Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

Z-33 (1941)

Перейти к: навигация, поиск

Эскадренный миноносец Z-33

03347001.jpg
Служба
Третий_рейх_флаг_ВМС_с_тенью.png
Третий рейх
Исторические данные
22.12.1940 г. Заложен
15.09.1941 г. Спущен на воду
06.02.1943 г. Введен в строй
05.1945 г. Выведен из боевого состава
02.01.1958 г. Сдан на слом
Общие данные
2603 / 3519 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
127 / 12 / 3,92-4,65 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
332 чел. Общая численность
11 чел. Офицеры
321 чел. Матросы
Бронирование
/ 6-11 мм. Пояс/борт
13 мм. Палуба
30 / 20 / 15 / 20 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
Вооружение

Артиллерия главного калибра

Зенитная артиллерия

Минно-торпедное вооружение

Однотипные корабли


Ship_PGSD207_Z_31.png
Z-33немецкий эскадренный миноносец серии 1936A(Mob). Заложен, строился и вошел в строй во время Второй мировой войны. 17 июля 1944 года легко поврежден самолетами с британских авианосцев в Альтен-фьорде. 7 февраля 1945 года выскочил на камни в Бру-фьорде. 9 февраля поврежден британской авиацией, ремонт повреждений не закончен. Капитулировал в Куксхафене. По репарациям передан СССР, вошел в состав флота под названием «Проворный». 1.3.1958 выведен из боевого состава, в 1961-62 гг. потоплен как мишень.

Постройка

23 апреля 1938 года концерну Deschimag A.G. в Бремене был выдан заказ на строительство восьми эсминцев (Z-23, Z-24, Z-25, Z-26, Z-27, Z-28, Z-29, Z-30) типа 1936А. Главное отличие от предшественников заключалось в переходе на более мощную 150-мм артиллерию. Это было вызвано в первую очередь стремлением обеспечить огневое превосходство нал кораблями вероятного противника (прежде всего, французскими лидерами с их пятью-восемью 138-мм орудиями). От первоначально разработанного проекта эсминца (тип 1937) новые корабли унаследовали спаренные башенные установки, хотя к их разработке еще не приступили. Одна такая башня должна была устанавливаться на баке, три оставшиеся установки были обычными щитовыми. Из-за более тяжелого вооружения полное водоизмещение новых эсминцев превысило 3500 т, увеличились размеры корпуса. Общая компоновка и энергетическая установка в целом повторяли прототип, но обводы корпуса были существенно улучшены.

Аэрофотоснимок верфи Deschimag A.G. в Бремене, 8 мая 1942 г.
Рядом с почти готовым тяжелым крейсером Seydlitz стоит эсминец Z-34, спущенный на воду 5 мая. В верхней части у пирса стоит Z-32, у его борта - Z-33, на котором еще не смонтированы трубы, часть надстроек и отсутствует вооружение.

Головной эсминец новой серии Z-23 был заложен 15 ноября 1938 года. Начиная с него, немцы вернулись к традиционной практике не присваивать эскадренным миноносцам именные названия, поэтому корабли серии получили лишь литерно-цифровые обозначения. Между тем, неофициально им присваивались имена погибших в ходе Норвежской операции кораблей типа 1934/1934A и типа 1936[1], отчего эта и последующие серии в ряде документов обозначались как тип Narvik.

19 сентября 1939 года были заказаны еще двенадцать эскадренных миноносцев типа 1936А, причем строительство поручили верфям, зарекомендовавшим себя наилучшим образом при работе над кораблями предыдущих серий. Заказ на первые шесть (Z-31, Z-32, Z-33, Z-34, Z-35, Z-35) получил Deschimag A.G., еще на четыре (Z-37, Z-38, Z-39, Z-40) - принадлежавшая концерну Круппа Germaniawerft из Киля. 13 октября ей же заказали два оставшихся корабля серии - Z-41 и Z-42. Поскольку постройка осуществлялась за счет средств, выделенных рейхстагом на ведение боевых действий, шифр проекта трансформировался в тип 19З6А (Mob), что означало «Мобилизационный». Сами же корабли практически не отличались от довоенных систершипов.

17 февраля 1941 года эсминцы Z-40, Z-41, Z-42 были исключены из кораблестроительной программы и перезаказаны как разведывательные крейсера типа 1940 (SP-1 - SP-3), а Z-35 и Z-36 перезаказаны как эсминцы типа 1936B.

Корабль Верфь Стапельный номер Заказан Заложен Спущен на воду Введен в строй
Z-33 Deschimag A.G., Бремен W1003 19.09.1939 22.12.1940 15.09.1941 06.02.1943

Описание конструкции

Корпус

Эскадренный миноносец Z-39 типа 1936A(Mob):
1 - мины; 2 - Счетверенная 20-мм установка Vierling; 3 - Одноорудийная 150-мм/48 установка; 4 - Камбуз и каюты коков и стюардов; 5 - параван; 6 - кормовой дальномер; 7 - антенна радара FuMo-63; 8 - кормовая труба; 9 - 20-мм/65 автомат; 10 - глубинные бомбы; 11 - передний 533-мм торпедный аппарат; 12 - катер; 13 - деррик-кран; 14 - передняя труба; 15 - прожектор; 16 - антенна радара FuMo-21/24; 17 - носовой дальномер; 18 - мостик; 19 - рулевая рубка; 20 - 37-мм автомат; 21 - 150-мм/48 башенная установка; 22 - кубрики экипажа; 23 - 3-е котельное отделение; 24 - 2-е котельное отделение; 25 - отсек вспомогательного котла; 26 - 1-е котельное отделение; 27 - 2-е турбинное отделение; 28 - задний 533-мм торпедный аппарат;; 29 - 1-е турбинное отделение; 30 - валопроводы; 31 - кормовая надстройка с кают-компанией и каютой капитана; 32 - винт; 33 - руль.

Корпуса эсминцев - без седловатости, с большим удлинением: отношение длины к ширине составляло более 10,5; отношение длины к высоте борта (от киля до верхней палубы) на миделе - около 18. Примерно 40 % длины корпуса занимал полубак. Установка более тяжелого и габаритного вооружения заставила увеличить размеры: полная длина достигла 127 м, ширина - 12 м.

