Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

Hermes (1942)

Перейти к: навигация, поиск

Эскадренный миноносец
ZG-3 Hermes

VGVO_Pic_20.jpg
Служба
Третий_рейх_флаг_ВМС_с_тенью.png
Третий рейх
Исторические данные
08.02.1937 г. Заложен
03.03.1938 г. Спущен на воду
30.10.1938 г. Выход на испытания
21.03.1942 г. Введен в строй
07.05.1943 г. Гибель
Общие данные
1350 / 1850 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
98,4 / 10,05 / 2,51-3,43 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
/
44 000 л.с. м.
Осадка
(минимальная/максимальная)
ЭУ
Экипаж
145 чел. Общая численность
Бронирование
мм. Башни
Вооружение

Артиллерия главного калибра

Зенитная артиллерия

Минно-торпедное вооружение


ZG-3 (нем. «Zerstorer, Griechenland-3»[1]) - греческий эскадренный миноносец Vassilefs Georgios, поврежденный немецкой авиацией и затопленный 20 апреля 1941 г. в Саламине. После оккупации города, немцы подняли и отремонтировали эсминец, и под обозначением ZG-3 вошел в состав Кригсмарине. Позже, во время совместных действий с итальянцами, к литерно-цифровому обозначению добавилось наименование Hermes (рус. «Гермес»). 16 ноября 1942 года обнаружил греческую подводную лодку Triton, потопленную затем другими кораблями. 21 апреля 1943 года потопил британскую подводную лодку HMS Splendid. 30 апреля 1943 года поврежден английской авиацией - потерян ход. 7 мая 1943 года затоплен в гавани г. Тунис.

Постройка

Трехмерная компьютерная модель эскадренного миноносца Vassilefs Georgios.

Два первых корабля, из четырех предполагавшихся к постройке, получивших названия Vassilefs Georgios и Vassilissa Olga, были заложены на верфи Yarrow в Скотстауне (пригород Глазго) в феврале 1937 г. под заводскими номерами 1702 и 1703. За прототип был выбран стандартный британский эсминец типа H, но с определенными изменениями по требованию греческой стороны. Важнейшим из них стала артиллерия и системы управления огнем - греки сделали выбор в пользу германских 127-мм орудий SK C/34 и 37-мм зениток C/30, аналогичных устанавливавшимся на новейшие немецкие эсминцы типа Leberecht Maass и типа Diether von Roeder.

Весной-летом 1938 г. оба корабля были спущены на воду, однако достройка затянулась из-за задержек с поставкой вооружения - немцы не спешили отправлять орудия в Англию. В сентябре 1938 г., во время Мюнхенского кризиса, Адмиралтейство всерьез рассматривало вопрос о реквизиции кораблей, строившихся по британским стандартам, и включении их в состав Королевского флота. В конце концов эсминцы прошли испытания и были приняты греческими экипажами без артиллерии и в конце февраля 1939 г. года ушли в Грецию, где получили, наконец, свой главный калибр, доставленный из Германии. К началу Второй мировой войны Vassilefs Georgios и Vassilissa Olga оказались самыми современными кораблями греческого флота.

Итоговая стоимость одного корабля составила 380 тыс. ф.ст., что было примерно на треть больше, чем у эсминцев типа Kountouriotis итальянской постройки.

Корабль Бортовой № Строитель Заложен Спущен на воду Вступил в строй
VGVO_Gerb_01.jpg
Vassilefs Georgios Βασιλεύς Γεώργιος 14 Yarrow, Скотстаун 8.02.1937 3.03.1938 15.02.1939
Эскадренный миноносец ZG-3 Hermes (бывш. Vassilefs Georgios) вскоре после ввода в состав германского флота, весна‑лето 1942 г. Корабль еще не имеет камуфляжной окраски и 20‑мм автомата на носу. Кормовое орудие главного калибра временно отсутствует. По борту на уровне верхней палубе проложена обмотка размагничивания. Находившийся перед «башенкой» на мостике 4‑метровый стереодальномер демонтирован.

Описание конструкции

Корпус

Корабли типа Vassilefs Georgios строились по чертежам серийных британских эскадренных миноносцев типа H[2] и ничем, кроме артиллерийского вооружения и приборов управления огнем, от них не отличались.

Корпуса выполнялись клепаными и имели поперечную систему набора, включавшего в себя 175 шпангоутов. Корабли имели единственную палубу, идущую от носа до кормы - верхнюю или главную, и полубак, простиравшийся примерно на треть длины. Кроме того, имелась жилая палуба, представлявшая собой две независимые платформы в носу и в корме. Верхняя и жилая палубы были плоскими, полубак имел небольшой подъем к форштевню. Все они выполнялись водонепроницаемыми. На отсеки корпус делился двенадцатью главными водонепроницаемыми переборками, поднимавшимися до главной палубы (четыре из них доходили до палубы полубака). Еще четыре водонепроницаемых переборки доходили только до жилой палубы. В пределах машинно-котельных отделений имелось двойное дно.

Очень высоко оценивались мореходные качества кораблей, их плавная качка и хорошая маневренность, отмечалась только сильная заливаемость носовой оконечности при движении против волны.

Эскадренный миноносец Vassilefs Georgios, 1939 г. Внутреннее расположение.

Силовая установка

Главная энергетическая установка эсминцев типа Vassilefs Georgios включала в себя три трехколлекторных котла Адмиралтейского типа [3] с пароперегревателями и два турбо-зубчатых агрегата системы Parsons с одноступенчатыми редукторами. Каждый турбо-зубчатый агрегат включал в себя турбины высокого и низкого давления (последняя - со встроенной ступенью заднего хода) активно-реактивного типа и одноступенчатый редуктор. Рабочее давление пара - 21,2 кг/см², температура - 327°С.

Размещение силовой установки - линейное. Все котлы располагались в изолированных отсеках, дымоходы двух носовых выводились в общую трубу, кормового - в отдельную, имевшую несколько меньшее сечение. Турбины стояли в общем машинном отделении вместе с главными конденсаторами. Эсминцы приводились в движение двумя трехлопастными гребными винтами.

Проектная мощность силовой установки составляла 34 000 л.с. при частоте вращения 350 об/мин. Это должно было обеспечить эсминцам наибольшую скорость хода 36 уз при неполной нагрузке или 32 уз в полном грузу. Vassilissa Olga показал на шестичасовых испытаниях 19 декабря 1938 г. среднюю скорость 36,09 уз при мощности 33 683 л.с.

Нормальный запас нефти составлял 399 т, полный - 465 т. По британским документам дальность плавания составляла 5000 миль 15-узловым ходом, либо 1350 миль на 27 узлах, что соответствует дальности плавания однотипных эсминцев Королевского флота. Греческие источники приводят для Vassilissa Olga существенно меньшие цифры: 3370 (12), 2330 (19), 1600 (26) или 1180 (31) миль - интенсивная эксплуатация корабля в военное время привела к износу механизмов и повышенному расходу топлива.

Вооружение

Носовые 127-мм орудия эсминца ZG-3 Hermes (бывш. Vassilefs Georgios), 1942 г. На палубе видны красно-белые полосы быстрого опознавания с воздуха.
Основная статья: 127-мм/45 орудие SK С/34
Фрагмент чертежа 127-мм орудия SK C/34 на станке MPL C/34.
37-мм полуавтоматическая зенитная пушка SK C/30U на станке Ubts LC/39.
Вид на тыльную часть 127-мм орудия С/34 эскадренного миноносца Z-10 Hans Lody.
533-мм четырехтрубный торпедный аппарат QR.VIII, находившийся на вооружении эсминцев типа Vassilefs Georgios.

Артиллерийское вооружение эскадренных миноносцев типа Vassilefs Georgios было изготовлено в Германии и состояло из четырех 127-мм орудий SK С/34 и такого же числа 37-мм полуавтоматических зенитных пушек С/30[4]. Все они были изготовлены концерном Rheinmetall-Borsig.

Реальный калибр 127-мм орудия SK C/34 составлял 128 мм, общая длина 5760 мм, длина ствола 5430 мм (45 калибров), вес 3645 кг. Оно имело лейнированный ствол с вертикальным скользящим затвором, гидравлический откатный механизм и два пружинных накатника. Заряжание - раздельно-гильзовое. Дальность стрельбы 28-кг снарядом достигала 17 400 м; скорострельность - теоретически до 18 выстрелов в минуту, но на практике была существенно ниже. Орудия монтировались в открытых штыревых установках LC/34 весом 10 220 кг, из которых 1870 кг приходилось на 8-мм броневой щит. Вертикальное наведение имело электрический привод, горизонтальное - гидравлический. Углы вертикальной наводки - от -10 до +30°, что исключало возможность стрельбы по воздушным целям. Обслуживал установку расчет из 10 человек. В боекомплект входили только фугасные снаряды без бронебойного колпачка с взрывателем мгновенного или временного действия.

