Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

HMS Galatea (1914)

Перейти к: навигация, поиск

Легкий крейсер HMS Galatea

Aretusa_Pic_36.jpg
Крейсера-скауты типа Active
Arrow_down.png
Легкий крейсер HMS Galatea
Arrow_down.png
Легкие крейсера типа C
Служба
Великобритания_флаг_ВМС_с_тенью.png
Великобритания
Исторические данные
09.01.1912 г. Заложен
14.05.1913 г. Спущен на воду
5.12.1914 г. Выход на испытания
12.1914 г. Введен в строй
03.1920 г. Исключен из состава флота
25.10.1921 г. Сдан на слом
Общие данные
3512 / 4200 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
133,0 / 11,89 / 3,96-4,72 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
270 чел. Общая численность
Бронирование
76,2 / мм. Пояс/борт
25,4 мм. Палуба
/ 25,4 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
6-10 мм. Башни
152 мм. Боевая рубка
50,8 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Артиллерия главного калибра

Зенитная артиллерия

Минно-торпедное вооружение

Однотипные корабли


HMS Galatea (рус. «Галатея») легкий крейсер типа Arethusa ВМС Великобритании. Вступил в строй после начала Первой мировой войны. Участвовал в Ютландском сражении, в ходе которого первым установил контакт с противником; получил одно попадание 150-мм снаряда с крейсера SMS Elbing. 17 ноября 1917 года участвовал во Втором бою в Гельголандской бухте. В ноябре 1917 г. оборудован минными рельсами и совершил три выхода на постановки - выставил 220 мин. В марте 1920 года выведен в резерв в Портсмуте. 25 октября 1921 года исключен из состава флота и продан на слом.

История создания и постройки

Quarto в 1925 г.
Итальянский крейсер-скаут Quarto, 1912 г.
Крейсер-скаут HMS Fearless типа Active.

В конце 1911 года Черчиллем был учрежден Крейсерский комитет для исследования вопроса о создании достаточно быстроходного легкого крейсера. В это время британские кораблестроители проявляли интерес к новейшему итальянскому скауту Quarto, наглядно продемонстрировавшему, что небольшой корабль может сочетать скоростные качества современных мореходных эсминцев с присущими крейсерам защитой и огневой мощью.

Исходя из данных соображений, Черчилль и Совет Адмиралтейства выработали задание на проектирование небольшого, но хорошо вооруженного крейсера, базирующегося на проекте последних скаутов типа Active, но с увеличенной с 25 до 30 узлов скоростью и 51-мм бортовым поясом. Требование 30-узловой скорости диктовалось необходимостью догонять германские миноносцы в погодных условиях, типичных для Северного моря. Добиться этого можно было только при использовании легких высокооборотных паровых турбин «миноносного типа» в сочетании с котлами с нефтяным отоплением, обеспечивающим работу с 25-процентной перегрузкой в течение четырех часов. В отличие от прототипа, несущего десять 102-мм орудий, вооружение нового корабля должно было состоять из двух 152-мм и четырех 76-мм (12-фунтовых) пушек, а также двух 533-мм торпедных аппаратов. После нескольких доработок проекта, два 152-мм орудия находились в оконечностях, а четыре 76-мм пушки заменили на шесть орудий 102-мм калибра, установив их побортно. 533-мм торпедные аппараты стали двухтрубными, добавили зенитки.

Приглашения сделать заявки на участие в тендере на строительство восьми новых крейсеров программы 1912 года были разосланы Адмиралтейством в середине июля. В сентябре 1912 г. заказ на постройку шести кораблей был выдан частным фирмам, уже не раз выступавшим в качестве подрядчиков: Vickers (HMS Penelope и HMS Phaeton), Fairfield (HMS Undaunted) и Beardmore (HMS Galatea, HMS Inconstant и HMS Royalist). Оставшиеся два — HMS Arethusa и HMS Aurora — должны были строиться казенными верфями в Чатэме и Девонпорте. Именно HMS Arethusa, заложенный 28 октября 1912 г. в сухом доке №7, и дала свое имя всему типу, хотя постройка HMS Aurora была начата в Девонпоpте на четыре дня раньше. Остальные крейсера закладывались примерно с месячным интервалом между декабрем 1912 г. и июнем 1913 г.

Крейсер HMS Galatea получил название в честь Галатеи - в греческой мифологии - морское божество, нереида. Название использовалось в ВМС Великобритании в шестой раз.



Корабль Верфь Заложен Спущен на воду Вступил в строй
HMS Galatea Beardmore, Далмер 9.01.1913 14.05.1913 декабрь 1914

Описание конструкции

Легкий крейсер HMS Aretusa, 1914 г.

Корпус

Корпус набирался по поперечной схеме и делился на отсеки двенадцатью главными водонепроницаемыми переборками, доходившими до верхней палубы (две из них - до палубы полубака); еще четыре переборки доходили только до нижней палубы, а еще одна в корме располагалась между верхней и броневой палубами.

В отличие от предшественников типа Active, новые корабли имели всего одну сплошную палубу — верхнюю; нижняя палуба прерывалась в районе котельных отделений, хотя и там вдоль бортов проходили узкие коридоры. Почти на всем протяжении корпуса, за исключением оконечностей, имелось двойное дно, доходившее в районе машинно-котельных отделений до нижней палубы. Важным нововведением стало включение бортовой брони в обеспечение продольной прочности корпуса.

Продольный разрез и планы палуб легких крейсеров HMS Penelope и HMS Phaeton. Копии подлинных чертежей

Большое внимание при проектировании придавалось уменьшению бортовой качки и заливаемости - корпус в поперечном сечении получил форму, близкую к прямоугольной, без привычного завала борта к верхней палубе. Кроме того, были предусмотрены широкие скуловые кили.

Бронирование

Вся защита на крейсерах типа Arethusa выполнялась из стали марки НТ, что позволяло использовать ее в качестве конструктивного элемента.Бортовой броневой пояс в районе машинно-котельных отделений имел высоту 13 футов (3,96 м), доходя до уровня верхней палубы, и, как уже говорилось, представлял собой горизонтальные плиты толщиной 2 дюйма (50,8 мм), крепившиеся поверх 1-дюймовой обшивки, что давало суммарную толщину защиты в 3 дюйма (76,2 мм). При полной нагрузке нижняя кромка пояса уходила под воду на 2,5 фута (0,76 м).

Горизонтальное бронирование было представлено 25,4-мм верхней палубой из стали марки НТ в средней части, примыкавшей к верхним кромкам броневого пояса, а также наклонной бронепалубой со скосами той же толщины, прикрывающей отделение рулевой машины в корме.

Боевая рубка, располагавшаяся на полубаке перед мостиком, защищалась 152-мм броней. Идущая от нее вниз коммуникационная труба имела толщину 102 мм.

Общий вес броневой защиты у крейсеров типа Arethusa, согласно спецификации, достигал 297 т, что составляло 8,45 % от проектного водоизмещения.

Вооружение

Продольный разрез ствола 152-мм орудия Mk.XII. Копия подлинного чертежа
Основная статья: 152-мм/45 орудие BL Mk.XII
Основная статья: 102-мм/45 орудие QF Mk.V
152-мм казнозарядное орудие Mk.XII на австралийском легком крейсере HMS Adelaide, 1920-е гг.
152-мм/45 казнозарядное орудие Mk.XII на станке P.VII* c центральным штыром (с углом возвышения 20°). Копия подлинных чертежей
6-фнт (57-мм) противоминная пушка Гочкиса на зенитном станке Mk.IV. Копия подлинных чертежей

Окончательно утвержденное вооружение крейсеров типа Arethusa включало два 152-мм орудия Mk.XII, шесть 102-мм орудий Mk.V, одну 76-мм зенитку Mk.I и два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата.

152-мм (6-дюймовое) казнозарядное орудие Mk.XII с длиной ствола 45 калибров было разработано знаменитым концерном Vickers в 1913 г. Орудие имело классическую для британских артиллерийских систем подобного калибра конструкцию: сужавшаяся к дульной части внутренняя труба, основная труба (труба «А»), навивка из нескольких слоев стальной проволоки, наружный кожух и крепившееся с казенной части затворное кольцо. Затвор - винтовой, системы Велина, с ручным запиранием. На проводившихся в 1913 г. полигонных испытаниях, в идеальных условиях, орудие показало высокую скорострельность - 12 выстр./мин, однако в боевых условиях этот показатель оказался существенно ниже - от 4 до 7 выстрелов в минуту, а во время Ютландского сражения была ещё ниже 3 выстрела в минуту - более высокий темп стрельбы не позволяли поддерживать медлительные элеваторы.