В районе машинно-котельных отделений, на половине длины корабля, имелось двойное дно. Междудонное пространство высотой 1,1 м использовалось для хранения топлива, масла, питьевой и котельной воды. Водонепроницаемые переборки делили корпус на пятнадцать отсеков[4]. Все переборки доходили до верхней палубы, а в носовой части - до палубы полубака. Применялась поперечная система набора. Расстояние между шпациями в районе машинно-котельных отделении (отсеки IV-X) составляло 1,2 м; в XI-XIII отсеках - 1,4 м; во II и XIV отсеках - 1 м; в I и XV - 0,5 м. Нумерация шпангоутов была условной - через 1 м, отчего главные водонепроницаемые переборки зачастую имели дробные номера. Эсминцы имели единственную непрерывную палубу - верхнюю, нижняя палуба проходила лишь в оконечностях. Все палубы были водонепроницаемыми.

Форма корпуса предшественников типа 1934/1934A и типа 1936 подверглась дальнейшему усовершенствованию. В частности, в подводной части форштевня появилось явно выраженное бульбовидное утолщение, позволившее уменьшить сопротивление формы, благодаря чему при возросшем водоизмещении скорость сохранилась на прежнем уровне. Увеличение ширины, удлинение носовой части и увеличение развала носовых шпангоутов существенно улучшили мореходность. Также были удлинены дейдвуды и установлено два параллельных руля. Корабли типа 1936А уже в ходе постройки оснастили клиперным или, как его называли в Германии, «атлантическим» форштевнем. Корабли снабжались скуловыми килями.

Эскадренный миноносец Z-33 после достройки, середина 1943 г.

Конструкция корпуса была усилена, особенно в носовой части, где располагалась башня. Внутреннее расположение было аналогично предшественникам типа 1936, за исключением отсутствовавшего ахтерпика и отсека XII, в котором размещались устройства подачи боезапаса и перегрузочное помещение башни. Эсминцы типа 19З6А (Mob) отличались от кораблей типа 1936А только незначительными изменениями в планировке внутренних помещений и некоторыми улучшениями по части силовой установки.

Германские верфи успели приобрести большой опыт сварных работ, благодаря чему корпуса эсминцев изготавливались цельносварными. Использовалась судостроительная сталь марки St-52 с содержанием углерода 0,2 % и пределом прочности на разрыв 52-61 кг/мм². Толщина бортовой обшивки составляла 6-11 мм, а палубной доходила до 13 мм, что позволяло ей противостоять пулеметному обстрелу с воздуха.

Силовая установка

Разрез эскадренного миноносца Z-32 типа 1936A(Mob). Копия подлинного чертежа, датированного 24.04.1942

Уникальность германских эсминцев в ряду современников заключалась в применении на них энергетических установок с высокими рабочими параметрами пара, ставших, вместе с тем, их настоящей «ахиллесовой пятой».

Эскадренные миноносцы типа 1936A/1936A (Mob) оснащались котлами системы Wagner с естественной циркуляцией воды с рабочим давлением 70 атм. и температурой пара 460°С. Котлы были трехколлекторными, с горизонтальными пароперегревателями и подогревателями воздуха, но без экономайзеров. Первое время в них имелись проблемы с перегревом котельных трубок, имевших очень большую длину. Во избежание этого пришлось применить опоры с водяным охлаждением. С каждой стороны котла в середине главного набора трубок устанавливался U-образный суперподогреватель, позволявший помимо подогрева питательной воды удалять из нее кислород и другие растворенные газы. Повышенные требования к качеству питательной воды привели к необходимости введения специальных деаэраторов вместо обычных опреснителей.

Тепловая схема машинно-котельной установки эскадренного миноносца Z-33:
1 - главный котел; 2 - главная турбина; 3 - вспомогательные механизмы; 4 - главный холодильник; 5 - конденсатный насос; 6 - холодильник главного эжектора; 7 - деаэратор; 8 - обратный охладитель; 9 - главный питательный блок; 10 - водоподогреватель; 11 - уравнительная цистерна; 12 - испаритель; 13 - резервная цистерна; 14 - резервный питательный насос.

Эскадренные миноносцы типа 1936A/1936A (Mob) имели по шесть котлов в трех котельных отделениях. Они располагались побортно без продольной переборки. С учетом конфигурации корпуса, в носовом котельном отделении (№3) стояли котлы так называемого «малого» типа, имевшие меньшие размеры и паропроизводительность. Для обеспечения повседневных нужд на стоянке имелся вспомогательный котел, располагавшийся в VIII отсеке.

Работу котельной установки обеспечивали два главных и два маршевых питательных насоса, располагавшиеся по одному в каждом машинном отделении (производительность 210 и 50 м³/ч соответственно), а также по одному резервному в каждом котельном отделении (производительностью 150 м³/ч). В каждом котельном отделении имелось по два турбо- и одному электрофорсуночному блоку, одному турбо- и одному растопочному электровентилятору.

На каждом котле устанавливалось по две двойных ротационных форсунки. Поступающий к котлам воздух подогревался отходящими топочными газами, мазут и питательная вода - паром. И мелись также подогреватели мазута свежим паром до 85-95°С.

Управление котлами осуществлялось системой автоматического регулирования фирмы Ascania, имевшей регуляторы нагрузки, питания, воздуха, уровня воды в коллекторе котла, перепада давления питательной воды и топлива. Система обеспечивала устойчивую работу котлов при разных режимах нагрузки, строго поддерживая давление пара. Автоматика позволила сократить численность вахты до трех человек в каждом котельном отделении. Тем не менее, готовность автоматической системы в любой момент дать сбой держала котельную команду в постоянном напряжении, а в случае ее отказа кораблю грозила полная потеря хода.

Схема управления турбозубчатого агрегата эскадренного миноносца Z-33:
ПХ - передний ход; ЗХ - задний ход.
1, 2, 3, 4 и 5 - сопловые клапаны переднего хода; 6 - клапан заднего хода; 7 - переключающий клапан.

