Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Ugolini Vivaldi (1929)

Ugolini Vivaldi (1929)

Перейти к: навигация, поиск

Эскадренный миноносец Ugolini Vivaldi

Navigatori_Pic_41.jpg
Служба
Италия_флаг_ВМС_с_тенью.png
Королевские ВМС Италии
Исторические данные
16.05.1927 Заложен
09.01.1929 Спущен на воду
25.07.1929 Выход на испытания
06.03.1930 Введен в строй
10.09.1943 Гибель
Общие данные
1908 / 2603 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
106,98 / 10,2 / 3,51/4,35 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
179 чел. Общая численность
чел. Офицеры
170 чел. Матросы
Бронирование
8-10 мм. Башни
Вооружение

Артиллерия главного калибра:

Минно-торпедное вооружение:

Однотипные корабли


Navigatori_0019.jpg
Ugolini Vivaldi (рус. «Уголини Вивальди») — эскадренный миноносец типа Navigatori Королевских военно-морских сил Италии. Участвовал во Второй мировой войне. Вечером 9 сентября 1943 года тяжело поврежден германской береговой артиллерией, потом авиацией, ночью оставлен экипажем, утром 10.9.1943 затонул.

Проектирование и постройка

Французский контр-миноносец типа Jaguar (1923 г.). Копия подлинного чертежа.
Эскизный проект размещения авиационного вооружения на эсминцах типа Navigatori, 1926 г. Копия подлинного чертежа.
Легкий скаут типа Navigatori. Копия подлинного чертежа фирмы «Одеро», соответствующая Ugolini Vivaldi и Antonio Usodimare.

После всестороннего изучения новейших французских контр-миноносцев типа Jaguar кораблей, в 1925 году итальянский Морской министр адмирал Джузеппе Сирианни сформулировал требования к новому типу эсминца. При проектном водоизмещении в 1500 т, такой корабль должен был нести вооружение из шести 120-мм орудий в трех спаренных установках и двух трехтрубных 533-мм торпедных аппаратов. По мнению итальянских специалистов, данный калибр артиллерии являлся оптимальным, поскольку позволял разместить на борту больше орудий и придать им более высокую скорострельность. Тем самым достигалась высокая плотность огня, позволявшая добиваться большего числа попаданий и тем самым компенсировать меньший вес снаряда. Важнейшим требованием к проекту являлась скорость - не менее 38 узлов. Этого планировалось достичь за счет снижения удельного веса силовой установки и увеличения паропроизводительности котлов. Особо оговаривалось, что для уменьшения заметности и получения тем самым преимущества в случае боевого столкновения, размеры итальянских кораблей должны быть меньше, чем у французских контр-миноносцев.

Работы над проектом возглавил генерал Корпуса корабельных инженеров Джузеппе Рота (итал. Giuseppe Rota), детальную проработку вело конструкторское бюро фирмы «Одеро». Отправной точкой для создания корпуса послужил проект скаутов типа Leone. По первоначальному проекту 1926 года, в духе модных тенденций того времени, корабли планировалось оснастить авиационным вооружением. Его размещение повторяло в уменьшенном варианте схему, примененную на скаутах (легких крейсерах) типа Condottieri первой серии. В окончательном варианте проекта от авиационного вооружения отказались, 120-мм/45 орудия заменили новыми, с длиной ствола 50 клб., отказались от третьего 40-мм автомата позади носовой трубы, заменили 25-см прожектор на фок-мачте на более мощный 50-см, из-за чего саму мачту пришлось сделать треногой.

Морское министерство было полностью удовлетворено проектом. В том же 1926 году был выдан заказ на строительство 12 единиц, который распределили между пятью различными верфями. 23 июня 1927 г. королевским декретом №1328 корабли были внесены в списки итальянского флота и зачислены в класс эскадренных миноносцев (cacciatorpedinieri). Свои названия они получили в честь знаменитых итальянских мореходов и потому известны как тип Navigatori (от итал. Navigatori - мореплаватели).

Название (бортовое обозначение) Строитель Заложен Спущен на воду Вошел в строй
Ugolini Vivaldi «Odero», Сестри-Поненте (Генуя) 16.5.1927 9.1.1929 6.3.1930

Едва первые представители серии начали вступать в строй, выявилась их малая остойчивость, присущая многим итальянским кораблям того времени. Для устранения этого недостатка, начиная с апреля 1930 года, первые десять эсминцев поставили на модернизацию. Работы заняли от двух до шести месяцев и были закончены к сентябрю 1931 г.; на Alvise da Mosto и Antonio Pigafetta все изменения были произведены в процессе достройки.

Эсминец назван в честь Уголино Вивальди - уроженец Генуи; в 1291 г., вместе с братом Вадино, организовал экспедицию на галерах «Аллегранца» и «Сан-Антониои» с целью выйти в Атлантический океан, обогнуть Африку и добраться до Индии. Больше о братьях не было никаких известий, хотя, по косвенным свидетельствам, они дошли до побережья Сенегала и первыми из европейцев побывали на Канарских островах.

Ugolini Vivaldi имел официальный девиз «Con la prora diritta a gloria e a morte» («Прямой дорогой к славе и к смерти»).

Описание конструкции

Корпус

Поперечные сечения с указанием номеров шпангоутов.
Emanuele Pessagno, 1934 г.
Носовая надстройка Nicoloso da Recco (первоначальный вариант), начало 1930 г.
Поперечные сечения с указанием номеров шпангоутов.

Корпус Navigatori изготавливался по большей части из оцинкованной стали высокого сопротивления; форштевень - из кованой стали. Система набора днища - продольная. Плоский вертикальный киль высотой 610 мм и два боковых стрингера, непрерывные на всем протяжении корпуса, обеспечивали продольную прочность. На всей длине корпуса имелось двойное дно. Поперечный набор включал 186 шпангоутов, нумерация которых велась от носа в корму. Величина шпации составляла 560 мм в районе машинно-котельных отделений (от 54-го до 163-го шпангоута) и 585 мм за их пределами. Также в районе машинно-котельных отделений имелись две вертикальных продольных переборки, опиравшиеся на продольные стрингеры и поднимавшиеся до верхней палубы. Они обеспечивали дополнительную продольную прочность корпуса. Бортовые отсеки (коффердамы) использовались для хранения нефти и смазочного масла. В носовой части (от форштевня до шп.54) имелась продольная вертикальная переборка, доходившая по высоте до средней палубы (платформы). Снаружи корпуса имелось два коротких боковых киля длиной 23,83 м и высотой 660 мм.

Корпус делился на отсеки 19 водонепроницаемыми переборками, из которых тринадцать доходили до верхней палубы (три переборки в носу - до палубы полубака), а остальные шесть - только до средней. Navigatori имели необычно протяженный полубак - его длина составляла 42,6 м, высота 2,2 м. По замыслу конструкторов, это должно было способствовать повышению мореходности.

Несмотря на отказ в окончательном проекте от авиационного вооружения, эсминцы сохранили трехъярусную носовую надстройку. На ее нижнем ярусе располагались каюты главных старшин и вентиляторы носовых котельных отделений; на втором - центральный артиллерийский пост, радиорубка и походная каюта командира; на третьем - ходовая и штурманская рубки.

Средняя надстройка, образованная кожухом котельных отделений, имела ширину 4,1 м и высоту 1,5 м в центральной части и 2,2 м под площадкой среднего орудия и кормового поста управления огнем. Она не содержала жилых или служебных помещений, за исключением небольшого поста управления силовой установкой, располагавшегося под платформой орудия №2 с правого борта.

Кормовую надстройку занимали канцелярия, кладовые и тамбур офицерских помещений. Nicoloso da Recco, проектировавшийся в качестве флагманского корабля, отличался от систершипов увеличенными размерами кормовой надстройки, в которой оборудовались помещения для адмирала и его штаба.

Энергетическая установка и механизмы

Antonio Usodimare на мерной миле у м. Кьяппа, 20 июня 1929 г. Скорость - 39,78 уз. Вооружение отсутствует.
Nicoloso da Recco на мерной миле у Анконы . Скорость 41,5 уз. Средняя 120-мм установка еще не смонтирована.

Эсминцы типа Navigatori оснащались двухвальной паротурбинной энергетической установкой, включавшей четыре водотрубных котла с пароперегревателями и два турбозубчатых агрегата (ТЗА). Носовой ТЗА работал на левый вал, кормовой - на правый. Длина их валопроводов составляла соответственно 47,6 и 20,8 м. Корабли разных фирм получали котлы и турбины различных систем, кроме того, имелись отличия в части вспомогательного оборудования, винтов и некоторых деталей котлов и трубопроводов. Каждый агрегат включал в себя турбины высокого и низкого давления. Все эсминцы оснащались одноступенчатыми редукторами системы «Ансальдо» с системой принудительной смазки.

В нормальных условиях каждый турбозубчатый агрегат обслуживался группой из двух котлов, хотя главная паровая магистраль позволяла организовывать подачу пара от любого котла к любому ТЗА. Носовые котлы были несколько смещены к левому борту, кормовые - к правому, дымоходы каждой группы выводились в общую трубу. Внутри группы котлы располагались «спина к спине», симметрично относительно переборки, разделяющей котельные отделения. Каждая группа котлов оборудовалась главным питательным турбонасосом центробежного типа, располагавшемся в соответствующем машинном отделении. Кроме того, в каждом котельном отделении имелось по два вспомогательных питательных насоса «Вейр» и по два подогревателя нефти. Распыление топлива в котле обеспечивали 4 тройных форсунки системы Межани. Для подачи к ним нефти служили два паровых топливных насоса «Вейр» (на кораблях постройки «C.N.Q.» - по одному насосу «Дуплекс»), связанные общим коллектором, чтобы котел мог питаться от любого насоса или обоих одновременно.

Рабочее давление пара - 22 кг/см², проектная мощность механизмов - 55 000 л.с. Нормальное время подготовки к походу при погашенных котлах - 4 часа 25 минут, экстренное - на час меньше.

Топливо хранилось в 16 изолированных цистернах (10 в носу и 6 в корме), расположенных ниже средней палубы. Еще 8 цистерн находились в бортовых отсеках в районе машинно-котельных отделений. Нормальный запас в первоначальном проекте составлял 320 т, но к моменту окончания постройки был увеличен примерно до 450 т; полный запас по вместимости цистерн - 580 т, но на некоторых единицах, с использованием дополнительных отсеков, оборудованных для хранения нефти, в перегруз принималось до 630 т.

Результаты ходовых испытаний
Корабль Дата Водоизмещение, т Частота вращения винтов, об./мин Средняя мощность, л.с. Средняя скорость, уз.
Ugolini Vivaldi * 25.7.1929 1942 417 . 39,69
Примечание : * Мерная миля м. Кьяппа - скала Ферале (р-н Генуи).

Электрическая сеть напряжением 110 В постоянного тока питалась от трех турбогенераторов мощностью по 30 кВт и двух дизель - генераторов по 18 кВт. Они располагались в отсеке перед носовым котельным отделением: дизель-генераторы - на верхней палубе, турбогенераторы - под ними, на платформе. От них расходилось 14 независимых сетей, обеспечивавших внутреннее и внешнее освещение, питание прожекторов, радиостанций, систем управления стрельбой и других пользователей. Аварийное освещение обеспечивалось резервными сетями, питаемыми от аккумуляторных батарей по 10 элементов в каждой.

Согласно исходному проекту, эсминцы снабжались балансирным рулем площадью 8,02 м2. В ходе испытаний выяснилось, что диаметр циркуляции на 20-узловом ходу при перекладке руля на максимальный угол 35° достигал совершенно неприемлемой величины 500 м. Поэтому в 1932 году для улучшения маневренности и повышения надежности рулевого привода руль был заменен новым, полубалансирным, с увеличенной до 9,2 м2 площадью. Он выступал ниже линии киля на 75 см.

Вооружение

120-мм/50 спаренная артиллерийская установка «Ансальдо» обр. 1926 г.
Основная статья: 120-мм/50 орудие Ansaldo Model 1933
Основная статья: 40-mm/39 автомат Vickers-Terni M1917
Основная статья: 13,2-мм/76 пулемет Breda Model 1931
120-мм/50 артиллерийская установка №2 на Leone Pancaldo, 1929 г.
40-мм/39 автомат «Викерс-Терни» обр. 1917 г.

В 1926 году на вооружение было принято новое 120-мм/50 орудие «Ансальдо» с увеличенной скорострельностью и дальностью стрельбы, и «мореходы» стали первыми кораблями, оснащенными им.

