полной загрузки трюмов полное водоизмещение росло до примерно 15 000 т.

Первоначально планировалось разместить на Bolzano истребители Re.2000C, которые не использовались итальянскими ВВС, но поставлялись на экспорт в Швецию и Венгрию. В 1942 году итальянский флот закупил 12 машин Re.2001 OR Serie II, специально усиленных для запуска с катапульты, и даже провел их испытательные запуски с линкора Littorio. Однако вполне вероятно, что Bolzano был бы оснащен более совершенными истребителями Re.2001, которые также планировалось использовать с итальянских авианосцев.

Для переоборудования Bolzano были закуплены некоторые материалы, но работы были приостановлены из-за недостатка рабочих рук и материалов, других приоритетов и частых налетов авиации союзников. До начала перемирия и захвата крейсера немцами переоборудование практически так и не началось.

Общая оценка

Итальянские крейсера. Фрагмент рисунка А.Заикина.
Trieste, 1929 г.
Fiume, ноябрь 1931 г.
Zara, осень 1931 г.
Gorizia.
Bolzano, 1933 г.
Bolzano, 1933 г.
Bolzano, 1938 г.
Bolzano, Генуя, 1942 г.
Bolzano, Генуя, 1942 г.

Конец 1920-х - начало 1930-х годов стали поистине «золотым веком» крейсеров. На кораблях данного класса, в силу запрета на строительство новых линкоров, сосредоточилось внимание корабелов и моряков. Особенно это относится к порождению Вашингтонского договора - тяжелым крейсерам с 203-мм артиллерией главного калибра.

Принято считать, что Вашингтонский договор нарушил естественную эволюцию класса крейсеров, заставив подписавшие его страны строить не те корабли, которые были им нужны, а укладывающиеся в договорные нормы. Такая оценка справедлива лишь отчасти. Куда ближе к истине другое заявление: «Все страны проектировали один и тот же корабль, но получили разные». В результате британский тяжелый крейсер стал идеальным защитником торговли с огромной дальностью плавания; японский - скаутом, разведчиком при эскадре, отлично приспособленным к ночному бою; американский - хорошо вооруженным истребителем легких сил. По мнению же командования Королевского Итальянского флота, при отсутствии современных линкоров именно тяжелые крейсера должны были стать основными боевыми кораблями, способными при благоприятных обстоятельствах успешно вести бой в составе эскадры, а также поддерживать действия легких сил. Все проекты объединяло лишь одно - крайне слабая броневая защита, вследствие чего тяжелые крейсера первого поколения получили прозвище «картонных».

При «бумажном» сравнении с зарубежными аналогами Trento и Trieste имеют, пожалуй, самое основательное бронирование. По мнению итальянских конструкторов, оно вполне надежно защищало от 155-мм снарядов французских легких крейсеров на дистанциях от 75 до 130 кбт., а большая скорость теоретически позволяла удержать необходимую для боя дистанцию или вообще избежать столкновения с более сильным противником. Правда, можно упрекнуть итальянцев в недальновидности - тенденция к увеличению калибра главной артиллерии крейсеров до максимально разрешенного была вполне очевидной, и уже следующая серия французских кораблей этого класса (тип Duquesne) несла 203-мм орудия.

Неудивительно, что дальнейшее развитие пошло по пути совершенствования защиты. Как ни странно, итальянские кораблестроители стали пионерами в этом направлении во всем мире. Созданные ими корабли типа Zara по совокупности боевых качеств превосходит все «вашингтонские» крейсера первого поколения и нередко называется даже лучшим кораблем в своем классе. Броневая защита корабля действительно впечатляет: протяженный и широкий 150-мм пояс, защищавший погреба и машины, 70-мм бронепалуба и 20-мм верхняя палуба. Не совсем оправданным можно назвать наличие тонкого «верхнего» пояса. По общему весу брони преимущество итальянского проекта над зарубежными современниками бесспорно.

Концентрация почти 100 тысяч л.с. всего на двух валах стала выдающимся достижением итальянских кораблестроителей, без которого столь разительное улучшения бронирования вряд ли было бы возможным. При этом силовая установка оказалась весьма легкой, а это значит, что прогресс достигался за счет роста удельной мощности - у типа Zara она составляла примерно 14,8 кг/л.с.[1] Не в последнюю очередь это было достигнуто за счет повышения параметров пара. Нельзя сказать, что облегчение силовой установки отрицательно сказалось на ее надежности. Гораздо хуже обстояло с экономичностью и как следствие дальностью плавания - по этому показателю итальянские крейсера оказались худшими в своем классе. Впрочем, итальянцы не рассчитывали свои крейсера для колониальной службы, а для акватории закрытого Средиземного моря и такая дальность считалась приемлемой.

Несмотря на более низкую, чем у предшественников, скорость, тяжелые крейсера типа Zara считались более удачными. Однако стремление командования итальянского флота иметь в составе дивизии однотипные или, по крайней мере, схожие по характеристикам, корабли повлекло возврат к первоначальному проекту. Последний итальянский «договорной» крейсер - Bolzano - являлся развитием типа Trento и повторял его по защите, но, в числе прочего, отличался улучшенным внутренним делением, что позволяло остаться на плаву при затоплении трех смежных отсеков. По сути, его постройка явилась шагом назад в итальянском кораблестроении. Несмотря на заимствование у типа Zara ряда удачных конструкторских решений, Bolzano унаследовал от типа Trento не только схожие тактико-технические характеристики, но и большинство недостатков. Не случайно итальянские моряки дали ему определение «Великолепно исполненная ошибка».

В целом же, в сравнении с зарубежными представителями класса «тяжелый крейсер», построенными в рамках действующих ограничений, итальянцы выглядят весьма неплохо - в чем-то уступая аналогам, но в чем-то и превосходя их. Другое дело, что сравнение кораблей по «бумажным» характеристикам является сугубо формальным и слишком часто не отражает истинного положения вещей. В реальной обстановке гораздо большее значение играют такие, не поддающиеся формальному анализу, факторы, как эксплуатационная надежность техники и боевая выучка экипажа.

По отношению к итальянским кораблям нельзя применить расхожий штамп «недостатки проекта стали обратной стороной его достоинств». В данном случае недостатки кораблей - не проекта, а именно кораблей, как его воплощения - были обусловлены самим уровнем итальянской промышленности. Слабая производственная база и низкая культура производства в значительной мере обесценивали сильные стороны проекта.

Ахиллесовой пятой всех итальянских тяжелых крейсеров стала их артиллерия. Италия позже других развитых стран освоила собственное производство морских орудий крупного калибра, и фирма «Ансальдо», являвшаяся одним из двух главных поставщиков Королевского Итальянского флота, изначально опиралась на техническую помощь британской фирмы «Армстронг» и французской «Шнайдер». К середине 1920-х годов объем этой помощи сошел на нет, а итальянские оружейники, которым пришлось полагаться исключительно на собственные силы, оказались не на высоте. В погоне за дальностью стрельбы они чрезмерно форсировали баллистику орудий, в итоге живучесть стволов и рассеивание снарядов стали бедой почти всех итальянских корабельных артиллерийских систем. Если добавить к этому тесное расположение стволов в общей люльке, существенный разброс веса снарядов, отсутствие беспламенных порохов и приборов для ночной стрельбы, то можно заключить, что по эффективности артиллерии итальянские тяжелые крейсера уступают большинству зарубежных «одноклассников». Для наглядности можно привести тот факт, что за всю войну ими было достигнуто не более трех (!) попаданий.

Авиационная катапульта на кораблях типов Trento и Zara располагалась на полубаке, перед носовыми башнями. Такое конструктивное решение трудно признать удачным, поскольку стоящий на катапульте самолет существенно ограничивал углы обстрела носовых орудий, а, кроме того, подвергался риску быть сметенным за борт струей пороховых газов. Этот недостаток был устранен только при создании Bolzano.

Существенным минусом Trento и Trieste являлась слабая конструкция корпуса, оптимизировавшегося прежде всего для достижения высоких скоростей, что в итоге вызывало значительную вибрацию.

Сложнее оценить мореходные качества, но несомненно, что итальянские корабли с их невысоким надводным бортом будут выглядеть хуже, чем британские типа County или французские типа Duquesne, специально спроектированные для действий в океане. Однако нельзя забывать, что ухудшение мореходности было сознательным шагом и должно рассматриваться не как недостаток, а как компромисс, за счет которого удалось улучшить «боевые» качества.

Подведем итог. Итальянские тяжелые крейсера условно делят на две группы - «быстроходные» и «броненосные». Боевое применение крейсерских сил Реджа Марина в годы Второй мировой войны показало, что концепция быстроходного тяжелого крейсера оказалась ошибочной. Построенные в соответствии с культивировавшейся режимом Муссолини «политикой рекордов» и показавшие свои выдающиеся скоростные характеристики на испытаниях в исключительно «тепличных» условиях, Trento, Trieste и Bolzano не могли подтвердить их в повседневной службе. Во время войны эти корабли не имели того преимущества в скорости над крейсерами типа Zara, которое было на бумаге, уступая по многим другим характеристикам гораздо более сбалансированным «броненосным» крейсерам.

Таким образом, постройку крейсеров типа Zara можно считать несомненным успехом итальянских кораблестроителей. Отход от традиционного для этой страны принципа принесения защиты в жертву скорости позволил создать вполне сбалансированный корабль. В предшествующей истории итальянского кораблестроения подобное случалось лишь однажды - с броненосными крейсерами типа Giuseppe Garibaldi, которые также оказались очень удачными и служили в составе флотов пяти государств. Можно предположить, что если бы итальянцы попытались развить проект типа Zara, им удалось бы создать еще более сбалансированный тяжелый крейсер, однако в связи с возобновлением строительства линейных кораблей развитие данного класса в Италии прервалось - как оказалось, навсегда.

В ходе Второй мировой войны итальянские тяжелые крейсера не добились сколь-нибудь заметных успехов, но постоянно вызывали сильное беспокойство англичан. Командующий британским Средиземноморским флотом адмирал Эндрю Браун Каннингхэм считал тип Zara оптимальным типом крейсера для Средиземного моря и просил Адмиралтейство включить в состав его сил близкие по тактико-техническим характеристикам (хотя меньшие по размерам и имевшие только шесть орудий главного калибра) крейсера типа York. Когда в ходе ночного боя у мыса Матапан удалось уничтожить сразу три итальянских тяжелых крейсера, британский командующий смог облегченно вздохнуть. «Хотя Vittorio Veneto ускользнул, - пишет он в своих мемуарах, - мы потопили Zara, Pola и Fiume... Эти три тяжелых крейсера были хорошо защищены против шестидюймовых снарядов и являлись постоянной угрозой для наших более легких и слабо бронированных кораблей».

История службы

Довоенный период

Bolzano, 1936 г.
Итальянские тяжелые крейсера на рейде Гаэтты, 1933 г.
Муссолини на крейсере Pola, 1938 г.

18 августа 1933 г. в строй вошел последний итальянский «вашингтонец» - Bolzano, первым командиром которого стал капитан 1-го ранга Паоло Марони.

В первые годы службы эти корабли были избалованы вниманием. Остававшиеся в строю линкоры Giulio Cesare, Conte di Cavour, Andrea Doria и Caio Duilio были слишком старыми и тихоходными для современного флота, к тому же, два первых с 1933 по 1937 г. проходили обширную модернизацию, поэтому крейсера типа Zara - самые современные и мощные крейсера - фактически оказались главной силой флота. Неудивительно, что с того момента как 1 сентября 1932 г. на Zara поднял свой флаг вице-адмирал Эрнесто Бурцальи, крейсер в течение пяти лет являлся бессменным флагманом 1-й эскадры, передав эту обязанность 15 сентября 1937 г. модернизированному линкору Conte di Cavour. Кстати, должности командира 1-й дивизии крейсеров и командующего 1-й эскадрой нередко совмещались, что только подчеркивает роль крейсеров типа Zara в довоенном итальянском флоте.

Надо сказать, что организационная принадлежность тяжелых крейсеров в течение всего периода их службы претерпевала лишь незначительные изменения. В начале 1932 г. были сформированы две новые дивизии крейсеров: в 1-ю вошли Zara и Fiume (позже присоединилась и Pola), во 2-ю - Trento, Trieste и, в качестве флагманского корабля, Gorizia. В сентябре 1933 г., после вступления в строй крейсера Bolzano, Gorizia была переведена в 1-ю дивизию, тем самым состав соединений стал более однородным.

Командующий 2-й эскадрой вице-адмирал Рикардо Паладини.

Контр-адмирал Винченцо де Фео, ставший 2 декабря 1933 г. командиром 2-й дивизии, поднял свой флаг на Trento. В июле 1934 г. дивизия сменила номер, став 3-й. В январе 1935 г. ее командиром стал контр-адмирал Владимиро Пини. 18 июня он временно перенес свой флаг с корабля, которым когда-то командовал, на Trieste. Следующий дивизионный командир, контр-адмирал Рикардо Паладини, возвращал функцию флагмана Trento в период с 1 октября 1936 г. по 27 января 1937 г. С назначением же вице-адмирала В. Пини на должность командующего Второй эскадры, Trieste 15 февраля 1938 г. стал ее флагманским кораблем.

Флагманским кораблем 1-й дивизии сначала была Zara, с 3 июня 1935 г. - Gorizia, с 17 мая 1937 г. - Fiume, с 1 сентября 1938 г. - снова Zara, с 15 ноября 1938 г. - снова Fiume, и с 13 января 1940 г. до расформирования соединения в связи с гибелью трех кораблей у Матапана - опять Zara. Уцелевшая после этого сражения Gorizia была передана в состав 3-й дивизии, где находилась до конца карьеры.

Обострение англо-итальянских отношений летом 1935 г. сделало флот козырной картой, обеспечивающей итальянские притязания. В предложенном начальником Главного штаба ВМФ адмиралом Доменико Кавальяри плане развертывания тяжелым крейсерам отводилась ведущая роль. 1-я и 3-я дивизии, для сопровождения которых выделялось 23 эскадренных миноносца, сосредотачивались в Специи, получая возможность действовать в западном, южном или восточном оперативных направлениях. Обеспечив себе свободу действий, 3 октября Муссолини развязал войну с Эфиопией. Впрочем, участие в ней флота сводилось к обеспечению морских коммуникаций.

Мятеж генерала Франко в июле 1936 г. и начало гражданской войны в Испании поставили перед флотом новые задачи. Крейсера стали привлекаться к защите итальянских интересов и морской торговли.

28 ноября 1936 г. между Италией и испанским национальным правительством был подписан секретный договор о взаимопомощи, в результате патрулирование в рамках «Комитета по невмешательству» превратилось поистине в морскую блокаду республиканского побережья. Справедливости ради надо сказать, что участие тяжелых крейсеров в испанских событиях нельзя назвать активным.

25 мая 1937 г. республиканская авиация атаковала итальянский вспомогательный крейсер Barletta, на котором было убито 6 моряков - 3 июня Bolzano доставил их тела из Пальма-де-Мальорка в Специю.

Гораздо более широкий размах по-прежнему имело привлечение кораблей 1-й и 3-й дивизий к выполнению представительских функций и участию во всевозможных торжественных мероприятиях.