Турбо-зубчатые агрегаты эскадренных миноносцев типа 1936A/1936A (Mob) относились к системе Wagner активно-реактивного типа[7].

Каждый турбо-зубчатый агрегат кораблей типа 1936A/1936A (Mob) состоял из четырех корпусов: в первом располагалась турбина высокого давления переднего хода, во втором - турбина высокого давления заднего хода (эти две турбины размещались на одном валу); в третьем - турбины низкого давления переднего и заднего ходов в общем корпусе; в четвертом - турбина среднего давления переднего хода. Ступени турбины низкого давления заднего хода монтировались по обеим концам турбин низкого давления переднего хода. С целью повышения экономичности, на полном переднем ходу пар подавался в обе части турбин высокого давления параллельно, а на маршевом - последовательно.

По проекту суммарная мощность турбо-зубчатых агрегатов составляла 70 000 л.с. (наибольшая - до 78 000 л.с. кратковременно). Полную мощность заднего хода (7500 л.с. при 260 об./мин.) разрешалось поддерживать не более 15 минут из опасения чрезмерного нагрева турбин низкого давления и конденсатора, длительное же движение задним ходом допускалось только на половинной мощности.

Эскадренный миноносец Z-37 типа 1936A (Mob) в плавучем доке. Форма кормовой оконечности, рули и гребные винты.
Эскадренный миноносец Z-39 типа 1936A (Mob) на полном ходу.

Все турбо-зубчатые агрегаты были одноступенчатыми и располагались в изолированных отсеках; носовая турбина работа за на правый винт, кормовая - на левый, что соответствовало принятой в немецком кораблестроении традиции. Валы от трех секции турбин шестернями соединялись с колесом редуктора, передававшим суммарный момент на трехлопастной винт из медно-цинкового сплава (на Z-33 диаметром 3,35 м) со скоростью вращения до 390 об./мин. В подшипниках гребных валов вместо обычного «белого металла», вызывавшего сильный износ механизмов и служившего источником вибрации, использовался синтетический пластик Ditron с водяной смазкой. У эсминцев типа 1936A/1936A (Mob) общая длина гребного вала левого борта составляла 25,22 м, правого - 38,71 м; вес - 14,28 и 17,86 т соответственно.

Несмотря ни на что, скоростные характеристики германских эскадренных миноносцев заслуживают весьма высокой оценки. Реальная максимальная скорость кораблей типа 1936A/1936A (Mob) в боевых условиях составляла в районе 35 уз. После установки тяжелых 150-мм орудийных башен скоростные качества несколько ухудшились, в открытом море скорость не превышала 33 уз. Эсминец Z-33 развивал на испытаниях скорость около 36,1 уз.

В целом силовые установки немецких эскадренных миноносцев оказались крайне ненадежными. Как признавался один из немецких инженер-механиков, во время войны личный состав электромеханических боевых частей нередко награждался не за действия в бою с противником, а за борьбу с авариями. Не оправдались и надежды на экономичность силовых установок с высокими параметрами пара. Главная причина заключалась в том, что расход пара на вспомогательные механизмы значительно превысил проектный, причем особенно заметно это было на экономическом ходу. Проведенные в 1941 году на эсминце Z-14 Friedrich Ihn прогрессивные замеры расхода топлива показали, что если на полном ходу данное превышение составляло 3,3 %, то на экономическом - более 46 %!

Топливо хранилось в отсеках второго дна, но основная часть в бортовых цистернах, причем топливные насосы котлов могли качать его только из этих цистерн, что вызывало требование их постоянного наполнения.

Следствием перечисленных проблем стало резкое снижение дальности плавания. И хотя емкость нефтяных цистерн эсминцев типа 1936A/1936A (Mob) по сравнению с предыдущими типами была несколько увеличена - на Z-33 до 318 т (полный - 825 т), заданная дальность плавания в 4400 миль 19-узловым ходом оказалась недостижима. Расчеты проведенные в конце 1943 года для Z-37 показали цифру в 2950 миль. Однако, и эта цифра, по словам американских инженеров осматривавших трофейный Z-39, была слишком оптимистична - они оценили дальность плавания эсминцев типа 1936A/1936A (Mob) в 2200, максимум - в 2500 миль.

Вооружение

Основная статья: 150-мм/48 орудие TBtsK C/36
Основная статья: 37-мм/83 полуавтомат SK C/30
Основная статья: Торпеды Германии
Основная статья: Мины Германии
Эсминец Z-33 в 1943 году на момент вступления в строй.
Схема одноорудийной 150-мм/48 башни эсминцев типа 1936A/1936A (Mob).

Вся артиллерия германских эскадренных миноносцев изготавливалась концерном Rheinmetall-Borsig AG, штаб-квартира которого располагалась в Дюссельдорфе.

На эскадренных миноносцах типа 1936A/1936A (Mob) произошел переход на увеличенный до 150-мм калибр главной артиллерии. Подразумевалось, что при практически равной скорострельности (8-10 выстр./мин) огневая мощь возрастет в 1,5 раза, а дальность стрельбы увеличится на 30 %[9].

Новое орудие, разработанное специально для эсминцев, получило обозначение 15 cm ТВК С/36[10], встречается также обозначение 15 cm TBtsK C/36. Его реальный калибр составлял 149,1 мм, длина ствола - 48 клб. Оно имело лейнированный ствол, горизонтальный скользящий затвор ручного действия, ручное заряжание и досылание снаряда. Выстрел производился электромагнитным способом. Техническая скорострельность достигала 12 выстр./мин., но на практике зависела от темпа подачи боеприпасов и выносливости заряжающих, а в свежую погоду скорость стрельбы снижалась очень существенно. Использовалось два типа снарядов весом по 45,3 кг: полубронебойные с донным взрывателем мгновенного действия и фугасные с головным взрывателем с временной задержкой. Дальность стрельбы достигала 118 кбт.