При собственном весе 5552 кг и полной длине 6400 мм, орудие придавало 23,15-кг снаряду начальную скорость 950 м/с, что обеспечивало дальность стрельбы до 22 000 м. Впоследствии, для уменьшения износа ствола, начальную скорость уменьшили до 920 м/с, что привело к снижению дальности стрельбы до 19 600 м. Орудие имело горизонтально-скользящий затвор и раздельно-гильзовое заряжание (масса метательного заряда 9,7 кг). Практическая скорострельность составляла 6-7 выстрелов в минуту.

Артиллерийские установки на эсминцах данного типа имели то же обозначение, что и сами орудия - «Ansaldo» Mod.1926. Стволы в такой установке размещались в общей люльке. Несмотря на это, общий вес установки достигал 20 238 кг, что потребовало внедрения электрических приводов вертикальной и горизонтальной наводки. Угол возвышения достигал 45°, что при наличии снарядов с дистанционным взрывателем теоретически обеспечивало возможность стрельбы главным калибром по самолетам, считавшейся особенно эффективной при отражении атак торпедоносцев.

40-мм автомат системы «Викерс-Терни» на эсминце Fulmine.
Спаренная установка 13,2-мм/76 пулемета Breda.
Спаренный 13,2-мм пулемет «Бреда» обр. 1931 г.

На корабле орудия располагались следующим образом:

  • установка №1 - на полубаке, горизонтальное наведение могло осуществляться в секторе по 135° на каждый борт;
  • установка №2 - на платформе перед второй трубой, диапазон горизонтального наведения на каждый борт ограничивался 65° в нос и 45° в корму от траверза;
  • установка №3 - на кормовой надстройке, сектор стрельбы - по 155° на каждый борт. Высокое расположение позволяло вести огонь в условиях штормовой погоды.

Боекомплект 120-мм орудий по штату включал 1200 боевых снарядов (408 бронебойных с баллистическим наконечником, 672 фугасных и 120 зажигательных) и 100 осветительных с соответствующим количеством гильз; в перегруз в погреба можно было принять еще 250 выстрелов. Кранцы первых выстрелов вмещали 10 снарядов для носовой установки, 15 для средней и 30 для кормовой.

Зенитное вооружение по проекту включало два 40-мм/39 автомата «Викерс-Терни» образца 1917 г. (производившийся по лицензии слегка модифицированный образец знаменитого британского «пом-пома»), располагавшихся побортно на срезе полубака. Невысокая начальная скорость (610 м/с) ограничивала эффективную дальность стрельбы примерно 4400 метрами. Вес установки был относительно небольшим - 852 кг, из которых 347 кг приходилось на качающуюся часть. Питание - ленточное (по 50 патронов), однако при высоком темпе стрельбы практическая скорострельность оказалась невысокой - соответственно 200 и 50 выстр/мин. Для 40-мм автоматов имелось 3000 унитарных патронов (в том числе 2700 снарядов с самоликвидатором, 300 без него).

Пуск торпеды с эсминца Antonio Pigafetta во время маневров в заливе Гаэта, июль 1933 г.
Торпедный аппарат эсминца Antonio Pigafetta летом 1940 г.

В ходе первой модернизации на всех эсминцах на верхнем мостике было установлено по два спаренных 13,2-мм пулемета «Бреда». Пулемет разрабатывался на основе французского «Гочкиса», автоматика работала на принципе отвода газов, охлаждение - воздушное. Вес самого пулемета составлял 47,5 кг, спаренной установки - 635 кг, эффективная дальность стрельбы - до 2000 м. Питание осуществлялось из магазинов по 30 патронов, причем каждый магазин весил 5,56 кг, так что их замена была не столь простым делом. Тем не менее, практическая скорострельность достигала 400 выстр/мин. Пулемет считался простым и надежным оружием, отличался высокой скорострельностью, однако разрушительное действие 51-граммовой пули считалось недостаточным для борьбы с цельнометаллическими самолетами. Для 13,2-мм пулеметов имелось 3000 патронов (1800 бронебойных, 450 обычных и 750 трассирующих).

Navigatori вооружались двумя трехтрубными 533-мм торпедными аппаратами фирмы «Сан-Джорджо». Их наведение могло осуществляться непосредственно с аппаратов или с расположенного на мостике поста управления торпедной стрельбой при помощи электрического привода. Аппараты имели приспособления, позволяющие выставлять глубину и скорость хода торпеды, а также менять угол растворения труб.

Эскадренный миноносец Ugolini Vivaldi. Внешний вид корабля на 1940 г. с полной минной загрузкой.

Все корабли, за исключением флагманского Nicoloso da Recco, оборудовались минными рельсами, доходящими до средней надстройки. На них они могли принять до 54 якорных мин «Викерс-Элия» (общий вес 760 кг, заряд 145 кг) или 56 мин «Болло» Р.125 (590 и 125 кг соответственно).

Параван-тралы типа «С» и бомбосбрасыватели на корме эсминца Antonio Pigafetta.

Противолодочное вооружение первоначально включало всего 14 глубинных бомб (десять 50-кг и четыре 100-кг), размещенных в двух бомбосбрасывателях в корме. После модернизации 1930-1931 гг. все корабли были оборудованы буксируемыми противолодочными минами (по-итальянски они назывались торпедами). Мины типа «Джиноккио» 1927/46Т допускали применение на скорости до 19 уз. В походном положении они крепились на палубе в районе кормового машинного отделения. Для их спуска в кормовой части были установлены специальные краны (с 1939-1940 гг. - системы «Сабием») с ручным приводом. В годы войны противолодочное вооружение было значительно усилено. Итальянцы стали применять более мощные немецкие глубинные бомбы, на части Navigatori устанавливалось по 2-4 штоковых бомбомета немецкого образца с системой быстрой перезарядки. Как правило, к концу 1942 г. эсминцы несли по 30 немецких глубинных бомб WBD и 10 итальянских типа 30/1941. На некоторых кораблях были смонтированы основания для итальянских пневматических бомбометов «Менон», но сами бомбометы установить не успели.

В 1940 г., по завершению второй модернизации, все корабли были оснащены параван-тралами типа «С». Они устанавливались на корме на специальных кранах, за характерную форму называемых «клешнями». Ширина протраленной полосы составляла 200 м. По назначению параваны применялись крайне редко и к середине 1942 г. были сняты.

Дымовая аппаратура, являвшаяся непременным атрибутом того времени, у итальянцев повсеместно была представлена двумя независимыми системами. У основания каждой дымовой трубы размещалось по два паро-нефтяных дымогенератора (fumogeni) военно-морского типа, обеспечивавших постановку черных «нефтяных» или белых «паровых» завес. В специальном отсеке на корме по правому борту находился еще один химический дымогенератор (nebbiogeni) военно-морского типа, работавший на нефти и дававший дым белого цвета. В годы войны для защиты при стоянке в порту в корме у части кораблей установили дополнительные хлоридные дымогенераторы.

Системы управления огнем

Командно-Дальномерный пост эсминцев типа Navigatori.

Система управления огнем первоначально включала установленный на верхнем мостике 3-метровый дальномер системы «Дуплекс» и визир центральной наводки, а также стереодальномер с базой 3 м на средней надстройке. Центральный артиллерийский пост оборудовался центральным автоматом стрельбы, репитером гирокомпаса, хронометром и кренометром. Для передачи данных к орудиям предназначались передающие станции системы Спалацци.

В ходе модернизации 1930-1931 гг. система управления огнем была существенно улучшена. Для улучшения остойчивости центральный артиллерийский пост перенесли со второго на нижний ярус носовой надстройки. На мостике был установлен закрытый командно-дальномерный пост, оборудованный двумя 3-метровыми стереодальномерами, монтировавшимися на специальных антивибрационных подушках. В дальномеры были вмонтированы скартометры, позволяющие определить отклонение падения снарядов относительно цели. В центре поста располагался визир центральной наводки фирмы «Сан Джорджо», включавший в себя различные индикаторы, указатели и три оптических бинокуляра: отметчика цели, отметчика падений и компенсатора качки; рядом с последним находилась кнопка залпа.

На расположенном позади КДП возвышенном марсе был установлен инклинометр фирмы «Сан Джорджо», служивший для определения курсового угла цели. Оттуда же в бою старший артиллерийский офицер осуществлял распределение целей.

На средней надстройке также установили закрытый пост управления огнем с 3-метровым стереодальномером. В годы войны он показал свою неоправданность и был демонтирован ради усиления зенитного вооружения.

Постов управления торпедной стрельбой было два. На марсе находился дневной пост, первоначально оснащенный прицелами Пассино, стабилизированным прицелом, телефоном и переговорными трубами. Последующие усовершенствования заключались в установке инклинометра[1], электрических указателей, вычислителя «Де Паче», двух стабилизированных прицелов «Микротехника» и коммутатора торпедных аппаратов.

Ночной пост включал три прицела Панераи (один центральный и два на крыльях мостика), коммутатор, таблицы стрельбы с подсветкой, телефон и переговорные трубы.

Экипаж и обитаемость

После вступления в строй экипаж Navigatori состоял по штату из 173 человек - 9 офицеров, 18 старшин и 146 унтер-офицеров и матросов. К началу Второй мировой войны его численность возросла до 224 человек, в том числе 12 офицеров. Впоследствии состав команды продолжал увеличиваться в связи с усилением зенитного вооружения и к 1943 году мог доходить до 280 человек.

Жилые помещения располагались в оконечностях корабля. Матросские кубрики находились в носовой части под полубаком и на средней палубе. Матросы спали в подвесных гамаках, которые днем убирались и заменялись столами со скамьями, снимавшимися с креплений на подволоке. На средней палубе, ближе к переборке отделения турбогенераторов, находились помещения старшин. Они включали одно- и двухместные каюты главных старшин с 10-местной кают-компанией и восьмиместный кубрик старшин 2-го класса, оборудованный стационарными койками и обеденным столом. Офицерские помещения занимали кормовую оконечность. Они состояли из апартаментов командира, четырех одноместных (старшего помощника, старшего механика, артиллерийского офицера и корабельного врача) и двух двухместных кают, просторной кают-компании, буфетной и ванной. При этом каюты командира и старпома оборудовались дополнительными ваннами.

На Nicoloso da Recco, оборудованном в качестве флагманского корабля, в расширенной кормовой надстройке находились апартаменты адмирала и две каюты для офицеров его штаба.

Окраска

Легкий скаут Luca Tarigo, 1930 г.

В довоенные годы Navigatori несли стандартную светло-серую окраску (grigio chiaro) с черной ватерлинией и красной подводной частью. Палубы были темного свинцово-серого цвета (grigio ferro). Опознавательными элементами кораблей являлись черные марки на дымовых трубах; при этом марка на носовой трубе обозначала место в дивизионе, а на кормовой - сам дивизион[2]. Число марок не только менялось при переводе корабля из дивизиона в дивизион, но и зависело от звания и выслуги его командира. Данная практика крайне затрудняет опознавание кораблей на довоенных фотографиях.

Данная схема окраски сохранялась на начальном этапе Второй мировой войны. Летом 1940 г. на палубы в носовой части были нанесены бело-красные диагональные полосы, предназначенные для облегчения опознавания с воздуха.

Эксперименты с камуфляжной окраской в итальянском флоте начались в феврале 1941 г. и были ориентированы не на уменьшение заметности, а на искажение визуального восприятия и затруднение определения элементов движения корабля для вражеских торпедоносцев и субмарин. Сложнее всего оказалось обеспечить окраске одинаковую эффективность и в дневных, и в ночных условиях. Модельные исследования показали, что наиболее отвечающим всем противоречивым требованиям является серо-голубой цвет (grigio azzurro) более темного оттенка, чем использовавшийся до начала 30-х годов. Первым в него был полностью окрашен эсминец Aviere, а 22 июля командующий флотом адмирал Якино приказал перекрасить аналогичным образом Nicoloso da Recco, Ugolini Vivaldi и Libeccio. Результат не оправдал ожиданий. Уже 30 августа 1941 г. командир 14-го дивизиона эсминцев отметил в рапорте, что в ночное время и в предрассветных сумерках Ugolini Vivaldi оказался гораздо заметнее других кораблей дивизиона, сохранивших светло-серую окраску. Другие рапорты также не дали однозначно положительных отзывов о темно-серой схеме, поэтому она не получила дальнейшего применения.

Ugolini Vivaldi, 1943 г.