Полуавтоматическая 37-мм зенитная пушка C/30 весила 243 кг, имела ствол длиной 2960 мм (83 клб.) и вела огонь 742-граммовыми снарядами. Дальность стрельбы достигала 8500 м, а досягаемость по высоте 6800 м. Основным его недостатком была относительно невысокая скорострельность - около 30 выст./мин. 37-мм пушки монтировались в одинарных установках LC/34, не имевших ни стабилизации, ни силовых приводов наведения. Установка весила 1860 кг и обеспечивала вертикальное наведение в пределах -10...+80°.

Боезапас хранился в двух погребах - носовом и кормовом - и включал по 192 выстрела на каждое 127-мм орудие и 6000 выстрелов (суммарно) для 37-мм зениток.

Система управления огнем, вероятно, была голландского производства. Однако, главный 4-метровый стереодальномер был все же германского образца, а расположенная над ним «башенка» с 3-метровым дальномером внешне похожа на командно-дальномерные посты шведской фирмы Bofors. Центральный артиллерийский пост располагался на верхней палубе под носовой надстройкой.

Торпедное вооружение эсминцев типа Vassilefs Georgios повторяло прототип и состояло из двух четырехтрубных 533-мм аппаратов QR.VIII. Запасных торпед на борту не имелось. Использовавшиеся греческими кораблями парогазовые торпеды Mk.X имели длину 7,2 м, вес 1620 кг, несли заряд 275 кг ТНТ и обладали следующими режимами хода: 3000 м на скорости 47 уз, 5000 м на 43 уз, 8000 м на 36 уз или 12 000 м на 29 уз.

Противолодочное вооружение состояло из двух штоковых бомбометов, установленных у передней стенки кормовой надстройки, и двух кормовых бомбосбрасывателей. К ним имелось 17 глубинных бомб. Штоковый бомбомет системы Торникрофта обеспечивал выброс глубинной бомбы по траверсу корабля на расстояние до 37 м. Гидролокаторов на строившихся на экспорт эсминцах англичане не устанавливали, что серьезно ограничивало их боевые возможности. Оборудования для минных постановок и траления греческие эсминцы также не несли.

Вспомогательное оборудование

Экипаж

Эсминец Vassilissa Olga в камуфляжной окраске «Александрийского» типа после начала итало-греческой войны, конец 1940 - начало 1941 г.

Экипаж Vassilefs Georgios] до гибели составлял около 200 офицеров и матросов, в немецком флоте штатный экипаж ZG-3 Hermes состоял из 10 офицеров и 215 унтер-офицеров и матросов.

Окраска

Эсминец ZG-3 Hermes, август 1942 г.
ZG-3 Hermes в камуфляжной окраске, конец 1942 г.
ZG-3 Hermes, 1943 г.

В мирное время греческие корабли красились в светло-серый цвет. На рубеже 1940-1941 гг. эсминцы типа Vassilefs Georgios получили камуфляжную окраску британского «Средиземноморского» типа в виде широких полос темно-серого цвета по основному светло-серому фону.

В немецком флоте ZG-3 Hermes поначалу нес монотонную светло-серую окраску, но вскоре на нее снова нанесли камуфляж итальянского стандартного типа в виде темных полос, расходящихся от центра. На палубе бака были нанесены красно-белые полосы быстрого опознавания с воздуха. Под конец карьеры рисунок камуфляжа изменился - на смену полосам пришли клинья и неправильные многоугольники.

Модернизация в немецком флоте

Основная статья: 20-мм/65 автомат С/38
Основная статья: 13,2-мм/76 пулемет Breda
ZG-3 Hermes в боевом походе. Вид с кормовой надстройки на прожекторную площадку и кормовую площадку 37-мм зениток. На переднем плане - тыльная часть кормового торпедного аппарата, в котором отсутствует левая труба (позже будет возвращена на место). У бортов - минные рельсы.

В ходе восстановительного ремонта немцы усилили зенитное вооружение ZG-3 Hermes четырьмя 20-мм/65 автоматами С/38, установив их парами на носовой (позади орудия № 2) и кормовой надстройках. Боезапас для них составлял 12 000 патронов. К началу августа 1942 г. добавился пятый 20-мм автомат - его установили на полубаке практически над самым форштевнем. Кроме того, в германских документах упоминаются 13,2-мм пулеметы Breda, но когда они появились на корабле, и сколько их было, выяснить не удалось[5].

Эскадренный миноносец ZG-3 Hermes, 1942 г.
ZG-3 Hermes в боевом походе, лето 1942 г. Вид с носовой надстройки в корму. 37-мм зенитка на носовой площадке, аналогичная у второй трубы временно отсутствует. 20-мм автомат на кормовой надстройке, 90-см прожектор и паровая сирена на дымовой трубе.
ZG-3 Hermes в бухте Суда (о. Крит), 1 августа 1942 г. Эсминец уже получил пятый 20‑мм автомат на бак, но еще сохраняет однородную светло‑серую окраску.

Торпедное вооружение осталось неизменным, хотя в немецких документах отмечается ряд проблем с торпедными аппаратами. Немцы оборудовали корабль минными рельсами для приема 60 мин типа EMC, установили гидролокатор S-Gerat, новые средства связи, параваны-охранители для защиты от якорных мин, а вдоль бортов проложили обмотки размагничивания. Число противолодочных бомбометов увеличилось до четырех - вторую пару установили у кормовой надстройки, несколько далее в корму от первой. Запас глубинных бомб тоже увеличили - в частности, 21 апреля 1943 г. их на ZG-3 Hermes имелось 43 штуки.

13-22 октября 1942 г. на эсминце была произведена замена старых 37-мм автоматов на новые C/30U на облегченных станках Ubts LC/39, предназначенных для подводных лодок.

В ходе следующего ремонта, в январе-феврале 1943 г., на ZG-3 Hermes поставили два новых 30-кВт дизель-генератора, повторитель оборотов, устройство отвода шлаков из котла и устройство для щелочной защиты котлов, мостик прикрыли броневыми плитами, оборудовали шесть мест для итальянских сигнальщиков и радистов.

После подъема корабля левый гребной вал имел небольшую деформацию (следствие боевых повреждений), но после ремонта в дальнейшей эксплуатации проблем не вызывал. Как отмечается в немецких документах, эсминец был способен развивать скорость от 30 до 33,6 уз. Уже после нескольких месяцев эксплуатации экипаж оценил простоту и надежность механической установки бывшего «британца». Особенно это было заметно в сравнении со сложными и капризными турбинами и высоконапорными котлами немецких эскадренных миноносцев, на которых после каждого выхода в море целой армии инженеров и ремонтников приходилось трудиться для подготовки следующего боевого похода. ZG-3 Hermes же всегда был готов отправиться на задание и за время службы под флагом Кригсмарине практически не проходил длительных ремонтов.

Общая оценка проекта

Vassilissa Olga в камуфляжной окраске «Александрийского» типа после начала итало-греческой войны, конец 1940 - начало 1941 г.

Война развела корабли типа Vassilefs Georgios по разные стороны фронта. Тем любопытнее сравнить произведенные на них модернизации. И немцы, и англичане улучшали, прежде всего, эскортные качества эсминцев. Это включало в себя усиление зенитного и противолодочного вооружения и установку средств обнаружения подводных лодок. При этом немцы на ZG-3 Hermes шли экстенсивным путем, просто добавляя недостающее и практически ничего не снимая взамен; тогда как англичане вели модернизацию Vassilissa Olga по образцу собственных эсминцев, жертвуя ради дополнительных зениток и глубинных бомб торпедными аппаратами и орудиями главного калибра. Очевидно, что тем самым они старались ни в коем случае не ухудшить мореходных качеств корабля, немцы же, не избалованные таковыми на своих эсминцах предвоенной постройки, не видели в этом необходимости.

Эскадренный миноносец ZG-3 Hermes (бывш. Vassilefs Georgios), лето 1942 г. Хорошо видны установленный на носу 20-мм автомат и типичный для немецких эсминцев крестообразный рей на фок-мачте.

Оба новейших на момент начала Второй мировой войны эскадренных миноносца Греции после того, как судьба развела их и сделала противниками, погибли с разницей менее чем в полгода. В течение своей короткой службы на одном театре боевых действий им так и не пришлось встретиться в бою один на один - да этого и не следовало бы ожидать. Однако можно с уверенностью утверждать, что и ZG-3 Hermes, и Vassilissa Olga стали самыми активными и полезными для своих флотов кораблями на Средиземном море.