Эскадренный миноносец Z-24 типа 1936A. Расположение 150-мм орудий и 20-мм счетверенного автомата на кормовой надстройке.
150-мм/48 одноорудийная установка. 3D-модель.
Схема двухорудийной 150-мм/48 башни эсминцев типа 1936A/1936A (Mob).
150-мм башня эсминца Z-39.

В 1939 году орудия прошли испытания для определения их пригодности к использованию на эсминцах. Четыре установки LC/36 были смонтированы на Z-8 Bruno Heinemann на позициях №№ 1, 2, 3 и 5[11]. Испытания проводились на малом ходу и при хорошей погоде, поэтому их результаты были весьма обманчивы.

На кораблях типа 1936А предполагалось разместить по пять орудий, в том числе два - в закрытой двухорудийной башне LC/38. Двухорудийная башня была установлена на полубаке перед носовой надстройкой с углами горизонтального наведения - 120°[12] на каждый борт. Остальные три 150-мм установки монтировались, как и на предыдущих сериях эсминцев, в кормовой части кораблей. Углы обстрела для орудий №4 и №5 составляли по 120° на борт, установка №3 могла вести стрельбу в секторе от 15° до 150° на каждый борт.

Одинарная установка LC/36 на центральном штыре с броневым щитом коробчатой формы (толщина брони: лоб - 10 мм, бок и крыша - 6 мм) весила 16,1 т и обеспечивала круговое горизонтальное наведение и вертикальное в пределах -10°...+30°. Горизонтальная наводка обеспечивалось электрическим приводом, вертикальная - гидравликой. Каждое орудие обслуживалось двумя элеваторами (главным и вспомогательным), обеспечивавшими 7-8 раздельных выстрелов в минуту. Каждая люлька подъемника цепного типа вмещала один снаряд или заряд, которые подавались в находящиеся рядом с орудиями перегрузочные посты, затем их вручную укладывали на окружавшие орудия полукруглые лотки. В перегрузочных постах также хранилось по 6-10 готовых выстрелов для каждого орудия (аналогично в башенных установках).

150-мм башня эсминца Z-39.

Двухорудийная башня LC/38 представляла собой облегченный вариант аналогичных установок германских линкоров. Сокращение массы со 108-120 тонн до 60,4 достигалось в основном за счет уменьшения бронирования (лоб - 30 мм, бока и крыша - 20 мм, тыл - 15 мм). Орудия в башне размещались в единой люльке, заряжание осуществлялось вручную, вертикальная и горизонтальная наводки - по указателям передаваемым от приборов управления стрельбой. Горизонтальное наведение обеспечивалось электрическим приводом, вертикальное - гидравликой, обеспечивающим скорость наведения в 8° в секунду. Каждое орудие обслуживалось одним элеватором, обеспечивающим подачу 7-8 выстрелов в минуту на орудие. В перегрузочных постах также хранилось по 6-10 готовых выстрелов для каждого орудия. Максимальный угол возвышения составлял 65°, однако ведению стрельбы по воздушным целям мешали низкая скорострельность и отсутствие приборов управления зенитным огнем. Но главное, идея экономии веса реализована не была: даже «облегченная» башня весила почти вдвое больше двух одинарных установок.

37-мм/83 полуавтоматы SK C/30 в спаренной установке Dopp LC/30.

Хотя производство башенных установок постоянно отстовало от графика, а в сентябре 1938 года адмирал Редер распорядился достраивать эскадренные миноносцы без них[13], эсминцы типа 19З6А (Mob), кроме Z-31, получили башенные установки в процессе достройки - быстрее некоторых кораблей типа 1936А.

Спаренная установка 37-мм/83 полуавтоматов SK C/30.
Счетверенная 20-мм/65 установка Vierling на тяжелом крейсере Prinz Eugen.
Счетверенная 20-мм/65 установка Vierling.
Счетверенная 20-мм/65 установка Vierling в одном из музеев.
20-мм/65 автомат C/38 в одноорудийной установке C/38.

Зенитное вооружение Z-33 по проекту состояло из двух спаренных 37-мм зениток С/30 и десяти 20-мм автоматов C/38. 37-мм «спарки» стояли на площадках по бокам второй дымовой трубы, 20-мм автоматы располагались на носовой и кормовой надстройках в счетверенных установках и в одинарных на площадках возле кормового дальномерного поста на средней надстройке.

37-мм зенитная пушка С/30 была полуавтоматической, из-за чего практическая скорострельность не превышала 40 выст./мин, но обладала высокими баллистическими характеристиками. Спаренные установки LC/30 обеспечивали вертикальное наведение в пределах -9°...+85°. Их важнейшей особенностью была стабилизация в трех плоскостях при помощи гироскопов. Из-за этого масса установки составила 3670 кг (из которых 630 кг приходилось на силовой привод), однако эффективность вызывала нарекания. Было отмечено, что слабые гироскопы не всегда успевали компенсировать быстрые рывки корабля. Немало неприятностей доставляло воздействие воды на открытые установки, приводившее к замыканиям электрических цепей.

В 1930 году фирмой Rheinmetall был разработан 20-мм автомат С/30, которым в годы войны вооружались практически все корабли Кригсмарине. По сравнению со знаменитым Oerlikon, немецкий автомат обладал большей массой снаряда, дальностью стрельбы и досягаемостью по высоте, но существенно уступал в скорострельности. Последняя на практике ограничивалась 120 выстрелами в минуту из-за неудачной конструкции затвора и малой емкости магазина (20 патронов), что заставляло делать частые паузы в стрельбе для перезарядки. Поистине феноменальной была живучесть ствола, достигавшая 20 тыс. выстрелов! Впоследствии была разработана облегченная (56 кг) и улучшенная модель С/38, магазин которой вмещал 40 патронов, а практическую скорострельность удалось довести до 220 выстр./мин.

20-мм автоматы С/38 монтировались в одинарных установках L/30, имевших коническое основание, к которому крепилась телескопическая труба, позволявшая регулировать высоту подъема ствола. Масса установки - 420 кг, расчет - 4-6 человек. Наиболее удачной стала 20-мм установка L/38 Vierling, разработанная фирмой Mauser в 1941 году и объединявшая четыре 20-мм автомата С/38. При весе 2150 кг Vierling развивал скорострельность до 880 выст./мин.

