Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

IJN Mikuma (1934)

Перейти к: навигация, поиск
Stop_write.png

Эта статья в данный момент редактируется

Статья активно редактируется участником проекта 213213k.
Перед внесением правок свяжитесь с ним.

Последняя правка была внесена 5.05.2021.

Mikuma

Mikuma_(1934).jpg
Служба

Япония
Императорский флот Японии

Исторические данные
24.12.1931 Заложен
31.05.1934 Спущен на воду
14.06.1935 Выход на испытания
29.08.1935 Введен в строй
10.08.1942 Выведен из боевого состава
07.06.1942 Гибель
Общие данные
12400 / 15057 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
200.6 / 20.51 / 6.1 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
896 чел. Общая численность
58 чел. Офицеры
838 чел. Матросы
Бронирование
65-140 / мм. Пояс/борт
35-60 мм. Палуба
105 / 105 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
25 мм. Барбеты
100 мм. Боевая рубка
35-100 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Артиллерия главного калибра

  • 5 х 2 203-мм/50 Type 3.

Вспомогательная/Зенитная артиллерия

  • 4 х 2 127-мм/40 Type 89;
  • 4 х 2 25-мм/50 Type 96;
  • 2 х 2 13.2-мм Type 93.

Минно-торпедное вооружение

  • 4 х 3 610-мм Type 90 Mod. 1.

Авиационное вооружение

  • 1 x Type 94;
  • 2 x Type 95.
IJN Mikuma (яп. 三隈, рус. «Микума») — второй корабль в серии из четырех японских тяжелых крейсеров (класса А по классификации Императорского Флота Японии) типа Mogami. Стал первым японским тяжелым крейсером, потерянным во Второй Мировой войне. 6 июня 1942 года в ходе сражения у атолла Мидуэй, IJN Mogami выполняя противолодочный манёвр протаранил Mikuma и он получил серьёзные повреждения. Вечером американские самолёты атаковали крейсер IJN Mikuma, и он был потоплен.

Проектирование

После подписания 22 апреля 1930 года Лондонского договора Японии было запрещено строить дополнительные крейсера с 203-мм орудиями ("класса А" по японской классификации), но разрешалось до 31 декабря 1936 года довести состав крейсеров с главным калибром не выше 155 мм до общего стандартного водоизмещения 100450Т. 27 июня 1930 года была принята новая программа строительства флота, которая, в частности, предусматривала постройку в два этапа шести крейсеров класса "B" — четырёх водоизмещением по 8500 тонн и двух водоизмещением по 8450 тонн. Эти цифры определялись лимитом на строительство, выторгованным японцами на Лондонской конференции в обмен на обещания списать старые лёгкие крейсера типов Tenryu и Kuma.

Разработку проекта крейсеров типа "улучшенный Takao, получивших шифр С-37, подсекция базовых проектов кораблестроительного отдела (3 секции) Морского Технического Департамента начала в 1930 году под руководством капитана 1 ранга К. Фудзимото. Морской Генеральный Штаб предъявлял к проекту такие требования:

1. Вооружение из 15 15,5-см орудий в 3-орудийных баш­нях с углом возвышения 75° и 12 61-см ТА в 3-трубных установках. Следовало предусмотреть в случае денонсирования военно-морских соглашений или при экстренной необходимости возможность быстрой замены башен с 15,5-см орудиями на 2-орудийные с 20-см ору­диями.

2. Защита погребов от попаданий 20-см снарядов, меха­низмов - от 15,5-см снарядов.

3. Скорость 37 узлов, дальность 8000 миль на 14 узлах.

4. Главные задачи как у крейсеров "класса А": выдвинутая вперед защита своих сил и отгон сил вражеской поддержки, эскадренная разведка. Ожидаемые противники: амери­канские и британские крейсера с 203-мм орудиями (с учетом перевооружения на 20-см орудия в случае войны).

Фактически требования МГШ к новым кораблям почти не отличались от требований, предъявляемых к 10000-тонным крейсерам. Уложиться при этом в 8500Т стан­дартного водоизмещения было невозможно. Несмотря на максимально возможное уменьшение веса путем широкого применения электросварки корпуса, механизмов и арматуры, подготов­ленный летом 1931 года проект имел стандартное водоизмещение 9500Т. Эту цифру было приказано сохранить в секрете, официально будущие крейсера имели стандартное водоизмещение 8500 тонн, что вызывало недоумение за рубежом. Впрочем, в той или иной степени, этим грешили почти все страны.

Постройка корабля

Четыре 8500-Тонных крейсера были заказаны как "крейсера среднего типа № 1-4". Заказы на первые два выдали осенью 1931 года, на третий - в августе 1933-го, на четвертый - в конце того же года. Стоимость одного корабля оценивалась в 24833950 иен.

Крейсер №2 был заложен 24.12.1931г. на верфи фирмы Мицубиси в Нагасаки под строительным номером 250. 1 августа 1931 года крейсер назвали Miluma по имени реки в префектуре Оита на северо-востоке о.Кюсю. Имя Mikuma использовалось в Императорском флоте впервые. 31.05.1934 крейсер сошел на воду, но почти сразу отправился на "Первые работы по улучшению" или "Улучшение остойчивости", поскольку её вызвала катастрофа с миноносцем Tomodzuru, перевер­нувшимся в штормовом море из-за недостаточной остойчи­вости. Для понижения центра тяжести были уменьшены надстройки, ликвидирован ангар гидросамолетов, понижены мачты и проведен ряд других мероприятий, включая установку оборудования для перекачки балласта. Так же, одиночные 127-мм зенитные орудия были заменены новыми спаренными установками. 29.08.1935 Mikuma был принят флотом, хотя на корабле отсутствовали кормовые зенитные 127-мм установки и зенитные автоматы. Вместе с однотипным Mogami, крейсер присоединился к 4-му флоту во время летних маневров. Во время тайфуна, в который флот попал 26 сентября к востоку от Мияко, оба крейсера получили тяжелые повреждения корпусов, особенно Mogami. Были разрушены многие свар­ные соединения в носовой части, ограничилась возможность горизонтальной наводки носовых башен. Пришлось по возвращению в Куре поставить оба крейсера 15 ноября во 2-й Резерв.