В октябре 1941 г. на легком крейсере Giovanni delle Bande Nere была опробована двухцветная схема, разработанная в Морском министерстве под руководством майора Корпуса корабельных инженеров Петрилло. Основным цветом являлся пепельно-серый (cenerino chiaro), на который наносились широкие контрастные полосы темно-серого (grigio scuro). 29 декабря 1941 г. данная схема была официально утверждена в качестве стандартной. При этом рекомендовалось, по возможности, наносить различные рисунки как на различные корабли, так и на разные борта одного корабля. Темным полосам следовало придавать неправильную форму, избегая горизонтальных, вертикальных или параллельных линий.

Эскадренный миноносец Ugolini Vivaldi в стандартном камуфляже, 1943 г.

В течение 1942 г. стандартную камуфляжную окраску получили все Navigatori, кроме погибших к тому времени Luca Tarigo и Emanuele Pessagno. К концу года был перекрашен и Nicoló Zeno, поскольку схема «Клаудус» из-за своей многоцветности оказалась непрактичной. Применительно к Navigatori можно выделить три основных схемы камуфляжа:

Стоит отметить, что при наличии камуфляжной окраски литерные обозначения могли закрашиваться, а могли наноситься поверх нее. Со временем и сам камуфляж мог изменяться. В частности, после торпедирования крейсеров Bolzano и Muzio Attendolo подводными лодками специалисты посчитали, что белые оконечности выделяют точку прицеливания, и началось избавление кораблей от этого элемента окраски. Наиболее необычным образом в июне 1943 г. был перекрашен Nicoloso da Recco, носовой оконечности которого придали голубой оттенок.

Модернизации

Форма руля и конструкция рулевого привода эсминцев типа Navigatori (до модернизации 1932 г.).
Основная статья: 37-mm/54 пушка Breda 1939
Основная статья: 20-мм/65 автомат Breda Model 1935

Первая модернизация

Форма руля и конструкция рулевого привода эсминцев типа Navigatori (после модернизации 1932 г.).

Едва первые представители серии начали вступать в строй, выявилась их малая остойчивость, присущая многим итальянским кораблям того времени. Для устранения этого недостатка, начиная с апреля 1930 года, первые десять эсминцев поставили на модернизацию. Работы заняли от двух до шести месяцев и были закончены к сентябрю 1931 г.; на Alvise da Mosto и Antonio Pigafetta все изменения были произведены в процессе достройки.

В ходе перестройки были ликвидированы бортовые топливные цистерны, расположенные выше ватерлинии[3]. Вместо них в отсеке перед носовым котельным отделением, где ранее планировалось установить успокоители качки, были устроены три поперечных цистерны. Полный запас топлива сократился с 580 до 460 т - с соответствующим снижением дальности плавания (точные цифры в итальянской литературе отсутствуют). Единственным исключением стал Antonio Pigafetta, на котором гиростабилизатор все же собирались установить в экспериментальном порядке. В конечном итоге он его так и не получил, однако по запасу топлива (405 т) уступал всем собратьям.

Были приняты меры по снижению «верхнего веса». Как уже говорилось, на один уровень (2,5 м) понизили носовую надстройку, заменили треногую фок-мачту однодревковой, заодно сняв с нее прожектор, и уменьшили высоту второй трубы. Опыт испытаний Antonio Pigafetta, на котором из-за сильной вибрации разошлись листы обшивки, заставил провести работы по укреплению кормовой части. Наконец, на все корабли установили новую систему управления огнем. Все это не только положительным образом сказалось на остойчивости, но и облагородило внешний облик эсминцев.

В последующие несколько лет был произведен ряд небольших улучшений. В 1932 году на носовую трубу установили козырек для уменьшения задымления мостика, а также произвели замену руля. Стремясь к дальнейшему повышению остойчивости, в течение 1932-1933 гг. на всех эсминцах демонтировали средние трубы из торпедных аппаратов (съемные решетки для 450-мм торпед сохранялись на кораблях еще несколько лет).

В 1934 г. усилили зенитное вооружение, установив еще по два спаренных 13,2-мм пулемета на средней надстройке у дальномерного поста. В середине 30-х годов на большинстве кораблей смонтировали переходные мостики над торпедными аппаратами.

Сроки прохождения первой модернизации
Корабль Место прохождения Начало работ Окончание работ
Ugolini Vivaldi Arsenal Navale, Специя 27.4.1930 2.10.1930

Вторая модернизация

Теоретический чертеж корпуса и проекция корпус» эсминцев типа Navigatori. Пунктир - до модернизации, сплошная линия - после второй модернизации.
Мидель-шпангоут, зона установки булей эсминцев типа Navigatori после второй модернизации.
Leone Pancaldo в Доке, 9 апреля 1942 г. Видна форма булей.
Emanuele Pessagno, 1941 г.
Leone Pancaldo, 1943 г.
Nicoloso da Recco, 1944 г.

Второй этап модернизации эсминцев типа Navigatori пришелся на 1938-1940 гг. После десяти лет интенсивной эксплуатации их механизмы были сильно изношены, скорость упала до 3233 узлов, а по некоторым свидетельствам - еще ниже. Поэтому работы начались с капитального ремонта силовой установки.

Приняли дальнейшие меры по улучшению остойчивости и мореходности. На корпус в средней части (между 36-м и 160-м шпангоутами) выше скуловых килей надстроили своего рода були, увеличившие ширину на 1 м. При этом новые шпангоуты крепились к старым прямо поверх прежней обшивки.

Изменилась форма носовой оконечности. На модернизировавшемся первым Ugolini Vivaldi форштевень подняли на 0,5 м, придав ему серповидную форму, как на эсминцах типа Folgore. Наибольшая длина при этом возросла на 1,3 м. Прибавка к весу корпуса составила более 90 т, водоизмещение в целом возросло примерно на 250 т.

На девяти следующих кораблях пошли еще дальше, подняв форштевень на целый метр. Якорные клюзы при этом заменялись полуклюзами. Носовая оконечность тем самым стала походить на эсминцы типа Soldati: палуба полубака получила заметную седловатость, существенно увеличился развал носовых шпангоутов, длина увеличилась на 2,75 м.

Изменения придали эсминцам весьма элегантный внешний вид, но что более важно, серьезно улучшилась мореходность. Остойчивость перестала внушать опасения, и бортовые отсеки снова стали использоваться для хранения топлива, полный запас которого возрос до 560 т (наибольший - до 680 т). Дальность плавания 18-узловым ходом достигала 5000 миль. Платой за улучшения стала скорость, которая в полном грузу не превышала 27-28 уз. Не успевшие пройти модернизацию из-за начала войны Antonio Usodimare и Nicoloso da Recco отличались от систершипов худшей остойчивостью и меньшей дальностью плавания, зато сохранили преимущество в максимальной скорости на несколько узлов.

Столь существенное снижение скоростных характеристик стало причиной острой критики - эсминцы считались не пригодными для действий в составе эскадры. Однако с началом войны быстро выяснилось, что запас водоизмещения и остойчивости, необходимый для размещения дополнительного вооружения и приема лишних грузов (в частности, мин), стоит едва ли не большего, чем узел-другой скорости. Во многом благодаря им, Navigatori оказались одними из самых востребованных кораблей итальянского флота.

Сроки прохождения второй модернизации
Корабль Место прохождения Начало работ Окончание работ
Ugolini Vivaldi Arsenal Navale, Специя 25.10.1938 8.2.1939

Военные модернизации

37-мм/54 зенитный автомат Breda RM 1939.
20-мм/65 зенитный автомат Breda Model 1939.

В 1941 году на семи эсминцах (Alvise da Mosto, Giovanni di Verazzano, Lanzerotto Malocello, Emanuele Pessagno, Antonio Pigafetta, Ugolini Vivaldi, Nicoló Zeno) минные рельсы были удлинены почти до самого среза полубака. Теперь они могли принимать до 94 мин «Элия», 104 мин «Болло» или 86 новых мин Р.200 (общий вес 1150 кг, заряд 200 кг).

К концу 1941 г. устаревшие 40-мм автоматы и 13,2-мм пулеметы со всех остававшихся в строю эсминцев были сняты и заменены на семь 20-мм/65 автоматов «Бреда». Они ставились парами на крыльях мостика, у среза полубака и на средней надстройке на месте снимавшегося кормового дальномерного поста, еще один располагался в диаметральной плоскости позади носовой трубы.

Боезапас 20-мм автоматов состоял из 2400 патронов на ствол.

Дальнейшее усиление зенитного вооружения велось с конца 1942 г. на семи уцелевших к тому времени эсминцах: Antonio da Noli, Nicoloso da Recco, Lanzerotto Malocello, Leone Pancaldo, Antonio Pigafetta, Ugolini Vivaldi и Nicoló Zeno. При этом снимался кормовой торпедный аппарат, а на его месте оборудовалась площадка для двух 37-мм/54 автоматов «Бреда» образца 1939 г. с общим боезапасом 3600 патронов (фугасные и трассирующие пополам). Носовые двухтрубные торпедные аппараты на Nicoloso da Recco и Antonio Pigafetta заменили трехтрубными «SI 1929P/3».

Примерно в то же время уцелевшие корабли были оборудованы прицельными колонками для ночной стрельбы. Их установили на крыльях мостика, связав с установками телефонными линиями. Туда же вывели управление прожектором.

Италия оказалась в числе аутсайдеров по разработке современных образцов радиоэлектронного оборудования, поэтому итальянские корабли серьезно уступали в этом аспекте как своим немецким союзникам, так и силам антигитлеровской коалиции.

Первые гидролокационные станции итальянского производства появились лишь в 1938 году. С конца 1941 г. начались поставки немецких гидролокаторов фирмы «Gema» (всего получено 40 комплектов), а также итальянских «Scam» Mod.1938 и «Safar» Р600. Это позволило оснастить ими большую часть уцелевших Navigatori. В мае 1942 г. гидролокатор получил Giovanni di Verazzano, в июле - Antonio da Noli, в октябре - Nicoloso da Recco и Nicoló Zeno, в декабре - Leone Pancaldo, в феврале и марте 1943 г. - Lanzerotto Malocello и Ugolini Vivaldi.

Во время ремонта, проходившего в арсенале Специи с 17 ноября по 12 декабря 1942 г., на Leone Pancaldo установили итальянскую радиолокационную станцию EC.3/ter «Гуфо» (Gufo - Филин). Ее характерная антенна, похожая на двойную воронку, монтировалась над постом управления огнем на носовой надстройке. Другой эсминец - Lanzerotto Malocello - к январю 1943 г. был оснащен немецким радиодальномером FuMO-24/40G с антенной «матрасного» типа размером 2*4 м[4]. У итальянцев он проходил под обозначением «DeTe» - по фирме-разработчику. Летом 1943 г. станцию «Гуфо» установили на Nicoloso da Recco, однако после первых же выходов в море ее пришлось снять. Напомним, что этот эсминец не проходил второй модернизации, и после добавления столь значительного «верхнего веса» его остойчивость приблизилась к критической. Тогда же на Antonio da Noli и Ugolini Vivaldi провели подготовительные работы к намеченной установке станций EC.3/ter, но смонтировать их на кораблях не успели[5].

Перечень ремонтных работ на эсминце в годы войны
Корабль Место и период Характер работ
Ugolini Vivaldi Арсенал Таранто (3.8.1940 - 7.9.1940)
Неаполь (10.7.1942 - 15.5.1943)
Генуя (с 1.9.1943)
Ремонт поврежденной носовой части после столкновения с ПЛ «Oswald»
Ремонт повреждений, полученных в бою у Пантеллерии
Средний ремонт. Прерван 8.9.1943

Оценка проекта

В развитии итальянских эскадренных миноносцев тип Navigatori занимает особое место, служа своего рода водоразделом между предшественниками, ведущими свою родословную с проекта фирмы «Орландо», разработанному еще до Первой мировой войны, и более современными «однотрубниками», составлявшими костяк минных сил Реджа Марина во Вторую мировую. Эсминцы типа Navigatori оказались самой массовой серией эсминцев межвоенной постройки, самыми крупными кораблями своего класса и единственными итальянскими эсминцами с эшелонным расположением силовой установки. Их важнейшими достоинствами являлись мощное артиллерийское вооружение, хорошие мореходные качества и способность принимать значительное число мин. В то же время, скорость хода после второй модернизации перестала удовлетворять потребностям для службы в составе эскадры. В конечном итоге эсминцы типаNavigatori остались единственными в своем роде, так и не получив дальнейшего развития.

История службы

Учения и походы

Осенью 1930 г. все Navigatori были включены в состав Легкой дивизии (Divisione Leggera). Ее командир, контрадмирал Умберто Буччи, поднял свой флаг на Nicoloso da Recco. Вскоре им довелось принять участие в важной миссии - обеспечении беспосадочного трансатлантического перелета эскадрильи генерала Итало Бальбо, состоявшей из 14 летающих лодок «Савойя-Маркетти» S.55. Для этого восемь кораблей были разбиты на три группы:

1 декабря 1930 г. корабли оставили Специю. К сожалению, Nicoló Zeno не смог принять участие в походе из-за проблем с турбинами. В ходе выполнения своей миссии скауты посетили Оран, Сеуту, Касабланку, Лас-Пальмас, Дакар, Боламу, Пернамбуку, Байю и Рио-де-Жанейро. Одна группа базировалась на Лас-Пальмас на Канарских островах для наблюдения за водами Центральной Атлантики; вторая отвечала за американскую зону, базируясь на бразильский порт Пернамбуку; зоной ответственности третьей являлись прибрежные воды Африканского континента. В качестве судна поддержки и ретранслятора радиопереговоров в Южную Атлантику был направлен пароход «Аличе».

Трансатлантический перелет эскадрильи Бальбо начался 17 декабря, а 15 января одиннадцать самолетов достигли Рио-де-Жанейро. За шесть отрезков пути ими было преодолено более 10 тысяч километров за 61 с четвертью час летного времени.

По выполнению задачи дивизия Буччи также нанесла официальный визит в Бразилию. 7 февраля скауты отправились в обратный путь и 18 марта торжественно вернулись в Гаэту, за исключением Nicoloso da Recco и Ugolini Vivaldi, для которых заграничное плавание продлилось целых пять месяцев - до 27 мая. Во время похода остойчивость кораблей была оценена положительно, но отмечалась резкая качка, так что длительное пребывание в океане стало сущим мучением для экипажей.

После возвращения из Бразилии для Navigatori началась обычная рутинная служба мирного времени с учебными походами, участием в маневрах и смотрах, посещением иностранных портов. Учебные плавания совершались, как правило, в пределах Тирренского, Ионического и Адриатического морей. Нахождение в строю чередовалось с пребыванием в резерве.

5 сентября 1931 г. Nicoloso da Recco попал в жестокий шторм у острова Капрайя в Лигурийском море. Волнами смыло за борт двух моряков, а еще пятеро получили тяжелые ранения. В ноябре Nicoloso da Recco, Luca Tarigo, Lanzerotto Malocello и Ugolini Vivaldi присутствовали на торжествах в Ливорно по случаю 50-летия военно-морской академии.

В конце того же года состоялись традиционные для итальянского флота церемонии передачи кораблям Боевых знамен. Дарителями, как правило, выступали муниципалитеты городов, в которых родились мореплаватели, давшие кораблям свои имена. 4 октября в Венеции представителями Венеции, Фиренце и Виченцы были вручены Боевые знамена экипажам Alvise da Mosto, Giovanni di Verazzano и Antonio Pigafetta, а команде Nicoló Zeno церемониальный стяг вручила графиня Иды Антонини, урожденная Дзено. Остальные корабли получили Боевые знамена 8 декабря в Генуе: Antonio da Noli и Nicoloso da Recco - от представителей одноименных городов, Leone Pancaldo - от жителей Савоны, Lanzerotto Malocello - от муниципалитета Вераззе, а Luca Tarigo, Antonio Usodimare, Emanuele Pessagno и Ugolini Vivaldi - от городской коммуны Генуи.

Вскоре Легкая дивизия была расформирована, и Navigatori оказались распределенными между 1-м, 2-м и 3-м дивизионами скаутов, приданными соответственно 3-й, 4-й и 6-й дивизиям крейсеров. Все они входили в состав 2-й эскадры, базировавшейся на Таранто и неофициально именовавшейся «разведывательными силами».

Ugolini Vivaldi в Таранто, середина 1930-х гг.

В остальном же, по выражению самих итальянских историков, в предвоенной карьере Navigatori было совсем немного эпизодов, достойных внимания. 11 мая 1935 г. Emanuele Pessagno стал флагманским кораблем Инспекции подводного плавания, оставаясь в этой роли в течение нескольких месяцев. Когда в том же году произошло восстание на греческом флоте, Antonio Pigafetta был направлен в качестве стационера на Додеканезские острова и провел там некоторое время, базируясь на Лерос.

Гражданская война в Испании

Начавшаяся летом 1936 г. гражданская война в Испании ознаменовала новый этап деятельности для итальянского флота в целом и представителей типа Navigatori в частности.

Вскоре одной из основных задач флота стало сопровождение транспортов, доставлявших в Испанию военную технику, оружие и военнослужащих для Корпуса добровольческих войск (CTV) Как правило, суда ходили в одиночку или небольшими группами. Эскорт поначалу состоял из одного корабля класса эсминец-крейсер, впоследствии доходил до дивизиона миноносцев. С января 1937 по март 1939 гг. Navigatori отэскортировали в общей сложности 51 конвой: наиболее интенсивно участвовавший в этом Antonio da Noli совершил 10 выходов; Antonio Usodimare - 9, Leone Pancaldo - 6, Luca Tarigo - 5, Lanzerotto Malocello и Emanuele Pessagno - по 4, Nicoloso da Recco, Giovanni di Verazzano, Antonio Pigafetta и Ugolini Vivaldi - по 3, Nicoló Zeno - 1[6].

Эсминцы Ugolini Vivaldi (слева) и Scirocco на морском параде в Неаполитанской бухте, 5 мая 1938 г.

5 августа 1937 г. Муссолини приказал начать охоту за торговыми судами, доставлявшими республиканцам грузы из советских черноморских портов. В Сицилийском проливе был развернут блокадный патруль эсминцев, периодически сменявших друг друга. В течение месяца, пока длилось патрулирование, в нем успели принять участие Nicoloso da Recco, Leone Pancaldo (совершили по 2 выхода) и Antonio Pigafetta (3 выхода). В ответ на потопление 30 августа эсминцами Turbine и Ostro парохода «Тимирязев» советская сторона выразила протест, после чего блокаду пришлось снять. Вместо этого, по решению Нионской конференции, итальянцы создали несколько патрульных групп для защиты торгового судоходства под общим руководством адмирала Бернотти. В одну из них, базировавшуюся на Кальяри, вошли Antonio Usodimare, Ugolini Vivaldi, Leone Pancaldo и Antonio da Noli.

Очередная концентрация сил состоялась лишь в марте 1939 г., когда в ожидании гипотетически возможного прорыва республиканского флота в Советский Союз итальянцы сформировали Дивизию учебного командования, которую возглавил контр-адмирал Якино. Nicoloso da Recco стал в ней лидером сводной флотилии миноносцев, состоявшей из четырех дивизионов кораблей типа Spica. Нужно сказать, что эксперименты по лидированию скаутами миноносцев неоднократно проводились и до этого, но ни тогда, ни теперь не дали положительного результата. Вскоре дивизия была расформирована.

Ugolini Vivaldi близ Таранто, 1939 г.

Некоторым из Navigatori довелось выступить в роли учебных кораблей. Так, Giovanni di Verazzano и Nicoló Zeno в 1938-1939 гг. придавались военно-морской академии в Ливорно, Alvise da Mosto с ноября 1938 г. до апреля 1940 г. был придан школе унтер-офицеров в Сан-Бартоломео, а Leone Pancaldo с июня 1939 г. вплоть до начала модернизации - училищу корабельных специалистов в Поле. В апреле 1939 г. Nicoloso da Recco, Ugolini Vivaldi и Emanuele Pessagno принимали участие в оккупации Албании. Также можно отметить службу в качестве стационеров в Эгейском море: Giovanni di Verazzano, Antonio Pigafetta и Nicoló Zeno находились там с мая по декабрь 1939 г., Luca Tarigo - с декабря 1939 г по начало 1940 г.

«Мореходы» идут на войну

К началу Второй мировой войны все Navigatori находились в составе 1-й эскадры итальянского флота, будучи распределенными между 14-м (Ugolini Vivaldi, Antonio da Noli, Lanzerotto Malocello, Leone Pancaldo), 15-м (Antonio Pigafetta, Nicoló Zeno, Alvise da Mosto, Giovanni di Verazzano) и 16-м (Nicoloso da Recco, Antonio Usodimare, Luca Tarigo, Emanuele Pessagno) дивизионами эсминцев. Главной базой эскадры являлся Таранто. 14-й и 15-й дивизионы были приданы 9-й дивизии линкоров (Littorio и Vittorio Veneto), 16-й дивизион - 8-й дивизии крейсеров (Giuseppe Garibaldi и Duca degli Abruzzi). В действительности, ни один из них не имел штатной численности: Alvise da Mosto и Giovanni di Verazzano находились на модернизации в Специи, а Luca Tarigo - в Ливорно. Они вошли в строй только в августе. На Leone Pancaldo работы только что завершились, и он проходил испытания.

Боевое крещение Navigatori получили в ходе сражения у Пунта-Стило. Сам бой был описан уже неоднократно, участие в нем итальянских эскадренных миноносцев не носило определяющего характера, поэтому мы вкратце коснемся лишь действий кораблей описываемого типа.

15-й и 16-й дивизионы вышли в море из Таранто днем 7 июля в составе главных сил. К утру 9 июля, когда авиационной разведкой был обнаружен британский флот и неизбежность грядущего боя стала очевидной, эсминцы уже исчерпали запас топлива, поэтому в 06:00 были отправлены на дозаправку в Аугусту. Вместо этого из Таранто был вызван 14-й дивизион капитана 1 ранга Джованни Галати, остававшийся в качестве резерва как раз на такой случай. Ugolini Vivaldi, Antonio da Noli и Leone Pancaldo покинули базу в 06:18, однако Antonio da Noli вскоре вынужден был вернуться из-за аварии в машине.

Незадолго до этого «отличился» лидер 15-го дивизиона Antonio Pigafetta. В 04:30 его сигнальщики обнаружили в предрассветной дымке два неопознанных силуэта. Эсминец тут же выпустил по ним пару торпед, но, к счастью, промахнулся, потому что ими оказались итальянские тяжелые крейсера Trento и Bolzano.

К 2 часам пополудни два эсминца 14-го дивизиона прибыли в точку рандеву с главными силами, и заняли позицию слева от крейсеров 4-й дивизии контр-адмирала Маренко ди Мориондо. В завязавшейся вскоре артиллерийской перестрелке линейных кораблей тихоходные Navigatori держались с подбойного борта, чтобы не мешать своим дымом действиям их артиллерии. Так продолжалось до 16:09, когда флагманский линкор Giulio Cesare получил попадание 15-дюймового снаряда, и командующий флотом приказал своим эсминцам прикрыть отход торпедной атакой.

В 16:09 адмирал Маренко ди Мориондо передал эсминцам приказ действовать самостоятельно. Ugolini Vivaldi и Leone Pancaldo сразу легли на курс 90° и полным ходом устремились на противника, находившегося на расстоянии 12,5 миль. Почти сразу оба Navigatori попали под огонь противоминного калибра британских линкоров HMS Warspite и HMS Malaya, который оказался настолько точным, что в 16:28, когда дистанция сократилась до 9 миль, итальянцы были вынуждены отказаться от атаки и развернуться на курс 240°, прикрывшись дымовой завесой. Таким образом, даже им не удалось сделать в бою ни одного выстрела. Эсминцы 15-го и 16-го дивизионов, пополнив запасы топлива, присоединились к флоту уже вечером, когда он отходил в сторону Мессинского пролива.

После боя Leone Pancaldo (капитан 2 ранга Луиджи Мерини) был вынужден задержаться в Аугусте, где вечером 10 июня подвергся налету четверки торпедоносцев «Суордфиш» 813-й эскадрильи с авианосца HMS Eagle. Они вышли в атаку, используя лунный свет. Одна торпеда угодила в брекватер, вторая выскочила на берег, третья взорвалась на дне рядом с кораблем, но четвертая попала в носовое котельное отделение эсминца с правого борта. В 21:15 Leone Pancaldo затонул на мелководье в акватории порта. Погибло 16 человек.

Спустя несколько месяцев начались судоподъемные работы. 26 июля 1941 г. корабль был поднят и 1 августа введен в плавучий док. На следующий день буксиры «Валенте» и «Энрика» в сопровождении миноносца Giuseppe La Masa повели док с эсминцем в Геную, куда прибыли только 27 октября. Там были проведены основные восстановительные работы, совмещенные с модернизацией, завершившиеся 17 ноября 1942 г. После этого Leone Pancaldo перешел в Специю, где на него установили новую гидроакустическую станцию и радар «Гуфо», и 12 декабря вновь вошел в состав флота...