10-12 марта 1937 г. Муссолини на борту Pola в сопровождении трех крейсеров 3-й дивизии совершил визит в ливийские порты Бенгази, Триполи и Рас-Лануф. 7 июня был дан следующий парад - на этот раз в честь германского военного министра генерала фон Бломберга. В декабре 1937 г., пройдя Суэцким каналом, Zara доставила в Массауа принца Амедео ди Савойя герцога дель Аоста, назначенного на пост вице-короля Итальянской Восточной Африки.

Особую известность получил состоявшийся 5 мая 1938 г. в Неаполитанской бухте морской парад («Rivista Н») в честь германского канцлера Адольфа Гитлера. В нем принимали участие все семь итальянских тяжелых крейсеров. Во время этого спектакля Zara и Fiume вели огонь главным калибром по радиоуправляемому кораблю-мишени (бывшему броненосному крейсеру) San Marco.

11 мая 1939 г. в Неаполитанской бухте состоялся и последний предвоенный парад, приуроченный к визиту югославского принца-регента Павла. В начале следующего месяца Trento, Trieste и Bolzano прибыли в Ливорно для участия в праздновании первого Дня военно-морского флота (10 июня).

В конце 1939 г. все крейсера прошли плановый ремонт, и к лету следующего года находились в полной боевой готовности.

Первые операции на «Маге Nostrum»

10 июня 1940 г. с балкона римского Палаццо Венеция глава фашистского правительства Бенито Муссолини объявил о вступлении Италии в войну. Королевский Итальянский флот к тому моменту насчитывал в своем составе 4 линкора, 7 тяжелых и 14 легких крейсеров, 59 эсминцев, 67 миноносцев, 116 подводных лодок. Организационно он состоял из двух эскадр надводных кораблей, подводных сил, четырех военно-морских округов и пяти заморских командований.

Организация итальянского флота на 10 июня 1940 г. Командующий флотом — вице-адмирал Иниго Кампиони

1-я эскадра
вице-адмирал Иниго Кампиони
2-я эскадра
вице-адмирал Рикардо Паладини
Итальянские тяжелые крейсера (Trieste на переднем плане) в штормовом море, 1940 г.
Командир 1-й дивизии крейсеров контр-адмирал Карло Каттанео.
Trento (на переднем плане) и Bolzano во время одного из первых боевых походов, 1940 г.

1-я эскадра, находившаяся под командованием адмирала Иниго Кампиони, включала в себя 5-ю (Giulio Cesare, Conte di Cavour) и 9-ю дивизии линкоров (Littorio, Vittorio Veneto - оба еще не завершили курс боевой подготовки), 1-ю (Zara, Gorizia, Fiume), 4-ю (Alberico da Barbiano, Luigi Cadorna, Alberto di Giussano, Armando Diaz) и 8-ю (Duca degli Abruzzi, Giuseppe Garibaldi) дивизии крейсеров. Главная база эскадры находилась в Таранто.

2-я эскадра под командованием вице-адмирала Рикардо Паладини, державшего свой флаг на Pola, состояла из 3-й (Bolzano, Trento, Trieste), 7-й (Eugenio di Savoia, Duca d`Aosta, Muzio Attendolo, Raimondo Montecuccoli) и 2-й (Bande Nere, Bartolomeo Colleoni) дивизий крейсеров. Главной базой эскадры служила Мессина.

Из рассмотрения состава соединений наглядно видно, что 1-я эскадра являлась главными силами, «становым хребтом» флота, тогда как 2-я, в литературе порой называемая Разведывательными силами, служила своего рода «летучим крылом» - быстроходным соединением, предназначенным для внезапного нанесения удара. Внутри крейсерских сил у итальянцев также заметна четкая специализация: тяжелые крейсера должны были сражаться с кораблями своего класса, легкие - с эсминцами и лидерами противника. Неудивительно, что корабли типа Zara, как наиболее защищенные и устойчивые в артиллерийском бою крейсера, оказались в составе главных сил. Что же касается Pola, то она наконец заняла предназначавшееся ей с самого начала место флагмана крупного соединения.

1-й дивизией крейсеров командовал контр-адмирал Пеллегрино Маттеуччи; командирами кораблей были капитаны 1-го ранга Луиджи Кореи (Zara), Джорджо Джорджис (Fiume), Джузеппе Манфреди (Gorizia) и Манлио де Пиза (Pola). 3-я дивизия крейсеров контр-адмирала Карло Каттанео встретила войну в сокращенном составе: в строю были только Trento (капитан 1-го ранга Альберто Пармиджано) и Bolzano (капитан 1-го ранга Каталано Гонцага ди Чирелла), тогда как Trieste (временно исполняющий обязанности командира - капитан 2-го ранга Умберто дель Гранде) находился в ремонте.

При каждой из дивизий состояли один-два дивизиона эсминцев - у 1-й дивизии крейсеров это был 9-й дивизион (Vittorio Alfieri, Alfredo Oriani, Giosue Carducci, Vincenzo Gioberti), у 3-й дивизии - 11-й дивизион, состоявший из четырех новейших кораблей типа Soldati (Artigliere, Camicia Nera, Aviere и Geniere).

Экипажи верили в свои современные и мощные корабли, тогда как официальная пропаганда в годы правления фашистского режима представляла британский флот собранием музейных экспонатов, едва способных держаться на плаву. Как записано в вахтенном журнале Pola, когда 10 июня капитан Де Пиза информировал экипаж об объявлении войны Англии и Франции, «только осознание воинской дисциплины сдержало в груди присутствующих крик радости и гордости за то, что им позволено сразить врага, который веками являлся препятствием на пути Италии»...

Боевой поход первой совершила 3-я дивизия. В 19:10 10 июня крейсера Pola (флаг вице-адмирала Паладини), Trento, Bolzano, Eugenio di Savoia, Muzio Attendolo и Duca d`Aosta вышли на прикрытие минной постановки у о. Лампедуза, вернувшись в Мессину утром 11 июня.

К вечеру пришло сообщение от авиационной разведки, обнаружившей южнее Крита британские крейсера HMS Caledon и HMS Calypso. Вскоре после полуночи 12 июня 1-я дивизия с приданными ей 8-й дивизией крейсеров и семью эскадренными миноносцами покинула Таранто, имея задачу перехватить их. Из Мессины выдвинулись Pola, Trento и Bolzano с семью эсминцами 11-го и 12-го дивизионов. Еще до наступления рассвета поступило тревожное сообщение о набеге британских крейсеров на Тобрук, где ими была потоплена находившаяся в дозоре канонерка Giovanni Berta. На самом деле, в море находились главные силы британского Средиземноморского флота под командованием адмирала Э.Б. Каннингхэма, однако контакт между противниками так и не был установлен. Правда, англичане все же понесли потери: подводная лодка Alpino Bagnolini потопила крейсер HMS Calypso, британская же субмарина HMS Odin, обнаружившая итальянское соединение, была потоплена эсминцем Strale. Итальянская авиация и подводные лодки не смогли обнаружить противника, поэтому уже в 9 часов утра все корабли вернулись обратно.

В конце месяца 1-я и 3-я дивизии совершили еще только один боевой поход. Ожидая скорого падения Франции, Супермарина[3] приказала усилить давление на французские коммуникации в Западном Средиземноморье. Прикрывая набеговую операцию легких крейсеров, 22-23 июня Zara, Fiume, Gorizia, Trento и Bolzano в числе других кораблей маневрировали западнее Сардинии, не входя в соприкосновение с противником.

Бой у Пунта-Стило

Развертывание

Первое крупное столкновение между британским и итальянским флотами, известное как бой у мыса Пунта-Стило по итальянским источникам или как сражение у Калабрии по британским, произошло 9 июля 1940 г. у юго-восточной оконечности Апеннинского полуострова. По стечению обстоятельств, итальянцы и англичане одновременно отправили крупные конвои, и для их прикрытия обе стороны вывели в море главные силы.

Четыре итальянских транспорта в охранении легких крейсеров Bande Nere, Bartolomeo Colleoni, четырех эсминцев и четырех миноносцев вышли вечером 6 июля из Неаполя, еще один пароход под эскортом двух миноносцев - 7 июля из Катаньи. На их палубах, в каютах и трюмах находилось 2190 солдат и офицеров, 72 танка, 237 автомобилей, 10 445 т предметов снабжения и 5720 т топлива, направляемого в Бенгази. Ближнее прикрытие конвоя осуществляли крейсера 7-й дивизии контр-адмирала Сансонетти, а дальнее - главные силы: 1-я эскадра под флагом адмирала Кампиони и 2-я эскадра во главе с вице-адмиралом Паладини. В общей сложности вечером 7 июля из Таранто и Мессины вышли 2 линейных корабля, 6 тяжелых и 10 легких крейсеров, 32 эскадренных миноносца.

Итальянские тяжелые крейсера в море, утро 9 июля 1940 г.

В то же самое время командующий британским Средиземноморским флотом адмирал Каннингхэм вывел в море Александрийскую эскадру в составе 3 линкоров, авианосца, 5 крейсеров и 16 эсминцев. Ее задача состояла в прикрытии транспортов, на которых с Мальты эвакуировалось гражданское население, а также вывозилось в Александрию необходимое портовое оборудование. Суда вышли из Ла-Валлетты 8 июля двумя группами: четыре тихоходных (конвой «MS-1») и три быстроходных (конвой «MF-1»). Их непосредственное охранение осуществляли четыре, а затем семь эскадренных миноносцев.

Ночью британские корабли миновали позиции итальянских подводных лодок, от которых Супермарина получила первые сообщения об обнаружении противника. В свою очередь, одно из соединений итальянского флота было обнаружено в 05:15 8 июля британской субмариной HMS Phoenix в 180 милях от Мальты. Тем не менее итальянский конвой вечером прибыл в пункт назначения, не встретив никакого противодействия. Британский флот, напротив, весь день 8 июля подвергался налетам авиации, в которых участвовало 72 бомбардировщика, сбросивших более 430 бомб. По донесениям итальянских летчиков, они повредили несколько британских кораблей (в том числе линкор), а один - потопили, хотя на самом деле единственное попадание получил крейсер HMS Gloucester, на котором погибли 8 офицеров (в том числе командир) и 11 матросов.

В 14:30 адмирал Кампиони приказал крейсерам Паладини, находившимся ближе к ливийскому побережью, разворачиваться на обратный курс, в 15:21 повернула и 1-я эскадра. Вскоре Супермарина перехватила британские радиограммы, из дешифровки которых был сделан вывод, что Каннингхэм намеревается идти к побережью полуострова Калабрия, чтобы произвести бомбардировку Аугусты или Мессины, или же нанести по ним удар авианосными самолетами. Имея численное превосходство, Кампиони не собирался отказываться от боя, но Муссолини лично отдал адмиралу указание оттянуть момент столкновения флотов, чтобы дать возможность итальянским ВВС на следующий день нанести серию ударов по неприятелю. В 18:40 обе итальянские эскадры повернули на норд-норд-вест.

Всю ночь англичане двигались северо-западным курсом, и к 6 часам утра 9 июля находились примерно в 60 милях западнее Наварина. Отсюда Каннингхэм взял курс на Мальту, но в 07:32 итальянский флот был обнаружен летающей лодкой «Сандерленд» 228-й эскадрильи RAF. Стремясь перехватить неприятеля до его подхода к базам, Каннингэм снова повернул на норд-вест и увеличил ход. В 08:58 с HMS Eagle были подняты в воздух три самолета, которые уточнили местонахождение противника.

В отличие от британского адмирала, Кампиони с вечера 8 июля не имел никаких данных о местонахождении вражеских кораблей. С рассветом тяжелые крейсера 1-й и 3-й дивизий провели поиск впереди и справа по курсу главных сил, но никого не обнаружили, и вскоре после 10:00 крейсера получили приказ прекратить поиск и на большой скорости идти на соединение с линкорами. Направлявшаяся в Палермо 7-я дивизия также была отозвана к главным силам. Сам Кампиони с 5-й, 4-й и 8-й дивизиями в 11:25 изменил курс с норд-норд-веста на зюйд-зюйд-ост с тем, чтобы скорее собрать все свои силы в один кулак. Он планировал дать бой около 14 часов примерно в 60 милях к востоку от побережья полуострова Калабрия. Донесения своих летчиков говорили о том, что накануне эскадра противника была серьезно ослаблена, поэтому Кампиони надеялся на еще более эффективную поддержку со стороны Реджа Аэронаутика[4]. Противник же, считал он, сам даст о себе знать.

Предчувствия не обманули итальянского командующего. Между 13:15 и 13:26 девять торпедоносцев «Суордфиш» 813-й эскадрильи с авианосца HMS Eagle нанесли первый удар по итальянским кораблям. Их целями оказались тяжелые крейсера адмирала Паладини, по ошибке принятые за линкоры. Самолеты были встречены плотным зенитным огнем, вынуждавшим сбрасывать торпеды с большой дистанции, что позволило от них легко уклоняться. Это ободрило итальянцев.

К 14 часам эскадры Кампиони и Паладини объединились, после чего итальянский флот лег на курс 10" и продолжал идти им в ожидании визуального контакта с неприятелем. Боевой ордер строился следующим образом. В центре находились линкоры Giulio Cesare и Conte di Cavour. В 5 милях справа и чуть позади них шли 8-я и 4-я дивизии крейсеров под командованием контр-адмиралов Леньяни и Маренко ди Мориондо. Тяжелые крейсера 1-й и 3-й дивизий контр-адмиралов Маттеучи и Каттанео двигались строем кильватера в 3 милях слева от линкоров, причем после разворота флагман адмирала Паладини Pola оказался в хвосте колонны, а Bolzano возглавил ее. Наконец, легкие крейсера 7-й дивизии контр-адмирала Сансонетти подходили с юго-запада, полным ходом нагоняя эскадру.

Англичане между тем также готовились к артиллерийскому бою. Их походный порядок включал три группы. Впереди строем фронта шел отряд легких сил вице-адмирала Тови (Соединение «А») из четырех крейсеров и одного эсминца. В 8-10 милях за крейсерами двигался флагманский линкор HMS Warspite в охранении пяти эсминцев (Соединение «В»), а примерно на таком же расстоянии за ним - главные силы (Соединение «С»): линкоры HMS Royal Sovereign, HMS Malaya, авианосец HMS Eagle и десять эсминцев под командованием вице-адмирала Придхэм-Уиппела. Поврежденный HMS Gloucester в 14:15 был отозван из разведывательной завесы к главным силам и в дальнейшем маневрировал совместно с авианосцем. Линкоры соединения «С», наоборот, начали выдвигаться вперед, однако присоединиться к флагманскому HMS Warspite вовремя не успели. При этом более быстроходная HMS Malaya обошла HMS Royal Sovereign.

В 14:15 итальянские легкие крейсера катапультировали шесть бортовых разведчиков Ro.43, чтобы установить контакт с неприятелем, и уже через четверть часа один из гидросамолетов сообщил, что видит на юго-востоке подозрительный корабль. В 14:54 правофланговые крейсера 8-й дивизии контр-адмирала Леньяни визуально обнаружили головные британские корабли.

Силы сторон в бою у Пунта-Стило 9 июля 1940 г.

