Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

Trieste (1926)

Перейти к: навигация, поиск

Тяжелый крейсер Trieste

Triest_title.jpg
Тяжелый крейсер Trieste
Arrow_down.png
Тяжелые крейсера типа Zara
Служба
Италия_флаг_ВМС_с_тенью.png
Королевские ВМС Италии
Исторические данные
22.06.1925 Заложен
24.10.1926 Спущен на воду
1930 Выход на испытания
18.10.1946 Выведен из боевого состава
10.01.1943 Гибель
Общие данные
10505 / 13540 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
196,6 / 20,6 / 6,57/6,7 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
723 чел. Общая численность
25 чел. Офицеры
698 чел. Матросы
Бронирование
70 / мм. Пояс/борт
50 мм. Палуба
50 / 60 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
70 мм. Барбеты
100 / 100 / 100 / 100 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
100 мм. Боевая рубка
20 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Артиллерия главного калибра:

Минно-торпедное вооружение:

Авиационное вооружение:

  • 1 катапульта, 3 гидросамолета.
Однотипные корабли


Ship_PISC106_Trento.png
Trieste (рус. «Триест») — тяжелый крейсер типа Trento Королевских военно-морских сил Италии. Участвовал во Второй мировой войне. 10 апреля 1943 года потоплен американскими бомбардировщиками «B-24» в Ла Маддалене, Сардиния.

Проектирование и постройка

Trieste на стапеле незадолго до спуска на воду, октябрь 1926 г.

Постройка двух новых быстроходных крейсеров с мощным вооружением была включена в программу 1923 года наряду с более легкими кораблями и подводными лодками. Проект новых крейсеров был подготовлен Комитетом по проектам боевых кораблей Морского министерства (Comitato Progetti Navi del Ministero della Marina) под руководством инженер-генерал-лейтенанта Филиппо Бонфильетти. Проектное задание предусматривало 35-узловую скорость и вооружение из восьми 203-мм орудий при «договорном» водоизмещении в 10 000 «длинных» тонн (10 160 метрических тонн). Для достижения столь высокой скорости хода корпус должен был иметь большое удлинение с хорошими обводами и вмещать четырехвальную энергетическую установку общей мощностью 150 000 л.с. Проект учитывал достижения в области авиации: корабли должны были оборудоваться для базирования гидросамолетов, а вспомогательная артиллерия - иметь возможность вести огонь по воздушным целям. Хорошие условия видимости на Средиземном море позволяли вести бой на дальних дистанциях, так что броневая защита не являлась приоритетом, тем не менее проект предусматривал 70-мм пояс по всей длине цитадели и 50-мм палубу. Крейсера были зачислены в списки военных кораблей Королевским декретом №195 от 7 февраля 1924 г. под названиями Trento и Trieste. Средства на их строительство выделялись по программе 1923-1924 гг.

Контракт на постройку Trento был заключен 25 марта 1924 г. с верфью «Орландо» в Ливорно, Trieste заказали 11 апреля 1924 г. верфи «Стабилименто Технико Триестино» в одноименном городе. Контрактная стоимость постройки Trento составила 95,16 млн. лир, Trieste - 94,915 млн. лир. В нее не входили артиллерия, торпедное вооружение, системы управления огнем, электро- и другое оборудование, поставляемое флотом.

Крейсер получил имя в честь города, отошедшего к Италии по Сен-Жерменскому мирному договору от 16 июля 1920 г. Подобно другим крупным кораблям итальянского флота, крейсер имел свой девиз: «Redente redimo» («Освобожденным возвращен» - указание на возвращение исконно итальянского города в состав Италии) и был прикреплен на тыльной части кормовой трубы.

Табличка с девизом Trieste на кормовой трубе.
Корабль Строитель Заказан Заложен Спущен на воду Вступил в строй
Trieste «Stabilimento Tecnico Triestino», Триест 11.4.1924 22.6.1925 24.10.1926 21.12.1928

Описание конструкции

Корпус

Тяжелый крейсер Trieste. Копия подлинного чертежа.

Крейсера типа Trento отличал гладкопалубный корпус с подъемом палубы от ахтерштевня к форштевню для увеличения высоты надводного борта в носовой части и улучшения мореходности. При подобной конструкции корпус не имел «излома» по полубаку, который являлся концентратором напряжений, что теоретически обеспечивало большую продольную прочность, чем при более привычной конструкции с полубаком. С другой стороны, компоновка внутренних помещений была более сложным делом, поскольку палубы, особенно в носовой части, имели переменную высоту.

Крейсера типа Trento имели две сплошные палубы - верхнюю и батарейную (так у итальянцев традиционно обозначалась главная или броневая палуба). Корпус повышался к носу в основном за счет подъема верхней палубы.

Для обеспечения рекордной для крупных итальянских кораблей скорости корпус был сделан с большим удлинением - отношение длины к ширине на типе Trento составляло 9,56. Обводы корпуса были весьма острыми в носу и разрабатывались с проведением испытаний модели в бассейне. На этих крейсерах впервые для крупных итальянских кораблей был применен бульб в носовой части для снижения волнового сопротивления.

Крейсера типа Trento имели свойственный многим кораблям итальянского флота весьма элегантный силуэт с широко расставленными трубами. От башни главного калибра №2 до башни №3 простиралась закрытая надстройка, на которой размещались все остальные элементы силуэта: носовая надстройка, кормовой мостик, мачты и дымовые трубы. Надстройка дополнялась треногой фок-мачтой, у которой центральная (вертикальная) опора опускалась до батарейной палубы, а боковые - только до верхней. На фок-мачте размещались адмиральский мостик, мостик с постами противовоздушной и противоминной обороны, площадка для двух КДП среднего калибра и, наконец, на самом верху, на высоте 29,5 м над ватерлинией, главный КДП.

Бронирование

Тяжелый крейсер Trento. Схема бронирования.
Тяжелый крейсер Trento. Схема бронирования.

Пояс крейсеров типа Trento набирался из двух рядов 70-мм плит из гомогенной хромоникелевой брони. Пояс закрывал борт от 62-го кормового шпангоута (5 м за кормовой башней) до 80-го носового (8 м перед носовой башней). Сверху пояс закрывала 50-мм слегка выпуклая (для большей прочности конструкции) палуба, а спереди и сзади замыкали поперечные траверзы толщиной 60 мм между батарейной и средней палубой и 50 мм между средней и нижней палубой. Башни главного калибра имели максимальную толщину брони 100 мм, барбеты - 70 мм, рубка - 100 мм, командно-дальномерный пост на боевой рубке защищался 50 мм броней. Из боевой рубки до батарейной палубы опускалась 60-мм бронированная коммуникационная труба.

Механизмы

Trieste вскоре после вступления в строй, 1929 г.
Тяжелый крейсер Trieste. Схема силовой установки. Копия подлинного чертежа.

Энергетическая установка крейсеров типа Trento состояла из четырех турбо-зубчатых агрегатов системы Парсонса и 12 котлов системы Ярроу. Она размещалась по эшелонной схеме и занимала пять отсеков от шпангоута. В первом и втором отсеках размещались по 4 котла, в третьем бок о бок стояли две турбины, работающие на внешние винты, четвертый отсек занимали еще 4 котла, а в пятом размещались турбины, работающие на внутренние винты. Дымоходы первых восьми котлов выводились в носовую трубу, от четырех следующих - в кормовую. В результате первая труба получилась массивнее второй.

Каждый турбо-зубчатый агрегат состоял из турбины высокого давления, турбины низкого давления с включенной в нее ступенью заднего хода и одноступенчатого зубчатого редуктора. Агрегат развивал мощность 37 500 л.с. при примерно 300 об./мин., таким образом суммарная номинальная мощность всех четырех агрегатов составляла 150 000 л.с.

Котлы системы Ярроу с рабочим давлением пара 21 кг/см² имели по 9 форсунок системы Межани. Каждое котельное отделение оснащалось двумя топливными насосами и двумя нагнетательными вентиляторами. Непосредственно для питания котлов имелись 4 турбонасоса и 12 поршневых насосов.

Корабли приводились в движение четырьмя бронзовыми трехлопастными винтами. Шаг винта составлял 4,40 м; винты левого борта вращались против часовой стрелки (если смотреть в нос), правого - по часовой.

На испытаниях крейсера типа Trento развили более 35,5 уз., во время службы их скорость не превышала 35 узлов, а во время войны они не могли длительное время поддерживать ход более 30-31 уз.

Согласно произведенным на испытаниях замерам, 2252 тонны используемой нефти обеспечивали крейсерам дальность плавания 4160 миль при скорости 16 узлов, 3190 миль на 25 узлах и 1010 миль на 35 узлах - вполне достаточно для Средиземного моря.

Тяжелый крейсер Trento. Разрез 203-мм башенной установки. Копия подлинного чертежа.
203-мм башни главного калибра крейсера Trieste.

Результаты ходовых испытаний

Вооружение

Основная статья: 203-мм орудие Model 1924
Основная статья: 100-мм/47 орудие O.T.O Model 1928
Основная статья: 13,2-мм/76 пулемет Breda Model 1931


Основу вооружения крейсеров типа Trento составляли восемь 203-мм орудий образца 1924 г. с длиной ствола 50 калибров. На крейсерах орудия размещались в четырех двухорудийных башнях, располагавшихся в диаметральной плоскости парами в носу и корме по линейно-возвышенной схеме. Подобное расположение давало теоретические углы обстрела каждой башни порядка 300°. Суммарная вместимость погребов составляла 1294 снаряда и порядка 2900 зарядов.

100-мм/47 спаренная установка O.T.O. обр. 1928 г. Копия подлинного чертежа.

Крейсера типа Trento несли шестнадцать 100-мм/47 универсальных орудий в спаренных установках, разработанных инженер-генералом Эудженио Минизини. Установка снабжалась 8-мм броневым щитом характерной запоминающейся формы, весила 15 тонн и обеспечивала вертикальное наведение в пределах -5...+85° (горизонтальное теоретически было круговым, но из-за специфики расположения, составляло примерно 175° на «свой» борт, кормовые установки на шлюпочной палубе имели углы обстрела 285°); расчет - 16 человек. Общий боезапас состоял из 6150 снарядов.

Спаренная установка 13,2-мм/76 пулемета Breda. Копия подлинного чертежа.

Первоначально крейсера типа Trento несли по четыре 40-мм/39 автомата «Виккерс-Терни» образца 1917 г., являвшихся лицензионной копией знаменитого британского 2-фунтового «пом-пома». Легкое зенитное вооружение дополняли восемь пулеметов калибра 13,2-мм в четырех спаренных установках. Они устанавливались с некоторым запозданием: крейсера получили их только при модернизации в 1931 г. Пулеметы размещались на высоко расположенных площадках фок- и грот-мачт.

Крейсера типа Trento несли по четыре двухтрубных 533-мм торпедных аппарата. Они устанавливались на батарейной палубе парами, причем один аппарат в паре стрелял только на правый борт, а его сосед - только на левый. Аппараты были сориентированы по траверзу и не могли поворачиваться, а наведение торпед осуществлялось исключительно установкой гироскопа. Стрельба осуществлялась через порты в борту, для чего аппараты могли выдвигаться из корпуса на специальных рельсах. Боезапас состоял из 16 торпед - 8 непосредственно в аппаратах и 8 запасных.

Крейсера типа Trento стали первыми кораблями итальянского флота, на которых проектом предусматривалась катапульта. Она устанавливалась на верхней палубе в носовой части кораблей. Корабль оснащался тремя самолетами, два из которых располагались в ангаре впереди башни главного калибра №1. На крейсерах последовательно использовались Piaggio P.6ter, Macchi M.41, CANT 25AR и, наконец, IMAM Ro.43.

Для защиты от контактных мин крейсера оснащались параванами типа «С», которые в походном положении крепились к барбету башни №2. В теории параваны защищали корабль от всех якорных мин, кроме находившихся точно по носу. На всех итальянских тяжелых крейсерах имелось по два комплекта дымоаппаратуры - паро-нефтяной и химический. Четыре паро-нефтяных дымогенератора (fumogeni) находились во внутренних помещениях и, будучи связанными с дымоходами паровых котлов, осуществляли выхлоп через дымовые трубы. Они обеспечивали постановку черных «нефтяных», белых «паровых» или цветных дымзавес. На стоянках, пассивная защита обеспечивалась двумя химическими (хлоридными) дымогенераторами (nebbio-geni), размещавшимися в специальном отсеке на корме.

Управление огнем

Носовые башни главного калибра и главный КДП крейсера Trieste.
Резервный КДП главного калибра на крейсере Trieste.

Управление огнем главного калибра осуществлялось при помощи двух командно-дальномерных постов с приборами центральной наводки, инклинометрами и двумя дальномерами (3,6 и 5 м), один из которых находился на верхней площадке фок-мачты, второй - на боевой рубке. Оба были в основном аналогичны по оборудованию, но пост на крыше боевой рубки был бронированным. Оба КДП вращались вручную.

Кроме двух главных КДП для управления стрельбой главного калибра имелся запасной КДП с 5-метровым дальномером, размещенный на кормовом мостике между второй трубой и башней №3. Управление огнем могло вестись и из башен, для чего они были оснащены 5-метровыми дальномерами.

Управление огнем вспомогательного калибра осуществлялось при помощи четырех командно-дальномерных постов, оснащенных 3-метровыми дальномерами. Два носовых КДП располагались на площадке фок-мачты, а два кормовых - на площадках грот-мачты. Кормовые КДП имели более простое оборудование, вырабатывая только данные об угле возвышения и направлении на цель. Для стрельбы по воздушным и надводным целям основными являлись носовые КДП, в то время как кормовые использовались как основные при торпедной стрельбе.

Центрального управления огнем зенитных автоматов и пулеметов не было.

Вспомогательное оборудование

Электрогенераторное оборудование крейсеров типа Trento состояло из двух турбогенераторов мощностью по 150-160 кВт, находившихся в кормовом турбинном отделении, и двух дизель-генераторов мощностью по 150 кВт, размещавшихся в специальном отделении перед носовыми погребами за броневым поясом. Напряжение бортовой сети - 220 В постоянного тока. Крейсера оснащались одним полубалансирным рулем площадью 29,35 м². Корабли оснащались тремя якорями Холла весом 5,6 т в носу - двумя по правому и одним по левому борту.

Крейсера были оснащены основным радиоцентром с передающими и приемными устройствами, находящимся под броневой палубой, а также запасным радиоцентром с приемными устройствами и радиопеленгаторами.

Прожекторное оборудование включало четыре 90-см прожектора, два из которых размещались на носовой надстройке и могли перемещаться по рельсам, а два - на специальных площадках у кормовой трубы.

Экипаж

Экипаж крейсеров по штату насчитывал 25 офицеров и 698 нижних чинов. В начале войны он был увеличен до 781 человека. На момент гибели на Trento находился 51 офицер и 1100 нижних чинов.

Камуфляж

Тяжелый крейсер Trieste. 1939 г.
Тяжелый крейсер Trento. Схема окраски, 1928 г.
Тяжелый крейсер Trento. Схема окраски, июнь 1942 г.
Тяжелый крейсер Trieste. Схема окраски.

В начале службы Trieste короткое время красился в темно-серый цвет. В 1929 г. были приняты новые правила окраски кораблей итальянского флота, согласно которым надводный борт и вертикальные поверхности надстроек окрашивались в голубовато-серый цвет (gri-gio azzuro chiaro), в него же целиком красились башни, щиты 100-мм орудий, башенки командно-дальномерных постов, боевая рубка, шлюпки. Подводная часть корпуса была темно-зеленой (verde scuro), с началом войны стала практиковаться перекраска в темно-серый или темно-красный цвет. Ватерлиния, верхняя часть грот-мачты и козырьки на дымовых трубах - черные (nero). Верхняя палуба, палубы надстроек и мостиков окрашивалась в матово-черный цвет с характерным металлическим отливом (grigio ferro), кроме палубы юта и небольшого участка на кормовой надстройке позади второй трубы, имевших деревянное покрытие. Обвесы мостиков с внутренней стороны были темно-синими (blu scuro).

Тяжелый крейсер Trieste. Схема окраски. Рисунок С.Балакина

Данная схема окраски сохранилась и после начала боевых действий. Единственным существенным отличием стало введение знаков идентификации с воздуха: палубу полубака до барбета носовой башни выкрасили в белый цвет, а после сражения у Пунта-Стило по приказу адмирала Кампиони нанесли широкие диагональные бело-красные полосы - аналогичным образом еще с довоенных времен окрашивались верхние плоскости корабельных гидропланов.

Спасательные плотики, первоначально серого цвета, со временем также перекрасили чередующимися красными и желтыми полосами для облегчения поиска с воздуха.

Тяжелый крейсер Trento. Схема окраски, июль 1943 г.
Trieste в Специи весной 1942 г.
Тяжелый крейсер Trento. Схема окраски, август 1943 г.

С начала весны 1942 г. крейсера начали перекрашиваться по схеме, разработанной художником-маринистом Родолфо Клаудусом и введенной приказом командующего флотом от 15 февраля. Она имела довольно сложный рисунок с «зубчатыми» краями. Использовались темно-серый, светло-серый и грязно-белый (bianco sporco орасо) цвета, но в сентябре 1942 г. белые участки были закрашены светло-серым.

К 1942 г. в итальянском флоте была разработана стандартная камуфляжная окраска, в которой учитывались типичные условия освещенности на Средиземном море. Основным цветом оставался светлый пепельно-серый (grigio cenerino chiaro), на который наносились широкие контрастные полосы темно-серого. Оконечности часто красились в грязно-белый цвет, чтобы маскировать размер поднимаемых кораблем волн и, таким образом, затруднять определение скорости.

Trieste в июне 1942 г. получил подобную схему, но с отдельными светло-зелеными участками, включая оконечности. Уже в июле светло-зеленые участки были перекрашены в грязно-белый цвет, а к концу августа - в пепельно-серый цвет.

Камуфляжный рисунок был различным как между крейсерами, так и между левым и правым бортом одного корабля. Камуфлировались все вертикальные поверхности - борта, надстройки, трубы, башни. Основным назначением камуфляжа было затруднение определения типа корабля, его курса и скорости.

Модернизации

Trieste после модернизации 1931 года. Фок-мачта стала пятиопорной.
Основная статья: 37-mm/54 пушка Breda Model 1932
Основная статья: 20-мм/65 автомат Breda Model 1935
Спаренный 37-мм автомат «Бреда» обр. 1932 г. на крейсере.
37-мм/54 спаренный зенитный автомат Breda образца 1932 г. Копия подлинного чертежа.
Спаренный 37-мм автомат «Бреда» обр. 1932 г. на крейсере.
120-мм/15 гаубица для стрельбы осветительными снарядами на одном из эсминцев.
Одноорудийная 20-мм/65 установка Model 1939.

В середине лета 1931 г. Trieste в Специи прошел модернизацию, во время которой треногая фок-мачта была преобразована в более устойчивую пятиопорную конструкцию с целью уменьшения ее вибрации. Одновременно в верхний командно-дальномерный пост был добавлен второй 3-м дальномер.

В 1934 году 3,6-метровый дальномер в верхнем КДП Trieste был заменен на 5-метровый.

В 1937 году на крейсере две кормовые 100-мм спаренные установки на шлюпочной палубе были заменены четырьмя спаренными 37-мм/54 зенитными автоматами «Бреда» образца 1932 г. Это оружие считалось особенно эффективным против низколетящих торпедоносцев. Две 37-мм установки ставились на месте снятых 100-мм, еще две - на специально оборудованных спонсонах на шлюпочной палубе по бокам от второй трубы. Однако, установки были расположены не совсем удачно, практически исключив их действие в носовых секторах. Установка автоматов, по всей видимости, производилась последовательно. Одно фото Trieste показывает 37-мм автомат на месте 100-мм артустановки, перед которым, ближе к носу, вместо второго автомата установлен 40-мм «пом-пом».

Устаревшие и бесполезные 40-мм автоматы с крейсеров снимались, кроме того с грот-мачты снимались КДП управления огнем вспомогательного калибра. Вместо них стали использоваться ручные 1,5-метровые дальномеры. КДП снимались одновременно с установкой 37-мм автоматов.

Непосредственно перед началом войны или в течение первых двух месяцев боевых действий на крейсера добавили по две 120-мм гаубицы «О.Т.О.» с длиной ствола 15 клб., предназначенных для стрельбы осветительными снарядами (боезапас - 120 снарядов на ствол). На Trieste они были расположены за первой дымовой трубой. Судя по всему, гаубицы были сняты с кораблей в первой половине 1942 года.

Весной-летом 1940 г. на Trieste смонтировали козырьки на трубы, придавшие крейсеру еще более изящный силуэт. Мостик под ходовой рубкой на этих крейсерах был закрыт, в результате чего надстройка приобрела более целостный вид.

Во второй половине 1941 г. Trieste был заварен нижний ряд иллюминаторов.

Trieste в том же году вместо снятых 13,2-мм пулеметов получил 8 одиночных 20-мм автоматов. Два из них размещались на фок-мачте на месте 13,2-мм пулеметов, два - на добавленных по бокам от носовой надстройки площадках, еще четыре - на площадках, заменивших запасной КДП на шлюпочной палубе между второй трубой и башней №3. Кроме того, с фок-мачты Trieste снимался адмиральский мостик, а мостик с постами противовоздушной и противоминной обороны занял его уровень. Командно-дальномерные посты вспомогательного калибра на крыше этого мостика были заменены новыми, более совершенными. Также был заменен нижний дальномер на верхнем КДП. Прожектора с носовой надстройки были переставлены на площадки у первой трубы.

Ни один из тяжелых крейсеров не успел получить радиолокационное оборудование, хотя в 1943 г. на фок-мачте Trieste была подготовлена площадка для установки радара ЕС.З/ter «Gufo» («Филин»).

Общая оценка проекта

Крейсера Trento и Trieste.

При «бумажном» сравнении с зарубежными аналогами крейсера типа Trento имеют, пожалуй, самое основательное бронирование. По мнению итальянских конструкторов, оно вполне надежно защищало от 155-мм снарядов французских легких крейсеров на дистанциях от 75 до 130 кбт., а большая скорость теоретически позволяла удержать необходимую для боя дистанцию или вообще избежать столкновения с более сильным противником. Однако, тенденция к увеличению калибра главной артиллерии крейсеров до максимально разрешенного была вполне очевидной, и уже следующая серия французских кораблей этого класса (тип Duquesne) несла 203-мм орудия.

В целом же, в сравнении с зарубежными представителями класса «тяжелый крейсер», построенными в рамках действующих ограничений, итальянцы выглядят весьма неплохо - в чем-то уступая аналогам, но в чем-то и превосходя их. Другое дело, что сравнение кораблей по «бумажным» характеристикам является сугубо формальным и слишком часто не отражает истинного положения вещей. В реальной обстановке гораздо большее значение играют такие, не поддающиеся формальному анализу, факторы, как эксплуатационная надежность техники и боевая выучка экипажа.

История службы

Довоенный период

Вступивший в строй 21 декабря 1928 г. Trieste оказался первым крупным надводным кораблем, построенным для итальянского флота, после 12-летнего перерыва. Первым командиром крейсера был назначен капитан 1-го ранга Луиджи Айелло. Тремя месяцами позже вошел в строй и Trento под командованием капитана 1-го ранга Владимире Пини. 11 мая на нем поднял свой флаг контр-адмирал[1] Фердинандо ди Савойя - командир вновь сформированной Дивизии крейсеров.

16 мая Trento и Trieste вышли в плавание по Западному Средиземноморью.

Trieste вскоре после вступления в строй, 1929 г.

Очевидно, этим походом Морское министерство преследовало двоякую цель: дать морскую практику их экипажам, а также продемонстрировать свои новейшие корабли, олицетворяющие рост морской мощи фашистской Италии. Крейсера посетили Барселону и 4 июня вернулись в Специю. На следующий день Дивизия крейсеров была расформирована.

Вскоре Trento был выбран для еще более масштабной демонстрации. 23 июля он покинул базу и направился в заграничное плавание в Южную Америку. В ходе длительного круиза крейсер посетил португальский порт Сан-Висенти (о-ва Зеленого Мыса), бразильские Рио-де-Жанейро и Сантус, уругвайский Монтевидео, аргентинский Буэнос-Айрес, снова бразильские Илья-Гранди и Байя, испанские Лас-Пальмас (Канарские о-ва) и Танжер. 10 октября корабль отшвартовался в Специи.

Тем временем организационная структура Королевского Итальянского флота (Regia Marina) вновь претерпела изменения. 1 октября 1929 г. Trieste стал флагманским кораблем Первой эскадры, объединившей главные силы, и на нем поднял свой флаг вице-адмирал Фаусто Гамбарделла. В отличие от своего систершипа, этот крейсер в течение всей своей карьеры не покидал пределов Средиземного моря.

Летом 1931 г. крейсера поочередно (сначала Trento, затем Trieste) прошли ремонт в Специи, а в начале следующего года Trento стал готовиться к новому заграничному плаванию, ставшему самым продолжительным и самым протяженным в его карьере. Причиной послужил разгоревшийся осенью 1931 г. японо-китайский конфликт в Маньчжурии. Италия, как и все ведущие мировые державы, имевшая собственные интересы в Китае, не могла оставаться безучастной, между тем, ее военно-морское силы в этом регионе были представлены лишь устаревшим крейсером Libia и небольшими канонерками Sebastiano Caboto и Ermano Carlotto.

Trento и Trieste(на заднем плане) в 1932 г.

Надо сказать, что организационная принадлежность тяжелых крейсеров в течение всего периода их службы претерпевала лишь незначительные изменения. В начале 1932 г. были сформированы две новые дивизии крейсеров: в 1-ю вошли Zara и Fiume (позже присоединилась и Pola), во 2-ю - Trento, Trieste и, в качестве флагманского корабля, Gorizia. В сентябре 1933 г., после вступления в строй крейсера Bolzano, Gorizia была переведена в 1-ю дивизию, тем самым состав соединений стал более однородным.

Командующий 2-й эскадрой вице-адмирал Рикардо Паладини.

Контр-адмирал Винченцо де Фео, ставший 2 декабря 1933 г. командиром 2-й дивизии, поднял свой флаг на Trento. В июле 1934 г. дивизия сменила номер, став 3-й. В январе 1935 г. ее командиром стал контр-адмирал Владимиро Пини. 18 июня он временно перенес свой флаг с корабля, которым когда-то командовал, на Trieste. Следующий дивизионный командир, контр-адмирал Рикардо Паладини, возвращал функцию флагмана Trento в период с 1 октября 1936 г. по 27 января 1937 г. С назначением же вице-адмирала В. Пини на должность командующего Второй эскадры, Trieste 15 февраля 1938 г. стал ее флагманским кораблем.

Флагманским кораблем 1-й дивизии сначала была Zara, с 3 июня 1935 г. - Gorizia, с 17 мая 1937 г. - Fiume, с 1 сентября 1938 г. - снова Zara, с 15 ноября 1938 г. - снова Fiume, и с 13 января 1940 г. до расформирования соединения в связи с гибелью трех кораблей у Матапана - опять Zara. Уцелевшая после этого сражения Gorizia была передана в состав 3-й дивизии, где находилась до конца карьеры.

Мятеж генерала Франко в июле 1936 г. и начало гражданской войны в Испании поставили перед флотом новые задачи. Крейсера стали привлекаться к защите итальянских интересов и морской торговли.

Итальянский флот в Генуе, май 1938 г. На переднем плане Trento и Trieste.

12 октября 1938 г. Trieste вышел из Мессины с четырьмя эсминцами 10-го дивизиона (Maestrale, Grecale, Libeccio, Scirocco), 15 октября они прибыли в Кадисе, где приняли под охрану лайнеры «Сардиния», «Лигурия», «Калабрия» и «Пьемонт», на которых находилось 10 тысяч итальянских легионеров, возвращавшихся на родину. 20 октября конвой торжественно встречали в Неаполе.

Trieste накануне войны.

11 мая 1939 года в Неаполитанской бухте состоялся и последний предвоенный парад, приуроченный к визиту югославского принца-регента Павла. В начале следующего месяца Trento, Trieste и Bolzano прибыли в Ливорно для участия в праздновании первого Дня военно-морского флота (10 июня).

В конце 1939 г. все крейсера прошли плановый ремонт, и к лету следующего года находились в полной боевой готовности.

Первые операции на «Маге Nostrum»

10 июня 1940 г. с балкона римского Палаццо Венеция глава фашистского правительства Бенито Муссолини объявил о вступлении Италии в войну. Королевский Итальянский флот к тому моменту насчитывал в своем составе 4 линкора, 7 тяжелых и 14 легких крейсеров, 59 эсминцев, 67 миноносцев, 116 подводных лодок. Организационно он состоял из двух эскадр надводных кораблей, подводных сил, четырех военно-морских округов и пяти заморских командований.

Организация итальянского флота на 10 июня 1940 г. Командующий флотом — вице-адмирал Иниго Кампиони

1-я эскадра
вице-адмирал Иниго Кампиони
2-я эскадра
вице-адмирал Рикардо Паладини

1-я эскадра, находившаяся под командованием адмирала Иниго Кампиони, включала в себя 5-ю (Giulio Cesare, Conte di Cavour) и 9-ю дивизии линкоров (Littorio, Vittorio Veneto - оба еще не завершили курс боевой подготовки), 1-ю (Zara, Gorizia, Fiume), 4-ю (Alberico da Barbiano, Luigi Cadorna, Alberto di Giussano, Armando Diaz) и 8-ю (Duca degli Abruzzi, Giuseppe Garibaldi) дивизии крейсеров. Главная база эскадры находилась в Таранто.

Итальянские тяжелые крейсера (Trieste на переднем плане) в штормовом море, 1940 г.

2-я эскадра под командованием вице-адмирала Рикардо Паладини, державшего свой флаг на Pola, состояла из 3-й (Bolzano, Trento, Trieste), 7-й (Eugenio di Savoia, Duca d`Aosta, Muzio Attendolo, Raimondo Montecuccoli) и 2-й (Bande Nere, Bartolomeo Colleoni) дивизий крейсеров. Главной базой эскадры служила Мессина.

Из рассмотрения состава соединений наглядно видно, что 1-я эскадра являлась главными силами, «становым хребтом» флота, тогда как 2-я, в литературе порой называемая Разведывательными силами, служила своего рода «летучим крылом» - быстроходным соединением, предназначенным для внезапного нанесения удара. Внутри крейсерских сил у итальянцев также заметна четкая специализация: тяжелые крейсера должны были сражаться с кораблями своего класса, легкие - с эсминцами и лидерами противника. Неудивительно, что корабли типа Zara, как наиболее защищенные и устойчивые в артиллерийском бою крейсера, оказались в составе главных сил. Что же касается Pola, то она наконец заняла предназначавшееся ей с самого начала место флагмана крупного соединения.

1-й дивизией крейсеров командовал контр-адмирал Пеллегрино Маттеуччи; командирами кораблей были капитаны 1-го ранга Луиджи Кореи (Zara), Джорджо Джорджис (Fiume), Джузеппе Манфреди (Gorizia) и Манлио де Пиза (Pola). 3-я дивизия крейсеров контр-адмирала Карло Каттанео встретила войну в сокращенном составе: в строю были только Trento (капитан 1-го ранга Альберто Пармиджано) и Bolzano (капитан 1-го ранга Каталано Гонцага ди Чирелла), тогда как Trieste (временно исполняющий обязанности командира - капитан 2-го ранга Умберто дель Гранде) находился в ремонте.

При каждой из дивизий состояли один-два дивизиона эсминцев - у 1-й дивизии крейсеров это был 9-й дивизион (Vittorio Alfieri, Alfredo Oriani, Giosue Carducci, Vincenzo Gioberti), у 3-й дивизии - 11-й дивизион, состоявший из четырех новейших кораблей типа Soldati (Artigliere, Camicia Nera, Aviere и Geniere).

Экипажи верили в свои современные и мощные корабли, тогда как официальная пропаганда в годы правления фашистского режима представляла британский флот собранием музейных экспонатов, едва способных держаться на плаву. Как записано в вахтенном журнале Pola, когда 10 июня капитан Де Пиза информировал экипаж об объявлении войны Англии и Франции, «только осознание воинской дисциплины сдержало в груди присутствующих крик радости и гордости за то, что им позволено сразить врага, который веками являлся препятствием на пути Италии»...

Хрупкое равновесие

После боя у Пунта-Стило активность итальянского флота временно снизилась, поскольку Супермарина распорядилась операций с участием главных сил временно - до ввода в строй новейших линкоров типа Littorio - не проводить. На 2-ю эскадру, командование которой 25 июля принял вице-адмирал Анжело Якино[3], данный запрет не распространялся.

Армейская группировка в Ливии требовала постоянного снабжения, поэтому 30 июля Pola, Trento и три крейсера 1-й дивизии покинули Неаполь для прикрытия очередного конвоя направлявшегося в Триполи и Бенгази, вернувшись на следующий день. 16 августа Zara, Fiume, Gorizia и Pola совершили выход к скалам Ла-Мотт, чтобы дать артиллеристам поупражняться в стрельбе по щитам.

Командир 3-й дивизии крейсеров контр-адмирал Луиджи Сансонетти.

Вскоре произошло изменение в руководстве 3-й дивизии: 28 августа адмирала Каттанео сменил контр-адмирал Луиджи Сансонетти, ранее командовавший 7-й дивизией. К тому времени в строй вернулся Trieste, командование которым принял капитан 1-го ранга Умберто Руселле. 7 сентября Сансо-нетти перенес на него свой флаг.

В течение следующих двух месяцев тяжелые крейсера совершили еще ряд безрезультатных выходов в море: 31 августа -1 сентября - для противодействия британской конвойной операции; 7-9 сентября - на перехват кораблей, вышедших из Гибралтара; 28-29 сентября - на перехват обнаруженных у Крита крейсеров; 6 октября - с целью набега на британские коммуникации в Эгейском море (операция отменена после обнаружения в этом районе крупных сил противника); 12 октября - на поддержку группы эсминцев и миноносцев, вступивших в ночной бой с неприятельскими крейсерами восточнее Мальты. Gorizia дважды (23 сентября и 6 ноября) выходила на артиллерийские стрельбы, а Pola же в период с 7 сентября по 6 октября совершила не менее пяти выходов на различные учения, прикрытие конвоев, поиск вражеских кораблей или межбазовые переходы. 1 ноября на борту стоявшего в Таранто флагмана 2-й эскадры побывал Муссолини.

21 октября, в связи с ожидавшимся началом войны с Грецией, Trieste, Trento и Bolzano перебазировались в Таранто. Таким образом, к печально известной для итальянского флота «Ночи Таранто» (11 ноября 1940 г.) в гаванях этой военно-морской базы находились все семь тяжелых крейсеров. Trieste и Bolzano стояли на бочках во внутренней гавани (Мар Пикколо), Trento был пришвартован левым бортом к центральному молу и кормой к стенке, там же - с другой стороны мола, отделенная от него эсминцем - находилась Pola. Корабли 1-й дивизии стояли на якорях на внешнем рейде (Мар Гранде): Fiume в его северо-восточной части, Zara - в четырех кабельтовых южнее его и примерно в шести к западу от стоянки линкоров, Gorizia - еще в трех кабельтовых мористее.

Для них британский налет закончился относительно благополучно. Во время атаки первой волны два самолета, прошедших над Мар Пикколо, отбомбились неточно. Спустя час, в 00:30 12 ноября, одиночный «Суордфиш» 819-й эскадрильи (бортовой номер L5F; пилот - лейтенант Клиффорд, наблюдатель - лейтенант Гоинг) сбросил на стоявшие у стенки корабли шесть 250-фунтовых полубронебойных бомб. Одна из них поразила Trento в район носовой 100-мм установки левого борта, пробила палубу и застряла в нижних помещениях, но, к счастью, не взорвалась. Торпедоносцы же имели своими целями линкоры. Правда, по некоторым свидетельствам, самолет 813-й эскадрильи из состава второй волны (бортовой номер Е4Н; пилот - лейтенант Бейли, наблюдатель - лейтенант Слотер) заходил в атаку на Gorizia, но был сбит итальянскими зенитчиками и упал в воду примерно в полумиле от крейсера; экипаж погиб.

Удар по Таранто стал тяжелым ударом для итальянского командования, заставившим отказаться от использования этой выгодной в стратегическом отношении базы. Уже 12 ноября Trieste, Trento и Bolzano перешли в Мессину, а Zara, Fiume и Gorizia - вместе с главными силами в Неаполь (Pola последовала за ними днем позже), причем Zara сразу же отправилась на ремонт в Специю и вернулась в строй 10 декабря. В ее отсутствие флагманом 1-й дивизии являлся Fiume.

16 ноября 3-я дивизия выходила в море для возможного перехвата британских кораблей, выход которых из Гибралтара был замечен разведкой. Однако те ограничились отправкой самолетов на Мальту, и после бесплодного маневрирования к северу от Сицилии крейсера вернулись в базу.

Бой у мыса Теулада

Развертывание

Шанс поквитаться за Таранто представился итальянскому флоту уже в конце ноября. Успех предыдущих операций по переброске через Средиземное море боевых кораблей, по словам официального британского историка Стивена Роскилла, «дал основания считать, что действия Италии по установлению контроля над средиземноморским путем... не оказались настолько эффективными, как ожидало Адмиралтейство». Это обстоятельство, а также успех удара по Таранто, побудили англичан провести конвой непосредственно из Гибралтара на Мальту и в Александрию.

Организация операции, получившей кодовое название «Коллар», была довольно сложной. В центре внимания находился конвой, в состав которого входили три транспорта и четыре новых корвета, направлявшихся для усиления Средиземноморского флота. Его охраняло соединение «F»: крейсера HMS Manchester и HMS Southampton (на каждом находилось по 700 солдат, перевозимых в Египет) и эсминец HMS Hotspur. Соединение «В» вице-адмирала Сомервилла (линейный крейсер HMS Renown, авианосец HMS Ark Royal, легкие крейсера HMS Sheffield и HMS Despatch, девять эсминцев) должно было сопровождать конвой до встречи в районе южнее Сардинии с соединением «D» в составе линкора HMS Ramillies, крейсеров HMS Berwick, HMS Newcastle, HMS Coventry и пяти эсминцев. После встречи конвой и все три боевых соединения должны были следовать вместе до мыса Бон, после чего соединения «В» и «D» должны были вернуться в Гибралтар, а конвой и соединение «F», вместе с HMS Coventry и эсминцами, - пройти в район южнее Мальты, где их ждали главные силы Средиземноморского флота.

Итальянские подводные лодки засекли выход британских кораблей из Гибралтара утром 25 ноября, однако при этом конвой замечен не был. На следующий день южнее Крита обнаружилась александрийская эскадра. Ввиду малочисленности и изменившегося места базирования, было признано более целесообразным использовать линкоры в Западном Средиземноморье - против Гибралтарского соединения. Супермарина приказала адмиралу Кампиони выйти в море, чтобы к утру следующих суток встретиться с неприятелем южнее Сардинии, разрешив, однако, принимать бой только если противник будет значительно уступать в силах.

Итальянская эскадра включала в себя линкоры Vittorio Veneto (флаг адмирала Кампиони) и Giulio Cesare, тяжелые крейсера Pola (флаг вице-адмирала Якино), Fiume (флаг контр-адмирала Маттеуччи), Gorizia, Trieste (флаг контр-адмирала Сансонетти), Trento, Bolzano[4] и 14 эскадренных миноносцев. В полдень 26 ноября эти силы вышли из Неаполя и Мессины и, соединившись около 18:00, пошли на запад, рассчитывая утром следующих суток встретиться с неприятелем южнее Сардинии. В Тунисском проливе ночью развертывались торпедные катера и миноносцы, один из которых - Sirio - заметил проход отряда HMS Ramillies и дал по нему безрезультатный торпедный залп. Итальянские ВВС выделили для взаимодействия с флотом 3-ю истребительную авиагруппу, 32-й бомбардировочный авиаполк (S.79) и 93-ю морскую ударную группу (поплавковые бомбардировщики Кант Z.506).

Силы сторон в бою у мыса Теулада 27 ноября 1940 г.

ВМФ Италии ВМФ Великобритании
Гибралтарская эскадра
1-я эскадра
линейные корабли Vittorio Veneto (адмирал Кампиони), Giulio Cesare
13-й дивизион эсминцев: Granatiere, Fuciliere, Bersagliere, Alpino
7-й дивизион эсминцев: Freccia, Dardo, Saetta
2-я эскадра
тяжелый крейсер Pola (вице-адмирал Якино)
1-я дивизия
тяжелые крейсера Fiume (контр-адмирал Маттеуччи), Gorizia
9-й дивизион эсминцев: Alfredo Oriani, Vittorio Alfieri, Giosue Carducci, Vincenzo Gioberti
3-я дивизия
тяжелые крейсера Trieste (контр-адмирала Сансонетти), Trento, Bolzano
12-й дивизион эсминцев: Carabiniere, Lanciere, Ascari
Соединение «В»
линейный крейсер HMS Renown (вице-адмирал Сомервилл)
авианосец HMS Ark Royal
легкие крейсера HMS Sheffield, HMS Despatch
эсминцы Faulknor, HMS Firedrake, HMS Forester, HMS Fury, HMS Duncan, HMS Jaguar, HMS Kelvin, HMS Wishart, HMS Encounter
Соединение «F»
легкие крейсера HMS Manchester (вице-адмирал Холланд), HMS Southampton
эсминец HMS Hotspur
Конвой
транспорты «Clan Forbes», «Сап Fraser», «New Zealand Star»
корветы Hyacinth, Gloxinia, Salvia, Peony
Соединение «D»
линейный корабль HMS Ramillies
тяжелый крейсер HMS Berwick, легкий крейсер HMS Newcastle, крейсер ПВО HMS Coventry
эсминцы HMS Gallant, HMS Greyhound, HMS Griffin, HMS Defender, HMS Hereward

Бой

С рассветом 27 ноября итальянцы организовали поиски противника посредством бортовых гидросамолетов (в частности, Gorizia выпустила все три своих машины), но первый контакт был установлен лишь в 09:45 самолетом с крейсера Fiume. Спустя 20 минут находившийся на борту Pola Якино получил сведения об обнаружении линкора, двух крейсеров и четырех эсминцев в 135 милях юго-западнее мыса Спартивенто[5]. Итальянцы были полны решимости разгромить уступавшее им по силам британское соединение и в 11:28 легли на пересекающийся курс, развив скорость 18 уз.

Полчаса спустя поступило отрезвляющее донесение - британские силы открылись перед разведчиком с крейсера Bolzano во всей полноте, причем определяя состав британской эскадры, экипаж самолета, несколько переусердствовал, насчитав под собою три линейных корабля вместо двух (в 11:30 к Сомервиллу присоединилось соединение «D»), а их координаты были определены намного восточнее, то есть ближе к итальянским кораблям, чем было на самом деле.

В это время боевые порядки противников были следующими. Итальянцы находились примерно в 30 милях южнее м. Теулада. Тяжелые крейсера двигались в строю двух кильватерных колонн, из которых ближе к неприятелю была 3-я дивизия Сансонетти. Якино с тремя крейсерами 1-й дивизии Маттеуччи находился примерно в 4 милях севернее, а линкоры Кампиони - в 12 милях к северо-востоку от крейсеров.

Схема боя у мыса Теулада 27 ноября 1940 г.

Британское соединение также состояло из нескольких обособленных групп. В 8 милях впереди шедшего 27-узловым ходом HMS Renown двигалась завеса крейсеров (HMS Manchester, HMS Southampton, HMS Sheffield, «HMS Berwick, HMS Newcastle), чуть позади - девять эсминцев; замыкал построение тихоходный HMS Ramillies. Остальные корабли, включая HMS Ark Royal, находились южнее и прикрывали конвой. О последнем Кампиони пока что не располагал никакой информацией - он был замечен разведчиком с Gorizia лишь в 11:55.

Реакция итальянского командующего не заставила себя ждать. Как позже было изложено в его отчете, «ситуация оказалась неблагоприятной, как в качественном, так и в количественном отношении». Принимая во внимание инструкцию Супермарины не вступать в бой с превосходящим противником, а также особо опасаться атак британских палубных торпедоносцев, Кампиони принял решение прекратить операцию. В 12:07 флагманский Vittorio Veneto просигналил: «Всем кораблям курс 90» и «Не вступать, повторяю, не вступать в бой». Противников к тому времени разделяло всего 15 миль, поэтому бой между крейсерскими отрядами был уже неминуем.

Положение 3-й дивизии было незавидным. Мало того, что ее корабли, имевшие самое слабое бронирование, оказались ближе всего к противнику, так еще из-за неправильной интерпретации сигналов флагмана, Trento сначала развернулся на обратный курс, задержав отход. В результате неразберихи флагманский Trieste оказался в середине колонны, вместо того чтобы возглавлять ее.

Trieste ведет огонь по британским кораблям из кормовых башен главного калибра. 27 ноября 1940 г.

Визуальный контакт был установлен в 12:16, когда наблюдатели Pola по пеленгу 200° обнаружили тяжелый крейсер типа Kent. Это был HMS Berwick - единственный британский крейсер с 203-мм орудиями. В нарушение приказа Кампиони, в 12:20 дивизия Маттеуччи открыла огонь с дистанции 110 кбт. Спустя несколько минут заговорили орудия крейсеров Сансонетти. Несмотря на то, что солнце, стоявшее на юге высоко в зените, слепило глаза итальянским наводчикам, их стрельба была довольно точной. Первые два залпа легли всего в 90 метрах от HMS Manchester. В 12:22 HMS Berwick получил попадание в район башни «У», потеряв 7 человек убитыми, а через 15 минут - еще одно. Британские крейсера также ввели в действие свою артиллерию, сконцентрировав огонь на ближайших Fiume и Trento. В 12:24 в перестрелку вступил HMS Renown. Его залпы с дистанции 130 кбт. ложились близко, однако через 10 минут все главные цели скрылись в дыму, и стрельбу пришлось прекратить. HMS Ramillies успел дать два залпа с предельной для своих орудий дистанции.

Британские крейсера преследовали неприятеля, но начало сказываться превосходство итальянцев в скорости. Согласно отчету Якино, Pola развила целых 34 узла! 3-я дивизия отвернула на север и довольно скоро стала недосягаема для британских орудий, однако один из сопровождавших ее эсминцев - Lanciere - получил два попадания шестидюймовых снарядов с HMS Manchester, в результате чего лишился хода, но был взят на буксир эсминцем Ascari. В 12:42 англичане перенесли огонь на крейсера 1-й дивизии, отход которой задерживал Fiume, не способный развить полной скорости из-за поломки машины. Его командир потребовал от эсминцев сопровождения поставить дымовую завесу, и пелена дыма укрыла его. Итальянцы сразу отметили, что эффективность и меткость огня противника заметно упали. Не дала результата и предпринятая около 12:40 атака торпедоносцев с HMS Ark Royal, выбравших в качестве мишени Fiume и флагманский Vittorio Veneto. Самолеты выходили на цель разрозненно, позволяя кораблям легко уклоняться от торпед.

В общей сложности за время сражения Fiume выпустил 218 снарядов главного калибра, Gorizia - 123, Pola - 118, Trieste - 96, Trento - 92, Bolzano, стрельбе которого сильно мешал дым впереди идущих кораблей, - всего 26.

Между тем около 13 часов на сцене появились итальянские линкоры. В надежде увлечь их за собой и затем навести на свои линкоры, британские крейсера изменили курс на юго-восточный, но Кампиони не стал их преследовать, продолжая отходить на северо-восток на скорости 25 узлов. Маневр привел только лишь к увеличению дистанции между противниками. Поняв свою оплошность, Холланд лег на прежний курс и вернулся к роли преследователя, но вскоре снова попал под огонь. Дабы охладить пыл англичан, Vittorio Veneto дал несколько залпов кормовой башней (им было выпущено 19 снарядов). Для 320-мм орудий Giulio Cesare дальность все еще оставалась запредельной. Англичане снова благоразумно уклонились к юго-востоку, и в 13:18 бой окончательно прекратился.

У итальянцев оставался еще поврежденный Lanciere, следовавший на буксире у Ascari. В 13:26 Сансонетти запросил у Якино разрешение вернуться со своими крейсерами, чтобы прикрыть и увести «подранка». В течение 20 минут, пока не стало ясно, что эсминцам ничего не угрожает, 3-я дивизия следовала между ними и вероятным местонахождением противника.

Англичане же, уверенные в том, что повредили не эсминец, а крейсер, выслали с HMS Ark Royal 9 торпедоносцев «Суорд-фиш» для повторной атаки линкоров и 7 истребителей-бомбардировщиков «Скьюа» для бомбардировки «крейсера». И те и другие вернулись ни с чем. Итальянские линкоры, хотя и не имели истребительного прикрытия, при обнаружении воздушного противника были умело прикрыты дымовой завесой. Лидер атакующей волны решил выйти в атаку на крейсера, но те энергично уворачивались от сброшенных торпед. «Скьюа» вообще не смогли найти назначенную им цель и около 15:35 отбомбились по тяжелым крейсерам, добившись лишь нескольких близких разрывов у борта Bolzano. В итоге Lanciere благополучно добрался до Кальяри. В 20:35 крейсера 3-й дивизии в сопровождении 9-го дивизиона эсминцев прибыли в Мессину. Линкоры, сопровождаемые крейсерами 1-й дивизии, добрались до Неаполя после полудня следующих суток.

Итоги

В целом бой у мыса Теулада стал крупным провалом итальянцев. Строго следуя инструкциям Супермарины не рисковать и не вступать в бой, если только противник явно не уступает в силах, адмирал Кампиони не пытался реализовать численное преимущество или превосходство в тяжелых крейсерах. Теоретически, их главный калибр представлял угрозу для горизонтальной брони британских линкоров, но для этого нужно было вести стрельбу на дистанции не менее 140 кбт., а на таких расстояниях, учитывая качество приборов управления огнем того времени и свойственный итальянской артиллерии большой разброс снарядов, попадание могло быть разве что случайным[6]. Линкору это не сулило тяжелых повреждений, а вот для крейсера даже случайное попадание 381 мм снаряда могло иметь роковые последствия.

Таким образом, хотя в бою у мыса Теулада итальянские тяжелые крейсера сыграли более весомую роль, чем несколькими месяцами ранее у Пунта-Стило, достигнутые результаты снова нельзя назвать впечатляющими.

Отсутствие инициативы стоило адмиралу Кампиони должности. Тот факт, что ему удалось сохранить свои линкоры и тяжелые крейсера невредимыми, не был принят в расчет. Что же касается Якино, то его готовность послать дивизию крейсеров на помощь поврежденному эсминцу принесла ему уважение итальянских моряков, но уже в следующем сражении - первом, когда он сменил Кампиони на посту командующего флотом - подобная гуманность обернулась трагедией.

Период реорганизации

Командующий итальянским флотом адмирал Анджело Якино.
Командир 1-й дивизии крейсеров контр-адмирал Карло Каттанео.

В начале декабря 1940 г. организационная структура итальянского флота была изменена. Вместо двух эскадр он был реорганизован в единое объединение. 10 декабря адмирал Кампиони оставил должность командующего флотом - его место занял адмирал Якино. Pola вернулась в состав 1-й дивизии крейсеров, командиром которой 13 декабря был назначен контр-адмирал Карло Каттанео, командовавший 3-й дивизией в бою у Пунта-Стило. Trento, Trieste и Bolzano по-прежнему составляли 3-ю дивизию, которой по-прежнему командовал контр-адмирал Сансонетти.

Trieste ставит дымовую завесу, Мессина, январь 1941 г.

«В течение следующих двух месяцев, - пишет итальянский историк Марк-Антонио Брагадин, - не произошло никаких достойных упоминания событий». Крейсера 1-й дивизии по-прежнему базировались на Неаполь. 10 декабря туда вернулась завершившая ремонт Zara, но два дня спустя в Специю на ремонт ушел Fiume.

В декабре англичане с аэродромов на Мальте и в Греции начали бомбардировки портов южной Италии. В ночь на 15 декабря налету подвергся Неаполь. Pola получила два прямых попадания. Одна из бомб взорвалась в помещении котла №3, выведя его из строя. В борту образовалась пробоина, началось распространение воды в кормовые отсеки, вызвавшее сильный крен на левый борт, погибли 13 офицеров и матросов, 33 человека получили ранения. 16 декабря крейсер был поставлен в док для ремонта, который завершился только 7 февраля.

Вероятность повторения налета считалась высокой, поэтому боеспособные корабли перебазировали дальше на запад - в базы Сардинии. Хотя это еще больше ограничило возможности операций в Центральном Средиземноморье, флот не мог рисковать крупными кораблями, оставляя их в плохо оборудованных портах. Днем 15 декабря Zara и Gorizia получили приказ на переход в Ла-Маддалену, а Trento с Trieste - в Кальяри. Впрочем, усиление ПВО военно-морских баз было проведено поистине ударными темпами. Уже 19 декабря 1-я дивизия вернулась в Неаполь, где пробыла всего четыре дня, а 22-го перешла в Таранто. В тот же день 3-я дивизия прибыла к месту постоянного базирования в Мессине.

Впрочем, активность итальянского флота в этот период резко упала, начинал сказываться недостаток топлива. Следующий боевой поход имел место только 10 января 1941 г. Получив известие, что немецкие бомбардировщики тяжело повредили авианосец HMS Illustrious, Супермарина направила 3-й дивизию, чтобы попытаться отрезать «подранка» от Мальты и уничтожить. Крейсера вышли в море, но когда стало ясно, что они не успеют своевременно достичь района, где находился противник, операция была остановлена, и после полудня 11 января они вернулись в Мессину.

Trieste ставит дымовую завесу, Мессина, январь 1941 г.

8 февраля Супермарина получила сообщение о замеченных южнее Балеарских островов британских истребителях, которые могли стартовать только с авианосца. Итальянцы решили, что противник проводит очередную конвойную операцию, и направили на перехват свои корабли. Из Специи вышли линкоры Vittorio Veneto, Andrea Doria и Giulio Cesare с восемью эсминцами под командованием адмирала Якино, а из Мессины - 3-я дивизия Сансонетти: Trieste, Trento, Bolzano, эсминцы Carabiniere и Corazziere. Утром корабли соединились в 40 милях западнее пролива Бонифаччо и пошли на юго-запад. Вскоре пришло новое известие: британское соединение в составе линкоров HMS Renown и HMS Malaya, крейсера HMS Sheffield, авианосца HMS Ark Royal и 10 эсминцев обстреляло Геную.

В 09:50 Якино получил приказ перехватить британское соединение и немедленно повернул на север. Как отмечает М.-А. Брагадин, «итальянский флот не мог желать лучшей позиции для перехвата британских кораблей. Он имел серьезное превосходство в силах. Даже само его присутствие в море было неожиданностью для противника». Но итальянцев снова подвела авиационная разведка. Поскольку катапульта Vittorio Veneto оказалась поврежденной, поднять самолеты смогли только тяжелые крейсера. Однако из-за плохой погоды бортовые разведчики не смогли обнаружить англичан.

В 13:55 адмирал Якино, дезориентированный ложными донесениями самолетов ВВС, принявших за противника французский конвой, решил, что англичане попытаются проскочить вдоль западного побережья Корсики, и повернул на северо-восток. После войны, когда появилась возможность сопоставить штурманские прокладки, оказалось, что в самолет с Trieste пролетел один раз в 20, второй - в 40 милях от британских кораблей, а в 15:15 неприятелей разделяли всего 30 миль, но они так и не обнаружили друг друга. Лишь в 15:45 итальянская эскадра изменила курс и самым полным ходом пошла на запад, все еще надеясь перехватить англичан, но было уже поздно. После двух часов бесплодных поисков Якино решил возвращаться. 3-я дивизия прибыла в Мессину 10 февраля.

12-13 марта Trieste, Trento и Bolzano с эсминцами Carabiniere, Corazziere, Aviere и миноносцем Giuseppe Dezza осуществляли прикрытие важного конвоя, состоявшего из трансатлантических лайнеров «Конте Россо», «Эсперия», «Виктория» и «Марко Поло», на которых перебрасывались подкрепления в Ливию.

Как правило, отряд прикрытия шел в нескольких милях от конвоя, чтобы прикрыть его от возможных атак базировавшихся на Мальту легких сил противника и, в то же время, не быть скованным в маневре тихоходными судами. Обычно он сопровождал конвой до входа в зону действия воздушного прикрытия с североафриканских аэродромов, после чего ложился на обратный курс и с максимальной скоростью возвращался в базу. Так было и на этот раз.

Что же касается крейсеров 1-й дивизии, то для них начало 1941 года выдалось куда менее активным. Периодически они выходили в залив Таранто для артиллерийских упражнений. Zara и Gorizia провели стрельбы 29 января, а затем 13 февраля - вместе с присоединившийся двумя днями ранее Pola. Продолжилась ротация кораблей на профилактические ремонты: 28 февраля его закончил Fiume (прибыл в Таранто 1 марта), а на освободившееся место в Специю сразу отбыла Gorizia. Три оставшихся крейсера в период с 11 по 17 марта совершили несколько выходов на боевую подготовку, а Pola 23-24 марта провела дополнительную ночную тренировку в заливе Таранто. Всего через два дня эти корабли отправились в свой последний поход.

Трагедия у мыса Матапан

Развертывание

В начале 1941 года стратегическая ситуация на Средиземном море для Италии значительно ухудшилась. Еще 28 октября 1940 г. итальянские войска вторглись в Грецию. По договору о взаимопомощи англичане незамедлительно перебросили на греческие аэродромы свою авиацию, а бухта Суда на острове Крит стала использоваться в качестве удобной маневровой базы Средиземноморского флота. После этого господство англичан в Восточном Средиземноморье стало неоспоримым. Однако, несмотря на ряд тактических успехов греков в боях на суше, к исходу четвертого месяца кампании их силы были истощены, и правительство Великобритании приняло решение о переброске туда крупного воинского контингента. На состоявшейся в середине февраля в Мерано встрече начальника Главного морского штаба адмирала Риккарди с его немецким коллегий гросс-адмиралом Редером последний настаивал на том, чтобы итальянский флот нанес удар по британскому судоходству между Египтом и Грецией.

Уступая политическому давлению, итальянское Верховное Командование (Comando Supremo) приказало Супермарине провести операцию против британских конвоев в Восточном Средиземноморье. Приказ основывался на ложной информации, что 16 марта германские торпедоносцы повредили два британских линкора, и что теперь у англичан остался только один боеспособный линейный корабль.

Спланированная командующим флотом операция, получившая кодовое название «Гаудо», представляла собой рейд крейсеров, поддержанных быстроходным линкором. Особое внимание уделялось эффективной авиационной разведке и прикрытию кораблей с воздуха. Немецкое командование обещало поддержку бомбардировщиками и истребителями с сицилийских аэродромов.

Силы сторон в бою у мыса Матапан, 28 марта 1941 г.

Итальянский флот Британский Средиземноморский флот
линейный корабль Vittorio Veneto (адмирал Якино)
13-й дивизион эсминцев: Granatiere, Fuciliere, Bersagliere, Alpino
1-я дивизия
тяжелые крейсера Zara (контр-адмирал Каттанео), Pola, Fiume
9-й дивизион эсминцев: Alfredo Oriani, Vittorio Alfieri, Giosue Carducci, Vincenzo Gioberti
3-я дивизия
тяжелые крейсера Trieste (контр-адмирал Сансонетти), Trento, Bolzano
12-й дивизион эсминцев: Corazziere, Carabiniere, Ascari
8-я дивизия
легкие крейсера Giuseppe Garibaldi (контр-адмирал Леньяни), Luigi di Savoia Duca degli Abruzzi
16-й дивизион эсминцев: Nicoloso da Recco, Emanuele Pessagno
Соединение «А»
линейные корабли HMS Warspite (адмирал Каннингхэм), HMS Valiant, HMS Barham (контр-адмирал Роулингс)
авианосец HMS Formidable (контр-адмирал Бойд):
  • 803-я эскадрилья (13 истребителей «Fulmar»)
  • 826-я эскадрилья (5 торпедоносцев «Albacore» и 2 «Swordfish»)
  • 829-я эскадрилья (5 торпедоносцев «Albacore» и 2 «Swordfish»)

14-я флотилия эсминцев: HMS Jervis, HMS Janus, HMS Mohawk, HMS Nubian
Соединение «В»
легкие крейсера HMS Orion (контр-адмирал Придхэм-Уиппел), HMS Ajax, HMAS Perth, HMS Gloucester
2-я флотилия эсминцев: HMS Ilex, HMS Hereward, HMS Hasty, HMS Vendetta
Соединение «С»
10-я флотилия эсминцев: HMS Stuart, HMS Greyhound, HMS Griffin, HMS Hotspur, HMS Havock

Развертывание итальянских сил началось вечером 26 марта 1941 г. В 20:30 Vittorio Veneto под флагом Якино вышел из Неаполя. Спустя полчаса Бриндизи покинула 8-я дивизия контр-адмирала Леньяни. В 23 часа из Таранто в море направилась 1-я дивизия контр-адмирала Каттанео (Zara, Pola, Fiume). 3-я дивизия крейсеров контр-адмирала Сансонетти (Trieste, Trento, Bolzano) вышла из Мессины в 05:30 следующих суток. «Несмотря на недостаток топлива, итальянцы могли выслать в море мощный флот, когда было необходимо», - комментируют столь внушительный состав сил Дж. Грин и А. Массиньяни.

На рассвете 27 марта Vittorio Veneto прошел Мессинским проливом и в 6 часов соединился с крейсерами Сансонетти. В 10 часов в 60 милях от Аугусты к ним присоединилась 1-я дивизия, еще через час - 8-я дивизия. До заката эскадра в охранении 13 эсминцев двигалась юго-восточным курсом. В 20 часов, на долготе западной оконечности Крита, 1-я и 8-я дивизии должны были выдвинуться в Эгейское море, к 08:00 дойти до крайней восточной точки Крита, после чего лечь на обратный курс, соединиться с Vittorio Veneto около 15 часов в 90 милях юго-восточнее Наварина и вместе с остальными кораблями вернуться в базы. Тем временем линкор с 3-й дивизией должны были выйти в точку в 20 милях южнее небольшого остова Гавдос у южного побережья Крита и, если не будет установлен контакт с противником, в 07:00 развернуться на обратный курс.

В полдень Trento сообщил о замеченном британском самолете, но этот факт не вызвал беспокойства Якино, поскольку из расшифровки радиограммы следовало, что обнаружена только дивизия Сансонетти. В 19.00, как и предусматривалось планом операции, 1-я и 8-я дивизии отделились и пошли на восток, однако в 22 часа Супермарина приказала им не заходить в Эгейское море, а возвращаться на соединение со второй группой, чтобы наутро действовать совместно. Это осторожное решение мотивировалось отсутствием сведений о передвижениях противника.

Между тем, получив информацию[7] о выходе крупного соединения противника, адмирал Каннингхэм ночью вывел в море главные силы Средиземноморского флота - линкоры HMS Warspite, HMS Barham и HMS Valiant, авианосец HMS Formidable, имевший на борту 13 «Фулмаров», 10 «Альбакоров» и 4 «Суордфиша», а также 9 эсминцев. От берегов Греции в точку рандеву к югу от Крита спешила эскадра крейсеров вице-адмирала Придхэм-Уиппела: HMS Orion, HMS Ajax, HMAS Perth и HMS Gloucester с четырьмя эскадренными миноносцами.

Бой у острова Гавдос

На рассвете 28 марта итальянский флот находился на расстоянии около 16 миль от Гавдоса и двигался курсом 130° тремя группами. Крейсера Сансонетти держались примерно в 10 милях на правом крамболе флагманского линкора. 1 -я и 8-я дивизии шли кильватерной колонной в 20 милях левее них. Около 06:00 с Vittorio Veneto» и Bolzano были катапультированы два самолета-разведчика, и в 06:43 один из них доложил о четырех крейсерах и четырех эсминцах, идущих на юго-восток всего в 50 милях от итальянского соединения. Якино решил, что поблизости находится крупный конвой, и увеличил ход до 30 узлов.

В 07:58 наблюдатели Trieste обнаружили британские корабли визуально. Бой с кораблями, имевшими превосходство в калибре орудий, не сулил англичанам ничего хорошего, поэтому Придхэм-Уиппел повернул на юго-восток - навстречу своим главным силам - и увеличил скорость до 28 узлов. В 08:12 итальянские крейсера открыли огонь с дистанции около 27 000 м. Первые залпы ложились недолетами. Англичане не могли отвечать, так как расстояние было слишком велико для шестидюймовых орудий. Однако дистанция постепенно сокращалась, поскольку итальянцы имели превосходство в скорости. Их огонь был сосредоточен на HMS Gloucester, но он избежал попаданий. К 08:29 дистанция сократилась до 21 500 м, и HMS Gloucester начал ответную стрельбу, дав три залпа, которые легли недолетами, но заставили итальянцев на несколько минут отвернуть. Когда они в 08:37 вернулись на параллельный курс, то оказались вне досягаемости английских орудий, но и их снаряды также не долетали до цели. В 08:50 адмирал Якино приказал 3-й дивизии отойти к главным силам. Соединение «В» (кроме эсминца HMS Vendetta, отправленного в Александрию из-за аварии в машине) в 09:21 последовало за ней, держась за пределами дальнобойности итальянских 203-мм пушек.

Trieste во время операции «Гаудо», 27 марта 1941 г.

Так закончилась безрезультатная перестрелка, вошедшая в историю Второй мировой войны как бой крейсеров у Гавдоса. Можно лишь констатировать, что итальянцы в очередной раз продемонстрировали отвратительную стрельбу. Три тяжелых крейсера выпустили в общей сложности 535 снарядов[8], не добившись ничего. Как пишет в своих мемуарах адмирал Якино: «Все артиллерийское оборудование и, особенно, приборы управления огнем на Trento и Trieste являлись устаревшими. Перед началом войны были разработаны планы радикальной модернизации этого оборудования, в первую очередь, дальномеров, но очень немногое удалось сделать до того, как эти корабли вернулись в строй. Также нужно отметить, что национальная промышленность, на которую был вынужден опираться флот, ...выполняла заказы в большими задержками». И далее: «Атмосферные условия того дня были не очень благоприятными для определения дистанции на больших расстояниях, прежде всего, для старых дальномеров совмещающего типа, установленных на Trento и Trieste. С помощью этих приборов не удалось точно определить дистанцию до первого выстрела, да и после открытия огня их показания всегда были неравномерными, нерегулярными, неточными...» В момент открытия огня артиллерийские офицеры головных крейсеров считали дистанцию до противника равной 22 000 м, и только Bolzano оказался единственным кораблем, показания дальномеров которого были достаточно точными. Как следствие, итальянцам не удалось реализовать свое преимущество в дальнобойности, а сокращать дистанцию они не решились, опасаясь повреждений своих слабобронированных крейсеров...

«Первый раунд завершился, - констатирует британский историк С. Пак, - но ни одна из сторон не добилась попаданий, и обе стороны не подозревали о присутствии вражеских линкоров». В 10:45 Якино повернул на юг, надеясь зажать британские корабли между линкором и 3-й дивизией, получившей приказ развернуться и образовать вторую половину клещей. Придхэм-Уиппел угодил в ловушку, которую совсем недавно намеревался устроить противнику. В 10:58 британские крейсера неожиданно попали под огонь главного калибра Vittorio Veneto. Расстояние было около 12 миль, стрельба итальянского линкора достаточно точной - в общем, англичане оказались в незавидном положении.

В 11 часов Сансонетти, находившийся примерно в 18 милях к северо-западу от соединения Придхэм-Уиппела, повернул влево, чтобы в соответствии с планом атаковать англичан с правой раковины. Высокая скорость крейсеров позволяла им вскоре открыть огонь. Vittorio Veneto также без труда поддерживал дистанцию, так что огонь линкора был довольно точным. С приближением 1-й дивизии положение британских крейсеров становилось прямо-таки отчаянным, но в этот критический момент прибыла ударная группа с авианосца HMS Formidable - шесть торпедоносцев «Альбакор» под прикрытием двух истребителей «Фулмар». Итальянский линкор был вынужден открыть интенсивный зенитный огонь и маневрировать, чтобы уклониться от торпед. В 11.30 адмирал Якино прервал бой и скомандовал общий отход в северо-западном направлении.

Воздушные атаки

В 14:30 Vittorio Veneto атаковали три «Бленхейма», но их бомбы не причинив никакого вреда. Через полчаса еще шесть «Бленхеймов» отбомбились с большой высоты. В 15:20 и 17:00 объектами атак бомбардировщиков Королевских ВВС стали крейсера Сансонетти. Хотя пилоты заявили о нескольких близких разрывах, попаданий снова не было. Крейсера 1-й дивизии Каттанео в период с 15:15 до 16:45 «подвергались постоянным атакам, но безрезультатно». Якино с нескрываемой обидой отмечает, что в воздухе не появилось ни одного итальянского или немецкого самолета: «Я чувствовал себя обманутым полным отсутствием взаимодействия. Весь день мы оставались без истребительного прикрытия».

В 15:19 началась вторая атака торпедоносцев с HMS Formidable. По случайному совпадению она совпала с налетом горизонтальных бомбардировщиков. Ударную волну (3 «Альбакора» и 2 «Суордфиша») вел командир 829-й эскадрильи лейтенант-коммандер Дэйлил-Стид. Именно он, ценой собственной жизни, сумел добиться успеха. В 15:30 Vittorio Veneto получил попадание торпеды в кормовую часть, заставившее его снизить скорость до 15 уз.

Пока британские линкоры, напрягая машины, пытались нагнать поврежденного итальянского флагмана, «Бленхеймы» произвели еще четыре налета против крейсерских дивизий, но добились лишь близких разрывов возле Zara, Giuseppe Garibaldi, Trento и Bolzano.

Готовя план ночных действий, адмирал Якино исходил из полученной в 16:00 информации о нахождении британских кораблей в 170 милях на юго-юго-восток от него. Считая, что противник не сможет нагнать его до наступления темноты, адмирал отослал 8-ю дивизию в Бриндизи и организовал тесное кольцо охранения вокруг поврежденного линкора: 1-я дивизия была расположена по правому борту, 3-я дивизия - по левому, эсминцы находились с внешних сторон ордера. Соединение двигалось пятью кильватерными колоннами курсом 300°.

Тем временем для развития успеха с HMS Formidable стартовала третья волна торпедоносцев: шесть «Альбакоров» и два «Суордфиша» под прикрытием двух истребителей. Их появление было замечено итальянцами через 15 минут после захода солнца. Якино приказал повернуть на 30° влево и взять курс строго на запад, надеясь таким маневром сорвать или хотя бы расстроить план атаки. В 19:25, когда уже совсем стемнело, торпедоносцы приблизились, встреченные лучами прожекторов, плотным зенитным огнем и дымовой завесой. Большинство пилотов считали, что атакуют линкор, но в действительности их целями стали крейсера 1-й дивизии. В 19:45 «Альбакор» суб-лейтенанта Уильямса из 826 й эскадрильи (бортовой номер 5А) сбросил торпеду с дистанции 500 м и добился попадания в средний корабль колонны. Это была Pola.

Сообщение о том, что Pola получила попадание и потеряла ход, адмирал получил лишь спустя полчаса, когда на ней сумели запустить аварийные генераторы, а Fiume сообщил об исчезновении переднего мателота. В 20:18 Якино приказал 1-й дивизии повернуть назад и следовать на помощь поврежденному крейсеру, что и привело их к гибели под огнем английских линкоров и торпедами эсминцев.

Первая конвойная битва

Начавшаяся весной 1941 г. переброска в Ливию Германского Африканского корпуса потребовала от итальянского флота активизировать действия на коммуникациях. Для сопровождения войсковых конвоев стали привлекаться крупные надводные корабли. Это вылилось в затяжную ожесточенную кампанию, которая длилась до начала 1942 года. В итальянской литературе она проходит под громким названием «Первая битва конвоев».

Для тяжелых крейсеров она началась 24 апреля 1941 г., когда Trieste и Bolzano с эсминцами Carabiniere, Ascari и 7-й дивизией крейсеров были выделены для прикрытия конвоя (немецкие транспорты «Марбург», «Кибфельс», «Рейхенфельс», итальянские «Бирмания», «Риалто»), вышедшего из Неаполя, но из-за плохой погоды вынужденного задержаться в Палермо, Мессиной и Аугусте до 29-30 апреля.

Trento в операции не участвовал. 6 мая он перешел в Специю на ремонт, продолжавшийся до 5 августа.

Командир 3-й дивизии крейсеров контр-адмирал Бруно Бривонези.

В это время произошли организационные изменения и кадровые перестановки. Поскольку погибшая у Матапана 1-я дивизия была официально расформирована, ее единственный уцелевший корабль был включен в состав 3-й дивизии. Благополучно пережившая гибель систершипов Gorizia закончила ремонт 7 мая и на следующий день с новым командиром - 1 мая им стал капитан 1-го ранга Уго Сальвадори -прибыла в Мессину. Новым командиром Bolzano стал капитан 1-го ранга Франческо Рута, а должность командира 3-й дивизии занял контр-адмирал Бруно Бривонези, в довоенный период командовавший Trento. Наверное, мы не погрешим против истины, если скажем, что везение не было сильной чертой этого офицера, что и подтвердилось в первой же последовавшей операции.

24 мая Gorizia, Trieste и Bolzano сопровождали конвой из трансатлантических лайнеров «Конте Россо», «Марко Поло», «Эсперия» и «Виктория». В 20:45 в 10 милях от мыса Мурро-ди-Порко британская субмарина HMS Upholder (лейтенант-коммандер М. Ванклин) торпедировала «Конте Россо». Из 2729 человек, находившихся на борту судна, спасти удалось только 1432. Остальные суда благополучно достигли Триполи, а крейсера, вернувшиеся в Мессину вечером 25 мая, уже 27-го снова выходили в море для обеспечения их обратного перехода.

Trieste, Bolzano и Gorizia в боевом походе, лето 1941 г.

В течение следующего месяца имело место еще несколько подобных операций: 8-9 июня Trieste и Bolzano с эсминцами Corazziere, Lanciere и Ascari сопровождали лайнер «Эсперия»; 25 июня Trieste и Gorizia вышли в море для защиты лайнеров «Океания», «Нептуния», «Эсперия» и «Марко Поло», но после налета британской авиации конвой вернулся в Таранто, откуда снова вышел 27 июня, 29-го достиг Триполи, на следующий день вышел обратно и 1 июля прибыл в Таранто (в ходе этой операции, 29 июня Bolzano был безуспешно атакован британской подводной лодкой HMS Urge); 16-20 июля Trieste и Bolzano с эсминцами Corazziere, Carabiniere и Ascari снова обеспечивали переход «Океании», «Нептунии» и «Марко Поло» в Триполи и обратно.

Очередная крупная акция англичан состоялась в конце сентября и была связана с проводкой конвоя из Гибралтара на Мальту (операция «Халберд»). Поздним вечером 26 сентября Gorizia под флагом контр-адмирала Бривонези, Trieste и Trento с эсминцами Carabiniere, Corazziere, Lanciere и Ascari вышли из Мессины и к полудню следующего дня находились в 50 милях восточнее м. Карбонара. Выход прошел безрезультатно. Дальнейших сведений о противнике не поступало, поэтому 30 сентября мощное соединение под командованием адмирала Якино (линкоры Littorio и Vittorio Veneto, 5 крейсеров, 14 эсминцев) после бесцельного маневрирования в Тирренском море ушло в Ла-Маддалену на Сардинии. Там 3-я дивизия оставалась до 10 октября, после чего была возвращена в Мессину.

Разгром конвоя «Дуйсбург»

21 октября итальянская воздушная разведка вскрыла прибытие на Мальту двух крейсеров и двух эсминцев. Был сделан вывод, что это соединение предназначено для действия на итальянских коммуникациях, что заставило усилить эскорт североафриканских конвоев.

7 ноября из Неаполя вышел крупный конвой «Бета»[9]. Он состоял из 5 транспортов (немецкие «Дуйсбург», «Сан Марко», итальянские «Рина Коррадо», «Мариа», «Саджитта») и 2 танкеров («Минатитланд» и «Конте ди Мизурата») общей вместимостью 39 839 брт, на которых находилось 172 итальянских и 217 немецких автомобилей, 1600 т боеприпасов, 17 281 т топлива, около 14 000 т различных грузов, а также 145 итальянских, 78 немецких военнослужащих и 21 гражданский пассажир. Непосредственное охранение обеспечивали 6 эсминцев под командованием капитана 1 ранга Уго Бишани (Maestrale, Fulmine, Euro, Grecale, Libeccio, Alfredo Oriani). Дальнее прикрытие осуществляла 3 я дивизия крейсеров контр-адмирала Бривонези (Trento и Trieste с эсминцами Granatiere, Fuciliere, Bersagliere, Alpino).

«До установления контакта с противником, - констатируют Джек Грин и Алессандро Массиньяни, - от дальнего прикрытия было мало проку, так как инициативой владели англичане. Тем не менее и Бривонези, и Супермарина считали атаку надводных сил практически невозможной... и готовились только к ночным воздушным налетам. Единственным объяснением этого взгляда может быть недостаток у итальянцев опыта ночных боев, а также полное отсутствие радаров. Иными словами, они исходили не из возможностей врага, а из своих собственных».

Маршрут конвоя проходил восточнее Мальты. Бривонези держался в пределах видимости от конвоя, следуя зигзагом на скорости 16 узлов, тогда как тихоходные суда тащились 9-узловым ходом. В 22 часа 8 ноября Trento и Trieste находились на правой раковине конвоя, Granatiere и Bersagliere - чуть впереди крейсеров, Fuciliere и Alpino - позади. С 22:00 до полуночи отряд прикрытия шел за кормой транспортов, держась между ними и Мальтой; в 24 часа временно вышел на траверс конвоя, а в 00:30 сместился на правую раковину.

Около 01:00 находившийся в 135 милях от Сиракуз конвой подвергся внезапной атаке. Британское соединение «К» - крейсера HMS Aurora, HMS Penelope, эсминцы HMS Lively, HMS Lance - из расшифровок итальянских радиопереговоров имело точные сведения о составе и маршруте каравана и применило обычную тактику. Англичане обнаружили противника с помощью радара и открыли огонь раньше, чем итальянцы заметили их. После этого соединение кильватерной колонной повернуло на юго-восток, описывая вокруг конвоя дугу в направлении против часовой стрелки.

Разгром конвоя «Дуйсбург». Схема боя 8 ноября 1941 г.

Bersagliere сообщил на Trieste о присутствии неприятельских кораблей, как только те открыли огонь. Адмирал Бривонези немедленно приказал увеличить скорость и повернуть вправо. В 01:03 головной Trieste открыл огонь по крейсеру с дистанции 8000 м, через две минуты то же сделал Trento, а в 01:08 он выпустил осветительный снаряд. Итальянцы были уверены, что добились попаданий, но на самом деле англичане до конца боя не видели ни всплесков падений снарядов, ни самих крейсеров и даже не подозревали об их присутствии. До 01:25, когда, по докладам артиллерийских офицеров, британские корабли вышли за пределы досягаемости орудий, Trento и Trieste безрезультатно выпустили 207 203-мм и 82 100-мм снаряда. В 01:29 тяжелые крейсера повернули на север, чтобы попытаться перехватить британское соединение при возвращении на Мальту, однако горящие суда и постоянно ставившиеся эсминцами дымовые завесы делали это безнадежным. Завершив разгром конвоя, англичане незамеченными прошли за кормой 3-й дивизии.

Итальянцы потеряли в бою все семь судов и эсминец Fulmine. На рассвете осматривавшие район в поисках уцелевших людей крейсера подверглись атаке подводной лодки HMS Upholder (лейтенант-коммандер М. Ванклин). Trento сумел уклониться от трехторпедного залпа, но одна из торпед поразила эсминец Libeccio. Euro[10] несколько часов буксировал поврежденный корабль, но затем тот переломился и затонул.

«Несомненно, исход боя был очень серьезным поражением итальянцев, - с прискорбием заключает М.-А. Брагадин. -Действия итальянских кораблей были нескоординированы и временами просто ошибочны... Основными факторами, приведшими к столь плачевному исходу, были новое техническое оснащение и превосходящее тактическое искусство... Англичане обеспечили своих моряков новой техникой, которая совершила революцию в тактике ночных боев».

Командир 3-й дивизии крейсеров контр-адмирал Анджело Парона.

Бривонези и Бишани были отстранены от командования, а Бривонези попал под трибунал, но в конечном итоге 5 июля 1942 г. был оправдан и назначен старшим военно-морским начальником на Сардинии. 3-ю дивизию крейсеров принял контр-адмирал Анджело Парона, в довоенные годы командовавший Trieste, а в начале войны возглавлявший флотилию итальянских субмарин, действовавшую в Атлантике (так называемое командование «BETASOM»).

Повреждение Trieste

В ночь на 21 ноября Мессина подверглась налету британских бомбардировщиков, Gorizia получила повреждения - в корпусе и надстройках крейсера насчитали более 200 осколочных пробоин. Несмотря на это, в тот же день она приняла участие в обеспечении проводки очередного конвоя.

Ситуация со снабжением североафриканской группировки к тому времени достигла критической отметки, поэтому итальянцы начали крупную операцию, одновременно отправив в Ливию четыре конвоя и легкий крейсер Luigi Cadorna с грузом бензина. Для их прикрытия в море вышли 3-я (Gorizia под флагом адмирала Парона, Trento и Trieste) и 8-я (Giuseppe Garibaldi и Duca degli Abruzzi) дивизии крейсеров. Как и в предыдущих случаях, английская разведка заранее вскрыла отправку конвоев, и на их пути были развернуты подводные лодки, а с мальтийских аэродромов подняты торпедоносцы и бомбардировщики.

3-я дивизия вышла из Мессины вечером 21 ноября в сопровождении 11-го и 12-го дивизионов эсминцев. На этот раз крейсерам было приказано идти впереди конвоя. Сразу после выхода корабли и суда подверглись налету авиации, а в 23:10, находясь в точке с координатами 37'48' с.ш. и 15'32’ в.д. 37.80° с. ш. 15.5333° в. д.  Показать на карте, Trieste был торпедирован британской подводной лодкой HMS Utmost (лейтенант-коммандер Кейли).

Попадание пришлось на второе котельное отделение, почти сразу оказались затопленными три отсека. Последовавший взрыв котла №3 произвел грандиозные разрушения, однако потушил начавшийся пожар разлившейся нефти. Корабль временно потерял ход. К счастью, переборки выдержали, и распространение воды вскоре удалось прекратить. По отзыву командира, команда корабля действовала самоотверженно. Образцом героизма стал электрик Годеас: он оказался отрезанным в помещении поста управления кингстонами, но продолжал выполнять свои обязанности; освободить его удалось только по прибытии в базу. Спустя час после торпедирования были подняты пары в котлах кормовой группы, и Trieste в сопровождении эсминцев Carabiniere и Corazziere медленно двинулся в направлении Мессины, куда прибыл в 07:30 22 ноября. Ремонт крейсера продолжался до июля 1942 г.

Августовская конвойная битва — повреждение Bolzano

Несмотря на горькую гибель Trento, к июлю 1942 г. 3-я дивизия восстановила свой состав - после ремонта в строй вернулись Trieste и Bolzano (последний - с новым командиром, капитаном 1-го ранга Марио Меццадра). 17 июля находившиеся в Мессине Gorizia и Bolzano посетил наследный принц Умберто.

В начале следующего месяца из перехвата британских радиограмм Супермарина сделала вывод, что противник готовит крупную операцию в Западном Средиземноморье. 10 августа стало известно о выходе из Гибралтара огромного конвоя в составе 62 судов и кораблей охранения. Начиналось одно из самых известных морских сражений Второй мировой войны, известное по британским источникам как операция «Пьедестал», в итальянских же проходящее под названием «Битва середины августа». Перипетии этой драмы хорошо освещены в литературе (в частности, на русском языке издана прекрасная работа Питера Смита «Пьедестал»), поэтому мы ограничимся лишь описанием участия в ней итальянских тяжелых крейсеров...

К тому времени топливная проблема стояла перед итальянским флотом настолько остро, что ни о каком участии в контр-операции линейных кораблей не могло быть и речи. Вместо этого был задействован план использования легких сил и крейсеров 3-й и 7-й дивизий. В соответствии с ним, из Кальяри вышли легкие крейсера Eugenio di Savoia и Raimondo Montecuccoli, из Мессины - тяжелые крейсера Gorizia и Bolzano, из Неаполя - легкий крейсер Muzio Attendolo, из Генуи - тяжелый крейсер Trieste. Их сопровождали 11 эскадренных миноносцев. В 19 часов 12 августа корабли соединились в 60 милях севернее о. Устика и направились на юг, чтобы встретить противника в районе о. Пантеллерия, где мощный эскорт, как правило, покидал конвой.

В течение предшествующей ночи и дня подводные лодки, торпедные катера и самолеты стран «Оси» нанесли конвою серьезные потери. Вступление в бой итальянской эскадры, по мнению подавляющего большинства историков, превратилось бы в настоящую катастрофу. Однако, поскольку на Мальте обнаружили большое количество английских самолетов, было необходимо дать эскадре воздушное прикрытие, силы итало-германской истребительной авиации были слишком малы, чтобы одновременно прикрывать и корабли, и собственные бомбардировщики. Вечером 12 августа между штабами различных видов вооруженных сил в Риме разгорелись горячие споры. Окончательное решение принимал лично Муссолини, высказавшийся в пользу авиации. Когда попытки получить прикрытие с воздуха провалились, около полуночи Супермарина приказала крейсерам возвращаться.

Как пишет П. Смит: «Отказ от операции флота не только снял самую страшную угрозу конвою «Пьедестал», но и привел к потере нескольких тысяч тонн драгоценного топлива, которые были израсходованы во время перехода эскадры на большой скорости. Но в дальнейшем возникли еще более тяжелые последствия...»

После отмены операции 7-я дивизия крейсеров взяла курс на Неаполь, а 3-я дивизия и Muzio Attendolo - на Мессину. Маршрут второй группы пролегал между островами Стромболи и Салина, где утром 13 августа находилась британская подводная лодка HMS P-42[11]. В 07:43 ее гидроакустик зафиксировал шумы винтов прямо по курсу, так что командиру субмарины лейтенанту Алистеру Марсу пришлось проявить мастерство, занимая позицию для торпедной атаки. В перископ он заметил четыре крейсера, шедших двумя кильватерными колоннами в окружении эскадренных миноносцев. Один из них прошел настолько близко, что Марс даже успел заметить «неопрятного матроса, который курил трубку, опершись на бомбомет». Сразу после этого лодка быстро развернулась и в 08:05 произвела четырехторпедный залп с временным интервалом по ближайшему крейсеру. Другой крейсер, шедший в дальней колонне, перекрывал его силуэт, что служило Марсу подстраховкой на случай промаха. Дистанция до цели составляла не более 7-8 кабельтовых, и это обеспечило попадание даже несмотря на то, что Марс ошибся в оценке скорости эскадры на семь узлов (он считал, что итальянцы идут 25-узловым ходом)! Через 2 минуты 15 секунд прогремел взрыв, еще через 15 секунд - второй.

Схема атаки подводной лодки HMS Р-42.

Итальянские крейсера двигались 18-узловым ходом. Левую колонну составляли Gorizia и Bolzano, правую - Trieste и Muzio Attendolo; в охранении находилось 8 эскадренных миноносцев. В момент выстрела эсминец Fuciliere обнаружил перископ по левому борту и немедленно поднял тревогу. Немедленный поворот на левый борт позволил Gorizia убрать корму с линии залпа. Торпеды пошли дальше, и одна из них попала в носовую часть шедшего вторым в дальней правой колонне Muzio Attendolo, который начал уклоняться вправо, но осуществлял маневр недостаточно быстро. У него оказался оторванным кусок носовой оконечности длиной 25 м, но несмотря на это, к вечеру корабль сумел своим ходом дойти до Мессины.

Trieste в боевом походе, 1942 г.

Однако за несколько мгновений до этого последняя торпеда чрезвычайно удачного залпа поразила двигавшийся вторым в левой колонне Bolzano, также пытавшийся отвернуть вправо. Его положение сразу оказалось весьма тяжелым. Торпеда разворотила топливную цистерну, залитыми водой оказались шесть отсеков силовой установки. Погиб всего один человек. Хотя опасности гибели корабля от затопления и не существовало, из-за разлившегося топлива возник сильнейший пожар. Огонь начал распространяться по внутренним отсекам и вскоре достиг погребов носовой башни главного калибра. Опасаясь взрыва, капитан 1-го ранга Меццадра приказал затопить погреб и выброситься на мелководье. В 13:30 крейсер с сильным креном на левый борт приткнулся к прибрежной отмели у острова Панарея, где горел до следующего дня.

Контр-адмирал Парона оказался вынужденным разделить свое соединение. Два эсминца он выделил в сопровождение поврежденному Muzio Attendolo. Еще один сопровождал Gorizia и Trieste (прибыли в Мессину в 11:46). Остальные пять остались на месте инцидента - охранять Bolzano и вести поиск подводной лодки. В течение 45 минут они сбросили в район нахождения HMS P-42 105 глубинных бомб, но это не причинило подлодке даже легких повреждений. Однако само их присутствие огородило сидящий на мели крейсер от повторных атак. На лодке слышали непрекращающийся шум их винтов, поэтому Марс считал, что преследование продолжается, и решился всплыть только вечером, когда экипаж уже начал мучаться от кислородного голодания.

Лишь 15 сентября Bolzano сняли с мели и отбуксировали в Неаполь, а оттуда в Специю, для ремонта, который решено было совместить с перестройкой в авианесущий корабль-быстроходный транспорт. Для переоборудования Bolzano были закуплены некоторые материалы, но работы были приостановлены из-за недостатка рабочих рук и материалов, других приоритетов и частых налетов авиации союзников. До начала перемирия и захвата крейсера немцами переоборудование практически так и не началось.

Гибель Trieste

Trieste под бомбами американской авиации в Ла-Маддалене, 10 апреля 1943 г.
Trieste под бомбами американской авиации в Ла-Маддалене, 10 апреля 1943 г.

Осенью 1942 г. стратегическое положение стран «Оси» в бассейне Средиземного моря резко ухудшилось. Англо-американские войска высадились в Северной Африке, армия Монтгомери под Эль-Аламейном нанесла поражение войскам Роммеля и развивала наступление на Ливию, но для итальянского флота особенно неприятным стало появление на театре 9-й воздушной армии США. 4 декабря американские бомбардировщики произвели первый налет на территорию Италии, выбрав целью линкоры на рейде Неаполя. После этого базирование кораблей на Мессину было признано опасным, и 10 декабря 3-я дивизия крейсеров перешла в Ла-Маддалену на северо-восточной оконечности Сардинии.

Через пять дней Trieste в очередной раз сменил командира - им стал капитан 1-го ранга Розарио Виола. Впрочем, вывести корабль в море ему уже не довелось. Катастрофическое положение с топливом и господство авиации союзников в воздухе привязали крупные корабли итальянского флота к якорным стоянкам. Впрочем, и они не гарантировали безопасности.

В начале апреля 1943 г. американская воздушная разведка обнаружила стоянку 3-й дивизии в Ла-Маддалене. 10 апреля в 13:45 над гаванью появились 84 американских бомбардировщика В 17 «Летающая крепость» из состава 12-й воздушной армии ВВС США[12].

Две волны по двенадцать самолетов 99-й бомбардировочной группы выбрали своей целью Trieste. Бомбометание производилось 1000-фунтовыми бомбами с высоты 5700 м, каждый В-17 нес по пять бомб с установкой задержки взрывателей на 0,1 с. Крейсер получил несколько прямых попаданий; были основательно разрушены надстройки, вспыхнул сильный пожар, в корпус начала поступать вода. Борьба за живучесть, осложненная тем обстоятельством, что в районе разрушения оказались дежурные электростанция и котельное отделение, продолжалась около двух часов, но успеха не имела. В 16:13 крейсер опрокинулся через правый борт и затонул на глубине около 20 м. Потери экипажа составили 30 убитых и 50 раненых.

Gorizia получила три прямых попадания. Одна бомба пробила крышу башни №3 и взорвалась внутри, вырвав кормовую бронеплиту. Две других бомбы взорвались впереди на главной палубе по левому борту, причинив серьезные повреждения надстройкам. Несколькими близкими разрывами была повреждена бортовая обшивка, что привело к затоплению ряда отсеков, но благодаря грамотной борьбе за живучесть корабль сохранил остойчивость и мореходность.

Кроме того, в ходе налета в гавани были потоплены торпедные катера MAS-501 и MAS-503.

Из списков флота Trieste исключили в один день с систершипом - 18 октября 1946 г. Тем не менее, точка в его судьбе была поставлена лишь десятилетием спустя...

Испанская эпопея Trieste

Подъем крейсера Trieste, июнь 1950 г.
Корпус Trieste в доке в Специи, 1950 г.

После окончания гражданской войны в Испании режим Франко начал разрабатывать амбициозные планы возвращения стране давно ею утраченного статуса великой морской державы. Одной из важнейших особенностей послевоенных кораблестроительных программ стало включение в них принципиально нового для испанского флота класса кораблей - авианосцев. Первоначально испанцы рассчитывали на получение с германской помощью чертежей недостроенного французского авианосца Joffre или немецкого Graf Zeppelin, затем появились планы перестройки ряда гражданских судов и тяжелого крейсера Canarias. Финальным аккордом испанских мечтаний об авианосце стала авантюра с покупкой Trieste.

В 1950 г. корпус крейсера был поднят и отбуксирован из Маддалены в Специю, где спрямлен и поставлен в док в ожидании предстоящей продажи на слом. Однако в конце того же года корабль был предложен его тогдашним владельцем - судоподъемной фирмой «Микопери» - к приобретению испанским флотом. По данным Хуана Луиса Коэльо Лильо, инициаторами выступили какие-то бывшие итальянские участники гражданской войны в Испании.

Буксир «Тэмз» переводит корпус Trieste из Картахены в Эль-Ферроль, 3 сентября 1951 г.
Корпус Trieste в доке в Эль-Ферроле, июль 1952 г.
Корпус Trieste, Эль-Ферроль.

Испанцы неожиданно ухватились за эту идею. Уже 15 декабря 1950 г. бывший крейсер в Специи был осмотрен авторитетной испанской комиссией во главе с самим Директором кораблестроения генерал-инженером Фурньером. С корабля к этому времени было демонтировано все вооружение и большая часть надстроек, но сам корпус и главная энергетическая установка находились в достаточно хорошем состоянии. Хорошая сохранность механизмов объяснялась тем, что при гибели Trieste из его поврежденных топливных цистерн во внутренние отсеки корабля попало большое количество нефти, ставшей своеобразным консервантом на все семь лет его пребывания под водой.

12 января 1951 г. доклад комиссии был передан начальнику Главного морского штаба адмиралу Альфонсо Арриага, который спустя четыре дня собрал для его обсуждения чинов Главного морского штаба. На этом заседании было высказано мнение, что можно за умеренные средства и в сравнительно короткие сроки перестроить Trieste в авианосец для испанского флота. Эта рекомендация была единодушно поддержана на заседании, а позднее и морским министром адмиралом Франциско Регаладо Родригесом, который вскоре обратился в правительство с просьбой о выделении средств на покупку бывшего итальянского крейсера.

Уже 8 февраля 1951 г. Советом Министров Испании было принято соответствующее решение и вскоре при использовании в целях обеспечения секретности предприятия в качестве посредника национальной судоходной компании «Элькано» было достигнуто соглашение с «Микопери» о приобретении Trieste за 38 394 тыс. песет (около 960 тыс. долл. США), причем из-за острой нехватки валюты в Испании 28 872 тыс. песет из этой суммы покрывалось бартерными поставками металла и руды. Деньги были выделены декретом правительства от 6 апреля, причем флот был обязан позднее компенсировать эти средства передачей Министерству промышленности и торговли металлолома из своих фондов.

Контракт был окончательно заключен в Специи 19 мая, причем официально «Элькано» покупала старый корабль для его разборки на металл в Испании. Испанцами предполагалось отбуксировать Trieste на верфь в Эль-Ферроле на Атлантическом побережье, однако из-за необходимости проведения дополнительных корпусных работ для столь долгого путешествия первоначально было принято решение отвести корабль в Картахену, куда бывший крейсер и был приведен 14 июня английским буксиром «Зеландия». Там предприятием «Базан» были начаты подготовительные работы.

Однако в это время в судьбе этого экзотического прожекта произошел поворот. 20 июля 1951 г. адмирала Регаладо на посту морского министра сменил адмирал Сальвадор Морено. Тремя месяцами ранее новым начальником ГМШ вместо Арриаги стал адмирал Рафаэль Эстрада. Новое руководство ВМФ подвергло сомнению затею с Trieste. Корпус корабля был подвергнут новому тщательному осмотру в Картахене. Результаты этой инспекции, а также предварительных технических проработок продемонстрировали огромные трудности материального и технического порядка, стоящие на пути его перестройки в авианосец, реальная же стоимость такого переоборудования с учетом необходимых ремонтных работ была оценена как по меньшей мере равная строительству нового корабля. 28 августа 1951 г. на заседании ГМШ с участием нового морского министра Морено было принято единодушное решение о передаче Trieste на слом.

Таким образом, отказ от перестройки крейсера в авианосец был решен, еще когда его корпус находился в Картахене. Тем не менее 3 сентября 1951 г. голландский буксир «Тэмз» начал буксировку остова в Эль-Ферроль, куда они прибыли 11 сентября. Там экс-Trieste был поставлен в старый док №2 военно-морской верфи. Хотя в июле 1952 г. еще выдвигалось предложение о его восстановлении в качестве крейсера ПВО с главным вооружением в виде спаренных 120-мм универсальных орудий, очередная комиссия, осмотревшая корпус корабля в том же месяце, окончательно поставила точку в идеях практического приспособления бывшего итальянского «утопленника» под что-либо. Корпус Trieste тихо ржавел в Эль-Ферроле, пока не был окончательно разобран между 1956 и 1959 гг.

Примечания

  1. В годы Второй мировой войны в итальянском флоте существовало шесть адмиральских чинов: в порядке возрастания - Contrammiraglio, Ammiraglio di Divisione, Ammiraglio di Squadra, Ammiraglio di Squadra designato di Armata, Ammiraglio d'Armata и Grand'Ammiraglio. При этом звание Contrammiraglio соответствовало армейскому бригадному генералу и употреблялось крайне редко, в то время как Ammiraglio di Squadra и Ammiraglio di Squadra designato di Armata не всегда различаются даже в итальянских источниках. В связи с этим, если не указано особо, принят следующий вариант перевода: Contrammiraglio - младший контр-адмирал, Ammiraglio di Divisione - контр-адмирал, Ammiraglio di Squadra - вице-адмирал, Ammiraglio di Squadra designato di Armata - адмирал, Ammiraglio d'Armata - адмирал флота, Grand'Ammiraglio - гранд-адмирал.
  2. Из состава 12-го дивизиона эсминцев.
  3. В 1938-1939 гг. в звании контр-адмирала командовал 1-й дивизией крейсеров.
  4. Bolzano впервые вел в бой капитан 1 ранга Франко Мауджери, до этого командовавший легким крейсером Bande Nere.
  5. Мыс Теулада, по близости с которым получило название описываемое сражение, является самой южной точкой острова Сардиния, мыс Спартивенто находится примерно в 10 милях восточнее. Во избежание путаницы, следует отметить, что в Италии есть еще один мыс Спартивенто, расположенный на южной оконечности полуострова Калабрия.
  6. В действительности перестрелка велась на меньших дистанциях, причем за время сражения тяжелые крейсера выпустили 673 снаряда главного калибра, добившись всего двух попаданий!
  7. В английской военно-исторической литературе для широкой публики источник данной информации долгое время замалчивался. Дело в том, что она была получена из расшифровок радиообмена германских военно-воздушных сил, произведенных при помощи системы «Ультра», которая оставалась засекреченной в Великобритании до 1975 года.
  8. Trieste выпустил 132 бронебойных снаряда, Trento - 204 бронебойных и 10 фугасных, Bolzano - 189 снарядов.
  9. В литературе конвой обычно идентифицируется как «Дуйсбург» - по названию самого крупного судна.
  10. Эсминцем Euro в этом бою командовал капитан 3-го ранга Мигала Фульгози - в будущем командир Bolzano.
  11. В январе 1943 г. субмарина получила название Unbroken, а в 1944 г. была передана по ленд-лизу советскому флоту.
  12. В большинстве публикаций налет ошибочно приписывается бомбардировщикам В-24 «Либерейтор» 9-й воздушной армии США.

Список командиров

  • 1. Капитан 1-го ранга Луиджи Айелло
  • 2. Капитан 2-го ранга Умберто дель Гранде
  • 3. Капитан 1-го ранга Умберто Русселле
  • 4. Капитан 1-го ранга Розарио Виола

Галерея изображений

Литература и источники

  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперкрейсера Муссолини. Если бы не адмиралы!. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 128 с. — ISBN 978-5-699-50944-7
  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперлинкоры Муссолини. Главные неудачники Второй Мировой.. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2010. — 176 с. — ISBN 978-5-699-39675-7
  • Патянин С.В. Прооклятые линкоры. «Цезарь» ставший «Новороссийском». — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 176 с. — ISBN 978-5-699-46587-7
  • Малов А.А., Патянин С.В. Крейсера типов «Монтекукколи» и «Аоста». «Пожарная команда» итальянского флота. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2019. — 160 с. — ISBN 978-5-04-100726-3

Видео