Повреждения, полученные 4-м Флотом во время тайфуна, показали слабость корпусов кораблей последней постройки, особенно их сварных соединений. С апреля 1936 года все четыре крейсера были последовательно поставлены на реконструкцию, в ходе которой сварные соединения корпуса были в значительной степени (до 80%) заменены заклёпочными, установлены новые плиты для укрепления конструкции, поверх прежних булей установили новые, более крупные. Кроме этого, уменьшили высоту грот-мачты, наконец-то уста­новили кормовые 13,2-см зенитные установки и новые спарки 25-мм автоматов типа 96 со своими директорами типа 95, новую рельсовую систему для обслуживания гидросамолетов.

После денонсации Вашингтонского договора 29 декабря 1934 года и решения 15 января 1936 года не подписывать Второе Лондонское морское соглашение Япония вступила в так называемый "бездоговорной" период. Первая фаза новой кораблестроительной программы пре­дусматривала, в числе всего прочего, замену 3-орудийных 15,5-см башен на крейсерах типов "Могами" и "Тоне" 2-орудийными калибром 20,3-см, чтобы увеличить число крейсеров "класса А" до 18 единиц. Mikuma проходил модернизацию на верфи флота в Куре до 30.12.1939г. Не считая замены башен, на крейсере катапульты типа Куре №2 модели 3 заменили более тяжелыми модели 5, 16 прини­маемых на борт торпед Type 90, работавших на сжатом воз­духе, заменили 24 кислородными торпедами Type 93, а на верхушке фок-мачты установили пост управления торпед­ной стрельбой.

Корпус и архитектура

Для проекта "С-37" в целом были приняты обводы, разработанные Ю.Хирагой для 7100-тонных крейсеров и примененные в проектах Myoko и Takao. Но, по сравнению с проектами Myoko и Takao, структура корпуса была легче, с широким применением электросварки. После пересмотра политики широкого применения сварки в январе 1936 года и во время модернизации 1936-37 годов для улучшения продольной прочности и умень­шения искривления корпусов сделали следующее:

1) вернулись к клепанным соединения в обшивке средней части корпуса с заменой листов обшивки из стали Дюколь на сталь MS в оставшихся сварных соединениях в оконечностях;

Mikuma1.jpg
Схема корабля
1942 г.

2) приклепали второй слой из плит стали Дюколь на средней части корпуса;

- на обшивку днища толщиной 19-22 мм по обеим сторонам от киля - по 2 плиты шириной 1 м и толщиной 22 мм и по одной толщиной 16 мм на уровне 3-й ватерлинии;

- к 18-мм обшивке борта между верхней и зенитной (шельтердеком) палубами - по 2 плиты шириной 1,75 м и толщиной 20 мм (верхняя) и 18 мм (нижняя);

- по 12-22-мм зенитной палубе настелили по 5 плит шириной 1 м и толщиной 14—25 мм (на Suzuya и Kumano ширина дополнительных плит была другой, а толщина 10-25 мм);

- по верхней палубе - 2 плиты толщиной 18 и 20 мм.

Все это позволило повысить продольную прочность корпуса до новых стандартов по изгибающим напряже­ниям, принятым после "Инцидента с 4-м Флотом".

Энергетическая установка

Повышение проектной скорости до 37 узлов вынудило применить более мощную, чем на предшественниках энергетическую установку. Общая мощность четырёхвальной установки достигла 152 000 л.с. При этом турбины носовых машинных отделений вращали внутренние валы, а турбины кормовых отделений — внешние. Всего было установлено четыре турбозубчатых агрегата марки "Kampon", мощностью по 38 000 л.с. Каждый состоял из трёх турбин переднего хода и одной турбины заднего. Кроме того, носовые агрегаты имели ещё и по одной маломощной, но экономичной турбине крейсерского хода.

Трехколлекторные водотрубные котлы типа "Kampon" с нефтяным отоплением имели перегреватели и предвари­тельный подогрев пара воздухом. Рабочее давление в паровом коллекторе равнялось 23 атм., а в коллекторе перегретого пара (300°С) 22 атмосферы. Mogami и Mikuma имели по 10 котлов (8 "больших" и 2 "малых") в девяти котельных отделениях.

На испытаниях всем крейсерам удалось незначительно превысить проектную мощность, но достичь запланированной скорости 37 узлов ни один из них не смог. Mogami показал максимальную скорость 35,96 узла, Mikuma — 36,47 узла, Suzuya — 36,5 узла, Kumano — 34,36 узла. Согласно проекту максимальный запас топлива достигал 2280 тонн, что должно было обеспечить дальность плавания 8000 миль на скорости 14 узлов. Фактически запас топлива оказался больше — 2389 тонн, но дальность плавания меньше — 7673 мили на 14 узлах. После второй модернизации запас топлива сократился до 2215 тонн. Дальность плавания уменьшилась до 7000 миль

Броневая защита

Разрабатывая броневую защиту крейсеров типа Mogami, японские конструкторы отошли от принципов, заложенных в предыдущих проектах. Теперь ставилась задача обеспечить комплексную защиту. Броневой пояс должен был защищать энергетическую установку от снарядов калибра 155 мм, погреба боеприпасов от снарядов калибра 203 мм. Кроме того, корабли предполагалось защитить и от попаданий торпед и от снарядов, падающих перед бортом. Последняя задача считалась в японском флоте крайне актуальной.

Защита механизмов обеспечивалась наклонным под 20° поясом высотой 6,5 м (от двойного дна на уровне 5-й ватерлинии до 1,6 м над водой) и длиной 78,15 м. В верхней половине пояс набирался из 65-100-мм плит стали NVNC, а в нижней, являвшейся противоторпедной переборкой - из 65-25-мм стали CNC. Верхняя кромка пояса соединялась со скосами броневой средней палубы. Носовые и кормовые погреба защищались равномерно сужающимся книзу поясом из стали NVNC высотой 4,5 м, проходившим под тем же наклоном от нижней палубы до двойного дна. На верхней кромке его толщина состав­ляла 140 мм, на нижней — 30 мм. Верхняя кромка крепилась к плоской броневой (в этой части) нижней палубе. Прямые поперечные 105-мм переборки из стали NVNC закрывали отсеки с механизмами над нижней палубой по шпангоутам №85 и №155. Погреба ниже нижней палубы защищались также прямыми переборками из стали NVNC.

Горизонтальная защита обеспечивалась плитами из стали CNC над механизмами на уровне средней и над погребами на уровне нижней палубы. Бронепалуба над механизмами в средней части была плоской и имела толщину 35 мм, а у бортов имела 2,8-мет­ровые скосы под углом 20° к горизонту, толщина которых составляла 60 мм. Наличие скосов позволяло экономить вес за счет уменьшения высоты пояса. Нижняя 40-мм бронепалуба над погребами была плоской.

Боевая рубка имела гораздо более солидное бронирование, чем на ранних типах крейсеров. Стенки из брони NVNC имели толщину 100 мм, крыша — 50 мм. Бронирование артиллерии оставалось очень слабым. Если трубы подачи боеприпасов защищались бронёй NVNC толщиной 75—100 мм, то боевые отделения и сами башни имели лишь 25-мм бронирование из стали CNC. Такая броня не могла надёжно защитить прислугу даже от крупных осколков. Но, как ни странно, опыт боевых действий показал, что слабая броня имеет и свои преимущества. В ходе морских боёв башни японских крейсеров неоднократно пробивались бронебойными снарядами противника навылет, а взрыватели снарядов просто не успевали сработать, спасая прислугу от больших потерь.

Кроме того, крейсера типа Mogami имели и обширное местное бронирование. Дымоходы прикрывались бронёй толщиной 70—95 мм, вентиляторы — 60 мм. Имел бронирование и отсек рулевой машины — по 100 мм с бортов, по 35 мм спереди и сзади и 30 мм сверху. Защита рулевого управления выгодно отличала японские крейсера от иностранных аналогов, где этой мерой обычно пренебрегали.

Вооружение

На момент достройки в 1937-38 годах состояло из 15 15,5-см орудий в трёхорудийных башнях, 8 12,7-см зениток в двухорудийных установках, 8 25-мм зенитных автоматов в спаренных установках, 4 13-мм зенитных пулемётов и 12 61-см торпедных аппаратов в поворотных строенных установках. В 1939-40 годах вооружение ГК заменили на 10 20-см орудий в двухорудийных башнях.

Для измерения дистанции до цели при артогне и торпедной стрельбе на каждом крейсере имелось по три дальномера типа 14: два 8-метровых в башнях ГК №3 и №4 и 6-метровый на носовой надстройке под директором. По бокам фок-мачты в башенках стояли два 4,5-метровых зенитных дальномера, на надстройке имелось два 1,5-метровых штурманских, а третий такой же стоял на треноге на кормовой надстройке.

Главный калибр

Носовые башни легкого крейсера IJN Mikuma, 1939 г. Расположение 8-м дальномера на возвышенной башне.

Из пяти башен, как и на крейсерах "класса А", три распола­гались в носу и две в корме. Но размещение носовых башен было иным - вместо схемы "пирамида" применили схему "накладка": первые две башни находились на одном уровне, а третья - на палубу выше (на шельтердеке), имея большие углы обстрела, чем при схеме "пирамида".

Орудия 15,5-см 3 Year Type с длиной ствола 60 калибров проектировались инженером С.Хадой специально для этих крейсеров, чтобы вооружить их максимально разрешенным калибром. Работы начались в 1930 году, испытания закон­чились спустя два года, а 7 мая 1934 года орудие приняли на вооружение. Его сначала намеревались использовать и по воздушным целям, для чего в техзадании указывался угол подъёма 75°, начальная скорость снаряда 980 м/с и дальность стрельбы 18000 м. Но скоро стало ясно, что скорость вертикальной наводки и число принимаемых на борт снарядов оказались явно недос­таточными для ведения быстрого огня по быстро перемещаю­щимся целям. Более того, большой угол подъёма требовал применения точных и очень чувствительных механизмов наводки и отдачи. Так что от идеи получить мощное универсальное орудие пришлось отказаться.

По оценкам, при стрельбе по надводным целям корабль с 15 15,5-см орудиями совсем немного бы уступал кораблю с 10 20-см пушками, поскольку меньший вес снаряда ком­пенсировался большим числом орудий и лучшей их скорос­трельностью. Новые орудия могли пробить на дистанции 15000 м 108-мм (100-мм при угле встречи 60°) плиту из стали NVNC (20-сантиметровые 150-мм), а на дистанции 20000 м - почти 100-мм (125 мм). При весе снаряда 55,87 кг и теоретической скорострельности 7 выстрелов в минуту в полном залпе получалось 105 снарядов общим весом 5775 т. Крейсер же с десятью 20-см орудиями (вес снаряда 125,85 кг) давал 50 снарядов в минуту общим весом 6250 кг при теоретической скорострельности 5 выстрелов/мин. На практике сравнение оказывалось даже в пользу крейсера "класса В", поскольку реальная скорострельность составляла соответственно 5 и 3 выстрела/мин., что давало минутный залп из 75 15,5-см снарядов весом 4200 кг против 30 20-см снарядов весом 3780 кг.

Трёхорудийные установки с углом возвышения 55° спроектировал в 1932 году тот же С.Хада. Они размещались в башнях с главным (боевым) и нижним (энергетическим) от­делениями и пламянепроницаемым центральным стволом, вращающимся вместе с поворотной платформой. Из-за ог­раничений по ширине башни расстояние между осями орудий получилось всего 1,55 м, чего явно не хватало для нормального действия затвора среднего орудия, затворный механизм ко­торого пришлось повернуть вокруг оси на 45°. Как и на крейсерах "класса А", боевое отде­ление со всех сторон защищалось 25-мм сталью NVNC, а под крышей, с боков и лобовой части внутри имелась тонкая стальная облицовка, установленная с зазором 10 см. Такая теплоизоляция облегчала действия в тропиках. Башня весила около 175 т, но башни №3 и №4 были несколько тяжелее и выше, поскольку несли ещё 8-метровые дальномеры типа 13. Во время маневров 7-й эскадры в Бунго Суйдо в августе 1938 года Mikuma произвел несколько залпов главным калибром на дистанцию около 20000 м со средним разбросом 278 м, что было намного меньше, чем у 20-см орудий в башнях моделей "D" и "Е".