Служба

Греческие корабли под бомбами германской авиации в Саламине, 20 апреля 1941 г. В центре виден линкор Kilkis, получивший прямое попадание авиабомбы, слева – плавучий док с Vassilefs Georgios, еще без видимых повреждений.
Гавань Саламина во время германской оккупации, 10 октября 1941 г. В центре, за зданиями, виден поднятый плавучий док с Vassilefs Georgios, слева – лежащий на мелководье остов линкора Kilkis, за ним – полузатопленный линкор Lemnos.
Vassilefs Georgios в плавучем доке вскоре после подъема. Саламин, осень 1941 г. На корпусе и надстройках эсминцах видны элементы греческой камуфляжной окраски.

В ранние часы 14 апреля 1943 года Vassilefs Georgios, находившийся у скал Меганом в бухте Софикос Саронического залива на Пелопоннесском полуострове, был атакован десяткой бомбардировщиков Ju-88 из состава эскадры KG-51, входившей в Х-й авиакорпус. Две бомбы большого калибра разорвались рядом с бортом, в результате чего образовалась пробоина в кормовой части. Корабль принял много воды и получил крен в 30°. Тем не менее, угрозу гибели корабля ликвидировали, и он сумел самостоятельно дойти до Саламина, где был поставлен на ремонт в плавучий док.

Во второй половине дня 20 апреля немецкие пикировщики Ju-87 из состава VIII авиакорпуса совершили налет на Саламин. Одна из сброшенных ими 250-кг бомб вновь попала в злополучную корму находившегося в доке Vassilefs Georgios, пробив в палубе 6-метровую брешь и разрушив правый гребной вал. Поскольку о завершении ремонта перед лицом немецкого наступления не могло быть и речи, в тот же день эсминец был затоплен вместе с доком[6].

Немецкие войска вошли в Саламин 6 мая 1941 г. Предварительный осмотр затонувшего дока с эсминцем морскими специалистами показал, что корабль можно поднять и восстановить. Для этого в Саламин прибыли специалисты верфи «Германия». Эскадренный миноносец британской постройки представлял для них определенный интерес как «инженерная мысль» противника. Плавдок был поднят довольно скоро, эсминец наскоро залатали и перевели к пирсу. Здесь необходимо заметить, что, в соответствии с соглашением между союзниками по «Оси», Эгейское море становилось зоной ответственности Кригсмарине, поэтому все трофейные греческие корабли - в отличие от югославских - передавались германской стороне для формирования корабельной группировки. Одним из них и стал Vassilefs Georgios, получивший после ремонта обозначение ZG-3[7]. Он стал первым на тот момент относительно крупным боевым кораблем Кригсмарине на Средиземном море. Следующие эсминцы оказались в руках немцев лишь после капитуляции Италии в сентябре 1943 года.

Рольф Йоханнессон (нем. Rolf Johanneson), 22.07.1900–6.12.1989

Начатый по приказу ОКМ ремонт затянулся надолго из-за неблагоприятных условий, сложившихся в Греции. Восстановительные работы заняли около года. В польской военно-морской литературе встречается информация о том, что в марте 1942 г. корабль стал объектом диверсии и затонул в результате таинственного взрыва буквально накануне ввода в строй, однако это лишь досужие домыслы, не находящие подтверждения в документах. 21 марта 1942 г. ZG-3 вошел в строй. Первым его командиром стал капитан 2 ранга (с 1 сентября^ 1942 г - капитан 1 ранга) Рольф Йоханнессон, до этого командовавший эсминцем Z-15 Erich Steinbrinck. Значительный процент личного состава набирался из резервистов, никогда ранее не служивших на современных боевых кораблях подобного класса, за исключением офицеров и унтер-офицеров, которые прибыли на эсминец вместе с командиром. Одновременно с командованием кораблем, на Йоханнессона возлагались обязанности начальника Сил охранения в Эгейском море (Geleitfuhrer Agais).

После вступления в строй ZG-3 заканчивал ремонт на верфи, а экипаж при этом интенсивно проходил обучение и проводил отладку машин. 4 апреля корабль посетил Адмирал Эгейского моря вице-адмирал Фёрште в сопровождении итальянского начальника штаба, контр-адмирала Каталано[8]. После того, как на корабль прибыл, наконец, весь экипаж, 13 апреля он впервые самостоятельно вышел в море - в Афинский залив. 31 мая 1942 г. вице-адмиралу Фёрште было доложено о готовности корабля к боевым действиям, хотя и в ограниченном масштабе.

По поводу его применения в существующей на тот момент обстановке имелись следующие соображения. Эсминец можно было использовать для конвойной службы, однако для маршрутов в Эгейском море он был слишком скоростным, поэтому логичнее было поставить его на другой маршрут - из Италии в Африку. Вторым вариантом использованием считался «наступательный» - ZG-3 можно было поручить постановку минных заграждений у африканского побережья, либо набеги на английские пути снабжения. Однако второй вариант быстро был отвергнут в силу многочисленных проблем: неясности обстановки, необходимости установления связей с итальянскими ВМС, малого опыта экипажа эсминца.

В результате был найден некий компромиссный вариант. Для начала ZG-3 отправлялся для отработки взаимодействия с итальянцами в качестве флагмана конвоев на критском маршруте, а также для получения опыта при постановке оборонительных минных заграждений. Первые совместные выходы с итальянскими миноносцами Lupo и Monzambano прошли без проблем, а тренировки в порту и в море с учебными стрельбами, вкупе с завершением ремонтных работ, позволили 19 июня объявить о полной боеготовности эсминца.

Первой конвойной задачей стала перевозка 1200 чел. с автотранспортом и предметами снабжения на Крит так называемым «19-м критским отрядом» (19. Kreta-Staffel). 24-25 июня шесть транспортов были проведены из Пирея в Суду под мощным эскортом, включавшим ZG-3, итальянские миноносцы Calatafimi и Sirio, германский охотник за подводными лодками UJ-2107 и минный заградитель «Булгария». Караван должен был сопровождаться немецкими и итальянскими самолетами, ведущими противолодочное патрулирование на пути следования, но при появлении британских истребителей и те, и другие, как правило, пускались наутек. В процессе перехода ZG-3 обнаружил у Милоса вражескую подлодку и атаковал ее глубинными бомбами, без наблюдения результата. Это могло бы стать первым боем эсминца, но на самом деле атака проводилась по ложной цели. 26-27 июня часть судов и эскортных кораблей, включая ZG-3, вернулась обратно в Пирей.

Свободные от вахты моряки ZG-3 Hermes приветствуют проходящий мимо корабль. Одна из конвойных операций 1942 года. На заднем плане – итальянский эсминец Turbine.

В ночь со 2 на 3 июля ZG-3 и минные заградители «Булгария» и «Барлетта» (итальянский), сопровождаемые итальянскими миноносцами Lupo и Cassiopea, охотниками UJ-2104 и UJ-2107 выставили мины у острова Сирос в Эгейском море. Операцию хотели провести еще 29 июня, но дважды откладывали из-за плохой погоды.

В том же месяце ZG-3 впервые побывал в Северной Африке, где в это время развивалось успешное наступление Африканского корпуса Роммеля. После взятия Тобрука 21 июня немцы были полны радужных надежд и запланировали передачу корабля немецкому Командованию ВМС в Италии. В ожидании взятия Александрии это переподчинение считалось делом ближайшего будущего. Пока же эсминец должен был участвовать в доставке солдат, автомобилей, орудий и боеприпасов на африканский берег. В преддверии операции, 6 июля ZG-3 перешел из Пирея в бухту Суда, а в ночь с 8 на 9 июля он вышел с Крита в Тобрук в составе эскорта конвоя из пяти транспортов, совместно с эсминцем Mitragliere, миноносцами Sirio, Cassiopea и охотниками UJ-2104 и UJ-2107. В пути к каравану присоединились эскадренный миноносец Turbine и еще один транспорт. Ночью и на рассвете корабли дважды безуспешно атаковывались британской авиацией, но 10-го прибыли к месту назначения. В утренней атаке шести торпедоносцев ZG-3 заявил об одном сбитом самолете.

В фактически уничтоженном Тобруке эсминец две ночи подвергался мощным налетам британской авиации, но никакого ущерба не понес. На берегу взрывались склады с боеприпасами, а в гавани два бомбовых получил попадания немецкий пароход «Делос» (одна из бомб не взорвалась), которому ZG-3 оказывал помощь. К 12 июля от конвоя остались только два неразгруженных судна и миноносец Cassiopea, остальные ушли. Командир ZG-3 настолько опасался новых налетов, что вечером вывел корабль на рейд, несмотря на минную опасность и сложность прохода по заполненной утонувшими судами гавани. 14 июля на борт поднялся для инспекции и приветствия экипажа командующий германскими ВМС в Италии вице-адмирал Вайхольд. Только к вечеру следующего дня все разгрузочные работы были, наконец, окончены, и в 20:30 по Берлинскому времени ZG-3 и Cassiopea увели два транспорта из опасного места. Утром 17 июля, без особых приключений, они стали на якоря в Ираклионе.

После этой относительно крупной операции немецкий эсминец ушел в Саламин на ремонт вспомогательных механизмов и докование, длившиеся до 21 июля. Таким образом было с пользой использовано время, потребовавшееся для новой загрузки судов солдатами и вооружением. В поход со следующим конвоем из бухты Суда в Тобрук ZG-3 отправился 23 июля в компании с итальянским миноносцем Sagittario. В ночь на 24 июля они вновь были безуспешно атакованы британской авиацией. С рассветом прикрытие конвоя дополнилось тремя Ju-88, один из которых в 05:50 просигнализировал о наличии подлодки. ZG-3 немедленно помчался на помеченное место, обнаружил там масляный след и принялся его бомбить. Как и в первый раз, контакт оказался ложным.

На сей раз дожидаться разгрузки пароходов в Тобруке эскортные корабли не стали. На обратном пути, отделившись от Sagittario, ZG-3 зашел 25 июля для приема топлива в бухту Суда. Его планировалось заправить с сидящих на грунте британских танкеров «Элеонора Маэрск» и «Олна», однако в итоге для этого была использована итальянская подводная лодка Balilla. Затем эсминец планировалось привлечь для постановки оборонительных минных заграждений у африканских берегов, однако в жизнь эти планы так и не претворили. Возобладало мнение, что сейчас корабль важнее в качестве эскортного.

ZG-3 Hermes в боевом походе, вторая половина 1942 г. Корабль несет камуфляжную окраску и окончательный состав вооружения, включая 20‑мм автомат на носу.
ZG-3 Hermes в боевом походе, вторая половина 1942 г. Корабль несет камуфляжную окраску, 20‑мм автомат на носу, все четыре 37‑мм зенитки находятся на своих местах.

По итогам первых операций ZG-3 Адмирал Эгейского моря оставил о нем довольно лестный отзыв, отмечая, что он имеет размеры немецкого флотского миноносца и вооружение эсминца, отличается высокой надежностью машин (четыре месяца без единой поломки), что полностью затмевало его единственный недостаток - небольшую, по меркам эсминца, скорость.

5 августа ZG-3 сопровождал шедшую в Саламин подводную лодку U-97 (обер-лейтенант Бюргель). За день до того она была тяжело повреждена Swordfish 815-й эскадрильи FAA и не могла погружаться.

10 августа эсминец получил приказ: совместно с миноносцами Lince и Calatafimi провести из Пирея в Тобрук два транспорта с авиабензином. Конвой отправился в путь на следующий день, но успел дойти лишь до бухты Суда, когда планы вышестоящего командования изменились. Разведка обнаружила, что британская сторона осуществляет проводку очередного крупного конвоя из Гибралтара на Мальту (операция «Пьедестал»), и для удара по нему было сформировано несколько боевых групп из итальянских крейсеров и эскадренных миноносцев. ZG-3 временно передали в подчинение итальянской 8-й дивизии крейсеров (Giuseppe Garibaldi, Duca degli Abruzzi и Duca d`Aosta с эсминцами сопровождения), базировавшейся на Наварин. ZG-3 должен был действовать в составе 13-й флотилии эсминцев. Однако постоянная боязнь итальянцев попасть под атаки английской авиации привела к отмене участия в операции крупных надводных кораблей. Усилия по уничтожению конвоя легли на плечи авиации, подводных лодок и торпедных катеров. Крейсера из базы так и не вышли, и, простояв на якоре до 14 августа, ZG-3 вернулся в Суду, после чего, вместе с миноносцем Partenope завершил прерванную миссию и отэскортировал оба транспорта в Тобрук. Лишь в последнюю ночь перехода (с 15 на 16 августа) британские бомбардировщики пытались атаковать конвой, но не смогли найти его в темноте.

На обратном пути ZG-3 и Partenope сопровождали до широты Крита идущий в Таранто немецкий пароход «Анкара». Когда на смену пришел эсминец Premuda, ZG-3 был отпущен для заправки в Пирей, куда прибыл в самом начале суток 18 августа.

Там эсминцу поставили новую срочную задачу: привести в базу подводную лодку U-83 (капитан-лейтенант Краус), поврежденную во время внезапной атаки Swordfish 815-й эскадрильи в районе Хайфы. ZG-3 немедленно вышел в море и обнаружил лодку утром 19 августа. Рядом находилась также прибывшая для оказания помощи U-77. Последняя на максимальной скорости отправилась в базу, а эсминец при силе ветра 7-8 баллов подготовил все меры для спасения экипажа U-83 в том случае, если она все же уйдет на дно. Однако к середине дня погода значительно улучшилась, и вечером 20-го эсминец все же привел лодку на буксире в Саламин.

21 августа 1942 г. ZG-3 получил благодарность в приказе и в тот же день распоряжением ОКМ ему присвоили дополнительное наименование Hermes. Как отмечается зарубежными авторами, основной причиной данного шага стало упрощение взаимодействия с итальянцами, корабли которых несли на борту «полноценные» имена, а не литерно-цифровые обозначения. Однако выбор наименования остается загадкой, ведь эскадренные миноносцы Кригсмарине получали имена в честь моряков - героев Первой мировой войны. Возможно, сказалось его греческое происхождение, и сравнение с богом Гермесом, остававшимся неуязвимым для врагов благодаря крылатому шлему и таким же сандалиям, вполне объяснимо. Впрочем, в истории Адмирала Эгейского моря сказано, что ОКМ «исполнило давно высказанное экипажем пожелание», из чего можно заключить, что такое название для корабля выбрал сам экипаж. И хотя официально эсминец получил название ZG-3 Hermes, во всех последующих документах литерно-цифровое обозначение опускалось.

Тем временем, Hermes, действуя с базы в Саламине, продолжал нести охранение конвоев с войсками, боеприпасами и снабжением, идущие из Салоник и Пирея в Киренаику. В ночь с 22 на 23 августа, вместе с итальянским миноносцем Sirio, он провел два транспорта из Пирея в бухту Суда.

С 26 августа Hermes, эсминец Giovanni di Verazzano и миноносцы Calliope и Orione осуществляли противолодочное патрулирование к северу от Крита, каждый корабль в своем секторе. Ближайшим вечером Hermes обнаружил гидролокатором подводную цель, но быстро установил, что она ложная, и прервал атаку в самом начале. Подлодок он так и не нашел, а вместо этого ночью был атакован вражеским самолетом, обстрелявшим корабль из пулеметов и ранившим двух моряков. Зато в соседнем секторе 27 августа подлодка HMS Umbra потопила войсковой транспорт «Манфредо Камперио». В ночь на 29 августа британская авиация атаковала очередной конвой «Оси» и потопила два транспорта. Таким образом, из семи судов, совершавших переход, было потоплено три, и способ использования эсминцев для «свободной охоты» вместо непосредственного прикрытия конвоев был признан неправильным. Возвращаясь с позиции, Hermes привел в Пирей танкер «Оссаг».

Вид с кормовой площадки 37‑мм зениток на носовую площадку и надстройку ZG-3 Hermes, конец 1942 г. Дальномерный пост со снятым брезентовым верхом, 20‑мм автомат, стоящий у орудия № 2.

1-3 сентября Hermes и охотник UJ-2104 отконвоировали итальянский танкер «Стидже» с грузом авиабензина. По пути, вечером 2 сентября, самолетом из противолодочного прикрытия объявлялась тревога и Hermes провел три атаки по полученному акустиком сигналу, сбросив всего 12 глубинных бомб. Судя по всему, и эта тревога оказалась ложной. Возвращаясь, эсминец привел из бухты Суда в Пирей другой танкер - «Джорджио». Здесь произошел совершенно обратный случай, когда вечером 5 сентября маленький конвой атаковала английская подлодка HMS Traveller. Обе выпущенные торпеды в цель не попали, и немцы с итальянцами так и не поняли, что были атакованы. В ночь с 9 на 10 сентября Hermes и эскадренный миноносец Antonio Pigafetta отконвоировали в бухту Суда транспорт «Читта ди Савона» с 400 немецкими военнослужащими на борту.