Крейсерами использовались снаряды двух основных типов: полубронебойный с баллистическим наконечником (СРС - Common Pointed Capped) и фугасный (НЕ - High Explosive) весом по 45,3 кг, содержавшие соответственно 3,4 и 6,0 кг взрывчатки. На крейсерах типа Arethusa 152-мм орудия монтировались на станках P.VII на центральном штыре. Максимальный угол возвышения поначалу составлял 15°, но к концу войны был доведен до 20° (модифицированная таким образом установка стала обозначаться P.VII*), что обеспечивало дальность стрельбы до 72 кбт. Общий вес установки без прикрывавшего ее щита составлял 14,12 т.

102-мм (4-дюймовое) скорострельное орудие Mk.V с длиной ствола 45 калибров также было разработано Vickers в том же 1913 году. Данная пушка имела ту же «проволочную» конструкцию, что и шестидюймовка, однако снабжалась горизонтально-скользящим затвором, обеспечивавшим полуавтоматическое запирание и экстракцию стреляной гильзы. Любопытной особенностью орудия являлось наличие как унитарного, так и раздельно-гильзового заряжания. Практическая скорострельность составляла 10-15 выстр./мин. Номенклатура боеприпасов была аналогичной - полубронебойный снаряд с баллистическим наконечником весом 14,07 кг и фугасный весом 10 кг В качестве заряда использовался порох марки MD16 весом 3,2 кг, сообщавший полубронебойному снаряду начальную скорость 805 м/с. Живучесть ствола в зависимости от условий варьировалась от 650 до 800 выстрелов. Орудия монтировались на станках РХ, обеспечивавших вертикальное наведение в пределах -10...+20°. Дальность стрельбы при максимальном угле возвышения достигала 60 кбт.

102-мм орудие и 57-мм зенитка на крейсере HMS Aretusa, начало 1915 г.
9-футовый (2,74-м) дальномер системы Барра и Струда.
Мостик крейсера HMS Aurora с установленным на нем 9-футовым дальномером, апрель 1916 г.

Корабли типа Arethusa стали первыми британскими крейсерами, в проекте которых изначально предусматривались средства противовоздушной обороны. Согласно отчетным чертежам головного корабля, на него должно было устанавливаться 76-мм зенитное орудие (переделанное 13-фунтовое Королевской конной артиллерии) на морском станке с большим углом возвышения. В действительности же зенитное вооружение крейсеров на момент завершения постройки носило характер импровизации. HMS Arethusa, HMS Galatea, HMS Penelope и HMS Undaunted вошли в строй с одной 57-мм зенитной пушкой системы Hotchkiss.

57-миллиметровка являлась переделкой обычной противоминной пушки Hotchkiss (6-фунтовой 8-квинталовой), принятой на вооружение еще в далеком 1884 году. В качестве зенитной она монтировалась на станке Mk.Ic с максимальным углом возвышения 60°. Дальность стрельбы составляла 7955 м, досягаемость по высоте - 3050 м (эффективная - не более 1000 м), скорострельность - 20 выстр./мин, вес снаряда - 2,72 кг.

Поскольку торпедному вооружению легких крейсеров, предназначенных для действий совместно с эскадренными миноносцами, придавалось важное значение, корабли типа Arethusa получили по два двухтрубных 533-мм торпедных аппарата DR.II. Общий боезапас состоял из десяти торпед.

Приборы управления стрельбой были обычными для эпохи, предшествующей появлению системы центральной наводки. На корабле имелось два поста управления огнем: один - на носовом мостике, второй - в кормовой части средней надстройки. Каждый из них оборудовался 9-футовым (2,7 м) дальномером и был связан переговорной трубой и корабельными телефонами с орудиями и торпедными аппаратами.

Силовая установка

Поперечные сечения корпуса.
1 - по румпельному отделению; 2 - по кормовому погребу; 3 - по носовому машинному отделению; 4 - по кормовому котельному отделению; 5 - по боевой рубке; 6 - по носовому кубрику.
А - боевая рубка; В - паровой котел; С - цепной ящик; D - нижний рулевой пост; Е - паровая турбина; F - топливная цистерна; G - румпельное отделение; М - артиллерийский погреб.
Корпус турбины низкого давления системы Парсонса легкого крейсера HMS Caroline (фото 1998 г.). Такие же турбины устанавливались на большинстве крейсеров типа Aretusa.
Рулевое устройство легкого крейсера HMS Caroline (фото 1998 г.). Аналогичную конструкцию имели механизмы на крейсерах типа Aretusa. Скосы броневой палубы в верхней части снимка.

Четырехвальная силовая установка крейсеров состояла из четырех паровых турбин прямого действия (в двух машинных отделениях) и восьми водотрубных котлов системы Yarrow (в двух котельных отделениях).

Шесть крейсеров (кроме HMS Arethusa и HMS Undaunted) получили активно-реактивные турбины системы Parsons с турбинами крейсерского хода мощностью по 3000 л.с., установленными на внешних гребных валах (в носовом машинном отделении) и подключавшимися через зубчатые редукторы. Данная процедура была довольно сложной - требовала полной остановки и основной, и крейсерской турбины - и занимала 20-25 минут, что полностью исключало возможность использования крейсерских турбин в боевых условиях, поэтому они не нашли широкого практического применения.

Каждая из турбин имела проектную мощность на валу 7500 л.с. при 590 оборотах в минуту, что при общей мощности силовой установки 30 000 л.с. обеспечивало кораблям проектную скорость 28 узлов. При необходимости турбины могли около восьми часов работать в форсированном режиме, при этом мощность каждой из них возрастала до 10 000 л.с. при 650 оборотах в минуту - по расчетам конструкторов, скорость при этом должна была достигать 30 узлов. На практике это привело к тому, что очень скоро перегрузочная мощность 40 000 л.с. стала использоваться в качестве стандартной вместо проектной мощности в 30 000 л.с.

Пар для турбин вырабатывали котлы системы Yarrow с трубками малого диаметра, имевшие возможность форсированной тяги. Суммарная площадь поверхности нагрева составляла 3940 м², рабочее давление пара - 16,5 атм. Как и на современные им британские эсминцы, крейсера типа Arethusa имели три дымовых трубы, причем средняя, в которую выводились дымоходы четырех котлов, была заметно шире крайних, в каждую из которых отводился дым только из двух котлов. Все трубы имели круглое сечение.

Полный запас нефти составлял 810 т - очень хороший результат для 3500-тонного корабля (23 % от нормального водоизмещения)!

Дальность плавания крейсеров типа Arethusa составляла:

  • 1000 миль 29-узловым ходом (1,5 дня при расходе топлива 23 т/ч);
  • 1750 миль 24-узловым ходом (3 дня при расходе топлива 11 т/ч);
  • 3240 миль 16-узловым ходом (8 дней при расходе топлива 4 т/ч);
  • 5180 миль 16-узловым ходом при использовании турбин крейсерского хода (13 дней при расходе топлива 2,5 т/ч).

В целом энергетическая установка крейсеров типа Arethusa стала прогрессивным шагом вперед и без существенных изменений повторялась на крейсерах типа Caroline, типа Calliope, типа Cambrian и типа Centaur.

Испытания

Водоизмещение, т Мощность, л.с. Частота вращения винтов, об/мин Скорость, уз
HMS Galatea, 5.12.1914
н/д 30 950 563,97 27,56
н/д 34 350 589,87 28,12
н/д 38 708 612 28,805
Вид с фор-марса на полубак, якорное устройство и носовое 152-мм орудие HMS Aurora, сентябрь 1915 г.

Вспомогательное оборудование и др.

Экипаж

По штату экипаж крейсеров типа Arethusa состоял из 270 человек (если корабль использовался в качестве флагманского - то больше), однако в начале Первой мировой войны на борту у них находилось от 276 до 282 офицеров и матросов, а к ее окончанию штатная численность экипажа возросла до 318 чел.

Окраска

Легкий крейсер HMS Aretusa, 1914 г.

Согласно приказу по Адмиралтейству от 19 ноября 1914 г., все корабли, действующие в водах метрополии, были перекрашены в светло-серый цвет, получаемый смешиванием весовых частей черной и белой краски в соотношении 1:20. В целом, данная схема просуществовала до конца войны, хотя небольшие изменения в нее все же вносились. Например, в соответствии с приказом по Адмиралтейству от 19 апреля 1917 г. верхнюю часть рангоута стали красить в более светлый серый цвет (смесь черной и белой краски в соотношении 1:250).

Легкий крейсер типа Aretusa после установки третьего 152-мм орудия и взлетной платформы в 1918 году.

Всем кораблям первой линии в Королевском флоте присваивались тактические номера (Pennant Numbers). Они не наносились на борта, а использовались в качестве флажно-вымпельных позывных или опознавательных при сигнализации ратьером в ночное время, а позже - и в качестве радиопозывных. Корабли, действовавшие в водах метрополии, получали двухвымпельные обозначения: обычно - из двух цифр, но иногда из буквы и цифры, причем впереди могла стоять как буква, так и цифра.

Крейсеру HMS Galatea после вступления в строй был присвоен тактический номер , 15 января 1918 года измененный на 66, а 31 марта того же года - на 77.

76-мм зенитная пушка Mk.I.
1 - маховик горизонтального наводчика; 2 - маховик вертикального наводчика; 3 - прицел горизонтального наводчика; 4 - прицел вертикального наводчика.

Модернизации

Основная статья: 102-мм/45 зенитное орудие Mk.V
Основная статья: 76-мм зенитная пушка Mk.I
102-мм зенитная пушка Mk.V на станке Mk.III.
1 - накатник; 2 -станина; 3 - цапфа; 4 - прицел горизонтального наводчика; 5 - маховик горизонтального наводчика; 6 - ось привода горизонтальной наводки; 7 - зарядный лоток.
Хронологический перечень модернизационных работ на крейсерах типа Arethusa
1914-1915 гг.
.                    .
1) В ноябре 1914 г. на HMS Arethusa, HMS Aurora и HMS Undaunted на 102-мм орудия установлены щиты, установки снабжены спонсонами для уменьшения забрызгивания; перед кормовым 152-мм орудием установлен экран для защиты от воздействия дульных газов. На остальных кораблях серии данные работы произведены к моменту ввода в строй.
2) Прежние 57-мм зенитки заменены на одну 76-мм зенитную пушку Mk.I на станке Mk.II: на HMS Aurora и HMS Undaunted - в январе 1915 г; на HMS Arethusa - в феврале 1915 г; на HMS Penelope - в феврале 1916 г.
3) В мае 1915 г. на HMS Arethusa, HMS Aurora, HMS Undaunted и HMS Penelope на баке установлена наклонная взлетная рампа для самолетов Deperdussin. Оказалась неудачной и к августу 1915 г. демонтирована со всех кораблей, кроме HMS Aurora.
4) Радиостанция типа IX смонтирована на палубе полубака под мостиком.
5) Установлены параваны.
6) Добавлен 30-футовый моторный катер.
7) Установлено оборудование для сброса дрейфующих мин Леона.
1916-1917 гг. 1) Установка 102-мм зениток взамен имеющихся: HMS Penelope, HMS Undaunted и HMS Aurora получили 102-мм орудие Mk.V на станке Mk.I в сентябре, ноябре и декабре 1916 г. соответственно; HMS Royalist, HMS Galatea, HMS Inconstant и HMS Phaeton - 102-мм орудие Mk.V на станке Mk.III в феврале, марте, мае и июле 1917 г. соответственно.
2) Система центральной наводки на треногой фок-мачте смонтирована на HMS Penelope во время ремонта в мае-сентябре 1916 г., на остальных кораблях - в течение 1917 года. Пара 24-дюймовых прожекторов с площадки на фок-мачте при этом перенесена на нижний (на HMS Galatea и HMS Inconstant - верхний) мостик.
3) Установка двух дополнительных двухтрубных 533-мм торпедных аппаратов: HMS Royalist - в феврале 1917 г., остальные корабли - до конца 1917 г.
4) Кормовая прожекторная площадка и кормовой пост управления огнем объединены в единую конструкцию; стоявшие там 24-дюймовые прожекторы заменены на 36-дюймовые с дистанционным управлением. При этом на HMS Galatea, HMS Inconstant, HMS Phaeton и HMS Royalist кормовой мостик перенесен ближе к носу.
5) В течение 1917 г. все крейсера оборудованы минными рельсами.
6) В 1917-1918 гг. HMS Galatea, HMS Phaeton, HMS Royalist и HMS Undaunted оборудованы лебедкой для буксировки привязного аэростата.
1918 г. 1) Боевая рубка демонтирована и заменена на легкую, с 19-мм бронированием.
2) Все крейсера оборудованы легкими платформами для самолетов, установленными перед мостиком.
3) Замена кормовой пары 102-мм орудий на третье 152-мм орудие с одновременной заменой 102-мм зенитки на две 76-мм зенитных пушки Mk.I, установленных в кормовой части надстроечной палубы: HMS Inconstant - в июне, HMS Penelope - в июле, HMS Royalist - в августе, HMS Phaeton - в сентябре, HMS Galatea - в декабре (на последнем установлены 76-мм зенитки Mk.II с упрощенным неполуавтоматическим затвором). HMS Aurora и HMS Undaunted сохранили первоначальное вооружение.
4) На HMS Aurora установлен 40-мм автомат «пом-пом».
5) Все корабли снабжены артиллерийскими циферблатами.

Общая оценка проекта

HMS Aretusa в море на полном ходу, август 1915 г.

В истории британского кораблестроения тип Arethusa занимает среди крейсеров такое же почетное место, как тип Queen Elizabeth среди линейных кораблей. Они представляли собой ярко выраженный тип малого эскадренного крейсера для ограниченного театра военных действий, то есть тот, в котором, как оказалось, наиболее нуждалась Британия в годы Первой мировой войны. Англичанам удалось, пройдя между типом Apollo малого водоизмещения, а значит, и малой стоимости, и типом Astraea высокой боевой эффективности, определяемой триумвиратом вооружения, защиты и скорости, создать универсальный корабль в необходимой им «экологической нише».

Стремительное увеличение мощности судовых силовых установок в 1905-1914 гг. позволило создать линейные корабли и линейные крейсера с ходом 25-30 узлов. Для эскадр, состоящих из быстроходных кораблей, существующие скауты и крейсера типа Town уже не годились по своим скоростным характеристикам. Использование нефтяного топлива стало одним из важных преимуществ новых крейсеров над своими предшественниками, обеспечившим им более высокую скорость. Да, корабли типа Arethusa так и не смогли развить ожидавшиеся от них 30 узлов, тем не менее в открытом море даже их 27,5-узловой полный ход явил значительный прогресс по сравнению с предыдущими крейсерами. Они могли оставаться в море в любую погоду, хотя из-за присущего им дифферента на нос сильно страдали от заливания полубака и особенно носовой пары четырехдюймовок. Тем не менее они были вполне способны действовать вместе с современными эсминцами и поддерживать их, а 152-мм орудия давали очень полезное преимущество в боях между легкими силами.

Легкий крейсер HMS Cardiff. Прогресс британских крейсеров, произошедший всего за четыре года - корабль несет пять 152-мм орудий с линейно-возвышенным расположением и развитой системой управления огнем.

Анализ боевых столкновений с участием крейсеров типа Arethusa, в ходе которых они испытали воздействие артиллерийского огня, торпед и столкновений, позволяет говорить об их достаточно хорошей живучести.

Их основная беда заключалась в том, что перед их создателями стояла задача выжать максимум из ограниченного водоизмещения. В целом конструкторам это удалось, однако, когда пришло время серьезных модернизаций, у крейсеров не оказалось ни свободного пространства на палубе, ни резерва водоизмещения, ни достаточного запаса остойчивости.

Многие из явных недостатков кораблей типа Arethusa были исправлены на типе Caroline и последующих, и довести непрерывную линию развития и совершенствования класса легкого эскадренного крейсера до высшей точки: пять 152-мм орудий в диаметральной плоскости, восемь 533-мм торпедных аппаратов, турбины с зубчатой передачей, «траулерный» нос и сдвинутый далеко в корму мостик.

Служба

Пополнения и реорганизации крейсерских сил

Хотя на всем протяжении кампании 1914 года командующий Гранд-Флитом адмирал Джеллико выражал возмущение отсутствием под его командованием столь нужных современных легких крейсеров, ему все же пришлось ждать вступления в строй следующих кораблей типа Arethusa и типа Caroline, а до тех пор довольствоваться 1-й эскадрой легких крейсеров коммодора Гуденафа из шести кораблей типа Town (остальные девять крейсеров этого типа находились на заморских станциях, где привлекались к охоте на немецкие рейдеры). Положение кардинально изменилось в начале 1915 года, когда Гранд-Флит получил для усиления своих крейсерских сил четыре корабля типа Arethusa (HMS Galatea, HMS Inconstant, HMS Phaeton и HMS Royalist) и первые корабли типа Caroline.

HMS Galatea вскоре после вступления в строй.

Здесь нужно отметить, что разделение «4-4» (четыре крейсера типа Arethusa в составе Гарвичских сил и столько же - в составе Гранд-Флита) сохранялось до начала 1918 года, когда три оставшихся в Гарвиче крейсера типа Arethusa передали свои экипажи на новые корабли типа C, а сами вошли в состав Гранд-Флита.

Вступление в строй новых кораблей позволило в феврале 1915 г. сформировать новую 1-ю эскадру легких крейсеров под командованием коммодора Эдвина Александер-Синклера, включив в ее состав HMS Galatea (флагман), HMS Inconstant (на который командиром был назначен кэптен Тесиджер), HMS Caroline и HMS Cordelia, а корабли типа Town перевести во 2-ю эскадру, которой по-прежнему командовал коммодор Уильям Гуденаф.

