Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

SandBox1

Перейти к: навигация, поиск

Эскадренный броненосец Suffren

Служба
Франция_флаг_ВМС_с_тенью.png
Франция
Исторические данные
05.01.1899 г. Заложен
25.07.1899 г. Спущен на воду
23.05.1903 г. Выход на испытания
10.1903 г. Введен в строй
26.11.1916 г. Гибель
Общие данные
12 527 / 12 892 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
125,91 / 21,47 / 2,5-3,8 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
668 чел. Общая численность
31 чел. Офицеры
637 чел. Матросы
Бронирование
300+24 / мм. Пояс/борт
60+20 мм. Палуба
/ 110 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
250+28 мм. Барбеты
290+28 / 290+28 / 290+28 / 50 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
110+18 мм. Казематы
274 мм. Боевая рубка
230+24 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Артиллерия главного калибра

Минно-торпедное вооружение

Suffren (рус. «Сюффрен») — эскадренный броненосец ВМС Франции, построенный по программе 1895-1904 гг. С началом Первой Мировой войны находился на Средиземном море. Участвовал в Дарданелльской операции - поврежден огнем турецких береговых батарей. 26 ноября 1916 года потоплен со всем экипажем немецкой подводной лодкой SM U-52 в 50 милях от Лиссабона.

История создания

Предпосылки к созданию

22 ноября 1889 г. Высший совет флота одобрил первую с 1872 года обширную программу усиления флота. Основанная на принципе «количество боевых единиц французского флота должно быть равным таковому у соединенного флота Тройственного союза», она, в частности, предусматривала доведение числа броненосцев до 24 единиц. Для этого в течение следующих десяти лет, в добавление к уже начатым постройкой, требовалось построить десять броненосцев. Несмотря на то, что предложенная программа не была принята на законодательном уровне, она оставалась руководящим документом для выделения ежегодных средств на строительство кораблей. По ней были построены первые пять новых эскадренных броненосцев: Charles Martel, Carnot, Masséna, Jauréguiberry и Bouvet, которые современники именовали «флотом образцов».

Предшественники

В 1894 году, по настоянию Комитета по бюджету, был разработан очередной вариант программы. По ней, в частности, в период 1895-1904 гг. предлагалось построить оставшиеся пять эскадренных броненосцев. Все они были созданы по проекту Тибодье. Первыми стали три корабля типа Charlemagne (Charlemagne, Gaulois и Saint Louis), заложенные в 1894-1896 гг., за которыми в январе 1898 г. последовал Iéna.

Таким образом, для доведения числа эскадренных броненосцев до требуемого количества оставалось заложить еще один.

Проектирование

Следует заметить, что в указанное время во Франции наметился серьезный сдвиг в представлениях о том, какими должны быть будущие эскадренные броненосцы французского флота. Однако идеи «Молодой школы» все еще оказывали существенное влияние на умы лиц, ответственных за выработку характеристик новых кораблей. Поэтому считалось, что новый броненосец должен был стать простым развитием Iéna, которая, в свою очередь, стала развитием броненосцев типа Charlemagne. Правда, имелись определенные сомнения в том, что таким образом можно было создать корабль, соответствующий современным зарубежным броненосцам. Для того, чтобы выяснить, каким должен быть французский броненосец, не уступающий лучшим иностранным аналогам, Совет по работам приступил к предварительному обсуждению его характеристик. По этому вопросу он собирался 11, 15, 18 и 19 февраля 1898 г., 16 февраля 1898 г., по приказу морского министра адмирала Беснара, начальник Кораблестроительного отдела представил президенту Совета по работам на рассмотрение эскиз броненосца «Измененная Iéna». В нем говорилось:

« Имею честь представить Вам проект броненосца «Измененная Iéna» с целью рассмотрения возможности улучшения его боевых качеств в пределах сумм, отпущенных на эти цели бюджетом на новое кораблестроение в 1898 году. В соответствии с полученным ранее приказом министра, господин Тибодье просит Совет по работам как можно скорее рассмотреть представленный проект для того, чтобы успеть включить его в планы постройки на текущий год. »

Новый проект в целом напоминал архитектурой броненосец Iéna. Однако имелось и существенное отличие. Оно касалось размещения и числа стволов средней артиллерии. На рассмотрение Совета по работам Тибодье представил два варианта:

  • Вариант 1: 12×164-мм орудий в двухорудийных башнях. Башни размещались по три на борт, причем высота над ватерлинией средних была на 2,05 м выше, чем для концевых; 100-мм пушки устанавливались на спардеке;
  • Вариант 2: 6×164-мм орудий в одноорудийных башнях, расположенных на той же высоте, как и в первом варианте; 4×164-мм орудия в казематах палубой ниже; 8×100-мм пушек.
Число орудий в залпе
Вариант 1 Вариант 2

Носовой и кормовой залп
305-мм/40 орудия Model 1893/96
164-мм/45 орудий Model 1893/96
100-мм/45 орудий Model 1893
305-мм/40 орудия Model 1893/96
164-мм/45 орудий Model 1893/96
100-мм/45 орудий Model 1893

Бортовой залп
305-мм/40 орудия Model 1893/96
164-мм/45 орудий Model 1893/96
100-мм/45 орудий Model 1893
305-мм/40 орудия Model 1893/96
164-мм/45 орудий Model 1893/96
100-мм/45 орудий Model 1893

Проект броненосца Тибодье был принят Советом по работам к рассмотрению. В очередной раз для его обсуждения Совет собрался 5 апреля. В его состав входили: вице-адмирал Жерве (председатель), вице-адмирал де Ламорнэ, контр-адмиралы Бьенам и Ришар, капитан 1 ранга Биллар, генералы Борньи-Дебордэ и Дупэн, инженеры Корн, Финаз, Юэн, а также Бернонвиль (секретарь), Гилломэ, Рено, де Пойэн-Беллизл, Пефэ и де Франшимо. По результатам обсуждения было сделано следующее заявление:

« Новый проект, подготовленный господином Тибодье, представляет собой корабль, сохраняющий общее расположение броненосца «Иена». Расчеты по новому проекту были сделаны на основе технических данных последнего. В новом проекте внимание уделено защите жизненно важных надводных частей и остойчивости, а также наступательным качествам и защите артиллерии среднего калибра. Защиту орудий калибром 164,7 мм в проекте предлагается осуществить двумя способами: либо разместив орудия в башнях, либо усилив защиту казематов. »

Именно вариант размещения этих орудий, как связанный с серьезными изменениями в конструкции корабля, стал предметом серьезного обсуждения. Общий вес одноорудийных башен и казематных орудий на 14 т превышал этот показатель для башен двухорудийных. Имея в виду достаточно строгие ограничения по водоизмещению, ранее было принято решение разместить 164-мм орудия в казематах. Однако еще 30 ноября 1897 г. Совет по работам решил провести стрельбы из башенных и казематных орудий среднего калибра с целью выявления достоинств и недостатков каждого из них. Циркуляром морского министра от 8 января 1898 г. такие стрельбы были разрешены и состоялись 15 марта того же года. Для этих целей избрали броненосец Jauréguiberry и броненосный крейсер Latouche-Treville. Каждый корабль стрелял по индивидуальному плану. Две цели располагались на якорях на расстоянии 2000 м от стреляющих кораблей и в 400 м друг от друга. Результаты показали меньшую скорострельность орудий броненосца.

В отчете по испытаниям говорилось:

« Броненосец после каждого выстрела вынужден был переводить оба башенных орудия в положение для заряжания, отчего сбивалась их наводка на цель. Одноорудийная башня крейсера позволяла ему сохранять орудие наведенным на цель постоянно. В итоге потеря времени у броненосца составила 3 секунды на каждый выстрел. »

Во время обсуждения вопроса размещения средней артиллерии на новом броненосце контр-адмирал Бьенам отмечал факт большего удобства управления двухорудийной башней, но вместе с тем указывал на лучшую скорострельность двух одноорудийных башен. Правда, в первом варианте риск выведения обоих орудий из строя одним попаданием вражеского снаряда был выше. Что предпочесть - и предстояло решить.

Прийти к единому мнению Совету не удавалось, и Тибодье пришлось самому аргументировать предпочтительный, в тех условиях, вариант. Он писал:

« С технической точки зрения для ведения погонного и ретирадного огня предпочтительно иметь башни, расположенные ближе к бортам, причем концевые башни следует ставить ближе к диаметральной плоскости корабля. Но при этом возникают затруднения в размещении на борту иного оборудования. В случае одноорудийных башен имеется возможность установить средние башни выше конечных. Но при этом угол снижения их пушек уменьшится с -3° до -1° или -2°. »

Трудно сказать, сыграли ли его высказывания решающую роль в пользу выбора двух- или одноорудийных башен на «Измененной Iéna», но в отчете заседания от 5 апреля 1898 г. было записано:

« Мы приняли решение остановить свой выбор на варианте 6×164,7-мм орудий в одноорудийных башнях и 4×164,7-мм орудия в казематах. Таковое решение было принято в результате голосования большинством голосов. »

В вопросе состава малокалиберной артиллерии, напротив, никаких особых разногласий не имелось, и ее наличие на борту считалось непреложным фактом. Она была представлена 47-мм и 37-мм пушками с боезапасом по 750 снарядов на ствол.

Район плавания нового броненосца определялся в 7000 миль, что на деле оказалось далеким от реальности. Для определения основных размерений был принят коэффициент 1,027. Расчеты показали, что центр тяжести находится на 20 см выше главной палубы, что стало следствием большего веса надводной части. В конструкции были также предусмотрены траверсная кормовая переборка на уровне средней платформы и увеличение длины машинного отделения с 15,83 до 16,9 м, а для усиления продольной прочности корпуса было добавлено по одному дополнительному скуловому стрингеру.

В своем отчете Совет особо отметил, что предложенный в проекте вариант защиты 164-мм орудий представляет собой серьезный прогресс в сравнении с предыдущим типом. Башни имели бронирование толщиной 130 мм, а казематы - 110 мм. Кроме того, казематы имели поперечные противоосколочные переборки толщиной 50 мм.

Бронирование борта на «Измененном Iéna» было устроено по тому же принципу, что и на Iéna и типе Charlemagne, и представляло собой главный бронепояс, шедший от штевня до штевня. В новом проекте предусматривался достаточно широкий верхний пояс, шедший от носа до кормовой траверсной переборки в районе кормовой башни главного калибра. Над этим поясом устанавливались бронированные казематы 164-мм орудий.

На броненосцах типа Charlemagne верхняя кромка главного пояса возвышалась над ватерлинией на 0,5 м, на Iéna - на 0,9 м; на новом корабле высота должна была доходить до 1,1 м. Нижний край главного броне-пояса заглублялся на первых двух типах на 1,5 м, на новом - на 1,4 м. Толщина пояса составляла 400 мм (стале-железная броня) на типе Charlemagne, 320 мм (гарвеевская броня) на Iéna и 300 мм (гарвеевская броня, изготавливаемая по улучшенной технологии) на новом броненосце. Ее посчитали достаточной с учетом металлической подкладки («рубашки») толщиной 20 мм. Проектом предусматривалась постоянная толщина бронеплит до глубины 50 см ниже ватерлинии, далее она шла на уменьшение под углом 1°3’. Правда, сохранение толщины брони до такого заглубления требовало увеличения ее веса на 30-40 т. Сверху и снизу пояс прикрывали две бронированные палубы - главная и про-тивоосколочная. Их толщина имела устойчивую тенденцию к уменьшению от 70 и 20 мм соответственно на броненосцах типа Charlemagne, 65 и 18 мм на Iéna, к 60 и 20 мм на «Измененной Iéna». Меньшая толщина главной бро-непалубы компенсировалась увеличением высоты верхнего пояса.

В отношении бронирования корпуса было сделано несколько замечаний: предлагалось уменьшить заглубление главного пояса толщиной 300 мм с 50 до 20 см, противоосколочную палубу сделать единой толщиной 40 мм, а для компенсации дополнительного веса толщину главной бронепалубы уменьшить на 10 мм. Совет считал, что это не снизит степень защищенности, так как высота верхнего пояса была, по его мнению, вполне достаточной, чтобы не допустить одновременного пробития и пояса, и палубы, учитывая угол встречи снаряда с первым.

Боевую рубку на новом корабле планировалось установить по типу Iéna, но с одним важным отличием. Еще на заседании 28 марта 1898 г. было принято решение предусматривать в новых боевых рубках место для высшего офицера. Рубка Iéna имела в плане эллиптическую форму и внутренние размеры 3,94*2,35 м, а ее площадь составляла 7,30 м2. На будущем корабле площадь следовало довести до 10 м2. Это означало увеличение веса сооружения на 20 т. Оно компенсировалось уменьшением толщины стенок броневой шахты, связывавшей боевую рубку с центральным постом.

Вопросов по артиллерии главного калибра не возникало (только число 305-мм снарядов - 45 на орудие - было признано недостаточным и его следовало увеличить на 1/3), поэтому было принято решение объявить конкурс на разработку и изготовление башен главного калибра. На него были приглашены Общество Batignolles, Общество Forges et Chantiers de la Mediterranie, компании Forges et aciéries de Saint-Chamond, Schneider et Cie, Fives-Lille и De cChâtillon et Commentry . Принять участие в конкурсе согласились только четыре из них. Фирма Creusot по ряду причин не могла гарантировать свое участие, Schneider et Cie не выдерживал сроков. Общество Batignolles предложило инновационную конструкцию, надежность которой еще не была проверена на практике. В итоге конкурс выиграла компания Forges et aciéries de Saint-Chamond. Контракт с ней был подписан 26 октября 1898 г. Она же получила заказ на изготовление сбалансированных башен для 164-мм орудий. Изготовление торпедных аппаратов было передано Обществу De la Loire.

Внедрение всех изменений, которые, были рекомендованы на заседаниях Совета, в итоге, привело бы к значительному росту водоизмещения. Это вынудило Тибодье просить об увеличении водоизмещения и о серьезной переработке проекта. Но морской министр, будучи сторонником «Молодой школы», не был готов увеличить водоизмещение свыше 12 800 т По этой причине «Измененный Iéna» во многом напоминал своего предшественника.

Постройка броненосца «Измененная Iéna»

Циркуляром морского министра от 21 апреля 1898 г. предписывалось начать в арсенале Бреста первые предварительные организационные мероприятия по строительству нового корабля. Было отмечено, что для планомерного и быстрого выполнения заводом работ следовало принять все необходимые меры по поставке всех материалов точно по графику, а заготовку листового и профильного материала для изготовления шпунтового и килевого поясов и шпангоутов начать из задела, оставшегося после строительства Iéna. К сожалению, большая его часть была направлена на модернизацию броненосца Amiral Baudin.

Дирекция управления кораблестроения предложила следующий график строительства броненосца:

  • 21 апреля 1898 г. - приказ о начале строительства;
  • май-ноябрь 1898 г. - подготовка стапеля, чертежей и начало изготовления киля, кильсона, шпангоутов и пр.;
  • ноябрь 1898 г. - начало сборочных работ на стапеле;
  • февраль 1899 г. (в соответствии с чертежами) - прибытие первых партий брони для броневой палубы;
  • апрель 1899 г. - прибытие остальных партий брони для бронепалубы;
  • с апреля 1899 г. - прибытие гребных валов, забортной арматуры;
  • май 1899 г. - прибытие бронированных комингсов;
  • июль 1899 г. - спуск на воду;
  • август-сентябрь 1899 г. - прибытие брони главного пояса;
  • сентябрь 1899 г. - прибытие вертикальной брони барбетов башен;
  • октябрь 1899 г. - прибытие боевой рубки и бронированной шахты;
  • ноябрь 1899 г. - прибытие главных механизмов и котлов;
  • январь 1900 г. - прибытие вертикальной брони башен и их принадлежностей;
  • июнь 1900 г. - прибытие артиллерии, систем подачи боезапаса, торпедных аппаратов и их принадлежностей;
  • август 1900 г. - начало установки артиллерии, систем подачи боезапаса, торпедных аппаратов и их принадлежностей;
  • конец 1900 г. - монтаж башен и главных механизмов и начало испытаний.

Из-за большей, по сравнению с Iéna, длины корпуса нос нового корабля выступал за крытый стапель. Вначале планировали продлить навес на 8-10 м, но в итоге предпочтительнее оказалось увеличить длину стапеля на 15 м, чтобы на нем можно было строить корабли длиной 130-135 м. Для строительства кораблей такой и большей длины на мысе Дежюр уже строился доковый комплекс, однако до его завершения было еще далеко.

В целях обеспечения предприятия необходимым современным оборудованием было выделено дополнительно 70 тыс. франков. На эту сумму планировалось закупить большой фрезерный станок, два станка для резки металла, шесть радиально-сверлильных станков, два токарных станка и малый сверлильный станок. В приводимой таблице указаны расходы на строительство некоторых кораблей и примерное количество человеко-дней, отработанных на них в соответствии с циркуляром от 14 апреля 1898 г.

27 апреля суб-инженер флота поставил в известность дирекцию Управления военного кораблестроения:

« Образцы материалов будут такими же, как для «Иены», с той лишь разницей, что будет применяться 50-кг сталь [так в документе - прим. автора]. Порт Бреста в настоящее время не имеет контрактов на поставку уголков из специальной стали. Переговоры по заключению таких контрактов могут затянуться. Для скорейшего начала сборочных работ по килю и шпангоутам прошу разрешить применить верхние и нижние уголки (вертикального) киля, уголки для фиксации фальшкиля и шпангоутные уголки из углеродистой стали. Для создания благоприятных условий ведения работ, мы также просим разрешения использовать имеющийся в наличии запас малоуглеродистой листовой стали при изготовлении киля, поясьев наружной обшивки кормовой части корпуса, дейдвудных труб и настилки кормовой части противоосколочной палубы. Мы также воспользуемся листовым металлом толщиной 20 мм, который в настоящее время хранится без дела. »

Таким образом, еще до начала строительства стала происходить замена материалов.

Вопрос с башнями тоже решился не сразу. Начальник артиллерийского отдела только 26 сентября 1898 г. получил чертежи от различных фирм и приступил к их проверке, после чего особая комиссия выбрала фирмы, которым следовало поручить изготовление и поставку опор башен, платформ, подачных труб, механизмов управления и заряжания. Затем комиссия вызвала на ограниченную конкуренцию фирмы, которым предстояло изготовить бронирование башен. Для своевременной поставки брони в Брест из Сен-Назера пришлось запрашивать дополнительный транспорт, так как заводы-производители брони самостоятельно не могли этого обеспечить.

Броненосец, получивший наименование Suffren[1], строился под руководством инженера Руже. Заложили корабль 5 января 1899 г. на крытом стапеле в районе Анс-де-ла-Тонелери на левом берегу реки Пенфельт. 11 марта 1899 г. постройку корпуса довели до нижней палубы и установили ахтерштевень. В конце мая в Брест прибыли главные механизмы, гребные валы и забортная арматура. Спуск на воду был запланирован на 25 июля 1899 г.

Описание конструкции

Корпус

Корпус корабля изготавливался из стали и имел клепаную конструкцию. В нем имелись пять горизонтальных уровней (считая сверху вниз): вторая (верхняя) палуба, первая (средняя или жилая) палуба, главная (броневая) палуба, первая палуба-платформа (отражательная) и вторая палуба-платформа в виде носовой и кормовой платформ[2].