14 сентября корабль, вместе с миноносцем Cassiopea, вывел из Суды в Тобрук конвой, состоявший из танкера и пяти итальянских быстроходных десантных барж. Накануне, в ночь с 13-го на 14-е, англичане произвели набег на Тобрук (операция «Эгримент»), в районе города и порта гремели бои, тем не менее, караван достиг пункта назначения без потерь 15 сентября. Британская же операция закончилась с тяжелыми потерями. На обратном пути Hermes, Cassiopea и Castelfidardo привели в Пирей немецкий пароход «Анкара». В порту члены экипажа эсминца получили из рук Адмирала Эгейского моря первые Железные кресты.

20 сентября эсминец вновь отправился из Пирея в бухту Суда вместе с итальянским минным заградителем Barletta и войсковым транспортом «Ре Алессандро», а спустя два дня продолжил путь вместе с итальянским миноносцем Orsa, чтобы отконвоировать в Тобрук танкер «Рондине» (6077 брт) с бензином для танков Роммеля. Задание оказалось непростым. На танкере дважды выходили из строя машины, заставляя его ложиться в дрейф, что привлекло внимание британской воздушной разведки. В пути маленький караван был обнаружен самолетами противника, но решительных атак удалось избежать благодаря постановке дымовой завесы с миноносцев, и отряд почти без повреждений достиг порта назначения. Лишь у Orsa была небольшая течь от преждевременно взорвавшейся на удалении авиаторпеды. Возвращаясь, германский эсминец привел в Пирей быстроходный транспорт «Фосколо».

В ночь с 28 на 29 сентября Hermes и Sirio провели два танкера в Дарданеллы. Затем итальянский эсминец ушел на Лерос, а германский 30 сентября с Calatafimi и «Барлеттой» провел три транспорта из Пирея в Ираклион. На обратном пути (1-2 октября) на Calatafimi произошла авария машины, и его заменил миноносец Solferino.

9-10 октября Hermes с охотниками UJ-2102 и UJ-2107 прикрывали минную постановку в заливе Месарас к югу от Крита, производившуюся заградителями «Барлетта» и «Булгария». В процессе прошла очередная безрезультатная и скорее всего ложная контратака вражеской подлодки, обнаруженной самолетами. С 13 по 22 октября эсминец прошел ремонт с чисткой котлов, одновременно заменив старые 37-мм зенитки на новые, а 23-го отправился в Салоники с экзотической целью. Летом корабль был поражен нашествием клопов, которых вытравили с помощью специалистов сухопутных войск. На обратном пути, 27-го числа, Hermes сопроводил до Триккери попутный транспорт. 29-30 октября, вместе с эсминцем Euro, он отвел в Дарданеллы немецкий танкер «Оссаг» (2793 брт), на обратном пути корабли сопровождали два транспорта, следовавших из Салоник в Пирей.

Фрагмент Журнала боевых действий (KTB) эсминца ZG-3 Hermes за 2 ноября 1942 г. со схемой ордера конвоя из транспортов Col di Lana, Gualdi и Portofino. Копия подлинного документа
Прокладка курса эсминца ZG-3 Hermes во время сопровождения конвоя 2‑4 ноября 1942 г. из Журнала боевых действий. Копия подлинного документа

2-4 ноября Hermes выполнял роль флагманского корабля эскортного соединения, включавшего также итальянские эсминцы Freccia, Folgore и миноносцы Ardito, Uragano и Lupo, сопровождавшего конвой, состоящий из пароходов «Коль ди Лана», «Анна Мария Гуальди» и танкера «Портофино». Первая часть пути прошла совершенно спокойно, после чего 3 ноября «Гуальди» отделился вместе с Freccia и Ardito. Остальной караван ночью был атакован британскими бомбардировщиками и торпедоносцами, но благополучно достиг места назначения. Доставлено было 1442 т боеприпасов, 3858 т продовольствия, 7700 т топлива и 49 автомобилей. Hermes с теми же кораблями охранения должен был сразу отправляться назад для эскортирования направляющегося в Бриндизи парохода «Моджинеро». За кормой Бенгази бомбили 15-20 тяжелых бомбардировщиков, которые, видимо, приурочили свой налет как раз ко времени прибытия важного конвоя. Две крупнокалиберные бомбы упали в 300 м от правого борта немецкого эсминца, но не нанесли ему повреждений.

На пути из Африки итальянские корабли с транспортами получили приказ идти дальше в Бриндизи, а Hermes и Lupo отделились для возвращения в Пирей. За успешную проводку ценного танкера контр-адмирал Каталано презентовал капитану 1 ранга Йоханнессону 40-сантиметровую бронзовую статую Гермеса.

Едва прибыв в базу, 6 ноября Hermes вышел в море вместе с эскадренным миноносцем Quintino Sella и охотником за подводными лодками «Маркомани», чтобы сопроводить два танкера на Сирос, откуда «итальянцы» и танкеры ушли на Лерос, а немецкий корабль вернулись в Пирей.

Германский охотник за подводными лодками UJ‑2101 (бывший греческий траулер Strimon), действовавший в Эгейском море, 1942 г.
Германский охотник за подводными лодками UJ‑2102 (бывшая шведская яхта Brigitta), действовавший в Эгейском море, 1942 г.
Греческая подводная лодка Glavkos. К этому же типу принадлежала и Triton, потопленная немецкими кораблями 16 ноября 1942 г.

Тем временем битва под Эль-Аламейном была проиграна германским Африканским корпусом. Началось отступление немецко-итальянских войск. 8 ноября 1942 г. американские и британские войска высадились во французской Северной Африке. Hermes в тот момент находился в Саламине, но 12 ноября ушел на Крит, куда, вместе с миноносцем Monzambano и одним охотником за ПЛ, привел четыре транспорта.

15 ноября капитану 1 ранга Йоханнессон раздал членам экипажа 120 «Военных значков для эсминцев».

Вскоре Hermes добился своего первого успеха в борьбе с подводным противником. 16 ноября он, с охотниками UJ-2101 и UJ-2102, составил эскорт конвоя из двух судов, направлявшегося к Дарданеллам. Вскоре после выхода в море, восточнее о. Эбея, эсминец обнаружил вражескую субмарину. Ею оказалась греческая подводная лодка Triton (командир - капитан-лейтенант Э. Контояннис) - она только что неудачно выпустила две торпеды по одному из судов конвоя. После недолгого преследования, Hermes продолжил вести конвой, а UJ-2102 (капитан-лейтенант Отто Кляйнер) вынудил подлодку всплыть и уничтожил ее таранным ударом у мыса Кафиреас, взяв в плен 33 человека во главе с командиром. На следующий день суда были отпущены в пролив, а на их место поступил танкер, загруженный нефтепродуктами. Буквально через три часа после начала перехода самолет сбросил бомбу по предполагаемому месту вражеской подлодки. Hermes тут же на высокой скорости прибыл на место обнаружения и сбросил три серии глубинных бомб. Как и ранее, для продолжения преследования прибыл UJ-2101, но на сей раз контратаки оказались безуспешными. 18 ноября Hermes благополучно окончил конвоирование танкера.

22 ноября эсминец с итальянскими миноносцами Monzambano и Solferino провели очередной конвой (4 транспорта) из Салоник на Крит. Поскольку изначально целью похода являлся Пирей, Hermes пришлось заправлять миноносцы, у которых едва не кончилось топливо. Побывав в Ираклионе и бухте Суда, боевые корабли отвели на Милос три судна и сетевой заградитель «Пиреус». Во время последнего перехода была обнаружена и безрезультатно атакована подлодка - скорее всего, очередной ложный контакт.

На обратном пути Hermes провел конвой в Пирей. 29-30 ноября на корабле произвели чистку котлов, и 1 декабря он отправился в Ираклион за следующим конвоем из пяти транспортов для проводки его в Пирей. Вскоре после выхода на эсминце возникли проблемы с рулевой машиной, но вечером он все же присоединился к конвою, который сопровождал лишь миноносец Calatafimi. Близ Милоса к каравану, который прибыл в Пирей 2 декабря, присоединился «Пиреус». В следующем походе (7-13 декабря) Hermes и итальянский эсминец Turbine сопровождали два минных заградителя, которые выставили заграждение между Аттикой и Эбеей, после чего эсминцы пошли к Дарданеллам, где их уже ждали танкер «Челено» и миноносец Solferino. Танкер отвели в Пирей. 24-25 декабря Hermes, Euro и Solferino провели минный заградитель «Булгария» и танкер «Челено» в Салоники. Очередная конвойная операция прошла с 30 декабря по 1 января: Hermes и Solferino эскортировали порожний танкер из Пирея к Дарданеллам, а на обратном пути - груженый «нефтевоз» в Пирей. Затем, 5-6 января, Hermes, Calatafimi и Solferino отвели три транспорта из Пирея на Крит, а 14-го привели их обратно. При этом в обоих случаях время отправления конвоев несколько раз откладывалось по разным причинам. 15-16 января, вместе с Calatafimi, эсминец провел танкер «Петракис Номикус» в Салоники, после к 18 января вернулся в Пирей и встал на ремонт машин, продолжавшийся с 20 января по 19 февраля. Впервые с 21 марта 1942 г. корабль был объявлен не боеготовым, почти вся команда, за исключением одной вахты, отправилась в отпуск. На усиление персонала верфи из Германии прибыло 30 дополнительных рабочих.

Сразу после ремонта последовали различные испытания и отстрел оружия (зенитного, торпедного). Калибровку системы управления огнем проводили в доке, так как вне его при плохой погоде корабль не мог стоять спокойно даже на якоре. Интересно, что калибровка прерывалась выходом в бухту Суда, откуда надо было срочно сопроводить пароход «Синфра» - после выполнения задачи 26 февраля Hermes снова стал в док и продолжил калибровку до 28-го числа.

ZG-3 Hermes проходит Коринфским каналом. На переднем плане – 20‑мм автомат на носовой надстройке.

1 марта Hermes вновь вышел в бухту Суда, чтобы отконвоировать оттуда два итальянских парохода до Ираклиона. Задача была выдана только одному кораблю, так что командир ломал голову, каким образом он будет ее выполнять. Словно для пущего усложнения, на борт эсминца из отпуска не вернулись ни приписанные к нему итальянские радисты, ни офицер связи от Супермарины. К счастью, подопечными оказались старые знакомые «итальянские города» - «Читта ди Алессандрия» и «Читта ди Савойя». Они прилежно приготовились к переходу и были готовы выйти ровно в полночь, как и было запланировано. Переход до Ираклиона прошел без происшествий, затем Hermes вернулся обратно в бухту Суда. 3 марта он выходил встречать конвой миноносцев Solferino и Calatafimi. Как только суда вошли в бухту, Hermes повел в Ираклион пароход «Синфра». Вечером 4 марта он уже покинул Ираклион, сопровождая в Пирей два парохода, которые сам и привел туда двумя днями раньше. Утром эскорт усилил охотник UJ-2109, однако он едва мог дать в бурном море 5,8 уз и постепенно отставал. Только в Афинском заливе охотник смог держать скорость наравне с остальными.

7 марта Hermes уже сопровождал новый конвой с материка на Крит. Вместе с ним охранение трех транспортов несли Turbine и Calatafimi. Через 2 часа после выхода Turbine доложил о неполадках руля и отстал, но через час смог отремонтироваться и догнать конвой. В остальном путь до Ираклиона преодолели без происшествий. Обратный переход с теми же судами, к которым добавился «Синфра» и подошедшие из бухты Суда минный заградитель Drache (бывшая югославская плавбаза гидроавиации Zmaj) и итальянская плавмастерская «Пацинетти», был задержан из-за долгой разгрузки. В результате, собираться и строиться пришлось в темноте, что вызвало немалые трудности.

По прибытии в Пирей Hermes прошел двухдневный ремонт обтекателя гидролокатора. К привычной работе по сопровождению конвоев на Крит приступили 15 марта, когда в море вышел караван из четырех транспортов, минзага Drache, охотника UJ-2109, миноносца Solferino и Hermes. С выходом задержались из-за неполадок в машине одного из пароходов. Это было плохим знаком, и конвой вскоре вернули назад по причине отвратительной погоды на маршруте. Та же погода не давала выйти в море на протяжении десяти дней. Экипаж эсминца «развлекал» итальянский адмирал Каталано, два раза побывавший на борту. 22 марта он вручил Йоханнсонну Медаль за храбрость.

Последний конвой из пяти транспортов в Эгейском море Hermes, Euro, Solferino и охотник UJ-2101 провели с 25 марта из Пирея до Родоса, с заходом на Крит, и 29-го вернулись обратно.

К этому моменту Hermes среди моряков «Оси» по праву прослыл счастливым кораблем: все сопровождаемые им суда без потерь и повреждений достигали портов назначения. Между тем, стремительно ухудшавшаяся ситуация в Северной Африке заставила германское военно-морское командование перебросить свой единственный средиземноморский эскадренный миноносец на юг Италии - и это несмотря на то, что корабль был крайне нужен в Эгейском море. Надо сказать, что в результате победы 8-й британской армии генерала Монтгомери под Эль-Аламейном и быстрого продвижения английских войск к концу января 1943 года до Триполи, командование «Оси» временно прекратило посылку конвоев в Северную Африку, возложив задачу снабжения Тунисской группировки на боевые корабли. Приказ о переводе в Салерно на Hermes получили 30 марта.

Курт Рехель (нем. Curt Rechel), 1.12.1902–10.08.1973

2 апреля на эсминце, стоявшем в тот момент в Саламине, произошла смена командира. Награжденный Рыцарским Крестом капитан 1 ранга Йоханнессон ушел на более высокую должность - командовать 4-й флотилией эсминцев в норвежских водах. Забегая вперед, можно сказать, что в конце войны Йоханнессон получил чин контр-адмирала, а в 1956 году стал первым командующим Бундесмарине. На мостике Hermes его сменил капитан 2 ранга Курт Рехель, опытный командир-миноносник, ранее командовавший эсминцами Z-11 Bernd von Arnim и Z-29.

В тот же день Коринфским каналом корабль вышел в Ионическое море и далее вокруг «кончика итальянского сапога» проследовал в Неаполь, куда прибыл 4 апреля. Почти сразу он попал под бомбежку союзников, но повреждений не получил. Зато пришедшее вместе с ним итальянское госпитальное судно «Сицилия» получило бомбу и ночью перевернулось. После заправки Hermes отправился дальше и встал на якоре в гавани Салерно. Командир эсминца вместе с новым офицером связи итальянских ВМС, ст. лейтенантом Бёмом, на поезде отправился в Рим. Из-за больших повреждений железной дороги вследствие бомбардировок 250-км участок пути они преодолевали весь день 5 апреля. Получив указания от Немецкой миссии ВМС в Италии, утром 7 апреля Рехель вернулся в Салерно. 13 апреля из увольнения на борт не вернулись два матроса. Так как оба были на хорошем счету, командир предположил, что они стали жертвами авианалета на Неаполь в предыдущую ночь. Поиски пропавших ничего не дали.

14 апреля Hermes выходил вместе с эсминцами Leone Pancaldo и Antonio Pigafetta в Трапани, однако уже через 3 часа после начала марша пришла команда возвращаться обратно. Что бы ни задумывали в Супермарине, они все отменили.

Около 15:30 19 апреля Hermes вышел на первую настоящую операцию в новом районе - постановку минного заграждения в Сицилийском проливе. Вскоре после выхода в море пришлось играть боевую тревогу, но замеченные цели оказались итальянскими торпедными катерами. Следующая тревога также оказалась ложной: в небе были замечены немецкие транспортные самолеты - огромные шестимоторные Ме-323 Gigant. Около полуночи эсминец обогнул Сицилию с запада. К тому времени ветер и волнение заметно усилились, корабль кренился на 15-20 градусов, так что крепления мин могли не выдержать, однако Рехель решил не прерывать операцию. В 01:42 имевшаяся на борту команда радиоперехвата (B-Dienst) сообщила, что Hermes обнаружен вражеским самолетом-разведчиком. Впрочем, сообщаемое место было дальше реального на 64 мили, курс и скорость тоже определили неправильно. В 02:53 подтверждение этого пришло от военно-морского командования в Италии. Еще раньше (в 22:52) самолеты-разведчики II авиакорпуса Люфтваффе сообщили о трех неприятельских эсминцах, шедших наперерез курсу Hermes. Однако, все это не сломило решимости Рехеля, за что он был с лихвой вознагражден. Вскоре немецкая подводная лодка, находившаяся на позиции близ Мальты, доложила, что эсминцы возвращаются на остров.

ZG-3 Hermes сопровождает конвой. Торпедные аппараты развернуты на противоположные борта. У кормовой надстройки установлен бомбомет с лотком быстрой перезарядки.

В 03:35 Hermes вышел в точку постановки, а в 04:15 последняя мина была сброшена за борт, после чего корабль лег на обратный курс. На рассвете менее чем в миле от эсминца, явно не заметив его, пролетел британский Wellington. Около 10 часов утра Рехель приказал дать полный ход, чтобы удостовериться в возможностях своего корабля. Турбины развили 300 оборотов в минуту, что соответствовало 30-узловой скорости. В 14:16 Hermes благополучно вернулся в Салерно.

В 7 часов утра 21 апреля эсминец отправился в Поццуоли для приема топлива. В 08:38 слева по борту сигнальщики заметили перископ подводной лодки, а затем бурление воздуха (возможно, следствие выпуска торпеды, которая в цель не попала). Эсминец вышел в атаку. Начиная с 08:43, была сброшена серия из 15 глубинных бомб - пять групп по три бомбы в каждой, с установкой на подрыв на глубине 35-50 м. На 17-узловой скорости, позволявшей устойчиво работать гидролокационной станции, корабль развернулся на новый галс для повторения атаки. В 08:50 акустик доложил, что шумы лодки по прежнему прослушиваются, и спустя пять минут Hermes, пройдя над субмариной, сбросил еще пять серий бомб по три штуки в каждой - на этот раз с установкой на 50-75 м. Как впоследствии показали пленные, эсминец разминулся с лодкой не более чем на 400 м. В месте предполагаемого нахождения противника сбросили дымовую шашку, а Hermes отошел на 30 гектометров, двигаясь «рывками» для работы поисковой аппаратуры.

Вскоре акустик снова засек лодку менее чем в миле от корабля. Следующая «порция» глубинных бомб ушла на глубину 90-120 м. В 09:24 с интервалом в 10 секунд из бомбометов выстрелили три серии бомб по три штуки, а с кормы добавили еще две серии по две бомбы. Видимых результатов это не принесло, но контакт с субмариной не был потерян - она шла прямым курсом, а скорость ее акустики определили в 3 узла. На эсминце готовились к повторной атаке, но вдруг в 09:32 на левой раковине в полутора милях показалась всплывающая подлодка.

Британская подводная лодка HMS Splendid, потопленная ZG-3 Hermes, август 1942 г.

Это был удачный момент, так как у немцев оставалось всего семь бомб. Сдаваться она явно не собиралась и готовилась открыть огонь из орудия. Hermes резко развернулся прямо на нее и в 09:35 открыл огонь из 37-мм автоматов, а затем дал два залпа носовыми орудиями главного калибра. В корпусе субмарины образовалась большая пробоина, однако она сохраняла ход, продолжая описывать циркуляцию. Через пять минут подводники стали выскакивать на палубу и прыгать за борт. Капитан Рехель приказал возобновить огонь главным калибром. С первого же залпа было отмечено прямое попадание, лодка стала погружаться кормой вперед и в 09:47 скрылась под водой. В 10:07 на месте ее погружения был зафиксирован мощный взрыв.  (43.00° с. ш. 9.9167° в. д.)

На уничтожение лодки немцы затратили 36 глубинных бомб WBD, 32 снаряда калибра 127-мм, 136 снарядов калибра 37-мм, 310 патронов к 20-мм автоматам и 90 - к 13,2-мм пулеметам. На палубу Hermes подняли 20 спасшихся подводников, включая командира, подошедший позже итальянский вспомогательный тральщик AS-226 подобрал еще 12 человек. По показаниям пленных, на борту лодки было 5 офицеров и 40 матросов - таким образом, 13 человек ушли на дно вместе с ней. В официальных списках потерь Королевского флота числится 18 человек, возможно, остальные пять - это умершие позднее тяжелораненые.

От пленных также стало известно, что потопленной оказалась британская субмарина HMS Splendid. Ее командир лейтенант Иэн МакДжох к тому моменту имел на счету 11 уничтоженных целей, в том числе два итальянских миноносца. Позже он сбежал из плена через Швейцарию, принял участие в войне с Японией, а после войны дослужился до вице-адмирала.

В полдень эсминец прибыл в Поццуоли, и капитан 2 ранга Рехель принял из рук командующего военно-морской базой в Неаполь вице-адмирала Пини Серебряную медаль за воинскую доблесть.

Но почивать на лаврах не приходилось. Удачливый корабль предполагалось задействовать в минно-заградительной операции к югу от Сицилии, однако ухудшающаяся для войск «Оси» ситуация в Северной Африке потребовала использования всех быстроходных единиц в перевозке подкреплений и боеприпасов. Ранним утром 24 апреля эсминец принял 60 мин, но в последний момент перед выходом их было приказано выгрузить и готовиться к приему на борт солдат. Только в 14:10 следующих суток поступил подробный приказ:

« «Гермесу» выйти из Салерно после погрузки на борт примерно 350 солдат для переброски в Тунис. Со скоростью 20 узлов следовать в точку 40°36’ с.ш., 13°34' в.д.[9], где в 20:00 (25.4) встретиться с эсминцами «Пигафетта» и «Панкальдо», которые выйдут из Гаэты. Дальнейший марш... до Трапани (04:30 26.4). Оттуда 22-узловым ходом следовать к Пантеллерии, далее к мысу Рас-Мустафа и мысу Бон. Прибыть в Тунис к 12:00 26 апреля. После высадки войск вернуться к Замбретта, затем в Поццуоли для дозаправки. О прибытии сообщить. Маяки горят. »
Командир 4‑й флотилии эсминцев капитан 1 ранга Рольф Йоханнессон на мостике эскадренного миноносца, лето 1943 г.

В 17:10 25 апреля 1943 г. Hermes вышел в море, имея на борту 150 солдат сухопутных войск и 157 бойцов дивизии «Герман Геринг», и в заданной точке соединился с Antonio Pigafetta и Leone Pancaldo, заняв позицию концевого корабля в кильватерной колонне. Переход прошел довольно спокойно, хотя ночью прибор Metox несколько раз фиксировал излучение авиационных радаров, а бортовая группа B-Dienst перехватила сообщение вражеского разведчика об обнаружении в море одиночного эсминца. Еще один раз были якобы обнаружены сигналы подводной лодки, но саму ее не видели. На рассвете появились четыре итальянских охотника, составившие эскорт эсминцам. В 07:15 идущие 24-узловым ходом корабли попали в полосу плотного тумана, так что с Hermes не было видно переднего мателота и приходилось ориентироваться только по его кильватерному следу. Пришлось сбавить скорость, но затем видимость постепенно улучшилась, и в 11:38 открылся африканский берег. Через 20 минут увеличил скорость до 28 узлов, нагоняя упущенное из-за тумана время. К 13:45 все три эсминца бросили якоря на рейде Ла-Гулет. Немедленно началась выгрузка солдат и погрузка раненых. Hermes принял на борт 173 человека, включая 100 легкораненых.

В 15:42 эсминцы двинулись в обратный путь. В 17:07 они были обнаружены самолетом-разведчиком, а в 17:52, когда отряд вышел из полосы плотного тумана, его атаковали десять истребителей-бомбардировщиков (предположительно, Hurricane). Один самолет появился в видимости кораблей с правого борта, а остальные атаковали с левого, со стороны солнца, с высоты не более 600 м. Эсминцы открыли плотный зенитный огонь, благодаря чему все сброшенные бомбы легли неточно. Только первая разорвалась в 50 метрах за кормой Hermes. Итальянцы отбивались из главного калибра. По мнению Рехеля, из-за их худшего зенитного вооружения, их атаковали интенсивнее. Рядом с бортом Antonio Pigafetta взорвалась бомба, взывавшая у него сильную утечку топлива. Уже на подходе к Трапани отряд снова попал в туман, из-за которого кораблям по одному пришлось бросить якоря на рейде. Внезапно оказалось, что 63 солдата на борту Hermes направляются как раз в Трапани, так что пришлось вызывать баржу для их снятия. Лишь днем 27 апреля, когда туман рассеялся, корабли снова собрались и продолжили путь, так что рано утром 28-го Hermes отшвартовался у причала в Поццуоли, а к полудню, передав на берег раненых и приняв топливо, перешел в Салерно.

По возвращении капитан 2 ранга Рехель доложил о выходе из строя одного из котлов и необходимости двухдневного ремонта. Однако в 11:07 29 апреля был получен приказ: «Обстоятельства вынуждают совершить еще один поход. Ремонт котла будет произведен по возвращении. Германское военно-морское командование в Италии». Во второй половине дня эсминец принял на борт 213 военнослужащих дивизии «Герман Геринг» и перешел в Поццуоли, откуда в компании со «старым приятелем» Leone Pancaldo в 18:45 вышел в поход в Тунис, из которого ему уже не суждено было вернуться.

Страницы Журнала боевых действий эсминца ZG-3 Hermes за 28‑30 апреля 1943 г. с записями о последнем походе. Копия подлинного документа

Журнал боевых действий Hermes заканчивается записью о воздушной тревоге в 09:05 30 апреля. Дальнейшие события описываются в рапорте о бое, сделанном командиром по возвращении, следующим образом:

« Поход проходил без происшествий и по графику до 10:12 30 апреля, когда эсминцы в первый раз были атакованы 27 истребителями-бомбардировщиками противника, которые сбросили бомбы, после чего обстреляли корабли из пулеметов. Ни одна из сброшенных бомб в цель не попала. Однако на «Гермесе» осколками грот-мачта была перебита на середине высоты и ранено несколько человек, включая старшего механика.
  • 11:25 - второй налет 18 двухмоторных бомбардировщиков в сопровождении примерно 15 истребителей. Атака производилась с высоты около 2000 м.
  • 11:36 - повторная атака 12 бомбардировщиков из той же группы в 2-3 милях от мыса Бон. «Леоне Панкальдо» получил попадание бомбы, загорелся и оставлен за кормой. Когда «Гермес» проходил мимо него, можно было видеть, что в воде плавает много солдат.
  • 12:10 - третья атака 18 истребителей-бомбардировщиков; повреждений нет.
  • 12:24 - четвертый налет 30 истребителей-бомбардировщиков. Несколько разрывов бомб близко от бортов эсминца; вышла из строя турбина правого борта, отказало рулевое управление.
  • 12:50 - пятый и последний налет 16 истребителей-бомбардировщиков. Множество бомб вновь разорвались у бортов «Гермеса», нанеся дополнительные повреждения обеим машинам.
»

В 13:15 обе машины эсминца остановились из-за отказа масляных насосов и вызванного этим заклинивания гребного вала. Hermes потерял ход. После этого на всякий случай на воду отправили столько солдат, на сколько хватило спасательных плотиков - примерно 60 человек.

Около 15 часов подошло госпитальное судно «Аквилея», шлюпки с которого подобрали людей со спасательных плотов, а также забрали семерых раненых членов экипажа Hermes. В 15:55 подошли три парусно-моторных шхуны, на две из них были поданы буксирные концы. Курс взяли прямо к берегу, до которого оставалось 4 мили. Около 16:20 на выручку подошел высланный из Туниса буксир «Картаго», и примерно через полтора часа эсминец бросил якорь вблизи от берега. Остававшихся на борту 150 солдат с вооружением с помощью шхун отправили в бухту Ла-Гулет. Экипаж Hermes только убитыми потерял 23 человека, многие на борту получили ранения. По донесению командира, его зенитчики сбили пять или шесть машин, а всего, по данным немецкой радиоразведки, в налетах на Hermes, Leone Pancaldo и шедший вслед за ними эсминец Lampo участвовало около восьмисот самолетов противника!

Капитан 2 ранга Рехель намеревался перевести корабль в Ла-Гулет, но ветер силой до 8 баллов не позволил это сделать в течение 1 мая. Кроме того, в этот и следующий день Hermes подвергся трем налетам истребителей-бомбардировщиков. Лишь в 20:30 2 мая к нему вновь подошел «Картаго», отбуксировавший эсминец со скоростью не более 3 узлов в восточную часть рейда Ла-Гулет, где Hermes отшвартовался в 01:30. Как писал Рехель, «никто из находившихся на борту эсминца не рассчитывал уже вернуться в Европу на своем тяжело поврежденном корабле». О его ремонте на месте не было и речи. Отступление войск «Оси» обрело уже необратимые формы, и восстанавливать эсминец было некому и нечем.

ZG-3 Hermes в новой камуфляжной окраске, 1943 г. В кормовом торпедном аппарате присутствуют все четыре трубы.

Уже в 05.30 корабль перешел на восточную сторону бухты, но там, как оказалось, не хватало глубины, и в 06.30 по каналу Hermes отправился дальше, в Тунис. Там он и пришвартовался на бочке № 7, однако 4 мая его снова отправили в Ла-Гулет, где в 07.00 он встал на западной стороне, пришвартовавшись кормой к мосту. Там 5 мая Hermes пережил налет многомоторных бомбардировщиков.

7 мая 1943 г. оборона Туниса пала, и Рехель получил приказ о затоплении корабля. На эсминце заложили подрывные заряды. В 08:32 раздался первый взрыв в носовой части, за ним рвануло на миделе и в корме. Hermes начал садиться в воду на ровном киле, а в 09:10 лег на правый борт и в 09:15, перевернувшись, затонул в точке с координатами 36°46’ с.ш., 10°21’ в.д. (36.7667° с. ш. 10.3500° в. д.), заблокировав своим корпусом вход в гавань. От поверхности моря до затонувшего корабля оставалось всего 30 см. Остов эсминца позже подняли союзники при расчистке входа в порт, а по окончании войны сдали на слом.

134 члена экипажа Hermes, сведенные в роту под командованием второго вахтенного офицера обер-лейтенанта Мейера-Хабиха, отправились на фронт. Несколько из них погибли 8 мая в финальных боях на суше, остальные либо попали в плен, либо сумели эвакуироваться из Африки. На Сицилию отбыл и командир, который вместе с командованием Кригсмарине в Тунисе 7 мая эвакуировался на торпедном катере S-156, а на следующий день на специально выделенном Ме-110 улетел в Рим. На следующий день Курт Рехель был награжден Рыцарским крестом, как и предыдущий командир Hermes Рольф Йоханнессон.

Из восьми офицеров Hermes эвакуироваться смогли пятеро, в том числе раненый старший механик Штаппман. Из 48 унтер-офицеров и фельдфебелей вернулись 32 (4 раненых), 4 погибли и еще 12 считались попавшими в плен. Из 153 нижних чинов вернулись 104 (18 раненых), 18 погибло, 4 пропало без вести и 37 считались попавшими в плен. Сильнее всех пострадали итальянцы из команды офицера связи Супермарины Бёма: сам офицер погиб вместе с четырьмя солдатами, один был ранен и передан в госпиталь (возможно, он тоже эвакуировался из Африки на госпитальном судне), и только один вернулся домой с экипажем корабля. Таким образом, общие потери Hermes, включая итальянцев, составили 80 человек В заключение следует отметить, что среди немецких моряков Hermes заслужил очень хорошую репутацию как маневренный и великолепно слушавшийся руля эсминец. Кроме того, он оказался весьма удачливым кораблем, вплоть до последнего своего похода практически не получавшим боевых повреждений, и единственным из эсминцев Кригсмарине, имевшим на своем счету реальные победы над подводными лодками.

Командиры корабля в немецком флоте

Модель эсминца Vassilissa Olga в экспозиции Морского музея в Пирее.
Капитан 1 ранга Р. Йоханнессон 8.02.1942 - 25.03.1943
Капитан 2 ранга К. Рехель 25.03.1943 - 7.05.1943

Примечания

  1. Эсминец греческий.
  2. В литературе греческие эсминцы примерно с одинаковой частотой относят то к типа G, то к типу H. Единственная разница между ними состояла в модели орудий главного калибра и, соответственно, наличии или отсутствии кольцевого колодца для стрельбы на больших углах возвышения. Поскольку у греческих кораблей его не было, то правильнее отнести их к типу H.
  3. В ряде публикаций ошибочно приводятся котлы системы Yarrow.
  4. Сведения о наличии на кораблях двух счетверенных 12,7-мм зенитных пулеметов Vickers являются ошибочными.
  5. По мнению Майкла Уитли, немцы сняли две 37-мм зенитки. Действительно, на некоторых фотографиях ZG-3 Hermes они отсутствуют, но, очевидно, это было лишь временной мерой.
  6. Командир корабля Пиррос Лапас (1899-1981) остался в Греции и поначалу вошел в состав коллаборационистского Министерства обороны, но в декабре 1941 г. бежал через Турцию в Египет и 27.02.1942 присоединился к греческому флоту под британским контролем. Впоследствии командовал десантным кораблем «Самос», на котором участвовал в высадке у Анцио; в 1952-1958 гг. в чине вице-адмирала был начальником Главного Морского штаба; в 1961-1968 гг. возглавлял греческий Олимпийский комитет, затем до 1980 г. был членом Международного Олимпийского комитета.
  7. Zerstorer, Griechenland - т.е. «эсминец греческий».
  8. Так в немецких документах. Полное имя адмирала - Гаэтано Каталано Гонцага ди Чирелла.
  9.  (40.6000° с. ш. 13.5667° в. д.)

Ссылки

Литература

  • Лепихин П.А., Патянин С.В., Борисенко И.В. Эскадренные миноносцы типа «Василефс Георгиос». — «Морская кампания». — Москва: 2019 №4. — 60 с.
  • Лепихин П.А. Эскадренные миноносцы типа «Кунтуриотис». — «Морская кампания». — Москва: 2019 №2. — 68 с.
  • Дашьян А.В. Эсминцы Второй Мировой. — Эксмо, Яуза. — Москва: 2019. — 416 с.