Но вернемся в 1940 год. С 27 июля по 1 августа Antonio Pigafetta, Lanzerotto Malocello и Nicoló Zeno участвовали в операции «TVL», заключавшейся в одновременной проводке в Северную Африку трех конвоев. Эсминцы входили в состав соединения прикрытия, совместно с легкими крейсерами Alberico da Barbiano и Alberto di Giussano.

Схема атаки Ugolini Vivaldi против подлодки HMS Oswald.
Спасенные члены экипажа HMS Oswald в окружении итальянских моряков на борту Ugolini Vivaldi.
Ugolini Vivaldi следует Морским каналом во внутреннюю гавань Таранто после потопления подводной лодки HMS Oswald. 2 августа 1940 г.

Вскоре на долю Navigatori выпал первый успех - Ugolini Vivaldi потопил британскую подводную лодку HMS Oswald. Субмарина вышла из Александрии 19 июля. Она заняла позицию в заливе Таранто и между 27 и 29 июля встретила несколько итальянских конвоев и одиночных судов, однако ни разу не смогла выйти в атаку, и лишь 30-го восточнее Сицилии безуспешно атаковала конвой, направлявшийся в Триполи. Атака была замечена, и 1 августа Супермарина эсминцам 14-го и 16-го дивизионов, совершавшим переход из Аугусты в Таранто, произвести поиск субмарины.

Пять эскадренных миноносцев оставили Аугусту в 19 часов и в 20:55 развернулись строем фронта: на левом фланге шел Antonio da Noli, справа от него Ugolini Vivaldi под брейд-вымпелом командира дивизиона, далее Nicoloso da Recco, Antonio Usodimare и Emanuele Pessagno. Интервал между кораблями составлял около четверти мили, курс - 55°, скорость 19 узлов. В 23:05 в 12 милях юго-восточнее м. Спартивенто сигнальщики Ugolini Vivaldi обнаружили слева по пеленгу 70° субмарину в надводном положении. Расстояние составляло не более 15 кбт., и командир приказал идти на таран. HMS Oswald попытался совершить маневр уклонения, но разница в скорости не позволила это сделать. Уже через пять минут форштевень эсминца вонзился в правый борт подводной лодки чуть позади боевой рубки. Размеры пробоины сразу сделали ее положение безнадежным, и вскоре она затонула. Итальянцы спустили катер и подняли 52 из 55 членов экипажа субмарины, включая командира. Форштевень Ugolini Vivaldi также получил существенные повреждения, поэтому по прибытии в Таранто эсминец был поставлен в док для ремонта, продолжавшегося с 3 августа до 7 сентября.

Командир 14-го дивизиона эсминцев капитан 1 ранга Джованни Галати на борту Ugolini Vivaldi. 1940 г.

Летом-осенью 1940 г. эскадренные миноносцы приняли участие в нескольких весьма удачных минных постановках в Сицилийском проливе. В ночь на 7 августа отряд под командованием контрадмирала Маренко ди Мориондо, включавший легкие крейсера Alberico da Barbiano, Alberto di Giussano, эсминцы Antonio Pigafetta и Nicoló Zeno под прикрытием миноносцев Cassiopea, Cigno, Pleiadi и Aldebaran, выставил юго-восточнее острова Пантеллерия заграждение «7.AN» (394 мины), на котором 10 января 1941 г. подорвался британский эсминец HMS Gallant. Не менее результативными оказались два выхода 14-го дивизиона под командованием Галати, состоявшего из Ugolini Vivaldi, Antonio da Noli и Luca Tarigo (Lanzerotto Malocello не участвовал в операциях из-за аварии силовой установки). В ночь на 8 октября они выставили восточнее м. Бон заграждение «4.AN» (176 мин), на котором 22 декабря погиб эсминец HMS Hyperion, а в ночь на 10 октября южнее Мальты - заграждение «М.3» (174 мины), уже через день ставшее причиной гибели эсминца HMS Imperial.

В трагичную для итальянского флота ночь 11 ноября, когда британские палубные самолеты нанесли удар по Таранто, 14-й дивизион находился в море. Он получил задачу перехватить неприятельские корабли, напавшие на конвой у побережья Албании, однако в темноте разминулся с противником. 16-20 ноября тот же дивизион, приданный 3-й дивизии крейсеров, принимал участие в безрезультатном выходе главных сил итальянского флота на поиск британского конвоя.

Минные постановки продолжились и в новом году. 7-8 января Ugolini Vivaldi, Antonio da Noli, Lanzerotto Malocello и Luca Tarigo с миноносцами Sagittario и Vega выставили заграждения «Х.2» и «Х.3» (по 180 мин каждое) севернее м. Бон.

Ugolini Vivaldi с минами Р.200 готовится к выходу на постановку у мыса Бон , октябрь 1940 г.

Тем временем Италия начала войну с Грецией. В октябре 15-й и 16-й дивизионы перебазировались в Бриндизи. Их основной задачей являлась защита судоходства в Отрантском проливе, однако дважды Navigatori участвовали в операциях по обстрелу греческого побережья. 28 ноября Nicoloso da Recco, Antonio Pigafetta, Emanuele Pessagno и старый эсминец Augusto Riboty с миноносцами Angelo Bassini и Generale Marcello Prestinari вели обстрел греческих позиций северо-восточнее Корфу, израсходовав около 1600 120-мм и 102-мм снарядов. 18 декабря Nicoloso da Recco», Antonio Pigafetta, Emanuele Pessagno и Augusto Riboty с крейсерами Raimondo Montecuccoli и Eugenio di Savoia обстреливали расположение греческих войск у Луково, в 30 километрах к северу от Корфу. На этот раз итальянские корабли попали под ответный огонь греческой батареи, но потерь и повреждений не имели. Зато 1 февраля 1941 г. неподалеку от Бриндизи Antonio Usodimare столкнулся с подопечным пароходом «Виминале » и на месяц выбыл из строя. Ремонт корабля был произведен в Таранто.

Следствием итало-греческой войны стала и операция «Гаудо», завершившаяся роковым для итальянцев сражением у мыса Матапан. В этом походе участвовали и два эсминца 16-го дивизиона (Nicoloso da Recco и Emanuele Pessagno), приданные 8-й дивизии крейсеров. Впрочем, для них он завершился благополучно...

На протяжении всей войны сопровождение конвоев являлось одной из важнейших задач, стоявших перед эскадренными миноносцами всех воюющих государств. Не стали исключением и представители типа Navigatori. Будучи одними из самых мореходных и хорошо вооруженных эсминцев итальянского флота, поначалу они привлекались к проводке наиболее ценных судов.

Первая операция такого рода, по всей видимости, состоялась 14-15 декабря 1940 г., когда Ugolini Vivaldi и Antonio da Noli, совместно с двумя крейсерами и двумя другими эсминцами, участвовали в эскортировании лайнеров «Конте Россо», «Марко Поло» и «Эсперия» из Палермо в Триполи. 5-7 февраля Luca Tarigo, Freccia и Saetta снова сопровождали «Конте Россо», «Марко Поло», «Эсперию» и «Калитеа» из Неаполя в Триполи, а 9-11 февраля - в обратном направлении (лайнеры вывезли из Триполитании более 5000 беженцев).

Минные постановки в 1941 г.

Схема минных заграждений в Сицилийском проливе.

На протяжении всего 1941 года одной из основных задач, решаемых представителями семейства Navigatori, являлось участие в миннозаградительных операциях.

Последняя в 1941 году операция подобного рода имела место в октябре, когда решено было прикрыть минами подходы к порту Бенгази. Выход несколько раз переносился из-за плохих погодных условий. Наконец, 12 октября Eugenio di Savoia, Duca d`Aosta и Raimondo Montecuccoli с эсминцами Ugolini Vivaldi, Lanzerotto Malocello, Antonio Pigafetta, Giovanni di Verazzano, Aviere и Camicia Nera покинули Таранто. Однако на следующее утро воздушная разведка обнаружила в 130 милях от Александрии мощное британское соединение, включавшее два линкора. Постановка была отменена, и корабли получили приказ о возвращении.

На ливийском маршруте

В то время как эскадренные миноносцы 15-го и 16-го дивизионов занимались минными постановками, 14-й дивизион на протяжении 1941 года использовался в основном для защиты морских коммуникаций, по которым доставлялись грузы для германо-итальянских войск, сражавшихся в Северной Африке.

Данная задача очень скоро стала сущей головной болью для планирующих органов итальянского флота. Согласно предвоенным расчетам, ежемесячно в Ливию могло перебрасываться до 180 тысяч человек, 13 тысяч автомобилей или приравненных к ним единиц техники и 50 тысяч тонн грузов. Реалии войны быстро показали излишнюю оптимистичность данных оценок. Прежде всего, ливийские порты имели ограниченные возможности по обработке транспортов. В Триполи могли одновременно разгружаться не более 5 грузовых судов и 4 войсковых транспортов; в Бенгази - не более 3 грузовых судов и 2 транспортов с войсками (с учетом погрузо-разгрузочных операций на рейде; причальные стенки порта вмещали не более трех крупных транспортов); в Тобруке - 3 грузовых судов и 2 войсковых транспорта. Для сравнения можно сказать, что в Неаполе могли одновременно загружаться до 14 транспортов, в Бари и Бриндизи - по 5, аналогичные возможности имели сицилийские порты. Во время войны возможности ливийских портов только снижались - например, в течение половины 1941 г. грузооборот через Триполи из-за бомбардировок не превышал 50% от его теоретических возможностей. Таким образом, для итальянцев не имело смысла формировать многочисленные конвои, поэтому они, как правило, включали не более 5-10 судов.

В начале войны Супермарина старалась сводить в конвои суда, максимально близкие по своим скоростным характеристикам. К переброске войск привлекались даже крупные и быстроходные трансатлантические лайнеры «Океания», «Нептуния», «Эсперия», «Виктория», «Марко Поло» и «Конте Россо». В качестве сопровождения на этом этапе старались выделять корабли из состава одного соединения, а то и целые дивизионы эсминцев или миноносцев. Понесенные потери вынудили уже со второй половины 1941 г. отказаться от однородности судов конвоя, а с начала 1942 г. в эскорт стали назначаться те эсминцы и миноносцы, что в данный момент оказались под рукой. Это затрудняло управление конвоем, приводило к многочисленным ошибкам в интерпретации сигналов и в конечном счете шло в ущерб судообороту.

Согласно установленным правилам, перед выходом конвоя в море командир эскорта (обычно им назначался самый старший из командиров кораблей) собирал капитанов торговых судов у себя на борту и доводил до них маршрут перехода, походный ордер, порядок маневрирования и свод условных сигналов. Связь внутри ордера всегда оставалось слабым местом: поскольку итальянские торговые суда в основной массе не были оборудованы УКВ-радиостанциями, команды приходилось либо передавать по радиотелеграфу, что требовало много времени на их шифровку и дешифровку, либо полагаться на визуальные средства сигнализации...

4 мая 1941 г. из Неаполя в Триполи отправился крупный конвой, состоявший из лайнера «Виктория» и транспортов «Гритти», «Веньер», «Форкарини», «Барбариго», «Калитея» и «Анкара» в сопровождении эсминцев Ugolini Vivaldi, Antonio da Noli, Lanzerotto Malocello и миноносцев Pegaso, Orione, Cassiopea. Одновременно второй конвой вышел ему навстречу. Дальнее прикрытие осуществляло уже знакомое читателю соединение контр-адмирала Касарди: Eugenio di Savoia, Duca d`Aosta, Muzio Attendolo, Antonio Pigafetta, Nicoló Zeno, Alvise da Mosto, Nicoloso da Recco и Giovanni di Verazzano. Несмотря на то, что Alvise da Mosto едва не подорвался на дрейфующей мине, оно прекрасно справилось со своей задачей. 5 мая ему удалось отбить налет британской авиации, а днем ранее к западу от Сицилии Antonio Pigafetta и Nicoló Zeno потопили британскую подводную лодку HMS Usk[7].

Наступление Роммеля требовало постоянной подпитки снабжением, поэтому 11 мая в море вышел следующий конвой, состоявший из шести немецких и итальянских транспортов под эскортом пяти эсминцев. Прикрытие осуществляли крейсера Giuseppe Garibaldi, Duca degli Abruzzi, Luigi Cadorna и Giovanni delle Bande Nere с десятью эсминцами (включая Nicoloso da Recco, Antonio Usodimare, Emanuele Pessagno и Antonio Pigafetta)[8]. Операция прошла без происшествий. 14 мая корабли вернулись в базы. Всего же, по подсчетам американского историка Винсента О'Хары в период с 1 мая по 29 июня 1941 г. итальянский флот провел в североафриканские порты 12 конвоев, включавших в свой состав 61 транспорт, потеряв при это всего одно судно - лайнер «Конте Россо», потопленный британской субмариной.

14-18 июля Lanzerotto Malocello, в компании с эсминцами Alpino, Fuciliere и четырьмя миноносцами, вел очередной североафриканский конвой, состоявший из пяти транспортов. На этот раз эскорту не удалось уберечь своих подопечных от атак из-под воды. Британская подводная лодка HMS P-33 потопила теплоход «Барбариго» (5293 брт). Кстати, субмарина наводилась по данным радиоперехвата - это был первый успешный случай применения на Средиземном море системы «Ультра», позволявшей расшифровывать сообщения противника.

Нехватка войсковых транспортов вынуждала итальянцев использовать для переброски подкреплений в Африку крупные океанские лайнеры. Им старались придавать мощное охранение, однако и для англичан эти цели были наиболее важными, поэтому каждая такая операция была связана с повышенным риском. 19 августа из Италии отправились лайнеры «Марко Поло», «Эсперия», «Нептуния» и «Океания». На следующий день, всего в 11 милях от Триполи, являвшегося пунктом назначения, конвой атаковала подводная лодка HMS Unique (лейтенант-коммандер Хэзлет). Несмотря на эскорт, состоявший из эсминцев Ugolini Vivaldi, Nicoloso da Recco, Vincenzo Gioberti, Alfredo Oriani, Maestrale, Grecale, Scirocco и миноносца Giuseppe Dezza, она торпедировала и потопила «Эсперию» (11 398 брт). Корабли охранения довольствовались лишь тем, что им удалось спасти 1139 из 1170 человек, находившихся на ее борту.

Переход из Неаполя в Триполи и обратно лайнеров «Нептуния», «Океания» и «Виктория» (29 августа - 4 сентября) прошел спокойно. Половину из шести охранявших их эсминцев составляли Navigatori - Antonio da Noli, Antonio Usodimare и Emanuele Pessagno. В то же самое время Nicoloso da Recco (командир эскорта - капитан 1 ранга Станислао Эспозито[9]), Freccia, Folgore, Dardo и Strale сопровождали конвой из танкеров «Гритти», «Барбаро», «Вениер» и «Риальто». В ранние часы 3 сентября конвоя атаковали торпедоносцы с Мальты. Им удалось поразить торпедами «Гритти» и «Барбаро», причем первый вскоре затонул с 347 находившимися на борту (спасено всего 2 человека). Атака с воздуха была столь внезапной, что поначалу ее приписали подводной лодке.

Не прошло и месяца, как разыгрались более трагичные события. 16 сентября «Нептуния» (19 475 брт), «Океания» (19 507 брт) и «Виктория» (13 098 брт) с 6500 солдатами на борту направились из Таранто в Триполи. Благодаря «Ультре» англичане получили информацию о конвое еще до его выхода и развернули на его пути завесу из четырех подводных лодок. Находившиеся в охранении Nicoloso da Recco, Antonio da Noli, Emanuele Pessagno, Antonio Usodimare и Vincenzo Gioberti ничего не смогли противопоставить HMS Upholder, которым командовал выдающийся британский ас лейтенант-коммандер Малкольм Ванклин. Ночью 18 сентября он сблизился с конвоем в надводном положении и удачным залпом поразил «Океанию» и «Нептунию». Оба потеряли ход. «Нептуния» вскоре затонула. С рассветом эсминцам удалось отразить повторную атаку HMS Upholder, загнав его на глубину, но Ванклин проявил настойчивость, и в конце концов добил поврежденный лайнер. Тем временем «Виктория» сумела проскочить в Триполи, уклонившись от четырехторпедного залпа HMS Ursula. К счастью для итальянцев, из 5818 человек, находившихся на потопленных судах, погибло всего 384, причем большинство жертв пришлось на долю «Нептунии» в момент попадания в нее торпед. Эсминцы активно включились в спасательную операцию. Emanuele Pessagno принял на борт 2083 человека и, перегруженный, с трудом добрался до Триполи; Antonio da Noli спас 682 человека, Antonio Usodimare - 485.

До конца октября конвои, сопровождавшиеся представителями типа Navigatori, потеряли еще три судна. 5 октября торпедоносцы с Мальты потопили транспорт «Риальто» с грузом бензина, входивший в состав конвоя из шести судов в охранении Antonio da Noli, Antonio Usodimare, Vincenzo Gioberti, Euro и двух миноносцев. 15-го им же удалось пустить на дно транспорт «Байнсицца», эскортировавшийся Nicoloso da Recco, Sebenico и миноносцем Generale Antonio Cascino. 18-го у Лампедузы подводная лодка HMS Ursula торпедировала пароход «Беппе» из состава конвоя, в охранение которого входили Nicoloso da Recco и Antonio Usodimare. Nicoloso da Recco и Sebenico пришли ему на помощь и отбуксировали в порт.

После трагедии с «Нептунией» и «Океанией» итальянское командование решило убрать лайнеры с африканских маршрутов. В конце октября - начале ноября 1941 г. эсминцам самим приходилось выступать в роли войсковых транспортов. Emanuele Pessagno и Nicoló Zeno совершили по 4 таких похода, Antonio da Noli и Ugolini Vivaldi - по 2. В общей сложности ими было перевезено 3192 солдата, но на это пришлось истратить 2123 т драгоценного топлива. Кроме того, Antonio da Noli, Emanuele Pessagno и Ugolini Vivaldi доставляли в Африку груз бензина в бочках.

Последним из Navigatori к работе на североафриканском маршруте подключился Giovanni di Verazzano (командир корабля - капитан 2 ранга Авеларди). 14 ноября он и Antonio Pigafetta вывели в море конвой из вспомогательных крейсеров «Читта ди Наполи» и «Читта ди Генуя» с войсками на борту. Благополучно доставив их в Бенгази, на обратном пути эсминцы сопровождали до Наварина подводную лодку Atropo, поврежденную при взрыве паров бензина. 19 ноября Lanzerotto Malocello и Nicoló Zeno приняли под охрану вспомогательные крейсера «Читта ди Палермо» и «Читта ди Туниси», на которых находилось 1453 итальянских и немецких военнослужащих. На переходе у «Читта ди Туниси» произошла авария силовой установки, поэтому Lanzerotto Malocello пришлось отконвоировать его в ближайший порт, но «Читта ди Палермо» и Nicoló Zeno 21-го отшвартовались в Бенгази. Едва успев вернуться в Таранто, Nicoló Zeno принял на борт 80 т бензина в бочках и 26-30 ноября совершил новый бросок в Ливию.

После уничтожения конвоя «Дуйсбург» итальянцы вернулись к прежней тактике посылки в Африку мелких конвоев из разных портов разными маршрутами. В ходе начавшейся 20 ноября крупной операции, для проводки восьми транспортов, сведенных в четыре конвоя, было задействовано пять крейсеров и десять эсминцев и миноносцев. Итоги оказались плачевными: пунктов назначения удалось достичь только трем судам и крейсеру Luigi Cadorna с грузом бензина, крейсер Trento был торпедирован подводной лодкой HMS Utmost, а Duca degli Abruzzi - торпедоносцем с Мальты, причем последнему оторвало кормовую оконечность. Для прикрытия его возвращения пришлось задействовать внушительный эскорт, включавший Ugolini Vivaldi и Antonio da Noli.

Кризис преодолен

В ноябре 1941 г. кризис в доставке снабжения в Северную Африку достиг своего апогея: 12 транспортов общим тоннажем 54 960 брт и три эсминца были потоплены, а два крейсера получили повреждения. Тем не менее, критическая обстановка на фронте требовала посылки все новых и новых конвоев. Очередная конвойная операция под кодовым обозначением «М.41» опять завершилась провалом, причем в значительной мере повинными в этом оказались представители семейства «мореходов». Утром 13 декабря в заливе Таранто британская субмарина HMS Upright безнаказанно потопила теплоходы «Фабио Финци» и «Карло дель Греко». Эскортировавшие их Nicoloso da Recco и Antonio Usodimare довольствовались спасением 432 человек из 642 находившихся на судах. Конвой «L», состоявший из теплоходов «Монджиневро» и «Наполи» в сопровождении эскадренного миноносца Emanuele Pessagno (капитан 1 ранга Номис де Поллоне), был вынужден вернуться.

Ugolini Vivaldi в боевом походе, 1941 г. Эсминец несет темную окраску.

Но неудачи не сломили решимости итальянцев. 16-19 декабря прошла крупнейшая конвойная операция итальянского флота за всю Вторую мировую войну, получившая кодовое наименование «М.42». Из Таранто вышли крупнотоннажные теплоходы «Монджиневро», «Наполи» и «Веттор Пизани» под эскортом эсминцев Ugolini Vivaldi, Antonio da Noli, Nicoloso da Recco, Lanzerotto Malocello, Emanuele Pessagno и Nicoló Zeno. В море они соединились с германским транспортом «Анкара», покинувшим накануне Неаполь в охранении Saetta и Pegaso. Переход обеспечивало два оперативных соединения, насчитывавших 4 линкора, 5 крейсеров и 10 эскадренных миноносцев (включая Antonio Usodimare), а к югу и востоку от Мальты было развернуто 7 подводных лодок . Взаимное движение итальянских и британских кораблей (последние проводили собственный конвой на Мальту) привело к столкновению, известному как Первый бой в заливе Сирт. Ни одни из противников не добился в нем решительных результатов, тем не менее, и британский, и итальянский конвои достигли пунктов назначения.

По возвращению в Аугусту, Nicoloso da Recco, Ugolini Vivaldi и Antonio Usodimare приняли на борт груз бензина в бочках и 23 декабря доставили в Триполи. Однако вскоре выбыл из строя Nicoló Zeno (капитан 2 ранга Олландини), получивший повреждения при столкновении с транспортом «Веттор Пизани». Его ремонт в Таранто продолжался до конца января. Следом Giovanni di Verazzano ушел в Фиуме на ремонт (15 января - 3 мая), по выходу из которого, первым среди систершипов, был оснащен гидролокатором.

Успех конвоя «М.42» приободрил итальянское командование, поэтому проводимая 3-6 января 1942 г. операция «М.43» строилась по аналогичной схеме. Конвой состоял из пяти самых современных теплоходов «Биксио», «Монджиневро», «Леричи», «Монвизо», «Аллегри» и танкера «Джулиани» в сопровождении эсминцев Ugolini Vivaldi, Nicoloso da Recco, Antonio Usodimare, Bersagliere, Fuciliere, Freccia и четырех миноносцев. Оперативное прикрытие осуществляли 4 линкора, 6 крейсеров и 13 эсминцев, причем Lanzerotto Malocello входил в состав группы ближнего, а Antonio Pigafetta и Antonio da Noli - дальнего прикрытия. Операция прошла без сучка и задоринки. Единственный нерешительный налет британских бомбардировщиков утром 5 января был без труда отбит.

Спустя две недели, 22 января, был собран конвой «Т.18» - быстроходные транспорты «Монджиневро», «Монвизо», «Пизани», «Равелло», а также океанский лайнер «Виктория», на борту которого находилось 1125 солдат и 44 тонны различных грузов. Непосредственное охранение осуществляли Ugolini Vivaldi, Lanzerotto Malocello, Antonio da Noli, Aviere, Geniere, Camicia Nera, миноносцы Orsa и Castore. Непосредственно в ордер включалась группа поддержки (линкор Caio Duilio и четыре эсминца, в том числе Antonio Pigafetta).

Через час после выхода на «Равелло» произошла авария рулевого управления, и его пришлось отправить назад. Остальные к 16 часам следующего дня находились в 200 милях юго-восточнее Мальты, когда начались воздушные налеты, в которых участвовало в общей сложности 53 самолета. «Виктория» последовательно получила два торпедных попадания и около 19 часов затонула. Эсминцы спасли 1046 из 1455 человек, находившихся на борту лайнера. Несмотря на досадную потерю, три транспорта благополучно прибыли в Триполи, доставив ценный груз, включавший 97 танков и 271 автомобиль.

Кризис снабжения был преодолен! Вкупе с понесенными британским флотом тяжелыми потерями и необходимостью отражать новую угрозу в лице Японии это позволило странам «Оси» перехватить стратегическую инициативу. 21 января германо-итальянские войска под командованием фельдмаршала Роммеля перешли в наступление и в течение двух недель отбили всю Киренаику.