На верхней палубе располагалась центральная надстройка. Ее верхнюю часть покрывала третья палуба (палуба надстройки). Надстройка простиралась от кормовой башни главного калибра до чуть далее основания носовой башни главного калибра, как бы охватывая последнее. Верхняя палуба была неполной и прерывалась на 15-м шпангоуте. Причем между 15-м и 18-м шпангоутами в центре в ней был сделан прямоугольный вырез, так что по трапам с полубака можно было сразу попасть на среднюю палубу. От 22-го шпангоута до форштевня, на уровне несколько ниже палубы надстройки, шла палуба полубака. Подобная конструкция была присуща всем французским эскадренным броненосцам I класса, спроектированным Тибодье, начиная с кораблей типа Charlemagne. На всем протяжении между носовыми и кормовыми погребами боезапаса имелось двойное дно, переходившее в двойной борт, шедший до уровня отражательной палубы. Носовая часть выполнялась в виде заостренного тарана, корма была крейсерской. Характерный для французской кораблестроительной школы выраженный завал бортов сохранялся, но был уменьшен по сравнению с предыдущими броненосцами. В средней части корпуса имелись казематы (или редуты) для 164-мм орудий, наружные стенки которых шли вертикально до самой ватерлинии. И издалека корпус Suffren чем-то напоминал корпуса броненосцев типа Devastation.

Поперечный набор корпуса состоял из 100 шпангоутов. Их нумерация шла с носа. Шпация составляла 1,2 м на всем протяжении и лишь под главными паровыми машинами и под основаниями подачных труб башен главного калибра она была несколько меньше. Продольными связями служили вертикальный (внутренний) киль, горизонтальный (плоский) киль и двенадцать стрингеров (по шесть на борт). Корпус ниже отражательной палубы разделялся на водонепроницаемые отсеки тринадцатью поперечными переборками.

Вертикальный киль был непрерывным и простирался от шп.5 до шп.100. Он набирался из листов разной толщины. На большем протяжении их толщина составляла 15 мм, а в оконечностях - 12 мм. Между собой листы соединялись на двойных стыковых планках. По обе стороны верхней и нижней частей киля были приклепаны угольники. Практически на всем протяжении в вертикальном киле имелись вырезы для уменьшения его веса. Начиная со шп.80, высота его листов постепенно увеличивалась вплоть до шп.98. Далее, внешний контур килевых листов формировал кормовой подзор вплоть до шп.100, при этом нижние угольники повторяли контур листов киля. Между шп.88 и 98 в диаметральной плоскости проходила дейдвудная труба среднего гребного вала, что привело к необходимости разделения листов вертикального киля на верхнюю и нижнюю «ветви». Более того, между шп.93 и 98 нижняя «ветвь» вновь разделялась по вертикали на две, видимо, для пущего снижения веса. Внутреннее пространство между шп.87 и 98 по высоте примерно наполовину было заполнено цементом. К горизонтальным полкам нижних угольников вертикального киля от шп.3 до шп.98 крепился двухслойный горизонтальный киль. Внутренний слой толщиной 19 мм накрывался внешним (так называемым срединным поясом), который был шире и имел в средней части толщину 18-19 мм, к оконечностям уменьшавшуюся до 17 мм.

Стрингер № 1 (описание продольного набора дается применительно к одному борту) простирался между шп.5 и 95. Между шп.29 и 75 он был непрерывным, а между шп.69 и 75 - еще и водонепроницаемым. Далее в нос и в корму он был интеркостельным и собирался из бракетных рамок. Толщина листов и бракетов составляла 9 мм.

Стрингер № 2 простирался между шп.5 и 96 и был непрерывным между шп.19 и 87. Далее в нос и в корму он был интеркостельным и собирался из бракетных рамок; толщина листов - 12 мм, бракетов в оконечностях - 9 мм.

Стрингеры № 3 и № 4 были непрерывными между шп.62 и 75, а далее в нос и корму - интеркостельными. Они набирались из листов толщиной 8 мм.

Стрингер № 5 простирался между шп.5 и 89 и был интеркостельным на всем протяжении, между шп.19 и 87 - водонепроницаемым и собирался из бракетных рамок. Толщина листов - 8 мм, бракетов в оконечностях - 7 мм.

Стрингер № 6 простирался между шп.5 и 89, был интеркостельными на всем протяжении и собирался из бракетных рамок. Толщина бракетов в средней части составляла 8 мм, в оконечностях - 7 мм.

Кроме стрингеров имелись деревянные центральный фальшкиль и два киля для постановки в док, установленные по оси стрингеров № 2.

Шпангоуты формировались из шпангоутных рамок (именовавшихся также флор-ными рамками) трех разновидностей. Под основными поперечными водонепроницаемыми переборками все рамки были сплошными и водонепроницаемыми; правда, в тех, через которые проходила труба водоотливной системы, под нее имелись вырезы. В остальных местах между килем и стрингерами № 3 шпангоутные рамки были облегченными - с вырезами в листах. Далее, вплоть до уровня нижнего края бро-непояса, применялись бракетные рамки. Толщина листов водонепроницаемых рамок составляла 7 мм, облегченных - 8 мм, бракетных - 7 мм. Верхние части обеих «ветвей» каждого шпангоута соединялись бимсами из швеллеров, а на них укладывались два слоя стальных листов толщиной по 19 мм, которые формировали отражательную палубу.

От отражательной до верхней палубы шпангоуты и палубные бимсы были изготовлены из швеллеров. На бимсы главной палубы, на подкладке из двух слоев 10-мм стальных листов, укладывались броневые плиты толщиной от 52 до 60 мм, формировавшие бронепалубу. Она была практически плоской, без скосов. Стальные листы палубного настила средней палубы имели толщину от 5 (ближе к ДП) до 8 (ближе к бортам) мм; верхней палубы - 5 мм. Крыши казематов 164-мм орудий покрывались 22-мм стальными листами.

Форштевень броненосца состоял из двух половин - верхней и нижней. Нижняя половина своим нижнем концом крепилась к вертикальному килю на 5-м шпангоуте. Кроме того, вплоть до середины шпации между шп.3 и 4, она скреплялась с нижними угольниками горизонтального киля. Верхним концом она скреплялась с листами отражательной палубы. В этом же месте крепился нижний конец верхней половины форштевня, тогда с ее верхним концом скреплялся носовой лист бронепалубы. К обеим половинам форштевня «в шпунт» крепились листы наружной обшивки.

На 5-м шпангоуте была установлена поперечная переборка таранного отсека. Внутри отсека на шп.1-5 в диаметральной плоскости корабля устанавливалась вертикальная таранная переборка и три горизонтальные переборки. Вертикальная своей нижней частью также скреплялась с форштевнем, а между ее верхней частью и верхней половиной форштевня размещалась деревянная «подушка». Внутреннее пространство между шп.2-5 на высоту примерно 100 мм было залито цементом. То же было сделано и между шп.1-2 на отражательной палубе.

Ахтерштевень представлял собой единую деталь с тремя втулками. Горизонтальная предназначалась для пропускания через нее гребного вала средней машины. Верхняя вертикальная втулка (гельмопорт) предназначалась для баллера руля, а нижняя (подпятник), для его пятки. Ахтерштевень крепился к внешним уголкам вертикального киля между шп.96-100, а также к оконечности отражательной палубы. К нему же «в шпунт» крепились листы поясов наружной обшивки.

Внутренняя и наружная обшивки формировали двойное дно, плавно переходящее в двойной борт. Глубина двойного дна достигала 0,9 м. С внутренней стороны листы обшивки имели одинаковую толщину 8 мм, как на днище, так и на бортах. Лишь центральный пояс, уложенный на вертикальный киль, был толще - 18 мм. Толщина листов шпунтового пояса и остальных поясов наружной обшивки, доходящих до уровня отражательной палубы, составляла 15-18 мм, а в оконечностях - уменьшалась до 14 мм. Обшивка борта между средней и верхней палубами имела толщину 7-8 мм, а стенки надстройки - 6 мм.

Бронирование

Вертикальное бортовое бронирование Suffren состояло из главного броневого пояса по всей ватерлинии. Над ним устанавливался верхний пояс протяженностью от форштевня до кормовой траверзной переборки, установленной на броневой палубе между шп.83-84. Поверх последнего в центральной части корпуса устанавливались броневые казематы 164-мм орудий.

Защиту жизненно важных внутренних частей корабля от снарядов или их осколков обеспечивали две палубы -собственно броневая и отражательная, - которые сверху и снизу прикрывали главный бронепояс, образуя некое подобие броневого короба. Основания всех основных крупных отверстий на броневой палубе имели броневые гласисы.

Броней также защищались боевая рубка с коммуникационным колодцем, вращающиеся части всех орудийных башен и их подачные трубы.

Вертикальное бронирование было изготовлено из гарвеевской стали Обществом Marrel et Schneider. Бронирование для палуб изготовило Общество Chaussade.

Макимальная толщина главного бронепояса составляла в средней части 300-303 мм, в носовой - 250, в кормовой - 230 мм, толщина его нижней кромки - 100-124 мм. Высота плит практически по всей длине составляла 2,50 м и лишь у носовой оконечности достигала 3,86 м. Плиты устанавливались в один ряд и опирались своими нижними гранями на продольный уголок 120x120x16 мм, скреплявший верхние шпангоутные рамки и уложенные на них листы отражательной палубы. Плиты крепились броневыми болтами через деревянную подкладку толщиной вдвое тоньше плиты к двум листам металлической «рубашки» толщиной по 12 мм. Заглубление плит пояса составляло 1,40 м. Причем участок плиты толщиной 300-303 мм опускался ниже ватерлинии на 450 мм.

Толщина верхнего пояса по длине составляла 110-90-70 мм. Его плиты, в зависимости от места установки, были либо плоскими, либо имели изгиб. Плиты также устанавливались в один ряд и крепились к двухслойной металлической «рубашке» с толщиной слоя 9 мм.

Толщина кормовой траверзной переборки также равнялась 110 мм, но ее плиты устанавливались на «рубашку» из двух листов по 10 мм.

Высота бронированных казематов составляла 2,16 м. Их внешние и боковые стенки имели толщину 110 мм, а внутренние - 80 мм. Крепились они к двухслойной металлической «рубашке» с толщиной слоя 9 мм. Внутри имелась поперечная переборка, которая состояла из трех листов толщиной 17+17+16 мм. Крыши, как говорилось выше, имели толщину 22 мм. Общий вес брони казематов составлял 210,34 т.

Толщина листов бронепалубы составляла от 52 до 60 мм на подстилке из двух слоев по 10 мм. Отражательная палуба имела общую толщину 38 мм (два слоя по 19 мм).

Толщина гласисов дымоходов, люков в носовое и кормовое котельные, а также в машинное отделение составляла 305 мм. Гласисы люков в отделение вентиляторов и среднее котельное отделение имели толщину 320 мм. Бронированные 320-мм гласисы также имели люки в носовое и кормовое перевязочные отделения, а также сход в рулевой отсек. Стенки последнего между главной и средней палубами защищались 55-мм броневыми листами на «рубашке» 2x9 мм. Стенки боевой рубки защищались плитами из гарвеевской стали толщиной 224-274 мм. Крыша состояла из двух 10-мм слоев; задняя защитная стенка имела толщину 174 мм, пол - 30 мм, внутренняя перегородка в рубке - 10 мм. Шахта имела толщину стенок 150 мм. Вес боевой рубки составлял 69,85 т, вес шахты 16,49 т.

Общий вес брони достигал 4420,74 т.

За верхним бронепоясом размещались коффердамы, которые были заполнены брикетами из морской травы общим весом 35,81 т.

Бронирование башенных орудийных установок описано в разделе «Вооружение».

Вооружение

Главный калибр Suffren составляли четыре 305-мм/40 орудия Model 1893/96, размещавшиеся в двух двухорудийных башнях на носу и корме. Данная модель производилась с 31 мая 1900 г. по 10 мая 1911 г. По сравнению с прежней моделью М1893 новое орудие имело больший объем зарядной камеры, что обеспечило повышение начальной скорости снаряда. Правда, это повлекло за собой усиление казенной части, что привело к увеличению максимального диаметра ствола и потребовало применения более мощного, а значит и более тяжелого поршневого затвора, который, тем не менее, открывался и закрывался, как и прежде - вращением единственного штурвальчика. Также новшеством стало применение пружинных накатников вместо гидравлических.

Башни были сконструированы и изготовлены Обществом Saint-Chamond и, по сути, являлись развитием так называемой «системы с опорной подачной трубой», как на броненосце Iéna. Ее главной особенностью была громоздкая вращающаяся конструкция, представлявшая собой устанавливаемую вертикально «подачную трубу», к верхней части которой жестко крепилась конструкция собственно башни. Нижним концом, на котором был закреплен плоский металлический вкладыш, «подачная труба» опиралась на опорную плиту, размещенную на усиленном днищевом наборе. На этой плите размещался еще один плоский металлический вкладыш. Оба вкладыша представляли собой пару трения, и через них на усиленный днищевый набор передавался вес вращающейся части башенной установки. В верхней части трубы по ее внешнему периметру крепилась обойма с вертикально установленными роликами («корона»), которые перекатывалсь по направляющей, размещенной на неподвижной вертикальной цилиндрической конструкции и предохраняли вращающуюся часть от чрезмерных горизонтальных смещений, а также облегчали ее разворот. Для замены вкладышей вся вращающаяся часть могла быть приподнята на несколько миллиметров с помощью гидроцилиндра. От верхней до броневой палубы «подачная труба» охватывалась неподвижной вертикальной цилиндрической конструкцией, которая имела круговое бронирование.

Общий вес носовой башни составлял 368,62 т, кормовой - 327,23 т (из-за меньшей высоты «подачной трубы»). Высота оси цапф орудий главного калибра над ватерлинией составляла: для носовой башни - 8,95 м, для кормовой - 7,6 м.

Разворот каждой башни осуществлялся с помощью двух электромоторов фирмы Sotta-Arles, рассчитанных на две скорости. Передача крутящего момента привода к башне осуществлялась посредством двух цепей Галля. Каждая цепь была надета на зубчатое колесо редуктора привода, а ее концы крепились к «подачной трубе». Разворот башен осуществляли наводчики со своих мест с помощью электропереключателей. В качестве дублирующего имелся ручной привод. Электрические и ручные приводы были размещены на отражательной палубе в отсеках горизонтальной наводки рядом с «подачными трубами». Вертикальная же наводка орудий обеспечивалась только ручным приводом. Это стало возможным благодаря тому, что французы стали применять стволы, сбалансированные относительно цапф качающейся люльки. К слову, наиболее вероятные (как тогда считалось) противники французов - британцы, на своих линкорах-додредноутах применяли исключительно гидравлическую систему вертикального наведения, поскольку предпочитали иной тип орудийного станка.

Каждая башня была снабжена тремя постами наведения - для командира башни и наводчиков левого и правого орудий. Их бронированные колпаки располагались на крыше башни (командирский - в центре, наводчиков - по бокам).

Подача боезапаса была снабжена электрическим приводом, а в качестве резервного имелся ручной. Каждое башенное орудие имело свой подъемник боезапаса. Из погребов снаряды и заряды подавались на особые стенды. На каждом можно было разместить четыре снаряда и 16 четвертьзарядов. С них боезапас перегружался на погрузочные беседки, которые могли двигаться по круговому рельсу, закрепленному на стенках отсека загрузки несколько выше погрузочного отверстия в подач-ной трубе. Затем беседки переводились на монорельс, ведущий к погрузочному отверстию, и подводились к нему. Здесь снаряд и заряды перегружались на беседку подъемника. Каждая такая беседка подавала к орудию один снаряд и четыре заряда, составляющие один выстрел. Перегрузочного отделения не было, и боезапас подавался непосредственно в башню с внешней стороны каждого орудия. На линию заряжания снаряды и заряды приходилось подавать, предварительно переложив их на особые зарядные лотки. Помимо этого, в каждой башне на особых стеллажах, установленных сбоку от орудий, можно было хранить восемь снарядов, а на стеллажах, установленных в кормовой части башен, - еще шесть. В дополнение к ним, на зарядных лотках можно было разместить еще два снаряда, в беседках - еще два. В кормовой части башен также можно было хранить шесть зарядов.

Расчет каждой башни главного калибра состоял из командира башни, двух наводчиков, двух замковых и восьми заряжающих.

Бронирование башен было следующим:

  • стены - 290 мм на двуслойной «рубашке» по 14 мм;
  • пол - 60 мм на двуслойной подстилке по 15 мм;
  • крыша - 50 мм;
  • колпаки наводчиков - 50-200 мм;
  • вертикальные стенки барбетов -250 мм на двуслойной «рубашке» по 14 мм.

На заседании Совета по работам 5 апреля 1898 г. было признано необходимым увеличить боезапас орудий главного калибра на одну треть и довести его до 60 снарядов на ствол. Что и было выполнено. В итоге боекомплект Suffren включал:

  • бронебойные стальные снаряды с наконечником - 72;
  • полубронебойные стальные снаряды с наконечником, снаряженные мелинитом - 84;
  • полубронебойные стальные снаряды с наконечником - 84;
  • учебные чугунные снаряды-болванки - 12;
  • боевые четвертьзаряды-картузы весом по 27,75 кг ВМ13 - 960;
  • учебные четвертьзаряды-картузы весом по 24,5 кг ВМ13 - 25.

Средний калибр составляли десять 164-мм/45 орудий Model 1893/96, из которых шесть располагались в одноорудийных башнях на верхней палубе (по три на борт) и четыре - в казематах на главной палубе.

В палубных установках люлька устанавливалась своими цапфами на станок с центральным штыром, который, в свою очередь, монтировался на неподвижном основании, закрепленном на палубе. Как и в случае с 305-мм орудиями, ствол размещался в люльке и был сбалансирован относительно ее цапф. Наводка осуществлялась только вручную. Согласно данным из работы Ф. Каресса, вертикальную и горизонтальную наводку осуществлял один наводчик, хотя имелось два комплекта органов наведения. Подача боезапаса к палубным установкам имела два привода. В качестве основного служил электрический, дублирующим был ручной.

В башенных 164-мм установках люльки с размещенными в них стволами и противооткатными устройствами устанавливались своими цапфами в подцап-фенники рамы. Рама же была скреплена с полом башни. Снизу к полу было присоединено перегрузочное отделение и венец с роликами, которыми вращающаяся часть опиралась на горизонтальный погон. Погон был выполнен в виде единой отливки с вертикальными стенками и фланцами крепления его к корпусу корабля. По периметру венца также были установлены подпружиненные ролики. Они упирались в вертикальные стенки погона, препятствуя радиальному смещению башен и облегчая их вращение. Вертикальное наведение осуществлялось вручную, разворот башни имел электропривод, электромотор которого устанавливался в башне. На выходном валу привода устанавливалась шестерня небольшого диаметра, входившая в зацепление с зубчатым колесом, имевшим внутреннее расположение зубьев, которое было закреплено на погоне соосно с последним. Обе шестерни образовывали так называемую внутреннюю цилиндрическую зубчатую передачу. При вращении малая шестерня привода, обегая по периметру большую, обеспечивала разворот башни. В качестве дублирующего привода применялся ручной.

Подача боезапаса к башенным орудиям также имела два привода: основной электрический и ручной в качестве дублирующего. Подъемники беседочного типа подавали снаряды и заряды из погребов, которые были расположены у бортов прямо под башнями ниже отражательной палубы. Попав в перегрузочное отделение, снаряды перекладывались на лоток ручной системы подачи в боевое отделение башни и талями подавались внутрь. Заряды из перегрузочного отделения подавались в боевое вручную через особый люк в полу башни. В перегрузочном и боевом отделениях на особых стеллажах можно было хранить по несколько снарядов. В задней части башни также имелось место для хранения четырех зарядов.

Бронирование башен было неоднородным:

  • стены - 102 мм на «рубашке» 2x10 мм;
  • пол в задней части башен - 80 мм на подстилке 2x15 мм;
  • крыши - передняя часть 2x15 мм, задняя 2x12 мм;
  • колпаки наводчиков - 50-100 мм;
  • стенки барбетов, установленных на верхней палубе - 110 мм на «рубашке» 2x10 мм;
  • пол внутри барбетов на верхней палубе - 10 мм + 15 мм (у кормовых и средних башен), 30+10+10+5 мм (у носовых башен);
  • стенки перегрузочных отделений 100 мм + 2x10 мм (у носовых и кормовых башен) и 2х15 мм (у средних башен);
  • пол перегрузочных отделений 2х15 мм (у носовых и кормовых башен) и 2х10 мм (у средних башен);
  • вертикальные стенки подачных труб - 2x20 мм + 10 мм (у носовыхи кормовых башен) и 15 мм + 10 мм (у средних башен).

Меньшая толщина бронирования некоторых частей средних башен была обусловлена наличием дополнительной защиты в виде стенок казематов. Общий вес бронирования составлял 210,34 т.

Высота бронированного редута составляла 2,16 м, толщина стенок - 110 мм (плюс два слоя металлической обшивки по 9 мм), толщина передней и задней траверсных переборок - 110 мм, толщина пола - 80 мм.

Высота 164-мм башенных орудий над ватерлинией составляла 7,13 м, казематных - 4,36 м. Подача боезапаса как к башенным, так и к казематным орудиям обеспечивалась электрическим приводом, в случае отказа электромоторов подачу можно было осуществлять вручную.

Тип боеприпасов и их количество:

  • бронебойные стальные снаряды с наконечником - 608;
  • бронебойные стальные снаряды с наконечником, снаряженные мелинитом - 150;
  • фугасные снаряды - 1148;
  • шрапнели - 120;
  • учебные чугунные снаряды-болванки - 120;
  • боевые заряды в металлических гильзах - 2026;
  • учебные заряды в металлических гильзах - 106;
  • учебные заряды-макеты в металлических гильзах - 19;
  • учебные заряды-макеты - 26.

Довершали состав средней артиллерии восемь 100-мм/45 орудий Model 1893. Они устанавливались на мостиках и спардеке броненосца и не имели никакой защиты, а их система подачи принципиально не отличалась от таковой для 164-мм казематных орудий. 100-мм установки имели люльки и станки того же типа, что и 164-мм палубные установки. Вертикальная и горизонтальная наводка также была только ручной. Осуществлял ее один наводчик, пользуясь единственным, предусмотренным для этого комплектом органов наведения.

Высота 100-мм орудий над ватерлинией составляла: на носовом мостике - 12,556 м, на спардеке - 8,556 м, на кормовом мостике - 11,015 м.

Тип боеприпасов и их количество:

  • бронебойные стальные снаряды с наконечником - 624;
  • бронебойные стальные снаряды с наконечником, снаряженные мелинитом - 120;
  • фугасные снаряды с наконечником - 1239;
  • шрапнели - 48;
  • учебные чугунные снаряды-болванки - 112;
  • учебные выстрелы-макеты - 16;
  • боевые заряды в металлических гильзах - 1000;
  • учебные заряды в металлических гильзах - 124;
  • учебные заряды-макеты - 28.

Снаряды и заряды в погребах хранились раздельно, но перед стрельбой снаряжались в единый выстрел.

Малокалиберная артиллерия включала двадцать 47-мм/40 орудия Hotchkiss Model 1885. Они устанавливались на тумбовых станках, набранных из отдельных полос металла, которые получили во французском флоте название «кринолины». Высота их установки над ватерлинией составляла: на фор-марсе - 21,009 м, на грот-марсе - 16,851 м, на носовом мостике - 10,754 м, на спардеке - 8,556 м, на средней палубе - 4,35 м, на адмиральском балконе - 4,413 м. Пушки имели унитарное заряжание, для них имелось 8250 бронебойных стальных снарядов, 8250 чугунных снарядов и 522 учебных чугунных снарядов-болванок.

Командир корабля каперанг Сьюни нелестно отзывался о малокалиберной артиллерии: «Недостаточна для отражения атак миноносцев из-за малого калибра и разбросанности по кораблю».

В дополнение к вышеперечисленным, на крыльях верхнего яруса мостика устанавливались две 37-мм скорострельных пушки, для которых имелось 1448 снарядов.

Для артиллерийской поддержки десантных партий предназначались две 65-мм пушки М1881 со 114 снарядами. Кроме того, на борту находились 175 винтовок М1886/93 и 137 револьверов М1892.

Размещение боезапаса

Часть погребов располагалась в трюме в носовой и кормовой группах.

Носовая группа включала погреб 305-мм снарядов, расположенный между шп.19-25, а также два погреба боезапаса 100-мм орудий, расположенных у бортов между шп.25-29. Между последними, в центре корпуса располагались погреба 37-мм (слева от ДП) и 47-мм (справа от ДП) снарядов.

Кормовая группа также включала погреб 305-мм снарядов, расположенных между шп.80-87 и погреба 100-мм и 47-мм боезапаса между шп.75-80. Остальные погреба располагались на второй палубе-платформе в носовой, кормовой и двух бортовых группах.

Носовая группа включала погреб 305-мм зарядов, расположенный над аналогичным погребом между шп.19-25. На этой же палубе, в особом погребе между шп.12-15, хранился черный порох.

Кормовая группа включала погреб 305-мм зарядов, также расположенных над аналогичным погребом между шп.80-87 и погреба боезапаса 100-мм и 47-мм орудий между шп.87-93.

Бортовые группы включали погреба 164-мм и 100-мм орудий. Для первых погреба размещались между шп.29-35, 38-54 и 57-62. Погреба 100-мм боезапаса располагались между шп.35-38 и 54-57.

Погреба 305-мм боезапаса вентилировались с помощью воздушно-водяных охладителей системы Фуше. В них воздух, подаваемый в погреба, охлаждался забортной водой. Погреба 47-мм орудий имели принудительную вентиляцию. Охлажденный воздух в них подавался от двух рефрижераторных машин производительностью 700 л/ч по замкнутому циклу. Все эти погреба могли, при необходимости, охлаждаться естественной циркуляцией воздуха при подаче в погреба охлажденного воздуха от рефрижераторных машин.

Все погреба 164-мм и 100-мм боезапаса имели естественную циркуляцию. Охлажденный воздух подавался в их нижние части и, нагревшись, выходил через трубы подачи боезапаса к орудиям.

Согласно отчетам, зарядные погреба и камеры перегрузки имели достаточный объем и хорошую вентиляцию. Они были окружены угольными бункерами и нарушения стабильности пороха вряд ли можно было ожидать, особенно при своевременной подаче в них охлаждающего воздуха. Как явствует из этих строк, охлаждение погребов на новом корабле было гораздо лучшим, чем на Iéna.

* * *

Торпедное вооружение броненосца включало четыре 450-мм торпедных аппарата. Два из них были надводными и устанавливались в отдельном отсеке на главной палубе в районе шп.22-23 на высоте 2,17 м от ватерлинии. В походном положении они располагались вдоль диаметральной плоскости у подачной трубы носовой башни главного калибра. Для перевода в боевое положение их перемещали на подвеске по монорельсу, установленному на подволоке отсека, к борту. Там носовую часть (совок) пропускали через яблочный шарнир и закрепляли в нем трубу аппарата. После чего совмещали ролик узла разворота трубы с монорельсом, установленным на палубе. В положении для стрельбы аппараты имели углы разворота 18° в корму и 58° в нос от траверза.

Два подводных аппарата также устанавливались в отдельном отсеке в носовой части второй палубы-платформы в районе 24-го шпангоута на 3,205 м ниже ватерлинии. Они были неподвижными и располагались под углом 30° в нос от траверза.

Подобное «скученное» размещение столь большого числа торпедных аппаратов со своим боезапасом в районе подачной трубы носовой башни главного калибра вызывает удивление. Причину такого решения, по-видимому, следует искать в тактике применения броненосцев во французском флоте, когда предпочитали вести бой на острых курсовых углах на очень небольших боевых дистанциях, когда можно было осуществлять действенную стрельбу торпедами. Видимо, считалось, что две торпеды, выпущенные в противника одновременно, лучше чем одна, поскольку больше шансов попасть. Однако не исключено, что подобное размещение было вызвано недостатком места для торпедных аппаратов в кормовой части корабля.

Первоначально для стрельбы из этих аппаратов предназначались торпеды М1892 (длина 5,04 м, вес взрывчатого вещества 75 кг, общий вес 431 кг, дальность хода 800 м на 27,5 уз). Позднее на вооружение была принята торпеда М1904, которая на 27 узлах проходила уже 1500 м, а на 24 узлах - 2000 м. Штатный запас торпед - 12 штук, из них 8 боевых. Хранились они в отсеках торпедных аппаратов.

Артиллерийские приборы, прицелы, управление огнем

Первоначально на Suffren имелись две большие вычислительные таблицы и гидравлическая система Жермена для передачи данных для стрельбы к орудийным установкам из центрального поста.

В январе 1906 г. на 305-мм орудия установили по одному оптическому прицелу, а в первой трети 1908 г. - еще по одному. Тогда же оптическими прицелами снабдили 164-мм орудия, а на штурманской рубке установили дальномер Барра и Струда с базой 2 м. В мае 1913 г. такой же дальномер смонтировали на кормовом мостике, установив на тележку, что позволяло перемещать его от борта к борту. В сентябре 1914 г. на штурманском мостике установили еще три дальномера Барра и Струда. Те, что устанавливались сбоку от рубки, могли разворачиваться в корму от траверза на 82°. Таким образом «мертвая зона» составляла всего 8°.

Силовая установка

Силовая установка броненосца Suffren состояла из трех паровых машин тройного расширения, пар для которых вырабатывали 24 водотрубных паровых котла. Принципиально она не отличалась от установок, принятых для всех предыдущих броненосцев Тибодье, строившихся в тот период, однако Suffren стал первым французским эскадренным броненосцем I класса, на котором установили котлы системы Niclausse.

Когда французам стала ясна необходимость перехода с цилиндрических огнетрубных котлов на водотрубные, они решили, наряду с котлами Бельвилля и Далеста, испытать и котлы Niclausse. Первым их получил крейсер Friant. Результаты испытаний котлов на нем первоначально не вселяли оптимизма. Из труб валил густой черный дым, дымоходы котлов и основания кожухов дымовых труб сильно нагревались. В качестве мер по предотвращению подобных явлений на крейсере установили более мощные вентиляторы, а также стали экспериментировать с режимами отопления. Вскоре опытным путем пришли к заключению, что следует вести регулярное (примерно каждые две минуты) подбрасывание угля в топку и поддерживать ровное горение по всей поверхности засыпки. Впоследствии оказалось, что подобный режим имел много общего с системой, предложенной контр-адмиралом Лябруссом еще в 1866 году для котлов совершенно иной конструкции! Результаты испытаний, в итоге, были признаны успешными, и благодаря, главным образом, этому обстоятельству, котлы Niclausse во французском флоте нашли довольно широкое применение. В рассматриваемый период, помимо Friant, ими оснастили броненосец Henri IV, броненосные крейсера Kléber, Condé и Gloire, крейсера Jean Bart и Isly, а также новейший эскадренный броненосец - Suffren.

Следует сказать несколько слов и в отношении числа установленных на корабле машин. Трехвальные силовые установки применялись не столь часто, как двухвальные, и основным их назначением, как считалось в то время, являлось обеспечение наибольшей дальности плавания на экономическом ходу при известном запасе угля. Кроме того, к преимуществам трехвинтовой схемы можно отнести меньший вес каждой машины, в сравнении с двухвинтовой, при равной суммарной мощности. Поэтому такие машины можно было сделать более компактными. Меньшие габариты машин - в первую очередь, высота - создавали меньше проблем для их прикрытия сверху. Наличие трех машин повышало надежность работы силовой установки в целом. Гребные винты требовались меньших диаметров, следовательно, были легче, что, в свою очередь, вело к снижению веса кронштейнов и гребных валов. Также существовало мнение, что трехвинтовой корабль должен быть более легким в управлении.

Паровые котлы

Двадцать четыре котла Niclausse, имевших смешанное отопление, вырабатывали пар рабочим давлением 18 кг/см2. Установленная на Suffren модель имела некоторые отличия от котлов, установленных на Friant. Шесть нижних кипятильных труб каждой «секции» теперь имели чуть ли не вдвое больший наружный диаметр, чем тридцать испарительных, установленных выше. Каждый котел имел три дверцы для заброса угля и три поддувальных заслонки. Для подачи в котлы, имевшие смешанное отопление, жидкого топлива, которое посредством форсунок распылялось поверх горящего угля при форсированной работе котлов, предназначались два нагнетающих насоса Тириона № 3 производительностью по 6 м3/ч.

Общая площадь колосниковых решеток всех котлов составляла 105,60 м2; общая поверхность нагрева - 3893,76 м2.

Котлы размещались по шесть в четырех котельных отделениях. Они устанавливались поперек в два ряда по три котла фронтами друг к другу. Их дымоходы выводились в две дымовые трубы, которые имели диаметр 3,20 м, а их кожухи общей толщиной 15 мм формировались из одного слоя обшивки. Общая высота дымоходов, считая от уровня колосниковых решеток, составляла 24 м.

Вентиляционные кожухи котельных отделений формировались из двух слоев обшивки, каждый толщиной по 9 мм, отстоящих друг от друга на 55 мм.

Система вентиляции машинных и котельных отделений была принудительной. Для этой цели предназначались восемь электрических вентиляторов Рато производительностью по 50 м3/ч. Они же предназначались и для создания избыточного давления в котельных при форсированных режимах работы котлов.

Имелись также два опреснителя Мурайле двойного действия производительностью по 40 т/ч. Каждый опреснитель был снабжен насосом Тириона № 2 производительностью по 3 т/ч. Для подачи воды в котлы имелись восемь вспомогательных питающих насосов Тириона № 7.

Нормальный запас угля составлял 770 т. В перегруз его можно было принять до 1223 т Запас жидкого топлива - 52,155 т Угольные бункера располагались в трюме вдоль бортов между шп.31-62 и на первой палубе-платформе между шп.26-75.

Первый розжиг котлов центральной группы состоялся 11 июля 1902 г., котлов левого борта - 12 июля, котлов правого борта - 15 июля.

Паровые машины

На Suffren устанавливались трехцилиндровые вертикальные паровые машины тройного расширения с конденсаторами поверхностного типа. Контракт на их изготовление в 1898 г. получило Общество Indre. Машины устанавливались в трех машинных отделениях, размещенных рядом друг с другом между шп.63 и 75 и разделенных двумя продольными переборками. Они именовались «машина правого борта», «центральная машина» и «машина левого борта». К установке машин на броненосец приступили 22 января 1900 г. Ей руководил инженер Луи.

В машинных отделениях размещались три водо-воздушных насоса простого действия, предназначенных для откачки конденсата из конденсаторов и три двухцилиндровых циркуляционных центробежных насоса, предназначенных для прокачки через конденсаторы охлаждающей забортной воды. Для вентиляции машинных отделений имелись шесть вентиляторов Рато производительностью по 40 м3/ч. Для подачи воды в котлы служили четыре основных питательных насоса Тириона № 6 производительностью по 46,230 т/ч. Также имелись три паровых валопроворотных машины Стапфера и Дюкло.

Все три винта имели диаметр 4,39 м и изготавливались из бронзы марки Roma. Бортовые винты были четырехлопастными, средний - трехлопастным. Правый и средний винты имели левое вращение, левый - правое. Осадка корабля в районе винтов составляла 8,45 м. Таким образом, заглубление винтов составляло 3,10 м для среднего и 3,11 м - для бортовых.

Вспомогательное оборудование

Рулевое управление

Перо руля имело площадь 25,24 м2. Его поворот осуществлялся посредством отклонения румпеля. Свободный конец румпеля был связан с тележкой, перемещавшейся по поперечно расположенной станине. Тележка системой штуртросов диаметром 20 мм была связана через систему роликов с двумя барабанами, на которые тросы наматывались.

Один барабан управлялся счетверенным штурвальным колесом диаметром 1,80 м в ручном режиме, а второй -от сервомотора. Обычно рулем управляли от двух сервомоторов с электрическим приводом Sotta-Arles, но также имелся и паровой привод. Отклонение руля осуществлялось достаточно легко и быстро. На скорости 12 узлов и руле, положенном на 13° на борт, радиус циркуляции составлял 450 м.

Основным постом управления кораблем в боевой обстановке являлась боевая рубка. Боевая рубка и бронированный колодец, соединяющий ее с центральным постом, были заказаны в октябре 1899 г. В рубке установили приборы и органы для управления кораблем и боевыми средствами. Ее внутренняя площадь составляла 10 м2. По боевому расписанию в ней находились командир, старший офицер, старший артиллерийский офицер, еще один артиллерийский офицер, рулевой и еще четыре человека для передачи приказов в заведования и боевые посты.

Кораблем также можно было управлять из рулевого отсека либо с помощью парового штурвала, либо ручным штурвалом.

Компасы

На корабле имелось пять компасов Томсона. Тот, что был установлен на крыше штурманской рубки, считался эталонным. Два компаса устанавливались в самой штурманской рубке и в центральном посту - ими пользовались в плавании. Еще один размещался на площадке перед грот-мачтой и считался главным ходовым. Пятый находился в рулевом отсеке под бронепалубой, но для прокладки курса им не пользовались.

Из отчетов о работе навигационных инструментов броненосца за 19051906 гг. явствует, что все они находились в хорошем состоянии, а также отмечается, что при вступлении в работу котлов носового котельного отделения отклонения эталонного компаса увеличивались. На величину отклонений компаса штурманской рубки влиял угол разворота носовой башни главного калибра. Отклонения компаса в центральном посте в большей степени зависели от времени года.

Поверх боевой рубки устанавливался мостик со штурманской рубкой. В передней части она имела четыре окна, в боковых стенках - по три. С тыльной стороны имелось две двери. К фок-мачте сзади, на одном уровне с боевой рубкой, примыкала еще одна рубка, в которой хранились карты. Ярусом ниже была установлена рубка для наблюдателей. Перед грот-мачтой на уровне шлюпочной палубы находилась рубка для отдыха высших офицеров - в ней имелись штурманский стол и небольшой диван.

Источники электроэнергии

Ток силой 1200 А и напряжением 83,5 В для корабельной электросети вырабатывали три паровых многополюсных динамо-машины. Еще две динамо-машины такого же типа вырабатывали ток силой 605 А и напряжением 84 В. Устанавливались они в отсеке динамо-машин на кормовой части второй палубы-платформы между шп.75-80.

Прожекторы

Предусматривалось наличие на борту шести прожекторов системы Манжена с диаметром зеркала 60 см, потреблявших ток силой 65 А. Два из них размещались в носовой части на промежуточной палубе в районе шп.14-15 на высоте 4,48 м над ватерлинией. Они были установлены на тележки и перемещались к борту и внутрь корпуса по рельсовым дорожкам, которые были проложены так, чтобы по ним можно было при необходимости перемещать тележки для погрузки торпед.

Еще два таких же прожектора размещались в кормовой части на той же палубе между шп.94-95 на тележках на высоте 4,77 м над ватерлинией. Их рельсовые дорожки позволяли выдвигать прожекторы на адмиральский балкон, а в походном положении они задвигались в особые выгородки.

Еще два прожектора устанавливались на прожекторных площадках обеих мачт и имели круговой обзор. Прожектор фок-мачты находился на высоте 25,87 м, прожектор грот-мачты - 25,33 м над ватерлинией.

Якорное устройство

На броненосце имелись два становых якоря Марреля весом по 14,98 т, втягивавшихся в клюзы. Еще один якорь Марреля (запасной) весом 7,49 т крепился в вертикальном положении тремя стальными тросами к правому борту в районе 10-11-го шпангоутов.

Калибр звеньев якорных цепей составлял 62 мм; длина каждой смычки - 30 м; число смычек - 26.

Железные направляющие якорных цепей, размещенные в районе клюзов, имели крайне неудачную конструкцию: были слишком высокими, а угол перегиба цепей на них оказался чрезмерно острым. По мнению специалистов, именно они являлись основным недостатком якорного устройства. В итоге, каждая постановка на якорь и снятие с него доставляли много хлопот экипажу.

Силовой привод носового шпиля включал в себя двигатель марки Samson с тяговым усилием 22 000 кг, установленный на отражательной палубе. Силовой привод кормового шпиля был установлен на главной палубе.

Помимо становых и запасного якорей, имелись два верпа по 3,73 т для завоза со шлюпок.

Буксирное устройство

На Suffren имелись два стальных буксирных троса по 200 м (длинные), один буксирный трос 175 м (короткий), два стальных швартовочных троса по 200 м и один пеньковый трос длиной 250 м.

Стальные тросы хранились в особых укрытиях на бронепалубе. Пеньковый трос был намотан на шпиль главной палубы. Концы стальных буксирных тросов имели огоны, которые можно было набрасывать как на буксирные кнехты, так и на якорные битенги.

На юте был установлен стопор Мойссэнэ, модифицированный инженером Депарисом.

В разных частях корабля на палубе имелись:

  • 4 захвата типа I-bis для 175-мм тросов держащей силой 47 000 кг;
  • 2 захвата типа II-bis для 120-мм тросов держащей силой 47 000 кг;
  • 4 захвата типа II-bis для 180-мм тросов держащей силой 47 000 кг;
  • 4 захвата № IV для 76-мм тросов держащей силой 18 000 кг.

Кроме того, на мачтах имелись четыре пятишкивные тали с лопарями для 100-мм тросов и два шестишкивных гиня под тросы диаметром 145 мм.

Водоотливная, осушительная, противопожарная и отопительная системы

Водоотливная система включала в себя четыре насоса Sotta-Arles производительностью 1000 т и три циркуляционных насоса производительностью 820 т.

Осушительная система включала три трюмных агрегата производительностью 30 т.

Противопожарная система включала в себя коллектор диаметром 120 мм, проходивший под бронепалубой. Он состоял из шести частей и имел 30 гидрантов. Забортная вода в коллектор подавалась насосами производительностью 72 т/ч.

Обогрев жилых помещений на броненосце осуществлялся системой парового отопления Грувилля и Кликембурга.

Внутрикорабельная связь

Связь осуществлялась, главным образом, посредством голосовых труб. В сети насчитывалось 85 только основных линий. Они связывали между собой все главнейшие заведования и имелись в боевой рубке, центральном посту, во всех машинных и котельных отделениях, в отсеке динамо-машин, адмиральских помещениях, посту управления якорным устройством, на фор-марсе, ходовом и кормовом мостиках, во всех башнях главного калибра и постах их горизонтального наведения, казематах, у 100-мм орудий на мостиках и спардеке.

Телефонная связь также применялась, но в ограниченном объеме. В частности, в период с января 1911 по май 1915 г. для передачи команд при ведении огня главным калибром была установлена телефонная система LE-LA.

Корабельные плавсредства

Для спуска и подъема плавсредств, размещавшихся на шлюпочной палубе, предназначались четыре крана, установленных побортно на шпангоутах 44 и 58. Они имели форму спаренной шлюпбалки с единой стойкой на общем основании и снабжались приводом в виде двух паровых лебедок, установленных на спардеке. Каждая лебедка весила 2972 кг и имела тяговое усилие 2500 кг. Они обеспечивали подъем груза со скоростью до 0,850 м/с. Длина лебедки 1,96 м, ширина 1,38 м, высота 83,5 см; частота вращения барабана - 148 об/мин.

Состав плавсредств броненосца:

  • 2 паровых катера длиной 10 м;
  • 2 паровых катера Уайта длиной по 7,65 м;
  • 1 баркас длиной 11 м;
  • 1 адмиральский катер длиной 10,5 м;
  • 1 большой гребной катер длиной 10 м;
  • 1 основной гребной катер длиной 10 м;
  • 1 рабочий гребной катер длиной 10 м;
  • 1 командирский катер длиной 9 м;
  • 2 шлюпки длиной 8,5 м;
  • 1 катер длиной 8 м;
  • 2 яла длиной по 5 м;
  • 2 плоскодонки длиной по 3,5 м;
  • 2 шлюпки Бертона длиной по 5,6 м.

Известно, что два 10-метровых паровых катера были построены Обществом «М.М. Шалиньи и Ко». На них имелись бронзовые тумбы для установки 47-мм пушек. Подобные тумбы имелись на 11-метровом баркасе для 47-мм пушки и на 10-метровых катерах для 37-мм пушки.

Экипаж

Экипаж корабля, в соответствии с циркулярами от 19 и 24 декабря 1902 г. и 10 июня и 24 октября 1903 г., должен был состоять из 31 офицера и 637 лиц младшего командного состава и матросов.

В статусе флагманского корабля экипаж увеличивался до 42 офицеров и 700 человек команды.

Десантная партия корабля состояла из 3 офицеров и 106 матросов.

Запас продовольствия на 742 человека обеспечивал автономность 45 суток. Вес суточного рациона на одного члена экипажа составлял 1,441 кг. Всего на борту полагалось иметь 29,894 т продовольствия. Отдельно учитывался запас муки, солонины и иных продуктов общим весом 8,26 т.

Запас пресной воды для нужд экипажа хранился в 22 особых цистернах емкостью от 2000 до 3000 л. В особом трюме в бочках хранилось 18 223 л вина.

Среди прочих атрибутов камбуза следует также отметить 14 мер дров, предназначавшихся для приготовления некоторых блюд.

Окраска и опознавательные знаки

Первоначально надводный борт до высоты спардека окрашивался в черный цвет. Выше все красилось в оттенок бежевого. Подводная часть корпуса красилась зеленой краской под названием Schweinfurt. Ватерлиния отмечалась белой линией толщиной 25 см.

Циркуляр от 28 января 1908 г. предписывал окрашивать все корабли военного флота выше ватерлинии в серо-голубой цвет.

Верх обеих дымовых труб до войны окрашивали в черный цвет. В военное время в черный цвет окрашивали лишь узкие полоски верхних частей труб.

С 18 марта по 11 ноября 1913 г. Suffren нес одну белую марку на первой трубе; с 11 ноября 1913 г. по 1 апреля 1914 г. не имел марок, так как входил в состав учебного отряда; с 1 апреля 1914 г. по 18 мая 1915 г. нес одну белую марку на первой трубе.

Во время войны некоторое время на носовой части броненосца был нанесен фальшивый бурун белого цвета.

Спуск на воду и достройка

Спуск броненосца состоялся 25 июля 1899 г., в точном соответствии с плановой датой, в присутствии морского префекта вице-адмирала Баррера, господина Оури, генералов Бенуи и Шевалье. В 16:30 ответственный за спуск инженер отдал долгожданную команду. 6 августа газета «Депеш де Брест» так описала это событие:

« Заложенный в Бресте броненосец «Сюффрен» был успешно спущен на воду в присутствии других кораблей нашего флота - броненосцев «Шарлемань», «Голуа» и «Иена».

Бело-красный, отлично выстроенный, уставший от своего пребывания на земле, «Сюффрен» ожидал своего часа. Могучие механизмы силою до 300 тонн все еще удерживали его на месте. Но вот один за другим отдаются удерживающие его троса, и корабль, все ускоряясь, начинает движение по направлению к воде. Под звуки «Марсельезы» и гром аплодисментов он входит в свою родную стихию. По этому случаю морской префект вице-адмирал Баррера дал праздничный обед.

»

Осенью того же года, когда корабль стоял в доке Понтэнуа, его посетил морской министр Ланессан. Такой же чести удостоился и броненосец Iéna.

В апреле 1900 г. на корабль были установлены котлы, а в июле приступили к монтажу бронеплит. Затем броненосец перевели в достроечный бассейн Салу для производства внутренних отделочных работ. В это же время приступили к формированию экипажа.

10 октября 1901 г. был назначен первый командир; 11 и 15 июля 1902 г. провели первые опробования главных механизмов.

16 августа 1902 г. в Бресте были произведены опыты по определению остойчивости корабля и кренящего момента. На борту имелось 461,209 т угля в перегруз, средняя осадка 7,996 м, осадка кормой 8,345 м, водоизмещение 12 892,43 т. Были получены следующие результаты:

  • расстояние от центра величины до нулевой отметки на ватерлинии - 4,39 м;
  • расстояние от центра величины до поперечного метацентра (р) - 4,94 м;
  • расстояние от центра тяжести до нулевой отметки ватерлинии - 8,124 м;
  • расстояние от продольного метацентра до центра величины - 140,214 м;
  • плечо восстанавливающего момента (р-а) - 1,578 м;
  • метацентрическая высота - 1,22 м;
  • время, необходимое для накренивания корабля на 1° - 2,75 с;
  • время одного полного колебания - 6,52 с.

Испытания

Согласно отчету о заводских испытаниях, первый выход в море состоялся 8 сентября 1902 г. Программа испытаний включала 6-часовые пробеги при мощности механизмов 2000 л.с., 12 500 л.с. (максимальная мощность при естественной тяге), 24-часовой пробег при 10 000 л.с. (номинальная мощность), 4-часовой пробег при 15 900 л.с. (максимальная мощность). Заодно проверялось смешанное отопление котлов.

Журнал «Ле Яхт» от 28 ноября 1902 г. так писал об этих испытаниях:

« Suffren на испытаниях 19 и 21 ноября достиг скорости 10 и 17 узлов соответственно. При этом определяли его поворотливость и экспериментировали с различными видами отопления котлов на разных режимах и ходах. Так, при угольном отоплении на скорости 10 узлов машины развили мощность 4000 л.с., а при смешанном - 5900 л.с. Котлы Niclausse на всех режимах функционировали отлично.

В марте сего года броненосец опробовал свое буксирное оборудование при буксировке крейсера «Марсельез». Длина буксира варьировалась от 100 до 300 метров. С хорошей стороны себя показал стопор Мойссенэ. После окончания испытаний корабль вернулся в Брест.

»

В марте 1903 г. под руководством контр-адмирала Мельшора была опробована стрельбой артиллерия главного калибра. При этом произошла поломка в механизмах прицеливания, после чего их пришлось заново тщательно регулировать. В апреле Suffren совершил 30-часовой пробег по маршруту Брест - Шербур. Полученная при этом информация была использована для улучшения работоспособности котельно-машинной установки.

С 15 по 19 мая Брест посетил морской министр Пеллетэн. Он имел официальные встречи с вице-адмиралами Гурдоном (морской префект) и Куртиллем (командующий Эскадрой Севера). 16-го числа министр посетил броненосец Suffren, на котором задержался для осмотра объектов, которые должны были устанавливаться на носовую башню, чтобы проверить прочность последней, подвергнув ее испытательному обстрелу.

Первая официальная проба машин состоялась 23 мая 1903 г., после чистки цилиндров и поршней машин. Следующий выход на испытания состоялся 3 июня. На них была достигнута мощность 15 900 л.с. Тогда же произвели стрельбу из 305-мм орудий.

25 мая, когда Suffren оставил Брест и вышел в море, чтобы выполнить намеченную программу испытаний, произошел случай, о котором сообщил журнал «Ле Яхт»:

« Во время своего последнего выхода в море Suffren, находясь в секторе ведения огня береговой батареи, ведшей учебную стрельбу, попал под обстрел. Один снаряд упал на расстоянии 100 метров от корабля. Находившийся на борту председатель испытательной комиссии Мелкье запросил берег о причине инцидента, который мог повлечь весьма серьезные последствия, и о мерах, которые следовало принять по предотвращению впредь подобных случаев. Командиры военных кораблей и прежде докладывали о том, что при прохождении ими секторов обстрела береговых батарей, последние, если выполняли стрельбы, никогда их при этом не прерывали. Это было тем более опасно, поскольку береговые артиллеристы не были столь подготовленными, как морские и, следовательно, риск получить от них снаряд был весьма высоким. »

18 августа того же года у острова Иль-Лонг корабль принял участие в высшей степени странных испытаниях. На правой стороне носовой башни главного калибра броненосца была закреплена бронеплита, изготовленная из малоуглеродистой стали высотой 2,25 м и толщиной от 550 до 950 мм. Ее вес достигал 30 т Цель испытаний заключалась в определении степени сопротивляемости брони попаданиям 305-мм снарядов на определенных дистанциях. Выполнить обстрел выпало броненосцу Masséna. Он был поставлен на расстоянии 100 м от Suffren. На испытаниях присутствовали морской министр Пеллетэн, вице-адмиралы Гурдон и Гайллар, начальник Отдела военного кораблестроения (Технического отдела) Бертэн и другие официальные лица. В целях соблюдения максимальной безопасности, на Suffren задраили все водонепроницаемые двери и пары держали поднятыми только в одном котле. На рейд, чтобы разогнать зевак и предотвратить появление случайных кораблей в зоне обстрела, были высланы миноносцы. Морской министр браво расположился на кормовом мостике броненосца.

Masséna стрелял учебными снарядами. Первый выстрел произвели утром, второй сделали после полудня. Несмотря на все принятые меры, осколок первого снаряда весом примерно в 50 кг лишь несколько метров не долетел до того места, где находился Пеллетэн. Последующая проверка показала, что все механизмы башни были в исправности, а помещенные внутрь шесть овец -живы и даже не испытывали никакого шока. На самой плите образовалась трещина в 8 см, а вот на Masséna осколок, попавший в корпус выше главного бронепояса, сделал пробоину диаметром 15 см. Результаты испытаний были сочтены положительными, и бронеплиты из этой марки признаны годными для применения на кораблях.

После этого броненосец продолжил приемные испытания. В частности, его маневренные качества оценивались следующим образом: «При ходе вперед под тремя машинами Suffren хорошо слушается руля и держит курс. При спокойном состоянии моря управлять им легко. Но уже при слабом ветре с раковины или с траверза корабль становился достаточно «жестким». После остановки машин корабль, при ходе по инерции, становится неуправляемым. На заднем ходу руля практически не слушается, особенно при малых и больших углах отклонения. Кроме того, при постановке на бочку или при подходе к мишени для ее подъема, приходится постоянно подрабатывать центральной машиной».

14 сентября 1903 г. на корабль был назначен новый командир, и уже 17-го числа броненосец вновь вышел на испытания с целью в очередной раз проверить стрельбу носовой башни главного калибра.

Тогда же, 17-18 сентября, состоялись официальные ходовые приемные испытания. Они начались с 24-часового пробега при мощности 10 000 л.с., и спустя 10 часов были прерваны из-за нагрева шатуна ЦСД средней машины. Комиссия сочла результаты этого пробега и 6-часового пробега при 12 500 л.с. при естественной тяге неудовлетворительными.

29 сентября ходовые испытания продолжились. Состоялись пробеги на малом ходу, пробеги, во время которых проверяли разобщение валов с гребными винтами, поочередно отключали машины, проверяли задний ход. 2 октября официальные 24-часовые приемные испытания при 9000 л.с. вновь были прерваны по причине сильной течи из ЦВД средней машины. И только результаты следующих 24-часовых испытаний 10-11 октября комиссия сочла успешными. После этого броненосец ввели в док для осмотра подводной части и винтов.

12 ноября успешно прошли испытания на полную мощность. В тот день машины развили суммарную мощность 16 809 л.с., при этом была достигнута скорость 17,910 узла. Наиболее экономичным расход оказался при 9 узлах (63 об/мин.). На скоростях выше 15 узлов наблюдалась вибрация.

По расчетам, выполненным после испытаний, дальность плавания могла достигать 4166 миль при 8,4 уз, 3086,7 миль при 12 уз или 926 миль при 17,09 уз. 17 ноября завершились испытания на поворотливость; 19-21 ноября проверили работоспособность системы отопления и произвели стрельбы из торпедных аппаратов на ходу; 26 ноября произвели испытания буксирного оборудования, после чего корабль ввели в док.

В этот же день приемная комиссия в своем отчете отметила необходимость ограниченного применения смешанного отопления котлов. Причина подобного заключения была простой: для обслуживания котлов в этом режиме могло не хватать достаточного числа обученных котельных машинистов, а если все котлы оказывались под парами на угольном отоплении, то на счету был каждый человек. Право отдать команду на переход к отоплению в смешанном режиме мог лишь командир, и то в случае, если бы он счел необходимым на короткое время увеличить скорость. В целом же, наличие оборудования, предназначенного для распыления жидкого топлива, комиссия сочла излишним. Подобные причины звучат достаточно странно, и, возможно, изначально члены комиссии просто не имели уверенности в нормальном функционировании подобной системы.

19 января 1904 г. провели комплексное испытание всех корабельных систем. Пробы артиллерии в этот день, как и ранее, 3 января 1902 г., показали, что «детские болезни» по-прежнему дают о себе знать. У левого орудия носовой башни главного калибра при угле снижения -5° сломался винтовой механизм вертикального наведения. Это, однако, не помешало комиссии признать результаты удовлетворительными, отметив в своем отчете, что она действовала в полном соответствии с циркуляром от 6 августа 1902 г., которым определялся порядок приемки артиллерии «в казну». В очередной раз была отмечена невероятная протяженность системы подачи снарядов к 47-мм пушкам, установленным на фор-марсах. В лучшем случае, можно было рассчитывать на их скорострельность 2 выстрела в минуту. Также было отмечено, что при испытаниях торпедных аппаратов на ходу 17 января 1903 г. несколько торпед из них не вышли. Комиссия потребовала решить данную проблему, но ничего сделано не было.

В итоге, после проведения некоторых доработок и устранения ряда замечаний, 3 февраля 1904 г. эскадренный броненосец Suffren вошел в строй. Общая стоимость броненосца по оценкам арсенала Бреста от 17 октября 1904 г. составила 28 393 622 франков.

Оценка проекта

Эскадренный броненосец Suffren стал последним кораблем, спроектированным в условиях жестких ограничений по водоизмещению, которые накладывались во Франции в то время на корабли этого класса. По сравнению со своим предшественником новый корабль обладал заметными преимуществами. Так, будучи примерно на 700 т тяжелее Iéna, Suffren имел десять 164-мм орудий вместо восьми, при этом больше половины из них (6 из 10) были башенными и устанавливались на верхней палубе. Это позволяло действовать в условиях свежей погоды трем 164-мм и четырем 100-мм орудиям (на один борт). Кроме того, рассредоточенность 164-мм орудий обеспечивала им большую живучесть в бою. Подобное размещение артиллерии также давало определенные преимущества в бою на острых курсовых углах.

Повышению эффективности действия на острых углах могло способствовать и уникальное размещение торпедных аппаратов, о чем говорилось выше.

Полный толстый главный бронепояс, за которым располагался пояс мелких отсеков, вкупе с броневыми палубами сверху и снизу, образовывали замкнутую цитадель. Она, по мнению создателя проекта, должна была обеспечить плавучесть в бою, поскольку считалось, что подобная схема эффективна на принятых тогда небольших дистанциях стрельбы, на которых снаряды имели настильную траекторию. Остойчивость должны были обеспечивать верхний пояс и размещенный за ним пояс коффердамов.

Однако проекту были присущи и недостатки.

Ряд из них - как, например, значительный «верхний» вес, а также большой вес главных механизмов и повышенная конструктивная сложность водотрубных котлов - являлись продолжением достоинств, к каковым можно отнести башенное расположение артиллерии среднего калибра и трехвальную схему силовой установки, а также отказ от огнетрубных котлов.

Другие проистекали от сложившихся и устоявшихся воззрений - например, на конструкцию башенных установок главного калибра: громоздких, тяжелых и не очень надежных. В качестве еще одного недостатка можно упомянуть развитые верхние надстройки, лишенные хоть какого-то бронирования, или применение рулевого привода устаревшей конструкции.

Третьи представляли собой технические решения, которые вполне могли быть эффективными, но становились угрозой для безопасности корабля -в частности, размещение надводных торпедных аппаратов у подачной трубы носовой башни главного калибра.

Недостатком можно посчитать отсутствие носовой траверсной переборки. Коль скоро французы определенное время тяготели к бою на острых курсовых углах, ее отсутствие могло стать причиной серьезных неприятностей. На кораблях типа Charlemagne и на Iéna тоже не было подобных переборок, но на них имелась поперечная переборка каземата носовых 138-мм и 164-мм орудий, шедшая от борта до борта, которая представляла определенную защиту от продольного огня. Скорее всего, на Suffren Тибодье был вынужден пойти на подобный шаг, чтобы сэкономить вес, тем более что казематные 164-мм орудия располагались значительно дальше от носовой оконечности и имели защиту в виде стенок казематов. Основания башен 164-мм орудий и их перегрузочных отделений также были защищены, а их колодцы подачи боезапаса с тонким бронированием имели слишком малую площадь для вражеских снарядов. Однако расположенные сразу за двойным бортом ниже отражательной палубы погреба 164-мм боезапаса для башенных установок не имели практически никакой защиты от мин и торпед. Возможно, эта особенность могла сыграть роковую роль в гибели корабля.

При сравнении Suffren с иностранными «одноклассниками», строившимися в то же время, можно видеть, что итальянский Benedetto Brin и американские типа Maine значительно превосходили его по комбинации стволов главного и среднего калибра. Немецкие же броненосцы типа Wittelsbach, существенно уступая в главной артиллерии, обладали гораздо более многочисленным средним калибром. Некоторым преимуществом по числу стволов средней артиллерии обладали японские броненосцы типа Shikishima, IJN Asahi и IJN Mikasa. Британские линкоры типа Formidable и типа Duncan и русские «Ретвизан» и «Цесаревич» не имели перед Suffren преимуществ по комбинации стволов главной и средней артиллерии. И лишь австро-венгерские корабли типа Habsburg значительно уступали Suffren по этому параметру.

Не являл собой Suffren пример выдающегося корабля и по другим важнейшим показателям - бронированию, скорости или автономности. Однако если принять во внимание ограничения по водоизмещению, которыми был связан Тибодье, нельзя не заметить, что французская кораблестроительная школа не только не уступала другим, но и отличалась оригинальностью некоторых решений, ряд из которых опережал свое время.

Таким образом, проект Suffren можно считать более или менее удачным компромиссом в части компоновки, артиллерии и защиты, вызванным жесткими ограничениями по водоизмещению. В целом, корабль представлял собой достаточно сильную боевую машину, ценность которой нельзя определять лишь с технической или боевой точки зрения. Его следует оценивать как инструмент для эффективного осуществления государственной политики, как в мирное, так и в военное время. И Suffren был именно таким инструментом. Его гибель тяжело отозвалась не только в сердцах тех, кто потерял на нем своих близких, но и отразилась на настроениях всех людей, которые видели в нем символ могущества своей страны.

История службы

Мирные годы

1904 год

Циркуляром морского министра от 4 февраля 1904 г. Suffren был включен в состав Эскадры Средиземного моря, поэтому после окончания испытаний должен был перейти на Средиземное море. Намеченный поход несколько раз откладывали из-за крайне неблагоприятных погодных условий. Выйти в море удалось только 10 февраля. В Тулон броненосец прибыл 18 февраля. Во время перехода хорошие результаты показали установленные на котлах регуляторы Мерлу. На новом театре на корабле поднял флаг командующий Средиземноморской эскадрой вице-адмирал Гурдон.

Освоение броненосца экипажем шло достаточно быстрыми темпами. Активность эскадры была высокой, да и статус флагманского корабля тому обязывал. Корабли совершали плавания с заходами в главнейшие порты Средиземного моря. Начиная с этого года, в течение многих последующих лет Suffren могли видеть в Марселе, Сан-Тропе, Гольф-Жуан, Вилльфранше, Бастии, Аяччо, Боне, Алжире, Филлиппвилле, Мерс-эль-Кебире, Пальме и других городах Средиземноморья.

24 апреля на борт Suffren поднялся президент Франции Лубэ, которому предстояло совершить визит в Италию в Неаполь.

После выполнения этой миссии, плановая подготовка продолжилась своим чередом. 17 мая в 07:00 Эскадра Средиземного моря под командованием вице-адмирала Гурдона подошла к Аяччо и подготовилась к проведению учебной бомбардировки береговых укреплений. Suffren и Saint Louis пошли к южному берегу, а Charlemagne и Bouvet пошли к Шапель-де-Грек. После окончания учений, в 10:00 корабли, не добившись серьезных результатов, взяли курс на Мессину. Находившиеся в составе эскадры броненосные крейсера Desaix и Marseillaise и бронепалубные Du Chayla и Linois также не добились успеха при выполнении упражнений. Укрепления оказались серьезными, к тому же атака проводилась в ясное время суток, и о подходе кораблей стало известно заблаговременно. Так что крепость успела подготовиться к отражению нападения. Таким образом, еще за 10 лет до атаки Дарданелл стала вполне понятна бесперспективность подобного нападения.

По прошествии нескольких месяцев эксплуатации стали проясняться сильные и слабые стороны корабля. Много неприятностей доставляла центральная машина. Подшипники ее гребного вала, как правило, чрезмерно нагревались при работе. Также выяснилось, что силовой привод шпиля имел недостаточную мощность, и шпиль едва мог поднимать якорь с глубины 15-20 м.

4 июня Suffren, Saint Louis, Charlemagne и Bouvet, а также крейсера Latouche-Treville, Marseillaise, и Du Chayla пришли в Смирну. Там они соединились с Charlemagne и контр-миноносцами Dard и Francisque. Как бывает принято в таких случаях, последовали официальные приемы и т.д. Затем корабли продолжили плавание у берегов Греции и Леванта. На переходе Фалеры-Тулон Suffren, Saint Louis и Latouche-Treville провели сравнительные испытания световых буев, оснащенных специальными лампами напряжением от 65 до 70 В, и входившего в состав оборудования трансформатора фирмы Sotta-Arles. После захода в Тулон броненосец принял участие в традиционном обходе побережья Прованса. Этим походом кампания 1904 года завершилась.

1905 год

24 февраля броненосцы Suffren, Saint Louis, Charlemagne, Gaulois, Iéna и Bouvet, крейсера Kléber, Desaix и Galilée (1896), а также контр-миноносцы Sarbacane, Dard, Arc и Carabine отправились в Вильфранш для проведения учений и отработки высадки десанта на берег. Адмирал Гурдон нанес визиты вежливости коменданту Ниццы генералу Барбе, генералу Фабру и префекту Приморских Альп Жёли.

Но в целом, 1905 год не отмечен в истории Suffren сколь-нибудь яркими событиями. Можно лишь отметить столкновение 3 октября с броненосцем Saint Louis, который снес ему одну из шлюпок вместе со шлюпбалками.

1906 год

5 февраля, во время учений в районе Диэр, произошло столкновение Suffren с подводной лодкой Bonite. Весь день эта субмарина выполняла учебные атаки на корабли эскадры. В частности, ей были атакованы броненосец Iéna и броненосный крейсер Condé. По ходу учений, желая атаковать концевые корабли эскадры, подводная лодка выбрала позицию на расстоянии 250 м от их строя.

Погрузившись, она пошла в расчетную точку, оставаясь незамеченной. Когда, по расчетам командира, лодка достигла этой точки, она всплыла. Однако, пока она шла в подводном положении, эскадра изменила курс и повернула на север. Поэтому всплывшая лодка оказалась всего в 30 м от ближайшего корабля, которым оказался Suffren. На Bonite скомандовали срочное погружение, но столкновения избежать не удалось. Удар пришелся в правый борт броненосца в районе 64-65-го шпангоутов, несколько выше киля для постановки в док. Корабль был вынужден вернуться в Тулон, так как некоторые водонепроницаемые отсеки оказались затопленными. Там на пробоину водолазы завели пластырь Макарова и корабль ввели в док в Миссьесси для ремонта, который продлился с 8 по 13 февраля. На лодке от удара повредило балластные цистерны, но, к счастью, обошлось без жертв.

Примерно в то же время 305-мм и 164-мм орудия были снабжены устройствами Марбека, которые тогда считались весьма полезными для подготовки артиллерийских расчетов. Их устанавливали в дополнение к имевшимся прицелам (выше последних), так что они образовывали дополнительную внешнюю линию прицеливания. Произошли изменения и в торпедном вооружении корабля: летом с него сняли надводные 450-мм торпедные аппараты.

В последние дни мая Средиземноморская эскадра прибыла в Пальму, чтобы принять участие в торжествах по случаю вступления на престол Испании короля Альфонсо XIII. 1 июня на борту Suffren испанской стороной был дан обед, а затем бал. В 01:00 следующих суток корабли снялись с якоря и пошли в Оран и далее в Мерс-эль-Кебир.

16 сентября в Марселе, на торжества по случаю закладки первого камня на строительстве канала Ров, собралась международная эскадра, в состав которой входили корабли Франции, Италии, Испании и Великобритании. Францию представляли корабли Средиземноморской эскадры в составе:

Италию представляли броненосные крейсера Giuseppe Garibaldi, Varese и Francesco Ferruccio, а также эсминцы Aquilone, Borea и Nembo. От Испании и Великобритании присутствовали соответственно броненосные крейсеры Emperador Carlos V и HMS Cumberland.

Последующие месяцы эскадра продолжила выполнение плана кампании. 9 ноября броненосцы Suffren, Charlemagne и Gaulois, Iéna и Bouvet, а также крейсера Lalande и Du Chayla посетили Вилльфранш. В конце ноября 1-я дивизия вышла из Гольф-Жуан и совершила переход в Салан-Диэр. Там корабли приняли 1075 т угля и 700 т пресной воды. Это было сделано во исполнение приказа, в соответствии с которым эскадре вице-адмирала Тушара надлежало прибыть к берегам Марокко, чтобы, если понадобится, разрешить так называемый Танжерский кризис.

Ранее, на международной конференции в Альхесирасе Франция и Испания получили право, применяя все необходимые средства, прекратить беспорядки, которые могли иметь место в Марокко. Вместе с тем, Великобритания, Италия и та же Испания негласно признали легитимность французского протектората над этой территорией (в то время она именовалась Марокканский султанат).

Ранним утром 30 ноября, приняв на борт батальон морской пехоты из Лорьяна, в поход вышли Suffren, Charlemagne и Saint Louis. Позже к ним присоединился транспорт «Нин», на котором первоначально планировалось перевезти войска, однако в итоге перевезли 235 кавалеристов с лошадьми. Корабль взяли курс к берегам Испании. Прибыв в Кадис, Тушар в сопровождении адъютанта, капитана 2 ранга Хелмана отправился в Мадрид на прием к королю. Результаты аудиенции оказались самыми благоприятными. Испанцы не стали вмешиваться, и корабли Тушара без единого выстрела обеспечили порядок в Танжере.

1907 год

2 февраля броненосец был поставлен в док № 3 в бассейне Миссьесси. При осмотре обнаружилось, что оба киля для постановки в док имели сильные повреждения на протяжении примерно 6 метров каждый. 12 марта Suffren все еще оставался там. Рядом, в доке № 2, стояла Iéna. В 13:45 на ней загрохотали взрывы и начался пожар. Командир Suffren капитан 1 ранга Лёкуртуа немедленно объявил пожарную тревогу, и экипаж занял свои места. Возникшие на корабле небольшие очаги возгорания были легко потушены. Сам броненосец счастливо избежал повреждений, но был срочно выведен из дока и вышел в море для проведения учений, которые состоялись 21-23 марта. Кампания 1907 года прошла для него в обычных учебных плаваниях. 1 ноября вместо Лёкуртуа командиром был назначен капитан 1 ранга Прат В своем рапорте о состоянии вверенного ему корабля он отметил многое из того, на что обращали внимания прежние командиры, в частности: «В кормовой части на главной палубе и на 1-й палубе-платформе вентиляция недостаточна. Температура в отсеке динамо-машин на сегодняшний день по-прежнему очень высокая. Особенно высока она в его задней части, где вентиляция практически не ощущается». Погибший командир Iéna Адигар также указывал на недопустимо высокую температуру в отсеке динамо-машин своего корабля. И, как известно, первый взрыв на вверенном ему броненосце произошел в артиллерийском погребе, непосредственно примыкавшем к этому отсеку.

1908 год

В течение первого квартала на крыше штурманской рубки Suffren установили оптический дальномер Барра и Струда с базой 2 м.

28 апреля 1-я и 2-я дивизии отрабатывали маневрирование в соответствии с новой тактикой применения броненосных эскадр. Далее, до конца октября, Suffren в составе эскадры, базируясь на Гольф-Жуан, должен был бы совершать учебные походы в Салан и в Ла Бадэн.

Однако, 13 августа, при выполнении стрельбы у Гольф-Жуана, на корабле произошла поломка левого гребного вала. При этом винт сорвало с вала, и он затонул на глубине 25 метров. Для его подъема были задействованы корабельные водолазы. Броненосец под двумя машинами вернулся в Тулон и был поставлен в док № 3 в Миссьесси, из которого только что вывели Charles Martel. Сломанный вал демонтировали и на заводе в Индрэ заказали новый, но в целях скорейшего ввода корабля в строй было принято решение установить на него гребной вал с Iéna. Работы были произведены настолько качественно, что корабельные механики обратились с просьбой оставить его в качестве постоянного, а новый вал, по их мнению, следовало оставить в качестве запасного, для возможной замены правого вала. В морском министерстве в Париже просьбу отклонили и потребовали установить на место новый вал. После его установки корабль прошел проверочные испытания, которые оказались успешными.

До конца года Suffren продолжил учебные походы с другими кораблями эскадры без каких-либо достойных примечания событий.

1909 год

3 января в командование Suffren вступил капитан 1 ранга Рамей ду Сьюни. В этот период сильно поменялся состав броненосных эскадр. Так, 1-я и 2-я дивизии 1-й эскадры теперь составили новые броненосцы типа République и типа Liberté водоизмещением 15 000 т, а 2-я эскадра включала в себя броненосцы 3-й (Bouvet (флаг контр-адмирала Мартэна Дарбеля), Suffren, Jauréguiberry) и 4-й (Saint Louis (флаг контр-адмирала Шошпра), Gaulois и Charlemagne) дивизий. Имелась также эскадра легких сил в составе броненосных крейсеров Jules Ferry (флаг контр-адмирала Кранца), Victor Hugo, Jules Michelet и Condé.

Все эти силы 26 января 1909 г. вышли из Тулона на учения. 28 января 2-я эскадра сделала остановку в Бреганкон, 29-го пришла в Вилльфранш, а 2 февраля бросила якорь в Сан-Тропе. Она вновь зашла в Вилльфранш 5 февраля и 12-го вернулась в Тулон.

29 марта Suffren принял участие в учебной буксировке Jauréguiberry. Как отмечалось в отчете, «буксировка проводилась при легком бризе с веста», установленные на броненосце стопоры Мойссенэ показали себя с хорошей стороны и позволяли использовать буксировочные тросы длиной 175 и 210 м.

26 апреля в Тулоне состоялся военно-морской парад, на котором присутствовали президент Франции Фалерэ и председатель парламента Клемансо. В параде приняли участие броненосцы 1-й (Patrie, République и Démocratie) и 3-й (Bouvet, Suffren и Jauréguiberry) дивизий, а также гости - четыре итальянских корабля и один испанский. На следующий день французские корабли вышли в море на учения. Они посетили Ниццу, а затем Вилльфранш.

В октябре Suffren принял участие в обстреле корабля-цели - бывшего броненосца Iéna.

Французы в то время стремились как можно скорее создать однородные броненосные силы. Однако, в силу некоторых причин, вступление в строй новейших 15 000-тонных броненосцев задерживалось. Поэтому, видимо, чтобы хоть как-то компенсировать их недостаток, в 1-ю эскадру 5 октября был переведен Suffren! 16 ноября он и новый броненосец Patrie выполнили учебную стрельбу по бывшему броненосцу береговой обороны Fulminant. 3 декабря Patrie встал на ремонт, и командующий эскадрой вице-адмирал Жонкэра поднял свой флаг на Suffren.

1910 год

17 января корабли 1-й (Patrie, Suffren и Démocratie) и 2-й (Justice, Verité и броненосный крейсер Jules Michelet) дивизий вышли к Сан-Тропе. Вновь наступила пора учений. 3 марта по эскадре был передан приказ о проведении с 09:30 до 11:00 учений по борьбе с пожарами. В них приняли участие Patrie, Suffren, Justice, Verité и République.

В конце марта на Suffren в отсеке динамо-машин производились работы с применением кислородно-ацетиленового резака. Как всегда, по случайному стечению обстоятельств, искры попали на промасленные тряпки, которые тут же загорелись. Энергичными действиями начавшийся было пожар был немедленно потушен. Однако, следует помнить о том, что к отсеку динамо-машин примыкал артиллерийский погреб, а память о трагедии на Iéna еще не стерлась. Поэтому вполне можно понять чувства, охватившие, видимо, тогда экипаж броненосца.

3 июня командиром корабля стал капитан 1 ранга Жерар де Барсери.

3 ноября, при выполнении учебного плавания у берегов Прованса, на броненосце внезапно почувствовали сильную вибрацию. Как оказалось, причиной ее послужил отрыв правого винта от гребного вала. К счастью, вахтенный механик своевременно отключил подачу пара в машину, поэтому все закончилось лишь потерей винта, который затонул на большой глубине. Броненосец, как и в первый раз, вернулся в арсенал на двух машинах. На сей раз ему пришлось пробыть в ремонте более долгий срок, так как для него не нашлось сразу подходящего винта. Подойти мог один из винтов с Iéna, но, как на грех, их незадолго до этого продали. Справедливости ради, надо отметить, что потерянный винт имел четыре лопасти, а все винты Iéna были трехлопастными. В итоге пришлось дожидаться, пока в Индрэ изготовят новый винт. Как следствие, броненосец был выведен из строя более чем на три месяца.

При нахождении корабля в арсенале корабельным механикам приходилось весьма тщательно следить за котлами - по причине плохого перемешивания газов их приходилось неоднократно выводить из работы. Повышенное внимание объяснялось частыми отключениями и последующими розжигами и запусками котлов на непродолжительное время в работу. Это, как правило, приводило к неполному сгоранию топлива, что влекло за собой чрезмерное окисление конструкций котлов, неприемлемые напряжения и прочие «радости». На Suffren, в дополнение ко всему прочему, возникла необходимость в укреплении дымоходов кормовой группы котлов.

1911 год

1 февраля командиром корабля назначили каперанга Мерсье де Лостанда, и тогда же Suffren вошел в состав эскадры вместо Verité. 14 февраля произошла трагедия: порвавшейся якорной цепью левого якоря до смерти зашибло трех моряков.

16 апреля на эскадру прибыли президент Франции Фалере, морской министр Делкассе и господин Дюмон. Их целью было посещение Бизерты. После того, как они разместились на Verité, эскадра в составе вышеупомянутого Verité, Patrie, Démocratie, Justice, Liberté и Suffren, броненосного крейсера Ernest Renan и эсминцев Chasseur, Cavalier, Fantassin, Tirailleur и Voltigeur вышла в море. 22-го числа флот пришел в Сфакс, затем посетил Сус и Ла-Голетту и 26 апреля прибыл в Бизерту. Возвращение в Тулон состоялось 29 апреля. Президент остался доволен походом и распорядился выдать экипажам двойной рацион и отменить все наложенные за это время взыскания.

23 мая Verité и Suffren присоединились к эскадре, стоявшей в Бастии. За этим последовала череда посещений приморских городов. Корабли заходили в Палермо, Сиракузы, Бизерту, Бон, Филиппвилль, Бужи, Алжир, и вернулись в Тулон только 24 июня. С 4 по 12 июля состоялось несколько выходов в море с посещением Салана и Сан-Тропе.

4 сентября в Тулоне состоялся очередной военно-морской парад. Президент Франции находился на борту броненосца Masséna. Возглавлял парадный строй броненосный крейсер Jules Ferry, находившийся у м. Брун. Далее следовали броненосцы 1-й дивизии Voltaire (флаг вице-адмирала Буэ де Лаперера), Condorcet, Danton, Mirabeau (флаг контр-адмирала Гошэ), Diderot, Suffren, броненосцы 2-й дивизии Patrie (флаг вице-адмирала Бэлю), République, Démocratie, Justice (флаг контр-адмирала Гошара), Liberté и Verité, далее находилась броненосцы 3-й дивизии Saint Louis (флаг вице-адмирала Обэра), Gaulois, Charlemagne, Charles Martel (флаг контр-адмирала Адама), Jauréguiberry, [Navy:Carnot (1894)|Carnot]] и Bouvet, затем следовала дивизия легких сил в составе броненосных крейсеров Léon Gambetta (флаг контр-адмирала Дартига де Фурне), Edgar Quinet, Ernest Renan, Jules Michelet (флаг контр-адмирала Николя), Waldeck-Rousseau, Gloire (флаг контр-адмирала Фавэре), Marseillaise и Amiral Aube и замыкали строй контрминоносцы 1-й, 2-й, 3-й и 4-й флотилий.

11 сентября Морская армия (так стали французы именовать свои главные военно-морские силы находящиеся на Средиземном море) вышла в море на маневры, которые прошли в районе Марселя и Гольф-Жуана. Корабли возвратились в Тулон 16 сентября.

В этом году были проведены учебные буксировки броненосцев броненосцами. В них приняли участие Suffren, Justice и Démocratie. Результаты учений были признаны положительными, правда, на заводку буксирного троса на борт уходило более полутора часов.

На фоне напряженной учебы сил флота вновь произошла трагедия. 25 сентября на рейде Тулона от внутренних взрывов погиб броненосец Liberté. На его место во 2-ю дивизию переводится Suffren.

23 октября Patrie, Verité, Justice и Jules Michelet выходили в море к Гольф-Жуану. Циркуляром морского министра от 31 октября Suffren вновь переводится в другую дивизию - 1-ю, поменявшись местами с Démocratie.

C 14 по 16 ноября корабли парами (Justice-Suffren и Verité-Démocratie) выполняли ночные стрельбы и совместное маневрирование.

В декабре Suffren посетил Салан, Лаванду и Поркэролл.

1912 год

2 октября Patrie, République, Démocratie и Suffren (капитан 1 ранга Маттез) в сопровождении 5-й флотилии эсминцев посетили Бизерту. Покинув ее несколькими днями позже, они 16 октября совершили короткий заход в Аяччо и 18-го числа того же месяца стали на якорь в Гольф-Жуан.

4 ноября в районе о. Корсика состоялись очередные общефлотские маневры. Броненосцам Suffren и Démocratie выпало принять участие в отработке приемов получения припасов с транспорта «Маргерит».

1913 год

16 января Suffren посетил Лаванду, затем совершил заходы в Гольф-Жуан и Сан-Рафаэль. С 6 по 9 февраля броненосец проходил курс подготовки одиночного корабля под командованием капитана 1 ранга Маттеза. В марте на нем проводились учения по борьбе с пожарами.

15 ноября в командование броненосцем вступил капитан 1 ранга Боссан. В своем рапорте он так отозвался о маневренных качествах корабля: Suffren является кораблем, которым легко управлять. При работе всех трех машин на передний ход им управлять легко, при работе только центральной машины на переднем ходу, при 60-70 оборотах, управление им столь же легкое. При легком ветре с раковины или с траверза корабль становится несколько «жестким». К степени волнения моря мало чувствителен. При остановленных машинах руля практически не слушает. Плохо слушает руля при работе одних только бортовых машин. Положение выправляется, когда работает центральная машина.

Разворот на месте возможен, если центральной машине задать 60 оборотов, бортовым - по 50 оборотов (одна работает на передний ход, вторая - на задний) и отклонить руль на 15° в сторону машины, работающей на задний ход.

Очень устойчив на курсе, при условии, что все три машины работают на передний ход. Руль отклоняется легко. Переход с одного сервомотора на другой происходит очень быстро».

1914 год

1 апреля на Suffren поднял флаг контр-адмирал Гепратт, и корабль вновь был переведен во 2-ю эскадру. В тот же день в командование кораблем вступил каперанг Демаргэрье.

28 мая в очередном походе произошло столкновение Suffren и Démocratie. Как обычно, все случилось неожиданно: Suffren шел в составе 2-й эскадры, как вдруг у него резкое упала скорость. Корабль покатился влево и нанес скользящий удар в правый борт Démocratie. В результате Suffren получил пробоину в носовой части размером 1,5×1 м, а его левый якорь и якорный клюз были сорваны со своих мест. Démocratie отделался вмятиной 3 м длиной и 2 м высотой. Полученные повреждения заставили командира Suffren Демаргэрье зайти в Аяччо для временного их исправления, после чего броненосец вернулся в Тулон и стал в ремонт. В мае-июне все башенные орудия на корабле снабдили цепными досылателями, что позволило вдвое сократить время заряжания.

В ходе больших общефлотских маневров броненосец, в составе своего соединения, посетил Аяччо (находился там с 16 по 19 июня), Бизерту (с 20 по 26 июня) и Пор-ла-Нувель (29 июня). 30 июня Suffren, Bouvet, Saint Louis и Charlemagne вернулись в Тулон.

Несмотря на возраст, броненосец продолжал службу во 2-й дивизии 2-й эскадры. Но еще в 1912 году командир Suffren Мерсье де Лостендэ в своем итоговом отчете со всей определенностью написал:

« До появления броненосцев типа «Патри» и типа «Жюстис», «Сюффрен» являлся хорошим боевым кораблем. В настоящее время устаревающими уже можно считать броненосцы типа «Дантон». И они потеряют его [боевое значение. - Р.В.] со вступлением в строй дредноутов типа «Жан Бар». »

Лостендэ был уверен, что его корабль не сможет тягаться с новыми дредноутами. Однако в годы войны морально устаревший броненосец оказался весьма ценным кораблем для выполнения ряда задач.

Участие в Первой мировой войне

Объявление войны застало броненосец в Мерс-эль-Кебире. 6 августа корабль вышел в Тулон, куда и прибыл спустя два дня.

Основной задачей командования морскими силами на Средиземном море являлось обеспечение скорейшего прибытия во Францию африканских войск (19-й армейский корпус, оккупационная дивизия в Тунисе и полки, размещавшиеся в Марокко - всего 30 000 чел.). Suffren сопровождал транспорты с войсками и в период с 9 августа по 22 сентября неоднократно совершал переходы из Тулона в Бизерту, Алжир, Расид, Ла-Голетту и Келибию. В этот период, во время нахождения корабля в арсенале Тулона, на нем, для улучшения обзора из боевой рубки, были укорочены крылья носового мостика, на котором установили три оптических дальномера Барра и Струда на тележках (на снимках того времени один из дальномеров виден на крыше штурманской рубки). Для осмотра состояния шаров и их направляющих пришлось приподнимать носовую башню главного калибра.

После окончания перевозки основной массы войск, той части флота, которая была задействована на обеспечении охраны войсковых транспортов, предстояло обеспечивать прекращение контрабандных перевозок между побережьем Туниса и Сицилией. Однако командующий Резервной эскадрой контр-адмирал Гепратт считал, что подобная роль мало подходила для его соединения. Он обратился к командующему французским флотом на Средиземном море вице-адмиралу Лапейре с просьбой поставить его кораблям более адекватную задачу. 23 сентября на обращение последовал следующий ответ:

« Надлежит оставить для обеспечения безопасности коммуникационной линии от м. Бон «Галуа», «Буве» и «Шарлемань», а самим с «Суффрен», «Сен-Луи» и «Кассини» отправиться в Порт-Саид для обеспечения перевозок британских войск из Индии. »

Однако, не прошло и суток, как на Резервной эскадре была получено еще одно послание от командующего флотом: {{цитата|автор=|Командующий флотом адмиралу на борту «Сюффрен»: «Сен-Луи» и «Кассини» продолжать идти в Порт-Саид. Вам на «Сюффрен» надлежит 26 сентября прибыть на Тенедос и приступить к выполнению последующих задач совместно с британскими морскими силами под началом вице-адмирала Гамильтона Сэквилля Кардена. В ваше распоряжение также поступает «Веритэ», рандеву c которым состоится там же».

Оба эти корабля с 26 сентября уже стояли на якоре у северной оконечности о. Тенедос.

29-го числа они прибыли в защищенную бухту Пор-Сиги на о. Митилен, который расположен в 60 милях от Дарданелл. С британских кораблей на Suffren прибыли лейтенант Бриджмен и трое сигнальщиков, чтобы обеспечить связь с Карденом. Французские корабли выполнили несколько совместных учебных плаваний с британским соединением. К тому времени под командованием Кардена находились два линейных крейсера, один броненосный крейсер и один легкий, а также несколько небольших боевых кораблей. Между союзниками наладились прекрасные взаимоотношения. Так, когда у Тенедоса французы потеряли якорь и две смычки якорной цепи по 40 метров, британцы предоставили своего водолаза с HMS Indefatigable.

29 сентября адмиралу был передан меморандум о возможном выходе из Пролива турецкого флота. Этим же документом морским силам союзников в этом районе предписывалось воспрепятствовать выходу силой оружия. По решению флагманов - Кардена и Гепратта - британским линейным крейсерам надлежало противостоять SMS Goeben (c 16.08.1914 - турецкий Yavûz Sultân Selîm), а Suffren и Verité (капитан 1 ранга Фато) - взять на себя броненосцы Hayreddin Barbarossa и Turgut Reis. В случае, если HMS Defence находился бы слишком далеко, чтобы вести огонь по бывшему немецкому крейсеру SMS Breslau (c 16.08.1914 - турецкий Midilli, ему следовало присоединиться к французам и помочь им своей артиллерией.

С 1 ноября Антанта и Турция стали считаться в состоянии войны друг с другом. Лондон сразу же потребовал провести демонстрацию силы против укреплений на входе в Дарданеллы, а заодно проверить их мощь. В соответствии с разработанным ранее планом, 3 ноября Suffren (под флагом адмирала) и Verité совместно с двумя линейными крейсерами Кардена вышли на обстрел турецких укреплений. Идя кильватерной колонной на скорости 15 уз, французские броненосцы с расстояния 12-13 тысяч метров выпустили по фортам Кум-Кале и батарее Оркание 30 305-мм (Suffren) и 25 194-мм (Verité) снарядов. По результатам стрельбы союзники распространили информацию, что они уничтожили одно 240-мм орудие и 55 человек, включая 5 офицеров. Но более важным стало уяснение того факта, что с наскока укреплений пролива не преодолеть, поскольку турки с помощью немцев успели основательно их усилить.

После того, как 16 ноября к Тенедосу прибыл Gaulois (капитан 1 ранга Бьяр), Гепратт перенес на него свой флаг, а Suffren ушел через Мальту (прибыл 20 ноября) на докование в Тулон, куда пришел 23 ноября.

За время нахождения броненосца в Тулоне в боевой рубке установили датчики Жэрминэ, обеспечивавшие «централизацию» управления огнем. Особые датчики были также установлены в центральном посту, что позволило управлять огнем 305-мм орудий независимо от 164-мм. Полностью были проведены ревизия и восстановление всей системы передачи данных для 100-мм пушек. В декабре на 305-мм орудия были установлены прицелы, обеспечивавшие наводку при стрельбе полу-бронебойными снарядами на дальность 14 500 м, а чугунными - на 13 000 м. Для 164-мм орудий произвели аналогичные улучшения, что позволило им вести огонь полубронебойными снарядами на 10 700 м, чугунными - на 11 300 м. Были заменены обе дымовые трубы с кожухами; в две ветви системы сжатого воздуха врезали клапаны; в постах разворота башен разместили дополнительные баллоны со сжатым воздухом. Тогда же дошла очередь до кормовой башни главного калибра, которую приподняли для осмотра дорожек качения и роликов.

После приемных испытаний броненосец 1 января 1915 г. вышел в море, 4-го прибыл на Мальту, 6-го достиг Наварина и 9-го вошел в бухту Требуки на юге острова Скирос. 16 января он произвел в море проверочные стрельбы.

На эскадре у Дарданелл также происходили изменения. 18 декабря в Тулон через Мальту ушел Verité. 21-го для замены некоторых орудий эскадру оставил HMS Indefatigable, вместо него прибыл HMS Inflexible. В соответствии с принятым планом, в воды у Тенедоса прибывали все новые корабли.

На 19 февраля был запланирован новый обстрел дарданелльских укреплений. В составе сил, предназначенных для этого числился и Suffren. Он возглавлял 4-ю дивизию адмирала Гепратта, в состав которого также входили все три броненосца типа Charlemagne, Bouvet и крейсер «Аскольд».

Suffren осуществлял перекидную стрельбу с расстояния 10 000 м по укреплениям Кум-Кале. Находившиеся на мостике броненосца офицеры стали свидетелями уничтожения трех орудий крупного калибра. Позже корабль оказал помощь британским линкорам, подвергшимся внезапному обстрелу из Эртогула и Сед-уль-Бахра. Броненосец отлично положил несколько анфиладных залпов, чем привел турок к молчанию. На имя Гепратта поступило множество благодарностей, а британцы дали ему прозвище «Пожиратель огня».

На следующий день Карден решил продолжить обстрел силами, включавшими линкор HMS Queen Elizabeth, линейный крейсер HMS Inflexible, броненосцы HMS Irresistible, HMS Agamemnon, HMS Vengeance, HMS Cornwallis, Suffren, Gaulois, Bouvet и Charlemagne. Однако плохая погода заставила перенести его на 25 февраля. В назначенный день два броненосца-«зачинщика» должны были вскрыть расположение батарей, а броненосцы «прикрытия» должны были держаться на достаточном расстоянии. «Зачинщиками» выступили HMS Vengeance и HMS Cornwallis, чья стрельба была весьма хорошо организована, и которые сблизились на дистанцию 2500 м. Suffren и Charlemagne со всей ответственностью выполняли возложенные на них функции. И вновь анфиладные залпы Suffren ложились отлично. Адмирал выразил удовольствие артиллерийскому офицеру Д. Борегару. Для окончательного приведения к молчанию вражеских батарей ими занялись HMS Triumph и HMS Albion. Стоявшие на якоре HMS Agamemnon и Gaulois оказались в менее выгодном положении и получили попадания снарядов противника. Тем не менее, возможность работы тральщиков была обеспечена, и они приступили к тралению входа в пролив под прикрытием броненосцев и эсминцев.

1 марта флот произвел разведку в заливе Сарос. На следующий день Suffren бомбардировал форт Султание, а Gaulois - форт Наполеон, которые получили повреждения от их 305-мм снарядов. 6 и 7 марта береговые укрепления были вновь подвергнуты обстрелу. От ответного огня Suffren и Gaulois получили незначительные повреждения. В последующие дни проводилось траление силами тральщиков французского флота. В четверг 11-го и субботу 13-го обстрелу был подвергнут форт Булаир.

16 марта в отставку подал адмирал Карден. Ранее он уже выражал несогласие с проектами Черчилля, который хотел достичь победы в Дарданеллах только силами флота. Решающая фаза боевых действий должна была начаться 17 марта. Нетерпеливый Черчилль в своей телеграмме настаивал на скорейшем завершении операции, несмотря на потери в малых судах и людях.

Во главе союзного флота стал вицеадмирал де Робек. Решающую атаку отложили на 18 марта. Силам адмирала Гепратта выпало действовать для окон чательного подавления сильных укреплений, предварительно обстрелянных кораблями 1-й эскадры.

18 марта в 09:00 французские силы, состоявшие из броненосцев Suffren, Bouvet, Charlemagne и Gaulois, снялись с якоря у о. Тенедос.

В 12:20 адмирал Гепратт получил приказ выдвинуться вперед, чтобы начать разрушение фортов с более близкого расстояния. Он вошел в пролив в строю двух колонн. Charlemagne и Gaulois продвигались вдоль европейского берега, Suffren и Bouvet - ближе к азиатскому под прикрытием эсминцев, стреляя прямой наводкой по Чанакской группе и Килид-Бахру. Вскоре корабли попали под огонь неприятельских батарей разных калибров и получили многочисленные повреждения. В 14:30 было принято решение отойти назад. К этому времени неповрежденным оставался лишь Charlemagne. Gaulois наткнулся на мину и отошел к Тенедосу; Bouvet погиб; Suffren получил 14 попаданий снарядами разных калибров.

Один из них попал в каземат № 10, убил 12 человек и вызвал пожар. От огня также пострадала башня № 8, но в ней обошлось без особых повреждений техники. По приказу лейтенанта Жируэна расчет покинул башню, но загоревшиеся заряды упали в погреб, однако унтер-офицер Ланнузель, по приказу капитана 2 ранга Дюпти-Туара, хладнокровно затопил отсек. В результате броненосец получил крен 3°, который, впрочем, был выровнен путем контрзатопления соответствующего отсека противоположного борта.

Во это время в котельное отделение № 3 через приточную вентиляцию попали пороховые газы. Инженер-механик Брунэ приказал перекрыть подачу воздуха. Температура в кочегарке поднялась до такой степени, что несколько человек не выдержали и потеряли сознание, но на их место тут же встали другие. В это время над ними все еще продолжался пожар в каземате. Тем не менее, никто не покинул свой пост. Во время недолгого затишья адмирал Гепратт в сопровождении капитана 2 ранга Дюпти-Туара подошел к погибшим в каземате и отдал им последние почести.

Один 305-мм снаряд попал в кормовую башню главного калибра, которая, тем не менее, продолжила вести огонь. Еще один снаряд пробил рубку для хранения карт, а один из последних - разорвался рядом с форштевнем с левого борта. Фонтан брызг настиг начальника штаба эскадры капитана 2 ранга дю Плесси, который сердито прокричал: «Адмирал, да здесь сырее, чем в Бресте». Рулевой, услышав эти слова, расхохотался. Это, видимо, стало первым случаем, когда веселье нашло выход без получения на то соответствующего приказа от начштаба.

Выгорание зарядов, как было сказано выше, потребовало затопления отсека D. При этом вода попала в район поворотного основания носовой башни главного калибра. Для откачивания задействовали насос Тириона в 1500 т, установленный в машинном отделении, который подсоединили к системе осушения.

Все это происходило в то время, когда погибал броненосец Bouvet. При подходе Suffren к гибнущему собрату, в районе 274-мм башни Bouvet произошел взрыв, после которого тот затонул. Поврежденный Gaulois самостоятельно дошел до мелководья неподалеку от Дрепано, где в 17:47 приткнулся носом к мели, чтобы не затонуть и иметь возможность произвести предварительную заделку пробоины. Для обеспечения безопасности его стоянки со стороны анатолийского берега его прикрывал Charlemagne. Suffren встал на якорь южнее Мавро.

19 марта состоялись похороны погибших в бою, после чего Suffren ушел на Тенедос. В тот же день Гепратт направил телеграмму на имя командующего Морской армией и морского министра. В ней он сообщал, что на Gaulois идет борьба за предотвращение поступления воды через пробоину, и что он рассчитывает на то, что все закончится благополучно. Также было упомянуто о надвигавшемся на них с юга шторме и что он (шторм), тем не менее, не будет представлять угрозы для броненосца, поскольку тот стоял у о. Дрепано. В отношении Suffren было сообщено, что на нем также идет устранение полученных в бою повреждений. После подготовки обоих кораблей к переходу адмирал планировал отправить их на ремонт на Мальту или в Тулон, а после завершения ремонта просил вернуть их под его командование к Дарданеллам. На время же их отсутствия командующий поднял свой флаг на Charlemagne, который в бою не пострадал. Для поддержания «чести флага» он просил прислать к нему броненосцы Saint Louis или Jauréguiberry, которые просил оставить до возвращения из ремонта поврежденных кораблей.

25-го числа в 10:00, как и планировал Гепратт, Gaulois, в сопровождении Suffren пошел на Мальту. Скорость держали 8 узлов. Утром 27 марта корабли прошли пролив Элафос, разделявший о. Китира и Пелопеннес. Незадолго до этого, у м. Малее, корабли Морской армии устроили броненосцам торжественную встречу. В строю двух колонн они расположились по обе стороны от Suffren и Gaulois, оркестры играли «Марсельезу», а команды приветствовали своих боевых товарищей. Вечером поднялась сильная зыбь, которая ослабила временную заделку пробоины на Gaulois. В 02:30 ситуация стала настолько серьезной, что ход пришлось уменьшить до 4 узлов. До Наваринской бухты оставалось еще 40 миль. Погода тем временем продолжала ухудшаться, вместе с ней ухудшалась ситуация на Gaulois - она была еще хуже, чем 18 марта. В 04:00 к броненосцам, с целью оказать помощь, присоединились броненосный крейсер Jules Ferry, эсминцы [Navy:Bouclier (1911)|Bouclier]], Fantassin и Cavalier. Но, все обошлось, и в 08:00 Gaulois бросил якорь в мелководной Наваринской бухте, Suffren же продолжил свой путь на Мальту, куда прибыл 30 марта. 3 апреля он пришел в Тулон и стал в арсенале на ремонт.

После проведения дефектации оказалось, что потребуется полностью восстанавливать башню № 6 и каземат № 10. Также требовалось улучшить герметичность амбразур носовой 305-мм башни путем установки гибких уплотнений (что-то типа брюканца), а на кормовой -парусиновых чехлов. Два 100-мм орудия, установленные на среднем ярусе носового мостика, необходимо было перенести на нижний ярус, чтобы улучшить обзор из боевой рубки, а на их место установить прожекторы. С целью уменьшения риска пожаров в погребах все конечные выходы колодцев подачи боезапаса следовало обшить металлическими листами. Должен был быть заменен комплект кабелей управления и проведена полная ревизия машинных телеграфов и рулевого управления. Следовало подвергнуть испытаниям по 2-й категории котлы и трубопроводы, заделать сквозную пробоину в носовой трубе на уровне верхней палубы, мешавшую работе котла № 2, а также пробоину в носовой части по левому борту.

После выполнения работ, 4 мая броненосец вышел из Тулона для проведения испытаний. 11 мая он стал у причала в Бизерте; 13-го прибыл к м. Хеллес, а 17-го стал на якорь в Кефало. Весь путь был проделан с закрытыми водонепроницаемыми дверями. Часто корабль шел зигзагом. Присутствие подлодок противника принималось всерьез, и на рассвете 14 мая вахтенный офицер доложил, что справа по носу в 1500 м он наблюдал погружавшуюся лодку.

Тем временем, 24 апреля на Галлиполийский полуостров был высажен экспедиционный корпус, и боевые корабли стали использоваться для его огневой поддержки. Броненосцу однажды пришлось ночью стоять на якоре в районе м. Хеллес и обеспечивать прохождение судов.

20 мая Suffren вышел для осуществления наблюдения за выходом из пролива. После полуночи наблюдателями был замечен неясный контур корабля. Вахтенный начальник приказал оповестить наблюдателей правого борта, но ждал, прежде чем испросить разрешение на открытие огня. Семью днями ранее в этом районе турецкий миноносец под командованием немецкого офицера потопил британский броненосец HMS Goliath. Две попавшие в него торпеды привели также к большим потерям среди экипажа. К счастью, на сей раз неясный контур материализовался в британский дрифтер, который прибыл лишь за день до этого и не знал сигналов.

21 мая Демаргэрье провел первый обстрел батарей Ин-Тепе. 30 мая обстрел был повторен. Всего было произведено 154 выстрела.

Между обстрелами следовали длительные перерывы. В это время силами экипажа производились работы по техническому обслуживанию систем и механизмов корабля и выполнялись различного рода улучшения. Так, с мая по июнь смонтировали клапаны Жермена и предохранители в электросистеме с целью предотвращения полного выхода ее из строя от короткого замыкания. Кроме того, на каждом шпиле была предусмотрена установка вымбовок, что позволило вдвое сократить время работы двигателя при подъеме якоря. Броненосец также получил на вооружение четыре глубинные бомбы Жиро.

21 мая в Мудрос прибыл броненосец Patrie. С 24 по 26 мая он и Suffren патрулировали Эгейское море. На тот период французская эскадра у Дарданелл была представлена 3-й дивизией в составе эскадренных броненосцев Patrie, Suffren, Saint Louis, Charlemagne, Jauréguiberry (вскоре заменен на Gaulois) и броненосца Henri IV. В период с 15 по 30 июня корабли про изводили обстрелы фортов Аши-Баба, правда без существенных результатов.

В июле, наконец, было достигнуто взаимодействие флота и авиации в сфере корректировки артиллерийского огня в том виде, который станет основным на последующие годы. Данные с самолета-корректировщика по радио передавались на корабль, а затем по системе Жерминэ поступали в центральный пост и боевую рубку.

29 октября вице-адмирал Гепратт вновь поднял свой флаг на Suffren. Он был приверженцем морских традиций, запомнился своей неиссякаемой энергией и при Дарданеллах проявил мужество и самоотречение. Впоследствии на корабле поднял свой флаг контр-адмирал Жорес. 28 декабря под его командованием был произведен обстрел батарей противника на азиатском побережье Турции. Но уже 31 декабря 1915 г. Suffren сделал свой последний выстрел по фортам в Анатолии в районе Дарданелл.

При возвращении к причалу у Кефало его таранил в носовую часть с левого борта британский угольщик «Сен-Освальд». Пароход после столкновения затонул. Спасти удалось 35 членов из состава его экипажа. Носовая часть броненосца получила значительные повреждения: был затоплен таранный отсек, верхняя часть надводного борта в носу разрушена, повреждены клюз левого борта, якорь, конструкции в носовой части, а также лазарет.

Кораблю вновь требовалось встать на ремонт на заводе. 2 января 1916 г. его отправили в Мудрос. Оттуда он 11 января отправился в Мессину, но прежде, 10-го числа, адмирал Жорес спустил свой флаг. В Мессину броненосец пришел спустя четыре дня, а уже 18 января вышел в Тулон, куда и прибыл 20-го. Демаргэрье в своем отчете так писал о своем корабле:

« Вступивший в строй 12 лет назад, спроектированный 16 лет назад, Suffren имеет недостатки, присущие броненосцам той эпохи.

Имея хорошее бронирование корпуса по ватерлинии (бронепояс), башен и казематов, а также боевой рубки, он обладает слабой защитой остальных надводных частей.

Несмотря на добротность сборки, корпус броненосца сильно пострадал от близких разрывов в воде вражеских снарядов.

Его и без того низкая проектная скорость еще более снизилась из-за условий эксплуатации и дефектов в котлах Niclausse, изначально неудачных и не имевших достаточной паропроизводительности даже после внесенных улучшений[5]. Данный недостаток испарительного оборудования влияет на дальность хода, особенно при использовании угля в качестве топлива, полный запас которого ограничен 1000 т. В общем случае даже на малых скоростях расход на милю составляет 500 кг.

Размещение артиллерии корабля, напротив, является очень удачным, хотя при этом приходится жертвовать временем при наводке, что было столь модным во времена его постройки. Его 4 30-см и 10 16-см орудиями легко управлять вручную, и они могут стрелять столь же быстро, как и орудия броненосцев типа République и типа Liberté. После начала войны механизмы и органы управления были значительно улучшены и было множество возможностей продемонстрировать их на практике.

Корабль часто привлекался для стрельб по невидимым целям в пределах требований, предъявляемых к его артиллерии, с применением корректировки огня с самолетов. При этом всегда достигались отличные результаты, на зависть другим английским и французским броненосцам дарданелльской эскадры.

Одним словом, артиллерия является тем фактором, который придает кораблю, несмотря на его возраст, реальное боевое значение. И я убежден, что он может быть полезным для атак укреплений наряду с более современными и мощными кораблями.

»

Возможно последние строки этого отчета слишком оптимистичны, но они показательны с точки зрения проявления настойчивости командира сохранить корабль и его экипаж для дальнейшей боевой службы.

По прибытии в Тулон броненосец поставили в арсенал, чтобы как можно скорее провести ремонт, после чего планировалось направить его для несения вспомогательной службы.

В течение января с корабля сняли четыре 100-мм и 16 47-мм пушек, которые были предназначены для установки на мобилизованных судах. На борту остались четыре 47-мм пушки на марсе фок-мачты и, вдобавок к ним, в кормовой части установили две 47-мм противоаэропланные пушки. В феврале-апреле был произведен общий осмотр артиллерийской части.

Модернизировали систему управления башнями главного калибра. Все коммуникации были проложены внутри подачных труб. Также был проведен ремонт паровых котлов, которые к тому времени находились в эксплуатации уже 12 лет, очищены от накипи их трубки.

20 марта 1916 г. в командование Suffren официально вступил капитан 1 ранга Гэпэн. Бывший командир корабля Демаргэрье стал командовать морскими силами Руана и 15 января 1918 г. получил чин контр-адмирала.

Suffren оставил Тулон 27 мая и вернулся в Мудрос 12 июня. На своем пути он заходил в Бизерту (29-31 мая) и Салоники (4-11 июня). С 13 июня корабль числился во 2-й дивизии совместно с Charlemagne и Gaulois. В состав 1-й дивизии входили République, Patrie и Henri IV. Вскоре, в связи со вступлением в строй дредноутов типа Bretagne, произошли очередные изменения в организации флота, и во 2-ю дивизию были перечислены République и Patrie, а Charlemagne и Henri IV - выведены в резервную.

В то время король Греции Константин, женатый на дочери германского императора Фридриха III, находился под сильным влиянием своей жены и не решался взяться за оружие против кайзера. Чтобы сохранить некоторое влияние на эту страну и следить за состоянием дел в Македонии, в Салоники были отправлены корабли 3-й эскадры. В июне, после захвата форта Рупел германо-болгарскими войсками, союзники объявили в Салониках осадное положение. Командующий Морской армией приказал высадиться на греческие корабли и готовиться к демонстрации силы против Афин. Броненосец Patrie было решено отправить на ремонт в Тулон. 9 июля контр-адмирал Абер перенес свой флаг на Suffren.

Политическая напряженность в отношениях между союзниками и греками по-прежнему сохранялась. Поэтому было принято решение сформировать соединение кораблей, предназначенное для «сдерживания ее роста». В состав этого соединения, названного «эскадрой А», вошли: с французской стороны - дредноут Provence, три крейсера, два дивизиона эсминцев; с британской - броненосец HMS Exmouth, два крейсера, один авианосец и шесть эсминцев. 3-я эскадра, в которую входил Suffren, утром 27 августа оставила Корфу, чтобы присоединиться в Майло к «эскадре А».

1 сентября собранный флот в 10:00 вышел в море и к 16:00 достиг Керацини. Suffren в это время (с 28 августа по 2 сентября) оставался в Майло. Поскольку военно-политическая ситуация в Греции продолжала оставаться неопределенной, 7 октября Patrie, Démocratie и Suffren перешли в залив Элейусис. Кораблям был отдан приказ: в случае необходимости атаковать греческие корабли. Patrie должен был стрелять по Lemnos (бывш. USS Idaho), Démocratie - по Kilkis (бывш. USS Mississippi), а Suffren - по крейсеру Elli. Но все обошлось, и корабли вернулись в Мийло.

Гибель

29 сентября 1916 г. Морское министерство запросило командующего Морской армией вице-адмирала Дарье на предмет необходимости проведения докования одного или нескольких кораблей. Suffren, по мнению командующего, следовало направить в один из северных портов. Он мотивировал это тем, что к лету вновь сможет иметь полный состав 3-й эскадры, поскольку ремонт будет проводиться в зимние месяцы. Поэтому броненосец было решено направить в Лорьян в ноябре. Объем работ включал ремонт котлов, дымовых труб, водонепроницаемых переборок и машин. Осуществить переход до Лорьяна броненосец должен был без эскорта, что, при наличии угрозы со стороны подводных лодок, вызвало у его командира вполне резонное беспокойство. Тем не менее, командующий эскадрой дал Гэпэну инструкции, в соответствии с которыми последнему разрешалось при совершении перехода заходить для пополнения запасов угля в Бизерту и Гибралтар. В последнем пункте командиру следовало получить последнюю информацию о действиях подводных лодок в Атлантическом океане и по минным полям. Запасы топлива позволяли кораблю идти, не слишком удаляясь от берегов Португалии и Испании, и командующий просил командира по прибытии в Лорьян составить отчет о количестве израсходованного за переход топлива. Именно на переходе Гибралтар-Лорьян броненосец вынужден был следовать без эскорта. Для этой цели не нашлось ни крейсеров, ни эсминцев. Возможно, объяснение этому следует искать в определенной уверенности в том, что на переходе в океане шанс встретиться с «у-ботом» был не очень большим.

Во исполнение приказа корабль 16 ноября покинул Саламин и, имея скорость 12 узлов, пошел на запад в сопровождении британского шлюпа «Лобелия». Тем временем, 17 ноября поступило известие о торпедировании парохода «Португаль» в районе Грасьоза и о нескольких других атаках подводных лодок в том районе. Далее крейсер Cassard донес, что в 9 милях к востоку от Ла Лузэт наблюдал субмарину. Прибыв 18 ноября в Бизерту, на броненосце узнали, что плавание в Бискайском заливе будет опасным. В Бизерте приняли на борт 700 т угля, после чего некоторой части экипажа разрешили увольнение на берег. Многие из тех, кто воспользовался этой возможностью, написали домой. Эти весточки дойдут до Франции уже после трагедии...

20 ноября корабль вышел в Гибралтар. Погода была отвратительной, и в штормовом море броненосцу не удавалось развить более 8-10 узлов. Во время перехода наблюдатели несколько раз поднимали тревогу из-за замеченных ими подозрительных объектов, которые на проверку оказывались оптическими иллюзиями.

В 9 утра 23-го крейсера Friant и Cosmao просигналили о прибытии броненосца в Гибралтар. Тогда же с одного из британских кораблей был сделан последний из известных снимков Suffren. На броненосец приняли лоцмана, и вскоре корабль стал на якорь в отведенном месте. Немедленно к нему подошли угольные баржи, и началась погрузка. Уже в 09:30 на борт прибыл с визитом вежливости командир Friant. В 10:10 с Cosmao поприветствовать Гэпэна прибыл лейтенант. В 16:20 Оран предупредил все находившиеся в гавани корабли о замеченной в точке 41°10’ с.ш., 9°50’ з.д. (41.1667° с. ш. 9.8333° з. д.) подводной лодке (это была SM U-22). Французским офицерам было известно, что в районе Азорские о-ва - Канарские о-ва -Гибралтар в то время действовали, по крайней мере, пять вражеских лодок.

23 ноября в 22:40 командующему Морской армией было отправлено сообщение о том, что корабль через три часа выйдет в Лорьян. В действительности, броненосец вышел в море лишь в 15:00 24-го.

Некоторые авторы утверждают, что до рассвета 26 ноября броненосец должен был сопровождаться крейсером Cosmao, однако в архивных записях, относящихся к последнему, имеется документ, в котором его командиру предписывалось по прибытии в Гибралтар принять на борт офицеров с Friant и Cerbere и 24 ноября отправиться в Касабланку, чтобы обеспечивать охрану гавани.

Содержание данного документа позволяет усомниться в том, что крейсер сопровождал броненосец до м. Сент-Винсент, как об этом часто говорится. В бортовом журнале крейсера Friant, помимо прочего, имеется запись точного отплытия Cosmao (07:00) и Suffren (15:05). После выхода Cosmao пришлось задержаться, чтобы осмотреть груз на подозрительном пароходе. Поэтому его командир решил дождаться прохода Suffren в районе видимости маяка Кадиса, но броненосца он так и не увидел. С этого момента сказать точно о том, как развивались события на Suffren, не имеется возможности. Можно лишь с большой долей уверенности сказать, что вплоть до атаки на броненосце все шло в штатном режиме, так как с него не поступало никаких сообщений. Что же произошло?

Утром 26 ноября к югу от о. Берлингоз крейсировала SM U-52. Ее командир капитан-лейтенант Ганс Вальтер написал в Журнале боевых действий, что в 08:30 слева по борту был обнаружен одиноко идущий на север двухтрубный броненосец типа Formidable (!). Лодка срочно погрузилась. Волнение примерно 5 баллов мешало управлению, но Вальтер сумел занять позицию для стрельбы в 500 м от броненосца. В 08:56 был произведен выстрел из торпедного аппарата № 2, и лодка немедленно нырнула на 20 м. Через 18 секунд подводники услышали взрыв. Вскоре последовал еще один, гораздо более мощный, от которого лодку сильно тряхнуло. Для прояснения обстановки, по словам Вальтера, через 7 минут он подвсплыл под перископ и осмотрел поверхность моря, но никаких следов броненосца, кроме рассеивающегося дыма, обнаружить не удалось. После всплытия и обследования района атаки, немцы обнаружили некоторые вещи с атакованного корабля. Сопоставив все факты, Вальтер заключил, что второй взрыв, скорее всего, был взрывом погребов, что и обусловило быструю гибель вражеского броненосца.

Таким образом, Suffren затонул практически мгновенно в 50 милях к северо-западу от Лиссабона, в точке с координатами 39°10’ с.ш., 10°48’ з.д. (39.1667° с. ш. 10.8000° з. д.), на глубине от 2400 до 3800 м. Число погибших в этой катастрофе моряков от источника к источнику разнится от 648 человек до 720.

Во Франции, в связи с неприбытием броненосца в Лорьян, поднялась тревога и были предприняты меры по выяснению его судьбы. Последовали запросы командующему Морской армией и в Гибралтар, а 2 декабря из Рошфора на поиски Suffren вышел авизо Antarès. В поисках следов броненосца или спасшихся с него авизо осмотрел район его предполагаемого нахождения в радиусе 100 миль. Ничего не обнаружив, Antarès 6-го числа вернулся в Рошфор для пополнения запасов угля.

Все, что было известно о Suffren на тот момент, было изложено в коммюнике Морского министра, где говорилось, что броненосец 24 ноября вышел из Гибралтара в Лорьян и до настоящего момента не прибыл в пункт назначения; организованные поиски не привели ни к каким результатам. 8 декабря командование флота объявило о гибели эскадренного броненосца Suffren со всем экипажем. Морское министерство приступило к выделению денежных сумм наиболее нуждавшимся семьям, чьи кормильцы пропали в море на броненосце.

Лишь в январе 1917 года английский журнал «Press Association War Special» опубликовал сведения, напечатанные ранее в одной из берлинских газет, которые гласили, что 26 ноября в 50 милях к северо-западу от Лиссабона одна из германских подводных лодок торпедой потопила вражеский боевой корабль. Этим кораблем и был Suffren.

24 апреля 1917 г. Морское министерство официально объявило о гибели с броненосцем 648 офицеров, старшин и матросов.

Командиры броненосца

Звание Ф.И.О. Период
капитан 1 ранга Пойдло с 10.10.1901
капитан 1 ранга Ле Пор с 14.09.1903
капитан 1 ранга Лёкуртуа с 03.10.1905
капитан 1 ранга Прат с 01.11.1907
капитан 1 ранга Рамей ду Сьюни с 03.01.1909
капитан 1 ранга Жирар ла Барсерье с 03.07.1910
капитан 1 ранга Мерсье де Лостендэ с 01.02.1911
капитан 1 ранга Молтез с 01.08.1912
капитан 1 ранга Лонксад с 18.03.1913
капитан 1 ранга Бюзон с 15.11.1913
капитан 1 ранга Демаргэрье с 01.04.1914
капитан 1 ранга Гэпэн с 20.03.1916

Соединения

Броненосец неоднократно переводился из одного соединения в другое. Ниже приводится его краткий «послужной список» в составе Морской армии, начиная с мая 1912 г.:

  • с 12 мая 1912 г. - 2-я дивизия 2-й эскадры;
  • с 18 марта 1913 г. - 1-я дивизия 3-й эскадры;
  • с 11 ноября 1913 г. по 1 апреля 1914 г. - Учебная дивизия;
  • с 1 апреля 1914 г. по 18 мая 1915 г. - 1-я дивизия 2-й эскадры[6];
  • с 18 мая 1915 г. по 1 апреля 1916 г. - 2-я дивизия эскадры, действовавшей у Дарданелл[7];
  • с 1 апреля 1916 г. по 23 мая 1916 г. - 1-я (позже 2-я) дивизия 3-й эскадры.

Корабли французского флота, носившие имя Suffren

Имя Сюффрена на протяжении более 200 лет носили три парусных линейных корабля, броненосный паровой фрегат, эскадренный броненосец, тяжелый крейсер, ракетный фрегат и ударная атомная подводная лодка.

Первый 74-пушечный линейный корабль Suffren строился по чертежам инженера Санэ в Бресте. Спущен на воду 31 мая 1791 г. Его экипаж принял участие в мятеже на эскадре адмирала Моран де Галле, после чего, в 1794 г., корабль переименован в Redoutable. Принял участие в Трафальгарской битве. C марса бизань-мачты этого линкора подстрелили адмирала Нельсона.

Второй 74-пушечный линейный корабль с именем Suffren был заложен в Лорьяне 7 августа 1801 г. и спущен на воду 17 сентября 1803 г. Входил в состав эскадры контр-адмирала Миссьесси, принял участие в кампании у Антильских о-вов, служил на Средиземном море. Исключен из списков 19 декабря 1815 г. Лишился своих мачт и части корпуса в 1816 г. при переоборудовании в плавказарму. Окончательно заброшен в 1823 г.

Третьим Suffren стал 90-пушечный парусно-паровой линейный корабль, заложенный в Шербуре в 1824 г. Он оказался одним из первых деревянных линейных кораблей с эллиптической кормой и прямым непрерывным фальшбортом, соединявшим полубак и полуют. В деле при Таж в 1831 г. на нем держал флаг адмирал Руссэн. Корабль также принимал участие в боевых действиях у Севастополя в 1854 г. В последующем стал учебным кораблем для канониров, исключен из списков в 1861 г., стал плавказармой и в 1865 г. переименован в Ajax.

На заре эпохи броненосного флота имя Suffren присвоили броненосному паровому фрегату, который спустили на воду 26 декабря 1870 г. в Шербуре. На слом корабль сдали в 1897 г.

Далее последовал описываемый эскадренный броненосец.

За ним имя Suffren носил тяжелый крейсер, спущенный на воду в Бресте 3 мая 1927 г., а в январе 1963 г. переименованный в Ocean.

21 декабря 1962 г. в Лорьяне был заложен ракетный фрегат Suffren. Церемония спуска военно-морского флага на нем состоялась 20 сентября 2001 г.

Ныне это имя носит одна из ударных атомных подводных лодок проекта Barracuda, спущенная на воду летом 2016 г.

Примечания

  1. Пьер Андре де Сюффрен де Сан-Тропе (1729-1788) - известный французский адмирал, прославившийся, главным образом, замечательной серией морских столкновений с британским флотом у берегов Индии и о-ва Цейлон в 1782-1783 гг. Тогда, действуя против британского флагмана Эдварда Хьюза, он отказался от существовавших правил и учил своих капитанов разобщать и изолировать группы кораблей неприятельского флота, а затем уничтожать их поодиночке. Сюффрен отличался храбростью, всегда стремился к генеральному сражению, даже не имея превосходства в силах, умело использовал политическую и стратегическую обстановку. В области тактики он, независимо от Клерка, применил метод атаки всеми силами части неприятельского флота. В стратегии он настойчиво добивался основной цели - уничтожения неприятельского флота, используя внезапность нападения. На цоколе памятника Сюффрену высечены следующие слова: «Мыс прикрывал, Тринкомали взял, Гайделур освободил, Индию защитил, шесть блестящих боев».
  2. Далее по тексту в отношении наименований палуб будут применяться термины, приведенные в скобках, как более привычные.
  3. Для 47-мм орудия - стальной снаряд.
  4. Артиллерия калибра менее 66 мм при сравнении не учитывается.
  5. Интересно видеть насколько мнение этого командира отличается от первых отзывов по котлам броненосца, сделанных по результатам ходовых испытаний более 10 лет назад.
  6. По данным А. Томази, на 1 августа числился в составе Резервной бригады (по принятой в данной работе терминологии - дивизии).
  7. 6 февраля переименована в 4-ю эскадру.

Приложения

Подлинные чертежи эскадренного броненосца Suffren

Ссылки

Литература

  • Р.В. Владимиров Эскадренный броненосец «Сюффрен». — «Морская кампания». — Москва: 2018 №1. — 64 с.
  • Ф.В. Лисицын Броненосцы Первой Мировой. — Москва: Эксмо, Яуза, 2020. — 432 с. — ISBN 978-5-04-115413-4
Эскадренный броненосец Suffren. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Camo 01.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен», 1904 г.
Файл:Suffren BB Camo 02.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен», 1915 г.
Файл:Suffren BB Color 01.jpg
Пьер Андре де Сюффрен де Сан-Тропе (1729-1788).
Файл:Suffren BB Color 02.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». John Batchelor, 1977 г.
Файл:Suffren BB Color 03.jpg
Броненосцы «Бувэ» и «Сюффрен» в Дарданеллах 18 марта 1915 г. Bibliotheques de Brest.
Файл:Suffren BB Draw 01.jpg
Эскадренный броненосец «Иена». Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 02.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». Чертеж установки фальшкиля, киля для постановки в док и скулового киля. Фрагмент подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 03.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». Теоретический чертеж корпуса. Фрагмент подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 04.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». Вид сбоку и сверху. Проектное изображение. Фрагмент подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 05.jpg
Чертежи форштевня эскадренного броненосца «Сюффрен». Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 06.jpg
Чертежи ахтерштевня эскадренного броненосца «Сюффрен». Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 07.jpg
Чертеж 305‑мм/40 двухорудийной башенной установки эскадренного броненосца «Иена». Такие же башни устанавливались на «Сюффрене». Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 08.jpg
Чертеж 164‑мм/45 орудия М1893/96 в казематной установке. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 09.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». Схема расположения и секторов действия артиллерии и прожекторов. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 10.jpg
47‑мм скорострельная противоминная пушка системы Гочкиса образца 1885 г. со щитом. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 11.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». Схема размещения торпедного вооружения. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 12.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». Рулевое устройство. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 13.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». Якорное устройство. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 14.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен». Вид с кормы и вид с носа. Фрагмент подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 15.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен», 1904 г. Поперечные сечения с указанием номеров шпангоутов. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 16.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен», 1904 г. Поперечные сечения с указанием номеров шпангоутов. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 17.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен», 1904 г. Продольный разрез, планы кормового мостика, шлюпочной палубы, нижнего мостика, верхнего мостика. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 18.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен», 1904 г. Планы третьей палубы (палубы надстройки), второй (верхней) палубы. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 19.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен», 1904 г. Планы первой (средней) палубы, главной (броневой) палубы. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Draw 20.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен», 1904 г. Планы первой палубы-платформы (отражательной), второй палубы-платформы, трюма. Копия подлинного чертежа
Файл:Suffren BB Pic 01.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен» на полном ходу во время испытаний. Корабль несет традиционную «викторианскую» окраску с черным корпусом и палевыми надстройками.
Файл:Suffren BB Pic 02.jpg
Непосредственный предшественник «Сюффрена» по программе 1894 г. – эскадренный броненосец «Иена».
Файл:Suffren BB Pic 03.jpg
Пьер Андре де Сюффрен де Сан-Тропе (1729–1788).
Файл:Suffren BB Pic 04.jpg
Носовая башня главного калибра броненосца «Сюффрен». Откинутые крышки амбразур. На дульные пробки нанесена первая буква названия корабля.
Файл:Suffren BB Pic 05.jpg
Кормовая башня главного калибра броненосца «Сюффрен». Откинутые крышки амбразур, стопоры стволов 305‑мм орудий. На дульные пробки нанесена первая буква названия корабля.
Файл:Suffren BB Pic 06.jpg
100‑мм/45 скорострельное орудие образца 1893 г. на испытательном полигоне.
Файл:Suffren BB Pic 07.jpg
«Из труб валил густой черный дым»... Эскадренный броненосец «Сюффрен» на ходовых испытаниях, весна 1903 г.
Файл:Suffren BB Pic 08.jpg
«Сюффрен» на рейде. Элементы шлюпочного устройства броненосца: поворотные краны на шлюпочной палубе и откидные шлюпбалки на корме. Кормовой балкон корабля.
Файл:Suffren BB Pic 09.jpg
«Сюффрен» на рейде. Элементы шлюпочного устройства броненосца: поворотные краны на шлюпочной палубе и откидные шлюпбалки на корме. Кормовой балкон корабля.
Файл:Suffren BB Pic 10.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен» в арсенале Бреста на завершающем этапе достройки. Фактически, корабль уже готов.
Файл:Suffren BB Pic 11.jpg
Церемония спуска на воду броненосца «Сюффрен», 25 июля 1899 г.
Файл:Suffren BB Pic 12.jpg
«Сюффрен» в достройке. Идет формирование надстроек и подготовка к монтажу вооружения. Расположение надводного торпедного аппарата.
Файл:Suffren BB Pic 13.jpg
Разводной мост через реку Пенфель открыт, чтобы пропустить «Сюффрен», направляющийся к выходу в море из арсенала Бреста.
Файл:Suffren BB Pic 14.jpg
«Сюффрен» во время одного из первых выходов в море, конец 1902 г.
Файл:Suffren BB Pic 15.jpg
«Сюффрен» на заводских ходовых испытаниях, 25 марта 1903 г. Скорость 17,2 узла.
Файл:Suffren BB Pic 16.jpg
«Сюффрен» в период «странных испытаний» с закрепленной на носовой башне броневой плитой высотой 2,25 м, август 1903 г.
Файл:Suffren BB Pic 17.jpg
Эскадренные броненосцы «Сюффрен» и «Иена» (слева) на рейде Тулона в 1904–1905 гг. В это время французские корабли сохраняли традиционную двухцветную окраску.
Файл:Suffren BB Pic 18.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен» на рейде Тулона вскоре после вступления в строй. В течение первых трех лет службы он являлся самым мощным кораблем французского флота.
Файл:Suffren BB Pic 19.jpg
«Сюффрен» на рейде, 1904–1905 гг. Броненосец несет флаг командующего Эскадрой Средиземного моря вице‑адмирала Гурдона.
Файл:Suffren BB Pic 20.jpg
«Сюффрен» на рейде, 1904–1905 гг. Броненосец несет флаг командующего Эскадрой Средиземного моря вице‑адмирала Гурдона.
Файл:Suffren BB Pic 21.jpg
Подводная лодка «Бонита».
Файл:Suffren BB Pic 22.jpg
«Сюффрен» входит на рейд Тулона, 1904 г.
Файл:Suffren BB Pic 23.jpg
Французская открытка начала ХХ века, демонстрирующая броненосец «Сюффрен» на рейде Вильфранш‑сюр‑Мер.
Файл:Suffren BB Pic 24.jpg
«Сюффрен» в бассейне Миссьесси в Тулоне, март 1907 г. На заднем плане виден броненосец «Иена», разрушенный в результате внутреннего взрыва 12 марта.
Файл:Suffren BB Pic 25.jpg
«Сюффрен» на малом рейде Тулона в 1904–1907 гг.
Файл:Suffren BB Pic 26.jpg
«Сюффрен» на рейде Вильфранш‑сюр‑Мер в 1904–1907 гг.
Файл:Suffren BB Pic 27.jpg
Вид с бака на носовую башню главного калибра, боевую и ходовую рубки броненосца «Сюффрен», 1904–1907 гг.
Файл:Suffren BB Pic 28.jpg
Эскадренные броненосцы 1‑й и 2‑й дивизий Средиземноморской эскадры на рейде Вильфранш‑сюр‑Мер, 1910 г. На переднем плане – «Демократи», за ним – «Сюффрен», далее «Жюстис» (в центре) и «Репюблик» (у берега), справа – «Патри».
Файл:Suffren BB Pic 29.jpg
«Сюффрен» на рейде Тулона 23 октября 1911 г. Слева, на заднем плане, виден броненосец типа «Репюблик», за кормой – новейший броненосец «Вольтер» (типа «Дантон»).
Файл:Suffren BB Pic 30.jpg
Эскадренные броненосцы 1‑й и 2‑й дивизий Средиземноморской эскадры на рейде Тулон, 23 октября 1911 г. «Сюффрен» на переднем плане; перед ним – броненосцы «Жюстис» и «Демократи», справа, у берега, виден крейсер‑носитель миноносок «Фудр».
Файл:Suffren BB Pic 31.jpg
«Сюффрен» готовится к выходу в море, у борта – судно снабжения провизией.
Файл:Suffren BB Pic 32.jpg
«Сюффрен» выходит на большой рейд Тулона. Судя по марке на первой трубе, снимок сделан в марте‑ноябре 1913 г., менее вероятно – между апрелем 1914 и маем 1915 г.
Файл:Suffren BB Pic 33.jpg
Эскадренный броненосец «Сюффрен» на Тулонском рейде, 1908‑1910 гг.
Файл:Suffren BB Pic 34.jpg
«Сюффрен» на рейде Тулона накануне начала Первой мировой войны, с 18 марта по 11 ноября 1913 г. Броненосец несет белую марку на первой трубе. На крыше штурманской рубки установлен дальномер. Башни и казематы 164‑мм орудий. Крышка надводного торпедного аппарата открыта.
Файл:Suffren BB Pic 35.jpg
«Сюффрен» на рейде Тулона накануне начала Первой мировой войны, в период с 18 марта по 11 ноября 1913 г. Броненосец несет белую марку на первой трубе. Башни и казематы 164‑мм орудий, 47‑мм пушка, установленная на кормовом балконе.
Файл:Suffren BB Pic 36.jpg
Офицеры на палубе «Сюффрена» (слева направо): командир броненосца капитан 1 ранга Лонксад, капитан‑лейтенант Ле Сор, командующий 2‑й эскадрой вице‑адмирал Мартэн Дарбель, капитан‑лейтенант Жубер, начальник штаба эскадры капитан 2 ранга Виолетт, капитан‑лейтенант Межиссье. 1913 г.
Файл:Suffren BB Pic 37.jpg
«Сюффрен» выходит на большой рейд Тулона. Вероятно между 11 ноября 1913 г. и 1 апреля 1914 г. На крыше ходовой рубки виден 2‑метровый дальномер.
Файл:Suffren BB Pic 38.jpg
Броненосцы «Сен‑Луи» (на перед‑ нем плане), «Сюффрен» (справа) и «Демократи» (на заднем плане) на предвоенных маневрах, 1914 г.
Файл:Suffren BB Pic 39.jpg
«Сюффрен» и «Демократи» (на заднем плане) на маневрах, 1914 г. Полоса на снимке – раскол стеклянного негатива.
Файл:Suffren BB Pic 40.jpg
Французские броненосцы в бухте Мудрос, 1915 г. Слева направо: «Сен‑Луи», «Шарлемань» и «Сюффрен».
Файл:Suffren BB Pic 41.jpg
Командующий французской эскадрой у Галлиполи вице‑адмирал Эмиль Гепратт.
Файл:Suffren BB Pic 42.jpg
«Сюффрен» перед началом Первой мировой войны.
Файл:Suffren BB Pic 43.jpg
Броненосец «Голуа», приткнувшийся к мели для предотвращения затопления, 18 марта 1915 г.
Файл:Suffren BB Pic 44.jpg
«Сюффрен» готовится к выходу в море, начало 1914 г.
Файл:Suffren BB Pic 45.jpg
47‑мм противоаэропланная пушка на броненосном крейсере «Вальдек Руссо». Две такие же пушки «Сюффрен» получил в январе 1916 г.
Файл:Suffren BB Pic 46.jpg
«Сюффрен» в 1915–1916 гг., возможно, перед своим последним переходом.
Файл:Suffren BB Pic 47.jpg
Командир подводной лодки U‑52, потопившей «Сюффрен», капитан‑лейтенант Ганс Вальтер.
Файл:Suffren BB Pic 48.jpg
Британский эскадренный броненосец «Лондон».
Файл:Suffren BB Pic 49.jpg
Итальянский эскадренный броненосец «Бенедетто Брин».
Файл:Suffren BB Pic 50.jpg
Немецкий эскадренный броненосец «Виттельсбах».
Файл:Suffren BB Pic 51.jpg
Австро-Венгерский эскадренный броненосец «Габсбург».
Файл:Suffren BB Pic 52.jpg
Русский эскадренный броненосец «Цесаревич».
Файл:Suffren BB Pic 53.jpg
Японский эскадренный броненосец «Микаса».
Файл:Suffren BB Pic 54.jpg
Американский эскадренный броненосец «Мэн».