Боекомплект зенитной артиллерии обоих калибров составлял 2000 снарядов (фугасных или трассирующих) на ствол.

Мины на палубе немецкого эсминца.
Кормовой торпедный аппарат эсминца Z-39. В 1943 г. посты торпедистов на германских эсминцах сделали закрытыми и оснастили сферическими куполами из оргстекла.
Бомбомет на одном из немецких эсминцев.
Эсминец Z-37 типа 1936A(Mob) после вступления в строй, конец 1942 г.

Торпедное вооружение Z-33 было стандартным для немецких эскадренных миноносцев и состояло из двух 533-мм четырехтрубных аппаратов, которые приводились в действие вручную или дистанционно с мостика при помощи силового привода с гидравлическим двигателем. Пуск торпед при скорости до 28 узлов допускался в секторе от 30 до 150 градусов на каждый борт, на более высокой - от 45 до 135 градусов. Поворот аппарата на 90° осуществлялся за 50 секунд. Трубы аппаратов - без растворения, изготавливались из легких алюминиевых сплавов, что существенно упрощало технологию. Средние трубы были смещены назад относительно крайних, чтобы предотвратить опасность повреждения хрупких стабилизаторов торпеды при залпе. Выстрел мог производиться сжатым воздухом или пороховым зарядом. Пост торпедного наводчика оснащался механическим указателем угла поворота и оптическим прицелом.

Помимо торпед, находящихся в аппаратах, по проекту в контейнерах рядом с ними должны были храниться восемь запасных. Для приемки, транспортировки и перезарядки торпед имелись легкие стрелы, две торпедных тележки и два зарядных приспособления.

Немецкие надводные корабли использовали только 533-мм парогазовые торпеды типа G7a, принятые на вооружение в 1938 году и являющие мощным оружием - их боевые части включали 280 кг ТГА (тротил, гексоген, алюминий) или гексанита. Общая масса торпеды составляла 1528 кг, длина - 7,186 м. Существовало три режима хода: 6000 м на 44 узлах, 8000 м на 40 уз или 14 000 м на 30 уз. Глубина хода могла варьироваться в широком диапазоне - от 1 до 52 м с шагом 1 м. Торпеда снабжалась контактным или магнитным взрывателем.

Для постановки мин все немецкие эсминцы оборудовались стационарными минными путями, выполненными из стали швеллерного профиля и приваренными к палубе электросваркой. Штатная нагрузка эсминца составляла 60 якорных мин (контактных ЕМС, магнитных EMF и RMB, противолодочных UMA и UMВ) или 80-100 минных защитников (RB и EMR).

Эсминец Z-33 имел четыре бомбомета у кормовой надстройки. На вооружении стояли глубинные бомбы двух типов - WBF и WBG. Они имели одинаковый заряд (60 кг), но различались по обшей массе, скорости и глубине погружения. Штатный боезапас составлял 30 глубинных бомб.

Приборы управления огнем

Носовая часть эсминца Z-39. 150-мм башня и надстройка с приборами управления стрельбой и радиолокационным оборудованием. Башенные орудия подняты на максимальный угол возвышения.

Управление огнем на германских эсминцах осуществлялось с двух постов, располагавшихся на верхнем мостике и средней надстройке. Каждый пост был оборудован 4-метровым стереоскопическим дальномером и стабилизированным в двух плоскостях визиром. Последний включал в себя обычный бинокулярный прицел, приборы контроля готовности орудий к выстрелу, управления цепью стрельбы, автомат ВИР сдатчиками прицела и целика, снабженные корректорами, что позволяло управлять огнем упрошенным способом - без центрального поста. Носовой вычислитель был стабилизирован для определения величины изменения пеленга. Дальномер и вычислитель обслуживались расчетами из 3 человек. Центральный артиллерийский пост, включавший так называемую «артиллерийскую решающую станцию» (Artillerierechtenstelle) типа C34/Z фирмы Zeiss, располагался на нижней палубе. Гировертикаль размещалась в отсеке вспомогательных механизмов, близко к центру корабля. В целом эффективность системы управления огнем нельзя назвать высокой. В столкновениях с британскими кораблями немцы регулярно выдавали меньший процент попаданий.

Средняя настройка эсминца Z-39 с дальномером и площадками зенитных автоматов.

Система управления зенитным огнем фактически отсутствовала. Дистанционный взрыватель 150-мм снарядов при заградительной стрельбе по самолетам выставлялся по данным дальномерного барабана. 37-мм установки обеспечивались дальномером с базой 1,25 м, а 20-мм автоматы - ручными 70-см дальномерами.

Управление торпедной стрельбой осуществлялось с торпедного поста, располагавшегося рядом с артиллерийским. На крыльях мостика стояли торпедные прицелы типа TZA-2 со стабилизированной оптикой, выдававшие курсовой угол и скорость цели, дальность до которой определялась по дальномеру или, впоследствии, радару. Информация поступала на «торпедную решающую станцию» (Torpedorechtenstelle) также фирмы Zeiss, включавшую в себя планшет и электромеханический калькулятор для решения торпедного треугольника, а также автомат залповой стрельбы, определявший временные интервалы при пуске торпед веером. Минимальный интервал между пусками составлял 2 с.

Радиолокационное оборудование и другие средства обнаружения

Эскадренный миноносец Z-33. Вильгельмсхафен, 1945 г. Радиоэлектронное оборудование на носовой надстройке.

Эскадренный миноносец Z-33 был оснащен радиолокационной станцией[14] FuMO-24[15]. Для их размещения на верхнем мостике позади дальномерной площадки была оборудована небольшая рубка. Станция имела антенную решетку «матрасного» типа размером 6×2 м, рабочую частоту 368 МГц (длина волны 81,5 см) и дальность обнаружения надводной цели около 5,5 миль. На эсминце Z-33 даже столь габаритной антенне удалось обеспечить круговое вращение.