Угроза итальянским морским коммуникациям также ослабла, так что конвойная операция «К.7» (21-23 февраля 1942 г.) прошла гораздо спокойнее. Любопытно, что в ней приняли участие все боеспособные корабли типа Navigatori. При этом Ugolini Vivaldi, Lanzerotto Malocello и Nicoló Zeno сопровождали конвой, следовавший из Мессины в Триполи; Antonio Pigafetta, Emanuele Pessagno, Antonio Usodimare - второй, вышедший с Корфу; Antonio da Noli входил в состав соединения оперативного прикрытия (линкор Caio Duilio, 3 крейсера и 7 эсминцев).

Днем 22-го итальянцами был отбит налет авиации, а утром 23-го на подходе к Триполи конвой попыталась атаковать британская подводная лодка HMS P-38. В 08:00 ее обнаружил миноносец Circe, который сразу же атаковал глубинными бомбами. Затем к охоте присоединился Antonio Usodimare. В 10:50 итальянские сигнальщики наблюдали, как лодка всплыла кормой вперед, причем винты ее бешено вращались в воздухе, а затем стремительно скрылась под водой. На поверхности появилось пятно нефти и множество обломков, свидетельствующие о гибели субмарины.

Следующая конвойная операция «V.5» состоялась 7-9 марта. Из Бриндизи, Мессины и Неаполя в Триполи прошли 4 быстроходных транспорта («Биксио», «Джулиани», «Аллегри» и «Монреале») в охранении эсминцев Antonio Pigafetta, Antonio da Noli, Ugolini Vivaldi, Bersagliere, Fuciliere и миноносцев Aretusa и Castore. На обратном пути Antonio Pigafetta (капитан 1 ранга Мирти делла Валле) присоединился к эскорту другого конвоя, на котором из Ливии вывозилось 470 военнопленных и 110 «нежелательных» гражданских лиц.

Новые потери

Весной 1942 года Navigatori занимались привычной боевой работой.

Ugolini Vivaldi во время постановки заграждения «S.51», 11 апреля 1942 г. Видны мины Р.200, бомбосбрасыватель, кран «Сабием» и параван-краны.

16-18 марта эсминцы 14-го дивизиона (Ugolini Vivaldi, Lanzerotto Malocello и Nicoló Zeno) участвовали в сопровождении конвоя «Сирио» (транспорты «Райхенфельс» и «Веттор Пизани») по маршруту Мессина-Триполи. Затем пришло время подновлять минные заграждения. В течение двух ночей 11-13 апреля Ugolini Vivaldi и Lanzerotto Malocello совершили выходы на постановки в Сицилийском проливе, выставив юго-западнее острова Мареттимо заграждения «S.51» и «S.52» (по 180 мин ЕМС каждое).

Ugolini Vivaldi и Lanzerotto Malocello выходят из Трапани на постановку заграждения «S.51», 11 апреля 1942 г.

Высокое напряжение, с которым использовались эти надежные корабли, стало причиной новых досадных потерь. 9 апреля, во время выхода из Мессины очередного конвоя, один из транспортов - немецкий «Анкара» - из-за неверно понятого сигнала произвел ошибочный маневр и ударился в носовую часть Antonio Usodimare. Это было уже третье столкновение в карьере эсминца! Несмотря на поступление воды и аварию в силовой установке, он своим ходом дошел до Мессины, откуда перешел в Таранто, где до конца месяца проводились ремонтные работы. Спустя всего два дня, при выполнении аналогичной миссии, Antonio da Noli столкнулся в тумане с пароходом «Онестас». Повреждения оказались значительными. Хотя эсминец сумел достичь базы своим ходом, ему пришлось отправиться на ремонт в Бриндизи, а затем - в арсенал Специи. Он вернулся в строй только 15 августа.

Рутинная служба текла своим чередом. 5-6 мая Lanzerotto Malocello совершил рейс из Неаполя в Триполи в качестве войскового транспорта. 7 мая неподалеку от Бенгази Ugolini Vivaldi и Turbine отразили атаку британской субмарины HMS Proteus на охраняемый ими конвой из трех транспортов. А вот Emanuele Pessagno оказался не столь удачлив.

27 мая Emanuele Pessagno и Antonio Pigafetta вышли из Бриндизи, эскортируя пару транспортов. Утром 29-го конвой проходил через позицию подводной лодки HMS Turbulent (коммандер Линтон), предоставив ей прекрасную возможность для атаки. В 03:30 эсминец поразили две торпеды: одна в носовую часть, другая - в район миделя. Менее чем за минуту Emanuele Pessagno затонул в 75 милях к северо-западу от Бенгази. Из всего экипажа были спасены 86 человек: командир - капитан 3 ранга Даллаи, один офицер, 10 старшин и 74 матроса.

Следующая потеря оказалась еще более обидной. Словно подтверждая свою репутацию невезучего корабля, Antonio Usodimare стал жертвой, выражаясь современным языком, «дружественного огня» - для итальянского флота, нужно заметить, случай крайне редкий. 8 июня эсминец, временно включенный в состав 13-го дивизиона (Alpino, Bersagliere, Mitragliere), находился в охранении транспортов, следовавших из Палермо в Триполи. На подходе к мысу Бон они были замечены итальянской подводной лодкой Alagi, командир которой, капитан-лейтенант Серджио Пуччини, не был информирован о прохождении конвоя. Трагичное стечение обстоятельств усугубил шедший головным эсминец Premuda. Этот корабль - бывший югославский Dubrovnik - был построен в Англии и имел характерный «британский» силуэт. В итоге у Пуччини не осталось сомнений, что он атакует неприятеля.

В 21:20 в центральной части корпуса Antonio Usodimare прогремел взрыв торпеды, и почти сразу - еще одной. Корабль переломился и спустя пять минут скрылся под водой. Premuda и миноносец Circe спасли 135 членов его экипажа, в том числе командира корабля капитана 2 ранга Луиджи Мерини, для которого Antonio Usodimare оказался уже вторым Navigatori, погибшим под его командованием (напомним, что ранее Мерини командовал Leone Pancaldo).

Таким образом, к середине июня 1942 г. из дюжины Navigatori четыре корабля было потеряно и три находились в ремонте. Полностью боеспособными остались лишь Ugolini Vivaldi, Lanzerotto Malocello, Nicoló Zeno, Antonio Pigafetta и Nicoloso da Recco. Им довелось принять участие в «Июньской конвойной битве» - под таким названием в итальянской историографии проходит операция по противодействию британским конвоям «Вигорэс» и «Гарпун».

Днем 14 июня находившийся в Бриндизи Antonio Pigafetta получил приказ выйти в море на соединение с главными силами флота, двигавшимися на юг. Их целью были суда конвоя «Вигорэс».

На следующий день в предрассветных сумерках соединение атаковали британские торпедоносцы. Им удалось поразить тяжелый крейсер Trento, который потерял ход. Antonio Pigafetta был оставлен в охранении поврежденного корабля . В 9 часов ему было приказано начать буксировку, но едва эсминец завел концы, как наблюдатели заметили следы торпед, выпущенных британской субмариной HMS P-35[10]. Одна из них поразила крейсер в район носовых погребов, вызвав их детонацию. Antonio Pigafetta поспешно обрубил буксир, поскольку Trento начал стремительно погружаться носом и вскоре затонул. Antonio Pigafetta и Saetta подобрали 602 членов его экипажа, после чего ушли в Таранто.

Тем временем, эсминцы 14-го дивизиона оказались в центре не менее драматичных событий...

Бой у Пантеллерии

Командир Ugolini Vivaldi и 14-го дивизиона эсминцев капитан 1 ранга Игнацио Кастроджованни.

13 июня итальянская авиаразведка обнаружила неприятельский конвой, следовавший из Гибралтара на Мальту. На его перехват была направлена 7-я дивизия крейсеров (Eugenio di Savoia и Raimondo Montecuccoli) с 11-м дивизионом эсминцев (Ascari, Maestrale, Alfredo Oriani, Vincenzo Gioberti) под командованием контр-адмирала Альберто да Зара. На следующее утро они прибыли в Палермо, где в распоряжение Да Зары был передан и 14-й дивизион капитана 1 ранга Игнацио Кастроджованни, состоявший из Ugolini Vivaldi, Lanzerotto Malocello и приданного Nicoló Zeno.

Эсминцы Alfredo Oriani (на переднем плане), Ugolini Vivaldi (слева) и Ascari выходят из гавани Палермо, 14 июня 1942 г.

В 19:24 14 июня отряд вышел в море, имея приказ Супермарины к 5 часам утра следующих суток занять позицию в пяти милях южнее острова Пантеллерия. К сожалению, Maestrale пришлось оставить в порту из-за аварии силовой установки, а вскоре на Nicoló Zeno и Vincenzo Gioberti также возникли неполадки в машинах, и их пришлось отправить назад. С крейсерами осталось всего четыре эсминца, поэтому на усиление эскадры Супермарина направила из Трапани Premuda.

Соединение двигалось 24-узловой скоростью кильватерной колонной, при этом Ascari, Alfredo Oriani и Premuda шли впереди крейсеров, а пара Navigatori замыкала строй. Ночью экипажам кораблей было разрешено спать на боевых постах. В 4 часа на горизонте появились очертания Пантеллерии, которую отряд обогнул с востока, а в 05:33 итальянцы обнаружили корабли противника и, увеличив ход до 28 узлов, пошли на сближение.

Британский конвой состоял из шести транспортов и эскорта, включавшего крейсер ПВО HMS Cairo, эсминцы HMS Bedouin, HMS Partridge, HMS Marne, HMS Matchless, HMS Ithuriel, эскортные миноносцы HMS Blankney, HMS Badsworth, HMS Middleton, Kujawiak (польский), 4 тральщика и 6 сторожевых катеров. Для командира эскорта кэптена Харди появление итальянских крейсеров стало неожиданностью.

В 05:39 с расстояния 19 800 м итальянские крейсера открыли огонь, быстро добившись накрытий. Британские корабли, вооруженные лишь 120-мм и 102-мм пушками, не могли отвечать на такой большой дистанции. Транспорты, тральщики и катера немедленно отвернули на юго-запад, в сторону тунисского побережья, в то время как HMS Cairo с дивизионом эскортных миноносцев типа Hunt легли на параллельный с итальянцами курс, расположившись между ними и конвоем, и начали ставить дымовую завесу.

В 05:44 итальянское соединение увеличило скорость до 32 узлов и повернуло на три румба вправо, но вскоре вернулось на прежний курс, так как в это время британские эсминцы, ведомые коммандером Скэрфилдом на HMS Bedouin бросились в атаку на противника. Чтобы парировать этот маневр, Да Зара отделил пару наиболее тихоходных, но хорошо вооруженных Navigatori, приказав им пройти за кормой англичан и атаковать транспорта.

Горящий Ugolini Vivaldi вскоре после боя.
Ugolini Vivaldi в Скаури (о. Пантеллерия) вечером 15 июня 1942 г. Пожар в котельном отделении еще не потушен.

Ugolini Vivaldi (капитан 1 ранга Кастроджованни) и Lanzerotto Malocello (капитан 2 ранга Марио Леони) повернули почти на пять румбов вправо и, обменявшись несколькими залпами с HMS Matchless и HMS Marne, к 06:04 сблизились с конвоем на дистанцию 5800 м, выпустив по две торпеды в сторону торговых судов. Но тут на их пути возникли британские эскортные миноносцы. Разгорелась жаркая перестрелка. К чести англичан, стреляли они лучше. В 06:15 Ugolini Vivaldi получил снаряд в носовое машинное отделение. Взрывом были перебиты паропроводы и топливопроводы, вышла из строя рулевая машина, рядом со средним артиллерийским погребом вспыхнул пожар, корабль стал резко терять ход и вскоре остановился, продолжая отстреливаться. Когда англичане сблизились с ним на дистанцию около 2,5 миль , Ugolini Vivaldi сумел выпустить в их сторону оставшиеся две торпеды. Положение корабля стало настолько угрожающим, что Кастроджованни отправил на Lanzerotto Malocello радиограмму: «Мы будем сражаться до последнего. Да здравствует король!»

Lanzerotto Malocello описал дугу, прикрыв поврежденного товарища дымовой завесой. Для пары итальянских кораблей складывалось критическая, казалось бы, ситуация, однако корабли противника неожиданно вышли из боя и отошли в южном направлении. Бой с итальянскими крейсерами еще продолжался, и, по всей видимости, англичанам было просто некогда заботиться о добивании поврежденного неприятельского эсминца.

Вскоре механикам Ugolini Vivaldi удалось запустить кормовую машину, а затем и пожар был постепенно взят под контроль. Оба Navigatori начали отход в сторону Пантеллерии с максимально возможной скоростью. Получив сообщение об их опасном положении, в 06:59 адмирал отправил на помощь оставшиеся три эсминца. Они подошли примерно через час, но, убедившись, что ситуация на поврежденном корабле более-менее нормализовалась, Alfredo Oriani и Ascari в 09:05 вернулись к крейсерам и приняли участие в уничтожении отставших от конвоя судов. Между тем кормовая машина Ugolini Vivaldi окончательно отказала, и в 10:15 Premuda пришлось взять его на буксир, а Lanzerotto Malocello осуществлял охранение. В довершение всех бед, небольшому отряду пришлось отразить налет четверки торпедоносцев «Альбакор». Тем не менее, к 14 часам Ugolini Vivaldi был благополучно доставлен на якорную стоянку в Скаури на югозападной оконечности Пантеллерии. Lanzerotto Malocello, выполнив свою задачу, вернулся к крейсерам и на следующий день вместе с ними прибыл в Неаполь.

Потери экипажа Ugolini Vivaldi в бою составили 10 человек: один офицер, один старшина и восемь матросов. 17 июня поврежденный эсминец был переведен буксиром «Сальваторе I» в Трапани, где на нем произвели первичный ремонт, а затем своим ходом отправился в Неаполь и 10 июля встал к стенке местной верфи. Во время ремонта на нем смонтировали гидроакустическую станцию и произвели подготовку к установке РЛС «Гуфо», но саму станцию, по всей видимости, так и не поставили. Ugolini Vivaldi вернулся в строй в апреле 1943 г. За участие в бою оба Navigatori[11], а также их командиры Игнацио Кастроджованни и Марио Леони были награждены Серебряными медалями за воинскую доблесть.

В Тирренском море

Падение Туниса означало скорый перенос боевых действий на территорию собственно Италии. Весной 1943 года итальянские и германские войска начали укреплять наиболее угрожаемые сектора - Сицилию, Сардинию и Корсику. Поэтому вышедший из ремонта Ugolini Vivaldi, оставшийся единственным боеспособным кораблем данного типа, перебазировался в Ла-Маддалену для сопровождения минных заградителей. Действовать ему пришлось вместе с германскими минзагами Brandenburg и Pommern. Первый выход группа совершила 22 апреля, выставив 122 мины к юго-западу от Сардинии. В следующие месяцы постановки продолжились. В период с 1 мая по 20 июля группа Ugolini Vivaldi под командованием капитана 1 ранга Камичиа, а также итальянские минзаги Durazzo, Volturno, Buccari, Mazare, Vieste и Buffoluto выставили в общей сложности 24 заграждения, насчитывавших 4248 мин.

10 июля союзники высадились на Сицилии. В тот же день на переходе из Ла-Маддалены в Кальяри Ugolini Vivaldi был атакован торпедоносцами, но благодаря энергичному маневрированию уклонился от всех торпед. 11 июля, во время очередного выхода на постановку, эсминец пережил еще две атаки торпедоносцев, потеряв нескольких членов экипажа от пулеметного огня.

Между 19 июляи 31 августа Ugolini Vivaldi, Brandenburg и Pommern выставили 7 минных заграждений (1196 мин) в заливах Салерно и Гаэта. 1 сентября эсминец прибыл в Геную для десятидневного ремонта. Там его и застало известие о заключенном между Италией и союзниками перемирии.

Гибель Ugolini Vivaldi и Antonio da Noli

8 сентября пятерка уцелевших Navigatori оказалась разбросанной между различными базами. 16-й дивизион формально состоял из четырех единиц, однако Antonio da Noli находился с главными силами флота в Специи, Ugolini Vivaldi, как было только что сказано, проходил текущий ремонт в Генуе, Antonio Pigafetta и Nicoló Zeno стояли в длительном ремонте в Фиуме и Специи соответственно. В то же время лидер 15-го дивизиона Nicoloso da Recco оказался в Таранто, будучи единственным боеспособным эсминцем в этой базе.

Вечером Ugolini Vivaldi (капитан 1 ранга Камичиа) и Antonio da Noli (капитан 2 ранга Вальдамбрини) получили приказ срочно идти в Чивитавеккью - небольшой городок на побережье Тирренского моря в 60 километрах от Рима, чтобы взять там на борт короля Виктора Эммануила III и правительство во главе с маршалом Бадольо и переправить их в Ла-Маддалену. Хотя на Ugolini Vivaldi, срочно прервавшем ремонт, не действовал один дизель-генератор, оба эсминца вышли в море, в 23:15 встретились к югу от Специи и двинулись в заданном направлении.

Однако в царившей неразберихе высшие лица государства направились не в Чивитавеккью, а в Пескару на Адриатическом побережье, где их взял на борт корвет Baionetta и 10 сентября доставил в Бриндизи. Поэтому в 10:38 9 сентября Супермарина отменила предыдущий приказ и направила Ugolini Vivaldi и Antonio da Noli напрямую в Ла-Маддалену. Туда же должны были прибыть главные силы флота (3 линкора, 6 крейсеров, 8 эсминцев и 6 миноносцев) во главе с адмиралом Бергамини. Эти указания подтвердило сообщение от 12:25, с тем уточнением, что если идти в Ла-Маддалену невозможности, то эсминцы могут самостоятельно следовать в алжирский порт Бон или на Мальту для сдачи союзникам.

Наконец, в 14:33 на Ugolini Vivaldi и Antonio da Noli приняли новую радиограмму: «Уничтожить немецкие плавстредства, занимающиеся перевозками между Сардинией и Корсикой». Отдавая такой приказ, Супермарина не предполагала, что к полудню артиллерийские подразделения 16-й моторизованной дивизии СС взяли под свой контроль все итальянские береговые батареи, прикрывающие пролив Бонифаччо.

В 16:20 идущие 23-узловым ходом под тремя котлами эсминцы вошли в пролив и в 16:50 открыли огонь из 120-мм орудий по немецким десантным баржам и катерам, перевозившим подразделения 90-й моторизованной дивизии с Сардинии на Корсику. Спустя 10 минут в дело вступили даже зенитные автоматы. Противник, как выяснилось позже, не получил ни одного попадания, но немедленно бросился врассыпную. Вслед за этим по итальянским кораблям открыли огонь береговые батареи с Корсики[12].

Места и даты гибели эсминцев типа Navigatori.

Ugolini Vivaldi увеличил ход до 25 узлов и ответил главным калибром. Почти тут же он получил попадание в корму и потерял несколько человек из расчета находившегося там 20-мм автомата. В 17:15 последовали попадания снарядами небольшого калибра в щит носовой 120-мм установки и в котельное отделение №1, в котором возник пожар. Экипаж понес новые потери. Выход из строя турбогенератора вкупе с неработающим дизель-генератором повлек за собой резкую перегрузку бортовой сети и, как следствие, полную потерю электроэнергии. На эсминце пытались ввести в действие четвертый котел, но вместо этого вскоре пришлось оставить котельное отделение №2, поскольку в нем резко поднялась температура из-за пожара в соседнем отсеке, а приточная вентиляция всосала много дыма, и работать стало невозможно.

Вслед за этим последовало несколько попаданий 88-мм снарядами в носовую часть корабля, чуть выше ватерлинии, еще один снаряд поразил Ugolini Vivaldi в топливную цистерну левого борта. Возник новый пожар, который быстро распространился котельное отделение №3. Это возгорание вскоре ликвидировали, но единственный действующий котел так же вышел из строя. В 17:30 из-за отсутствия пара машины эсминца остановились. Корабль попытался укрыться дымовой завесой. Оставаясь под вражеским огнем, он получил новые повреждения от близких разрывов. К тому же из-за непрекращающегося пожара в котельном отделении №1 пришлось затопить носовой артиллерийский погреб.

Antonio da Noli также получил два попадания: в полубак и в район ватерлинии в корме. В 17:50, в момент устранения повреждений, эсминец подорвался средней частью сразу на двух минах и почти мгновенно затонул в 5 милях от мыса Пертусато. Из 287 членов экипажа погибли 228, включая командира корабля капитана 2 ранга Пио Вальдамбрини.

Ugolini Vivaldi простоял без хода около 20 минут. В 18:10 удалось восстановить работу котла №3 и взять под контроль распространение огня. В 18:30 эсминец смог дать 10 узлов под единственным котлом и лег на курс 250°. Уже смеркалось, и появилась надежда на спасение корабля, но в 20:00 над Ugolini Vivaldi появился немецкий самолет, сбросивший одну-единственную бомбу. От ее близкого разрыва произошел разрыв трубопровода, и прекратилась подача котельной воды. В течение ночи экипаж прилагал отчаянные усилия, но так и не смог дать ход. В 05:30 командир приказал оставить корабль. Но тот словно не хотел погибать и держался на плаву. Тогда старший помощник капитан 3 ранга Алессандро Кавриани и старший механик капитан Вирджинио Фазан вплавь добрались до эсминца за тем, чтобы ускорить его затопление. Как пишет Брагадин, «в последний раз их видели салютующими флагу, когда корабль уже тонул». Оба посмертно были удостоены Золотых медалей за воинскую доблесть.

В 11:30 10 сентября Ugolini Vivaldi скрылся под водой неподалеку от острова Асинара. Из 280 членов его экипажа погибло 40 человек. Остальные были подобраны крейсером Attilio Regolo и эсминцами Mitragliere, Fuciliere, Carabiniere, производившими в том районе спасательную операцию на месте гибели линкора RomaWows-icon.png, а затем интернировавшимися на Балеарских островах. Несколько человек позже подобрала британская подводная лодка HMS P-229[13].

Примечания

  1. Инклинометр был общим для систем управления артиллерийской и торпедной стрельбой.
  2. Организация командования в итальянском флоте была близка к британскому. Эсминцы сводились в дивизионы (Squadriglia) по 4 единицы в каждом. Командир дивизиона - как правило, в чине капитана 1 ранга - одновременно командовал одним из эсминцев ( лидер дивизиона ). Если лидер по каким - либо при - чинам выходил из строя на длительное время, командир дивизиона переходил на другой корабль. Во время войны командиру дивизиона могли подчиняться эсминцы из состава других соединений или участвующие в общей операции.
  3. Их оборудование по большей части сохранилось, и в экстренном случае они могли быть использованы.
  4. Многие авторы относят установленную на Lanzerotto Malocello станцию к типу FuMO-26, однако та имела антенну размером 2*6 м и никак не подходила для установки на небольшие итальянские эсминцы.
  5. В отношении Ugolini Vivaldi итальянский историк Франко Баргони утверждает обратное, но это не находит подтверждения ни у других авторов, ни на имеющихся фотографиях.
  6. Помимо этого, в июне 1937 г. Nicoló Zeno провел через Гибралтарский пролив транспорт «Мадда», подвергшийся атаке республиканской авиации.
  7. Официально субмарина считается пропавшей без вести после 29 апреля. Не исключено, что она погибла от подрыва на мине.
  8. В «Хронике войны на море» Ю. Ровера и Г. Хюммельхена вместо последнего по ошибке указан Leone Pancaldo.
  9. В апреле 1942 г. Станислао Эспозито будет назначен командиром тяжелого крейсера Trento, вместе с которым и погибнет 15 июня 1942 г.
  10. В 1943 г. получила название Umbra.
  11. В итальянском флоте, как и в советском, существовала традиция награждения кораблей.
  12. Американский историк В. О'Хара сообщает, что с немецкой стороны в бою участвовали один «раумбот» и три десантных баржи, а береговые батареи обслуживались итальянскими чернорубашечниками, сохранившими верность фашистскому режиму.
  13. Также упоминается под именем Sportsman.

Литература

  • Патянин С.В. Эскадренные миноносцы типа «Навигатори». — «Морская кампания». — Москва: ООО «Издательство ВЭРО Пресс», 2011 №8. — 68 с.
  • Патянин С.В. «Стрелы» и «молнии». Эсминцы типов «Дардо» и «Фольгоре». — «Арсенал-Коллекция». — Москва: ООО «Яуза-каталог», 2013 №1. — 64 с.
  • Патянин С.В. Эскадренные миноносцы типов «Маэстрале», «Ориани» и «Сольдати». — «Арсенал-Коллекция». — Москва: ООО «Яуза-каталог», 2015 №2. — 64 с.
Категория: