Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

SMS Pillau (1914)

Перейти к: навигация, поиск

Легкий крейсер SMS Pillau
(бывш. «Муравьев-Амурский»)

Pillau_(1914).jpg
Служба

Германия_флаг_ВМС_с_тенью.png
Германия

Исторические данные
23.09.1913 г. Заложен
11.04.1914 г. Спущен на воду
12.1914 г. Выход на испытания
14.12.1914 г. Введен в строй
31.03.1919 г. Исключен из состава флота
28.06.1943 г. Гибель
Общие данные
4248 / 5305 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
134,3 / 135,3 м. Длина
(по КВЛ/максимальная)
13,6 / 13,6 м. Ширина
(по КВЛ/максимальная)
5,3 / 6,0 м. Осадка
(минимальная/максимальная)
ЭУ
Экипаж
442 чел. Общая численность
21 чел. Офицеры
421 чел. Матросы
Бронирование
/ 18 мм. Пояс/борт
20-40 мм. Палуба
80 / 80 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
50 мм. Башни
75 мм. Боевая рубка
80 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Главный калибр

Зенитная артиллерия

Минно-торпедное вооружение

Однотипные корабли


SMS Pillau (рус. «Пиллау») - легкий крейсер «Муравьев-Амурский» заказанный Россией для Сибирской флотилии. С началом Первой мировой войны достраивающийся крейсер реквизирован Германией, переименован в SMS Pillau и вошел в состав Флота Открытого моря. Участвовал в Ютландском сражении и Втором сражении в Гельголандской бухте. После войны по репарациям передан Италии и переименован в Bari.

Проектирование и постройка

В проект так называемой «Большой судостроительной программы» на 1912-1914 гг. - наряду с четырьмя броненосными (линейными) крейсерами типа «Измаил» и восемью легкими крейсерами (четыре типа «Светлана» и четыре типа «Адмирал Нахимов») - была включена постройка двух легких крейсеров малого типа[1] для Сибирской флотилии.

Легкий крейсер «Адмирал Невельской». Предполагаемый вид, 1914 г.
Спуск на воду малого крейсера «Муравьев-Амурский» на верфи F. Schichau в Данциге, 29 марта (11 апреля) 1914 г.
Корпус «Муравьева-Амурского» в Данциге вскоре после спуска на воду, 29 марта (11 апреля) 1914 г.

Постройку «малых» крейсеров, получивших названия «Муравьев-Амурский» и «Адмирал Невельской» заказали немецкой фирме F. Schichau из Данцига (ныне г. Гданьск, Польша).

Формирование набора головного крейсера на стапеле началось в апреле 1913 г. Официальная закладка состоялась только 10 (23) сентября 1913 г. в присутствии специально прибывшего по этому случаю морского министра И.К. Григоровича. 29 марта (11 апреля) 1914 г. «Муравьев-Амурский» был спущен на воду.

Последовавший за выстрелами в Сараево политический кризис привел к тому, что 19 июля (1 августа) 1914 г. Германия объявила России войну, что стало причиной для реквизиции всей российской собственности, находившейся на территории Рейха. 5 августа 1914 г. недостроенные «Муравьев-Амурский» и «Адмирал Невельской» были официально зачислены в списки кайзеровского флота, получив новые наименования SMS Pillau и SMS Elbing - в честь городов в Восточной Пруссии.

В соответствии с распоряжением Кораблестроительного департамента Имперского военно морского управления (Reichsmarineamt - RMA; фактически - морское министерство), фирма F. Schichau продолжила строительство кораблей - теперь уже для германского флота. При этом возникали определенные затруднения, поскольку русские технические стандарты не совпадали с нормами, принятыми для германских крейсеров. Тем не менее, достройка производилась по первоначальному проекту, с внесением в него ряда изменений.

Главная сложность касалась вооружения. В русском флоте крейсера должны были нести восемь 130-мм/55 скорострельных орудий и четыре 63,3-мм/38 зенитки. Артиллерия такого калибра в Германии не производилась. Проблема возобновила давний вялотекущий спор между RMA и «фронтом» (командованием крейсерскими силами на местах): первое ратовало за увеличение калибра артиллерии крейсеров, вторая сторона делала упор на большую скорострельность 105-мм пушек. В итоге - не в последнюю очередь, благодаря неутешительным для немцев итогам сражения в Гельголандской бухте 28 августа 1914 г. - победила точка зрения Имперского военно-морского управления, и SMS Pillau и SMS Elbing решено было оснастить восемью 150-мм/45 орудиями. Тем самым, они стали первыми легкими крейсерами кайзеровского флота, перешедшими на артиллерию данного калибра.

Кроме того, в соответствии с установившимися стандартами, оба корабля должны были получить по четыре 52-мм/55 зенитных пушки и по два палубных 500-мм торпедных аппарата. Авиационного вооружения не предусматривалось, но возможность приема мин сохранялась. Высоту дымовых труб предписывалось увеличить. Поскольку на SMS Pillau носовая надстройка, конструкция которой соответствовала исходному русскому проекту, где боевая рубка и мостики выполнялись как одно целое, уже была смонтирована, ее решили не переделывать.

Достройка SMS Pillau заняла четыре месяца. 14 декабря 1914 г. крейсер поднял военно-морской флаг и 16 марта 1915 г., после завершения сдаточных испытаний и прохождения курса боевой подготовки, вошел в боевой состав флота.

Корабль Строитель Заводской номер Начало работ Официальная закладка Спущен на воду Вошел в строй
SMS Pillau (бывш. «Муравьев-Амурский») F. Schichau, Данциг 893 апрель 1913 23.09.1913 11.04.1914 14.12.1914
Проект легкого крейсера для русского флота фирмы F. Schichau. Копии подлинных чертежей

Описание конструкции

Корпус и надстройки

SMS Elbing в Кильской бухте вскоре после вступления в строй. Иная, чем у SMS Pillau, форма дымовых труб, более длинные полубак и кормовая надстройка, а также выступающая вперед боевая рубка, на которой отсутствует дальномер.
Проект легкого крейсера для русского флота фирмы F. Schichau. Копии подлинных чертежей

Корпуса крейсеров типа Pillau (бывш. тип «Муравьёв-Амурский») набирались по принятой в то время в германском кораблестроении смешанной схеме - продольной в пределах двойного дна и поперечной выше него. В средней части с каждой стороны от киля проходило по четыре продольных стрингера, между которыми вставлялись интеркостельные флоры. Нумерация шпангоутов, в соответствии с немецкой традицией, велась от кормового перпендикуляра в нос; при этом шесть шпангоутов, расположенных за кормовым перпендикуляром, имели отрицательные номера. Шпация составляла 1000 мм. Двойное дно простиралось от 23-го до 98-го шпангоута, занимая, таким образом, 51% длины корабля. Отсеки двойного дна использовались для хранения жидкого топлива, смазочных масел, котельной и питьевой воды. Внешние стрингеры переходили в продольные переборки, поднимавшиеся до броневой палубы и служившие ей дополнительной опорой.

Крейсера имели две сплошные палубы - верхнюю и промежуточную (броневую); в оконечностях, а также в районе мидель шпангоута (между четвертым и пятым котельными отделениями) также имелась платформа. Расстояние от киля до верхней палубы на миделе составляло 8,15 м. Водонепроницаемые переборки делили корпус на 16 отсеков.

Полубак на SMS Pillau начинался от 88-го шпангоута и занимал около 30% длины корабля. В носу он имел небольшой подъем к форштевню, а с другой стороны плавно переходил в фальш-борт, непрерывно тянувшийся до кормовой надстройки.

Силуэт крейсеров формировался тремя дымовыми трубами, двумя мачтами и развитой носовой надстройкой.

Бронирование

Легкий крейсер SMS Pillau. Продольный разрез с указанием номеров шпангоутов и толщины брони, план палубы полубака и верхней палубы.

Защита корпуса ограничивалась броневой палубой, которая простиралась почти по всей его длине и прикрывала все жизненно важные части корабля. Бронепалуба была трехслойной: два слоя стали повышенного сопротивления и один слой крупповской никелевой брони. На участке от 9-го до 101-го шпангоута она располагалась на уровне промежуточной палубы и имела толщину 20 мм в плоской части и 40 мм на скосах. Далее в нос она плавно опускалась примерно на три четверти межпалубного пространства и заканчивалась 80-мм броневым траверзом на шп. 107. Кормовой 80-мм траверз располагался на 9 м шпангоуте. Бронепалуба позади него также опускалась до уровня платформы, однако выполнялась в виде карапаса для защиты рулевого привода, а ее толщина увеличивалась до 80 мм. Локальное бронирование имели боевая рубка (75-мм стенки и 50-мм крыша), ее коммуникационная труба (75 мм) и щиты 150-мм орудий главного калибра (50 мм). Вся вертикальная броня - гомогенная, из крупповской стали.

Вооружение

Основная статья: 150-мм/45 орудие SK L/45
Основная статья: 88-мм/45 зенитное орудие L/45
150-мм орудие SK L/45 образца 1906 г. в щитовой установке 1914 г. на крейсере SMS Nürnberg.
150-мм орудие SK L/45 образца 1906 г. в щитовой установке 1914 г. на крейсере SMS Frankfurt.
500-мм палубный поворотный аппарат на крейсере SMS Berlin.
150-мм орудие SK L/45 образца 1906 г. в щитовой установке 1914 г. на крейсере SMS Nürnberg.
Мины на палубе крейсера SMS Pillau.
SMS Pillau вскоре после вступления в строй. Видно расположение и конфигурация уровней носовой надстройки. На кормовой надстройке - две 52-мм зенитки.

Корабли типа Pillau стали первыми малыми (легкими) крейсерами германского флота, оснащенными восемью 150-мм артиллерией главного калибра. Данная артсистема считалась весьма удачной и надежной. После войны британские специалисты с некоторой долей удивления отмечали, что немцам удалось создать мощное и очень легкое орудие, превосходящее британские шестидюймовки. Орудия располагались парами побортно: два - на полубаке, два - на кормовой надстройке, четыре - на верхней палубе в средней части. Концевые орудия имели углы горизонтального наведения по 180° (включая 15° в сторону противоположного борта), средние - по 145° (90° от траверса в сторону ближайшей оконечности и 65° - в противоположную).

К Ютландскому сражению первоначально установленные четыре зенитные 52-мм полуавтоматические пушки SK L/55 образца 1903 г. были заменены двумя более эффективными 88-мм орудия SK L/45 образца 1913 г.

Боезапас хранился в двух погребах, расположенных под броневой палубой, - кормовом и носовом. Крейсера принимали 1024 снаряда главного калибра (по 128 на орудие), количество боезапаса к зениткам в справочниках не указывается.

К Ютландскому сражению на крейсерах имелась система центральной наводки (не исключено, что она монтировалась изначально). Для определения дистанции служили два 2,5-метровых стереодальномера, один из которых находился на носовой надстройке, а второй - на площадке за грот-мачтой. Еще два дальномера с базой по 1 м стояли на нижнем уровне носового мостика.

Крейсера были оснащены двумя однотрубными поворотными 500-мм торпедными аппаратами. Они располагались побортно на верхней палубе между средними орудиями главного калибра. Сектор стрельбы - по 70° в нос и в корму от траверса. Боекомплект - четыре торпеды; две запасные хранились в специальных ящиках на палубе у борта сразу же за срезом полубака, рядом с торпедными аппаратами.

Две пары минных рельсов тянулись вдоль бортов кораблей, начинаясь от средней дымовой трубы, а в районе грот-мачты сходились к диаметральной плоскости, проходили под кормовой надстройкой и продолжались до кормового среза. Крейсера могли принимать до 120 мин типа EMA или EMB.

.

.

Силовая установка

Легкий крейсер Bari (бывш. SMS Pillau) в плавучем доке, 1930-е гг. Необычная форма кормовой оконечности корабля и гребные винты.
Паровая турбина высокого давления крейсера SMS Regensburg (1914 г.). Аналогичные устанавливались на крейсера типа Pillau.
SMS Pillau на полном ходу, 1918 г.
Паровая турбина низкого давления крейсера SMS Regensburg (1914 г.). Аналогичные устанавливались на крейсера типа Pillau.
Легкий крейсер SMS Elbing (бывш. «Адмирал Невельской») на полном ходу, конец 1915 - начало 1916 гг. Полубак и кормовая надстройка крейсера значительно удлинены по сравнению с первоначальным проектом, высота дымовых труб увеличена. На кормовой надстройке корабль уже несет 88-мм зенитные пушки. Изменена носовая надстройка.

Главная энергетическая установка крейсеров располагалась в девяти водонепроницаемых отделениях и состояла из десяти паровых котлов Yarrow и двух паротурбинных агрегатов.

Паротурбинные агрегаты относились к системе Melms & Pfenninger (и именно так обозначаются в отечественной и итальянской литературе), но в германском флоте были стандартизированы как турбины военно-морского типа (это наименование закрепилось за ними в германских изданиях). Конструктивно они повторяли турбоагрегаты, установленные на крейсерах типа Karlsruhe.

Турбина системы Melms & Pfenninger представляла собой турбину реактивного «парсоновского» типа с несколькими активными колесами Кёртиса со стороны впуска пара, что позволяло обойтись без специальных дополнительных турбин экономического хода. Каждый паротурбинный агрегат работал на свой вал и включал в себя турбины высокого и низкого давления, а также турбину заднего хода, конструктивно выполненную в общем корпусе с турбиной низкого давления. Турбины высокого давления занимали носовое машинное отделение, турбины низкого давления с конденсаторами и главными циркуляционными насосами - кормовое.

Пар для турбин вырабатывали десять паровых котлов системы Yarrow, размещавшиеся в пяти котельных отделениях. В двух кормовых, разделенных отсеком вспомогательных механизмов, стояло по два двусторонних котла нефтяного отопления со своими вспомогательными механизмами, в трех носовых - по два котла смешанного (уголь и нефть) отопления. Каждый котел смешанного отопления имел по четыре топки; каждый нефтяной - по две. Общая площадь нагревательной поверхности для SMS Pillau итальянцы указывают в 5900 м². Рабочее давление пара на кораблях типа Pillau составляло 18 атм., в то время как остальных германских крейсерах периода Первой мировой войны, было 16 атм.

Корабли приводились в движение двумя трехлопастными винтами диаметром 3,5 м, изготовленными из специальной бронзы.

В соответствии с проектной спецификацией для русского флота, суммарная мощность турбин переднего хода должна была составлять 28 000 л.с. при 345 об/мин, что обеспечивало кораблям скорость полного хода не менее 27,5 уз. Немецкие справочники в качестве проектной мощности приводят величину 30 000 л.с. при той же скорости. Суммарная мощность турбин заднего хода определялась в 10 000 л.с. при 270 об/мин.

На ходовых испытаниях, проводившихся в конце 1914 г. по сокращенной, ввиду условий военного времени, программе, головной SMS Pillau при водоизмещении 4285 т без труда развил 28-узловую скорость и проектную мощность.

Согласно расчетам, при работе только четырех котлов смешанного отопления дальность плавания 14-узловым ходом должна была составить не менее 2500 миль, или 165 часов хода. Полный запас топлива в германском флоте был доведен до 620 т угля и 580 т нефти. Согласно тактическому формуляру, дальность плавания крейсеров составляла 4300 миль экономическим 12 узловым ходом. Проведенные англичанами после войны испытания трофейного SMS Pillau выявили, что он способен пройти 1900 миль полным ходом (25 уз), 3340 миль на скорости 18 уз или 6600 миль на скорости 10 уз. Подробные данные по этим испытаниям приведены в таблице.

Легкий крейсер SMS Pillau в конце 1915 - начале 1916 гг. Конфигурация уровней носовой надстройки несколько изменилась по сравнению с первоначальной, на боевой рубке установлен дальномер.

Другие устройства и характеристики

Крейсера оборудовались одним полу-балансирным рулем «нормального крейсерского» типа. Рулевой привод - винтовой, системы Дэвиса. Максимальный угол перекладки - 40°. Маневренность крейсеров оценивалась в целом хорошо, хотя они медленно реагировали на перекладку руля и теряли на циркуляции до 60% скорости.

Экипаж

По штатам германского флота, экипаж крейсеров типа Pillau состоял из 442 человек - 21 офицера и 421 матроса. На практике численность его быстро увеличивалась. Так, во время Ютландского сражения на борту SMS Elbing находилось более 480 человек. Что же касается условий размещения, то осматривавшие SMS Pillau после войны британские специалисты отмечали, что офицерские помещения удобны для жилья, зато кубрики нижних чинов - ужасны.

Окраска

Легкий крейсер SMS Pillau, 1916 г.

Крейсера окрашивались по «серой образца 1896 года» схеме, являвшейся стандартной для практически всех крупных надводных кораблей ВМФ Германии в отечественных водах. Согласно ей, корпус красился в серый цвет; орудийные установки, надстройки, дымовые трубы, раструбы воздухозаборников, мачты - в светло-серый; подводная часть корпуса была красной; верхняя палуба, полубак и палуба кормовой надстройки имели деревянный настил. На ряде фотографий хорошо видно, что верхние части дымовых труб обоих крейсеров имеют более темный оттенок.

Традиционно на носу германских крейсеров крепились гербы городов, имена которых они носили, однако не известно ни одной фотографии, подтверждающей наличие гербов у SMS Pillau или «SMS Elbing - по всей видимости, в условиях военного времени они не устанавливались.

Тактико-технические характеристики легких крейсеров типа Pillau

SMS Elbing в базе. Снимок сделан незадолго до гибели корабля. На кормовой надстройке видна 88-мм зенитка. Более темная окраска верхних частей дымовых труб.

Оценка проекта

SMS Pillau в море, 1915-1916 гг.

Легкие крейсера типа Pillau (бывш. тип «Муравьёв-Амурский») изначально не являлись ни шедевром инженерной мысли, ни даже самыми передовыми кораблями в своем классе. Однако в целом они отвечали стоявшим перед ними задачам, хорошо проявили себя в ходе боевых действий Первой мировой войны, а традиционно высокое для германской судостроительной промышленности качество постройки позволило головному кораблю прослужить тридцать лет без серьезных нареканий в адрес механизмов.

Значение кораблей типа Pillau для кайзеровского флота определяется, прежде всего, тем, что они стали первыми малыми крейсерами, получившими 150-мм артиллерию главного калибра.

Основным недостатком типа Pillau считается слабость защиты - в частности, отсутствие броневого пояса, к началу Первой мировой ставшего непременным атрибутом современного легкого крейсера.

Служба

От Эзеля до Лоустофта

Войдя в строй флота 16 марта 1915 г., SMS Pillau, которым в то время командовал капитан 2 ранга Конрад Моммзен, был зачислен в состав 2-й разведывательной группы (II. Aufklarungsgruppe; командир - контр-адмирал Фридрих Бёдикер, флагман - легкий крейсер SMS Graudenz).

Командующий Разведывательными силами (B.d.A.) вице-адмирал Франц Хиппер.

Сразу стоит сказать несколько слов об организации командования. Крейсера Флота Открытого моря (Hochseeflotte), за редким исключением, входили в состав так называемых Разведывательных сил, во главе которых стоял командующий Разведывательными силами (B.d.A. - Befehlshaber der Aufklarungs) - этот пост с начала войны занимал вице-адмирал Франц Хиппер. Он же являлся командиром 1-й разведывательной группы (F.d.I.A.G. - Fuhrer der I. Aufklarungsgruppe), состоявшей из линейных крейсеров. Также ему подчинялись 2-я и 4-я разведывательные группы, состоявшие из легких крейсеров, тогда как 3-я разведывательная группа находилась в подчинении командующего Разведывательными силами на Балтике (B.d.A.d.O. - Befehlshaber der Aufklarungs der Ostsee).

В начале 1915 года основные усилия германского флота были сосредоточены на ведении подводной войны против судоходства вокруг Британских островов, и активность кораблей Флота Открытого моря, по сравнению с 1914 годом, несколько снизилась. Первый выход SMS Pillau в море в составе флота состоялся в ночь с 17 на 18 апреля. 2-я разведывательная группа прикрывала постановку минного заграждения крейсерами SMS Strassburg и SMS Stralsund у восточного края банки Сварте. Дальнее прикрытие осуществляли 1-я разведывательная группа вице-адмирала Хиппера и главные силы Флота Открытого моря адмирала Гуго фон Поля. В ночь с 21 на 22 апреля состоялся выход Флота Открытого моря, в котором принял участие и SMS Pillau. Флот прошел на запад, к точке, лежащей в 15 милях севернее Боркума, и от нее - на северо-запад, к Доггер-банке. К полудню 22 апреля он осуществил разворот и вернулся в Вильгельмсхафен. В ночь с 17 на 18 мая 1-я и 2-я разведывательные группы выходили для прикрытия постановки мин крейсерами SMS Stralsund и SMS Regensburg в районе Доггер-банки.

Вид на гавань Вильгельмсхафена с высоты птичьего полета.

Следующий выход в море состоялся 29-31 мая. 2-я разведывательная группа, вместе с главными силами, участвовала в вылазке с целью прикрытия выхода в море вспомогательного крейсера SMS Meteor. Как и 17 апреля, флот развернулся севернее Боркума и направился на северо-запад, к Доггер-Банке. Здесь SMS Meteor ушел на север, а флот двинулся на запад. В 09:00 30 мая был осуществлен разворот, и на следующий день Флот Открытого моря вернулся в базу.

Главнокомандующий германскими военно-морскими силами на Балтийском море гросс-адмирал принц Генрих Прусский.

Летом центр приложения усилий Кайзерлихе Марине сместился на Балтику. В августе 1915 г. была проведена крупная операция по прорыву в Рижский залив. Прорыв через минные поля Ирбенского пролива должны были осуществлять силы Балтийского флота под командованием вице-адмирала Эрхарда Шмидта: 7 броненосцев 4-й эскадры, 6 крейсеров, 24 миноносца и 35 тральщиков. На случай появления к западу от Моонзунда русских линкоров ближнее прикрытие осуществляли восемь дредноутов 1-й эскадры и три линейных крейсера 1-й разведывательной группы (исключая SMS Derfflinger»). С силами прикрытия на Балтику ушли и крейсера 2-й разведывательной группы, включая SMS Pillau.

Первая попытка прорыва, предпринятая 8 августа, окончилась неудачей, и состав групп был изменен. В силы прорыва были выделены дредноуты SMS Nassau и SMS Posen. К ним присоединился и SMS Pillau. 12 августа крейсер обстреливал сооружения на мысе Церель.

16 августа была начата вторая попытка прорыва. Пока крейсера SMS Graudenz и SMS Augsburg имитировали прорыв по центру пролива, крейсера SMS Pillau и SMS Bremen занимались непосредственным прикрытием тральщиков, занимавшихся тралением мин на южном, реальном участке прорыва пролива. Крейсера с приданными миноносцами обеспечивали защиту тральщиков от лёгких сил российского флота. Попытки линейного корабля «Слава» помешать тралению пресекались 280-мм артиллерией SMS Nassau и SMS Posen, имевшей большую дальность стрельбы, чем старые 305-мм орудия русского броненосца. Хотя в бою с «Новиком» был потерян большой миноносец SMS V-99, действия русских эсминцев также не остановили немцев. Германские корабли медленно проходили минные поля Ирбенского пролива и к утру 19 августа оказались на входе в Рижский залив.

Утром 19 августа крейсера были отправлены в северные районы залива - к Аренсбургу и Пернову, а SMS Pillau в сопровождении миноносцев SMS V-27 и SMS S-36 досталась задача разведки бухт у восточного побережья Эзеля. Тральщики под прикрытием SMS Nassau и SMS Posen продолжили движение вглубь Рижского залива.

Вечером 19 августа SMS Pillau должен был прикрывать минную постановку в Моонзунде, но операцию отложили из за близившейся темноты. Группа SMS Augsburg на обратном пути от Аренсбурга тяжело повредила канонерскую лодку «Сивуч» (добита позже SMS Posen) и заставила выброситься на берег канлодку «Кореец».

На следующий день немцами было проведено блокирование Перновского залива путем затопления специально приведенных для этого пароходов. Постановка мин в Моонзунде так и не была осуществлена, так как ее признали нецелесообразной. Командовавший операцией вице-адмирал Шмидт, исходя из опыта прохода Ирбенского пролива, посчитал, что смысла в этом нет, так как мины были бы вытралены за несколько дней. Однако прорыв флота не был поддержан продвижением германской армии к Риге, опасение вызывали и постоянно фиксировавшиеся подлодки. Поэтому дальнейшее пребывание флота в Рижском заливе также было признано нецелесообразным, и Шмидт принял решение прервать операцию. С полудня 20 августа германские корабли начали отход, и к утру 21 августа последний корабль прошел обратно через Ирбенский пролив. Перед уходом с Балтики, 25 августа, SMS Pillau участвовал в бомбардировке маяка Св. Андрея на полуострове Дагерорт.

Фридрих Бёдикер (13.03.1866 - 20.09.1944)[2].

На Северное море крейсер вернулся 29 августа. 11-12 сентября 2-я разведывательная группа получила задачу постановки минного заграждения в районе банки Сварте. Ближнее прикрытие осуществляла 1-я разведывательная группа. Прибыв на место, корабли контр-адмирала Бёдикера разделились. С 02:15 до 03:25 SMS Stralsund под прикрытием SMS Pillau выставил несколько минных банок в северо-западном направлении; SMS Regensburg под прикрытием SMS Graudenz ставил мины, идя в юго-восточном направлении. В 05:40 крейсера соединились и легли на обратный курс. Единственным происшествием стал подрыв на мине миноносца SMS G-196, которому, тем не менее, удалось добраться до базы.

Карта южной части Северного моря - основного театра боевых действий Флота Открытого моря.

В составе 2-й разведывательной группы SMS Pillau участвовал еще в двух операциях совместно с главными силами Флота Открытого моря. 19-20 сентября был осуществлен выход в район банки Амрум, но из за обнаруженных свежих британских минных заграждений операция была прекращена. Во время выхода в Гельголандскую бухту 23-24 октября разведку в интересах флота должны были вести цеппелины, но поднявшийся ветер помешал их работе и осложнил действия миноносцев. К тому же, утром 24 октября британская субмарина HMS E-6 произвела атаку на крейсера SMS Hamburg и SMS Rostock. По счастью, она промахнулась, но в итоге, до отмены операции флот успел дойти лишь до широты Хорнс-рифа.

С 16 по 18 декабря 2-я разведывательная группа во главе с контр-адмиралом Бёдикером, державшим свой флаг на SMS Regensburg, выходила в Скагеррак для ведения «торговой войны», зато конец декабря и январь прошли в бездействии. Свою роль сыграли и плохая погода с постоянными штормами, и смена командования Hochseeflotte. Заболевшего и подавшего в отставку адмирала фон Поля сменил адмирал Рейнхард Шеер. С приходом Шеера изменилась тактика действий флота. Новый командующий рассчитывал ослабить Гранд Флит, либо подловив всеми своими силами его часть, либо нанося потери с помощью подлодок и минных постановок. Для этого нужно было выманить неприятеля в море. Флот Открытого моря, как и в 1914 году, вернулся к набеговым операциям на британское побережье и к более активной деятельности за пределами Гельголандской бухты.

С 6 по 12 февраля 1916 г. SMS Pillau под флагом начальника 1-й минной дивизии (I.F.d.T.) коммодора Хартога осуществлял непосредственную поддержку 25 миноносцев 2-й, 7-й и 9-й флотилий (дальнее прикрытие осуществляла 1-я разведывательная группа). В ночь на 12 февраля они вышли в район Доггер-банки и вступили в бой с работавшей к востоку от банки британской 10-й флотилией тральщиков, потопив шлюп HMS Arabis. SMS Pillau непосредственного участия в бою не принимал.

В ночь на 6 марта была проведена вылазка через проход у Терсхеллинга к Хуфдену. 1-я и 2-я разведывательные группы шли в авангарде, за ними следовали линкоры Флота Открытого моря. Контактов с противником не было, и к 7 марта все корабли вернулись в Вильгельмсхафен.

25-26 марта SMS Pillau участвовал в операции по поиску британских кораблей, наносивших удар по германскому побережью. Действия германских цеппелинов досаждали англичанам, попытки перехвата их в море оказались малоуспешными, поэтому британское командование решило нанести удар по их базе. 25 марта пять гидросамолетов с авианосца HMS Vindex взлетели для удара по базе цеппелинов в Хойере на побережье Шлезвига. Ближнее прикрытие в районе Хорнс-рифа осуществляли Гарвичские силы коммодора Теруита, дальнее - линейные крейсера вице-адмирала Битти. Операция началась неудачно. Оказалось, что данные разведки неточны, и ангары цеппелинов на самом деле находятся в Тондерне. Их сумел обнаружить только один самолет, но из за технической неисправности сбросить бомбы он не смог. Назад вернулись всего два гидроплана. Британские эсминцы, пытавшиеся найти оставшиеся самолеты, наткнулись на два германских траулера из состава сторожевого охранения. Траулеры были потоплены, но успели передать сигнал на берег. Вылетевшие немецкие самолеты повреждений эсминцам не нанесли, но при маневрировании «Медуза» столкнулась с «Лэвероком» и получила сильные повреждения.

В море вышли 1-я и 2-я разведывательные группы с миноносцами. Битти, как и у Гельголанда в августе 1914 г., рискнул и отправился на помощь Теруиту. Стояла темная ночь с ограниченной видимостью. В темноте крейсер HMS Cleopatra таранил и потопил германский миноносец SMS G-194, но и сам был протаранен крейсером HMS Undaunted.

Обстановка еще более осложнилась. Вскоре в море вышли основные силы Флота Открытого моря с одной стороны и основные силы Гранд Флита с другой, но последние не успевали оказать помощь Битти. К счастью для британцев, германские силы не смогли найти их в темноте и в конечном счете были отозваны Шеером.

Ганс Герман Людвиг фон Рёйтер (09.02.1869 - 18.12.1943)[3]

Следующий выход в море состоялся почти через месяц - 21 апреля. Поступила информация о том, что британцы планируют операцию против германского побережья, аналогичную прошлой вылазке, поэтому линейные крейсера SMS Moltke и SMS Derfflinger, легкие крейсера SMS Graudenz, SMS Frankfurt, SMS Pillau, SMS Elbing и 9-я флотилия миноносцев были отправлены на разведку в район плавучего маяка Амрум. В связи с болезнью адмирала Хиппера руководство операцией было возложено на контр-адмирала Бёдикера, а 2-ю разведывательную группу временно возглавил коммодор Людвиг фон Рёйтер. SMS Graudenz, на котором он держал свой брейд-вымпел, в этом походе не повезло - в 15 милях юго-западнее острова Амрум он налетел на мину. Рёйтер перешел на SMS Pillau. Решался даже вопрос о затоплении поврежденного флагмана, но в итоге приняли решение о его буксировке в сторону немецкого побережья. Британские корабли так и не были обнаружены, хотя SMS Elbing и SMS Frankfurt докладывали о контактах с подводными лодками. Все германские корабли благополучно вернулись в Вильгельмсхафен. По прибытии в базу флагманским кораблем 2-й разведывательной группы стал SMS Regensburg.

24-25 апреля 1-я и 2-я разведывательные группы при поддержке цеппелинов произвели рейд на Лоустофт и Грейт-Ярмут. Для их прикрытия вышел весь Флот Открытого моря, включая 22 дредноута и 5 эскадренных броненосцев. В этот раз с эрзац-командующим не повезло уже флагману Разведывательных сил - линейному крейсеру SMS Seydlitz. Он подорвался на мине и в сопровождении двух миноносцев вернулся в базу, а Бёдикеру пришлось перенести свой флаг на новенький SMS Lützow. Тем не менее, у британского побережья кораблями 2-й разведывательной группы, в которую входили SMS Pillau и SMS Elbing, были потоплены два британских вооруженных траулера[4], а линейные крейсера обстреляли Лоустофт, но затем отвлеклись на перестрелку с Гарвичскими силами. Силы были неравны, так как Теруит располагал всего тремя крейсерами и 18 эсминцами. Его флагман HMS Conquest был накрыт залпом с SMS Lützow, получил четыре попадания (в том числе 305-мм снарядом), потерял 23 члена экипажа убитыми и 13 ранеными, а его скорость упала до 20 узлов. Завершив обстрел, германские корабли направились в Вильгельмсхафен. Попытка их перехвата силами Гранд Флита не увенчалась успехом.

Отличились и немецкие подводные лодки, развернутые для прикрытия операции: SM U-29 повредила крейсер HMS Penelope, а SM UB-18 - британскую субмарину HMS E-22.

4-5 мая легкие крейсера SMS Regensburg, SMS Pillau и SMS Elbing, сопровождаемые миноносцами, выходили к банке Амрум на поиск британских кораблей, наносивших удар по базе цеппелинов в Тондерне. Их дальнее прикрытие осуществляли два линейных и три легких крейсера. На этот раз противники не встретились. Зато следующий выход в море закончился самым грандиозным морским сражением Великой войны.

Сражение при Скагерраке

Основная статья: Ютландское сражение
Походный ордер соединения вице-адмирала Хиппера утром 31 мая 1916 г.

В 02:00 31 мая 1916 г.[5], в соответствии с приказом Gg 2490/0 от 28 мая, 1-я разведывательная группа снялась с якорей и двинулась вниз по Яде. Головным шел SMS Lützow (флаг вице-адмирала Хиппера), за ним SMS Derfflinger, SMS Seydlitz, SMS Moltke и SMS Von der Tann. Следом двигались крейсера 2-й разведывательной группы - SMS Frankfurt (флаг контр-адмирала Бёдикера), SMS Pillau, SMS Elbing и SMS Wiesbaden. Далее шли миноносцы 2-й, 6-й и 9-й флотилий во главе с крейсером SMS Regensburg (флаг начальника 2-й минной дивизии коммодора Хайнриха). Через полтора часа вслед за ними вышли и основные силы Флота Открытого моря под командованием адмирала Шеера. Задачей Хиппера являлась разведка в районе Скагеррака. При обнаружении тяжелых британских кораблей он должен был увлечь их за собой и вывести на линкоры Шеера.

Все четыре крейсера 2-й разведгруппы были быстроходными, с вооружением из 150-мм орудий и на момент Ютландского сражения имели централизованную систему управления огнем.

Легкий крейсер SMS Wiesbaden, погибший в Ютландском сражении.

Соединение Хиппера к 15:15 31 мая находилось в 65 милях к западу от датского Лодбьерга, следуя 16 узловым ходом курсом 347°. Линейные крейсера двигались кильватерной колонной; 9-я флотилия миноносцев выполняла функцию их противолодочного охранения; легкие крейсера Бёдикера с остальными миноносцами шли впереди, располагаясь равномерной дугой в 8 милях от головного SMS Lützow. При этом SMS Elbing с миноносцами SMS B-109, SMS B-110 и SMS B-111 находился на левом краю дуги («на 10 часов» от флагмана), SMS Pillau с SMS B-97, SMS B-98 и SMS B-112 - рядом с ним («на 11 часов»).

Миноносцы 2-й флотилии в море. Данная флотилия, приданная Разведывательным силам, была укомплектована самыми крупными и мореходными кораблями данного класса (серий B-97, V-99 и G-101).

По возросшей активности германского флота и данным радиоперехвата британцы поняли, что готовится какая то крупная операция. Поэтому еще до выхода Флота Открытого моря дредноуты Гранд Флита под командованием адмирала Джеллико и Флот линейных крейсеров вице-адмирала Битти вышли в море для поиска и уничтожения противника.

Завязка Ютландского сражения: перестрелка между крейсерами SMS Elbing и HMS Galatea (15:15-15:37).

В 15:15 соединение Битти, достигнув точки запланированного разворота, повернуло навстречу основным силам Гранд Флита. 1-я эскадра линейных крейсеров (HMS Lion, HMS Princess Royal, HMS Queen Mary, HMS Tiger) шла курсом на север на скорости 19 узлов; 2-я эскадра (HMS New Zealand и HMS Indefatigable) находилась впереди, в трех милях по правому борту; 5-я эскадра линкоров контр-адмирала Эван-Томаса (HMS Barham, HMS Valiant, HMS Warspite и HMS Malaya) шла в пяти милях впереди флагмана Битти, по левому борту от него. Легкие крейсера держались за кормой HMS Lion, парами вдоль линии, идущей с северо-востока на юго-запад. Расстояние между SMS Lützow и HMS Lion составляло 45 миль, а ближайшие британские и германские крейсера разделяло 16 миль.

Противники неминуемо должны были разминуться, если бы не датский пароход «Н.Й. Фьорд», находившийся примерно посередине между Хиппером и Битти. Датчанин был замечен с SMS Elbing в 15:00, и капитан 2 ранга Мадлунг направил на его досмотр миноносцы SMS B-109 и SMS B-110. Пароходу было приказано остановиться. «Н.Й. Фьорд» начал стравливать пар, что заметили с HMS Galatea. На пару с HMS Phaeton (1914) они выдвинулись разведать обстановку и заметили германские миноносцы. Ошибочно приняв их за крейсера, в 15:20 британцы сообщили об этом по радио Битти. В 15:28 британские крейсера открыли огонь с 55 кбт. по двум целям, которые к этому моменту уже правильно были классифицированы как эсминцы.

Легкие крейсера 2-й разведывательной группы выходят в море, 31 мая 1916 г. На переднем плане - SMS Pillau, за ним видны SMS Wiesbaden и SMS Frankfurt.

SMS Elbing получил сообщение от миноносцев об обнаружении на горизонте мачт крейсеров. Вскоре и его сигнальщики смогли рассмотреть дымы, первоначально приняв их за два британских линейных крейсера, и передал сообщение об этом Хипперу. Миноносцы уклонились от боя и дополнительно сообщили, что британцы использовали идентификационный сигнал «PL». SMS Elbing передал эту информацию сигнальным прожектором в 15:20. Но на SMS Frankfurt и SMS Lützow это сообщение ошибочно расшифровали как «Вижу 24-26 линкоров».

SMS Elbing спешил на выручку миноносцам на полных парах и дымил так сильно, что британцы приняли его за броненосный крейсер.

В 15:32 SMS Elbing, двигаясь курсом 145°, открыл огонь с дистанции 130-140 гектометров (70-75 кбт.)[6]. Стрельба германского крейсера была довольно точной - уже в 15:36 он добился попадания 150-мм снарядом в HMS Galatea в район мостика. Таким образом, SMS Elbing вошел в историю, добившись первого попадания в Ютландском сражении. На помощь ему на полном ходу спешили SMS Frankfurt и SMS Pillau с миноносцами, за ними подтягивались SMS Wiesbaden с SMS Regensburg. Немецкие корабли сильно дымили, поэтому британцы посчитали, что перед ними превосходящие силы. С HMS Galatea в 15:35 передали по радио, что с направления в 55° подходит флот неприятеля. HMS Galatea и HMS Phaeton отвернули на северо-запад, увлекая за собой корабли противника. К ним для поддержки выдвинулись HMS Inconstant, HMS Cordelia и 3-я эскадра легких крейсеров. HMS Cordelia открывала огонь по SMS Elbing, но все четыре выстрела легли с недолетом.

С момента открытия огня SMS Elbing следовал за HMS Galatea и HMS Phaeton на северо-запад, но в 15:48 отвернул на северный курс. Дистанция между противниками постепенно возрастала, и к 16:00 прекратили огонь британские крейсера, а в 16:07 и SMS Elbing.

SMS Frankfurt и SMS Pillau шли на помощь SMS Elbing на 26 узлах, заметив в 15:50 несколько мнимых следов торпед, а в 15:51 передали Шееру сигнал о том, что видят на северо-западе четыре легких крейсера и ни одного линейного. Этот сигнал был получен и Хиппером. Позже с SMS Frankfurt и SMS Pillau стали видимы уже восемь легких крейсеров, и в 16:12 они открыли огонь по HMS Galatea и HMS Phaeton (1914) с максимальной дистанции в 81,5 кбт. Однако залпы ложились недолетом, поэтому в 16:17 из-за увеличения дистанции германские крейсера прекратили огонь.

Британцы попытались использовать гидросамолеты для разведки, и крейсерам представился случай использовать свои зенитные орудия. В 16:08 с гидро-авианосца HMS Engadine взлетел самолет «Шорт 184», который произвел разведку по курсу 10°. Видимость была плохой, с низкой облачностью, лететь приходилось на высоте около 300 м. В 16:30 гидроплан был обстрелян с SMS Pillau и SMS Frankfurt - безрезультатно. Хотя позже он зафиксировал разворот немецких крейсеров на обратный курс, передать эти сведения своевременно не сумел - четыре его радиосообщения не были приняты HMS Engadine. Продолжив полет на север, разведчик не заметил больше ничего интересного. Из-за поломки бензопровода в 16:45 он сел на воду и позже был подобран HMS Engadine. Этим и ограничилось участие британской авиации в Ютландском сражении. Следует отметить, что и германские цеппелины пытались вести разведку, но также не преуспели. К началу сражения они не успели из за встречного ветра, а затем не смогли ничего толком рассмотреть в дыму и темноте.

Из-за ошибочного сигнала с SMS Elbing Хиппер сначала решил, что перед ним превосходящие силы противника. Германские линейные крейсера развернулись на северо-запад, увеличив скорость до 21 узла, и только в 15:43 развернулись на курс 235°, пойдя на сближение с противником на 18 узлах. 9-я флотилия миноносцев шла по левому борту от SMS Lützow. Битти в 15:25 совершил запланированный для соединения с Джеллико поворот на север, а в 15:32, приняв донесение с HMS Galatea, развернулся на юго-восточный курс, увеличив ход до 22 узлов.

Однако до 5-й эскадры линкоров Эван-Томаса сигнал дошел с опозданием, поэтому она отстала от линейных крейсеров примерно на 5 миль. Из за этих маневров легкие крейсера противников значительно оторвались от своих линейных крейсеров и де факто не смогли выполнить свои разведывательные функции, при этом соединение британских быстроходных линкоров оказалось не способным оказать помощь линейным крейсерам Битти в начале боя.

В 16:15 линейные крейсера противников шли встречными курсами, и расстояние между ближайшими кораблями, которыми были SMS Lützow и HMS New Zealand, составляло 18 миль. Немцы и англичане обнаружили друг друга практически одновременно. В 16:20 с кораблей Хиппера эскадры заметили дымы неприятельских линейных крейсеров. Битти, стремясь отрезать немцев от Хорнс-рифа, приказал развить 25 узлов и изменить курс 77°. Запоздав с выстраиванием своих кораблей в одну колонну, он завершил поворот на курс 100° уже после открытия огня. Хиппер в 16:33 приказал повернуть на курс 122° и снизил скорость до 18 узлов, давая время своим увлекшимся погоней легким крейсерам нагнать его. В 16:45 германские крейсера шли строем пеленга по курсу 145° и открыли огонь, разделив цели слева. Началась фаза сражения, в литературе чаще всего именуемая «бегом на юг».

В этой части сражения SMS Elbing, SMS Pillau и SMS Frankfurt практически не приняли участия, так как ушли слишком далеко на север от своих сил. В момент открытия огня SMS Lützow три крейсера 2-й разведывательной группы находились в 7,5 милях за его кормой. Около 16:50 SMS Elbing, SMS Pillau и SMS Frankfurt были обнаружены с линкоров эскадры Эван-Томаса. Они были трудно различимы в дымке, тем не менее, в 16:58 с дистанции 85 кбт. HMS Barham открыл огонь по SMS Frankfurt, а HMS Valiant и HMS Warspite - по SMS Pillau. Стрельба британских линкоров была весьма точной - SMS Frankfurt был накрыт с третьего залпа, а от SMS Pillau залпы ложились в 100 метрах. SMS Frankfurt и миноносец SMS G-37 поставили дымовую завесу, и германские крейсера, отвернув от противника, скрылись в дымке. Британцы какое-то время еще обстреливали SMS Frankfurt, ориентируясь на столб дыма от его дымзавесы, прекратив огонь около 17:05. По факту, огонь был перенесен на линейные крейсера Хиппера, находившиеся в 10 милях впереди эскадры Эван-Томаса - в 17:05 HMS Barham сделал первый залп по SMS Von der Tann.

SMS Pillauв море, 1916-1917 гг. Верхний мостик носовой надстройки продлен до дымовой трубы; над боевой рубкой выступает дальномерная площадка.

Уклонившись на восток, 2-я разведывательная группа оказалась еще дальше от линейных крейсеров и всё оставшееся время «бега на юг» по факту бездействовала. После вступления в бой линкоров Шеера и начала «бега на север» корабли Бёдикера, наконец-то, присоединились к Хипперу. Около 17:20 легкие крейсера 2-й группы шли по широкой дуге по правому борту от SMS Lützow.

Около 18:00 в торпедную атаку на эскадру Хиппера попытались выйти эсминцы HMS Onslow и HMS Moresby, сопровождавшие отставший HMS Engadine. Их отогнали сосредоточенным огнем SMS Frankfurt, SMS Pillau и 150-мм орудий линейных крейсеров. Интересно, что HMS Onslow командовал будущий командующий Хоум Флита, «убийца» Bismarck Джон Тови.

Около 18:30 на сцене появилась 3-я эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Худа, отправленная на помощь Битти. Из за навигационной ошибки линейные крейсера вышли восточнее Хиппера и практически разминулись с ним. Но в 4-5 милях позади них шел легкий крейсер HMS Chester (кэптен Лоусон). В 18:27 с него в юго-западном направлении заметили вспышки орудий. Сообщив об этом Худу, HMS Chester отправился на разведку и в 18:36 обнаружил силуэт трехтрубного крейсера и один или два миноносца. Видимость в этом направлении была плохой, и на HMS Chester не смогли различить, немецкие это корабли или свои. При развороте на правый борт были обнаружены еще два крейсера.

Ютландское сражение: Бой 2-й разведывательной группы с крейсером HMS Chester (18:35-19:00).

HMS Chester оказался перед крейсерами 2-й разведывательной группы и миноносцами 2-й флотилии и 12-й полуфлотилии. Положение британского крейсера еще больше осложнялось тем, что видимость для немецких кораблей была лучше. Шедший головным SMS Frankfurt открыл огонь в 18:38 с дистанции в 79 гм. Следовавшие за ним SMS Pillau, SMS Elbing и SMS Wiesbaden присоединились к обстрелу. Британский крейсер тут же развернулся и стал уходить зигзагом на северо-восток. Его положение оказалось очень тяжелым. Море вокруг него практически кипело - в течение 19 минут британские наблюдатели насчитали вокруг себя четыре сотни всплесков, хотя в действительности их было меньше. SMS Elbing и SMS Wiesbaden вскоре получили приказ контр-адмирала Бёдикера прекратить стрельбу, чтобы не мешать корректировке огня головных крейсеров. SMS Frankfurt успел дать 13 залпов с наименьшей дистанцией в 59 гм; для SMS Pillau минимальная дистанция стрельбы составляла 69 гм; расход составил 90 фугасных снарядов в 22 залпах. HMS Chester в первые минуты боя потерял почти все орудия левого борта, кроме кормового. Не добившись ни одного попадания в ответ, ему пришлось сосредоточиться на маневрировании.

Повреждения легкого крейсера HMS Chester в Ютландском сражении.

Огонь германских кораблей был гораздо эффективнее. В Журнале боевых действий SMS Pillau записано: «Попадание наблюдалось в третьем залпе. В двух следующих залпах также отмечались попадания, наконец, полный залп поразил корму корабля, вызвав мощный взрыв на нашем оппоненте. При открытии огня противник отвечал из всех орудий, но по прошествии нескольких минут все его орудия, за исключением кормового 140-мм, были выведены из строя, и только это орудие стреляло. Маневры противника по уклонению от артиллерийского огня было очень умелым». Тем не менее, в течение пяти первых минут HMS Chester лишился трех орудий. За всё же время боя в него угодило 17 снарядов и были повреждены четыре орудия.

Увлекшись погоней за одиноким британским крейсером, Бёдикер сам угодил в ловушку. Худ, получив доклад с HMS Chester, развернулся на обратный курс и пошел на выручку. Его линейные крейсера шли на северо-запад в направлении вспышек. В 18:55 они открыли огонь по неприятельским кораблям с дистанции в 50 кбт. Германские крейсера развернулись «все вдруг» на 180°, но разворот успели совершить не все. В 18:56 305-мм снаряд угодил SMS Wiesbaden в машинное отделение, выведя из строя обе группы турбин. Германский крейсер лишился хода. Его собратья начали ставить дымовую завесу. SMS Frankfurt и SMS Elbing попытались выйти в торпедную атаку, но не смогли различить противника в дыму.

SMS Pillau также досталось. По нему вел огонь HMS Inflexible (по другим данным, это мог быть и HMS Invincible, что менее вероятно). Первые два залпа легли недолетом, но в 18:58 один из 305-мм снарядов четвертого залпа попал в заднюю часть носовой надстройки, ниже штурманской рубки. Большая часть энергии взрыва ушла наружу, но через вентиляционную шахту правого борта и перебитый дымоход носовой трубы огонь проник во второе котельное отделение. Из десяти котлов на крейсере временно вышли из строя все шесть угольных носовой группы. Но на оставшихся четырех нефтяных котлах SMS Pillau смог поддерживать ход в 24 узла и скрылся в поставленной дымзавесе.

Бёдикер отвернул на север, послав на SMS Regensburg сообщение с просьбой снять с SMS Wiesbaden экипаж. Миноносцы, которые Хиппер первоначально пытался направить в атаку на крейсера Битти, в итоге решили атаковать Худа. Они не добились успеха, но не дали противнику добить SMS Wiesbaden и позволили отойти 2-й разведгруппе.

«Если посмотреть на немецкие прокладки, появляется подозрение, что Бёдикер впал в панику и повернул свой флагманский крейсер, ничего не передав по эскадре, ведь SMS Pillau и SMS Elbing проскочили точку поворота и отреагировали на бегство адмирала post factum», - уничижительно отмечает современный автор.

Так как Бёдикер не видел в дымке, кто по нему стрелял, он принял противника за дивизию дредноутов, о чем не преминул в 19:00 отправить сообщение Хипперу и Шееру, продублировав его в 19:02 через SMS Derfflinger. После полученного от Бёдикера сигнала линейные крейсера Хиппера направились на выручку легким крейсерам 2-й разведывательной группы. Этому способствовало то обстоятельство, что, преследуя Битти, Хиппер двигался по дуге и к этому моменту уже шел в восточном направлении. Германским линкорам просто ничего не оставалось, как следовать за Хиппером. В итоге развертывание основных сил Гранд Флита из походных колонн в боевую линию осталось для немцев незамеченным. Как и в начале боя, крейсера Бёдикера не смогли выполнить свою основную разведывательную миссию и оказались не в том месте, чтобы обнаружить тяжелые корабли противника.

На какое-то время обездвиженный SMS Wiesbaden стал эпицентром сражения. С 18:57 огонь с дальней дистанции по 2-й разведывательной группе вели броненосные крейсера HMS Defence и HMS Warrior, добившись после сближения нескольких попаданий в неподвижный SMS Wiesbaden. В 19:05 HMS Onslow, следовавший по правому борту от HMS Lion, обнаружил германский крейсер. Он выпустил по нему несколько десятков 102-мм снарядов и всадил торпеду под боевую рубку. Но охотники сами быстро превратились в добычу. HMS Onslow был отогнан огнем 150-мм орудий линейных крейсеров и получил тяжелые повреждения, снизив ход. Неугомонный Тови пытался выйти в торпедную атаку, но она оказалась безрезультатной.

Крейсера Хиппера и авангард линкоров Шеера открыли огонь по HMS Defence и HMS Warrior. В 19:20, после удачного залпа SMS Lützow, HMS Defence взлетел на воздух. HMS Warrior также был сильно поврежден, но, к счастью для него, немцы отвлеклись на HMS Warspite, и броненосный крейсер смог выйти из-под огня. Правда, на следующий день он все равно затонул по пути домой.

Поскольку точка развертывания британских линкоров в боевую линию находилась недалеко от SMS Wiesbaden, по нему эпизодически открывали огонь проходившие рядом крейсера Битти и Гуденафа. Германские тяжелые корабли постоянно скрывались в дыму, поэтому чуть не каждый британский линкор считал свои долгом дать залп-другой по обездвиженному крейсеру. Но дым, хаотичность ведения огня британскими линкорами и то, что они мешали друг другу корректировать стрельбу, позволили SMS Wiesbaden выжить. Несмотря на ряд попаданий, включая одно 343-мм снарядом с HMS Marlborough, он продолжал оставаться на плаву, при этом умело огрызаясь - считается, что попавшая в 19:54 в HMS Marlborough торпеда была выпущена именно с SMS Wiesbaden. Германские миноносцы несколько раз пробовали подойти к «подранку», но все попытки снять с него экипаж пресекались огнем с британских кораблей. Несмотря на множество попаданий, SMS Wiesbaden оставался на плаву примерно до 02:00 1 мая. Из состава его экипажа спасся только один человек, подобранный норвежским пароходом 2 мая.

В результате вышеописанного 1-я разведывательная группа вышла на строй разворачивающихся в боевую линию британских линкоров. Осознав, что находится в ловушке, Шеер поворотом «все вдруг» на 180 градусов развернул свои корабли, и немцы вышли из боя. Поврежденный SMS Lützow отправился на северо-запад, также выходя из боя. Позже Шеер решил, что возвращаться еще рано и домой нужно прорываться в темноте, и опять скомандовал «все вдруг». Германская колонна снова вышла на британские дредноуты, сама поставив «палочку над Т», и в третий раз вынуждена была осуществлять боевой разворот, уходя от противника. Все это время оставшиеся три крейсера 2-й разведывательной группы осуществляли маловразумительное маневрирование южнее места боя, с 19:00 не принимая участия в дневных боестолкновениях основных сил.

К 20:30 линкоры Флота Открытого моря уходили на север. Крейсера 2-й разведывательной группы шли примерно в том же направлении, в трех милях впереди SMS Lützow. На SMS Pillau ввели в строй три из шести угольных котлов, и к 20:30 он мог держать ход в 26 узлов. Зато в 20:15 на SMS Elbing из-за разгерметизации вышел из строя один из главных конденсаторов, в результате чего скорость была ограничена 20 узлами. Из-за этого в 21:20 он был отправлен к более тихоходным крейсерам 4-й разведывательной группы. Под командованием Бёдикера остались только SMS Frankfurt и SMS Pillau.

В 21:15 германские линкоры шли на юг курсом 170° двумя колоннами с расстоянием порядка двух миль между ними. Восточную колонну из 1-й и 3-й эскадр возглавлял SMS Westfalen; в западной, вслед за SMS Hannover, в 2,5 милях впереди SMS Westfalen, шла 2-я эскадра.

2-я разведывательная группа находилась в 2,5 милях перед SMS Westfalen, а 4-я - примерно на том же расстоянии от SMS Hannover. Британцы нагоняли противника сходящимся курсом - дредноуты Джеллико по направлению на 270°, линейные крейсера Битти переходили с левой раковины HMS King George V на правую и шли курсом 230°.

Около 21:17 противники вышли в пределы видимости друг друга, и 1-я, 2-я и 4-я разведывательные группы оказались под огнем. Теперь видимость была лучше со стороны британцев, но и для них цели постоянно скрывались в темноте (заход солнца в 21:15, темнота с 21:30), поэтому часто приходилось переносить огонь. Немцы практически не видели противника, поэтому все три группы отвернули на четыре румба на запад. В 21:18 открыла огонь 3-й эскадра легких крейсеров. В 21:20 к ней присоединились линейные крейсера, и SMS Pillau оказался под огнем. В 21:20 HMS Lion дал по нему один залп, затем перенеся огонь на SMS Derfflinger, а в 21:23 по SMS Pillau открыл огонь HMS Tiger, также после нескольких залпов перенеся его на 1-ю разведывательную группу. Стрельба британцев была малоэффективной и прекратилась в 21:28 - 21:31.

Линкоры Шеера также оказались под огнем дредноутов Джеллико, поэтому все германские корабли кратковремен но отвернули на запад, вернувшись на южный курс в 21:43.

Для немцев в принципе существовало всего два варианта прорыва домой через минные заграждения - южный и северный. Поняв, что противник находится к западу от них, британцы посчитали, что Шеер идет к южному проходу у Терсхеллинга. Поэтому Гранд Флит продолжил идти общим курсом на юг, отрезая немцев от баз. Битти шел впереди, за ним двигались линкоры Джеллико, замыкали колонну эсминцы.

Однако Шеер принял решение прорываться по северному пути - у Хорн-рифа. По его приказу, в 22:25 линкоры должны были повернуть на юго-восток, выстраиваясь в одну колонну (2-я эскадра должна была занять позицию вслед за 3-й). Но линкоры 1-й и 3-й эскадр из за ошибки в распознавании сигналов на SMS Westfalen продолжали идти южным курсом до 23:45, выстраиваясь в одну колонну (построение завершено в 23:30). Учитывая большую скорость англичан, HMS King George V - головной корабль колонны британских линкоров - к 23:00 был уже на пару миль севернее SMS Westfalen, а линейные крейсера Битти находились еще на пять миль дальше к югу и в дальнейших событиях принять участия не могли.

SMS Derfflinger и SMS Von der Tann шли в хвосте 3-й эскадры линкоров. Остатки 1-й, 2-й и 4-й разведывательных групп двигались несколькими колоннами на юго-восток, находясь к востоку от линкоров. Их курс пролегал наперерез курсу британских колонн. Примерно в пяти милях от SMS Westfalen находились SMS Frankfurt и SMS Pillau. 4-я разведывательная группа шла двумя группами - севернее и ближе ко 2-й располагались SMS Hamburg, SMS Elbing и SMS Rostock; вторая часть шла южнее и ближе к Шееру. SMS Moltke и SMS Seydlitz остались за кормой 4-й разведгруппы.

Проводя разведку, SMS Frankfurt и SMS Pillau отклонились на северо-восток и в 22:58 обнаружили британский легкий крейсер HMS Castor с 11-й флотилией эсминцев. Опасаясь привлекать внимание эсминцев к основным силам флота, они выпустили по одной торпеде с дистанции около 1000 м и, не открывая огня, отвернули сначала на юго-запад, а затем вернулись на курс Флота Открытого моря далеко за кормой линкоров и в дальнейших ночных стычках участия не принимали. HMS Castor с компанией не заметили немцев и продолжили движение в южном направлении.

В 23:05 HMS Castor вышел на крейсера 4-й разведывательной группы. В начале боя немцы пошли на хитрость, не раз использовавшуюся в ночной фазе Ютландского сражения. Дело в том, что британцы применяли двухбуквенный опознавательный сигнал, передаваемый прожектором. Он хоть и менялся, но его было легко перехватить. Так в 22:32 обмен сигналами между HMS Lion и HMS Princess Royal был перехвачен SMS Frankfurt и SMS Pillau, и немцы определили, что новый опознавательный сигнал «UA». SMS Elbing передал на HMS Castor сигнал прожектором. Первые две буквы были корректными, за ними последовали две других, а затем SMS Elbing осветил HMS Castor прожектором и открыл огонь. SMS Hamburg и SMS Rostock поддержали его. В скоротечном пятиминутном бою HMS Castor, застигнутый врасплох, все таки смог ответным огнем добиться трех попаданий в SMS Hamburg. Один снаряд пробил трубу навылет, второй пробил левый борт и угодил в угольную яму отсека IV, под орудием №3, а третий - в вентиляторную машинного отделения. Сам же HMS Castor получил десять попаданий с германских крейсеров, один 105-мм снаряд достался эсминцу HMS Marne. Не искушая судьбу, HMS Castor, HMS Marne и HMS Magic выпустили торпеды, одна из которых прошла прямо под килем SMS Elbing, после чего британцы вышли из боя. Другие эсминцы огня не открывали - частично ослепленные вспышками орудий HMS Castor, частично полагая, что стрельба идет по своим кораблям.

В 23:35, уклоняясь от столкновения с SMS Moltke и SMS Seydlitz, вторая часть 4-й разведывательной группы отклонилась на восток и обнаружила в 3000 м от себя британские крейсера - это была 2-я эскадра легких крейсеров. Завязалась перестрелка на кинжальной дистанции, порой сокращавшейся до 700 м. Противники отвернули друг от друга, и вскоре стрельба прекратилась. Несмотря на длительность всего в 3,5 минуты, бой был жарким - к примеру, SMS München умудрился выпустить 92 105-мм снаряда! По результатам боя SMS Frauenlob, получивший торпеду с HMS Southampton, быстро затонул. SMS Stettin получил два попадания, а SMS München, SMS Hamburg и SMS Elbing - по одному. На SMS Elbing снаряд попал в радиорубку, убив четверых и ранив 14 человек. Из британцев больше всего пострадали включившие прожектора HMS Southampton и HMS Dublin. В первый попало два 150-мм снаряда с SMS Elbing и около 18 105-мм с других крейсеров, во второй - пять 150-мм и восемь 105-мм. HMS Nottingham и HMS Birmingham не пострадали. В результате этого боестолкновения строй германских крейсеров опять поменялся. Со SMS Stettin остался только SMS München, а SMS Stuttgart пристроился за SMS Elbing.

Ютландское сражение:Ночная атака британских эсминцев и столкновение SMS Elbing с SMS Posen.
В ранние часы 1 июня во время маневрирования в стычке с британской 4-я флотилией эсминцев с лидером HMS Tipperary SMS Elbing оказался перед разворачивавшимся SMS Posen и получил касательный удар в правый борт со стороны кормы. У SMS Elbing сразу же оказалось затоплено кормовое машинное отделение правого борта и образовался крен 18°, который быстро спрямили контрзатоплением. Вскоре вода залила левое кормовое машинное отделение, и крейсер лишился хода. Из-за образовавшегося в паропроводах конденсата вышли из строя турбогенераторы. Запустить машины не удалось, и к 2 часам ночи миноносец SMS S-53 (капитан-лейтенант Фридрих Гёттинг) снял с крейсера 477 человек.
Сонограмма остова SMS Elbing на дне Северного моря, сделанная в 2015 г. Слева видна сильно разрушенная носовая часть.
На борту осталась подрывная команда, составленная из добровольцев во главе с командиром, старшим офицером и торпедным офицером, которая должна была дожидаться помощи для буксировки или затопить корабль в случае приближения неприятеля. В 03:00 они заметили подходящие британские крейсер и эсминцы, поэтому команда сошла на катер и привела в действие подрывные заряды. Корабль пошел на дно в точке с координатами 55°49’ с.ш. 05°54’ в.д. (55.8167° с. ш. 5.9000° в. д.) на глубине 44 метра.
Тяжело поврежденный линейный крейсер SMS Seydlitz возвращается в базу после Ютландского сражения, 1 июня 1916 г. У кормы корабля видны буксиры.

Для SMS Pillau ночь 1 июня прошла относительно спокойно, так как он с SMS Frankfurt оказался вдали от основных мест боев. Зато при возвращении в Вильгельмсхафен SMS Pillau довелось поучаствовать в спасении SMS Seydlitz. На утро 1 июня положение поврежденного линейного крейсера было очень тяжелым. Из-за нехватки откачивающих средств носовые отсеки постепенно затапливались. После того, как в 08:10 пришлось оставить центральный пост, на находившиеся недалеко легкие крейсера 2-й разведывательной группы была передана просьба о помощи, и в 09:30 к SMS Seydlitz был направлен SMS Pillau. В 09:45 он занял положение впереди SMS Seydlitz, идя 7-узловым ходом.

В 10:00 SMS Seydlitz сел носом на грунт у Хорнума (на южной оконечности острова Зильт). Замеры показали, что глубина в этом месте составляла порядка 13 метров. Контрзатоплением нос удалось чуть приподнять, и в 10:30 линейный крейсер снялся с мели. Из-за большой осадки решили, что через канал в восточной части банки Амрум он не пройдет. Поэтому было принято решение сдать назад и войти в Гельголандскую бухту, обойдя банку с запада. Однако там находились остатки британского минного поля, поставленного 10 - 11 сентября 1915 г. К счастью, к этому времени прибыл 1-й дивизион тральщиков. Одна его часть пошла с тралами впереди, вторая сменила четыре миноносца 7-й флотилии в качестве ордера ПЛО. Идущие впереди тральщики постоянно передавали флагами глубину. SMS Seydlitz иногда приходилось увеличивать обороты машин, с разгона, «на брюхе» проползая через отмели. Следом за линейным крейсером, прикрывая его, двигались SMS Pillau и миноносец SMS S-36. Проход был завершен в 13:30. Поступление воды в корпус SMS Seydlitz оставалось проблемой, и еще в 12:00 SMS Pillau запросил на помощь буксиры с помпами.

Германские легкие крейсера принимают уголь в Вильгельмсхафене, конец 1916 г. Справа налево: SMS Regensburg, SMS Königsberg, SMS Frankfurt, SMS Pillau (разницу в высоте борта этой пары), SMS Stettin. Самый дальний корабль - минный заградитель SMS Nautilus.

В 17:00 от Хиппера поступило распоряжение при необходимости посадить SMS Seydlitz на грунт, но экипаж продолжил борьбу. Линейный крейсер шел кормой вперед малым ходом на 85 оборотах вдоль устья Хевреса по линии 15-метровых глубин. Были приняты меры для облегчения корабля и покидания его лишними членами экипажа. Предпринимались попытки взять его на буксир. Попытка одного из тральщиков окончилась неудачей из-за его малой мощности. Буксирный конец несколько раз безуспешно пытались завести и с SMS Pillau.

К ночи прибыли спасатели «Бореас» и «Крафт» с помпами и портовый буксир. Хотя ночью SMS Seydlitz опять временно сел на грунт на глубине 14 м, его положение стабилизировалось. Корабль буксировали кормой вперед, откачивая воду. Утром 2 июня поднялось волнение, и северо-западный ветер достиг силы 8 баллов. Возникла опасность затопления через носовые казематы 150-мм орудий. SMS Pillau попытался прикрыть SMS Seydlitz корпусом. В то время как «Бореас» откачивал воду через порты носовых орудий, «Крафт» пошел с наветренной стороны, оставляя масляный след для уменьшения волнения. Эти меры оказались успешными, и SMS Seydlitz продолжил движение на скорости в 3-5 узлов. SMS Pillau пришлось выступить в роли лоцмана и идти впереди «подранка», выискивая фарватер с глубиной в 15 м и постоянно сигнализируя на SMS Seydlitz.

В конечном счете, беспримерная борьба за живучесть завершилась успехом, когда 2 июня в 08:30 SMS Seydlitz прошел маяк и через 20 минут стал на якорь на внешнем рейде Яде. К счастью для него, якорное устройство правого борта оказалось исправным.

На этом Ютландское сражение для крейсеров типа SMS Pillau наконец-то завершилось. Потери на SMS Pillau составили 4 убитых и 19 раненых, на SMS Elbing - 4 убитых и 12 раненых. За время боя SMS Elbing израсходовал порядка 230 150-мм снарядов, SMS Pillau - 113 150-мм и 4 88-мм. Выделить успехи отдельных кораблей практически невозможно, но в целом германские крейсера показали гораздо лучшие результаты, чем британские. Несмотря на меньшую численность, за время боя они добились примерно 74 попаданий, против 25 у англичан.

После Ютланда

Император Вильгельм II осматривает в Вильгельмсхафене корабли, поврежденные в Ютландском сражении, лето 1916 г.

SMS Pillau проходил ремонт на верфи A.G. Weser в Бремене с 4 июня по 18 июля, а с 18 по 20 августа принимал участие в новой крупной операции Hochseeflotte. Временное прекращение подводной войны против торговли позволило более широко использовать «у-боты» в Северном море. В этот раз Шеер решил расположить подлодки не у баз, а на путях возможного подхода британских кораблей. Флот Открытого моря должен был выйти к берегам Британии и выманить Гранд Флит в море. Если это не удастся сразу, следовало обстрелять Сандерленд. Чтобы избежать случайностей, разведку в интересах флота должны были нести восемь цеппелинов. SMS Derfflinger и SMS Seydlitz еще находились в ремонте, поэтому 1-й разведывательной группе временно были приданы линкоры SMS Bayern, SMS Großer Kurfürst и SMS Markgraf. Гранд Флит, по данным радиоперехвата, вышел в море, но, несмотря на хорошую погоду и наличие цеппелинов, в течение 19 августа два флота так и не смогли найти друг друга и вернулись в свои базы. Отличились только подводные лодки. Британская HMS E-23 повредила дредноут SMS Westfalen, немецкая SM U-53 потопила крейсер HMS Nottingham, а крейсер HMS Falmouth был сначала поврежден SM U-63, а на следующий день добит SM U-66.

25-26 сентября SMS Pillau участвовал в операции по обеспечению вылазки миноносных сил во главе с SMS Regensburg в район Терсхеллинга. Непосредственное прикрытие осуществляла 2-я разведывательная группа под командованием коммодора фон Рёйтера[7], дальнее прикрытие осуществляли 1-я разведгруппа (SMS Bayern, SMS Seydlitz и SMS Moltke) и 1-я эскадра линкоров. С начала октября возобновилась неограниченная подводная война, и подлодки уже не могли так широко использоваться в Северном море. Флот перешел к тактике набегов миноносных сил, а тяжелые корабли осуществляли их поддержку. С 18 по 20 октября состоялся рейд миноносцев на торговые пути в Северном море, поддержанный выходом всего флота. Приняла в нем участие и 2-я разведывательная группа, включая SMS Pillau. Увы, погода не благоприятствовала действиям миноносцев, и операция ограничилась районом Доггер-банки.

SMS Pillau (справа) с линкорами и крейсерами Флота Открытого моря в гавани Вильгельмсхафена, конец 1916 г.

5 ноября крейсер принял участие в спасательной операции, в которую был вовлечен чуть ли не весь флот. Миноносцы занимались спасением севших на мель подводных лодок SM U-20 и SM U-30. Прикрытие осуществляли 1-я и 2-я разведывательные группы и линкоры 3-й эскадры. Операция сложилась для последних не слишком удачно. Дредноуты SMS Kronprinz и SMS Großer Kurfürst были торпедированы британской субмариной HMS J-1.

Конец 1916-го и начало 1917 года прошли под знаком разворачивающейся подводной войны, с 1 февраля ставшей неограниченной. В этот период SMS Pillau, как, собственно, и весь Флот Открытого моря, занимался рутиной - несением дозоров и обеспечением выхода подлодок в море. В апреле на крейсере сменился командир - в эту должность вместо Конрада Моммзена вступил капитан 2 ранга Герхард фон Гаудекер, ранее командовавший малым крейсером SMS Hamburg, а до того служивший на броненосцах и имевший репутацию прекрасного артиллериста.

Летом 1917 года на флоте начались «брожения», вызванные ухудшением экономического положения страны, зажатой в тисках морской блокады. При этом матросский паек становился все хуже и хуже, тогда как офицерский оставался прежним. 19 июля был отмечен случай массового неподчинения экипажа линейного корабля SMS Prinzregent Luitpold. Ситуацию удалось разрядить только после того, как его командир капитан 1 ранга Хорнхардт приказал увеличить хлебный рацион нижних чинов на 100 грамм. На следующий день 140 человек из экипажа SMS Pillau без разрешения сошли на берег, заявив офицерам, что они идут искать еду. 1 августа подобного рода инцидент повторился на SMS Prinzregent Luitpold, когда 50 человек сошли на берег без разрешения, но вечером вернулись. Случаи массового неповиновения отмечались на линкорах SMS Kaiserin, SMS Friedrich der Grosse, SMS Westfalen и SMS Rheinland. И хотя в этот раз командованию флота удалось справиться с волнениями, экипаж SMS Pillau «отличился» тем, что стал лидером по количеству дисциплинарных взысканий.

В октябре Флот Открытого моря провел масштабную операцию «Альбион» на Балтике. SMS Pillau в это время находился в доке и пришел на соединение со 2-й разведывательной группой в Либаву только 29 октября. К этому моменту операция уже завершилась, и 5 ноября крейсер вернулся в Вильгельмсхафен.

Сражение в Гельголандской бухте

Сражение в Гельголандской бухте, 17 ноября 1917 г.

Северное море всю войну оставалось ареной активной минной войны. Минные поля выставлялись обеими сторонами как для обороны у своих берегов, так и у берегов противника с целью помешать судоходству. В качестве одной из мер борьбы с подводными лодками британцы в 1917 г. активизировали постановку минных заграждений в Гельголандской (Немецкой) бухте, пытаясь запереть германский флот в базах. Если в 1915 и 1916 гг. было выставлено 4498 и 1679 мин соответственно, то за 1917 год этот показатель составил 22 148 мин. В самых узких местах ширина минных полей составляла не менее 25 - 30 миль. Германский флот обеспечивал несколько безопасных выходов из бухты («Route» с добавлением трехзначного номера или слова), поэтому в море практически ежедневно находились тральщики и прорыватели минных заграждений. От нападения британских сил их прикрывали легкие крейсера, а в устье Яде постоянно находилось несколько «дежурных» линкоров или линейных крейсеров.

В ноябре 1917 г. британцы решили провести атаку на одну из групп тральщиков, для чего выделили крупные силы. Непосредственное нападение под командованием контр-адмирала Нэпира должны были осуществлять 1-я крейсерская эскадра («белые слоны» - линейные крейсера HMS Glorious и HMS Courageous; четыре 381-мм орудия, 32 узла), девять легких крейсеров 1-й (HMS Caledon, HMS Galatea, HMS Inconstant, HMS Royalist) и 6-й (HMS Cardiff, HMS Ceres, HMS Calypso, HMS Caradoc) эскадр и десять эсминцев. Ближнее прикрытие осуществляли 1-я эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Пэкенхема - три «кошки» (HMS Lion, HMS Princess Royal, HMS Tiger), новенький HMS Repulse (шесть 381-мм орудий, 32 узла) и «гирька на ногу» в виде старенького HMS New Zealand. В охранении их шли легкий крейсер HMS Champion и девять эсминцев. Дальнее прикрытие осуществляли восемь дредноутов 1-й эскадры, включая три единицы типа Royal Sovereign с 381-мм главным калибром, и 11 эсминцев. План операции предусматривал быстрый «наскок», уничтожение тральных сил и охранения, без захода в известные районы минных заграждений, и возвращение до подхода тяжелых кораблей прикрытия.

Утром 17 ноября германский флот начал очередную операцию по поиску и расчистке минных заграждений, превратившуюся из рутинной работы в крупное сражение. Для расчистки прохода начиная от точки в 70 милях на северо-запад от Гельголанда до выхода из «Route Mid», в море вышли 6-я полуфлотилия тральщиков, 2-я и 6-я полуфлотилии вспомогательных тральщиков и 4-я группа прорывателей минных заграждений. Непосредственное прикрытие осуществлялось 7-й (SMS S-62, SMS G-87), 12-й (SMS G-92, SMS G-93 и SMS V-83) и 14-й (SMS V-43, SMS V-44 и SMS V-45) полуфлотилиями миноносцев и легкими крейсерами 2-й разведывательной группы под командованием контр-адмирала фон Рёйтера - SMS Königsberg (флагман), SMS Frankfurt, SMS Pillau и SMS Nürnberg. Дальнюю поддержку осуществляли дредноуты SMS Kaiser и SMS Kaiserin под общим командованием командира SMS Kaiserin капитана 1 ранга Грассхофа. Германские корабли были разбиты на три группы. В северной находились тральщики, в средней - группа поддержки, в южной - крейсера 2-й разведгруппы.

Британцы обладали преимуществом в скорости. Их самые медленные легкие крейсера могли развивать 29 узлов. С британских кораблей заметили германские тральщики в 08:30. В 08:37 HMS Courageous открыл огонь из носовой 381-мм башни по SMS Pillau. К нему присоединился HMS Glorious, обстреливая другой крейсер. Британские лёгкие крейсера и эсминцы начали обстреливать тральщики. К 08:40 дистанция сократилась до 110-120 гектометров. Но немцы не растерялись. Тральщики обрубили тралы и стали уходить; миноносцы и крейсера выдвинулись на севе ро-запад и поставили густую дымовую завесу[8]. После этого силы прикрытия стали отходить на юго-восток, увлекая за собой противника. После постановки дымзавесы SMS Pillau в 08:50 развернулся на правый борт и пошел на юго-запад, вступив в перестрелку с HMS Courageous. На этот момент дистанция сократилась до 60-70 гм. Наблюдатели отметили попадание в HMS Courageous, хотя британские данные этого не отмечают. В 08:55 на SMS Pillau в щит бездействующего 150-мм орудия № 1 левого борта угодил снаряд - судя по разрушениям, калибра 381-мм. Один номер расчета был убит на месте, двоих взрывом вынесло за борт, четверо были легко ранены. Орудие вышло из строя, но вскоре было отремонтировано.

Легкий крейсер SMS Königsberg ставит дымовую завесу во время боя в Гельголандской бухте, 17 ноября 1917 г. На заднем плане виден крейсер SMS Frankfurt.

Маневр немцев удался - тральщики 10-узловым ходом уходили на северо-восток, а британцы отвлеклись на крейсера и миноносцы. Не повезло только вооруженному траулеру «Кёдинген», который стоял на якоре, служа маяком. Британские эсминцы потопили его, предварительно сняв экипаж.

Бой свелся к преследованию. Любое попадание могло стать роковым для немецких легких крейсеров, но огонь британцев был малоэффективен. Крейсера 2-й группы прикрывались дымом и шли зигзагом, сбивая пристрелку. SMS Pillau с 09:00 до 09:30 находился под плотным огнем и использовал дымовую завесу и интенсивное маневрирование. В журнале боевых действий крейсера отмечалось: «Наши артиллеристы вели огонь в корму по правому борту, дистанция до вражеских эсминцев составляла 84 гм, дистанция до легких крейсеров - 60-100 гм. Вражеские крейсера находились на дистанции 60-100 гм. Корабли противника периодически пропадали в тумане и дыму, именно этим вызван частый перенос [огня] с одной цели на другую».

Первую завесу HMS Courageous проходил с 09:00 до 09:07. Выйдя из нее, он обнаружил впереди на юго-востоке три маневрирующих крейсера. Нэпир доложил Пэкенхему обстановку, и тот решил выслать на помощь HMS Repulse. Немецкие крейсера тем временем отогнали артогнем пытавшиеся выйти в атаку эсминцы HMS Valentine и HMS Vanquisher. Усложняя задачу противнику, германцы ставили дымовые завесы также в 09:30 и 09:45; SMS Pillau ставил дымзавесу с 09:45 до 10:07.

Британцы действовали не слишком решительно. Нэпир, опасаясь что немцы отвернут в дыму, и он выйдет на неизвестные минные заграждения, решил обойти завесу с севера и повернул на северо-восток. Его маневр повторили и легкие крейсера, так что дистанция до противника увеличилась, и с 09:40 до 10:00 англичане временно прекратили огонь.

Германские корабли пытались использовать торпедное оружие. SMS Königsberg выпустил две торпеды - в 09:33 и 09:50. В 10:12 миноносцы получили приказ выйти в торпедную атаку, выпустив от восьми до десяти торпед с дистанции 65-80 кбт. Из-за большой дальности стрельба была безуспешной.

В 10:00 поднявшийся ветер стал сносить завесу, и германские корабли до 10:50 снова оказались под плотным огнем. Хотя после сообщения Нэпира о потере контакта в 10:00 поступил приказ Пэкенхема отходить, британцы увидели, что немцы идут прежним курсом, и продолжили погоню. Теперь лидирующее положение заняла 6-я эскадра легких крейсеров, совершившая менее энергичный поворот, чем 1-я крейсерская.

Началась дуэль лёгких крейсеров. HMS Galatea, HMS Royalist и HMS Inconstant могли вести огонь только из носовых 152-мм орудий, так как для их 102-мм пушек дальность боя была слишком велика. Но численный перевес был на стороне британцев, что, несмотря на обычно лучшую стрельбу немецких комендоров, уравнивало шансы. Легкие крейсера с обеих сторон начали получать попадания. Шедший головным HMS Cardiff около 09:50 получил 150-мм снаряд с SMS Königsberg в полубак, что вызвало пожар, а вскоре - второе попадание в район кормовой надстройки и третье в отсек торпедных аппаратов.

Легкий крейсер SMS Königsberg (на заднем плане) и миноносец типа G-87 под огнем британских кораблей в бою в Гельголандской бухте.

В 10:20 на SMS Frankfurt первым попаданием 152-мм снаряда были выведены из строя орудие № 4 и дальномер. Вскоре недалеко от первого произошло попадание в палубу второго снаряда, а потом в основание фок-мачты и третьего. В 10:41 снаряд пробил крышу боевой рубки HMS Calypso, убив всех находящихся в ней, включая командира. Это попадание могло быть с SMS Pillau или SMS Frankfurt.

В отличие от Нэпира, находившийся на борту HMS Repulse контр-адмирал Филлимор разумно решил, что путь, по которому прошли германские крейсера, свободен от мин. Поэтому HMS Repulse не отворачивал и быстро нагнал свои крейсера, около 10:00 начав давать по противнику четырехорудийные залпы из носовых башен.

В 10:32 Нэпир достиг предполагаемой границы минных заграждений и, повернув на юг, пошел вдоль нее. Лёгкие крейсера и HMS Repulse продолжали погоню. В 10:30 в виду крейсеров 2-й разведывательной группы наконец-то показалась долгожданная помощь - SMS Kaiser и SMS Kaiserin.

Контр-адмирал фон Рёйтер решил «расположить врага позади себя на восточном курсе через английские и немецкие минные поля и, таким образом, поймать его между своими малыми крейсерами и линкорами. На север и северо-запад противник мог бежать только через мины. И если бы выбрал такой путь отступления, то, вероятно, понес бы потери на минах. Обратный путь на запад должны были отрезать линкоры».

Но Грассхофф, не обладая пониманием боевой обстановки, не смог понять замысла Рёйтера. Рассмотрев треногие мачты 6-й эскадры крейсеров, командир SMS Kaiserin решил, что перед ним линейные крейсера. Из-за несвоевременной и неточной расшифровки поступившие сообщения Рёйтера также не добавили ясности в картину. В итоге, в 10:27 оба линкора осуществили боевой раз ворот через правый борт. Они снизили скорость, но малым крейсерам это не сильно помогло. Те продолжали страдать от плотного огня британцев. Только в 10:41 SMS Kaiserin с дальности 16 гм открыл огонь по едва видимому британскому крейсеру. После второго залпа противник скрылся в дыму и огонь прекратился. Стрельба возобновилась после того, как крейсер снова вышел из дымки, идя уже в северо-западном направлении. Всего SMS Kaiserin дал восемь залпов, попав в флагман 1-й эскадры легких крейсеров HMS Caledon. Снаряд угодил британцу под ватерлинию, но, к счастью для него, не разорвался и потому не нанес серьезных повреждений.

SMS Pillau проходит за кормой линейного корабля, зима 1917/18 гг. Мачта другого линкора прямо над третьей дымовой трубой крейсера закрашена ретушером.
SMS Pillau в дозоре в Гельголандской бухте, 1918 г. Дальномер перенесен на крышу ходовой рубки, на его месте на боевой рубке установлен компас. Хорошо видна 88-мм зенитка на кормовой надстройке.

Британские 1-я и 6-я эскадры легких крейсеров быстро поняли, что дело приняло серьезный оборот. Прекратив погоню, они развернулись и начали отходить. HMS Repulse, не заметивший изменения обстановки, еще 10 минут шел на юго-восток, но затем также развернулся и вышел из боя. Один из его последних снарядов прошил все три дымовых трубы SMS Königsberg и угодил в угольную яму. Начался пожар, и скорость крейсера упала до 17 узлов. Правда, это уже ничего не меняло. Германские крейсера теперь находились в безопасности. Фон Рёйтер перешел на SMS Pillau и, собрав свои силы, в 11:25 отправился вдогонку за неприятелем. К 11:40 к нему присоединились легкие крейсера SMS Stralsund и SMS Graudenz, а в 11:50 - линейные крейсера SMS Hindenburg и SMS Moltke. Но британцы уже ушли, и в 14:00 германские корабли развернулись и направились в Вильгельмсхафен. Потери на SMS Pillau за время боя составили 3 убитых и 5 раненых.

После боя Шеер настоял на снятии Грассхоффа, считая, что оснований для раннего боевого разворота тот не имел никаких. Капитан SMS Kaiserin был отправлен в «ссылку» - командовать подводными лодками австро-венгерского флота. Стоит отметить, что Битти также был недоволен результатами операции и хотел наказать Нэпира за нерешительность. Однако Адмиралтейство решило не делать из последнего «козла отпущения», придя к выводу, что того оправдывает тот факт, что штаб флота линейных крейсеров не позаботился снабдить его актуальной картой минных полей.

Завершение войны

Ремонт SMS Pillau на военно-морской верфи в Вильгельмсхафене продолжался с 18 по 30 ноября. В последний год войны крейсер выходил в море редко.

23-25 апреля 1918 г. он участвовал в операции флота по перехвату скандинавского конвоя. Действия SMS Brummer, SMS Bremse и 2-й флотилии миноносцев против конвоев, курсировавших между Британскими островами и Норвегией, заставили англичан усилить их сопровождение, так что для нападения на них требовалось выделение крупного наряда сил. Такая операция и была назначена на утро 23 апреля с задействованием всех сил флота. По данным разведки, конвои проходили Скагеррак в конце недели, поэтому удар планировалось нанести в пятницу 24 апреля. 1-я и 2-я разведывательные группы выделялись для нанесения удара по конвою, а вышедшие в море дредноуты Флота Открытого моря должны были осуществлять прикрытие. Однако операция не задалась. Сначала в тумане «потерялся» SMS Von der Tann, и 1-й разведывательной группе в обед пришлось ждать его полчаса, став на якоря. Затем, утром 24 апреля, на SMS Moltke произошла авария валопровода, и корабль принял 1600 т забортной воды. Произошло засоление котельной воды, и крейсер лишился хода. Командиру пришлось запросить помощь, нарушив радиомолчание и подставив под удар всю операцию. Дредноут SMS Oldenburg взял SMS Moltke на буксир. Вдобавок выяснилось, что конвой прошел Скагеррак 23 апреля, и поэтому операция флота была свернута. На обратном пути SMS Moltke удалось развить ход в 12 узлов. SMS Oldenburg ушел, а в охранение линейного крейсера вступили легкие крейсера 2-й разведгруппы и миноносцы 2-й флотилии. В довершение всех бед «злосчастный» SMS Moltke вечером 25 апреля был торпедирован британской субмариной HMS E-42, но все же смог самостоятельно добраться до базы.

SMS Pillau (на переднем плане) с легким крейсером SMS Frankfurt, линейными крейсерами SMS Seydlitz и SMS Derfflinger, 1917-1918 гг.

10 мая SMS Pillau, вместе со 2-й разведывательной группой и вспомогательным минным заградителем «Зента», занимался минными постановками в Гельголандской бухте. Прикрытие осуществляли сначала 1-я разведывательная группа, затем ее сменила 3-я эскадра линкоров.

19 июня SMS Pillau принимал участие в выходе 2-й разведывательной группы в Гельголандскую бухту, а 21-23 августа и 30 сентября - 1 октября участвовал в минных постановках. Во время второй операции SMS Frankfurt серьезно повредил правый винт, и начальник 2-й минной дивизии капитан 2 ранга Квэт-Фаслем перебрался на SMS Pillau.

Bari (бывший SMS Pillau) в Таранто перед началом восстановительного ремонта, 5 мая 1921 г. На носу видна литера «U» - репарационное обозначение корабля.

На 30 октября 1918 г. было запланировано участие SMS Pillau в выходе всего флота в море для набеговой операции против побережья Фландрии и в устье Темзы. Крейсер даже вышел на рейд Шиллиг, но моральное разложение экипажей некогда могучего и сплоченного Hochseeflotte дошло до такого уровня, что на ряде линкоров и линейных крейсеров вспыхнул мятеж, и операцию пришлось отменить. После этого флот уже не использовался вплоть до перемирия.

Боевые действия на море завершились 11 ноября 1918 г. Спустя десять дней главные силы Флота Открытого моря перешли в британский Розайт, а оттуда - в Скапа-Флоу. Первоначально SMS Pillau не был включен в списки интернируемых кораблей. Он оставался частично укомплектованным в Вильгельмсхафене. Дисциплина продолжала падать, офицеры были бессильны повлиять на ситуацию. Разложение достигло такого уровня, что с 20 декабря 1918 г. по распоряжению Солдатского Совета (Soldatenrat) на крейсере перестала нестись вахтенная служба и вестись вахтенный журнал.

31 марта 1919 г. SMS Pillau был официально выведен из состава флота, а его немногочисленный наличный экипаж - распределен на SMS Regensburg, SMS Graudenz и SMS Königsberg. После самозатопления интернированных германских кораблей в Скапа-Флоу 21 июня 1919 г. союзники потребовали выдачи им взамен других для раздела между державами победительницами. В их числе оказался и SMS Pillau, получивший репарационное обозначение «U». По условиям Версальского мирного договора крейсер отходил Италии.

Командиры корабля

капитан 2 ранга/капитан 1 ранга Леберехт фон Клитцинг дек. 1914 - янв. 1915
Pillau_Man_02.jpg
капитан 2 ранга/капитан 1 ранга Конрад Моммзен[9] янв. 1915 - апр. 1917
капитан 2 ранга Герхард фон Гаудекер апр. 1917 - июнь 1918
капитан 1 ранга Густав Луппе июнь - июль 1918
капитан 2 ранга Адольф Пфайффер (врид июль - авг. 1918
капитан 2 ранга Людвиг Каульхаузен (врид) авг. - сент. 1918
капитан 2 ранга Герхард фон Гаудекер сент. - окт. 1918
капитан 1 ранга Курт Франк окт. 1918
капитан 2 ранга Герхард фон Гаудекер окт. - дек. 1918
капитан 3 ранга Пауль Клеве дек. 1918 - март 1919
капитан 3 ранга Вальтер Хофферт март 1919

Отчет о повреждениях от попадания 305-мм снаряда при Ютланде

Схема боевых повреждений крейсера SMS Pillau от попадания 305-мм снаряда в Ютландском сражении. Копия подлинного документа
Носовая надстройка крейсера SMS Pillau, разрушенная попаданием 305-мм снаряда во время Ютландского сражения.
Повреждения легкого крейсера SMS Pillau в ходе Ютландского сражения. Входное отверстие от 305-мм снаряда с левой стороны носовой надстройки. Кроме пробоины, других видимых повреждений не наблюдается.
Повреждения легкого крейсера SMS Pillau в ходе Ютландского сражения. Разрушения носовой надстройки и дымовой трубы в результате взрыва. При этом верхний мостик практически не пострадал.
Отчет о боевых повреждениях крейсера SMS Pillau, составленный специалистами верфи «A.G. Weser», Бремен
1. Калибр и тип снаряда (фугасный, бронебойный, полубронебойный). Тип заряда (черный порох или взрывчатка) и взрывателя (головной или донный). 30,5-см, очевидно, бронебойный.
2. Место попадания (борт, шпангоут, положение относительно КВЛ). -
3. Заполнение (уголь, вода, нефть) внешнего бортового отсека и отсека двойного дна в районе попадания. -
4. Путь снаряда и осколков внутри корабля (пробитие брони, конструктивных элементов, угольных ям и т.д.), остановка снаряда (со взрывом или без), район взрыва. С левого на правый борт через весь корабль, сверху вниз.
Курсовой угол 286°, угол снижения 12°.
Взорвался в офицерской душевой.
5. Повреждения корпуса корабля:
a) Броня пояса, цитадели, казематов, барбетов, боевой рубки, башен (расстояние от попадания до края броне-плит, смещение плит, стыков соседних плит, подложки, подкреплений).
b) Броневая палуба, палуба, основание боевой рубки и вращающейся структуры башни (плиты, заклепки, ребра жесткости, опоры, подкрепления, броневые решетки, люки, двери и другие лазы, отверстия для труб и кабелей).
c) Противоторпедные и противоосколочные переборки (плиты, заклепки, ребра жесткости, опоры, подкрепления, двери, отверстия для труб и кабелей).
d) Наружная обшивка, элементы набора, двойное дно.
e) Продольные коридоры и переборки угольных ям.
f) Переборки и палубы внутри отсеков ПТЗ.
g) Переборки и палубы ниже броневой палубы снаружи цитадели.
h) Переборки и палубы выше броневой палубы.
i) Надстройки, мостики, мачты, трубы, прожекторные площадки.
k) Рулевое и якорное устройства.
l) Трубопроводы.










h) Переборка на шп. 86 на верхней палубе. Продольная переборка угольной ямы правого борта на шп. 84-86.
i) Офицерская душевая, штурманская рубка, радиорубка и всё на нижнем и верхнем мостиках за мачтой разрушено. Носовая труба в нижней части спереди пробита, вырван кусок обшивки (см. фото).
k) Поврежден механизм штурвала.
6. Последствия гидравлического удара. -
7. Помещения, затопленные в результате попадания. -
8. Повреждения главных и вспомогательных механизмов и их влияние на ходкость:
a) Главные механизмы, включая валы и винты: повлияли ли их повреждения на способность корабля двигаться?
b) Котельная установка: был ли взрыв, вызванный утечкой пара? своевременно ли персонал покинул помещения?
c) Паропроводы: насколько сильная утечка пара? опасность для персонала? потери персонала?
d) Вспомогательные механизмы (кроме электрической системы).
e) Электрическая система.
Непрямое воздействие на силовую установку от попадания, в т.ч. от вибрации и повреждений корпуса (противоторпедных переборок, бронепалубы и т.д.) или смежных отсеков.

a) Не повлияло.
b) Взрыва или утечки пара не было. Персонал своевременно покинул помещение.
c) как b).
d) Поврежден вентилятор котельного отделения IV правого борта: язык пламени, проникший через приточную трубу, вызвал возгорание масла из разорванного трубопровода вентилятора, что привело к пожару в котельном отделении. Машина вентилятора продолжала работать из-за поломки шарикоподшипника запорного вентиля на картере двигателя. Вал погнут.
e) Электрическая система оставалась полностью исправной, за исключением аппаратуры, уничтоженной огнем, такой как котельный телеграф, звонок и ряд важных кабелей в котельном отделении IV. На мостике уничтожены кабели бортового и сигнального огней. Резервная радиотелеграфная станция под мостиком разрушена. Прожектор остался невредимым.
9. Повреждения вооружения (артиллерийского и торпедного), включая элеваторы, транспортные механизмы и элементы конструкции корабля. Рельсы подачи боеприпасов на верхней палубе по правому борту шп. 80-86.
10. Состояние артиллерийского и торпедного боезапаса, а также мин, в районе попадания. -
11. Повреждение защитных сетей (сложенных или установленных), их выстрелов и полок. Влияние на их способность защищать важные механизмы после повреждений. -
12. Воздействие на компасы. Только механические повреждения. Репитер компаса в штурманской рубке поврежден, путевой компас на мостике сорван с креплений.
13. Повреждения элементов управления кораблем. Нет, кроме уничтоженного огнем котельного телеграфа, звонка и переговорных труб в котельном отделении IV.
14. Воздействие осколков на структурные элементы, поведение пробковых коффердамов, пробоины в надстройках и внутри забронированного объема. -
15. Воздействие пожаров и борьба с огнем, взрывы нефти и угля, воздействие дыма и угарных газов, влияние вентиляции. Небольшое возгорание сигнальных флагов, а также документов и карт в штурманской рубке. Возгорание масла правого вентилятора котельного отделения IV. Ликвидировано посредством пожарных рукавов.
16. Воздействие на экипаж. 4 убитых и 12 раненых от осколков снаряда, ударной волны и пожара.
17. Борьба за живучесть: попытки контрзатопления и заделка пробоин. -
18. Прочие замечания. -

Примечания

Модель легкого крейсера SMS Pillau.
Модель легкого крейсера SMS Pillau.
  1. В деловой переписке для этих кораблей применялись наименования «малый крейсер» или «малый легкий крейсер», но первое, ввиду краткости, употреблялось чаще.
  2. Фридрих Бёдикер (13.03.1866 - 20.09.1944) поступил во флот в 1884 г. Командовал крейсерами SMS Frauenlob, SMS Stettin, императорской яхтой SMS Hohenzollern, броненосцем SMS Schleswig-Holstein. С мая 1914 г. - начальник Военного отдела Имперского военно-морского управления, с 28.08.1915 по 10.09.1916 в чине контр-адмирала командовал 2-й разведывательной группой; затем - врио и заместитель командира 1-й разведывательной группы; с 22.01.1918 - вице-адмирал и командир 1-й эскадры линкоров; с 28.11.1918 - начальник Морской станции Северного моря. Вышел в отставку 17.03.1919.
  3. Ганс Герман Людвиг фон Рёйтер (09.02.1869 - 18.12.1943) - из семьи офицера. На флоте с 1885 г. Командовал крейсерами SMS Blitz (1905-1907), SMS Yorck (1911-1913), линейным крейсером SMS Derfflinger (сентябрь 1914 - сентябрь 1915); в сентябре 1915 г. назначен командиром 4-й разведывательной группы, в сентябре 1916 г. - 2-й разведывательной группы; 25.11.1916 получил чин контр-адмирала; с января 1918 г. - командир 1-й разведывательной группы. С 25.03.1919 командовал остатками Флота Открытого моря, интернированными в Скапа-Флоу подготовил и осуществил их самозатопление 21.06.1919. После возвращения в Германию вышел в отставку, однако 27.08.1939 был удостоен чина адмирала.
  4. В их числе оказался «Кинг Стефан», торпедированный миноносцем SMS G-41. Этот траулер в феврале 1916 г. не оказал помощи экипажу немецкого дирижабля, при этом один из немецких воздухоплавателей написал записку, запечатал ее в бутылку и бросил в море. Непостижимо, но она попала к немцам. Когда экипаж траулера попал в плен, его командир предстал перед немецким военно-полевым судом и был расстрелян. Записка из бутылки стала основным доводом обвинения.
  5. Здесь и далее приводится берлинское время (GMT-1), которое указывается в немецких источниках. В английских источниках время дается на час меньше (GMT0).
  6. Гектометр - мера длины, широко применяемая немцами в артиллерии; 1 гм = 100 м.
  7. Коммодор Людвиг фон Рёйтер (произведен в контр-адмиралы в ноябре 1916 г.) назначен командиром 2-й разведывательной группы в сентябре 1916 г. вместо контр-адмирала Бёдикера, действия которого в ночной фазе Ютландского сражении были признаны безынициативными.
  8. Здесь и далее, когда говорится о постановке дымовой завесы, речь идет о немецкой системе искусственного дыма. Помимо нее немецкие корабли использовали режим повышенного дымообразования котлов при сжигании нефти.
  9. Конрад Моммзен (10.05.1871 - 04.11.1946) - сын выдающегося немецкого историка Теодора Моммзена, автора знаменитой «Истории Древнего Рима», получившего за нее Нобелевскую премию по литературе. Поступил во флот в 1891 г. Командовал крейсерами SMS Condor (апрель 1912 - март 1914), SMS Frauenlob (август 1914 - январь 1915), SMS Pillau (январь 1915 - апрель 1917); 13.07.1916 произведен в капитаны 1 ранга; в апреле 1917 г. назначен командиром линейного крейсера SMS Von der Tann; с июля 1918 г. служил в Имперском военно-морском управлении. По окончании Первой мировой войны служил в Рейхсмарине; в 1921-1922 гг. в чине контр-адмирала командовал морскими силами Северного моря, затем возглавлял Командное управление; с 1924 г. - вице-адмирал и главнокомандующий морскими силами (Oberbefehlshaber der Seestreitkrafte), с 01.04.1925 - командующий флотом (Flottenchef). Вышел в отставку 31.12.1927 в чине полного адмирала.

Ссылки

Литература

  • Патянин С.В., Середа А.С. Легкие крейсера «Пиллау» и «Эльбинг». — «Морская кампания». — Москва: 2017 №11. — 68 с.
Типы кораблей Военно-морских сил Германии периода Первой мировой войны
Линейные корабли Nassau Helgoland Kaiser König Bayernпроект L-20X
Броненосцы Brandenburg Kaiser Friedrich III Wittelsbach Braunschweig Deutschland
Линейные крейсера SMS Von der Tann MoltkeSMS Seydlitz Derfflinger MackensenX Ersatz YorckX
Броненосный крейсер SMS Fürst BismarckSMS Prinz HeinrichSMS Blücher Prinz Adalbert Roon Scharnhorst
Бронепалубный крейсер SMS Kaiserin Augusta Gazelle Victoria Louise
Легкие крейсера BremenKönigsberg (1905)DresdenNautilusKolbergMagdeburgKarlsruheGraudenzPillauWiesbadenKönigsberg (1915)BrummerCölnпроект FKX
Авизо SMS Hela
Эсминцы D-1 D-7 D-9 D-10 S-90 S-102 G-108 S-114 S-120 S-125 S-126 S-132 S-137 S-138 V-150 V-162 G-169 S-176 V-180 V-186 G-192 S-165 V-1 G-7 S-13 V-25 S-31 G-37 V-43 S-49 S-53 V-67 G-85 V-125 S-131 H-145SMS G-96SMS V-161 B-97 V-99 G-101
Миноносцы 1898 1906 1911 1913 1914 1916 1917 1918X
Авианосцы проект I (1915)X
Подводные лодки SM U-1SM U-2 U-3 U-5 U-9 U-13 U-17 U-19 U-23 U-27 U-31 U-43 U-51 U-57 U-63 U-66 U-81 U-87 U-93 U-115 U-127 U-139 U-142 U-151 UA UB I UB II UB III UC I UC II UC III UE I UE II UDX UFX UGX
Тральщик NautilusBrummer
Примечания: X: не достроен; курсивом обозначены отдельные корабли, обычным шрифтом − типы кораблей