ВМФ Италии ВМФ Великобритании
Средиземноморский флот
1-я эскадра
5-я дивизия
линейные корабли Giulio Cesare (адмирал Кампиони), Conte di Cavour (контр-адмирал Бривонези)
7-й дивизион эсминцев: Dardo, Freccia, Saetta, Strale
4-я дивизия
легкие крейсера Alberico da Barbiano (контр-адмирал Маренко ди Мориондо), Alberico da Barbiano, Luigi Cadorna, Armando Diaz
14-й дивизион эсминцев: Ugolini Vivaldi, Antonio da Noli, Leone Pancaldo
15-й дивизион эсминцев: Antonio Pigafetta, Nicoló Zeno
16-й дивизион эсминцев: Nicoloso da Recco, Antonio Usodimare, Emanuele Pessagno
8-я дивизия
легкие крейсера Duca degli Abruzzi (контр-адмирал Леньяни), Giuseppe Garibaldi
8-й дивизион эсминцев: Folgore, Fulmine, Baleno, Lampo

2-я эскадра
тяжелый крейсер Pola (вице-адмирал Паладини)
12-й дивизион эсминцев: Carabiniere, Lanciere, Ascari, Corazziere
1-я дивизия
тяжелые крейсера ZaraWows-icon.png (контр-адмирал Маттеуччи), Fiume, GoriziaWows-icon.png
9-й дивизион эсминцев: Vittorio Alfieri, Alfredo Oriani, Giosue Carducci, Vincenzo Gioberti
3-я дивизия
тяжелые крейсера TrentoWows-icon.png (контр-адмирал Каттанео), Bolzano
11-й дивизион эсминцев: Vittorio Alfieri, Aviere, Camicia Nera, Geniere
7-я дивизия
легкие крейсера Eugenio di Savoia (контр-адмирал Сансонетти), Duca d`Aosta, Muzio Attendolo, Raimondo Montecuccoli
13-й дивизион эсминцев: Granatiere, Fuciliere, Bersagliere, Alpino
Соединение «А»
легкие крейсера HMS Orion (вице-адмирал Тови), HMS Neptune, HMS Liverpool (1937), HMAS Sydney
эсминец HMAS Stuart

Соединение «В»
линейный корабль HMS Warspite (адмирал Каннингхэм)
эсминцы HMS Decoy, HMS Hereward, HMS Hero, HMS Mohawk, HMS Nubian

Соединение «С»
линейные корабли HMS Royal Sovereign (вице-адмирал Придхэм-Уиппел), HMS Malaya
авианосец HMS Eagle
* 813-я и 824-я эскадрильи (18 торпедоносцев «Swordfish», 3 истребителя «Sea Gladiator»)
легкий крейсер HMS Gloucester
эсминцы HMS Dainty, HMS Defender, HMS Hasty, HMS Hostile, HMS Hyperion, HMS Ilex, HMS Janus, HMS Juno, HMAS Vampire, HMAS Voyager

Бой

Командир 3-й дивизии крейсеров контр-адмирал Бруно Бривонези.

Погода во второй половине дня на редкость благоприятствовала артиллерийскому поединку. Море было спокойным, на небе была небольшая облачность. Ветер силой 5 баллов дул с северо-запада. Он уносил прочь дым от британских орудий и мешал итальянцам видеть цели, однако способствовал последним ставить дымовые завесы, если бы понадобилось прикрыть отход.

В полном соответствии с классическими канонами морской тактики боевое столкновение началось с перестрелки крейсерских отрядов. В 15:09 Giuseppe Garibaldi и Duca degli Abruzzi смело пошли на сближение с четверкой крейсеров Тови. Десять минут спустя стороны сошлись на дистанцию артиллерийской стрельбы, и в 15:22 открыли друг по другу огонь с дистанции 110 кбт. К тому времени Крейсера Паладини шли все той же колонной на левом - противоположном от неприятеля - траверзе от линкоров, поэтому в перестрелке с головными британскими крейсерами не смогли участвовать. Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano в бой также не вступали, а пошли на ост с целью разведать британское построение. Это был довольно рискованный маневр - в район боя подтягивался HMS Warspite. В 15:26 он ввел в действие свои 381-мм орудия. Носовыми башнями линкор стрелял по дивизии Леньяни, а кормовыми - по «картонным» крейсерам Маренко ди Мориондо. Еще через пять минут оба итальянских отряда поставили дымовые завесы и легли на курс отхода к своим главным силам. До этого момента HMS Warspite успел сделать десять бортовых залпов, а затем дал еще восемь. Точность стрельбы была низкой. В 15:36 дымовая завеса окончательно закрыла отходившие итальянские корабли. Бой временно прервался.

Fiume, Gorizia, Trento и Bolzano в строю кильватера, 9 июля 1940 г.

Британские корабли в 15:48 подняли в воздух самолеты-корректировщики, а спустя две минуты обе стороны снова оказались в видимости друг друга. Противники двигались в северном направлении параллельными, слегка сходящимися курсами: итальянские линкоры держали на румбе 10", британский флагман - 345°. К тому времени HMS Malaya приблизилась к HMS Warspite на дистанцию 1,5 мили, но по-прежнему находилась за пределами дальнобойности своих орудий, тогда как тихоходный HMS Royal Sovereign оставался в пяти милях позади и в итоге так и не принял участия в артиллерийской перестрелке.

Схема боя у мыса Пунта-Стило, 9 июля 1940 г. Первая фаза.

Сражение главных сил началось в 15:53, когда головной Giulio Cesare дал первый залп по HMS Warspite, который начал отвечать минутой позже. Дистанция в тот момент составляла, по различным оценкам, от 121 до 142 кабельтовых. Следом за флагманом огонь открыл Conte di Cavour. Перестрелка линейных кораблей продолжалась в течение семи минут, и обе стороны сумели добиться накрытий. Однако огонь HMS Warspite был более точным: в 15:59 Giulio Cesare был поражен 15-дюймовым снарядом в середину корпуса.

Снаряд попал в кормовую трубу с правого борта, уничтожив один 37-мм автомат вместе с расчетом, прошел внутрь бронированной цитадели под палубой, пробил еще одну палубу и каземат. В перегрузочном отделении 120-мм башни начался пожар, быстро перекинувшийся на кубрики. Дым засосало вентиляторами в котельные отделения. В результате половина котлов вышла из строя, и в течение трех минут скорость корабля упала с 26 до 18 узлов. Из состава экипажа было убито, ранено или обожжено 115 человек.

Это стало решающим моментом сражения. Немедленной реакцией адмирала Кампиони стал поворот на юго-запад. В 16:05 он приказал своим крейсерам и эсминцам поставить дымовую завесу и прикрыть отход главных сил, проведя торпедную атаку. В ней приняло участие в общей сложности 16 эскадренных миноносцев. Ни одна из тридцати двух выпущенных ими торпед в цель не попала. Итальянские крейсера также не могли похвастаться решительными результатами...

Когда началось сражение линейных кораблей, 1-я и 3-я дивизии выдвинулись далеко вперед - в голову боевого порядка итальянского флота - и вошли в огневое соприкосновение с британскими крейсерами. Они находились в идеальной позиции для классического «crossing Т». Шесть тяжелых крейсеров могли отвлечь HMS Warspite от основной цели, а их артиллерия была способна причинить тяжелые повреждения слабо защищенным британским крейсерам. Согласно отчету вице-адмирала Паладини, первым в 15:55 открыл огонь Trento, в 15:58 - Fiume, в 16:00 - Bolzano, Zara и Pola, последним, в 16:01 - Gorizia. Дистанция составляла около 11 миль.

Пробоины в кормовой части Bolzano, полученные в бою у Пунта-Стило.
Пробоины в кормовой части Bolzano, полученные в бою у Пунта-Стило.

«Когда наши корабли начали стрелять, - писал Паладини, - вражеские крейсера открыли ответный огонь. Их стрельба была точной, но в основном неэффективной. Лишь Bolzano в 16:05 получил попадание тремя осколками. Они пробили корму и повредили руль, заклинив его в положении «лево на борт». Корабль описал полную циркуляцию, продолжая вести огонь. Потом несколько близких разрывов за кормой освободили руль, и крейсер снова занял свое место в строю».

В действительности, Bolzano получил три прямых попадания 152-мм снарядов - по всей видимости, с крейсера HMS Neptune. Один из них пробил борт в кормовой части и повредил руль, заклинив его в положении «лево на борт»>. Корабль вывалился из строя и описал полную циркуляцию, однако всего за шесть минут повреждение удалось устранить и крейсер занял свое место в строю. Как утверждается в итальянском отчете о бое, при этом он смог кратковременно развить 36 узлов! Второй снаряд взорвался в помещении кормовых торпедных аппаратов, убив двоих матросов, и вывел из строя шесть из восьми находившихся там торпед. Третий угодил точно в ствол правого орудия носовой возвышенной башни, выведя его из строя и повредив соседнее, хотя к концу боя оба возобновили стрельбу.

Схема боя у мыса Пунта-Стило, 9 июля 1940 г. Вторая фаза.

В ряде работ сообщается, что крейсер принял около 3000 т воды, во что, однако, трудно поверить. Все эти затопления должны были быть от одного 152-мм снаряда, попавшего в кормовую часть заметно выше ватерлинии (выше нижнего ряда иллюминаторов). Через входное отверстие скорее всего затоплений почти не было. Далее снаряд, вероятно, пробил 20-мм палубу над румпельным отделением и либо не взорвался и дал выходное отверстие, либо взорвался и пробил борт осколками (на этот счет авторам не удалось найти достоверных сведений). В небольшие кормовые отсеки через такие пробоины много воды нельзя принять в принципе. Снаряд, попавший в торпедный отсек, не мог дать никаких пробоин ниже или чуть выше ватерлинии - место попадания было изолировано от подводной части 50-мм бронепалубой.

Примерно в это же время в воздухе появилась девятка «Суордфишей» 824-й эскадрильи, поднявшаяся с палубы HMS Eagle в 15:45. Они разделились на звенья, и тройками заходили в атаку на корабли Паладини. Как свидетельствуют итальянские документы, атака происходила с 16:10 до 16:15, и почти все торпеды были нацелены в Bolzano и Trento, которые возглавляли колонну. Хотя итальянцы вели артиллерийскую дуэль, торпедоносцы были встречены плотным зенитным огнем. Артиллеристы Bolzano претендовали на два сбитых самолета, британские летчики, видя столбы воды и брызг, решили, что по крайней мере одна из торпед поразила крейсер. В действительности ни одна из сторон не добилась успеха: резкими маневрами корабли уклонились от всех торпед, а все «Суордфиши» благополучно вернулись на HMS Eagle.

Bolzano и Pola во главе колонн 3-й и 1-й дивизий во время боя у Пунта-Стило.

Поскольку после отворота итальянских линкоров тяжелые крейсера продолжали идти сходящимся с противником курсом, вскоре им пришлось заботиться уже о собственной безопасности, так как в 16:09 на них перенес огонь британский флагман, к которому через некоторое время присоединилась HMS Malaya. Положение становилось угрожающим, поэтому в 16:17 итальянские эсминцы поставили плотную дымовую завесу, вынудившую англичан прекратить стрельбу, благодаря чему корабли Паладини не пострадали от крайне опасных снарядов линкоров. Под прикрытием дыма обе дивизии совершили поворот «все вдруг» и вышли из боя. Флагманский Pola прекратил огонь примерно в 16:04, Fiume - в 16:05, Trento - в 16:09, Gorizia - в 16:12, Zara - в 16:16, орудия Bolzano замолчали лишь в 16:20.

На завершающей стадии боя только легкие крейсера и эскадренные миноносцы итальянцев изредка появлялись на видимости у англичан. Выскакивая в просветы дымзавесы, они давали несколько залпов по противнику, после чего снова скрывались из видимости. Британские легкие силы отвечали спорадическими контратаками, но крейсера Тови испытывали острый недостаток в снарядах и расходовали их крайне экономно. Только лидер 9-го дивизиона Vittorio Alfieri получил незначительные повреждения от осколков. Последний орудийный выстрел прогремел над морем в 16:50.

Итальянский флот отходил на юго-запад. Однако соотношение сил становилось неблагоприятным, поскольку против трех британских линкоров оставался один итальянский, поэтому аварийные партии на борту Giulio Cesare вскоре справились с пожарами, а к 16:45 ход удалось увеличить до 23-24 узлов.

Артиллерийский бой завершился, но испытания итальянских кораблей на этом не закончились. Итальянские ВВС выслали для атаки британского флота 126 бомбардировщиков. Было сброшено 8 500-кг, 236 250-кг и 270 100-кг бомб, однако ни один из кораблей не получил повреждений. Итальянские летчики продемонстрировали не только свою неспособность поражать движущиеся морские цели, но и часто оказывались не в состоянии правильно опознавать обнаруженные корабли. В результате Giulio Cesare, Bolzano и Fiume подверглись атаке собственных самолетов - к счастью, все ограничилось близкими разрывами, да и калибр авиабомб не превышал 250 кг.

Ведомые Pola тяжелые крейсера направлялись в Аугусту, но вскоре после полуночи 10 июля получили приказ двигаться через Мессинский пролив в Неаполь, так как Супермарина опасалась, что в сицилийских портах корабли могут быть атакованы британской авиацией. Предусмотрительность оказалась вовсе не лишней. На закате 10 июля Аугуста подверглась налету торпедоносцев 813-й эскадрильи с HMS Eagle. На рейде стояли только эскадренный миноносец Leone Pancaldo и танкер. Оба получили торпедные попадания. Танкер был поврежден, а эсминец затонул, хотя впоследствии его подняли и вновь ввели в строй.

Итоги

О сражении у Пунта-Стило в отечественной военно-исторической литературе говорилось неоднократно, причем в различных работах их авторы рассматривали его под различными углами зрения, акцентируя внимание на тех или иных аспектах. Мы не станем повторяться, а отметим лишь характерные моменты, касающиеся героев нашего повествования - итальянских тяжелых крейсеров.

Итальянский флот отходит к берегам Калабрии вечером 9 июля 1940 г. На переднем плане Trento, за ним Giulio Cesare.

Их пассивная роль в начальной стадии сражения стала следствием ошибок в развертывании и построении боевого порядка флота. Затем у них появился шанс проявить себя, но в десятиминутной перестрелке не было достигнуто ни одного попадания. Поскольку в тех же условиях британские легкие крейсера попаданий добились, можно сказать, что итальянцы получили первую оценку качества своей артиллерии - оценку, увы, негативную.

Один из расхожих мифов касается морального эффекта сражения, выразившегося, по словам немецкого адмирала Фридрих Руге, в «усилении чувства превосходства у англичан и комплекса неполноценности у итальянцев». Безусловно, результаты боя положительно сказались на боевом духе английских моряков, несколько пошатнувшемся после Норвегии и Дюнкерка. Однако нет никаких убедительных свидетельств моральной подавленности противоположной стороны! Формально, если учесть, что основой морской мощи в то время считались линкоры, а итальянцы имели в бою два корабля данного класса против трех британских, они вели бой в меньшинстве и сумели избежать серьезных последствий. Экипажи гордилось, что успешно выдержали крещение огнем. «Я убежден, - писал вице-адмирал Паладини, - что одним из результатов боя, причем не самым последним по значимости, стал тот факт, что весь личный состав, даже самые робкие, почувствовал внутреннюю потребность сражаться и уверенность в нашей способности противостоять неприятелю и бить его».