Двухорудийная башня модель «Е»

Во время третьей модернизации ГК заменили на 10 20-см/50 орудий 3 Year Type №2 (203-мм) в двухорудийных башнях модели Mogami, разработанных в 1937 году на основе башни модели "Е ", поступившей на вооружение крейсера Maya. Главное отличие зак­лючалось в большем диаметре роликового погона и длине боевого отделения. Поскольку 20-см орудия (10,15 м) были длиннее 15,5-сантиметровых (9,3 м), из-за ограниченного пространства между башнями №1 и №2 стволы последней в походном положении на опускались ниже угла +12". Приводы установок и башен были идентичны модели "Е ", но скорость ВН снизили до 6°/с - с мечтой о зенитной стрельбе из орудий ГК уже распрощались. Подача также была как в башне "Е ", но по той же причине имелся один снарядный подъёмник на орудие вместо двух. Погреба пришлось модернизировать, чтобы хранить в них снаряды и заряды увеличенных размеров. Вместо циркуляр­ных роликовых дорожек в снарядных погребах установили тележки, как на модели "Е". Боезапас по 120 снарядов на орудие состоял из бронебойных Common Type 91, фугасных Common Type 0 и Type 3, осветительных типа "В" и учебных.

Устройства управления артиллерийским огнем по надводным целям в проекте "С-37" в целом повторяли проект Takao: главный директор Type 14 в башне наверху носовой надстройки, под ним визир с 6-метровым дальномером также в башне, кормовой директор Type 14 на крыше самолетного ангара. Но при переделке проекта в 1934-35 годах установили новые приборы УАО. Два директора ГК типа 94 модели 2 с 12-см биноклями устанавливались в башенках, известных как командный пост типа 95. Визир сняли, поскольку уже были разработаны новые вычислительные приборы для 15,5-см (позднее и для 20-см) орудий - Type 92 Mod. 1. Эти приборы могли подсчитывать скорость цели и курсовой угол, требуя для стрельбы только величины угла крена корабля. Они устанавливались в посту управления артогнем ГК на уровне складской палубы с правого борта у основания башни №2 под бронепалубой. Во время третьей модернизации таблицы стрельбы для 15,5-см орудий приспособили для 20-см орудий, тогда же крейсера получили устройство задержки стрельбы типа 98.

Зенитные орудия

Внешний вид 127-мм зенитной установки с щитком модели "А"

Крейсера этого типа сразу получали по 8 12,7-см зенитных орудий Type 89 в спаренных установках со щитами модели "А" Mod.1. Нормальный боезапас насчитывал по 200 снарядов на орудие, максимальный - по 210. В проекте "С-37" предусматривалось всего 4 одност­вольных установки новых 12,7-см орудий, поскольку счита­лось, что ГК сможет вести зенитный огонь. С появлением в 1932 году спаренных установок, решили использовать ГК только по надводным целям и в 1933 году проект модифи­цировали, заменив 4 одиночных установки 12,7-см зениток спаренными. Однако из-за их нехватки "Микума" вступил в строй только с передней парой таких установок, а еще две добавили в ходе второй модернизации в 1937 году.

Корабль нес 4 спаренные установки новых 25-мм автоматов Type 96 и две спарки 13-мм тяжелых пулемётов Type 93. Нормальный боезапас состоял из 2000 снарядов на ствол для первых и по 2500 для вторых.

Система управления зенитным огнем сначала включала два директора Type 91, скомбинированных с визиром и вычислительным прибо­ром, и два 4,5-метровых дальномера в отдельных башенках рядом. Во время второй модернизации 1937 года между установками зенитных автоматов появились их зенитные директоры Type 95. Пост управления стрельбой зенитных орудий находился на нижней палубе рядом с основанием башни ГК №3.

Торпедное вооружение

С самого начала было принято более мощное торпедное вооружение, чем на типе Takao, состоящее из четырех поворотных 3-трубных 61-см аппаратов Type 90 Mod. 1 - по два на борт в небольших спонсонах. В проекте "С-37" ТА размещались рядом с носовой надстройкой, но, чтобы уменьшить возможные последствия взрыва торпед, в 1934 году решили перенести их дальше в корму - перед и за основаниями катапульт над МО, как это сделали на крейсерах типа Myoko во время первой модернизации.

Каждая труба ТА имела систему быстрой перегрузки, являвшуюся развитием системы, примененной на типе Takao. Новая система имела меньший вес, вместо механизма с бесконечной цепью имела бесконечный трос и фрикционный ролик, обычно вращаемый пневмомотором мощностью 7 л.с. (имелось и ручное дублирование), перегрузка шла быстрее -16,6 с вместо прежних 20 с. Торпеды устанавливались на роликах, снабженных тросом, один конец которого прикреплялся к торпедной трубе, а другой после закрепления на хвостовике торпеды заводился на фрикционный барабан. При вращении барабана трос наматывался на него, а торпеда протягивалась по роликам в трубу аппарата. Для транс­портировки торпед крейсера имели систему подвесных рель­сов и полиспастов. Загрузка торпед производилась с носа корабля, поскольку с этой стороны диаметр труб был больше (на крейсерах типа Takao в борту имелись специальные вырезы).

По проекту корабли должны были нести по 24 торпеды Type 90, работавшие на сжатом воздухе: 12 в аппаратах и 12 резервных. Но после второй модернизации 1937 года число резервных сократили до 6, в торпедных отсеках установили компрессоры для "специального воздуха" (кислорода). Перед большими маневрами 1938 года Type 90 заменили новыми кислородными Type 93. После третьей модернизации 1939 года снова вернулись к 12 резервным торпедам.

Система управления торпедной стрельбой состояла из двух директоров Type 91 Mod. 3 (также известны как Type 92 Mod. 2) и двух визирных постов по бокам компасного мостика. Во время второй модернизации установили вычислительный прибор Type 93, а в ходе третьей оборудовали дополнительный пост управления торпедной стрельбой на верхушке фок-мачты с директором Type 97, которым управлял торпедный офицер.

Пуск торпеды Type 93

Кислородные торпеды Type 93 оказались наиболее мощным торпедным оружием Второй мировой войны. Они несли самую тяжёлую боеголовку, имели наибольшую скорость и дальность хода, а также высокую скрытность применения, ввиду почти полного отсутствия пузырькового следа на поверхности воды. Вместе с тем, применение кислорода делало эти торпеды повышенно пожароопасными.

Оценить торпедное вооружение японских тяжёлых крейсеров приходится неоднозначно. С одной стороны, они неоднократно и успешно применяли свои торпеды в боях, нанося противнику серьёзные потери. С другой, как и предупреждал Ю. Хирага, они были крайне опасны для самих носителей. Детонация торпед с огромными разрушениями произошла на трёх из четырёх крейсеров этого проекта.

Авиационное вооружение

В проекте "С-37" самолетное вооружение повторяло тип Takao: 2 катапульты, ангар на два гидросамолета со сложенными крыльями, система рельсовых путей между катапультами, 1 3-местный дальний разведчик и 3 2-местных корректировщика. Задачи у самолетов оставались такие же, что и на крейсерах "класса А": разведка сил противника в пределах 300 миль (3-местный) или 150 миль (2-местные), оценка боевой ситуации в пределах 75 миль 2-местными самолетами, противолодочное патрулирование. Но после случая с Tomodzuru ангар во время первой модернизации убрали, а шельтердек продлили в корму до барбета башни ГК №4, образовав пространство для хранения самолетов, число которых сократили до трех. Внутри организовали сложную систему рельсов для перемещения самолетов. Обе пороховые катапульты типа Куре №2 Mod. 3 могли запускать самолеты весом до 3000 кг.

После второй модернизации, когда несколько изменилась рельсовая система, крейсера 7-й эскадры несли 1 самолет Type 94 №1 и два Type 95. После третьей модернизации крейсера получили более тяжелые катапульты Mod. 5, способные запускать машины весом до 4 тонн, но состав авиагруппы остался прежним, только 3-местный самолет заменили более современным - Type 94 №2. К концу 1941 года корабли получили вместо него новый Type 0. В корме хранились 4 250-кг и 44 60-кг бомбы.

Фактически после 1937 года крейсер мог нести четыре самолета: 1 Type 94 (сзади по левому борту) и три Type 95 (2 на правом борту и 1 на левом спереди). Но на службе их число никогда не превышало трех.

Экипаж и обитаемость

По проекту экипаж состоял из 830 человек, но затем его увеличили до 930 (из них 70 офицеров). После дополнительной модификации зенитного вооружения Mikuma имел 58 офицеров и 860 прочих чинов (всего 918 человек). После третьей модернизации 1939—40 годов стало 58 офицеров и 838 прочих чинов (всего 896 человек).

Поскольку эти крейсера предназначались для действий в южных морях, обитаемость на них была лучше, чем на крейсерах "класса А". Вентиляцию улучшили, ввели конди­ционирование воздуха. Всего на каждом корабле имелось 70 осевых вентиляционных установок общей мощностью 194 л.с. (на типе Takao было 66 центробежных общей мощностью 130 л.с.). Однако осевые вентиляторы оказались очень шумны­ми и на проекте Tone от их применения отказались. В главных коридорах, где располагался экипаж, установили фонтанчики с питьевой водой. Объём рефрижераторных поме­щений увеличили до 96 м3, т.е. около 0,1 м3 на человека (на типах Myoko и Takao было 67 м3 или 0,083 м3 на человека). Традиционные подвесные койки экипажа заменили стацио­нарными койками из стальных трубок, в кубриках появились рундуки для личных вещей. Расширили санитарные помеще­ния, каюты для младшего персонала, добавили каюты для экипажей бортовых самолетов.

История службы корабля

Перед войной

IJN Mikuma в порту Кагошимы,
1939 год

После укомплектования 29 августа 1935 года Mikuma причислили к военно-морскому округу Куре и поставили в 1-й Резерв. На время маневров 1935 года, которые проводились около о.Хокайдо и севернее о.Хонсю, он входил в 7-ю эскадру 4-го Флота. Получивший повреждения во время тайфуна 26 сентября крейсер 15 ноября пришлось поставить во 2-й Резерв в Куре. В период с 30 ноября по 5 февраля 1936 года Mikuma стоял в доке. 1 апреля крейсер перевели в 3-й Резерв для проведения "Второй модернизации".

1 декабря 1937 года корабль вошел в 7-ю эскадру 2-го Флота. Эскадра в апреле и октябре 1938 года совершила походы из Сасебо в Южно-Китайское море, а в августе приняла участие в маневрах в районах Бунго Суйдо и Исе Уан. Во время боевых стрельб Mikuma дал несколько залпов главным калибром на дистанцию 20000 м с рассеи­ванием 278 м.

В марте 1939 года Mikuma совершил поход из Сасебо в воды Северного Китая, а затем в апреле—мае принял участие в учениях в районе Кагосима-Сукума с условиями, приближенными к боевым. 20 мая крейсер стал в 3-й Резерв для "Третьей модернизации". Mikuma вошел в строй 30 ноября 1939 года и 1 мая присоединился к 7-й эскадре в качестве 2-го корабля.

В результате конфликта Франции с Сиамом и в частности после успехов 17 января французских кораблей у Ко-Чанга для оказания нажима на Францию в район конфликта японцы послали 7-ю эскадру. Все четыре крейсера 23 января покинули Куре и 29-го прибыли к острову Хайнань. 6 февраля они вышли из порта Самах, придя 10-го в Бангкок и 13-го в Сайгон. На следующий день 7-я эскадра покинула Сайгон, вернувшись в Куре 29 марта через Самах (18 февраля), гавань Мако (21-23 февраля), Такао (3-7 марта) и бухту Саеки (11-28 марта).

В апреле корабли 7-й эскадры поставили в доки Куре для планового осмотра подводной части и установки системы размагничивания. Mikuma вышел из Куре 24 апреля, 25-го за. ним последовали Suzuya и Kumano, а 15 мая - Mogami. В одиночку или парами они совершили походы к Овазе и Иса (южная часть о.Хонсю), к Беппу, Сукумо и Саеки (Бунго Суйдо) и 12 июля вернулись в базу через Йокосуку.

Но уже 16 июля 7-я эскадра покинула Куре для поддержки "Южно-Французской Индо-Китайской операции", прибыв в гавань Самах 22-го. Через трое суток крейсера вышли в эс­корте армейского конвоя и 30 июля прибыли в Сайгон. Вый­дя в море на следующий же день, 7-я эскадра после стоянки в Сукумо 7-19 августа 20-го вернулась в Куре.

И снова все корабли эскадры для окончательной под­готовки к войне поставили в док на верфи флота Куре: Kumano и Suzuya с 31 августа по 7 сентября, а Mikuma и Mogami с 8-го по 13 сентября. 16-го эскадра вышла в поход в воды метрополии. 16 ноября 1941 года 7-я эскадра прибыла в Куре для приёма топлива и боезапаса. Suzuya, Mikuma и Mogami вышли в море 20-го вместе с Chokai и 26-го прибыли в гавань Самах на о.Хайнань. Через три дня к ним присое­динился флагманский Kumano с контр-адмиралом Такео Куритой на борту.

Операции Первого Этапа (декабрь 1941 - апрель 1942 года)

По "Основному Плану" начальные операции преду­сматривали захват территорий, находившихся внутри линии, соединяющей Курильские острова, атолл Уэйк, Маршалловы острова, острова Гильберта, Бисмарка, остров Новая Гвинея, меньшие из Зондских островов, острова Ява, Суматра, Малаккский полуостров (Малайю) и Бирму. Эта линия образовывала оборони­тельный периметр для ресурсов южной части Тихого океана и самой Японии. Выполнение операций этого этапа планировалось несколькими фазами. "Первая фаза" (декабрь 1941 года) включала захват Филиппин, Малайи, Британского Борнео (северная часть острова, ныне о.Калимантан), острова Гуам (Марианские остро­ва) и атолла Уэйк.

Согласно японским планам, 7-й эскадра (флаг контр-адмирала Такео Куриты на Kumano), находив­шаяся в гавани Самах на острове Хайнань, должна была обеспечивать ближнюю поддержку захвата Ма­лайи. 11 декабря соединение Куриты вошло в бухту Камранг. Второй отряд 7-й эскадры (Mogami и Mikuma) 10-го прибыл на о. Пуло-Кондоре, а на следующий день вышел для защиты второго малайского конвоя 14-19 декабря. 22-го Mogami и Mikuma вышли на прикрытие высадки в Кучинг (операция "Q" Сакусен) 23-27 декабря, вернувшись в Камранг 29-го.

Проведение "Второй Фазы", которая включала за­хват баз поблизости Явы с целью изоляции этою остро­ва, а также баз на островах Новая Британия и Новая Ирландия, сделало необходимым реорганизацию морских сил. Крейсер вошел в состав Группы Прикрытия (Chokai и 4 ТКР 7-й эскадры, 7 эсминцев) западного соединения вице-адмирала Одзавы, которое обеспечивало захват порта Палембанг (восток Суматры) и острова Бангка (к востоку от Су­матры).

Бой в Зондском проливе 28 февраля-1 марта 1942 года

Японцы высаживались на мысе Сент-Николас на северо-западе Явы и у входа в Зондский пролив. В нахо­дившейся рядом бухте Бантен была удобная якорная стоянка для транспортов, имелась и 50-мильная хоро­шая дорога до Батавии. В 20 милях к N от бухты манев­рировало мощное прикрытие в составе 4 тяжелых крей­серов 7-й эскадры и авианосца Ryujo. Ближе всех к месту высадки находились Mogami и Mikuma, а также Natori со своей 5-й флотилией.

Между 22.40 и 22.55, когда высадка с транспортов на берег уже шла полным ходом, эсминец Fubuki заме­тил приближающиеся с востока крейсера Houston и Perth. Минуты спустя те заметили слева по курсу большое количества транспортов у берега и открыли по ним огонь. Хотя их основной задачей было обыкновенное бегство, союзные крейсера, попав в гущу вражеского десанта в самый уязвимый для последнего момент, про­сто не могли упустить такой шанс. Наблюдате­ли крейсеров упорно не замечали следовавшего за ними Fubuki в течение получаса. Только в 23.15 его обнару­жили с Petrh, но приняли за союзный корабль. Эсминец же выстрелил осветительным снарядом и выпустил 9 торпед с дистанции всего 12-15 кабельтовых. Торпеды прошли мимо, а крейсера уже выходили из бухты, по только для того, чтобы попасть в новую ловушку. Сле­ва, на пути к Зондскому проливу, оказались легкий крейсер и 10 эсминцев, справа - откликнувшиеся на призыв Fubuki Mogami и Mikuma с еще двумя эсминцами. А сзади уже начали взрываться и гореть японские транспорты.

Схема боя в Зондском проливе

В последовавшем бою на короткой дистанции (от 25 до 2,5 кабельтовых) Perth был поражен 4 торпедами и множе­ством 203-мм снарядов и быстро пошел ко дну. От его огня пострадал только эсминец Harukaze, получивший снаряд в рулевое отделение (повреждения незначительные). В 23.55 снаряд с Houston попал в Mikuma, временно лишив его электро­энергии. Но американский крейсер был обречен. Он имел уже сильный крен на правый борт, около 00.10 получил залп в кормовое машинное отделение, где погиб весь персонал. Затем в носовую часть по­пала торпеда, которая вывела из строя центральный артпост. Башни продолжали стрелять под локальным управлением. Американцы воспользовались тем, что японцы осветили свои же корабли, и быст­ро добились нескольких попаданий (по разным версиям был потоплен или повреж­ден тральщик АМ-2, а также три эсминца получили попадания). Около 00.20 враже­ский 203-мм снаряд попал в башню №2, в которой начался пожар зарядов. Кэптен Руке приказал затопить носовые погреба. Еще три торпеды с японских тяжелых крей­серов попали в правый борт, а надстройку засыпали осколки фугасных снарядов среднего калибра. В 00.25 командир отдал приказ покинуть корабль, который еще 20 минут держался на воде, затем перевернул­ся и затонул. Японцы подняли из воды всего 368 человек из экипажа почти втрое большего.

В этом бою, который японцы называют "бой у Батавии" или "бой в бухте Бантен", они потеряли пять своих судов, одновре­менно получивших попадания торпед в 00.05 (в 1.35 по Токийскому времени).

Сначала эти торпеды приписали голландским тор­педным катерам, но вскоре выяснилось, что торпеды были японские. В 1944 году по взаимному расположению кораблей и со­поставлению времени был сделан окончательный вывод: в эти суда попали 5 торпед из 6, выпущенных в 1.27 (Токийское время) Mogami по Houston (дистанция 9000 м), которые на максимальной скорости 48 узлов прошли мимо и спустя 8 минут поразили транспорты, отстоящие от «Могами» на 11800 м.

Завершение операций Первого этапа

7-я эскадра 4 марта покинула воды у Явы и 5-го пришла в Сингапур, где соединилась с окончившим ремонт Chokai. Эти 5 тяжелых крейсеров 9 марта вы­шли для прикрытия высадок на Северной Суматре - в Сабанг и Ири, которые состоялись 12-го. 7-я эскадра 15 марта вернулась в Сингапур для заправки и погрузки припасов. 20 марта она вышла в море для поддержки операции по захвату Андаманских островов, а 26-го вернулась в Мергуй для заправки и подготовки к операции "С" Сакусен.

В завершение "Первого Этапа", проводилась опера­ция "С" Сакусен - удар силами Авианосного Соедине­ния вице-адмирала Нагумо по английскому Восточному Флоту на острове Цейлон. Это соединение (5 тяжелых авианосцев, 4 линкора типа Kongo, тяжелые крейсера Tone и Chikuma, легкий Abukuma, 11 эсминцев и 6 танкеров) 26 марта вышло из бухты Старинг близ Кендари и I апреля вошло в Индийский океан. Одновре­менно Рейдерское Соединение Индийского Океана вице-адмирала Одзавы должно было нарушить судоходство в Бенгальском заливе. Оно состояло из флагманского Chokai, 7-й эскадры (4 крейсера), ЛКР Yura, АВ Ryujo и 4 эсминцев 20-го дивизиона. Chokai вместе с 7-й эскадрой вышли из Мергуя 1 апреля, а 5-го в 20.30 (здесь и далее Токийское время), находясь в точке 16° с.ш. и 86°40' в.д., Одзава разделил свои силы на три группы. Южная Группа (Mikuma и Mogamiпод коман­дованием командира первого капитана 1 ранга Сакао Сакиямы и эсминец «Амагири») действовала 6 апреля в районе 16° с.ш. и 81°40'-82°25' в.д. В полдень они пото­пили английские пароходы Daradanus (1923 г., 7726 гр. т), Gaidara (1919 г., 5281 гр. т) и торговое судно Indora (1938 г., 6622 гр. т). При этом Mikuma вы­пустил 120 203-мм и 22 127-мм снаряда, Mogami - соответственно 137 и 47, а Amagiri - 78 127-мм и 3 610-мм торпеды.

11 апреля корабли Одзавы вернулись в Сингапур. Спустя два дня Chokai ушел в Йокосуку (прибыл 22-го). 7-я эскадра в тот же день ушла по вызову в бухту Камранг (прибыла 16-го), а 22-го пришла в Куре для докования и ремонта.

Операции "Второго Этапа" (май-июль 1942 года)

После успешного завершения операций первого этапа императорская штаб-квартира одобрила предло­жения флота расширить оборонительный периметр. В начале апреля было решено провести операции второго этапа, которые включали захват Порт-Морсби и Тулаги в мае ("МО" Сакусен), захват атолла Мидуэй и Алеут­ских островов в июне ("Ml" Сакусен), захват островов Фиджи и Самоа в июле ("FS" Сакусен). 7-я эскадра была назначена в операцию "Ml" Сакусен, в Груп­пу Ближнего Прикрытия Оккупационного Соединения Мидуэя вице-адмирала Нобутаке Кондо.

Гибель крейсера

22 мая 7-я эскадра в полном составе вышла из Хиро­симы, прибыв 28-го на о. Гуам для прикрытия транс­портов с войсками вторжения на атолл Мидуэй (вместе с эсминцами Arashio и Asashio 8-го дивизиона и пере­оборудованным танкером Nitiya Maru). Группа ближней поддержки, которой командовал контр-адмирал Курита (флаг на Kumano), покинула Гуам 29 мая и рано утром 30-го встретилась с конвоем, вышед­шим с о. Сайпан.

В полдень 5 июня 7-й эскадре было приказано про­извести обстрел атолла Мидуэй. Развив полный ход, крейсера быстро оставили эсминцы позади и были уже в 90 милях к W от атолла, когда в 21.20 (на Мидуэе было 00.20) обстрел отменили и приказали идти на соединение с Главными силами. Эскадра повернула на обратный курс NNW, сбросив скорость до 28 узлов, дистанция между мателотами - 800 м. В 23.15 сигнальщики с Kumano на дистанции 6000 м справа по носу (курсовой угол 45°) обнаружили американскую подлодку (это была Tambor), идущую в надводном положении. Курита отдал приказ повернуть "всем вдруг" на 45° влево, ко­торый сигнальным прожектором передали на остальные крейсера. Второй (Suzuya) и четвертый (Mogami) корабли выполнили приказ, а шедший третьим Mikuma ошибочно повернул на 90°, попав под таран­ный удар Mogami (координаты 28°25' с.ш. и 179° з.д.).

Нос Mogami пропорол борт систершипа над ватерлинией с левого борта под носовой надстройкой, оставив в нефтяных цистернах пробоину длиной 20 и шириной 2 метра. На маневренных качествах Mikuma это никак не сказалось, но из него стала обильно выте­кать нефть, оставляя предательский след. Нос Mogami был согнут почти под прямым углом влево до башни №1, поврежденная оконечность заполнилась водой до средней палубы, и движение корабля вперед стало не­возможным. Носовую часть удалось отделить и после подкрепления переборки Mogami мог идти вперед, но на скорости не более 12 узлов. Поскольку эскадра нахо­дилась в районе, контролируемом авиацией противника, Kumano и Suzuya отошли полной скоростью на северо-запад. Поврежденная пара двинулась на запад.

Фотография Mikuma, сделанная одним из экипажей эскадрильи VB-6.

Утром 6 июня крейсера были обнаружены одной из «Каталин», взлетевших еще до рассвета с Мидуэя на поиск отступающего противника (она доложила о двух линкорах). Для атаки на атолле смогли собрать только по 6 пикировщиков Dauntless и Vindicator корпу­са морской пехоты, которые взлетели с аэродрома в 0445 (0745 5 июня по местному времени) и уже через 20 минут вышли в атаку. Dauntless сбрасывали бомбы с кру­того пикирования, а старые Vindicator - с полого­го планирования. Оба крейсера открыли такой мощный зенитный огонь, что лишившиеся днем раньше своих командиров эскадрилий американские пилоты не смогли добиться попаданий - только 6 близких разрывов. Но смертельно поврежденный Vindicator капитана морской пехоты Ричарда Флеминга врезался в башню №4 на Mikuma.

На рассвете 7 июня Mogami смог увеличить ско­рость до 14 узлов, но в 03.30 оба корабля были обнаружены пикировщиками с Enterprise. Между 06.45 и 11.45 крейсера были атакованы тремя волнами Dauntless, вооруженных 227-кг и 454-кг бомбами.

Первая волна из 26 бомбардировщиков из состава эскадрилий VB-8 и VS-8 (соответственно бомбардиро­вочная и разведывательная с Hornet) добилась двух попаданий в Mogami: в башню ГК №5 (бомба про­никла внутрь и перебила всю прислугу) и в самолетную палубу в средней части корабля, отчего в торпедной отделении начался пожар. К счастью, торпеды были выброшены за борт еще после столкновения с Mikuma, поэтому пожар потушили всего за час. Оба крейсера вместе с присоединившимися к ним эсминцами получили приказ идти на юг, под защиту японской авиации, действующей с атолла Уэйк.

Вторая волна из 31 пикировщика (11 из состава эс­кадрилий VB-6 и VS-6 с авианосца Enterprise и 20 из состава эскадрилий VB-3 и VS-5, перелетевших с Yorktown, но VB-3 первоначально была на Saratoga) атаковала в 9.30, добившись попаданий в оба крейсера. Mogami получил бомбу перед носовой надстройкой и еще одну в самолетную палубу, но по­вреждения были средней тяжести. В Mikuma попало не менее пяти бомб: первая - в башню №3, вызвав по­вреждения носовой надстройки, где несколько человек, включая командира капитана 1 ранга Сакао Сакияма, было убито и ранено; две бомбы затем попали в носовое МО правого борта и еще две - в кормовое МО левого борта, вынудив крейсер остановиться. Эти же бомбы вызвали большой пожар в торпедном отделении, в ре­зультате которого в 10.55 взорвались торпеды. Этот взрыв полностью разрушил корабль. Принявший ко­мандование старший офицер капитан 2 ранга Такасима приказал оставить крейсер. Эсминец Arashio попы­тался приблизиться для снятия экипажа.

Фотография Mikuma, сделанная одним из экипажей эскадрильи VB-6. Вид вблизи.

Третья волна из 24 бомбардировщиков эскадрилий VB-8 и VS-8 с Hornet атаковала в 11.45, добившись близких разрывов, которые повредили оба эсминца, и прямого попадания в самолетную палубу Mogami. Взрыв повредил спасательные люки из МО и убил большое количество людей, сражавшихся с пожарами внутри. После снятия с Mikuma около 240 человек экипажа, эсминцы и поврежденный Mogami оставили дрейфующий остов этого крейсера, который в полдень сфотографи­ровали два Dauntless эскадрильи VB-6 с Enterprise. Ночью Asashio был послан назад, но обнаружил только пла­вающие обломки. Mikuma затонул вечером 7 июня (время не известно) в точке с примерными координата­ми 29°22' с.ш. и 176°34' в.д. Погибло 650 членов экипа­жа, включая капитана 1 ранга Сакияма, который ко­мандовал крейсером с 11 ноября 1940 года (умер от ран на борту Suzuya 13 июня).

Mogami получил попадания 5 бомб и потерял 90 человек убитыми (9 офицеров) и 101 ранеными. В 4 часа 8 июня он присоединился к Оккупационному Соедине­нию, а часом позже - к своей 7-й эскадре. 14 июня после заправки с танкера Nitiya Maru он пришел в Трук, имея 20-узловую скорость.

Некоторые факты

- Одна из трех трехорудийных 155-мм башен, снятых с Mikuma была установлена на линкор Musashi, остальные две - на легкий крейсер Oyodo.

- В США узнали о перевооружении крейсеров типа Mogami только после получения снимков разрушенного Mikuma

- В видеоигре "Heroes of Pacific" одна из миссий посвящена потоплению Mikuma. Она так и называется - "Sink the Mikuma". Однако вместо Mikuma представлен Mogami как крейсер-гидроавианосец, в который он был переоборудован позже, из-за тяжелых повреждений, полученных в ходе этой операции.

Источники

Апальков Ю. В. Боевые корабли японского флота. Крейсера. 10.1918 — 8.1945 гг.: Справочник.

Сулига С.В. Японские тяжёлые крейсера. Т.1.

Сулига С.В. Японские тяжёлые крейсера. Т.2.

Патянин С.В., Дашьян А.В., Балакин К.С. и др. Все крейсера Второй мировой.

Кофман В. Л. Японские линкоры Второй мировой. «Ямато» и «Мусаси».

Война на море №26. Тяжелые крейсера Японии.

Галерея