HMS Royalist, вступив в строй в марте 1915 г. под командованием кэптена Герберта Мида, присоединился к другому новому соединению - 4-й эскадре легких крейсеров коммодора Чарльза Ле Мезюрье, также имевшей в своем составе HMS Carysfort, HMS Comus и HMS Calliope. При этом 1-я эскадра легких крейсеров была придана 1-й эскадре линейных крейсеров в Розайте, в то время как 4-я находилась с главными силами Гранд-Флита в Скапа-Флоу. Как заметил А. Пирсолл, «они, конечно, участвовали в операциях флота, хотя никогда не становились такими же известными, как Гаpвичская группа».

Реджинальд Йорк Тёруитт (10.05.1870 – 30.05.1951)

К тому времени Гарвичские силы также пережили реорганизацию. В июне 1915 г. в их составе была сформирована 5-я эскадра легких крейсеров, которую возглавил лично коммодор Тёруитт. Формально в нее вошли HMS Arethusa (флагман), HMS Penelope, новые HMS Cleopatra и HMS Conquest, тогда как HMS Undaunted и HMS Aurora с августа 1915 г. числились лидерами 9-й и 10-й флотилий эсминцев.

Операции в 1915 году

После боя на Доггер-банке германский флот заметно снизил свою активность, поэтому в кампании 1915 года перед британскими крейсерами встали иные задачи.

Один из кораблей 1-й эскадры легких крейсеров (возможно HMS Galatea) в боевом походе в Северном море, середина 1915 г.

Главным событием 1915 года для крейсеров типа Arethusa стала охота за германским вспомогательным крейсером SMS Meteor, в которой участвовали сразу шесть представителей данного типа.

Бывший британский пароход «Вьенна» (1903 г. постройки; 1912 брт) был захвачен с началом войны в Гамбурге, переоборудован в минный заградитель и переименован в SMS Meteor. 29 мая 1915 г. под командованием корветтен-капитана Вольфрама фон Кнорра он вышел к берегам Норвегии, а оттуда — в Белое море, где 7 и 8 июня выставил 285 мин банками примерно по 30 в каждой. На этих минах погибли восемь пароходов и два парусника, а британский вспомогательный крейсер HMS Arlanca и два судна получили серьезные повреждения. На обратном пути SMS Meteor 15-16 июня крейсировал в Скагерраке, останавливая и досматривая скандинавские пароходы, из которых два потопил и один захватил в качестве приза. После возвращения и ремонта 6 августа SMS Meteor снова вышел в море, имея задачу выставить 374 мины в заливе Мори-Фёрт, чтобы запереть там часть Гранд-Флита. Его должна была поддерживать подводная лодка SM U-71.

Командир 1-й эскадры легких крейсеров коммодор Эдвин Александер-Синклер. Репродукция с портрета кисти Гарольда Найта

Узнав о выходе вспомогательного крейсера из расшифровок радиопереговоров, в тот же день адмирал Джеллико направил 4-ю эскадру легких крейсеров коммодора Ле Мезюрье (HMS Calliope, HMS Carysfort, HMS Phaeton — последний вскоре вынужден был вернуться из-за плохого качества топлива) на патрулирование к побережью Норвегии на широте Бергена.

Командир 2-й эскадры крейсеров коммодор Уильям Эдмунд Гуденаф.

Рано утром 8 августа SMS Meteor, шедший под русским флагом, был замечен в 70 милях северо-восточнее мыса Киннэрд-Хэд приданным Гранд-Флиту вооруженным досмотровым пароходом «Рамси» (бывший пассажирский пароход «Дьюк оф Ланкастер», 1621 брт, 2 76-мм пушки). Когда с последнего спустили шлюпку с досмотровой партией, находившийся на расстоянии 5 кабельтовых SMS Meteor спустил русский флаг и поднял германский, одновременно открыв огонь из 88-мм орудий и выпустив по «Рамси» торпеду. Через три минуты британский пароход уже тонул. Командир SMS Meteor подобрал 43 оставшихся в живых из 97 членов экипажа досмотрового судна во главе с его командиром лейтенантом Аткинсом и направился в Гельголандскую бухту, потопив по пути датский парусник «Ясон».

Объятый пламенем вспомогательный крейсер SMS Meteor, 9 августа 1915 г.

Адмиралтейство выделило для его перехвата значительные силы. В 10:30 8 августа в море вышел коммодор Тёруитт с крейсерами HMS Arethusa, HMS Aurora, HMS Undaunted, HMS Conquest и HMS Cleopatra. Двумя часами позже, в 12:40, из Розайта вышли еще две эскадры легких крейсеров. 1-я эскадра коммодора Александер-Синклера (HMS Galatea, HMS Caroline, HMS Cordelia, HMS Inconstant) полным ходом направилась в точку, находящуюся в 20 милях западнее Хорнс-Рифа, а 2-я - коммодора Гуденафа (HMS Southampton, HMS Birmingham, HMS Nottingham) - заняла позицию между заливом Фёрт-оф-Форт и Скагерраком, тогда как соединение Тёруитта должно было отрезать SMS Meteor пути отхода к Гельголанду.

Несмотря на то, что германское командование выслало на помощь вспомогательному крейсеру цеппелин L-7, гидросамолет и подводные лодки SM U-32 и SM U-28, он все же был отрезан от своих баз. Около 9 часов утра 9 августа гидроплан пролетел над кораблями Тёруитта, обстрелявшими его из зениток, затем их обнаружил L-7, передавший свою информацию на SMS Meteor, находившийся примерно в 90 милях от Хорнс-Рифа. В 11:15, решив, что шансы на прорыв минимальны, фон Кнорр приказал затопить корабль. Экипаж и пленные англичане были подобраны шведским судном. Когда в 12:30 с крейсеров Тёруитта увидели SMS Meteor, тот был объят пламенем и вскоре ушел на дно кормой вперед. Впрочем, на выставленных им минах погиб эсминец HMS Lynx, а два тральщика получили тяжелые повреждения.

Начало 1916 года

Адмирал Джеллико решил произвести налет на ангары цеппелинов в Шлезвиге, а также выставить минные заграждения на протраленных немцами фарватерах в Гельголандской бухте. На этот раз прикрытие авианосцев HMS Engadine и HMS Vindex возлагалось на 1-ю эскадру легких крейсеров Александер-Синклера. Увы, воздушная атака 4 мая совершенно не удалась, но эта неудача отчасти была возмещена успехом HMS Galatea и HMS Phaeton.

Цеппелин L-7, сбитый крейсерами HMS Galatea и HMS Phaeton 4 мая 1916 г.

Проводя разведку на левом фланге крейсерской завесы, в 09:30 они обнаружили в 35 кабельтовых неподвижный цеппелин L-7 (капитан-лейтенант Хемпель), обращенный носом на юг. Этот дирижабль уже дважды участвовал в боестолкновениях с английскими крейсерами в Северном море. Изменив курс, цеппелин подлетел к HMS Galatea на расстояние 12,5 кбт, развернулся к нему боком и в 09:56 стал медленно набирать высоту. В это время оба крейсера приблизились к противнику и в 09:58 открыли по нему огонь из 57-мм и 47-мм зениток. HMS Galatea выпустил три шрапнельных снаряда с дистанционными трубками, HMS Phaeton - четыре таких же снаряда. L-7 стал быстро отходить, стремясь набрать высоту, однако спустя 10 минут после последнего выстрела - в тот момент, когда он находился почти в 20 милях от крейсеров, - англичане увидели, что цеппелин вдруг принял вертикальное положение носом кверху, закачался, затем деформировался и упал в море севернее Хорнс-Рифа. В 11 часов его добила подводная лодка HMS E-31. В результате попадания трех 76-мм снарядов цеппелин воспламенился и в течение полуминуты пошел на дно. На борт субмарины подняли семерых членов его экипажа, остальные 11 погибли.

Крейсера типа Arethusa в Ютландском сражении

Основная статья: Ютландское сражение
Завязка Ютландского сражения: перестрелка между крейсерами HMS Galatea и SMS Elbing (15:15-15:37).

Ютландское сражение, ставшее крупнейшим в мировой истории боевым столкновением на море, не могло пройти без участия кораблей типа Arethusa, хотя они и не играли в нем первых ролей. «В отличие от остальных рейдов, это было время крейсеров Гранд-Флита», — отмечает А. Пирсолл.

К началу развертывания флотов, крейсера типа Arethusa были распределены по соединениям Королевского флота следующим образом:

  • HMS Galatea, HMS Phaeton и HMS Inconstant вместе с HMS Cordelia составляли 1-ю эскадру легких крейсеров коммодора Александер-Синклера, входившую в состав Флота линейных крейсеров вице-адмирала Битти;
  • HMS Royalist находился в составе 4-й эскадры легких крейсеров коммодора Ле Мезюрье, куда также входили HMS Calliope, HMS Constance, HMS Caroline и HMS Comus; эскадра была придана главным силам Гранд-Флита;
  • HMS Aurora и HMS Undaunted плюс HMS Cleopatra, HMS Conquest и HMS Carysfort состояли в Гарвичских силах коммодора Тёруитта;
  • HMS Penelope находился в ремонте.

В 03:50 31 мая, при выходе соединения Битти из Розайта, патрулировавшая у входа в залив Фёрт-оф-Форт подводная лодка SM U-32 (капитан-лейтенант барон Шпигель фон унд цу Пекельсхайм) с дистанции около 900 м выпустила две торпеды по идущему 19-узловым ходом HMS Galatea. Одна из них прошла перед носом крейсера, другая - за его кормой. Шедший следом HMS Phaeton попытался таранить лодку, однако та резко ушла на глубину 15 м, избежав столкновения.

Противник HMS Galatea – германский легкий крейсер SMS Elbing.

Именно HMS Galatea первым установил контакт с противником в Ютландском сражении. В 14:10 с корабля, шедшего на крайнем правом фланге крейсерской завесы, заметили в 8 милях на северо-востоке датский пароход «Н.Й.Фьорд», травивший пар. HMS Galatea в паре с HMS Phaeton повернули на восток, чтобы лучше рассмотреть его, и заметили отходивший от парохода трехтрубный эсминец — это был немецкий SMS B-109. Вскоре с HMS Galatea заметили германские легкие крейсера — сначала SMS Elbing, а затем SMS Frankfurt. При этом SMS Elbing дымил так сильно, что британцы приняли его за броненосный крейсер. В 14:18 Александер-Синклер передал по радио: «Вижу неприятеля», а через две минуты уточнил: «Два крейсера, вероятно вражеских, замечены по пеленгу OSO, курс неизвестен».

Британские корабли увеличили скорость, и, как только дистанция до противника сократилась до 55 кбт, HMS Galatea открыл огонь по SMS B-109 и SMS B-110 из носового орудия. Часы показывали 14:28. Один из офицеров корабля вспоминал:

« Крейсер как раз собирался поворачивать, когда на востоке было замечено торговое судно, травившее пар. Коммодор направился туда, чтобы осмотреть его. От борта судна отходил эсминец. Судя по его короткой фок- и высокой грот-мачте, это был гунн. Сразу была объявлена боевая тревога. Когда я поднялся по трапу на полубак, то чуть не оглох от выстрела носового 6-дюймового орудия, а ударная волна едва не сбросила меня за борт. »

SMS Elbing открыл ответный огонь через четыре минуты с дистанции 75 кбт, поразив противника одним из первых залпов, но, по странной случайности, попавший под мостик HMS Galatea 150-мм снаряд не взорвался. Перестрелка продолжалась недолго. В 14:39 Александер-Синклер доложил: «Замечены большие дымы на ONO». Через 10 минут последовало новое сообщение: «Дымы семи кораблей, кроме крейсеров и эсминцев. Они повернули на север». HMS Galatea и HMS Phaeton отвернули на северо-запад, увлекая за собой корабли противника. К ним для поддержки выдвинулись HMS Inconstant и HMS Cordelia, за ними подтягивалась 3-я эскадра легких крейсеров. HMS Cordelia открывала огонь по SMS Elbing, но все четыре выстрела легли с недолетом. В 14:48 немецкий крейсер отвернул на северный курс. Дистанция между противниками постепенно возрастала, и к 15:00 британские крейсера прекратили огонь.

В течение следующего часа 1-я эскадра легких крейсеров поддерживала контакт с неприятелем, наводя на них Битти, и прекрасно справилась со своей задачей. В 15:30 линейные крейсера противников вошли в соприкосновение друг с другом, и в 15:48 над морем прогремели первые залпы тяжелых орудий. В последующих событиях того дня кораблям типа Arethusa не довелось сыграть заметной роли. К началу боя линейных крейсеров 1-я эскадра легких крейсеров во главе с HMS Galatea оказалась далеко к северу и только изредка наблюдала противника, а после появления главных сил Флота Открытого моря и разворота эскадры Битти на обратный курс оставалась у нее на правом крамболе и поддерживала визуальный контакт с головными кораблями Хиппера. Когда же в бой вступили линкоры, легкие крейсера благоразумно держались вне линии огня. Шанс отличиться им представился только в ходе ночной фазы сражения.

В 19:30 HMS Royalist с 4-й эскадрой легких крейсеров отразил атаку немецких миноносцев на голову колонны британских линкоров, после чего, в паре с HMS Caroline, двигался примерно в миле по носу HMS King George V, шедшего под флагом вице-адмирала Джеррама. Приблизительно часом позже, в 19:55, командир HMS Caroline кэптен Крук доложил, что видит германские линкоры, и вице-адмирал Джеррам приказал HMS Caroline и HMS Royalist атаковать их торпедами. Крейсера приблизились к линии немецкой 1-й эскадры линейных кораблей и, несмотря на открытый SMS Westfalen и SMS Nassau огонь, в 20:08 выпустили по ним по одной торпеде с дистанции 39 кбт. Хотя попаданий добиться не удалось, данный редкий случай использования крейсерами своего торпедного вооружения послужил, как считается, поводом к его дальнейшему усилению.

Пока в Северном море шел бой, в Гарвиче коммодор Тёруитт несколько раз запрашивал инструкции у Адмиралтейства, но получил лишь разрешение завершить заправку своих кораблей топливом. Первый Морской лорд адмирал Генри Джексон считал, что Гарвичские силы необходимо держать в готовности на случай, если немцы отправят часть сил на юг — для набега на Даунс. «Вероятно, позднее вам придется сменить легкие крейсера и эсминцы Флота линейных крейсеров», - передали Тёруитту. Однако тот не находил себе места и в 17:15 сообщил, что выходит в море, на что спустя 20 минут получил гневную радиограмму: «Немедленно возвращайтесь в порт и ожидайте приказов». Лишь после полуночи Гарвичские силы получили приказ на выход в море, но уже не успели принять участия в сражении.

После Ютландского боя

«В течение нескольких недель после Ютландского боя, — констатирует Герберт Вильсон, — пока ремонтировались пострадавшие германские корабли, Флот Открытого моря почти бездействовал». Аналогичным образом боевая активность кораблей типа Arethusa в постютландский период не шла ни в какое сравнение с первой половиной войны.

В начале лета 1916 г. немцы активизировались в южной части Северного моря, поэтому Адмиралтейство приказало коммодору Тёруитту выделить два крейсера и восемь эсминцев на усиление Дуврского барража. HMS Aurora и HMS Undaunted с эсминцами 9-й и 10-й флотилий периодически привлекались к решению данной задачи, но встреч с противником не имели.

В июле Адмиралтейство несколько раз получало сообщения о выходе в море немецких рейдеров — вспомогательных крейсеров, переоборудованных из торговых судов. На их поиски отправлялись крейсера, в числе которых оказался HMS Inconstant. С 21 по 23 июля он, в паре с HMS Cordelia, патрулировал у Хорнс-Рифа, но никого не обнаружил.

18 августа Флот Открытого моря предпринял новый выход в море. Адмиралтейство узнало об этом, и Гранд-Флит покинул свои базы на несколько часов раньше неприятеля. Адмирал Джеллико в это время из-за болезни находился на юге Шотландии, но в гавани Данди его ждал HMS Royalist. Поднявшись на борт крейсера, командующий перешел на флагманский HMS Iron Duke в открытом море. Встречи главных сил на этот раз не произошло, хотя с HMS Galatea видели цеппелин L-31, производивший разведку на пути германского флота.

Коммодору Тёруитту, под командованием которого находились крейсера HMS Carysfort (флагман), HMS Conquest, HMS Canterbury, HMS Aurora, HMS Undaunted, лидер HMS Lightfoot и 18 эсминцев типа L и типа M, было приказано к рассвету 19 августа прибыть в район Браун-Ридж. Около 6 часов вечера Гарвичские силы вступили в соприкосновение с Флотом Открытого моря, обнаружив его с дистанции 20 миль. Поскольку Гранд-Флит не успевал прийти на поддержку, единственный шанс на успех давала ночная торпедная атака на контркурсах, но для этого требовалось обогнать противника. В течение часа британские корабли мчались полным ходом, но в 17:32 стало ясно, что обойти немцев до восхода луны не удастся, и Тёруитт с сожалением приказал: «Прекратить преследование. Условия для ночной атаки неблагоприятны».

Операция стоила англичанам крейсеров HMS Nottingham и HMS Falmouth, потопленных немецкими подводными лодками, причем около 21 часа с HMS Galatea также наблюдали следы двух торпед. Отныне угроза со стороны подводных лодок стала довлеть над командованием Королевского флота. Так, когда 18 октября стало известно об очередном выходе Флота Открытого моря, Адмиралтейство ограничилось отправкой Гарвичских сил и одной эскадры линкоров.

В октябре 1916 г. германское правительство решило возобновить подводную войну против торгового судоходства. Главной целью операций надводных кораблей стало обеспечение действий подводных лодок. В Зеебрюгге были переведены дополнительные флотилии миноносцев для нанесения ударов по Дуврскому барражу. Теперь Гарвичским силам было приказано выделять крейсера и эсминцы на поддержку кораблям адмирала Бэкона, патрулировавшим в проливе. Это привело к ряду боевых столкновений, однако кораблям типа Arethusa довелось принять участие только в одном из них.

Утром 22 января 1917 г. Адмиралтейству стало известно о переходе в Зеебрюгге свежей флотилии миноносцев. Не сомневаясь в том, что это связано с предстоящей вскоре набеговой операцией, в 11:40 Адмиралтейство приказало командующему Гарвичскими силами «перехватить противника силами эсминцев» и вывести в море легкие крейсера «на поддержку после заката». После получения телеграммы коммодор Тёруитт привел в готовность имевшиеся в его распоряжении шесть легких крейсеров, два лидера и шестнадцать эскадренных миноносцев. Выход из Гарвича состоялся около 17:30.

Не имея данных о месте и маршруте противника, Тёруитт разделил свои силы на четыре отряда:

  • шесть эсминцев во главе с лидером HMS Grenville — к плавучему маяку Маас;
  • десять эсминцев во главе с лидером HMS Nimrod — к банке Шоувен;
  • легкие крейсера 5-й эскадры двумя группами несли дозор восточнее (HMS Centaur под брейд-вымпелом Тёруитта, HMS Aurora, HMS Conquest) и западнее (HMS Penelope, HMS Cleopatra, HMS Undaunted) банки Норт-Хиндер.

В 02:45 23 января 6-я флотилия миноносцев фрегаттен-капитана Макса Шульца (брейд-вымпел на SMS V-69) была замечена с HMS Conquest, идущего концевым в кильватерной колонне. Немцы шли пересекающимся курсом и не видели противника. Переведя их на правый борт, крейсера открыли огонь. Прожектора не включались, поскольку цели были достаточно отчетливо обозначены факелами из труб. Немцы интенсивно отвечали, но огневой перевес британских крейсеров начал сказываться буквально с первых минут боя. Попавший в SMS V-69 снаряд заклинил на нем руль, и лежащий на циркуляции лидер германской флотилии был протаранен SMS G-41, причем последний получил тяжелые повреждения, его скорость упала до 8 узлов. Бедственное положение поврежденных кораблей не было замечено англичанами, выполнявшими в это время маневр уклонения от немецких торпед. Остальные миноносцы, поставив дымовую завесу, к 3 часам оторвались от противника и направились в Зеебрюгге, в то время как Тёруитт искал их у банки Шоувен.

SMS G-41 сумел без дальнейших происшествий вернуться в Зеебрюгге, однако SMS V-69 повезло меньше. Медленно ползущий миноносец был обнаружен крейсерами второй группы, спешившими к месту столкновения. Открыв прожектора, HMS Penelope, HMS Cleopatra и HMS Undaunted с близкой дистанции засыпали противника снарядами. Все находившиеся на мостике HMS Penelope во главе с кэптеном Лайнсом посчитали его потопленным, а с HMS Cleopatra якобы слышали крики тонущих немцев, поэтому крейсера поспешили уйти. На SMS V-69 был убит фрегаттен-капитан Шульц, однако искалеченный миноносец дотянул до голландского порта Эймейден, затем ремонтировался в Роттердаме и смог вернуться в Эмден.

Носовая надстройка и 152-мм орудие крейсера HMS Galatea, февраль 1917 г. Необычная форма смотровых окон ходовой рубки, небольшие крылья верхнего мостика, прожекторы перенесены на верхний мостик.

Оставшись без командира, немецкая флотилия провела еще один бой с британскими эсминцами у банки Шоувен, в ходе которого HMS Simoom получил попадание торпеды и был добит своими кораблями. Коммодор Тёруитт со своими крейсерами вел безрезультатный поиск ускользнувшего противника до 8 часов утра 23 января, после чего вернулся в Гарвич, обстреляв летавшие в районе банки Шоувен немецкие самолеты.

В конце мая 1917 г. по предложению командующего Дуврским патрулем адмирала Реджинальда Бэкона решено было произвести обстрел с моря базы немецких кораблей в Зеебрюгге и портовых мастерских Остенде. На Гарвичские силы возлагалось недопущение противодействия противника со стороны банок Торнтон и Шоувен, для чего коммодор Тёруитт разделил свои корабли на два отряда: в первый вошли крейсера HMS Centaur (брейд-вымпел коммодора), HMS Concord, HMS Canterbury, HMS Conquest, лидер HMS Lightfoot и восемь эсминцев; во второй — крейсера HMS Undaunted, HMS Cleopatra, HMS Penelope, HMS Aurora и восемь эсминцев. В ночь на 5 июня корабли первого отряда обнаружили германские миноносцы SMS S-15 и SMS S-20. В результате перестрелки SMS S-20 получил повреждения от огня крейсеров и был добит посланными в погоню эсминцами.

Вечером 15 июля Гарвичские силы (8 легких крейсеров, 2 лидера и 15 эсминцев) вышли к острову Тексель для перехвата немецких судов, которые, по данным разведки, должны были проследовать из Роттердама в Германию. На рассвете 16 июля HMS Undaunted, патрулировавший с семью эсминцами в трех милях от порта, обнаружил шесть пароходов. Всё было закончено за несколько минут. Заметив англичан, два головных транспорта («Ренате» и «Леонард») выбросились на берег, где были уничтожены артиллерией крейсера, а остальные («Бритциг», «Пеллворм», «Хайнц Блумберг» и «Мари Хорн») проследовали в Гарвич под конвоем британских кораблей.

Командир 1-й эскадры легких крейсеров коммодор Уолтер Коуэн.
Диспозиция британских сил, развернутых для перехвата германских крейсеров SMS Brummer и SMS Bremse, 17 ноября 1917 г.

Если крейсера Гарвичских сил в пост-ютландский период продолжали нести довольно интенсивную службу, регулярно имея столкновения с противником, то их систершипы, приписанные к Гранд-Флиту, по большей части проводили время на якорных стоянках, а во время редких выходов в море не случалось ничего, достойного упоминания. Но об имевших место организационных изменениях сказать все же стоит. В феврале 1917 г. HMS Royalist был переведен из 4-й эскадры легких крейсеров в 1-ю, где, таким образом, собрались все корабли типа Arethusa Гранд-Флита. В апреле командир эскадры коммодор Александер-Синклер получил чин контр-адмирала, а в июле был назначен командиром свежесформированной 6-й эскадры легких крейсеров. На прежнем посту его сменил коммодор Уолтер Коуэн, поднявший свой брейд-вымпел на новом HMS Caledon.

Одним из редких эпизодов, в котором принимали участие почти все крейсера типа Arethusa (исключением стал HMS Penelope), стала провальная для англичан попытка перехвата германских крейсеров SMS Brummer и SMS Bremse, совершивших дерзкое нападение на скандинавский конвой 17 октября 1917 г. Заблаговременно извещенный об их выходе, новый главком Гранд-Флита адмирал Битти еще 15 октября развернул в Северном море 3 легких линейных крейсера, 27 легких крейсеров и 54 эсминца. Так, HMS Galatea, HMS Phaeton, HMS Inconstant и HMS Royalist в составе 1-й эскадры легких крейсеров патрулировали в районе 57-й параллели между 1° и 4° в.д.; Гарвичские силы — к югу от 55-й параллели: группа «В» (включавшая HMS Undaunted и HMS Cleopatra) — на долготе 3° в.д., группа «С» (HMS Aurora и HMS Canterbury) — на долготе 5° в.д. К сожалению, столь мощные силы не смогли ни обнаружить противника, ни защитить конвой от нападения.

Второй бой в Гельголандской бухте

Легкие крейсера 1-й эскадры стали основными участниками погони в ходе Второго время боя в Гельголандской бухте 17 ноября 1917 г., где было явно продемонстрировано значение 152-мм орудий.

Замысел адмирала Битти заключался в нанесении удара по германским тральным силам, систематически очищавшим от мин Гельголандскую бухту. По данным радиоперехватов было известно, что 16 ноября немцы выслали в море тральщики при поддержке 2-й разведывательной группы контр-адмирала фон Рейтера (легкие крейсера SMS Königsberg, SMS Nürnberg, SMS Frankfurt и SMS Pillau) и под прикрытием линкоров SMS Kaiserin и SMS Kaiser. Для удара по ним были выделены значительные силы:

Кормовое 152-мм орудие Mk.XII крейсера HMS Royalist (возможно HMS Galatea) с расчетом, февраль 1917 г.
Расчет 102-мм орудия крейсера HMS Galatea, февраль 1917 г.

Утром 17 ноября британские корабли подошли к границе минных заграждений. В авангарде шла 1-я эскадра крейсеров; несколько впереди ее левого траверза держалась 6-я эскадра легких крейсеров; в 3 милях позади — 1-я эскадра легких крейсеров; линейные крейсера Пэкенхэма находились в 10 милях позади. Немецкие силы состояли из трех групп: северной, в составе тральщиков и миноносцев; средней, являвшейся отрядом поддержки, и южной — крейсеров фон Рейтера.

Около 07:30 с HMS Courageous были замечены германские тральщики. Почти одновременно их увидели с HMS Cardiff. В этот момент флагман фон Рейтера SMS Königsberg шел к группе тральщиков. В 07:37 HMS Courageous дал по легкому крейсеру первый залп из 381-мм орудий. Почти одновременно HMS Glorious обстрелял другой крейсер, а 6-я эскадра легких крейсеров атаковала тральщики. Условия освещения были благоприятны для англичан: немецкие корабли были хорошо видны на восточной, освещенной части горизонта. Но команды германских кораблей не растерялись и действовали четко и слаженно. Крейсера и миноносцы выдвинулись навстречу неприятелю, выставив густую дымовую завесу, закрывшую тральщики от британских кораблей, а затем стали уходить на юго-восток, увлекая за собой британские крейсера, тем самым давая шанс тихоходным тральщикам, уже обрубившим тралы, уйти в восточном направлении.

Не повезло только вооруженному траулеру «Кединген» (263 брт), который стоял на якоре, служа в качестве временного маяка для тральщиков. Так и не успев сняться с якоря, он попал под огонь 1-й эскадры легких крейсеров коммодора Коуэна и лишился хода. Британские эсминцы сняли с него 64 пленных (7 человек погибли при обстреле), а сам траулер — потопили.

В 08:07 HMS Courageous пересек дымовую завесу, вновь обнаружив крейсера фон Рейтера, на полном ходу уходившие на соединение со своими линкорами. В 08:10 HMS Courageous и HMS Glorious открыли по ним огонь, через две минуты к ним присоединился HMS Cardiff, еще через десять минут — HMS Ceres, HMS Calypso, а затем HMS Inconstant и другие крейсера 1-й эскадры. Эсминцы HMS Valentine и HMS Vanquisher в 08:20 попытались выйти в торпедную атаку, но были отогнаны артиллерийским огнем. В 08:30 немцы поставили вторую завесу, а через 15 минут — третью. Контр-адмирал Нэпир считал рискованным заходить дальше из-за мин и 08:52 приказал резко отвернуть влево, огибая дымзавесу с востока, потеряв при этом противника из виду.

Вся тяжесть следующей фазы боя легла на 1-ю и 6-ю эскадры легких крейсеров, и они провели ее далеко не блестяще. Впрочем, их двойное численное преимущество отчасти являлось иллюзорным, поскольку немцы почти не уступали по числу орудий, ведь HMS Galatea, HMS Royalist и HMS Inconstant могли вести огонь только из носовых 152-мм пушек, так как дальности бортовых четырехдюймовок не хватало. Но численный перевес был на стороне британцев, что, несмотря на обычно лучшую стрельбу немецких комендоров, уравнивало шансы. Легкие крейсера с обеих сторон начали получать попадания.

Около 08:50 шедший головным легкий крейсер HMS Cardiff получил попадание 150-мм снаряда с SMS Königsberg в полубак, вызвавшее большой пожар, а вскоре — еще два попадания в район кормовых надстроек и торпедных аппаратов.

В 09:20 на SMS Frankfurt первым попаданием 152-мм снаряда были выведены из строя одно орудие и дальномер. Вскоре недалеко от первого произошло попадание в палубу второго снаряда, а потом и третьего — в основание фок-мачты.

В 09:40 снаряд с SMS Pillau или SMS Frankfurt пробил крышу боевой рубки HMS Calypso и убил всех находившихся там, в том числе командира корабля кэптена Эдвардса. Приборы управления артиллерийской стрельбой вышли из строя, и крейсер прекратил огонь. В командование вступил старший артиллерийский офицер лейтенант Кларк.

К тому времени в район боя подошел HMS Repulse, отправленный Пэкенхэмом на помощь кораблям Нэпира. Контр-адмирал Филлимор разумно решил, что путь, по которому прошли германские крейсера, свободен от мин. Поэтому HMS Repulse не отворачивал и быстро нагнал свои крейсера. При каждом удобном случае он давал четырехорудийный залп по германским крейсерам из носовых башен, постепенно пристреливаясь.

Чтобы вынудить англичан прекратить погоню, фон Рейтер приказал произвести торпедную атаку. Согласно мемуарам адмирала Шеера, шесть торпед выпустили миноносцы, еще несколько — SMS Königsberg и SMS Frankfurt. В течение следующих нескольких минут с различных британских кораблей стали поступать сообщения о замеченных торпедах: одна прошла перед носом HMS Royalist, другую заметили в опасной близости от борта HMS Cardiff. Для пущей наглядности процитируем вахтенный журнал HMS Galatea:

  • 09:29 След торпеды перед носом
  • 09:31 Торпеда прошла перед носом HMS Inconstant
  • 09:33 След торпеды слева по носу HMS Galatea
  • 09:40 HMS Caledon изменил курс вправо
  • 09:47 HMS Galatea прекратил стрельбу
  • 09:50 Обнаружена мина
  • 09:54 HMS Cardiff повернул на 16 румбов
  • 09:54 Торпеда прошла за кормой HMS Galatea
  • 09:55 Подводная лодка замечена в 2 милях на SSO

Вскоре обстановка резко изменилась. Как следует из вахтенного журнала HMS Galatea, в 09:59 с него были замечены SMS Kaiser и SMS Kaiserin, минутой позже открывшие огонь. В действительности первый залп был дан ими еще в 09:46. Всего же SMS Kaiserin успел произвести восемь залпов. Один 305-мм снаряд угодил в ватерлинию HMS Caledon, не причинив серьезных повреждений, но удар был такой силы, что контр-адмирал Александер-Синклер подумал, что корабль разваливается пополам.

Британские крейсера быстро поняли, что дело приняло серьезный оборот. Прекратив погоню, они резко развернулись и стали выходить из-под обстрела. HMS Repulse, не заметивший изменения обстановки, еще как минимум 10 минут шел вперед, а перед разворотом успел поразить SMS Königsberg 381-мм снарядом, который пробил все три трубы и разорвался в угольной яме, вызвав пожар, в результате которого ход германского крейсера упал до 17 узлов. Однако воспользоваться этим англичанам уже не удалось, так как они сами спешили отойти под огнем германских линкоров.

Бой прекратился. Британские корабли беспрепятственно вернулись в свои базы, довольствуясь потоплением несчастного «Кедингена», причем Пэкенхэм «успокоился, поняв, что его силы отходят, не преследуемые противником». Для британских легких крейсеров это сражение стало, пожалуй, единственным, в котором они получили более серьезные повреждения, чем смогли нанести неприятелю.

Победа

Последний год войны оказался для крейсеров типа Arethusa самым рутинным и невыразительным. Достаточно сказать, что в знаменитых «Морских операциях» Джулиана Корбетта и Генри Ньюболта после Второго боя в Гельголандской бухте о кораблях данного типа не имеется ни одного упоминания!

В марте 1918 года в составе Гранд-Флита была сформирована новая 7-я эскадра легких крейсеров, командование которой принял коммодор Джордж Боррет (с августа — контр-адмирал). В нее были переведены HMS Carysfort (флагман), HMS Aurora и HMS Penelope из состава Гарвичских сил, а также HMS Phaeton из 1-й эскадры. В августе к ним присоединилась HMS Cleopatra, а в ноябре, под самый занавес войны, — HMS Undaunted, на который контр-адмирал Боррет перенес свой флаг.

HMS Galatea в конце Первой мировой войны. Корабль треногая фок-мачта с постом управления огнем, короткая грот-мачта между кормовыми 152-мм орудиями, платформа для самолета перед мостиком.

Будучи оборудованными минными рельсами, крейсера типа Arethusa Гранд-Флита на завершающем этапе войны активно привлекались к минным постановкам в контролируемых противником водах. Так, HMS Royalist, HMS Inconstant и HMS Phaeton в конце 1917 г. ставили мины в Гельголандской бухте, а HMS Aurora, HMS Penelope и HMS Phaeton в марте 1918 г. — в северной части пролива Каттегат. В общей сложности крейсерами было совершено 35 выходов на постановки и выставлено 2553 мины. Рекордсменом оказался HMS Royalist, совершивший 16 выходов (большинство из них — совместно с крейсером HMS Blanche (1909) и эсминцем-заградителем HMS Abdiel) и выставивший 1183 мины. Зато HMS Undaunted, остававшийся в составе Гарвичских сил, так и не произвел ни одной постановки.

25 апреля 1-я эскадра легких крейсеров коммодора Коуэна участвовала в выходе главных сил Гранд-Флита (31 линкор, 4 линейных крейсера, 2 броненосных и 24 легких крейсера, 85 эсминцев) на перехват Флота Открытого моря, намеревавшегося нанести удар по норвежским конвоям, однако после отмены немецкой операции вернулась в Розайт, не встретив противника. Следующее знаменательное событие имело место 17-19 июля, когда 1-я эскадра легких крейсеров (HMS Caledon, HMS Galatea, HMS Royalist, HMS Phaeton, HMS Inconstant) сопровождала авианосец HMS Furious во время знаменитого рейда на базу цеппелинов в Тондерне, а 7-я эскадра (HMS Carysfort, HMS Aurora, HMS Penelope, HMS Undaunted) входила в состав сил прикрытия. При этом HMS Galatea остановил и досмотрел бельгийский пароход «Стиклстад».

11 ноября 1918 г. было подписано перемирие между Германией и Антантой. 20 ноября король Георг V посетил Розайт и устроил смотр кораблям Гранд-Флита. На следующий день огромная эскадра — 14 линкоров, 4 линейных крейсера, 1 авианосец, 1 броненосный и 12 легких крейсеров, 120 эсминцев — вышла в море для встречи капитулировавшего германского флота и препровождения его к месту интернирования в Фёрт-оф-Форт (операция «ZZ»).

HMS Undaunted возглавлял 7-ю эскадру легких крейсеров, шедшую во главе левофланговой колонны союзных кораблей, замыкал строй эскадры французский броненосный крейсер Amiral Aube под флагом вице-адмирала Грассэ, 1-я эскадра легких крейсеров шла концевой в правой колонне, а HMS Phaeton довелось вести за собой немецкие легкие крейсера. Адмирал Битти гордо стоял на мостике флагманского линкора HMS Queen Elizabeth. «Только плеск волн, посвист ветра и шум машинных вентиляторов нарушали тишину». В 15:57 германский флаг был спущен на всех кораблях бывшего Императорского флота. Первая мировая война на море окончилась!

Послевоенные судьбы

Послевоенная служба крейсеров типа Arethusa оказалась недолгой и началась с инцидента. 10 декабря 1918 г. HMS Galatea, которым в это время командовал кэптен Чарльз Форбс — будущий командующий Флотом метрополии в начале Второй мировой войны, вышел из Розайта в Ньюкасл. Как утверждается, корабль вскоре должен был отправиться на Средиземное море. В 20 милях к северу от устья реки Тайн, у острова Кокет, неподалеку от Эмбла крейсер столкнулся с пароходом «Мото» (1941 брт). Несчастливое судно быстро затонуло, на борт HMS Galatea подняли шлюпку с 22 членами его команды, жертв не было. Тем не менее повреждения крейсера тоже оказались значительными, так что вместо Средиземного моря пришлось идти в Уоллсенд, на верфь Swan Hunter, где был произведен ремонт, занявший 56 дней. Работы были омрачены гибелью кочегара Эдварда Минтера, разбившегося при падении с палубы на бетонное дно дока. Корабль снова вышел в море лишь 2 апреля 1919 г.

В апреле 1919 года Гранд-Флит и Гарвичские силы были расформированы, а на их месте сформирован Атлантический флот.

Тогда же начались серьезные сокращения корабельного состава. HMS Aurora была выведена в резерв в марте 1919 г. в Девонпорте, HMS Undaunted — в апреле в Норе, HMS Penelope — в июне в Норе.

HMS Inconstant и HMS Royalist с января по апрель 1919 г. находились на Балтике в составе так называемых Британских Балтийских сил (British Baltic Force), которые базировались на Ревель, Либаву и Бьёрке. На HMS Inconstant поднял свой флаг контр-адмирал Уолтер Коуэн, являвшийся старшим морским начальником в Балтийском море. В боевых столкновениях с кораблями Красного флота им участвовать не довелось. В апреле они вернулись в метрополию и вместе с HMS Galatea вошли в состав заново сформированной 2-й эскадры легких крейсеров, командование которой принял Коуэн. HMS Phaeton, с марта также находившийся на Балтике, присоединился к ней в сентябре.

HMS Galatea после возвращения с Балтики в конце 1919 г. Третье 152-мм орудие, короткая грот-мачта и пара 76-мм зениток на кормовой надстройке, 12-футовый дальномер на носовом мостике.

19 мая HMS Galatea принял на борт генерала Хьюбеpта Гоута, главу британской военной миссии в балтийских областях, и также отправился на Балтику. Вместе с ним в Ревель прибыли HMS Dragon, HMS Curacoa и HMS Cleopatra. Крейсера действовали в водах вновь образованных государств Прибалтики и активно участвовали в операциях против небольшого советского флота в Финском заливе, оказывая поддержку с моря наступлению белых войск генерала Н. Н. Юденича на Петроград, обстреливая позиции и объекты красных на берегу, прикрывая высадку десантов, участвуя в минных постановках и блокаде восточной части Финского залива, которые не позволяли кораблям Красного флота оказывать помощь частям противостоявшей Юденичу 7-й армии. Правда, HMS Galatea пришлось по большей части мотаться между Гельсингфорсом, Ревелем, Ригой, Копенгагеном и Розайтом с генералом Гоутом, выполнявшим всевозможные дипломатические миссии. Кроме того, он присутствовал при бое с советскими кораблями около Сескара 31 мая 1919 г. и позже присоединился в Нарве к отряду, имевшем в своем составе HMS Phaeton. В дальнейшем англичане ограничивались блокадой Кронштадта на границах минных полей и патрулированием проходов через заграждения, которые производились эсминцами и подводными лодками под прикрытием крейсеров. HMS Galatea и HMS Phaeton провели некоторое время в беспокойном порту Либава, но в середине ноября возвратились в отечественные воды.

HMS Royalist и HMS Galatea в январе и марте 1920 г. соответственно были выведены в резерв в Портсмуте. В июле того же года они вместе с HMS Aurora ненадолго возвращались в состав флота при пробной мобилизации, но в скором времени были списаны.

Командиры корабля

кэптен Томас Прэтт 08.1914 - 12.1914
кэптен Джеймс Хоксли 12.1914 - 8.02.1915
коммодор Эдвин Александер-Синклер 8.02.1915 - 7.07.1917
кэптен Эрнест Лоринг 7-10.07.1917 (врид)
кэптен Чарльз Форбс 10.07.1917 - 8.08.1919
кэптен Эрик Дагмор 8.08.1919 - 02.1920
кэптен Джордж Юнг 07.1920 - 10.1920

Ссылки

Литература

  • Патянин С.В. Легкие крейсера типа «Аретьюза». Скауты Черчилля. — «Война на море». — Москва: Яуза, Эксмо, 2020. — 128 с. — ISBN 978-5-04-110262-3
  • Лисицын Ф.В. Крейсера Первой Мировой. — «Война на море». — Москва: Яуза, Эксмо, 2015. — 448 с. — ISBN 978-5-699-84344-2
Авианосцы / Гидроавианосцы AnneVArgusVArk RoyalBen-my-ChreeVCampaniaVEmpressVEngadineVFuriousVManxmanVNairanaVPegasusVRaven IIVRivieraVVindexVVindictiveV
Линейные корабли Dreadnought Bellerophon St. VincentNeptune Colossus Orion King George VCanadaErinAgincourt Iron Duke Queen Elizabeth Revenge
Броненосцы Royal Sovereign Majestic Canopus Formidable Duncan King Edward VII Swiftsure Lord Nelson
Линейные крейсера Invincible Indefatigable LionQueen MaryTiger Renown CourageousFurious AdmiralCIncomparableX
Броненосные крейсера Cressy Drake Monmouth Devonshire Duke of Edinburgh Warrior Minotaur
Тяжелые крейсера Hawkins
Легкие крейсера TownG Arethusa CG, C DanaeC EmeraldA
Бронепалубные крейсера Apollo Astraea Eclipse Blake Pearl Edgar Powerful Diadem Arrogant Pelorus Highflyer Challenger Topaze
Крейсера-скауты Adventure Forward Pathfinder Sentinel Boadicea Blonde Active
Лидеры эсминцев Swift Faulknor Marksman Parker ScottC ShakespeareC
Эсминцы AG BG CG DG RiverG Tribal CricketG Beagle Acorn Acheron Acasta Laforey MG RG SG, C Talisman V and WG, C
Мониторы Marshal Ney Abercrombie Lord Clive Humber Gorgon M15 M29 Erebus
Тральщики Flower Racecourse Hunt 24C
Канонерские лодки Fly Insect
Подводные лодки A B C D E F G HC J K LC MC RCSwordfish V
Примечания: A: Достроены после войны; C: Часть достроена после войны; G: Объединение нескольких типов; V: Перестроены из другого типа; X: Не достроены
курсивом обозначены отдельные корабли, обычным шрифтом − типы кораблей