Bolzano стал настоящим героем сражения. Несмотря на полученные повреждения, он не покинул строй и последним прекратил стрельбу, а его стремительный «спурт» стал демонстрацией высокого качества постройки и надежности механизмов.

Хрупкое равновесие

Аэрофотоснимок внутренней гавани Таранто, сделанный с британского разведчика утром 12 ноября 1940 г.
Аэрофотоснимок внутренней гавани Таранто, сделанный с британского разведчика утром 12 ноября 1940 г.

После боя у Пунта-Стило активность итальянского флота временно снизилась, поскольку Супермарина распорядилась операций с участием главных сил временно - до ввода в строй новейших линкоров типа Littorio - не проводить. На 2-ю эскадру, командование которой 25 июля принял вице-адмирал Анжело Якино[5], данный запрет не распространялся.

Армейская группировка в Ливии требовала постоянного снабжения, поэтому 30 июля Pola, Trento и три крейсера 1-й дивизии покинули Неаполь для прикрытия очередного конвоя направлявшегося в Триполи и Бенгази, вернувшись на следующий день. 16 августа Zara, Fiume, Gorizia и Pola совершили выход к скалам Ла-Мотт, чтобы дать артиллеристам поупражняться в стрельбе по щитам.

Вскоре произошло изменение в руководстве 3-й дивизии: 28 августа адмирала Каттанео сменил контр-адмирал Луиджи Сансо-нетти, ранее командовавший 7-й дивизией. К тому времени в строй вернулся Trieste, командование которым принял капитан 1-го ранга Умберто Руселле. 7 сентября Сансо-нетти перенес на него свой флаг.

В течение следующих двух месяцев тяжелые крейсера совершили еще ряд безрезультатных выходов в море: 31 августа -1 сентября - для противодействия британской конвойной операции; 7-9 сентября - на перехват кораблей, вышедших из Гибралтара; 28-29 сентября - на перехват обнаруженных у Крита крейсеров; 6 октября - с целью набега на британские коммуникации в Эгейском море (операция отменена после обнаружения в этом районе крупных сил противника); 12 октября - на поддержку группы эсминцев и миноносцев, вступивших в ночной бой с неприятельскими крейсерами восточнее Мальты. Gorizia дважды (23 сентября и 6 ноября) выходила на артиллерийские стрельбы, а Pola же в период с 7 сентября по 6 октября совершила не менее пяти выходов на различные учения, прикрытие конвоев, поиск вражеских кораблей или межбазовые переходы. 1 ноября на борту стоявшего в Таранто флагмана 2-й эскадры побывал Муссолини.

21 октября, в связи с ожидавшимся началом войны с Грецией, Trieste, Trento и Bolzano перебазировались в Таранто. Таким образом, к печально известной для итальянского флота «Ночи Таранто» (11 ноября 1940 г.) в гаванях этой военно-морской базы находились все семь тяжелых крейсеров. Trieste и Bolzano стояли на бочках во внутренней гавани (Мар Пикколо), Trento был пришвартован левым бортом к центральному молу и кормой к стенке, там же - с другой стороны мола, отделенная от него эсминцем - находилась Pola. Корабли 1-й дивизии стояли на якорях на внешнем рейде (Мар Гранде): Fiume в его северо-восточной части, Zara - в четырех кабельтовых южнее его и примерно в шести к западу от стоянки линкоров, Gorizia - еще в трех кабельтовых мористее.

Для них британский налет закончился относительно благополучно. Во время атаки первой волны два самолета, прошедших над Мар Пикколо, отбомбились неточно. Спустя час, в 00:30 12 ноября, одиночный «Суордфиш» 819-й эскадрильи (бортовой номер L5F; пилот - лейтенант Клиффорд, наблюдатель - лейтенант Гоинг) сбросил на стоявшие у стенки корабли шесть 250-фунтовых полубронебойных бомб. Одна из них поразила Trento в район носовой 100-мм установки левого борта, пробила палубу и застряла в нижних помещениях, но, к счастью, не взорвалась. Торпедоносцы же имели своими целями линкоры. Правда, по некоторым свидетельствам, самолет 813-й эскадрильи из состава второй волны (бортовой номер Е4Н; пилот - лейтенант Бейли, наблюдатель - лейтенант Слотер) заходил в атаку на Gorizia, но был сбит итальянскими зенитчиками и упал в воду примерно в полумиле от крейсера; экипаж погиб.

Удар по Таранто стал тяжелым ударом для итальянского командования, заставившим отказаться от использования этой выгодной в стратегическом отношении базы. Уже 12 ноября Trieste, Trento и Bolzano перешли в Мессину, а Zara, Fiume и Gorizia - вместе с главными силами в Неаполь (Pola последовала за ними днем позже), причем Zara сразу же отправилась на ремонт в Специю и вернулась в строй 10 декабря. В ее отсутствие флагманом 1-й дивизии являлся Fiume.

16 ноября 3-я дивизия выходила в море для возможного перехвата британских кораблей, выход которых из Гибралтара был замечен разведкой. Однако те ограничились отправкой самолетов на Мальту, и после бесплодного маневрирования к северу от Сицилии крейсера вернулись в базу.

Бой у мыса Теулада

Развертывание

Командир крейсера Bolzano капитан 1-го ранга Франческо Мауджери.

Шанс поквитаться за Таранто представился итальянскому флоту уже в конце ноября. Успех предыдущих операций по переброске через Средиземное море боевых кораблей, по словам официального британского историка Стивена Роскилла, «дал основания считать, что действия Италии по установлению контроля над средиземноморским путем... не оказались настолько эффективными, как ожидало Адмиралтейство». Это обстоятельство, а также успех удара по Таранто, побудили англичан провести конвой непосредственно из Гибралтара на Мальту и в Александрию.

Командир 3-й дивизии крейсеров контр-адмирал Луиджи Сансонетти.

Организация операции, получившей кодовое название «Коллар», была довольно сложной. В центре внимания находился конвой, в состав которого входили три транспорта и четыре новых корвета, направлявшихся для усиления Средиземноморского флота. Его охраняло соединение «F»: крейсера HMS Manchester и HMS Southampton (на каждом находилось по 700 солдат, перевозимых в Египет) и эсминец HMS Hotspur. Соединение «В» вице-адмирала Сомервилла (линейный крейсер HMS Renown, авианосец HMS Ark Royal, легкие крейсера HMS Sheffield и HMS Despatch, девять эсминцев) должно было сопровождать конвой до встречи в районе южнее Сардинии с соединением «D» в составе линкора HMS Ramillies, крейсеров HMS Berwick, HMS Newcastle, HMS Coventry и пяти эсминцев. После встречи конвой и все три боевых соединения должны были следовать вместе до мыса Бон, после чего соединения «В» и «D» должны были вернуться в Гибралтар, а конвой и соединение «F», вместе с HMS Coventry и эсминцами, - пройти в район южнее Мальты, где их ждали главные силы Средиземноморского флота.

Итальянские подводные лодки засекли выход британских кораблей из Гибралтара утром 25 ноября, однако при этом конвой замечен не был. На следующий день южнее Крита обнаружилась александрийская эскадра. Ввиду малочисленности и изменившегося места базирования, было признано более целесообразным использовать линкоры в Западном Средиземноморье - против Гибралтарского соединения. Супермарина приказала адмиралу Кампиони выйти в море, чтобы к утру следующих суток встретиться с неприятелем южнее Сардинии, разрешив, однако, принимать бой только если противник будет значительно уступать в силах.

Итальянская эскадра включала в себя линкоры Vittorio Veneto (флаг адмирала Кампиони) и Giulio Cesare, тяжелые крейсера Pola (флаг вице-адмирала Якино), Fiume (флаг контр-адмирала Маттеуччи), Gorizia, Trieste (флаг контр-адмирала Сансонетти), Trento, Bolzano[6] и 14 эскадренных миноносцев. В полдень 26 ноября эти силы вышли из Неаполя и Мессины и, соединившись около 18:00, пошли на запад, рассчитывая утром следующих суток встретиться с неприятелем южнее Сардинии. В Тунисском проливе ночью развертывались торпедные катера и миноносцы, один из которых - Sirio - заметил проход отряда HMS Ramillies и дал по нему безрезультатный торпедный залп. Итальянские ВВС выделили для взаимодействия с флотом 3-ю истребительную авиагруппу, 32-й бомбардировочный авиаполк (S.79) и 93-ю морскую ударную группу (поплавковые бомбардировщики Кант Z.506).

Силы сторон в бою у мыса Теулада 27 ноября 1940 г.

ВМФ Италии ВМФ Великобритании
Гибралтарская эскадра
1-я эскадра
линейные корабли Vittorio Veneto (адмирал Кампиони), Giulio Cesare
13-й дивизион эсминцев: Granatiere, Fuciliere, Bersagliere, Alpino
7-й дивизион эсминцев: Freccia, Dardo, Saetta
2-я эскадра
тяжелый крейсер Pola (вице-адмирал Якино)
1-я дивизия
тяжелые крейсера Fiume (контр-адмирал Маттеуччи), Gorizia
9-й дивизион эсминцев: Alfredo Oriani, Vittorio Alfieri, Giosue Carducci, Vincenzo Gioberti
3-я дивизия
тяжелые крейсера Trieste (контр-адмирала Сансонетти), Trento, Bolzano
12-й дивизион эсминцев: Carabiniere, Lanciere, Ascari
Соединение «В»
линейный крейсер HMS Renown (вице-адмирал Сомервилл)
авианосец HMS Ark Royal
легкие крейсера HMS Sheffield, HMS Despatch
эсминцы Faulknor, HMS Firedrake, HMS Forester, HMS Fury, HMS Duncan, HMS Jaguar, HMS Kelvin, HMS Wishart, HMS Encounter
Соединение «F»
легкие крейсера HMS Manchester (вице-адмирал Холланд), HMS Southampton
эсминец HMS Hotspur
Конвой
транспорты «Clan Forbes», «Сап Fraser», «New Zealand Star»
корветы Hyacinth, Gloxinia, Salvia, Peony
Соединение «D»
линейный корабль HMS Ramillies
тяжелый крейсер HMS Berwick, легкий крейсер HMS Newcastle, крейсер ПВО HMS Coventry
эсминцы HMS Gallant, HMS Greyhound, HMS Griffin, HMS Defender, HMS Hereward

Бой

Командующий итальянским флотом адмирал Анджело Якино.

С рассветом 27 ноября итальянцы организовали поиски противника посредством бортовых гидросамолетов (в частности, Gorizia выпустила все три своих машины), но первый контакт был установлен лишь в 09:45 самолетом с крейсера Fiume. Спустя 20 минут находившийся на борту Pola Якино получил сведения об обнаружении линкора, двух крейсеров и четырех эсминцев в 135 милях юго-западнее мыса Спартивенто[7]. Итальянцы были полны решимости разгромить уступавшее им по силам британское соединение и в 11:28 легли на пересекающийся курс, развив скорость 18 уз.

Схема боя у мыса Теулада 27 ноября 1940 г.

Полчаса спустя поступило отрезвляющее донесение - британские силы открылись перед разведчиком с крейсера Bolzano во всей полноте, причем определяя состав британской эскадры, экипаж самолета, несколько переусердствовал, насчитав под собою три линейных корабля вместо двух (в 11:30 к Сомервиллу присоединилось соединение «D»), а их координаты были определены намного восточнее, то есть ближе к итальянским кораблям, чем было на самом деле.

Bolzano во время боя у мыса Теулада.

В это время боевые порядки противников были следующими. Итальянцы находились примерно в 30 милях южнее м. Теулада. Тяжелые крейсера двигались в строю двух кильватерных колонн, из которых ближе к неприятелю была 3-я дивизия Сансонетти. Якино с тремя крейсерами 1-й дивизии Маттеуччи находился примерно в 4 милях севернее, а линкоры Кампиони - в 12 милях к северо-востоку от крейсеров.

Британское соединение также состояло из нескольких обособленных групп. В 8 милях впереди шедшего 27-узловым ходом HMS Renown двигалась завеса крейсеров (HMS Manchester, HMS Southampton, HMS Sheffield, «HMS Berwick, HMS Newcastle), чуть позади - девять эсминцев; замыкал построение тихоходный HMS Ramillies. Остальные корабли, включая HMS Ark Royal, находились южнее и прикрывали конвой. О последнем Кампиони пока что не располагал никакой информацией - он был замечен разведчиком с Gorizia лишь в 11:55.

Реакция итальянского командующего не заставила себя ждать. Как позже было изложено в его отчете, «ситуация оказалась неблагоприятной, как в качественном, так и в количественном отношении». Принимая во внимание инструкцию Супермарины не вступать в бой с превосходящим противником, а также особо опасаться атак британских палубных торпедоносцев, Кампиони принял решение прекратить операцию. В 12:07 флагманский Vittorio Veneto просигналил: «Всем кораблям курс 90» и «Не вступать, повторяю, не вступать в бой». Противников к тому времени разделяло всего 15 миль, поэтому бой между крейсерскими отрядами был уже неминуем.

Положение 3-й дивизии было незавидным. Мало того, что ее корабли, имевшие самое слабое бронирование, оказались ближе всего к противнику, так еще из-за неправильной интерпретации сигналов флагмана, Trento сначала развернулся на обратный курс, задержав отход. В результате неразберихи флагманский Trieste оказался в середине колонны, вместо того чтобы возглавлять ее.

Визуальный контакт был установлен в 12:16, когда наблюдатели Pola по пеленгу 200° обнаружили тяжелый крейсер типа Kent. Это был HMS Berwick - единственный британский крейсер с 203-мм орудиями. В нарушение приказа Кампиони, в 12:20 дивизия Маттеуччи открыла огонь с дистанции 110 кбт. Спустя несколько минут заговорили орудия крейсеров Сансонетти. Несмотря на то, что солнце, стоявшее на юге высоко в зените, слепило глаза итальянским наводчикам, их стрельба была довольно точной. Первые два залпа легли всего в 90 метрах от HMS Manchester. В 12:22 HMS Berwick получил попадание в район башни «У», потеряв 7 человек убитыми, а через 15 минут - еще одно. Британские крейсера также ввели в действие свою артиллерию, сконцентрировав огонь на ближайших Fiume и Trento. В 12:24 в перестрелку вступил HMS Renown. Его залпы с дистанции 130 кбт. ложились близко, однако через 10 минут все главные цели скрылись в дыму, и стрельбу пришлось прекратить. HMS Ramillies успел дать два залпа с предельной для своих орудий дистанции.

Крейсера 3-й дивизии под огнем британских кораблей, 27 ноября 1940 г.
Крейсера 3-й дивизии под огнем британских кораблей, 27 ноября 1940 г.

Британские крейсера преследовали неприятеля, но начало сказываться превосходство итальянцев в скорости. Согласно отчету Якино, Pola развила целых 34 узла! 3-я дивизия отвернула на север и довольно скоро стала недосягаема для британских орудий, однако один из сопровождавших ее эсминцев - Lanciere - получил два попадания шестидюймовых снарядов с HMS Manchester, в результате чего лишился хода, но был взят на буксир эсминцем Ascari. В 12:42 англичане перенесли огонь на крейсера 1-й дивизии, отход которой задерживал Fiume, не способный развить полной скорости из-за поломки машины. Его командир потребовал от эсминцев сопровождения поставить дымовую завесу, и пелена дыма укрыла его. Итальянцы сразу отметили, что эффективность и меткость огня противника заметно упали. Не дала результата и предпринятая около 12:40 атака торпедоносцев с HMS Ark Royal, выбравших в качестве мишени Fiume и флагманский Vittorio Veneto. Самолеты выходили на цель разрозненно, позволяя кораблям легко уклоняться от торпед.

В общей сложности за время сражения Fiume выпустил 218 снарядов главного калибра, Gorizia - 123, Pola - 118, Trieste - 96, Trento - 92, Bolzano, стрельбе которого сильно мешал дым впереди идущих кораблей, - всего 26.

Между тем около 13 часов на сцене появились итальянские линкоры. В надежде увлечь их за собой и затем навести на свои линкоры, британские крейсера изменили курс на юго-восточный, но Кампиони не стал их преследовать, продолжая отходить на северо-восток на скорости 25 узлов. Маневр привел только лишь к увеличению дистанции между противниками. Поняв свою оплошность, Холланд лег на прежний курс и вернулся к роли преследователя, но вскоре снова попал под огонь. Дабы охладить пыл англичан, Vittorio Veneto дал несколько залпов кормовой башней (им было выпущено 19 снарядов). Для 320-мм орудий Giulio Cesare дальность все еще оставалась запредельной. Англичане снова благоразумно уклонились к юго-востоку, и в 13:18 бой окончательно прекратился.

У итальянцев оставался еще поврежденный Lanciere, следовавший на буксире у Ascari. В 13:26 Сансонетти запросил у Якино разрешение вернуться со своими крейсерами, чтобы прикрыть и увести «подранка». В течение 20 минут, пока не стало ясно, что эсминцам ничего не угрожает, 3-я дивизия следовала между ними и вероятным местонахождением противника.

Trieste ведет огонь по британским кораблям из кормовых башен главного калибра. 27 ноября 1940 г.

Англичане же, уверенные в том, что повредили не эсминец, а крейсер, выслали с HMS Ark Royal 9 торпедоносцев «Суордфиш» для повторной атаки линкоров и 7 истребителей-бомбардировщиков «Скьюа» для бомбардировки «крейсера». И те и другие вернулись ни с чем. Итальянские линкоры, хотя и не имели истребительного прикрытия, при обнаружении воздушного противника были умело прикрыты дымовой завесой. Лидер атакующей волны решил выйти в атаку на крейсера, но те энергично уворачивались от сброшенных торпед. «Скьюа» вообще не смогли найти назначенную им цель и около 15:35 отбомбились по тяжелым крейсерам, добившись лишь нескольких близких разрывов у борта Bolzano. В итоге Lanciere благополучно добрался до Кальяри. В 20:35 крейсера 3-й дивизии в сопровождении 9-го дивизиона эсминцев прибыли в Мессину. Линкоры, сопровождаемые крейсерами 1-й дивизии, добрались до Неаполя после полудня следующих суток.

Итоги

В целом бой у мыса Теулада стал крупным провалом итальянцев. Строго следуя инструкциям Супермарины не рисковать и не вступать в бой, если только противник явно не уступает в силах, адмирал Кампиони не пытался реализовать численное преимущество или превосходство в тяжелых крейсерах. Теоретически, их главный калибр представлял угрозу для горизонтальной брони британских линкоров, но для этого нужно было вести стрельбу на дистанции не менее 140 кбт., а на таких расстояниях, учитывая качество приборов управления огнем того времени и свойственный итальянской артиллерии большой разброс снарядов, попадание могло быть разве что случайным[8]. Линкору это не сулило тяжелых повреждений, а вот для крейсера даже случайное попадание 381 мм снаряда могло иметь роковые последствия.

Таким образом, хотя в бою у мыса Теулада итальянские тяжелые крейсера сыграли более весомую роль, чем несколькими месяцами ранее у Пунта-Стило, достигнутые результаты снова нельзя назвать впечатляющими.

Отсутствие инициативы стоило адмиралу Кампиони должности. Тот факт, что ему удалось сохранить свои линкоры и тяжелые крейсера невредимыми, не был принят в расчет. Что же касается Якино, то его готовность послать дивизию крейсеров на помощь поврежденному эсминцу принесла ему уважение итальянских моряков, но уже в следующем сражении - первом, когда он сменил Кампиони на посту командующего флотом - подобная гуманность обернулась трагедией.

Период реорганизации

В начале декабря 1940 г. организационная структура итальянского флота была изменена. Вместо двух эскадр он был реорганизован в единое объединение. 10 декабря адмирал Кампиони оставил должность командующего флотом - его место занял адмирал Якино. Pola вернулась в состав 1-й дивизии крейсеров, командиром которой 13 декабря был назначен контр-адмирал Карло Каттанео, командовавший 3-й дивизией в бою у Пунта-Стило. Trento, Trieste и Bolzano по-прежнему составляли 3-ю дивизию, которой по-прежнему командовал контр-адмирал Сансонетти.

«В течение следующих двух месяцев, - пишет итальянский историк Марк-Антонио Брагадин, - не произошло никаких достойных упоминания событий». Крейсера 1-й дивизии по-прежнему базировались на Неаполь. 10 декабря туда вернулась завершившая ремонт Zara, но два дня спустя в Специю на ремонт ушел Fiume.

В декабре англичане с аэродромов на Мальте и в Греции начали бомбардировки портов южной Италии. В ночь на 15 декабря налету подвергся Неаполь. Pola получила два прямых попадания. Одна из бомб взорвалась в помещении котла №3, выведя его из строя. В борту образовалась пробоина, началось распространение воды в кормовые отсеки, вызвавшее сильный крен на левый борт, погибли 13 офицеров и матросов, 33 человека получили ранения. 16 декабря крейсер был поставлен в док для ремонта, который завершился только 7 февраля.

Вероятность повторения налета считалась высокой, поэтому боеспособные корабли перебазировали дальше на запад - в базы Сардинии. Хотя это еще больше ограничило возможности операций в Центральном Средиземноморье, флот не мог рисковать крупными кораблями, оставляя их в плохо оборудованных портах. Днем 15 декабря Zara и Gorizia получили приказ на переход в Ла-Маддалену, а Trento с Trieste - в Кальяри. Впрочем, усиление ПВО военно-морских баз было проведено поистине ударными темпами. Уже 19 декабря 1-я дивизия вернулась в Неаполь, где пробыла всего четыре дня, а 22-го перешла в Таранто. В тот же день 3-я дивизия прибыла к месту постоянного базирования в Мессине.

Впрочем, активность итальянского флота в этот период резко упала, начинал сказываться недостаток топлива. Следующий боевой поход имел место только 10 января 1941 г. Получив известие, что немецкие бомбардировщики тяжело повредили авианосец HMS Illustrious, Супермарина направила 3-й дивизию, чтобы попытаться отрезать «подранка» от Мальты и уничтожить. Крейсера вышли в море, но когда стало ясно, что они не успеют своевременно достичь района, где находился противник, операция была остановлена, и после полудня 11 января они вернулись в Мессину.

8 февраля Супермарина получила сообщение о замеченных южнее Балеарских островов британских истребителях, которые могли стартовать только с авианосца. Итальянцы решили, что противник проводит очередную конвойную операцию, и направили на перехват свои корабли. Из Специи вышли линкоры Vittorio Veneto, Andrea Doria и Giulio Cesare с восемью эсминцами под командованием адмирала Якино, а из Мессины - 3-я дивизия Сансонетти: Trieste, Trento, Bolzano, эсминцы Carabiniere и Corazziere. Утром корабли соединились в 40 милях западнее пролива Бонифаччо и пошли на юго-запад. Вскоре пришло новое известие: британское соединение в составе линкоров HMS Renown и HMS Malaya, крейсера HMS Sheffield, авианосца HMS Ark Royal и 10 эсминцев обстреляло Геную.

В 09:50 Якино получил приказ перехватить британское соединение и немедленно повернул на север. Как отмечает М.-А. Брагадин, «итальянский флот не мог желать лучшей позиции для перехвата британских кораблей. Он имел серьезное превосходство в силах. Даже само его присутствие в море было неожиданностью для противника». Но итальянцев снова подвела авиационная разведка. Поскольку катапульта Vittorio Veneto оказалась поврежденной, поднять самолеты смогли только тяжелые крейсера. Однако из-за плохой погоды бортовые разведчики не смогли обнаружить англичан.

В 13:55 адмирал Якино, дезориентированный ложными донесениями самолетов ВВС, принявших за противника французский конвой, решил, что англичане попытаются проскочить вдоль западного побережья Корсики, и повернул на северо-восток. После войны, когда появилась возможность сопоставить штурманские прокладки, оказалось, что в самолет с Trieste пролетел один раз в 20, второй - в 40 милях от британских кораблей, а в 15:15 неприятелей разделяли всего 30 миль, но они так и не обнаружили друг друга. Лишь в 15:45 итальянская эскадра изменила курс и самым полным ходом пошла на запад, все еще надеясь перехватить англичан, но было уже поздно. После двух часов бесплодных поисков Якино решил возвращаться. 3-я дивизия прибыла в Мессину 10 февраля.

12-13 марта Trieste, Trento и Bolzano с эсминцами Carabiniere, Corazziere, Aviere и миноносцем Giuseppe Dezza осуществляли прикрытие важного конвоя, состоявшего из трансатлантических лайнеров «Конте Россо», «Эсперия», «Виктория» и «Марко Поло», на которых перебрасывались подкрепления в Ливию.

Как правило, отряд прикрытия шел в нескольких милях от конвоя, чтобы прикрыть его от возможных атак базировавшихся на Мальту легких сил противника и, в то же время, не быть скованным в маневре тихоходными судами. Обычно он сопровождал конвой до входа в зону действия воздушного прикрытия с североафриканских аэродромов, после чего ложился на обратный курс и с максимальной скоростью возвращался в базу. Так было и на этот раз.

Что же касается крейсеров 1-й дивизии, то для них начало 1941 года выдалось куда менее активным. Периодически они выходили в залив Таранто для артиллерийских упражнений. Zara и Gorizia провели стрельбы 29 января, а затем 13 февраля - вместе с присоединившийся двумя днями ранее Pola. Продолжилась ротация кораблей на профилактические ремонты: 28 февраля его закончил Fiume (прибыл в Таранто 1 марта), а на освободившееся место в Специю сразу отбыла Gorizia. Три оставшихся крейсера в период с 11 по 17 марта совершили несколько выходов на боевую подготовку, а Pola 23-24 марта провела дополнительную ночную тренировку в заливе Таранто. Всего через два дня эти корабли отправились в свой последний поход.

Трагедия у мыса Матапан

Развертывание

В начале 1941 года стратегическая ситуация на Средиземном море для Италии значительно ухудшилась. Еще 28 октября 1940 г. итальянские войска вторглись в Грецию. По договору о взаимопомощи англичане незамедлительно перебросили на греческие аэродромы свою авиацию, а бухта Суда на острове Крит стала использоваться в качестве удобной маневровой базы Средиземноморского флота. После этого господство англичан в Восточном Средиземноморье стало неоспоримым. Однако, несмотря на ряд тактических успехов греков в боях на суше, к исходу четвертого месяца кампании их силы были истощены, и правительство Великобритании приняло решение о переброске туда крупного воинского контингента. На состоявшейся в середине февраля в Мерано встрече начальника Главного морского штаба адмирала Риккарди с его немецким коллегий гросс-адмиралом Редером последний настаивал на том, чтобы итальянский флот нанес удар по британскому судоходству между Египтом и Грецией.

Уступая политическому давлению, итальянское Верховное Командование (Comando Supremo) приказало Супермарине провести операцию против британских конвоев в Восточном Средиземноморье. Приказ основывался на ложной информации, что 16 марта германские торпедоносцы повредили два британских линкора, и что теперь у англичан остался только один боеспособный линейный корабль.

Спланированная командующим флотом операция, получившая кодовое название «Гаудо», представляла собой рейд крейсеров, поддержанных быстроходным линкором. Особое внимание уделялось эффективной авиационной разведке и прикрытию кораблей с воздуха. Немецкое командование обещало поддержку бомбардировщиками и истребителями с сицилийских аэродромов.

Силы сторон в бою у мыса Матапан, 28 марта 1941 г.

Итальянский флот Британский Средиземноморский флот
линейный корабль Vittorio Veneto (адмирал Якино)
13-й дивизион эсминцев: Granatiere, Fuciliere, Bersagliere, Alpino
1-я дивизия
тяжелые крейсера Zara (контр-адмирал Каттанео), Pola, Fiume
9-й дивизион эсминцев: Alfredo Oriani, Vittorio Alfieri, Giosue Carducci, Vincenzo Gioberti
3-я дивизия
тяжелые крейсера Trieste (контр-адмирал Сансонетти), Trento, Bolzano
12-й дивизион эсминцев: Corazziere, Carabiniere, Ascari
8-я дивизия
легкие крейсера Giuseppe Garibaldi (контр-адмирал Леньяни), Luigi di Savoia Duca degli Abruzzi
16-й дивизион эсминцев: Nicoloso da Recco, Emanuele Pessagno
Соединение «А»
линейные корабли HMS Warspite (адмирал Каннингхэм), HMS Valiant, HMS Barham (контр-адмирал Роулингс)
авианосец HMS Formidable (контр-адмирал Бойд):
  • 803-я эскадрилья (13 истребителей «Fulmar»)
  • 826-я эскадрилья (5 торпедоносцев «Albacore» и 2 «Swordfish»)
  • 829-я эскадрилья (5 торпедоносцев «Albacore» и 2 «Swordfish»)

14-я флотилия эсминцев: HMS Jervis, HMS Janus, HMS Mohawk, HMS Nubian
Соединение «В»
легкие крейсера HMS Orion (контр-адмирал Придхэм-Уиппел), HMS Ajax, HMAS Perth, HMS Gloucester
2-я флотилия эсминцев: HMS Ilex, HMS Hereward, HMS Hasty, HMS Vendetta
Соединение «С»
10-я флотилия эсминцев: HMS Stuart, HMS Greyhound, HMS Griffin, HMS Hotspur, HMS Havock

Развертывание итальянских сил началось вечером 26 марта 1941 г. В 20:30 Vittorio Veneto под флагом Якино вышел из Неаполя. Спустя полчаса Бриндизи покинула 8-я дивизия контр-адмирала Леньяни. В 23 часа из Таранто в море направилась 1-я дивизия контр-адмирала Каттанео (Zara, Pola, Fiume). 3-я дивизия крейсеров контр-адмирала Сансонетти (Trieste, Trento, Bolzano) вышла из Мессины в 05:30 следующих суток. «Несмотря на недостаток топлива, итальянцы могли выслать в море мощный флот, когда было необходимо», - комментируют столь внушительный состав сил Дж. Грин и А. Массиньяни.

На рассвете 27 марта Vittorio Veneto прошел Мессинским проливом и в 6 часов соединился с крейсерами Сансонетти. В 10 часов в 60 милях от Аугусты к ним присоединилась 1-я дивизия, еще через час - 8-я дивизия. До заката эскадра в охранении 13 эсминцев двигалась юго-восточным курсом. В 20 часов, на долготе западной оконечности Крита, 1-я и 8-я дивизии должны были выдвинуться в Эгейское море, к 08:00 дойти до крайней восточной точки Крита, после чего лечь на обратный курс, соединиться с Vittorio Veneto около 15 часов в 90 милях юго-восточнее Наварина и вместе с остальными кораблями вернуться в базы. Тем временем линкор с 3-й дивизией должны были выйти в точку в 20 милях южнее небольшого остова Гавдос у южного побережья Крита и, если не будет установлен контакт с противником, в 07:00 развернуться на обратный курс.

В полдень Trento сообщил о замеченном британском самолете, но этот факт не вызвал беспокойства Якино, поскольку из расшифровки радиограммы следовало, что обнаружена только дивизия Сансонетти. В 19.00, как и предусматривалось планом операции, 1-я и 8-я дивизии отделились и пошли на восток, однако в 22 часа Супермарина приказала им не заходить в Эгейское море, а возвращаться на соединение со второй группой, чтобы наутро действовать совместно. Это осторожное решение мотивировалось отсутствием сведений о передвижениях противника.

Между тем, получив информацию[9] о выходе крупного соединения противника, адмирал Каннингхэм ночью вывел в море главные силы Средиземноморского флота - линкоры HMS Warspite, HMS Barham и HMS Valiant, авианосец HMS Formidable, имевший на борту 13 «Фулмаров», 10 «Альбакоров» и 4 «Суордфиша», а также 9 эсминцев. От берегов Греции в точку рандеву к югу от Крита спешила эскадра крейсеров вице-адмирала Придхэм-Уиппела: HMS Orion, HMS Ajax, HMAS Perth и HMS Gloucester с четырьмя эскадренными миноносцами.

Бой у острова Гавдос

На рассвете 28 марта итальянский флот находился на расстоянии около 16 миль от Гавдоса и двигался курсом 130° тремя группами. Крейсера Сансонетти держались примерно в 10 милях на правом крамболе флагманского линкора. 1 -я и 8-я дивизии шли кильватерной колонной в 20 милях левее них. Около 06:00 с Vittorio Veneto» и Bolzano были катапультированы два самолета-разведчика, и в 06:43 один из них доложил о четырех крейсерах и четырех эсминцах, идущих на юго-восток всего в 50 милях от итальянского соединения. Якино решил, что поблизости находится крупный конвой, и увеличил ход до 30 узлов.

В 07:58 наблюдатели Trieste обнаружили британские корабли визуально. Бой с кораблями, имевшими превосходство в калибре орудий, не сулил англичанам ничего хорошего, поэтому Придхэм-Уиппел повернул на юго-восток - навстречу своим главным силам - и увеличил скорость до 28 узлов. В 08:12 итальянские крейсера открыли огонь с дистанции около 27 000 м. Первые залпы ложились недолетами. Англичане не могли отвечать, так как расстояние было слишком велико для шестидюймовых орудий. Однако дистанция постепенно сокращалась, поскольку итальянцы имели превосходство в скорости. Их огонь был сосредоточен на HMS Gloucester, но он избежал попаданий. К 08:29 дистанция сократилась до 21 500 м, и HMS Gloucester начал ответную стрельбу, дав три залпа, которые легли недолетами, но заставили итальянцев на несколько минут отвернуть. Когда они в 08:37 вернулись на параллельный курс, то оказались вне досягаемости английских орудий, но и их снаряды также не долетали до цели. В 08:50 адмирал Якино приказал 3-й дивизии отойти к главным силам. Соединение «В» (кроме эсминца HMS Vendetta, отправленного в Александрию из-за аварии в машине) в 09:21 последовало за ней, держась за пределами дальнобойности итальянских 203-мм пушек.

Так закончилась безрезультатная перестрелка, вошедшая в историю Второй мировой войны как бой крейсеров у Гавдоса. Можно лишь констатировать, что итальянцы в очередной раз продемонстрировали отвратительную стрельбу. Три тяжелых крейсера выпустили в общей сложности 535 снарядов[10], не добившись ничего. Как пишет в своих мемуарах адмирал Якино: «Все артиллерийское оборудование и, особенно, приборы управления огнем на Trento и Trieste являлись устаревшими. Перед началом войны были разработаны планы радикальной модернизации этого оборудования, в первую очередь, дальномеров, но очень немногое удалось сделать до того, как эти корабли вернулись в строй. Также нужно отметить, что национальная промышленность, на которую был вынужден опираться флот, ...выполняла заказы в большими задержками». И далее: «Атмосферные условия того дня были не очень благоприятными для определения дистанции на больших расстояниях, прежде всего, для старых дальномеров совмещающего типа, установленных на Trento и Trieste. С помощью этих приборов не удалось точно определить дистанцию до первого выстрела, да и после открытия огня их показания всегда были неравномерными, нерегулярными, неточными...» В момент открытия огня артиллерийские офицеры головных крейсеров считали дистанцию до противника равной 22 000 м, и только Bolzano оказался единственным кораблем, показания дальномеров которого были достаточно точными. Как следствие, итальянцам не удалось реализовать свое преимущество в дальнобойности, а сокращать дистанцию они не решились, опасаясь повреждений своих слабобронированных крейсеров...

«Первый раунд завершился, - констатирует британский историк С. Пак, - но ни одна из сторон не добилась попаданий, и обе стороны не подозревали о присутствии вражеских линкоров». В 10:45 Якино повернул на юг, надеясь зажать британские корабли между линкором и 3-й дивизией, получившей приказ развернуться и образовать вторую половину клещей. Придхэм-Уиппел угодил в ловушку, которую совсем недавно намеревался устроить противнику. В 10:58 британские крейсера неожиданно попали под огонь главного калибра Vittorio Veneto. Расстояние было около 12 миль, стрельба итальянского линкора достаточно точной - в общем, англичане оказались в незавидном положении.

В 11 часов Сансонетти, находившийся примерно в 18 милях к северо-западу от соединения Придхэм-Уиппела, повернул влево, чтобы в соответствии с планом атаковать англичан с правой раковины. Высокая скорость крейсеров позволяла им вскоре открыть огонь. Vittorio Veneto также без труда поддерживал дистанцию, так что огонь линкора был довольно точным. С приближением 1-й дивизии положение британских крейсеров становилось прямо-таки отчаянным, но в этот критический момент прибыла ударная группа с авианосца HMS Formidable - шесть торпедоносцев «Альбакор» под прикрытием двух истребителей «Фулмар». Итальянский линкор был вынужден открыть интенсивный зенитный огонь и маневрировать, чтобы уклониться от торпед. В 11.30 адмирал Якино прервал бой и скомандовал общий отход в северо-западном направлении.

Воздушные атаки

В полдень итальянские корабли двигались тремя группами курсом 300° на 28-узловой скорости. Приблизительно в 30 милях к западу от флагманского линкора шли три крейсера 3-й дивизии, корабли 1-й и 8-й дивизий находились примерно на таком же расстоянии справа по носу. В 12:07 крейсера 3-й дивизии подверглись атаке трех «Суордфишей» 815-й эскадрильи с аэродрома на Крите. Корабли рассредоточились и открыли интенсивный огонь, заставивший пилотов сбросить торпеды с большого расстояния и неточно.

К 14 часам скорость была уменьшена до 25 узлов. В это время Якино еще не подозревал о близости британского флота. Он получил лишь две радиограммы, подтверждающие, что HMS Formidable вышел из Александрии и поднимает самолеты, но из отсутствия других сообщений сделал вывод, что авианосец недавно покинул гавань, а линкоры не выходили вообще. В 14:25 командующему флотом доставили еще два противоречивых сообщения. В первом говорилось, что в 12:15 самолет-разведчик с Родоса заметил 1 линкор, 1 авианосец, 6 крейсеров и 5 эсминцев в 80 милях к востоку от итальянского соединения. Второе, от Супермарины, утверждало, что по данным радиопеленгации, в 13:15 противник находился в 170 милях на юго-восток от него. Доверяя данным радиопеленгаторов как более точным, Якино решил, что кроме крейсеров, с которыми он вел бой утром, в море находится авианосец в сопровождении линкора и легких сил, однако эта группа находится далеко за кормой и уступает ему в скорости. Он считал, что его корабли превосходят вражеские отряды в огневой мощи, поэтому больше всего опасался воздушных атак.

Для преследовавших отходящего противника англичан обстановка рисовалась прямо противоположно. Стремительно выйдя из-под обстрела Vittorio Veneto, крейсера Придхэм-Уиппела в 12:24 установили визуальный контакт с Каннингхэмом, после чего снова выдвинулись вперед, однако неожиданно для себя обнаружили, что потеряли из вида противника. Когда же он был снова обнаружен авиацией, оказалось, что неприятелей разделяют 65 миль. Разница в скорости не позволяла им рассчитывать догнать быстроходные итальянские корабли. Оставалось надеяться, что бомбардировщики и торпедоносцы заставят итальянцев снизить ход. Воздушные налеты на итальянские корабли следовали один за другим.

В 14:30 Vittorio Veneto атаковали три «Бленхейма», но их бомбы не причинив никакого вреда. Через полчаса еще шесть «Бленхеймов» отбомбились с большой высоты. В 15:20 и 17:00 объектами атак бомбардировщиков Королевских ВВС стали крейсера Сансонетти. Хотя пилоты заявили о нескольких близких разрывах, попаданий снова не было. Крейсера 1-й дивизии Каттанео в период с 15:15 до 16:45 «подвергались постоянным атакам, но безрезультатно». Якино с нескрываемой обидой отмечает, что в воздухе не появилось ни одного итальянского или немецкого самолета: «Я чувствовал себя обманутым полным отсутствием взаимодействия. Весь день мы оставались без истребительного прикрытия».

В 15:19 началась вторая атака торпедоносцев с HMS Formidable. По случайному совпадению она совпала с налетом горизонтальных бомбардировщиков. Ударную волну (3 «Альбакора» и 2 «Суордфиша») вел командир 829-й эскадрильи лейтенант-коммандер Дэйлил-Стид. Именно он, ценой собственной жизни, сумел добиться успеха. В 15:30 Vittorio Veneto получил попадание торпеды в кормовую часть, заставившее его снизить скорость до 15 уз.

Пока британские линкоры, напрягая машины, пытались нагнать поврежденного итальянского флагмана, «Бленхеймы» произвели еще четыре налета против крейсерских дивизий, но добились лишь близких разрывов возле Zara, Giuseppe Garibaldi, Trento и Bolzano.

Готовя план ночных действий, адмирал Якино исходил из полученной в 16:00 информации о нахождении британских кораблей в 170 милях на юго-юго-восток от него. Считая, что противник не сможет нагнать его до наступления темноты, адмирал отослал 8-ю дивизию в Бриндизи и организовал тесное кольцо охранения вокруг поврежденного линкора: 1-я дивизия была расположена по правому борту, 3-я дивизия - по левому, эсминцы находились с внешних сторон ордера. Соединение двигалось пятью кильватерными колоннами курсом 300°.

Тем временем для развития успеха с HMS Formidable стартовала третья волна торпедоносцев: шесть «Альбакоров» и два «Суордфиша» под прикрытием двух истребителей. Их появление было замечено итальянцами через 15 минут после захода солнца. Якино приказал повернуть на 30° влево и взять курс строго на запад, надеясь таким маневром сорвать или хотя бы расстроить план атаки. В 19:25, когда уже совсем стемнело, торпедоносцы приблизились, встреченные лучами прожекторов, плотным зенитным огнем и дымовой завесой. Большинство пилотов считали, что атакуют линкор, но в действительности их целями стали крейсера 1-й дивизии. В 19:45 «Альбакор» суб-лейтенанта Уильямса из 826 й эскадрильи (бортовой номер 5А) сбросил торпеду с дистанции 500 м и добился попадания в средний корабль колонны. Это была Pola.

Взрыв прогремел в 19:46 по правому борту крейсера в районе кормовой переборки носового машинного отделения. От сотрясения сразу вышли из строя генераторы, электроэнергия пропала, вода быстро залила три отсека (МО №1, КО №3 и №4), машины встали. Вырывавшийся из перебитых паропроводов пар был по ошибке принят за дым от пожаров, и во избежание взрыва, командир корабля капитан 1-го ранга Манлио де Пиза распорядился выбросить за борт готовый 100-мм боезапас. Крейсер выкатился из строя и замер.

Как раз в этот момент итальянская эскадра легла на прежний курс. Адмирал Якино с удовлетворением отметил благополучное окончание воздушной атаки: Vittorio Veneto не получил ни царапины и даже увеличил ход до 19 узлов, донесений о повреждениях на остальных кораблях также не поступало. Сообщение о том, что Pola получила попадание и потеряла ход, адмирал получил лишь спустя полчаса, когда на ней сумели запустить аварийные генераторы, а Fiume сообщил об исчезновении переднего мателота. В 20:18 Якино приказал 1-й дивизии повернуть назад и следовать на помощь поврежденному крейсеру.

Отсутствие достоверной информации о противнике сыграло роковую роль. Хотя около 20 часов Супермарина передала, что по данным радиопеленгаторов вражеский флагман находится в 75 милях за кормой Vittorio Veneto, Якино, всю вторую половину дня не получавший сведений о крупных вражеских соединениях, решил, что речь идет о легких крейсерах или эсминцах, намеревавшихся атаковать его ночью. Именно вероятность такой атаки побудила его отклонить предложение контр-адмирала Каттанео послать на помощь Pola всего два эсминца. Кроме того, Якино считал, что ситуация требует присутствия адмирала, который лучше сможет оценить степень повреждений крейсера, время, необходимое для ремонта, и принять решение.

Тщательно взвесив «за» и «против», командующий флотом оставил в силе первоначальный приказ, подтвердив его сигналом в 20:38. На флагманским корабле Каттанео его расшифровали в 20:45. В 21:00 (по другим данным - в 21:06) Zara и Fiume начали поворот на обратный курс. За ними в кильватерной колонне следовали эсминцы 9-го дивизиона: Vittorio Alfieri (брейд-вымпел капитана 1-го ранга С. Тоскано), Vincenzo Gioberti, Giosue Carducci и Alfredo Oriani. Каттанео приказал держать ход 16 уз., но в период с 21:25 до 22:03 увеличивал его до 22 уз. В 21:57 на Fiume был передан приказ готовиться к буксировке.

Гибель 1-й дивизии

Англичане, уверенные в том, что Vittorio Veneto получил дополнительные повреждения, продолжали погоню. В 22:03 радар HMS Valiant засек неподвижный корабль в 8-9 милях на левом крамболе, причем отметка соответствовала цели длиной не менее 180 м. В 22:10 британское соединение совершило поворот «все вдруг» на 40° влево, и в 22:15 на HMS Warspite установили визуальный контакт. Башни главного калибра линкоров - две дюжины 381-мм орудий - были наведены на вражеские корабли. Англичане снова перестроились в кильватер и легли на первоначальный курс 280°. Теперь они шли контр-курсом параллельно неприятельскому отряду. Итальянцы даже не подозревали о присутствии противника: когда эсминец HMS Greyhound открыл прожектор, осветив Fiume, Zara и возглавлявший колонну Vittorio Alfieri, их орудия стояли развернутыми вдоль диаметральной плоскости. По свидетельству очевидцев, находившийся на мостике командир Zara Луиджи Кореи принял приближающийся корабль за Pola и воскликнул: «Зачем он пользуется прожектором? Он сошел с ума?»

В 22:27 головные британские линкоры открыли огонь по Fiume, дистанции до которого для HMS Warspite составляла 14,5 кбт., для HMS Valiant - 20 кбт. Из шести снарядов первого залпа британского флагмана цель поразили пять. Одновременно средняя артиллерия англичан перешла на беглый огонь. Капитан 2-го ранга Луиджи Гуиди - старший из спасшихся с корабля - вспоминал: «Первые два снаряда поразили корму: один разорвался между башнями №3 и №4, а второй угодил прямо перед тем местом, где находился я. Я был ранен, но матросы и боцман, которые разговаривали со мной, просто исчезли, и я их больше никогда не видел. Между башнями поднялось огромное пламя. Палуба юта сильно вспучилась. Большинство из находившихся в кормовой части моряков погибло, раздавались крики нескольких тяжелораненых. В это время корабль начал крениться на правый борт».

Итальянский крейсер быстро охватили пожары. Кормовая башня получила прямое попадание и была сброшена за борт. Ярко пылая от носа до кормы, Fiume сильно накренился на правый борт, вывалился из линии и в 23:15 затонул - первым из кораблей, погибших в этом бою.

Обнаружив, что кормовые башни не могут стрелять по Fiume, HMS Valiant сразу перенес огонь влево - на Zara, и первым же залпом по новой цели добился несколько попаданий. В течение трех следующих минут линкор дал пять залпов по крейсеру, следом на него же перенес огонь и HMS Warspite. «Положение итальянских крейсеров было неописуемо, - рассказывает Каннингхэм в своей «Одиссее моряка». - Можно было видеть целые башни и массы обломков, взлетающие в воздух и шлепающиеся в море. Вскоре сами корабли превратились в пылающие руины, охваченные пламенем от носа до кормы».

Немного отставший HMS Barham свой первый залп дал по головному эсминцу Vittorio Alfieri. Он сразу же был накрыт вспышками попаданий и вышел из линии вправо. Линкор перенес огонь на Zara, по которой стреляли HMS Warspite и HMS Valiant. Zara получила прямые попадания в носовую башню, мостик и машинное отделение. Ужасные пожары бушевали повсюду, крейсер стал крениться на левый борт и разворачиваться в сторону противника.

В 22:31 британские линкоры перенесли огонь на шедшие позади крейсеров эсминцы, выходившие в торпедную атаку, и отвернули на 90° вправо, чтобы уклониться от торпед. Артиллерийский бой, более походивший на расстрел, закончился. За это время Zara успела получить четыре залпа с HMS Warspite, пять с HMS Valiant и пять с HMS Barham; на долю Fiume достались два залпа с HMS Warspite и один с HMS Valiant; Vittorio Alfieri превращен в развалину двумя залпами HMS Barham[11].

Британские эсминцы получили приказ добить поврежденные корабли. HMS Stuart и HMS Havock в 22:59 заметили два корабля, один из которых горел, а второй кружил вокруг него. HMS Stuart выпустил по ним все торпеды и наблюдал «неясный взрыв» на Zara. Внезапно из темноты возник Giosue Carducci, по которому HMS Stuart дал два залпа, а HMS Havock выпустил четыре торпеды. В 23:11 одна из них угодила в среднюю часть итальянского эсминца. HMS Havock продолжал обстреливать его до 23:30, когда объятый пламенем Giosue Carducci взорвался и затонул. Незадолго до этого, около 23:15, со HMS Stuart и HMS Havock видели, как перевернулся и затонул Vittorio Alfieri. В 23:30 двигавшийся на юг HMS Havock выпустил четыре оставшихся торпеды в Zara, но промахнулся. Четверть часа спустя эсминец лег на обратный курс и обнаружил большой корабль, стоявший без хода.

Это была Pola, на которую никто не обращал внимания с тех пор, как она получила торпедное попадание. Уже спустя полчаса после этого с поступлением воды удалось справиться, а вскоре крейсер смог дать 8-узловой ход. Развернувшееся побоище с Pola наблюдали в виде отдаленных вспышек. Поскольку башни главного калибра без электроэнергии не действовали, старший офицер капитан 2-го ранга Бренгола попросил разрешения подготовить к бою 100-мм орудия, однако капитан 1-го ранга Де Пиза не дал его, а затем распорядился потушить единственный действующий котел №8, поскольку тот давал много дыма, способного демаскировать крейсер. Около 23:15 Де Пиза приказал оставить корабль, поскольку оказалось, что 100-мм боеприпасов, безрассудно выброшенных за борт сразу после торпедирования, практически не осталось. В итоге, когда HMS Havock осветил Pola прожектором и открыл огонь, добившись двух попаданий, ему не отвечали. Впрочем, не имея торпед, он вскоре отошел, вызвав по радио остальные эсминцы. С началом обстрела многие итальянские моряки стали прыгать в воду, но позже часть из них снова взобралась на борт.

В это время на Zara, по отзывам спасшихся, царили порядок и дисциплина. Хотя корабль еще держался на плаву после обстрела с линкоров и попадания торпеды со HMS Stuart, и адмирал Каттанео, и капитан 1-го ранга Кореи понимали, что спасти его невозможно. Вся артиллерия была выведена из строя, пары еле-еле поддерживались только в трех котлах, водоотливные средства не справлялись с поступлением воды. Перед оставлением корабля примерно 200-250 офицеров и матросов собрались на корме. Прозвучал традиционный клич «Viva il Re!» («Да здравствует король»), после чего Кореи приказал оставить корабль. По распоряжению Каттанео были заложены подрывные заряды, а старший офицер капитан 2-го ранга Витторио Джаннаттазио и младший лейтенант Умберто Гроссо возглавили группы добровольцев, вызвавшихся привести их в действие. После 2 часов ночи появились британские эсминцы. С дистанции менее 100 метров HMS Jervis выпустил 5 торпед, три из них попали. Взметнулся фонтан воды, затем взлетел столб пламени, над кораблем поднялось расширяющееся облако дыма. Zara медленно перевернулась и в 02:40 затонула в точке с координатами 35°20' с.ш. и 20°57' в.д.

По воспоминаниям британских моряков, море было полно шлюпок, спасательных плотиков и плавающих людей. Эсминцы осторожно пробирались среди них, подбирая спасшихся с помощью сетей. Тем не менее многие умерли в воде от переохлаждения; среди них оказались адмирал Каттанео и капитан 1-го ранга Кореи.

Тем временем Pola продолжала раскачиваться на волнах в двух милях восточнее. Приблизившиеся к ней в 01:40 HMS Greyhound и HMS Griffin обнаружили, что башни крейсера развернуты в диаметральной плоскости, флаг поднят, а совершенно деморализованная команда собралась на верхней палубе, причем, по словам англичан, многие итальянские моряки были пьяны[12]. В 03:25 к Pola подошли остальные британские эсминцы. HMS Jervis пришвартовался к борту крейсера и снял 257 моряков, включая командира и старшего офицера, - остальные попрыгали за борт, опасаясь артиллерийского обстрела. По отзывам моряков абордажной партии, на борту царило состояние полного хаоса: офицерские каюты были разграблены матросами, повсюду валялись пустые винные бутылки. Заодно моряки HMS Jervis прихватили парочку итальянских зенитных автоматов. Закончив спасательную операцию, эсминец отошел, после чего HMS Nubian выпустил две торпеды, поставившие последнюю точку в судьбе крейсера. В 04:03 Pola скрылась под водой...

На борту оставшихся кораблей итальянского флота, отходивших в северо-западном направлении царила атмосфера тревожного ожидания, все более усиливавшаяся по мере того, как 1-я дивизия не отвечала на очередные запросы. С них видели лучи прожекторов, вспышки залпов крупнокалиберных орудий и зарево пожаров, затем все прекратилось, небо снова стало темным, но около полуночи был отмечен большой взрыв. В 5 часов утра поступила радиограмма с эсминца Vincenzo Gioberti, извещавшая о том, что он вышел из боя и направляется в Аугусту. Через два часа сообщение аналогичного содержания передал эсминец Alfredo Oriani. Из-за отрывочности сведений, Якино не решился рисковать новыми кораблями для прояснения обстановки и продолжил следовать прежним курсом. После полудня 29 марта эскадра прибыла в Таранто.

Итоги

В сражении при Матапане итальянский флот потерял три лучших тяжелых крейсера и два эскадренных миноносца, а также 2303 человека личного состава погибшими и 1411 пленными. На Zara погибло 30 офицеров и 752 матроса, на Fiume - 33 офицера и 780 матросов, потери Pola составили 328 человек; на Vittorio Alfieri и Giosue Carducci погибло 211 и 169 моряков соответственно. Ночью и утром 29 марта британские эскадренные миноносцы подобрали 1015 человек, прибывшие вечером 29 марта греческие эсминцы спасли еще 110 итальянских моряков, наконец, итальянское госпитальное судно «Градиша», курсировавшее в районе боя с 31 марта по 3 апреля, сумело найти еще 161 уцелевшего.

Контр-адмирал Карло Каттанео, капитаны 1-го ранга Луиджи Кореи и Джорджо Джорджис, капитан 2-го ранга Витторио Джаннаттазио, старший механик Zara инженер-подполковник Доменико Бастиа-ни, младший лейтенант Умберто Гроссо, а также командир 9-го дивизиона эсминцев капитан 1-го ранга Сальваторе Тоскано и старший механик Vittorio Alfieri инженер-капитан Джорджио Модуньо посмертно были удостоены высшей итальянской награды - «Золотой медали за воинскую доблесть» (Medaglia d’Oro al Valor Militare). Имена Кореи, Джорджиса, Джаннаттазио и Тоскано были присвоены новейшим эсминцам серии «Команданти Медалье д'Оро», которые, однако, остались недостроенными. Сами крейсера были исключены из списков флота лишь 18 октября 1946 г.

Поражение в бою у Матапана стало серьезным ударом по моральному духу итальянского флота. «Люди начинали чувствовать техническое превосходство англичан, которое делало бессмысленными нашу отвагу и решительность», - уныло отмечает итальянский автор. Фактически, после него итальянцы уже не пытались оспаривать британское господство на море. Среди множества причин случившейся трагедии можно выделить лишь основные: это отсутствие должного взаимодействия между флотом и авиацией, провал разведки[13] и спровоцированное этим опрометчивое решение Якино послать на помощь поврежденной Pola всю дивизию, а также полная неготовность итальянцев к ночным боям.

Если же оценивать участие в бою самих крейсеров типа Zara, то приходится констатировать, что в сложившихся условиях они не имели ни единого шанса: сколь бы хорошей ни была их защита среди кораблей своего класса, против 15-дюймовых снарядов британских линкоров она была бессильной.

Первая конвойная битва

Начавшаяся весной 1941 г. переброска в Ливию Германского Африканского корпуса потребовала от итальянского флота активизировать действия на коммуникациях. Для сопровождения войсковых конвоев стали привлекаться крупные надводные корабли. Это вылилось в затяжную ожесточенную кампанию, которая длилась до начала 1942 года. В итальянской литературе она проходит под громким названием «Первая битва конвоев».

Для тяжелых крейсеров она началась 24 апреля 1941 г., когда Trieste и Bolzano с эсминцами Carabiniere, Ascari и 7-й дивизией крейсеров были выделены для прикрытия конвоя (немецкие транспорты «Марбург», «Кибфельс», «Рейхенфельс», итальянские «Бирмания», «Риалто»), вышедшего из Неаполя, но из-за плохой погоды вынужденного задержаться в Палермо, Мессиной и Аугусте до 29-30 апреля.

Trento в операции не участвовал. 6 мая он перешел в Специю на ремонт, продолжавшийся до 5 августа.

Trieste, Bolzano и Gorizia в боевом походе, лето 1941 г.

В это время произошли организационные изменения и кадровые перестановки. Поскольку погибшая у Матапана 1-я дивизия была официально расформирована, ее единственный уцелевший корабль был включен в состав 3-й дивизии. Благополучно пережившая гибель систершипов Gorizia закончила ремонт 7 мая и на следующий день с новым командиром - 1 мая им стал капитан 1-го ранга Уго Сальвадори - прибыла в Мессину. Новым командиром Bolzano стал капитан 1-го ранга Франческо Рута, а должность командира 3-й дивизии занял контр-адмирал Бруно Бривонези, в довоенный период командовавший Trento. Наверное, мы не погрешим против истины, если скажем, что везение не было сильной чертой этого офицера, что и подтвердилось в первой же последовавшей операции.

24 мая Gorizia, Trieste и Bolzano сопровождали конвой из трансатлантических лайнеров «Конте Россо», «Марко Поло», «Эсперия» и «Виктория». В 20:45 в 10 милях от мыса Мурро-ди-Порко британская субмарина HMS Upholder (лейтенант-коммандер М. Ванклин) торпедировала «Конте Россо». Из 2729 человек, находившихся на борту судна, спасти удалось только 1432. Остальные суда благополучно достигли Триполи, а крейсера, вернувшиеся в Мессину вечером 25 мая, уже 27-го снова выходили в море для обеспечения их обратного перехода.

В течение следующего месяца имело место еще несколько подобных операций: 8-9 июня Trieste и Bolzano с эсминцами Corazziere, Lanciere и Ascari сопровождали лайнер «Эсперия»; 25 июня Trieste и Gorizia вышли в море для защиты лайнеров «Океания», «Нептуния», «Эсперия» и «Марко Поло», но после налета британской авиации конвой вернулся в Таранто, откуда снова вышел 27 июня, 29-го достиг Триполи, на следующий день вышел обратно и 1 июля прибыл в Таранто (в ходе этой операции, 29 июня Bolzano был безуспешно атакован британской подводной лодкой HMS Urge); 16-20 июля Trieste и Bolzano с эсминцами Corazziere, Carabiniere и Ascari снова обеспечивали переход «Океании», «Нептунии» и «Марко Поло» в Триполи и обратно.

Повреждение Bolzano

Торпедированный Bolzano в Мессине в августе 1941 г.
Торпедированный Bolzano в Мессине в августе 1941 г.
Торпедированный Bolzano в Мессине в августе 1941 г.
Торпедированный Bolzano в Мессине в августе 1941 г.

22 августа англичане начали операцию «Минсмит», целью которой были минная постановка у Ливорно и авианосный удар по промышленным объектам на Сардинии. Из Гибралтара вышли быстроходный минный заградитель HMS Manxman и Соединение «Н». Итальянская разведка сработала четко, и Супермарина отдала приказ на выход в море главных сил итальянского флота (2 линкора, 4 тяжелых крейсера, 19 эсминцев). Попытка перехвата не удалась, к тому же в 06:00 26 августа к северу от Мессинского пролива итальянские корабли обнаружила британская подводная лодка HMS Triumph.

Субмарина выполняла специальное задание (должна была высадить около Палермо диверсионную группу, задачей которой был взрыв виадука), и из-за большого количества различных грузов на борту имелось всего две торпеды, тем не менее командир HMS Triumph лейтенант-коммандер У. Вудс не отказался от атаки. Ему пришлось проявить недюжинную настойчивость, так как мотор «асдика» вышел из строя, а у командирского перископа запотели линзы. В этих условиях Вудс дал двухторпедный залп по замыкающему строй Bolzano и наблюдал один взрыв. После этого субмарина подверглась преследованию итальянских эсминцев, сбросивших на нее значительное число глубинных бомб. Вудс охарактеризовал их контратаку как «ожесточенную, но беспорядочную», однако в результате он был вынужден оставаться под водой до наступления сумерек и не смог доложить об успехе...

Торпеда попала в корму Bolzano, вызвав сильные разрушения корпусных конструкций и полную потерю хода. С большим трудом при помощи двух буксиров крейсер удалось довести до Мессины и поставить на ремонт в местный док. Работы должны были занять минимум три месяца, однако в сентябре, во время налета английских бомбардировщиков, корабль получил попадание бомбы, вызвавшее дополнительные серьезные повреждения и большие потери среди экипажа и рабочих. В итоге было принято решение о переводе Bolzano для дальнейшего ремонта в Геную, на родную верфь «Ансальдо». В строй он вернулся только в июне следующего года...

Августовская конвойная битва — повреждение Bolzano

Bolzano на стоянке, 1942 г.

Несмотря на гибель Trento 15 июня поврежденного торпедой береговых «Бофортов» 217-й эскадрильи, а затем «добитого» подводной лодкой HMS P-35, к июлю 1942 г. 3-я дивизия восстановила свой состав - после ремонта в строй вернулись Trieste и Bolzano (последний - с новым командиром, капитаном 1-го ранга Марио Меццадра). 17 июля находившиеся в Мессине Gorizia и Bolzano посетил наследный принц Умберто.

В начале следующего месяца из перехвата британских радиограмм Супермарина сделала вывод, что противник готовит крупную операцию в Западном Средиземноморье. 10 августа стало известно о выходе из Гибралтара огромного конвоя в составе 62 судов и кораблей охранения. Начиналось одно из самых известных морских сражений Второй мировой войны, известное по британским источникам как операция «Пьедестал», в итальянских же проходящее под названием «Битва середины августа». Перипетии этой драмы хорошо освещены в литературе (в частности, на русском языке издана прекрасная работа Питера Смита «Пьедестал»), поэтому мы ограничимся лишь описанием участия в ней итальянских тяжелых крейсеров...

Командир 3-й дивизии крейсеров контр-адмирал Анджело Парона.

К тому времени топливная проблема стояла перед итальянским флотом настолько остро, что ни о каком участии в контр-операции линейных кораблей не могло быть и речи. Вместо этого был задействован план использования легких сил и крейсеров 3-й и 7-й дивизий. В соответствии с ним, из Кальяри вышли легкие крейсера Eugenio di Savoia и Raimondo Montecuccoli, из Мессины - тяжелые крейсера Gorizia и Bolzano, из Неаполя - легкий крейсер Muzio Attendolo, из Генуи - тяжелый крейсер Trieste. Их сопровождали 11 эскадренных миноносцев. В 19 часов 12 августа корабли соединились в 60 милях севернее о. Устика и направились на юг, чтобы встретить противника в районе о. Пантеллерия, где мощный эскорт, как правило, покидал конвой.

В течение предшествующей ночи и дня подводные лодки, торпедные катера и самолеты стран «Оси» нанесли конвою серьезные потери. Вступление в бой итальянской эскадры, по мнению подавляющего большинства историков, превратилось бы в настоящую катастрофу. Однако, поскольку на Мальте обнаружили большое количество английских самолетов, было необходимо дать эскадре воздушное прикрытие, силы итало-германской истребительной авиации были слишком малы, чтобы одновременно прикрывать и корабли, и собственные бомбардировщики. Вечером 12 августа между штабами различных видов вооруженных сил в Риме разгорелись горячие споры. Окончательное решение принимал лично Муссолини, высказавшийся в пользу авиации. Когда попытки получить прикрытие с воздуха провалились, около полуночи Супермарина приказала крейсерам возвращаться.

Bolzano за несколько минут до торпедирования, 13 августа 1942 г.

Как пишет П. Смит: «Отказ от операции флота не только снял самую страшную угрозу конвою «Пьедестал», но и привел к потере нескольких тысяч тонн драгоценного топлива, которые были израсходованы во время перехода эскадры на большой скорости. Но в дальнейшем возникли еще более тяжелые последствия...»

Схема атаки подводной лодки HMS Р-42.

После отмены операции 7-я дивизия крейсеров взяла курс на Неаполь, а 3-я дивизия и Muzio Attendolo - на Мессину. Маршрут второй группы пролегал между островами Стромболи и Салина, где утром 13 августа находилась британская подводная лодка HMS P-42[14]. В 07:43 ее гидроакустик зафиксировал шумы винтов прямо по курсу, так что командиру субмарины лейтенанту Алистеру Марсу пришлось проявить мастерство, занимая позицию для торпедной атаки. В перископ он заметил четыре крейсера, шедших двумя кильватерными колоннами в окружении эскадренных миноносцев. Один из них прошел настолько близко, что Марс даже успел заметить «неопрятного матроса, который курил трубку, опершись на бомбомет». Сразу после этого лодка быстро развернулась и в 08:05 произвела четырехторпедный залп с временным интервалом по ближайшему крейсеру. Другой крейсер, шедший в дальней колонне, перекрывал его силуэт, что служило Марсу подстраховкой на случай промаха. Дистанция до цели составляла не более 7-8 кабельтовых, и это обеспечило попадание даже несмотря на то, что Марс ошибся в оценке скорости эскадры на семь узлов (он считал, что итальянцы идут 25-узловым ходом)! Через 2 минуты 15 секунд прогремел взрыв, еще через 15 секунд - второй.

Bolzano после попадания торпеды. К крейсеру подходит эсминец Camicia Nera.
Bolzano после попадания торпеды. К крейсеру подходит эсминец Camicia Nera.

Итальянские крейсера двигались 18-узловым ходом. Левую колонну составляли Gorizia и Bolzano, правую - Trieste и Muzio Attendolo; в охранении находилось 8 эскадренных миноносцев. В момент выстрела эсминец Fuciliere обнаружил перископ по левому борту и немедленно поднял тревогу. Немедленный поворот на левый борт позволил Gorizia убрать корму с линии залпа. Торпеды пошли дальше, и одна из них попала в носовую часть шедшего вторым в дальней правой колонне Muzio Attendolo, который начал уклоняться вправо, но осуществлял маневр недостаточно быстро. У него оказался оторванным кусок носовой оконечности длиной 25 м, но несмотря на это, к вечеру корабль сумел своим ходом дойти до Мессины.

Торпедированный Bolzano, севший на грунт у острова Панарея близ Мессины.
Торпедированный Bolzano, севший на грунт у острова Панарея близ Мессины.

Однако за несколько мгновений до этого последняя торпеда чрезвычайно удачного залпа поразила двигавшийся вторым в левой колонне Bolzano, также пытавшийся отвернуть вправо. Его положение сразу оказалось весьма тяжелым. Торпеда разворотила топливную цистерну, залитыми водой оказались шесть отсеков силовой установки. Погиб всего один человек. Хотя опасности гибели корабля от затопления и не существовало, из-за разлившегося топлива возник сильнейший пожар. Огонь начал распространяться по внутренним отсекам и вскоре достиг погребов носовой башни главного калибра. Опасаясь взрыва, капитан 1-го ранга Меццадра приказал затопить погреб и выброситься на мелководье. В 13:30 крейсер с сильным креном на левый борт приткнулся к прибрежной отмели у острова Панарея, где горел до следующего дня.

Контр-адмирал Парона оказался вынужденным разделить свое соединение. Два эсминца он выделил в сопровождение поврежденному Muzio Attendolo. Еще один сопровождал Gorizia и Trieste (прибыли в Мессину в 11:46). Остальные пять остались на месте инцидента - охранять Bolzano и вести поиск подводной лодки. В течение 45 минут они сбросили в район нахождения HMS P-42 105 глубинных бомб, но это не причинило подлодке даже легких повреждений. Однако само их присутствие огородило сидящий на мели крейсер от повторных атак. На лодке слышали непрекращающийся шум их винтов, поэтому Марс считал, что преследование продолжается, и решился всплыть только вечером, когда экипаж уже начал мучаться от кислородного голодания.

Bolzano на ремонте в Специи.

Лишь 15 сентября Bolzano сняли с мели и отбуксировали в Неаполь, а оттуда в Специю, для ремонта, который решено было совместить с перестройкой в авианесущий корабль-быстроходный транспорт. Для переоборудования Bolzano были закуплены некоторые материалы, но работы были приостановлены из-за недостатка рабочих рук и материалов, других приоритетов и частых налетов авиации союзников. До начала перемирия и захвата крейсера немцами переоборудование практически так и не началось.

Конец Gorizia и Bolzano

30 апреля 1943 г. 3 я дивизия крейсеров была расформирована, поскольку оба ее уцелевших корабля - Gorizia и Bolzano - находились в небоеспособном состоянии.

8 сентября 1943 г., когда новое правительство Италии подписало перемирие с западными союзниками, пара тяжелых крейсеров по-прежнему находились в Специи: Bolzano стоял в гавани, а Gorizia - в сухом доке. При этом на первом из них практически не было экипажа, отсутствовал даже формальный командир - по совместительству его обязанности исполнял врид командира Gorizia капитан 2-го ранга Карло Десси.

На следующий день в город вошли германские войска, осуществлявшие операцию «Ось» («Achse») - захват боевых кораблей бывшего союзника по Оси. Поскольку состояние Bolzano было настолько плачевным, что ни о каком ремонте его немцами не могло быть и речи, Десси приказал просто покинуть его во избежание возможного кровопролития. На следующий день безжизненный корабль стал объектом мародерства со стороны немецких солдат и гражданского населения. Впоследствии корпус некогда быстроходного крейсера оставался в порту и использовался в качестве блокшива.

Для предотвращения захвата Gorizia Десси распорядился открыть кингстоны и ворота дока, однако малочисленность находившегося на борту экипажа не позволила осуществить это в полном объеме. Тем не менее вопрос о включении корабля в состав германского флота на Средиземном море даже не поднимался. Его лишь вывели из дока и поставили на якорь в гавани.

Тем не менее, командование союзников было обеспокоено самим фактом нахождения двух тяжелых крейсеров в руках немцев и предприняло возможные меры по их уничтожению. В ночь на 22 июня 1944 г. эсминец Grecale и торпедный катер MS-74 подошли к Специи и выпустили пять человеко-торпед «Чериот», которыми управляли шестеро итальянцев (лейтенант Куджа, мичманы Берлинджери и Де Анджелис, водолазы Цоппис, Джанни и Катторно) и четверо англичан (суб-лейтенант Козер, петти-офицеры Смит, Серли и Лоуренс). Операцией командовал капитан 1-го ранга Форца. Диверсанты проникли в гавань и установили на днище Bolzano подрывные заряды. После их взрыва многострадальный корабль сел на дно. В таком виде он и предстал союзникам, вошедшим в Специю в апреле 1945 г.

6 июля 1944 г. аналогичная операция была проведена против Gorizia, но на этот раз оказалась менее удачной - корабль был сильно поврежден, но остался на плаву и впоследствии использовался немцами в качестве блокшива. В апреле 1945 г. при оставлении Специи германскими войсками корпус крейсера был затоплен у пирса Гарибальди.

27 февраля 1947 г. Gorizia и Bolzano были исключены из списков ВМС Италии. В конце 1940-х гг. их остовы подняли и отбуксировали на разборку.

Примечания

  1. Для сравнения: у типа Trento - 15,5 кг/л.с.; у строившихся примерно в то же время британских легких крейсеров типа Leander - 19,7 кг/л.с.; у японских тяжелых крейсеров типа Takao - 20,5 кг/л.с.
  2. Из состава 12-го дивизиона эсминцев.
  3. Supermanna - аппарат Главного штаба ВМФ. осуществлявший руководство непосредственно боевыми операциями.
  4. Regia Aeronautica - официальное наименование ВВС Италии.
  5. В 1938-1939 гг. в звании контр-адмирала командовал 1-й дивизией крейсеров.
  6. Bolzano впервые вел в бой капитан 1 ранга Франко Мауджери, до этого командовавший легким крейсером Bande Nere.
  7. Мыс Теулада, по близости с которым получило название описываемое сражение, является самой южной точкой острова Сардиния, мыс Спартивенто находится примерно в 10 милях восточнее. Во избежание путаницы, следует отметить, что в Италии есть еще один мыс Спартивенто, расположенный на южной оконечности полуострова Калабрия.
  8. В действительности перестрелка велась на меньших дистанциях, причем за время сражения тяжелые крейсера выпустили 673 снаряда главного калибра, добившись всего двух попаданий!
  9. В английской военно-исторической литературе для широкой публики источник данной информации долгое время замалчивался. Дело в том, что она была получена из расшифровок радиообмена германских военно-воздушных сил, произведенных при помощи системы «Ультра», которая оставалась засекреченной в Великобритании до 1975 года.
  10. Trieste выпустил 132 бронебойных снаряда, Trento - 204 бронебойных и 10 фугасных, Bolzano - 189 снарядов.
  11. Общий расход боезапаса британских линкоров составил: HMS Warspite - 20 381-мм и 24 152-мм снарядов, HMS Valiant - 35 381-мм и 120 114-мм снарядов, HMS Barham - 21 381-мм и 34 152-мм снарядов.
  12. Упоминания о пьяных на борту Pola встречаются в англоязычной литературе с завидным постоянством, тогда как итальянцы об этом ничего не говорят. По всей видимости, мы имеем дело с преувеличением, столь свойственным победителям по отношению к побежденным. Как было сказано выше, немалая часть моряков крейсера попрыгала в воду при первом появлении неприятельских кораблей. Потом они были подняты на борт и для согрева получили по порции граппы (итальянская виноградная водка). Вряд ли подобное заслуживает быть названным «пьянством».
  13. Историки итальянского флота, начиная с М.-А. Брагадина, бросают упреки в адрес военно-воздушных сил, не сумевших обнаружить присутствие британского флота. При этом как-то забывается, что на кораблях Якино имелось около 20 бортовых самолетов — вполне достаточно для ведения разведки в интересах соединения.
  14. В январе 1943 г. субмарина получила название Unbroken, а в 1944 г. была передана по ленд-лизу советскому флоту.

Ссылки

  • navweaps.com
  • www.airwar.ru

Литература

  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперкрейсера Муссолини. Если бы не адмиралы!. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 128 с. — ISBN 978-5-699-50944-7
  • Патянин С.В., Малов А.А. Крейсера типа «Капитани Романи». — Морская кампания. — Москва: ООО «Издательство ВЭРО Пресс», 2010 №4. — 68 с.
  • Малов А.А., Патянин С.В. Крейсера типов «Монтекукколи» и «Аоста». «Пожарная команда» итальянского флота. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2019. — 160 с. — ISBN 978-5-04-100726-3
  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперлинкоры Муссолини. Главные неудачники Второй Мировой.. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2010. — 176 с. — ISBN 978-5-699-39675-7
  • Патянин С.В. Прооклятые линкоры. «Цезарь» ставший «Новороссийском». — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 176 с. — ISBN 978-5-699-46587-7
Категория: