Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
HMS Agamemnon (1906)

HMS Agamemnon (1906)

Перейти к: навигация, поиск

HMS Agamemnon

LNA_Pic_27.jpg
Служба
Великобритания
Великобритания
Исторические данные
15.05.1905 Заложен
23.06.1906 Спущен на воду
07.08.1907 Выход на испытания
25.06.1908 Введен в строй
31.12.1926 Выведен из боевого состава
24.01.1927 Исключен из состава флота
01.03.1927 Сдан на слом
Общие данные
15 358 / 17 820 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
135,18 / 24,23 / 7,62 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
132,59 / м. Длина
(по КВЛ/максимальная)
/ 9,14 м. Осадка
(минимальная/максимальная)
ЭУ
Экипаж
749 чел. Общая численность
Бронирование
305 / 203 мм. Пояс/борт
25-51 мм. Палуба
203 / 203 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
305 мм. Барбеты
305 / 305 / 343 / 76 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
305 мм. Боевая рубка
51-76-102 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Главный калибр

Вспомогательный калибр

Противоминный калибр

Минное вооружение

Однотипные корабли


LNA_Gerb_01.jpg
HMS Agamemnon (рус. «Агамемнон») - один из двух представителей последней и самой сильной серии «стандартных» броненосцев Королевского Военно-Морского флота. Во время Первой Мировой войны находился на Средиземном море, участвовал в Дарданелльской операции. После войны престроен в корабль-цель. Сдан на слом 1927 году.

Проектирование и постройка

Линейный корабль HMS King Edward VII.

На рубеже XIX-XX веков в мировом военном кораблестроении наметились тенденции к серьезным изменениям в вооружении, бронировании и энергетических установках линейных кораблей (броненосцев), являвшихся основой морской мощи. В составе флотов разных стран стали появляться корабли, вооруженные все более мощной среднекалиберной артиллерией.

Филипп Уоттс, директор Управления военного кораблестроения, имевший репутацию специалиста по «втискиванию» мощного вооружения кораблей, строившихся на экспорт, в меньшее водоизмещение, чем это было принято для аналогов Королевского флота, взяв за основу проект строившихся линкоров типа King Edward VII спроектировал корабли типа Lord Nelson.

При водоизмещении, примерно на 250 т большем чем предшественники, новые корабли обладали:

  • более мощными 305-мм и 234-мм орудиями;
  • однородной и значительно более крупнокалиберной средней артиллерией из 10×234-мм орудий, размещенных на верхней палубе, вместо 4×234-мм и 10×152-мм, установленных частично на главной палубе, что обусловило невозможность использования последних в условиях волнения;
  • более многочисленной противоминной артиллерией, имевшей, к тому же, лучшее расположение;
  • более солидным бронированием и улучшенной противоторпедной защитой;
  • на полузла меньшей проектной скоростью, хотя на практике они оказались столь же быстроходными как их непосредственные предшественники;
  • увеличенной дальностью плавания.
Филипп Уоттс, директор Управления военного кораблестроения в 1902-1912 гг.

Помимо вышеперечисленных достоинств, в проекте можно отметить следующие новшества:

  • высоко расположенную навесную палубу, на которой разместили большинство противоминной артиллерии и большую часть корабельных плавсредств. Разумеется, это увеличило «верхний» вес и сыграло свою роль в выборе формы поперечного сечения корпуса, которое в центральной части оказалось близким к прямоугольному. Удобство подобного размещения превысило недостатки. С другой стороны, вместо низкого силуэта, присущего практически всем броненосцам Уайта, силуэт кораблей типа Lord Nelson получился достаточно высоким и, образно выражаясь, угрюмым, однако на это теперь не обращали внимания;
  • треногие мачты;
  • отказ от привычных мостиков.

К недостаткам проекта, которые нельзя было исправить, относились:

  • трудность управления совместной стрельбой близких по калибру орудий;
  • общая «стесненность» внутреннего расположения, проистекавшая от ограничений, наложенных Адмиралтейством в связи с необходимостью обеспечить постановку этих кораблей в доки метрополии.

Линкоры программы 1904-05 гг. строились на частных предприятиях. HMS Agamemnon строился компанией Бирдмора (Messrs. William Beardmore & Co.) в Далмере, на реке Клайд недалеко от Глазго. Собственных мощностей по изготовлению судовых механизмов у нее в то время не было, поэтому свою силовую установку линкор получил от компании «Хоторн Лесли» (Messrs. R. and W. Hawthorn, Leslie & Co.) из Ньюкасла, в соответствие с контрактом №2602, составленным в 1904 г. Компания «Бирдмор» серьезного опыта в деле военного кораблестроения не имела. Лишь в 1900 году она начала возводить дочернюю верфь, которая к моменту окончания строительства стала крупнейшим и наиболее современным судостроительным предприятием в Великобритании. Это обстоятельство, наряду с высокой интенсивностью строительства военного флота в то время и занятостью основных государственных верфей, вероятно, и стало основным мотивом ее выбора в качестве строителя одного из последних британских додредноутов[1].

Корабль Строитель Заводской номер Заложен Спущен на воду Вступил в строй
HMS Agamemnon Beardmore, Далмер 484 15.05.1905 23.06.1906 25.06.1908

Предусмотренный контрактами срок готовности кораблей типа Lord Nelson - 22 августа 1907 г. - не был выдержан. Общеизвестной основной причиной задержки считается желание адмирала Фишера всемерно ускорить строительство HMS Dreadnought, в частности, отданное распоряжение установить на последний башни главного калибра, предназначенные для обоих линкоров типа Lord Nelson. Однако существует мнение, что изготовление 305-мм/45 орудий и башен велось согласно изначально выданным заданиям: сначала - для HMS Dreadnought, и только потом - для HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon, поэтому они достигли готовности только в 1908 г.

Название HMS Agamemnon (персонаж древнегреческой мифологии) носили четыре корабля: 64-пушечный парусный линейный корабль второй половины XVIII века; 91-пушечный винтовой линейный корабль, построенный на Вулвичском арсенале в 1853 г. и списанный в 1870 г.; башенный броненосец типа Ajax (HMS Agamemnon), вступивший в строй в 1883 г. и списанный в 1903 г.; линкор программы 1904-05 г.

Описание конструкции

Проекция «Корпус» теоретического чертежа линкоров типа Lord Nelson.

Корпус

HMS Agamemnon в 1908 г. по состоянию на момент ввода в строй.
Линейный корабль HMS Lord Nelson, 1909 г.

Линкоры типа Lord Nelson имели гладкопалубный корпус с заметно приподнятой носовой частью с мощным таранным форштевнем и крейсерской кормой. Корпус имел слабо выраженную седловатость. Для улучшения поворотливости в корме в подводной части был сделан килевой вырез. Корабли имели три полные палубы: верхнюю, главную и среднюю, а также неполную нижнюю палубу и палубы платформы (в соответствии с британской терминологией). На значительном протяжении корпуса было устроено двойное дно (между шп. 50-131, отсчет которых велся от носа).

Материалом для строительства корпуса в основном служила так называемая мягкая судостроительная сталь. Наиболее ответственные части изготавливались из стали высокого напряжения. Корпус выполнялся клепаным.

На верхней палубе, помимо восьми орудийных башен, имелись носовая и кормовая надстройки, кожухи двух дымовых труб и шахты вентиляции машинных отделений. На верхние части надстроек и кожухов опиралась навесная палуба, которая напоминала таковые у башенных кораблей Рида и Кольза. Имелись носовой и кормовой мостики. Палуба кормового застилалась линолеумом, а носового имела деревянный настил. Ни кожухи, ни над стройки бронирования не имели. Правда, кожухи дымовых труб и шахты вентиляции машинных отделений находились за башнями 9,2-дм орудий, что представляло определенную защиту.

Схема бронирования линкоров типа Lord Nelson.

Бронирование и конструктивная защита

Выбор бронирования для линкоров типа Lord Nelson был предопределен результатами работ, проводимых в 1902 г., и появлением новых типов снарядов. Из этого следовало, что требовалось увеличивать толщину бронирования, а также повышать степень общей защищенности будущих кораблей по сравнению с находившимися в строю. Основные отличия защиты новых кораблей от принятых для типа King Edward VII заключались в следующем:

  • толщина главного пояса доведена до 305 мм вместо 229 в средней части и 102 мм вместо 37 мм в оконечностях;
  • кормовой траверз не опускался ниже средней палубы, поскольку было сочтено, что защиту нижней части кормового барбета обеспечат скосы бронепалубы;
  • толщина главной палубы уменьшена до 37 мм вместо 51, а верхней палубы над цитаделью - до 19 мм вместо 25 мм;
  • защита 234-мм башен увеличена на 25 мм, и вместо невысоких барбетов установлены 152-мм гласисы.

При этом общий вес бронирования всего лишь на 25 т превышал таковой для кораблей типа King Edward VII - добиться этого удалось вследствие общего уменьшения площади бронирования за счет более компактного размещения артиллерии. Важнейшие части удалось защитить более толстой броней и увеличить площадь забронированного борта. Так, диаметр барбетов 305-мм установок кораблей типа Lord Nelson был на 5 футов (1,5 м) меньше, чем у типа King Edward VII и составлял 8,85 м против 10,35 м, и общий вес бронирования барбетов составлял 800 т против 825[2]. Длина цитадели над главным поясом также была уменьшена на 10,7 м - до 57,9 м.

Тем не менее, броневая защита типа Lord Nelson имела два серьезных недостатка:

  • главный пояс в полном грузу уходил под воду;
  • броня на тыльных сторонах барбетов главного калибра ниже верхней палубы имела толщину всего 76 мм. Дело в том, что от снарядов, летящих по настильной траектории, барбеты защищал верхний 203-мм пояс цитадели, однако, тыльные части барбетов были уязвимы для снарядов, выпущенных с больших дистанций и попавших в корабль под большими углами, поскольку в этом случае на их пути находились лишь верхняя, главная и средняя палубы общей толщиной примерно 54 мм.

Надежность конструктивной защиты HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon была повышена по сравнению с линкорами предыдущих типов за счет применения так называемых «сплошных» водонепроницаемых переборок, разделявших основные корабельные отсеки. В них, впервые в Королевском флоте, не имелось водонепроницаемых дверей, а в нижней части - отверстий для трубопроводов. Кроме этого, каждый отсек имел свои автономные системы вентиляции и откачки воды. Основные такие поперечные переборки были установлены на шп. 50, 76, 88, 105 и 131, разделяя носовое, среднее, кормовое котельные и машинное отделения. Последнее, в свою очередь, было разделено продольной переборкой.

305-мм/45 двухорудийная башенная установка B.VIII.

Вооружение

Носовая 305-мм башня и мостик линкора HMS Agamemnon, около 1910 г. Видны крышки орудийных портов 76-мм пушек, дальномер на крыше башни главного калибра, якорные шпили.
305-мм/45 двухорудийная башенная установка B.VIII.
Носовая 234-мм башенная установка левого борта линкора HMS Agamemnon.
HMS Lord Nelson готовится к выходу в море, 1908 г. 305-мм и 234-мм башенные установки с размещенными на их крышах 47-мм пушками. Полки для противоторпедных сетей.
HMS Lord Nelson: кормовая башня главного калибра, кормовая двухорудийная 234-мм установка правого борта, кормовая надстройка с установленными на ней шестью 76-мм противоминными пушками.
Замена расстрелянных стволов 305-мм орудий носовой башни HMS Agamemnon на Мальте, май-июнь 1915 г.
Расчет 12-фунтовой зенитной пушки линкора HMS Agamemnon. Салоники, май 1916 г. Считается, что именно эта зенитка нанесла фатальные повреждения германскому дирижаблю LZ-85.

Главный калибр кораблей типа Lord Nelson состоял из четырех 305-мм/45 казнозарядных орудий Mk.X в установках Mk.VIII.

Орудие состояло из внутренней сталеникелевой трубы, основной трубы (трубы «А»), на которую по всей длине наматывалось несколько слоев стальной проволоки, а с казенной части крепилось затворное кольцо, внешней трубы (трубы «В») и наружного кожуха. Затвор - винтовой, системы Веллина, имевший как гидравлическое, так и ручное запирание. На полигонных испытаниях была достигнута скорострельность 2 выстрела в минуту, но в боевых условиях она, как правило, была вдвое ниже.

Двухорудийная башенная установка Mk.VIII обеспечивала углы вертикального наведения в диапазоне - 5...+13,5°, а горизонтального - в пределах 240°. Приводы башенных механизмов - гидравлические; давление в системе создавали три насоса. Горизонтальное наведение башни обеспечивали два гидромотора, правда, работать они могли лишь порознь. Максимальная скорость горизонтальной наводки - 2 град./с., вертикальной - 3 град./с.

Первоначально по проекту, вспомогательный калибр кораблей типа Lord Nelson состоял из двенадцати 234-мм орудиям в двухорудийных башнях, однако ограничения по ширине позволяли в средних башнях иметь лишь по одному орудию, и в итоге, линкоры получили по десять таких орудий.

9,2-дюймовые казнозарядные орудия Mk.XI с длиной ствола 50 калибров также являлись новыми. Они имели традиционную для британской тяжелой артиллерии конструкцию с внутренней трубой и проволочной намоткой по всей длине.

Башенные 234-мм установки были двух моделей: двухорудийные Mk.VII и одноорудийные Mk.VIII. Обе обеспечивали вертикальные углы наведения -5...+15°. Вертикальное наведение в обеих осуществлялось гидравликой (правда, цилиндр имелся только один), противооткатные устройства были гидравлическими, а накатники - пружинными. Расстояние между осями орудий установки Mk.VII равнялось 2,08 м.

Противоминной артиллерии HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon уделялось серьезное внимание. В окончательном виде число 76-мм/50 (18-центнерных) пушек Mk.I на тумбовом станке P.IV* составило 24. Четырнадцать из них размещалась на навесной палубе на высоте 9 м над ватерлинией, остальные - на носовом и кормовом мостиках и в носовой над стройке.

В окончательном варианте линкоры также несли десять 47-мм/50 пушек (восемь на башнях и две для установки на корабельных плавсредствах).

На кораблях типа Lord Nelson было пять 18-дюймовых (450-мм) подводных торпедных аппаратов: четыре бортовых и кормовой в штевне. Для стрельбы из аппаратов предназначались торпеды Mk.III**, поступившие на вооружение в 1905-1906 гг. В 1909 г. было принято решение о том, что линкоры этого типа должны иметь 10 торпед с подогревом Mk.VI*H или Mk.VI**H. В 1913 г. было одобрено решение заменить их на 10 Mk.VI**H или Mk.VI***H.

К концу 1909 г. на обоих кораблях на средней палубе разместили по два поста передачи установок для стрельбы к орудиям главного и промежуточного калибра - носовой и кормовой. В состав каждого входил так называемый «вычислитель» Mk.II фирмы «Барр и Струд» (Barr and Stroud Mark II transmitter). Исходные данные о дистанции поступали от дальномеров, установленных на марсах обеих мачт.

Башенные установки главного и вспомогательного калибра, а также тумбовые установки противоминного имели собственные прицелы.

Для управления торпедной стрельбой в начале 1914 г. на линкорах имелось по четыре торпедных директора 2006, установленных в боевой рубке. Затем их заменили на модель «А», обеспечивавшую дистанционную установку угла гироскопа торпеды.

Схемы размещения оборудования в котельных отделениях линейного корабля HMS Agamemnon.

Силовая установка

Схемы размещения оборудования в машинных отделениях линейного корабля HMS Agamemnon.

На HMS Agamemnon установили пятнадцать водотрубных котлов Ярроу, которые имели смешанное отопление. Каждый из них оборудовался пятью форсунками для распыления жидкого топлива, которое подавалось под давлением 10,5 атм., что обеспечивало расход 409 кг/ч на котел. Для заброса угля на всех котлах имелось по три дверцы.

Котлы размещались в трех котельных отделениях: носовом, среднем и кормовом. В носовом стояло шесть котлов в три ряда (передние и задние фронтом в нос, средние тыльной стороной вплотную к передним), в среднем - три в один ряд фронтом в нос, в кормовом - шесть в два ряда (передние фронтом в нос и задние в корму). Дымоходы котлов носового отделения выводились в первую трубу, а среднего и кормового - во вторую, которая имела большую ширину.

Угольные ямы размещались вдоль бортов и разделялись на верхние, нижние и внешние. Верхние располагались над средней палубой, а остальные - под ней, причем между нижними и внешними располагались погреба средней артиллерии. Уголь из нижних бункеров в кочегарки забирался через десять герметично закрывавшихся дверей вертикально скользящего типа размерами 1,07×1 м. В кормовом и носовом котельных отделениях их имелось по четыре, в среднем - две. Размещались они ближе к фронтальной стороне котлов, чтобы до минимума свести расстояние, потребное для доставки угля к топкам.

Корабли типа Lord Nelson получили в качестве главных механизмов по две вертикальные четырехцилиндровые паровые машины тройного рас ширения с конденсаторами поверхностного типа, каждая из которых работала на свой винт. Они стали последними в истории Королевского флота линкорами с паровыми машинами. Для HMS Agamemnon - машины изготовила фирма «Хоторн Лесли».

Машины устанавливались рядом в двух машинных отделениях, раз деленных продольной переборкой. Валопроводы обеих машин располагались не параллельно, а под расходящимися от диаметральной плоскости углами и имели небольшой подъем к гребным винтам.

По контракту, машины должны были развивать суммарную мощность 16 750 и.л.с. при 120 об/мин и скорости штоков поршней цилиндров 4,87 м/с, что при давлении пара на входе в ЦВД 17,6 атм. должно было обеспечить кораблям максимальную скорость 18 узлов.

Оба четырехлопастных винта изготавливались из бронзы, имели диаметр 4,572 м и шаг 5,79 м. Площадь ометаемой поверхности составляла 8,36 м². На переднем ходу винты имели вращение к корпусу. Это решение обеспечивало лучшие условия набегания потока воды, способствовало повышению скорости и несколько снижало расход топлива по сравнению с вращением от корпуса, однако существенно ухудшало управляемость кораблей на малых скоростях, за что подвергалось постоянной критике моряков и после этой пары линкоров более не применялось.

В целом, силовая установка HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon считалась очень удачной, а по надежности не уступала паротурбинным установкам первых дредноутов.

Различия в конструкции носового мостика.
Слева - HMS Lord Nelson с закрытой штурманской рубкой, 1909 г.
В центре - HMS Agamemnon, 1909 г. Открытый ходовой мостик.
Справа - HMS Agamemnon с дополнительным мостиком и удлиненной дымовой трубой, 1917 г.

Вспомогательное оборудование

Внешний вид и различия

У HMS Lord Nelson не было трубок аварийного сброса пара на задней части носовой дымовой трубы, которые имелись у HMS Agamemnon; крепления паровых сирен у HMS Lord Nelson располагались на первой трубе, у HMS Agamemnon - на второй, причем ниже. Однако в целом различить эти линкоры между собой было весьма затруднительно, особенно на большом расстоянии.

Испытания

HMS Agamemnon первым был закончен постройкой и представлен к испытаниям. Вот как о них писали в то время авторитетные технические издания: «Marine et Coloniale» за 1907 г.:

« Корабль был представлен на предварительные испытания 7 августа 1907 г. Уже 8 августа он вышел на одночасовые испытания, на которых, в соответствии с программой, механизмы работали на 1/5 мощности. На следующий день, 9-го числа, корабль вновь вышел на одночасовые испытания, но теперь механизмы развили 7/10 мощности.

13 августа были проведены восьмичасовые испытания на полную мощность. Тогда же оценили управляемость корабля под одними машинами и работу рулевого механизма. 14 августа HMS Agamemnon выходил в море для определения диаметра циркуляции.

В тот же день проверили работу якорного устройства при постановке корабля на якорь. После чего, 15-го числа того же месяца, HMS Agamemnon совершил переход в Далмер на Клайде, и фирма-строитель принялась готовить его к основному этапу испытаний. Но перед их началом корабль прошел докование в Глазго».

»
Результаты ходовых испытаний HMS Agamemnon (1907 г.)
Мощность Дата Осадка носом, м Осадка кормой, м Давление в
ЦВД, атм.
Давление в
котлах, атм.
Мощность, и.л.с. Число оборотов в минуту Скорость, уз.
1/5 мощности
7/10 мощности
полная мощность
20 августа
22 августа
26 августа
8,08
8,18
8,09
8,38
8,28
8,38
15,6 15,6
18,9
18,5
3 515
12 070
17 270
77,37
115,93
130,05
11,794
16,865
18,547
HMS Agamemnon во время испытаний, 1908 г. 47-мм пушки стоят на крышах всех башенных установок.

Корабль показал приличную мореходность. Поведение HMS Agamemnon в условиях умеренно плохой погоды было хорошим, хотя иногда он принимал воду на бак, что объясняли обводами носовой части и впервые примененными в Королевском флоте якорными клюзами особой формы. При испытаниях всплыли неизбежные мелкие дефекты: так, отмечалась недостаточная вентиляция душевых для кочегаров; имели место неполадки компасов и механизмов реверсирования главных машин; также было замечено нагревание докрасна носовой трубы во время проведения испытаний на полную мощность. Правда, последнее списали на чрезмерно активное шурование в топках кочегарами.

Из-за значительного «верхнего» веса, обусловленного размещением на верхней палубе восьми бронированных артиллерийских башен, и из за более толстого бронирования метацентрическая высота кораблей типа Lord Nelson оказалась меньше, по сравнению с типом King Edward VII. По той же причине (а также благодаря плоскому днищу с широкими скуловыми килями) качка у них была более плавной, что делало их устойчивыми артиллерийскими платформами, хотя риск опрокидывания был несколько выше.

Модернизации

Линейный корабль HMS Agamemnon, 1915 г.

1909 г. Установлены указатели дистанции на обвесах постов управления огнем на обеих мачтах - первоначально на верхних марсах, но позже также перенесены на нижние. Число 3-фнт пушек уменьшено до двух.

1910-1911 гг. Пост управления огнем на фор-марсе HMS Agamemnon увеличен в размерах для размещения на нем оптического дальномера. Также дальномеры установлены на носовых башнях. На крыше боевой рубки установили 24-дюймовые прожекторы.

1913-1914 гг. Демонтированы оставшиеся 3-фнт пушки, а на навесном мостике установлен дальномер с малой базой.

1914-1915 гг. Демонтирован дальномер с носовой башни. Снято две 76-мм пушки с кормовой надстройки. Добавлены по две 76-мм «противоаэропланных» пушки: одна устанавливалась на кормовой надстройке, а вторая на носовой надстройке по левому борту. Кормовая пара прожекторов на навесной палубе перемещена ближе к носовой. Ниже имевшегося легкого навесного мостика смонтирован еще один. Демонтирована грот-стеньга с брам-стеньгой.

Линейный корабль HMS Agamemnon, 1915 г.
HMS Agamemnon в период Дарданелльской кампании, 1915 г. Корабль несет камуфляжную окраску, с грот-мачты демонтирована стеньга.

В период участия в Дарданелльской операции HMS Agamemnon получил камуфляжную окраску в виде пятен различного цвета, чтобы уменьшить заметность линкора на фоне берега. К тому времени опасность, исходившая от подводных лодок противника, стала вполне реальной и при стоянке на якоре у Галлиполи HMS Agamemnon надлежало быть как можно менее заметным. Однако вскоре стало очевидным, что принятая схема (и другие, подобные ей) оказалась не вполне эффективной. Наблюдения показали, что с расстояния более мили все пятна сливались в одно большое темное пятно серого цвета, которое при небольшом навыке, можно было вполне идентифицировать как корабль.

1916-1917 гг. Снята носовая пара 76-мм пушек с навесной палубы, и две пушки с нижнего яруса носовой над стройки. Перемещены прожекторы: кормовая пара на навесной палубе возвращена на прежнее место; носовая пара с этой палубы и пара с кормовой надстройки перенесены на площадки в нижней части «ног» грот-мачты; пара с носового мостика (надстройки) демонтирована; в 1917 году, на фок мачту вновь установлен 24-дюймовый прожектор. Увеличили высоту дымовых труб и вернули на место грот-стеньги с брам-стеньгами.

1918 г. Носовую 76-мм зенитку перенесли на правый борт надстройки.

Модернизация в радиоуправляемый корабль-цель

14 сентября 1918 г. главнокомандующий Гранд-Флита адмирал Битти уведомил Адмиралтейство, что многим кораблям требуется артиллерийская практика, поскольку они уже долгое время не принимали участия в боях и не имели возможности стрелять из орудий даже по мишеням. Боевой опыт - отмечал он - свидетельствует о том, что ключевым фактором успешного управления артиллерийским огнем является корректировка. Применение на тренировках новой системы стрельбы «сопровождение цели» дало корабельным артиллерийским специалистам превосходную практику во всем, кроме навыков корректирования, которые сложно было выработать даже при практических стрельбах. Далее адмирал писал:

« С момента последнего артиллерийского сражения флота прошло более двух лет. За это время корабли практически не имели серьезных возможностей использовать свою артиллерию, а на службу пришло множество новых специалистов по управлению огнем. По этой причине для управления огнем артиллерии и его сосредоточения сейчас должны быть приняты важные решения, главным образом, для проверки гипотезы, касающейся корректировки стрельбы. Здесь по-прежнему имеются некоторые сомнения в части определения того, что является практичным в условиях реального боя, а что нет. Поэтому считаю крайне важным обеспечить возможность получения управляющим огнем офицерам практических навыков по наблюдению падения своих снарядов при использовании реального корабля-цели.

Для этой цели можно использовать либо лишенный боевой ценности военный корабль, либо поврежденное торговое судно. По такой цели периодически следует проводить боевые стрельбы, результаты которых должны проверять офицеры по управлению огнем стреляющих кораблей.

»
Радиоуправляемый корабль-цель HMS Agamemnon, 1923 г.

Лорды Адмиралтейства выразили согласие со всем, изложенным в письме Битти, и предприняли шаги, направленные на разрешение использовать для заявленной цели один из имевшихся тогда в избытке устаревших боевых кораблей. В начале 1919 г. на артиллерийском полигоне в Шобурнессе были подвергнуты обстрелу бронеплиты толщиной, соответствующей толщине бронепалуб прежних додредноутов. При этом выяснилось, что обстрел корабля-цели с такой защитой 15-дюймовыми снарядами быстро отправит ее на дно. Поэтому решили, что цели достаточно иметь надежную защиту против снарядов 6-дюймового или даже меньшего калибра.

Первоначально в этом качестве предполагалось использовать линкор HMS Hibernia типа King Edward VII, однако когда позже был предложен HMS Agamemnon, все с радостью согласились. Работы по переоборудованию начались 6 декабря 1920 г. и закончились 8 апреля 1921 г.

В ходе перестройки линкора в корабль-цель с него демонтировали массу оборудования, устройств и некоторых частей. В этот список вошли:

  • все 305-мм орудия со станками и гидравлическими устройствами;
  • все 234-мм орудия со станками, гидравлическими устройствами и башнями;
  • все 76-мм пушки со всем относящемся к ним оборудованием;
  • всё торпедное вооружение;
  • кормовая боевая рубка;
  • все комингсы, ненужные люки, лифты, иллюминаторы. Оставшиеся после их демонтажа отверстия были наглухо заделаны;
  • всё оборудование, относящееся к размещению экипажа;
  • всё рефрижераторное оборудование;
  • все вентиляционные грибки, их отверстия заделаны;
  • деррик-краны, шлюпочные выстрелы;
  • все шлюпбалки, угольные лебедки и т.д.
Радиоуправляемый корабль-цель HMS Agamemnon входит в гавань Ла-Валетты, 1921 г.

Существовали опасения, что демонтаж всех башенных орудий может серьезно сказаться на остойчивости. В качестве меры по уменьшению этого воздействия в отсеках ниже главной палубы разместили около 1000 т балласта, а остальные, для повышения плавучести заполнили пробкой. Котлы перевели на отопление исключительно жидким топливом. Полностью заменили электросистему и установили по всему кораблю много численную радиоаппаратуру контроля и управления. Систему радиоуправления спроектировали специалисты из сигнальной школы флота в Портсмуте, а электромеханическую систему - мастерских Чатэма.

Стоимость переоборудования составила 26 874 ф.ст. по трудозатратам, 7 182 ф.ст. - по материалам, плюс 19 692 ф.ст. за доковые работы.

Радиоуправляемый корабль-цель HMS Agamemnon
Состояние «А» водоизмещение 13 320 т
осадка носом 6,38 м, кормой 7,32 м
метацентрическая высота 2,32 м
Состояние «В» водоизмещение 14 185 т
осадка носом 7,07 м, кормой 7,4 м
метацентрическая высота 2,61 м
Состояние «С» водоизмещение 15 830 т (часть отсеков заполнена водой)
осадка ?
метацентрическая высота 2,91 м

Первые испытания нового корабля-цели состоялись 19 марта 1921 г., еще до начала ходовых испытаний. Целью стало выяснение способности новых линкоров противостоять поражению химическими снарядами. Адмиралтейство было совершенно уверено, что в будущей войне кораблям придется прохдить через огромное облако отравляющих веществ, и все, находящиеся в это время не внутри, могут подвергаться риску отравления. К сожалению, никаких записей, относящихся к этим испытаниям, не сохранилось. Можно лишь сообщить, что в тот день стоящий на якоре корабль был окутан плотным облаком иприта для изучения газоне проницаемости внутренних помещений. По результатам осмотра выяснилось, что газ попал в корпус, однако, если бы наружные люки, иллюминаторы и переборки были задраены по боевой тревоге, масштаб химического заражения был бы очень незначителен.

Перестройка была завершена в июле 1921 г. Ходовые испытания, совмещенные с испытанием системы радиоуправления, состоялись во время перехода из Чатэма в Портсмут. Корабль совершил его в радиоуправляемом режиме, которое осуществлялось с борта тральщика HMS Snapdragon (в 1923 г. его заменил эсминец HMS Shikari), хотя на борту, на всякий случай, находился небольшой экипаж.

Оценка проекта

HMS Agamemnon в 1908 г. по состоянию на момент ввода в строй. Отсутствуют брезентовые обвесы ходового и навесного мостиков.

HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon стоят особняком в ряду британских линкоров, тип которых вырабатывался на протяжении предшествующих полутора десятилетий под руководством У. Уайта и Ф. Уоттса. Они были спроектированы в соответствии с новой политикой Адмиралтейства, целью которой было создание линейного корабля, имевшего решительное превосходство над иностранными соперниками.

Хотя идея «all-big-gun» линкора уже витала в воздухе, в отношении их артиллерийского вооружения было принято половинчатое решение, но и при этом они значительно превосходили своих предшественников. Так, вес бортового залпа линкора типа King Edward VII составлял 1980 кг (без учета 227 кг пяти 152-мм орудий), а у кораблей типа Lord Nelson - почти 2500 кг. Разница внушительная!

Корабли получили гораздо более мощное и действенное, чем у предшественников, вертикальное бронирование, к тому же изготовленное из крупповской цементированной стали, которая по сопротивляемости превосходила предыдущие типы брони. Защита кораблей типа Lord Nelson в чем-то имела преимущества даже над первыми британскими дредноутами.

Будучи оснащенными хорошо отработанными и надежными паровыми машинами, на испытаниях оба корабля показали скорость, более чем на полузла превышавшую контрактную.

История службы

Герб HMS Agamemnon.
Cредняя часть линейного корабля HMS Agamemnon, 1908-1909 гг. Башни 234-мм орудий, боевая рубка, места расположения 76-мм пушек и прожекторов на навесной палубе, уложенные вдоль борта противоторпедные сети и их выстрелы. На HMS Agamemnon шлюпочные краны расположены слева от дымовых труб, а на HMS Lord Nelson - справа.
На юте HMS Agamemnon идет прием боезапаса главного калибра. Виден полукруглый рельс, ограничивающий угол снижения башенных орудий.
Команда HMS Agamemnon готовит артиллерийский щит для практических стрельб.
Команда HMS Agamemnon готовит артиллерийский щит для практических стрельб.
Линейный корабль HMS Agamemnon в море, 1909 г. Гребной катер на шлюпбалках у кормовой надстройки вывешен по-походному. Указатель дистанции бочкообразной формы, установленный на обвесе поста управления огнем на верхнем фор-марсе.
HMS Agamemnon в 1910 г. Указатели дистанции перенесены с верхних марсов обеих мачт на нижние. На крыше боевой рубки установлен 24-дюймовый прожектор. Дальномер на крыше носовой башни главного калибра и 3-фунтовая пушка на крыше средней 234-мм установки.
HMS Agamemnon и яхта HMY Marisca, 1908 г.
HMS Lord Nelson вскоре после вступления в строй, 1908 г.
HMS Agamemnon на якорной стоянке у южного побережья Англии в 1909 г. У борта линкора - 50-футовый паровой катер. Хорошо заметен подъем палубы к форштевню.
HMS Agamemnon на якорной стоянке у южного побережья Англии в 1909 г. У борта линкора - 50-футовый паровой катер. Указатели дистанции на верхних марсах и 47-мм пушки на средних 234-мм башнях.
HMS Agamemnon (головной) и HMS Lord Nelson (за кормой систершипа) на морском параде на Спитхэдском рейде в 1909 г.
HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon (на заднем плане) на морском параде на Спитхэдском рейде в 1909 г.
Линейный корабль HMS Agamemnon в 1909 г.
Линейный корабль HMS Agamemnon в 1909-1910 гг. От своего систершипа он отличался отсутствием марок на дымовых трубах и размещением паровых сирен на второй, а не на первой трубе. Увеличенная высоту обвеса носового мостика и дальномеры, установленные в верхнем фор-марсе и на крыше носовой башни.
HMS Agamemnon в 1910 г. Указатели дистанции уже перенесены на нижние марсы, но прожектор на боевой рубке еще не установлен.
HMS Lord Nelson в 1909-1910 гг. Развернутые на борт 234-мм орудия придавали линкору внушительный вид. В отличие от HMS Agamemnon, этот корабль сохранял 47-мм пушки на крышах двухорудийных башен среднего калибра.
HMS Agamemnon в необычном ракурсе, 1910-1911 гг. Над квартердеком растянут тент для защиты от солнца.
Спасенные члены экипажа французского броненосца Bouvet на юте линкора HMS Agamemnon, 18 марта 1915 г.
Спасенные члены экипажа британского HMS Irresistable на юте линкора HMS Agamemnon, 18 марта 1915 г.
HMS Agamemnon в море, 1914-1915 гг. Ниже имевшегося легкого навесного мостика оборудован еще один. Кормовая пара прожекторов на навесной палубе перемещена ближе к носовой.
Линейные корабли HMS Agamemnon и HMS Dominion (типа King Edward VII) на маневрах Королевского флота, 1910-1913 гг.
HMS Agamemnon входит в Гранд-Харбор Мальты, 1910-1913 гг. На крыше носовой башни главного калибра и на навесном мостике установлены дальномеры, на крыше боевой рубки - 24-дюймовый прожектор; сохраняются 47-мм пушки на крышах средних 234-мм башен; прожектор с площадки на фок-мачте демонтирован.
Союзная эскадра выдвигается к Дарданеллам. Концевыми идут два линкора типа HMS Lord Nelson.
HMS Agamemnon ведет огонь из 234-мм орудий по форту Хелес, 4 марта 1915 г.
HMS Agamemnon под огнем турецких батарей, 25 февраля 1915 г.
HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon готовятся открыть огонь по турецким береговым укреплениям. На переднем плане видны развернутые на борт 234-мм башенные установки.
Линкоры HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon на стоянке у о-ва Мудрое, 1915 г.
HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon выдвигаются на обстрел береговых целей в проливе Дарданеллы.
Линейные корабли HMS Agamemnon и HMS Canopus (на заднем плане) на якорной стоянке у Мудроса, 1915 г. На надстройках и башнях «Агги» видны элементы камуфляжной окраски.
Союзная эскадра на якорной стоянке у Мудроса, 1915 г. В центре - линейный корабль HMS Agamemnon.

Первые годы службы новых линкоров отнюдь не изобиловали примечательными событиями. Оба корабля принимали участие в ежегодных маневрах. Подобные мероприятия всегда считались очень важными в любом флоте, и в британском им уделяли серьезное внимание. Поэтому есть смысл кратко рассказать про них, упомянув состав задействованных сил и основные результаты. Сразу надо оговорить, что для стороны, выступавшей в роли «своих», в то время было принято условное обозначение «Красные», для противника - «Синие».

HMS Agamemnon впервые принял участие в маневрах уже в 1908 году. Тогда силы «Красных» состояли из трех эскадр линкоров (15 вымпелов), трех эскадр броненосных крейсеров (13 вымпелов), 25 крейсеров 1-го, 2-го и 3-го классов, 4 скаутов и 2 минзагов. В состав одной из линейных эскадр, являвшей собой странный конгломерат разновозрастных кораблей, входили HMS Agamemnon, новейший линкор HMS Dreadnought и три броненосца типа Majestic: HMS Caesar, HMS Illustrious и HMS Hannibal.

На HMS Dreadnought держал свой флаг командующий «Красными» вице-адмирал Бриджмен. Силы «Синих» составляли три эскадры линкоров (14 вымпелов), две эскадры броненосных крейсеров (10 вымпелов), 4 бронепалубных крейсера и 2 скаута. Командующий «Синими», вице-адмирал Бересфорд, находился на линкоре HMS King Edward VII. Всего же в маневрах участвовал 81 корабль основных классов: 29 линкоров, 23 броненосных крейсеров, 29 крейсеров и 6 скаутов.

Как это было принято по условиям маневров, силы «Красных» были частично разбросаны по базам Восточной Англии; «Синие» базировались в Норвегии и в Северной Ютландии. В ходе маневров Бересфорд сумел собрать свои силы и укрыться в главной базе; Бриджмен также собрал силы, но навязать противнику сражение не сумел и прибыл в свою базу, продолжая наблюдать за неприятелем.

Во время маневров 1909 года в составе главных сил «Красных» числились линейные корабли HMS Dreadnought (флаг командующего силами «Красных» адмирала Мэя), HMS Bellerophon, HMS Superb и HMS Téméraire, линкоры HMS Lord Nelson (флаг контр-адмирала), HMS Agamemnon, HMS Irresistible и HMS Bulwark, а также 8 линкоров типа King Edward VII, 3 новых «больших броненосных крейсера» (позже переклассифицированных в линейные крейсера): HMS Invincible, HMS Inflexible и HMS Indomitable, 12 броненосных крейсеров, 12 крейсеров, 3 скаута, 30 эсминцев, 20 миноносцев и 2 канонерки. Эти корабли базировались на бухту Бентри в южной части Ирландии.

Вторая часть сил «Красных» под командованием вице-адмирала Невилла базировалась на Оркнейские острова и состояла из 8 броненосцев типа Majestic, 8 броненосных и 5 легких крейсеров, 3 скаутов, 1 минзага, переоборудованного из крейсера, 50 эсминцев (включая эсминцы, предназначенные для защиты портов) и 2 канонерок.

Силы «Синих» под командованием вице-адмирала Керзона-Хоу базировались на Обан на северо западном побережье Шотландии и состояли из 11 броненосцев, 8 броненосных и 7 легких крейсеров, 1 скаута, 2 минзагов, 2 канонерок, 27 эсминцев и 12 миноносцев.

«Белые» под командованием контр-адмирала Джеррама находились в Розайте и включали 4 линкора типа Canopus (условно считалось, что их восемь), 2 легких крейсера, 1 скаут и 7 эсминцев.

В произошедших условных боях, ввиду большого численного превосходства, победили «Красные».

Во время маневров 1910 года HMS Agamemnon и HMS Lord Nelson входили в состав эскадры, в которой, кроме них, числились только дредноуты, число коих в Королевском флоте все увеличивалось: HMS Dreadnought (на нем держал флаг командующий силами «Красных» адмирал Мэй), HMS St. Vincent (флаг младшего флагмана), HMS Vanguard, HMS Téméraire, HMS Collingwood, HMS Superb и HMS Bellerophon. Помимо этого соединения, силы «Красных» включали еще две эскадры линкоров додредноутов общим числом 18 вымпелов, три уже упоминавшихся «больших броненосных крейсера»: HMS Indomitable (флагман), HMS Inflexible и HMS Invincible, а также 18 броненосных крейсеров, 14 бронепалубных крейсеров, 4 скаута, 68 эсминцев и миноносцев и 6 подводных лодок. Силы «Синих» под командованием вице-адмирала Поу номинально насчитывали 18 линкоров-додредноутов в трех эскадрах, 7 броненосных и 9 бронепалубных крейсеров, а также 28 эсминцев и миноносцев. Адмирал Мэй сумел навязать бой противнику, который потерял 16 линкоров (из 19 условных).

Пожалуй, наиболее «ярким» эпизодом довоенной карьеры героев нашего повествования является повреждение днища HMS Agamemnon, произошедшее при следующих обстоятельствах. В конце января 1911 г. британский флот собрался вблизи испанских берегов. В то время Испания планировала при ступить к строительству дредноутов, и заход новейших британских кораблей этого класса в ряд приморских промышленных центров этой страны мог бы наглядно показать испанцам, в каком направлении искать содействия в этом вопросе.

После проведения учений и посещения портов Виго и Вильягарсия часть британских кораблей ушла в метрополию, а часть должна была нанести визиты в Ла-Корунью и Ферроль. В Ферроль отправился отряд под командованием адмирала Мэя в составе линкоров HMS Dreadnought (флагманский), HMS Collingwood, HMS St. Vincent, линейного крейсера HMS Inflexible и додредноута HMS Agamemnon в сопровождении ряда малых кораблей.

11 февраля, при входе в гавань, HMS Collingwood и HMS Agamemnon коснулись не обозначенной на карте подводной скалы и повредили себе обшивку днища. К счастью, повреждения оказались не очень серьезными, поскольку уже 15 февраля оба корабля ушли домой.

При проведении маневров 1911 года HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon по прежнему находились в составе сил «Красных» адмирала Бриджмена, но числились уже в составе соединения додредноутов. Правда, его флагманским кораблем был новейший дредноут HMS Hercules; остальными же - 5 линкоров-додредноутов типа King Edward VII. Впервые в маневрах приняла участие эскадра линкоров (8 вымпелов), состоявшая полностью из дредноутов, которая, разумеется, находилась в составе сил «Красных». Под командованием Бриджмена находились также 4 «больших броненосных крейсера» (добавился HMS Indefatigable), которых полуофициально уже именовали линейными крейсерами, 9 броненосных крейсеров и новые легкие крейсера.

«Синими» командовал вице-адмирал принц Баттенберг. В составе его сил числилось 17 линкоров-додредноутов, 12 броненосных и 5 бронепалубных крейсеров. Решительных успехов не удалось добиться ни одной из сторон.

В маневрах 1912 года корабли типа Lord Nelson уже представляли противника и входили в состав сил «Синих», возглавляемых адмиралом принцем Баттенбергом, причем вновь были включены в состав эскадры дредноутов. Силы «Синих» на сей раз значительно превосходи ли силы «Красных»: помимо эскадры, состоявшей из 5 сверхдредноутов, HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon, они включали 22 линкора-додредноута, 2 линейных и 16 броненосных крейсеров. Стоит обратить внимание, что это стало первым случаем, когда в состав сил условного противника включались дредноуты.

Маневры 1913 года официально были засекречены, но известно, что HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon вновь были причислены к силам «Красных», которыми командовал вице-адмирал Джеллико. Они входили в соединение, состоявшее из дредноутов и сверхдредноутов. К слову, родоначальник нового класса, линкор HMS Dreadnought, числился флагманом соединения, состоявшего из додредноутов. Во время маневров «отличился» HMS Agamemnon, которого посчитали «потопленным». В целом же действия Джеллико были признаны более успешными.

В 1914 году маневры не проводились. Вместо них Первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль решил провести пробную мобилизацию. При этом HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon[3] вошли в 6-ю эскадру в Портленде. После завершения мобилизационных мероприятий, в связи с ухудшением международной обстановки, корабли Королевского флота оставались в полной готовности к выполнению соответствующих приказов Адмиралтейства.

Участие в Первой мировой войне

С началом Первой мировой войны, 7 августа 1914 г., HMS Agamemnon был переведен в 5-ю эскадру линкоров Флота Канала, или, как его еще называли, Второго Флота. HMS Lord Nelson стал флагманским кораблем командующего этого флота вице-адмирала Бёрни. Базировался флот в Портленде и в Ширнессе; в состав его главных сил входили 5-я и 6-я эскадры лин коров; в задачи входило обеспечение защиты берегов Английского канала и охрана портов южного побережья Великобритании, а также прикрытие переброски во Францию британского экспедиционного корпуса. Последняя задача была выполнена успешно - ни единой потери среди перевозящих войска транспортов не имелось.

Тем временем на Средиземном море образовался еще один театр боевых действий. С вступлением Турции в войну на стороне Центральных Держав потребовалось, в частности, усилить силы вице-адмирала Саквилла Кардена, блокировавшие Дарданеллы. Дело в том, что союзники были вынуждены держать у пролива два своих линейных крейсера, чтобы иметь гарантированное превосходство над SMS Goeben в случае, если последний попытается выйти в море. Между тем, после обстрелов территории Британии немецкими линейными крейсерами, Адмиралтейство сочло крайне важным как можно скорее вернуть эти крейсера в метрополию, поскольку число имевшихся в составе Гранд-Флита кораблей данного класса признавалось недостаточным. В конце декабря 1914 г. Адмиралтейство получило сведения, что SMS Goeben получил серьезные повреждения при подрыве на двух минах, выставленных русскими кораблями у входа в Босфор, в связи с чем предложило французам взять на себя блокаду Дарданелл, а оба своих линейных крейсера увести в Британию. Однако французы резонно заметили, что пока не будет точно установлена серьезность повреждений SMS Goeben, они не возьмут на себя полную ответственность. Чтобы скомпенсировать ослабление своих сил, в феврале 1915 г. было принято решение направить к Дарданеллам HMS Agamemnon и HMS Lord Nelson - наиболее сильные додредноуты[4]. Причем первый прибыл на замену HMS Indefatigable, который вернулся в метрополию, а второй должен был заменить новейший линкор HMS Queen Elizabeth, который имел повреждения в турбинной установке. Кроме того, Кардену был оставлен HMS Inflexible.

Первым отправиться на Средиземное море предстояло HMS Agamemnon. 9 февраля, после подготовки к переходу, он вышел из Портленда и 19-го числа того же места присоединился к британскому соединению в заливе Мудрос (о. Лемнос). В районе Дарданелл линкор с перерывами находился до января 1916 г.

Дарданелльская операция и действия флота в прилегающих районах подробно описаны в исторической литературе, поэтому ниже будут упомянуты лишь те события, в которых HMS Agamemnon и HMS Lord Nelson принимали непосредственное участие.

После того, как 2 ноября 1914 г. Россия стала считать себя в состоянии войны с Турцией, обстановка у Дарданелл решительно изменилась. Вместо осуществления действий, препятствующих возможному выходу из пролива SMS Goeben и SMS Breslau, Лондон сразу же потребовал провести демонстрацию силы против укреплений на входе в пролив, а заодно проверить, насколько они сильны. Спустя всего один день, еще до официального объявления войны Турции со стороны Великобритании и Франции, состоялся первый обстрел укреплений Кум-Кале и Сед-уль-Бахра отрядом кораблей в составе двух британских линейных крейсеров - HMS Indefatigable и HMS Indomitable - и двух французских броненосцев - Suffren и Verité. После того как силы в этом районе получили значительные подкрепления (прибыл даже самый современный и мощный британский сверхдредноут HMS Queen Elizabeth), была определена дата начала масштабной операции против Дарданелл - 19 февраля. Началась она с обстрела турецких укреплений на входе в пролив эскадрой, в состав которой вошел HMS Agamemnon. Правда, он и HMS Queen Elizabeth вступили в дело несколько позже, чем основные силы Кардена. Закончить разрушение внешних укреплений и батарей планировалось на следующий день, однако непогода задержала выполнение плана до 25 февраля.

В тот день HMS Agamemnon, совместно с HMS Queen Elizabeth и броненосцами HMS Irresistible и Gaulois, стоя на якоре, оказывал поддержку кораблям, стрелявшим на ходу. По британским данным, огонь был открыт в 10:15; турки ответили в 10:17. Мичман Уилкинс счел это сильно действующим на нервы:

« На сей раз мы пришли явно «не на гулянку». За 10 минут мы получили столько неприятностей, что я отдал бы все на свете, чтобы очутиться в Портленде. По боевому расписанию я находился в боевой рубке и имел хороший обзор. Я выяснил, что от момента засекания вспышки от выстрела вражеского орудия до момента, когда снаряд со зловещим хриплым ревом пролетит над нами, в течение 15 секунд состояние было таким, что казалось нервы лопнут от напряжения. В голове непрерывно вертелась одна лишь мысль, что следующий снаряд меня прихлопнет... Мне было приказано вызвать санитаров. И посторонний наблюдатель, который мог бы видеть меня несущимся по палубе в это время, точно принял бы меня за отменного бегуна. Я пришел к заключению, что только те, кто побывал в бою, может знать, что такое паника... а вид даже небольшого количества крови привел меня в такое состояние, что я благодарил Небеса за то, что я не хирург. »

Примерно через 15 минут HMS Agamemnon, чье место находилось в 2,5 милях к WSW от м. Ени-Шер на азиатском берегу, получил попадание снаряда с турецкой береговой батареи, расположенной примерно в 5 милях, в районе м. Хелес.

« Один вражеский снаряд, - продолжает Уилкинс, - попал в деррик-кран и его осколки убили стоявшего на заднем мостике старшину Уортингтона... Грохот наших орудий оглушал нас и поначалу я даже не понял, что произошло попадание. Нам разрешили сняться с якоря. Пошел шпиль, и якорная цепь медленно поползла вверх. Но пока мы поднимали якорь, корабль получил еще четыре попадания. »

Во избежание дальнейших попаданий линкор получил разрешение сняться с якоря, однако в течение последующих 10 минут он был поражен еще семью бронебойными снарядами калибра 240 мм. Большинство из них при попадании не разорвались, но корабль получил пробоину корпуса в двух метрах выше ватерлинии, а его деррик-кран на грот-мачте и пост его управления были повреждены. При этом погибло три члена экипажа и было ранено четыре. HMS Agamemnon вышел из-под обстрела, но продолжил выполнять поставленную задачу. Он помог HMS Queen Elizabeth привести к молчанию форт Хелес, затем осуществлял наблюдение за стрельбой французского линкора Suffren по форту Оркание и донес, что большая часть снарядов легла далеко вправо от цели. После того, как броненосец HMS Albion приблизился к южному берегу на 10 кбт. и начал действовать своей средней артиллерией, чтобы уничтожить уцелевшие вражеские пушки, с Оркание по нему начало стрелять одиночное орудие. HMS Agamemnon и HMS Irresistible немедленно пришли на помощь и совместными усилиями привели форт к молчанию. При стрельбе обнаружилось, что часть из 123 выпущенных HMS Agamemnon 234-мм снарядов разорвалась в воздухе, не долетев до цели.

После окончания обстрела в 16:00 флот удалился от Дарданелл. На следующий день у о. Тенедос на броненосце приступили к исправлению полученных повреждений.

После прибытия HMS Lord Nelson оба корабля часто действовали совместно. В начале марта они прикрывали ряд мелких десантов, высаживаемых на берег с целью уничтожения оставленных турками орудий, и принимали участие в обстреле турецких фортов в глубине пролива. Когда было принято решение высадить на южный и северный берега пролива морскую пехоту для окончательного уничтожения фортов Оркание и Хелес, в силах прикрытия десанта с моря были задействованы оба линкора. HMS Lord Nelson был включен в состав отряда, назначенного прикрывать северную партию, и дол жен был занять позицию у м. Хеллес. HMS Agamemnon из состава отряда прикрытия южной партии, надлежало держаться у Ени-Шера. Находясь там, корабль своим орудийным огнем рассеял скопления вражеских войск недалеко от района высадки. Вот как описываются события 4 марта очевидцем с HMS Agamemnon:

« Мы дали ход в 07:15 и направились ко входу в пролив. Когда мы прибыли в назначенное место, в пролив уже вошли HMS Cornwallis, HMS Irresistible, HMS Majestic, HMS Ocean и несколько эсминцев. Два наших катера отправились, чтобы забрать с одного из эсминцев десантников и высадить их на берег. Мы кружили в указанном районе и вели огонь из 12-фнт пушек по туркам на берегу. Заметив в воде подозрительный предмет, мы обстреляли и потопили его. В 13:00 было произведено три выстрела из башни S2 по батарее, расположенной левее и позади форта №4. В 14:15 был открыт огонь из 12-фнт пушек по скоплению турок на левой окраине деревни. Ух и задали мы им жару! В свой бинокль я видел, как они удирают. Одновременно с этим, мы дали залп по батарее из башни Р2... »

В состав разведывательной группы и авангарда, высаженных на берег у Кум-Кале, вошла подрывная партия моряков с HMS Lord Nelson под командованием лейтенант-коммандера Доджсона. Несмотря на сильный обстрел, десантникам удалось высадиться на берег, но дальнейшее выполнение задачи было задержано сильным огнем противника из стрелкового оружия. Десантникам пришлось бросить пулеметы и снаряжение, а самим искать укрытия. Позже подрывное оборудование сумели вызволить, но пулеметы по-прежнему оставались на берегу, и чтобы достать их, были вызваны добровольцы. Такие нашлись на HMS Agamemnon. Несмотря на сильный огонь противника, гребцы его катера сумели пристать к берегу. Затем четыре человека ползком добрались до пулеметов и оттащили их в безопасное место, после чего все добровольцы без потерь вернулись на линкор.

На помощь десантникам вновь пришла корабельная артиллерия, однако, немного продвинувшись вперед, они вновь столкнулись с упорным сопротивлением турок, попытавшихся отрезать британцев от берега. Подрывная партия сделала еще одну попытку продвинуться вперед, но потерпела неудачу. Пришлось эвакуировать десант на корабли. В этом несчастливом деле погибли два моряка с HMS Lord Nelson.

На следующий день HMS Agamemnon был выделен для наблюдения за входом в пролив при проведении линкором HMS Queen Elizabeth, находившемся у Габа-Тепе, пробной перекидной стрельбы по турецким укреплениям. Затем его место занял HMS Lord Nelson, а HMS Agamemnon вступил в охранение HMS Queen Elizabeth. Результатом стало осознание, что ведение точного огня на большие расстояния по невидимой цели при существующих средствах корректировки невозможно. Требовалась корректировка с воздуха, причем использование для этого гидросамолетов было сочтено рискованным из за их малой скорости и потолка.

Адмирал Карден попытался реализовать еще один план, разработанный совместно с французским адмиралом Гепраттом, имевшим разведданные о месторасположении некоторых турецких гаубичных батарей. На сей раз планировалось атаковать узость силами двух линкоров типа HMS Lord Nelson под прикрытием французских броненосцев. Британские корабли должны были довершить разрушение форта Румели, а затем атаковать сильный форт Гамидие I, который до того ни разу не подвергался обстрелу. Французам надлежало подавлять турецкие гаубичные батареи, если те откроют огонь.

7 марта первыми в пролив пошли французы. HMS Agamemnon и HMS Lord Nelson последовали за ними и в 12:30 с дистанции 70 кбт. открыли огонь из носовых орудий по форту Румели в Чанакской узости. Пройдя одну милю, шедший головным HMS Agamemnon повернул и повел огонь всем бортом. Форты не отвечали, однако вскоре HMS Agamemnon получил попадание в борт 6-дюймовым снарядом с неустановленной батареи. Еще хуже стало после поворота, когда двигавшиеся поперек пролива корабли подверглись ураганному обстрелу с фортов Эренкёй, Мессудие, Кефец и полевых батарей, укрытых в складках местности. Французские броненосцы немедленно открыли энергичный огонь по местам расположения последних.

В 12:45, когда HMS Agamemnon находился посредине пролива, начал стрелять форт Румели, а через 5 минут заговори ли орудия форта Гамидие I. Линкор отвечал из своих 305-мм и 234-мм орудий, проходя среди окружавших их всплесков от падения многочисленных вражеских снарядов. Форты дважды добивались накрытия британских кораблей, и те увеличили ход до 14 узлов, чтобы избежать попаданий. По мере приближения броненосцев к азиатскому берегу огонь турок стал стихать, но когда после разворота корабли вновь оказались посредине пролива, обстрел возобновился с новой силой. В 13:00 последовало еще одно попадание в HMS Agamemnon. На сей раз 14-дюймовый снаряд попал в палубу в кормовой части, пробил ее и разрушил офицерскую кают компанию. Взрыв был настолько сильным, что куски палубных конструкций подбросило на высоту 30 метров. Корабль остался на курсе, хотя маневрировать стало затруднительно.

Тем временем французам никак не удавалось подавить подвижные вражеские батареи, и стрельба последних доставила британцам много неприятностей. Поскольку корабли не покидали назначенного им района, то получили по несколько попаданий. В общей сложности, HMS Agamemnon был поражен восемью крупными снарядами, а HMS Lord Nelson- семью. На последнем один из них вызвал пробоину ниже ватерлинии, в результате были затоплены две угольные ямы. Осколки другого про никли в боевую рубку и ранили в голову командира, кэптена Макклинтока, и двух членов экипажа. Жизненно важные системы не пострадали, но надстройки обоих линкоров получили повреждения от осколков, ряд снастей был перебит.

К 15:00 Румели и Гамидие I уже в течение 20 минут не вели огня, и командир HMS Agamemnon кэптен Файлер, следуя инструкциям, попросил у Гепратта разрешения на отход. К тому времени линкор произвел 8 выстрелов из 305-мм и 145 из 234-мм орудий. Но испытания на этом не закончились. При отходе HMS Agamemnon наткнулся на небольшую мину, по видимому, сорванную с турецкого противолодочного заграждения. К счастью, обошлось без серьезных повреждений, и оба линкора благополучно прибыли к о. Тенедос.

Вот как был описан тот день очевидцем на борту HMS Lord Nelson:

« Мы начали движение к Дарданеллам в 09:00. Нам было приказано обстрелять форты №13 и №19 в районе Чанака. Головной «Агги»[5] вошел в пролив в 10:00, и мы следовали за ним в 6 кабельтовых. «Агги» открыл огонь по форту №19. Мы же с первого залпа носовой башни добились накрытия... Мы сами тоже находились под обстрелом. Получив попадание, «Агги» был вынужден отойти на полчаса. Тут я подумал, что находиться под обстрелом не так страшно, как мне казалось прежде. Вокруг нас продолжали падать снаряды. Мы получили несколько попаданий. Одно пришлось между башнями Р1 и Р2. Еще одно - на 12 футов (3,6 м) ниже ватерлинии. Вода затопила два угольных бункера. Однако замечено это было лишь когда корабль стал крениться после того, как мы встали на якорь. Водолазы осмотрели повреждения и доложили, что они были не настолько серьезными, чтобы становиться в док. »

На следующий день HMS Lord Nelson ушел в залив Мудрос для заделки пробоины.

Операция по проникновению вглубь пролива продолжалась. 11 марта шестью траулерами была произведена попытка вытралить минные заграждения у Кефеза. Турки подвергли их орудийному обстрелу, и один из траулеров был поврежден 150-мм снарядом. Ремонт провели специалисты с HMS Agamemnon.

18 марта была проведена завершающая атака с моря - в ней принимали участие 14 британских и 4 французских линейных корабля. HMS Agamemnon и HMS Lord Nelson входили в состав 1-й дивизии линии «А». Компанию им составляли флагманский линкор HMS Queen Elizabeth и линейный крейсер HMS Inflexible.

Линия «А» вступила в бой примерно в 11:30. HMS Agamemnon вел огонь по Румели, а HMS Lord Nelson - по форту Намазие. Орудия фортов молчали, но корабли вновь попали под огонь турецких батарей, укрытых в складках местности. Недооценивать ее не было никаких оснований. В 12:45 артиллеристы 150-мм гаубичной батареи добились накрытия. За последующие 25 минут HMS Agamemnon был поражен двенадцатью снарядами. Пять попаданий пришлись в бронированные части, не нанеся вреда. Семь оставшихся снарядов попали в небронированные части и причинили значительные повреждения надстройкам. Особую неприятность принес снаряд, угодивший в кормовую 234-мм башню левого борта. Его осколок повредил ствол одного 305-мм орудия кормовой башни, которое некоторое время не могло стрелять. Кроме того, были повреждены шпиль, навесная палуба и две 76-мм пушки. Чтобы сбить противнику наводку, HMS Agamemnon был вынужден описать полную циркуляцию и вновь занять свое место, продолжая выполнять задачу.

За сухими фразами, описывающими поведение кораблей в бою и получение ими повреждений, невозможно понять, что чувствовали в то время члены их экипажей. Предоставим слово тем, кому довелось принимать участие в боях. Вот что по этому поводу написал мичман Уильямс с HMS Agamemnon:

« Мы были обстреляны из невидимых нами гаубиц. Чертовски неприятно иметь с ними дело, так как они ведут огонь, укрытые складками местности, и единственное, что напоминает об их присутствии, так это подарки в виде падающих повсюду снарядов. Нельзя даже определить направление, откуда они прилетают. И нет возможности ответить. Когда их засекают с аэропланов, они тут же меняют позиции. К счастью, их калибр не очень большой. Но их снаряды падают под большими углами и могут попасть в палубу корабля или в верхние части корпуса. А бронирование там не очень хорошее. »

По мере продолжения операции выяснилось, что береговые батареи являются не единственной угрозой атакующему флоту. В 14 часов французский броненосец Bouvet подорвался на мине и стал быстро тонуть. У большинства экипажа было мало шансов на спасение. С кораблем погибли его командир и 638 человек. Лишь небольшое число уцелевших было спасено британцами. Катер с HMS Prince George поднял из воды примерно 40 человек, которым-посчастливилось выжить. Коммандер Дж. Мор с HMS Lord Nelson воочию наблюдал это событие:

« После того, как корабль скрылся под водой, на поверхности остались немногие уцелевшие, которых можно было видеть с наших марсов. Успели также заметить, как один человек бежал по орудийному стволу и спрыгнул с него в море. Наш катер подобрал семерых человек и заодно утопил мину, которая была на достаточно близком расстоянии. Турки прекратили огонь, и какое то время шлюпки без помех поднимали людей из воды. Однако вскоре турки начали обстреливать их шрапнелью. »

Вслед за Bouvet на минах подорвались и затонули британские броненосцы HMS Irresistible и HMS Ocean, после чего нервы у адмирала де Робека не выдержали, и он приказал отходить. HMS Agamemnon и HMS Lord Nelson прикрывали спасательную операцию. Мичман Бэнкс с HMS Agamemnon вспоминал:

« Мы, разумеется, продолжали обстреливать форты №13 и №17. Мы израсходовали 58 снарядов 12-дюймового калибра и 158 лиддитовых и фугасных снарядов калибра 9,2 дюйма. На форту №17 взорвался погреб... «Агги» получил огромную пробоину в трубе, у нее чуть не срезало половину. На палубе надстройки начался пожар. Бой длился 9 часов и был достаточно долгим. Мы едва не налетели на мину. Ее пронесло всего в 10 ярдах от нашего форштевня. »

Как известно, атака 18 марта стала последней попыткой флота форсировать Дарданеллы. В дальнейшем его задачей стало обеспечение высадки на Галлиполийский полуостров десанта, который должен был захватить турецкие укрепления с тыла и, тем самым, облегчить флоту прорыв в Мраморное море и далее к Константинополю. Десант намечалось высаживать одновременно в нескольких пунктах побережья, главным из которых был южный участок Галлиполийского полуострова. Для высадки десанта и обеспечения его безопасности и поддержки были привлечены до 200 транспортов, 16 британских линкоров и 9 крейсеров, 2 французских линкора и 3 крейсера, русский крейсер «Аскольд», а также многочисленные малые боевые корабли и подводные лодки.

На сей раз герои нашего повествования оказались в разных соединениях. HMS Lord Nelson числился в 1-й эскадре и должен был, совместно с HMS Cornwallis и HMS Vengeance, осуществлять артиллерийскую поддержку высадки демонстрационного десанта в пункте «S» (бухта Морто). HMS Agamemnon возглавил 5-ю эскадру, имея задачу прикрывать входившие в ее состав флотилии эсминцев и траулеров, предназначенных для осуществления тральных работ и постановки сетей в самом проливе.

Рано утром 25 апреля, заняв отведенные позиции, HMS Lord Nelson и HMS Vengeance открыли огонь по берегу. Мичман Уилкинс наблюдал за стрельбой с HMS Agamemnon. Вот как он описал свои впечатления:

« Вскоре грохот орудий стал ужасным. Контраст со стоявшей совсем недавно тишиной был поразительным. В этом всеобщем грохоте выстрелов и завывании снарядов уже невозможно было различить выстрелы отдельных орудий и даже кораблей. Все походило на стрельбу сотни огромных пулеметов. Обстрелу был подвергнут Сед-уль-Бахр и вся прилегающая к нему местность. Вспышки разрывов и горящие дома отбрасывали багровые отсветы. Высоко в воздух взлетали обломки домов, проволочные заграждения, земля. От города ничего не осталось, и казалось, что в этом аду никому не удастся уцелеть. И над всем этим вставало пылающее багряное солнце. »

Правда, по свидетельству командира батальона 26-го турецкого полка, обстрел не был столь ужасным для турецких войск. По его словам, «участок был довольно мал для той массы снарядов, которые обрушили на него корабли. Многие снаряды рвались буквально рядом, а шрапнельные разрывались один за другим. Из-за черно-багрового и зеленоватого дыма берег был практически невидимым. Две 37-мм пушки были разбиты, и некоторые траншеи стали не укрытиями, а могилами для солдат, которые в них находились». Иными словами, понесенные турками потери отнюдь не были значительными. Большинство выпущенных с кораблей снарядов из за настильной траектории просто перелетали турецкие позиции. Тем не менее, определенный эффект обстрелы производили.

Тем временем SMS Goeben и турецкий броненосец Turgut Reis, находясь в глубине пролива, подвергли обстрелу транспорты с десантниками. Обнаруженные, в свою очередь, с привязных аэростатов британских кораблей, они были обстреляны (главную роль в этом деле сыграла артиллерия HMS Queen Elizabeth) и поспешили укрыться под берегом.

После прояснения обстановки выяснилось, что положение десантников на участках «S» и «Y» внушает опасения, поскольку ночью турки могли бы их сбросить в море. Единственно возможной мерой могла быть только надежная поддержка их корабельной артиллерией. Поэтому в этих районах на ночь стали на якорь четыре британских линкора. HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon заняли позиции у берега напротив участка «Y», но утром первый вновь ушел в бухту Морто.

HMS Agamemnon в период с 28 по 30 апреля, действуя против полевых батарей, получил два попадания. 1 мая он поддерживал огнем сухопутные части при отражении турецкой ночной контратаки. На берегу был заранее оборудован корректировочный пост, однако результативной стрельбу линкора назвать нельзя. 2 мая HMS Agamemnon был придан французскому отряду, обстреливавшему азиатский берег пролива, в составе которого должен был заменить линкор HMS Goliath, нуждавшийся в пополнении запасов угля, и французский броненосный крейсер Latouche-Treville, который расстрелял свой боезапас.

Интенсивная работа артиллерии и многочисленные повреждения от вражеских снарядов вызвали необходимость проведения на HMS Agamemnon ремонтных работ. Поэтому в мае его отправили на Мальту, где корабль находился по июнь. Мичман Денхэм в своих воспоминаниях представил достаточно полную статистику попаданий в HMS Agamemnon, с которой имеет смысл ознакомиться:

« 25 февраля 1915 г., при участии в атаке на береговые укрепления на входе в Дарданеллы, линкор был поражен 7 снарядами, еще примерно 56 упали в воду поблизости. Обстрел, предполагается, велся с форта №1. Снаряды были схожи с британскими типа Палиссера.

1. Попадание в стрелу деррик-крана грот-мачты после попадания в дымовую трубу. Девять пострадавших.

2. Попадание в полубак при снятии с якоря. Несколько пострадавших.

3. Попадание в башню S2. Снаряд рикошетировал и затем разорвался. Осколками пробило верхнюю палубу, повредило электропроводку и водяную систему.

4. Попадание в носовую дымовую трубу. Снаряд разорвался при ударе о лебедку и взрывной волной разбросало кордитные заряды для 12-фнт пушек.

5. Снаряд задел брам-стеньгу.

6. Снаряд пробил бортовую обшивку на 4 фута выше бронепояса, затем пробил еще две тонкие переборки и раскололся при ударе о 2-дюймовую бронепалубу вызвав небольшой пожар в отсеке гидравлических механизмов. Пожар вскоре потушили[6].

7. Попадание в 8-дюймовый пояс. Без повреждений.

7 марта 1915 г. при обстреле береговых укреплений линкор вновь получил несколько попаданий. Часть снарядов попала в броневой пояс. Никаких повреждений они не нанесли. Три попали в небронированные части и сделали в них большие пробоины. Снаряды, по-видимому, были фугасными калибра примерно 150 мм.

18 марта HMS Agamemnon был поражен 11 вражескими фугасными снарядами среднего калибра, выпущенными из гаубиц. Пять из них попали в забронированные участки корпуса, шесть - в небронированные. Один из них попал в кормовую 9,2-дюймовую башню правого борта. Один из его осколков повредил внутреннюю трубу левого 12-дюймового орудия кормовой башни. Другие снаряды разбили шпиль, сильно повредили носовую часть навесной палубы, кормовую дымовую трубу и две 12-фнт пушки.

В этих трех боях HMS Agamemnon получил 26 попаданий преимущественно снарядами среднего калибра 150 или 210 мм, а также калибра 240 мм. Вероятно, они были изготовлены из закаленного чугуна.

»

HMS Agamemnon после возвращения с Мальты также возобновил участие в боях. Наиболее примечательным событием стало его участие в операции по нарушению коммуникации между Галлиполийским полуостровом и Болгарским фронтом: 2 декабря, совместно с крейсером HMS Endymion и монитором HMS M-33, он разрушил центральные пролеты моста у Кайяка.

В январе 1916 г., после эвакуации Галлиполи, для HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon наступила новая фаза участия в войне. Они вошли в состав британских морских сил в Восточном Средиземноморье, где оставались до августа 1917 г., причем HMS Lord Nelson вновь стал флагманским кораблем. Эти силы были разбросаны по различным базам Эгейского моря. В их задачи входили наблюдение за выходом из Проливов и обеспечение безопасности оккупированных британцами греческих островов. В целом же данный театр боевых действий превратился во второстепенный, и союзники увели оттуда большую часть своих кораблей. В марте-апреле 1916 г. оба линкора участвовали в операции в Салониках. Здесь 5 мая HMS Agamemnon огнем 12-фнт зенитки повредил германский дирижабль LZ-85, вынудив его совершить аварийную посадку.

С августа 1917 г британские морские силы в Восточном Средиземноморье, которыми командовал контр-адмирал Фримантл, стали называться британскими морскими силами в Эгейском море. HMS Agamemnon числился в их составе до февраля, а HMS Lord Nelson - до мая 1919 г.

Одной из основных задач данного соединения по-прежнему оставалось недопущение выхода SMS Goeben из Проливов. Между Галлиполийским полуостровом и Имбросом были выставлены минные заграждения, на островах Тенедос и Мавро - созданы наблюдательные посты, от четырех до шести эсминцев наблюдали за выходом из Дарданелл, а с базы гидроавиации на Имбросе ежедневные разведывательные полеты совершали гидросамолеты. HMS Lord Nelson, HMS Agamemnon, крейсер HMS Lowestoft, мониторы HMS Raglan и HMS М-28, восемь эсминцев и нескольких мелких кораблей, а также французский броненосец République базировались на Мудрос, периодически уходя в Салоники (большую часть времени там проводил HMS Lord Nelson). Оба британских линкора находились в часовой готовности к выходу в море. Время шло, SMS Goeben все не было, и бдительность союзников стала ослабевать. По словам одного из участника патруля у Дарданелл, «вероятность выхода SMS Goeben стали считать меньшей, чем нового генерального сражения Гранд-Флита с Флотом открытого моря».

12 января 1918 г. Фримантла сменил контр-адмирал Хейз-Сэдлер (бывший командир HMS Agamemnon). 16 января он должен был прибыть в Салоники и избрал для похода HMS Lord Nelson, хотя гораздо разумней было бы отправиться туда на каком нибудь эсминце или даже штабной яхте. Французский линкор из состава блокирующих сил находился в это время в доке, поэтому в базе остался только HMS Agamemnon. Новый командующий исходил из пред положения, что если немцы задумают выход, то для начала должны будут протралить проходы в минных заграждениях. Поскольку на это требовалось время, он был уверен, что успеет сосредоточить достаточно сил. Но всё пошло не так.

SMS Goeben и SMS Breslau совершили свой знаменитый рейд именно в отсутствие HMS Lord Nelson. Рано утром, без предварительного траления, они незамеченными вышли из пролива. При этом немцы полагались на обнаруженную ими на одном из потерпевших крушение британских пароходов карту с указанием расположения минных полей, которые они приняли за союзные. Но спустя короткое время SMS Goeben подорвался левым бортом на мине. Повреждения оказались незначительными, операцию решено было продолжить. Когда корабли шли вдоль восточного берега острова Имброс на север, их заметили с эсминца HMS Lizard. Так как немцы глушили радиопередачу эсминца, ему лишь спустя несколько минут удалось установить визуальный контакт с HMS Raglan и передать прожектором условный сигнал о появлении немцев.

Через 25 минут после первого контакта с немецкими кораблями сведения о них были получены на HMS Agamemnon. Тот радировал об этом HMS Lord Nelson, который получил радио спустя еще четверть часа. Хейз-Сэдлер немедленно вышел из Салоник, одновременно приказав HMS Agamemnon, легкому крейсеру HMS Foresight и двум эсминцам следовать в точку встречи в 10 милях южнее мыса Палиури. К месту возможного сражения поспешила пара других британских крейсеров. Однако вскоре HMS Agamemnon и крейсера получили приказ возвращаться. SMS Goeben удалось уйти, и встреча, к которой британцы готовились несколько месяцев, не состоялась.

Как известно, безнаказанным для немцев поход не остался: SMS Breslau погиб, а SMS Goeben подорвался на нескольких минах. Когда выяснилась серьезность его повреждений, англичане вздохнули спокойнее и сочли возможным поочередно отправить линкоры на Мальту для ремонта. Лишь к 21 октября оба корабля вновь собрались у острова Лемнос. К тому времени дни войны были уже сочтены. 30 октября 1918 г. на борту линкора HMS Agamemnon, стоявшего на якоре в заливе Мудрос, командующий британскими морскими силами на Средиземном море вице-адмирал Гоф-Калторп «действуя от имени британского правительства и остальных союзников», подписал условия перемирия с оттоманским правительством.

Послевоенная карьера

Военные действия были прекращены в полдень 31 октября. На следующий день несколько дюжин тральщиков, траулеров и дрифтеров приступили к тралению турецких и своих минных заграждений. При выполнении этой опасной операции погиб не один корабль. Утром 7 ноября в Чанаке на борт турецкого миноносца Basra поднялся представитель союзников подполковник Мерфи. Он прибыл в Константинополь и сошел на берег на пристани у Галатского моста. Его задача заключалась в подготовке возвращения британских военнопленных на родину, демобилизации турецкой армии и предприятии иных шагов, необходимых для выполнения условий перемирия.

К 10 ноября пролив был, в основном, протрален, и стало возможным высадить предназначенную для занятия фортов 28-ю британскую дивизию из состава сил в Салониках. 12 ноября внушительная союзная флотилия, возглавляемая британскими линкорами HMS Superb, HMS Téméraire, HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon с пятью крейсерами и 18 эсминцами во главе проследовала через Дарданеллы. За ними, с интервалами в 15 минут, двинулись французские (5 линкоров, 2 броненосных крейсера, 6 эсминцев), итальянские (2 линкора, 1 крейсер, 3 эсминца) и греческие (1 броненосный крейсер, 3 эсминца) корабли. При прохождении кораблей занявшие форты британские и индийские солдаты встреча ли их в парадном строю. Мраморное море корабли союзников пересекли ночью и прибыли в Константинополь 13 ноября в 08:00 по местному времени. На следующий день рано утром длинная колонна кораблей обогнула Сераль и в полном молчании двинулась к Босфору. Каждый флот двигался к месту своей якорной стоянки.

Правда, большая часть британских сил вскоре ушла в Измид, который стал их базой.

Ряд кораблей, в составе которых оказался HMS Agamemnon, проследовал в Черное море и в 10:00 26 ноября прибыл в Севастополь. 12 декабря вице-адмирал Гоф-Калторп издал любопытный документ, гласящий, что, в соответствии с п.29 условий перемирия, на корабли русского Черноморского флота должны перейти экипажи союзников. В частности, для линкора «Воля» экипаж набирался с HMS Agamemnon.

Прибыв на русские корабли, британцы, по их собственным словам, нашли их в сильном беспорядке и неряшливом виде, часть оборудования находилась в неисправном состоянии, а часть отсутствовала. Тем не менее, их удалось подготовить к переходу. Пройдя некое подобие ходовых испытаний, 12 декабря «Воля», эсминцы «Дерзкий», «Счастливый» и две бывшие немецкие подводные лодки, в сопровождении британского военного корабля Adamant, своим ходом вышли из Севастополя в Измид. Их увод вызвал сильный протест среди русских морских офицеров и местного населения, однако контр-адмирал Сеймур заявил, что эти корабли достались немцам и, управляемые ими, предназначались для борьбы с союзниками, поэтому он рассматривает их как трофеи. Приняв командование британскими морскими силами в Мраморном, Черном, Азовском и Каспийском морях, 3 января 1919 г. Сеймур на борту HMS Lord Nelson вышел из Константинополя и обошел Галлиполи, Чанак и Измид. 7-го числа он вернулся в Константинополь, но долго он там не задержался и уже 11-го, пополнив запасы, вышел на HMS Lord Nelson в Батум, куда прибыл 14 января. 19-го линкор покинул Батум и на следующий день пришел в Новороссийск. 21 января Сеймур на поезде съездил в Екатеринодар, вернувшись вечером того же дня. 22-го HMS Lord Nelson с командующим на борту ушел в Батум, а во второй половине дня 25-го вышел в Константинополь.

HMS Agamemnon в феврале 1919 г., после возвращения из Черного моря, был отозван с театра, на котором он провел без малого пять лет, и ушел в метрополию, где в дальнейшем его ожидала внезапная перемена статуса.

Служба в качестве радиоуправляемого корабля-цели

С 6 декабря 1920 г. по 8 апреля 1921 г. на верфи в Чатеме HMS Agamemnon перестроен в радиоуправляемый корабль-цель.

21 сентября 1921 г., в день вступления в строй в качестве корабля цели, HMS Agamemnon подвергли обстрелам с воздуха, чтобы определить степень воздействия пулеметов. При этом атакующие заведомо находились в преимущественном положении, ведь по ним никто не стрелял. Тем не менее, по результатам испытаний пришли к выводу, что эскадрилья современных самолетов может причинить беспокойство кораблю, а находящийся наверху члены экипажа подвергаются серьезной опасности. Вертикальное бронирование толщиной 4,75 мм было пробито, горизонтальное толщиной 1,6 мм - покорежено, а местами пробито, правда, пули при этом теряли свою убойную силу. Поэтому было решено в будущем персонал, находящийся на мостике, размещать в местах, защищенных, по меньшей мере, 6,35-мм бронированием.

Затем радиоуправляемый корабль-цель подвергли целому ряду испытательных обстрелов 152-мм, 140-мм и 102-мм снарядами с дистанций от 55 до 70 кбт. Осмотревший корабль после испытаний конструктор Эттвуд сообщил, что «из 400 6-дюймовых снарядов только 22 попали в цель. Из 300 5,5- и 4-дюймовых снарядов в цель попали 20». Большинство попаданий пришлось в верхнюю палубу без пробития. Три снаряда пробили тонкую бортовую броню ниже верхней палубы, но при этом были разрушены и не достигли уровня средней палубы. Нанесенные ими повреждения, в целом, оказались незначительными.

Радиоуправляемый корабль-цель HMS Agamemnon в 1923 г.

Были зафиксированы два заслуживающих внимания попадания с линейных крейсеров HMS Renown и HMS Repulse в ахтерштевень HMS Agamemnon. Они были достигнуты, когда последний удалялся от стрелявших кораблей. Один снаряд попал в палубу, вспорол деревянный настил, ударился о бимс и пробороздил броню палубы, при этом фрагменты бимса и зашивки пробили тонкую переборку, расположенную ниже. Второй снаряд пробил верхнюю палубу над умывальником, пробил переборку на средней палубе и застрял в цистерне котельной воды. По оценкам, оба снаряда попали в HMS Agamemnon под углом 35-36° и имели при этом скорость 255 м/с. Если бы подобные попадания были достигнуты снарядами больших калибров, повреждения оказались бы гораздо серьезнее. В будущем этому месту было уделено много внимания. Также испытания показали, что кораблям, построенным по типу HMS Agamemnon или имевшим более солидную конструкцию, нечего опасаться снарядов средних калибров, за исключением попаданий в надстройки; на дальних дистанциях небольшие калибры были просто неэффективны.

Все возрастающий интерес представляла также способности кораблей противостоять бомбовым ударам с воздуха. Проверить это на практике хотели еще в 1921 г., но осуществить этого не удалось. С.В. Иванов в своей книге «Живучесть боевого надводного корабля», изданной в 1940 г., упоминает о том, что в июне 1924 г. HMS Agamemnon все же был подвергнут бомбометанию с воздуха. Корабль при этом шел зигзагом на скорости 13 узлов и управлялся по радио. Четыре аэроплана совершили одиночные атаки, сбросив на него 48 бомб с высоты 2400 м. При этом было достигнуто всего одно прямое попадание, и большая часть остальных бомб упала довольно близко от корабля (на расстоянии 5 18 м).

HMS Agamemnon использовался в качестве корабля-цели в течение пяти лет. 31 декабря 1926 г. в Портсмуте его вывели из состава флота, а его место в этом качестве занял бывший дредноут HMS Centurion. 24 января 1927 г. HMS Agamemnon был продан на слом и 1 марта 1927 г. отбуксирован из Портсмута в Ньюпорт, где разобран на металл.

Командиры корабля

Кэптен Филип Уилли Дюма - командир линейного корабля HMS Agamemnon в 1917-1918 гг.
Командиры линейного корабля HMS Agamemnon
кэптен Саквилл Карден 21.05.1907 - 21.12.1908*
кэптен Бернард Карри 21.12.1908 - 5.04.1910
кэптен Эдмунд Пирс 5.04.1910 - 21.12.1911
кэптен Артур Хейз-Сэдлер 21.12.1911 - 1.01.1914
кэптен Герберт Файлер (1) 1.01.1914 - 12.03.1917
кэптен Филип Дюма (2) 18.02.1917 - 17.10.1918
кэптен Фредерик Литчфилд-Шпеер 25.09.1918 - 15.04.1919
коммандер Оливер Стоукс  ??? - 17.03.1924
* В начале 1908 г. временно переводился на HMS Lord Nelson.
(1) Произведен в контр-адмиралы 3.06.1916.
(2) Произведен в контр-адмиралы 2.09.1918.

Фотогалерея

Примечания

  1. До закладки HMS Agamemnon на ней успели построить всего один крупный корабль - броненосный крейсер HMS Berwick.
  2. Для сравнения: вес брони барбетов броненосцев типа Majestic достигал 1210 т.
  3. Переведен из 4-й эскадры, где числился четвертым кораблем среди трех самых старых дредноутов: HMS Dreadnought, HMS Bellerophon и HMS Téméraire.
  4. Интересно, что когда в том же 1915 году Фишер выдвинул условия, чтобы остаться Первым Морским лордом, то, в частности, потребовал возврата HMS Lord Nelson и HMS Agamemnon со Средиземного моря и включения их в состав Гранд-Флита.
  5. Прозвище линкора HMS Agamemnon среди британских моряков
  6. Денхэм пишет, что этот отсек располагался между двумя зарядными погребами, так что, если бы снаряд попал чуть в сторону, последствия могли быть очень серьезными.

Литература

  • Владимиров Р.В. Линейные корабли «Лорд Нельсон» и «Агамемнон». — «Морская кампания». — Москва: ООО «Издательство ВЭРО Пресс», 2017 №5. — 68 с.
Авианосцы / Гидроавианосцы AnneVArgusVArk RoyalBen-my-ChreeVCampaniaVEmpressVEngadineVFuriousVManxmanVNairanaVPegasusVRaven IIVRivieraVVindexVVindictiveV
Линейные корабли Dreadnought Bellerophon St. VincentNeptune Colossus Orion King George VCanadaErinAgincourt Iron Duke Queen Elizabeth Revenge
Броненосцы Royal Sovereign Majestic Canopus Formidable Duncan King Edward VII Swiftsure Lord Nelson
Линейные крейсера Invincible Indefatigable LionQueen MaryTiger Renown CourageousFurious AdmiralCIncomparableX
Броненосные крейсера Cressy Drake Monmouth Devonshire Duke of Edinburgh Warrior Minotaur
Тяжелые крейсера Hawkins
Легкие крейсера TownG Arethusa CG, C DanaeC EmeraldA
Бронепалубные крейсера Apollo Astraea Eclipse Blake Pearl Edgar Powerful Diadem Arrogant Pelorus Highflyer Challenger Topaze
Крейсера-скауты Adventure Forward Pathfinder Sentinel Boadicea Blonde Active
Лидеры эсминцев Swift Faulknor Marksman Parker ScottC ShakespeareC
Эсминцы AG BG CG DG RiverG Tribal CricketG Beagle Acorn Acheron Acasta Laforey MG RG SG, C Talisman V and WG, C
Мониторы Marshal Ney Abercrombie Lord Clive Humber Gorgon M15 M29 Erebus
Тральщики Flower Racecourse Hunt 24C
Канонерские лодки Fly Insect
Подводные лодки A B C D E F G HC J K LC MC RCSwordfish V
Примечания: A: Достроены после войны; C: Часть достроена после войны; G: Объединение нескольких типов; V: Перестроены из другого типа; X: Не достроены
курсивом обозначены отдельные корабли, обычным шрифтом − типы кораблей