В конце 1944 - начале 1945 года на средней настройке, позади второй трубы, дополнительно был установлен радар FuMO-63 «Hohentwiel-К»: частота - 556 МГц, длина волны - 53,9 см, дальность обнаружения надводной цели - около 5 миль, воздушной - от 10 до 40 км в зависимости от высоты полета.

Немецкие радиодальномеры значительно уступали по своим возможностям английским. Пеленг цели определялся с точностью 3°, ошибка по дальности достигала 70 м, а две близко расположенные цели сливались на экране в одно эхо, что полностью исключало возможность ведения «слепой стрельбы». К тому же немецкие радары оказались весьма капризными и трудными в обслуживании системами, часто выходившими из строя. Разрыв между немцами и союзниками в радиоэлектронном оборудовании обозначился с 1942 года и в дальнейшем он неуклонно увеличивался.

Эскадренный миноносец Z-33. Вильгельмсхафен, 1945 г. Радиоэлектронное оборудование на носовой надстройке, слева эсминец более ранних серий.

Также, непременным атрибутом радиоэлектронного оборудования немецких кораблей были станции радиотехнической разведки, часто называемые пассивными детекторами, принимавшим излучение радиолокаторов противника. Эсминец Z-33 первоначально был оснащен FuMB-3 «Bali» и FuMB-4 «Sumatra»[16]. Они имели дипольные антенны или небольшие антенные решетки, монтировавшиеся на фок-мачте (на уровне прожекторной площадки или «вороньего гнезда»). В 1945 году появились и другие станции, в т.ч. FuME-2 «Vespe-G» системы опознавания «свой-чужой».

Гидроакустические средства германских эсминцев первоначально ограничивались шумопеленгаторной станцией GHG[17], в комплект которой входило 36 гидрофонов, устанавливавшихся вдоль бортов, усилитель, компенсатор и два блока питания для усилителя и приемников. Посредством коммутатора обеспечивались различные режимы подключения приемников. Рабочие частоты: 500 Гц; 1, 3, 6 и 10 кГц. Считалось, что при движении корабля средним ходом станция способна обнаруживать шумы торпед с расстояния 2000 м, подводной лодки - с 500-700 м, но в боевых условиях выяснилось, что реальные показатели станции значительно скромнее.

Носовая часть эсминца Z-39. Якорное устройство.

В 1938 году фирма GEMА завершила разработку гидролокатора, получившего название S-Gerat[18]. По принципу действия прибор был аналогичен британскому Asdic. Он работал на частоте 10-15 кГц с частотой следования импульсов до 300 Гц, имел дальность действия порядка нескольких сотен метров и в благоприятных условиях обеспечивал точность по пеленгу порядка 1°, по дальности - около 1 %.[19]

Вспомогательное оборудование

Кормовая часть эсминца Z-39. Брашпильное устройство.

Весьма прогрессивным было электрооборудование эсминцев, работавшее на постоянном токе напряжением 220 В. На эсминцах типа 1936А в каждом из машинных отделений находилось по турбогенератору марки AEG мощностью 200 кВт. Корабли типа 1936A (Mob) лишились одного турбогенератора. Для питания корабля при отключенных котлах на Z-33 имелось три дизель-генератора, располагавшихся в VIII отсеке под помещением вспомогательного котла. В средней надстройке имелся еще один дизель-генератор - аварийный, при этом все генераторы имели мощность по 80 кВт. Таким образом, общая мощность электростанции у кораблей типа 1936А достигала 720 кВт - рекордная величина для эсминцев того времени. Однако на типа 1936A (Mob) производительность электростанции снизилась до 520 кВт, поскольку имелся только один турбогенератор (в кормовом МО).

Немецкие эсминцы имели развитые противопожарную и водоотливную системы. Главная пожарная магистраль питалась от двух электрических насосов производительностью 20-30 т/ч при давлении 6 кг/см². В котельных и машинных отделениях и в отсеках, расположенных между ними, имелись системы парового и газового (газ СВ хранился баллонах и подавался сжатым воздухом) пожаротушения, а также устанавливались пеногенераторы.

Водоотливная система включала три электронасоса главной магистрали производительностью по 300 т/ч плюс три вспомогательные донки производительностью по 80 т/ч. Кроме того, можно было задействовать турбо-циркуляционные насосы, имевшие для этой цели специальные патрубки. Суммарная производительность составляла 2100 т/ч, что считалось большой величиной, но, как показал боевой опыт, отнюдь не лишней.

Эсминцы типа 1936A/1936A (Mob) оборудовались двумя рулями (площадью 4,5 м² каждый), установленными в струях винтов, что позволило заметно улучшить маневренность. Рулевых постов было два - основной в ходовой рубке и запасной на средней надстройке. Немцы отказались от традиционных штурвалов - их функцию выполнял поперечный переключатель, нажимая на один из концов которого рулевой замыкал цепь электрической рулевой машины, и руль перекладывался в соответствующую сторону. Аварийное управление могло осуществляться из румпельного отделения при помощи ручного штурвала. Эсминцы оборудовались гирокомпасами системы Anschütz, репитеры которых устанавливались на мостике, в ходовой рубке и в постах управления огнем. Магнитные компасы играли роль вспомогательных.

Якорное устройство состояло из двух якорей системы Холла весом по 2 т, для выборки которых служили два носовых якорно-швартовых шпиля с приводом от одного электромотора. Основным отличием кораблей типа 1936A/1936A (Mob) стал отказ от якорных клюзов - якоря вытаскивались на палубу полубака через небольшие полуклюзы, что позволило избавиться от забрызгивания. Кормовой брашпиль с электроприводом использовался для постановки тралов, буксировки и швартовки.

Экипаж

Экипаж на корме эсминца Z-28. 9 августа 1941 г. 150-мм орудия подняты на максимальный угол возвышения.

Экипаж эсминцев типа 1936A/1936A (Mob) по штату состоял 11 офицеров и 332 унтер-офицеров и матросов. По мере усиления зенитного вооружения численность личного состава неизменно росла и к концу достигла 11-15 офицеров и 320-335 матросов.

Расположение жилых помещений на всех кораблях было схожим. Каюта командира корабля занимала две трети кормовой надстройки. Там же, но ближе к носу, располагалась офицерская кают-компания с буфетом.

Жилые помещения офицеров (III отсек) состояли из 10 одно- и двухместных кают. Всего предусматривалось 15 мест.

Фельдфебели размещались во II отсеке в шести двухместных каютах, примыкавших к кают-компании. Матросы располагались в девяти кубриках: около 70 человек на нижней палубе в корме; остальные, в том числе машинная команда в полном составе - в носовой части на верхней и нижней палубах. В XI отсеке в полубаке находились 8-10 местные кубрики унтер-офицеров (маатов).

В целом бытовые условия команды нельзя назвать комфортными, однако немецкие моряки при стоянках в базе жили в береговых казармах, поэтому суровая практичность оборудования жилых помещений была для них нормой.

Окраска

Эскадренный миноносец Z-32 в камуфляже «зебра», 1943 г.

Довоенная система окраски эсминцев в общих чертах не отличалась от принятой еще до Первой мировой войны - так называемая «схема 50/51». Корпуса окрашивались в средне-серый цвет (Dunkelgrau 51), надстройки - в светло-серый (Hellgrau 50), ватерлиния была темно-серой (Grau 23a/23b), для подводной части использовалось четыре оттенка красного. Козырьки дымовых труб - черные либо белые; палубы - темно-коричневого или темно-серого, почти черного, цвета (Teerfirnis Tf 99).

Эскадренный миноносец Z-33 после прихода на Север в окраске «зебра», лето 1943 г.

Как и подавляющее большинство кораблей Второй мировой войны, германские эсминцы не избежали увлечения камуфляжем. Широкое применение камуфляжной окраски на германских эсминцах началось в 1942 году. Как правило, использовалась двухцветная схема. Сначала поверх прежней средне-серой краски наносились широкие темно-серые или черные клинья, зачастую для создания эффекта «укорачивания» закрашивались оконечности, рисовались ложные буруны. С 1943 года стала применяться двух- или трехцветная окраска в виде сходящихся полос, на флотском жаргоне называемая «зеброй». Z-32 нес «зебру» с середины 1943 по начало 1944 года.

Средняя надстройка с дымовой трубой эсминца Z-39. 37-мм автоматы M42: спаренный - прикрыт чехлом и одинарный, радар FuMO-63 «Hohentwiel-К» и кормовой дальномер (закрыт чехлом).

Среди морских офицеров не было единого мнения относительно полезности камуфляжа и к весне 1944 года большинство, если не все германские эсминцы камуфляжа не несли и были полностью перекрашены в светло-серый цвет.

В годы войны для опознавания кораблей с воздуха на палубе в носу и корме рисовались белые круги со свастикой.

Модернизации

Основная статья: 37-мм/69 автомат M42
Основная статья: 37-мм/57 автомат М43
Миноносец T-35. Спаренные 20-мм автоматы в установках LM/44.

Практически сразу после ввода в строй или во время боевой подготовки (до лета 1943 года), на крылья мостика, на нос и на корму в район бомбосбрасывателей были установлены четыре одиночных 20-мм автомата C/38.

К середине 1944 года опасность, исходящая со стороны авиации союзников, заставила немцев значительно усилить зенитное вооружение своих кораблей. В это время на вооружение поступили новые автоматы 37-мм/69 M42 и 37-мм/57 М43 концерна Rheinmetall-Borsig AG, обладавшие существенно улучшенной скорострельностью. Несмотря на близкие баллистические характеристики, оба образца различались конструктивно и не совпадали по боеприпасам. 37-мм/69 M42 являлся морской версией армейской зенитки 3.7 cm Flak 36 с удлиненным стволом. Автоматика орудия работала по принципу отдачи затвора, благодаря чему техническая скорострельность достигала 250 выст./мин., хотя практическая была ниже. Стандартная обойма вмещала 5 снарядов. Спаренная установка весила 1,35 т и впервые в германском флоте снабжалась защитным щитом. Автомат 37-мм/57 М43, разрабатывавшийся одновременно для армии и флота, являлся модификацией 30-мм авиационной пушки МК-103 с 37-мм стволом. В его автоматике использовался принцип отвода пороховых газов, обойма вмещала 8 патронов, вес одноствольной установки составлял 1,4 т.

Во время ремонта вначале 1945 года в Тронхейме, а затем Свинемюнде, с Z-33 сняли 20-мм установку L/38 Vierling и два 20-мм автомата C/38 с носовой надстройки. Вместо них, перед носовой надстройкой на палубе бака и перед мостиком установлены четыре спаренных 37-мм автомата M42. На крыльях мостика установили два спаренных 20-мм автомата C/38 в новой установке LM44 с силовыми приводами.

На площадке вокруг кормовой трубы, спаренные 37-мм полуавтоматы С/30 и одиночные 20-мм автоматы C/38 заменили на 37-мм/69 автоматы M42 в спаренных и одиночных установках соответственно[20].

К концу войны Z-33 имел пять 150-мм орудий, зенитное вооружение состояло из четырнадцати (6×2, 2×1) 37-мм автоматов и десяти (1×4, 2×2, 2×1) 20-мм автоматов.

Так же, во время этой модернизации на Z-33 за кормовой трубой был установлен радар FuMO-63 «Hohentwiel-К», станция FuME-2 «Vespe-G» системы опознавания «свой-чужой». Возможно установлены новейшие пассивные детекторы излучения FuMB-6 «Palau» и FuMB-7 «Timor», радар FuMO-25 последней модификации, а также другое оборудование.

Однако, не следует забывать, что ремонт так и не был окончен, и очень возможно некоторая часть оборудования и вооружения не была окончательно смонтирована и испытана.

Оценка проекта

Эскадренный миноносец Z-39 типа 1936A (Mob).
Эскадренный миноносец USS jenkins типа Fletcher.
Эскадренный миноносец IJN Shimakaze.
Эскадренный миноносец USS Goodrich типа Gearing.
Лидер «Ташкент» с временным вооружением из трех 130-мм орудий.
Эскадренный миноносец IJN Akizuki.
Эскадренный миноносец HMS Onslow.

В своем классе германские эсминцы типа 1936A/1936A (Mob) были одними из самых крупных кораблей Второй мировой войны. По водоизмещению с ними могли конкурировать только французские лидеры, американские типа Fletcher и типа Gearing, японские типа Akizuki, а также оставшиеся в единичных экземплярах японский же IJN Shimakaze и советский «Ташкент». Почти все вышеперечисленные корабли превосходили «немцев» по совокупности тактико-технических характеристик и уж во всяком случае, по эксплуатационным качествам.

Cамым слабым местом германских эсминцев были энергетические установки на паре высоких параметров. Именно им они обязаны недостаточной дальностью плавания и высокой аварийностью. В 1941 году штаб РВМ в своих расчетах исходил из показателя боеготовности флотилий эсминцев в 40 % относительно списочной численности кораблей. В период службы эскадренные миноносцы от четверти до трети всего времени проводили у стенок судоремонтных заводов. Ни в одном из флотов проблемы с надежностью энергетических установок не стояли так остро, как в германском, и не становились фактором, оказывавшим столь серьезное влияние на боевую деятельность! В ряде случаев эти проблемы становились причиной поражений.

Переход на 150-мм артиллерию заслуживает категорически отрицательной оценки. По такому показателю, как масса выпускаемого в минуту металла (что особенно важно в скоротечных поединках на близкой дистанции, характерных для кораблей данного класса), эсминцы типа 1936A/1936A (Mob) в реальных условиях проигрывали предшественникам. Размеры кораблей типа 1936A/1936A (Mob) были недостаточными для размещения столь мощного вооружения и не позволяли в полной мере реализовать его достоинства, а заплатить за это пришлось еще более ухудшившейся мореходностью. В итоге боевые свойства кораблей стали вызывать нарекания, что заставило вернуться к проверенному 127-мм калибру.

К положительным характеристикам германских эскадренных миноносцев следует отнести высокую живучесть. Они имели прочную конструкцию, мощные водоотливные средства и эффективную противопожарную систему. Так, попадание торпеды в центр корпуса почти всегда оканчивалось для эсминца в других флотах трагически, между тем как Z-34 выдержал в 1945 году этот «экзамен». Z-26, получивший в бою с охранением конвоя PQ-13 попадания значительного количества 152-мм снарядов и, несмотря на это, частично сохранивший боеспособность и сумевший быстро восстановить ход сначала до 15, а затем до 25 узлов.

Служба

Как известно, новый 1943 год начался для северной боевой группы Кригсмарине крайне неудачно. В дополнение к этому, значительное количество входивших в нее кораблей нуждалось в ремонте. К началу февраля 1943 г. число боеспособных эсминцев в Арктике сократилось до двух: Z-31 и Z-6 Theodor Riedel, а из крупных кораблей остался один Lützow. Однако малочисленность не помешала обоим эскадренным миноносцам 4-6 февраля принять участие в сопровождении минного заградителя Brummer[21] на постановку мин вблизи полуострова Рыбачий. В условиях штормовой погоды в районе Кильдинского плеса было выставлено заграждение «Бантос-В». На переходе отряд безуспешно атаковала советская подводная лодка «Л-20», а при возвращении эсминцы застали в надводном положении субмарину «К-3», но не смогли нанести ей никаких повреждений. Само заграждение не было обнаружено до апреля 1945 г., когда его случайно нашли тральщики из состава сил охранения союзного каравана.

В начале марта оба корабля перешли в Нарвик, где присоединились к остальной части эскадры - линкорам Tirpitz, Scharnhorst, легкому крейсеру Nürnberg и эсминцам Z-5 Paul Jacobi, Z-15 Erich Steinbrinck, Z-20 Karl Galster и Z-28. 24 марта эскадра прибыла в Альтен-фьорд, и с этого времени начался длительный период ее безрезультатного пребывания в северных водах. Для эсминцев он несколько разнообразился выходом Z-5 Paul Jacobi, Z-6 Theodor Riedel и Z-20 Karl Galster к Ян-Майену 1-2 апреля с задачей встретить блокадопрорыватель «Регенсбург»[22]. Во время этого похода Z-6 Theodor Riedel пострадал от возникшего в котельном отделении №2 пожара, а 6 апреля, на переходе из Нарвика на ремонт в Тронхейм, полностью лишился хода из-за попадания забортной воды в топливо и беспомощно дрейфовал, пока не был отбуксирован в порт.

Эскадренный миноносец Z-33 в Норвегии, 1943 г.

В мае в Германию убыл Z-4 Richard Beitzen, однако, состав боевой группы увеличился за счет прибытия Z-14 Friedrich Ihn, Z-10 Hans Lody и Z-25. В июне и июле прибыли еще две пары кораблей (Z-27, Z-30 и Z-29, Z-33 соответственно), после чего количество немецких эскадренных миноносцев на Севере достигло своей рекордной отметки за войну - 13 единиц. Новейшие эсминцы были сведены в состав переформированной 4-й флотилии под командованием капитана-цур-зее Рольфа Йоханнессона, вернувшегося со Средиземного моря, где он командовал трофейным эсминцем ZG-3 Hermes и заслужил Рыцарский крест. Там его сменил командир Z-29 фрегаттен-капитан Курт Рехель, за месяц боев также успевший получить такую же награду.

Хотя авиация союзников не особенно беспокоила находившиеся в Норвегии корабли, 24 июля ремонтировавшийся в Тронхейме Z-28 попал под налет американских B-17 Flying Fortress. Эсминец пострадал от близких разрывов авиабомб и начавшегося на берегу пожара, а затонувший буксир заблокировал ему выход с верфи. В начале августа эсминец ушел на ремонт в Везермюнде, месяц спустя за ним последовал Z-25.

Силы, принимавшие участие в операции Zitronella (6-9 сентября 1943 г.)
Линейные корабли: Tirpitz (адм. Куммец), Scharnhorst
Тяжелый крейсер: Lützow*
Эскадренные миноносцы: Z-31 (капитан-цур-зее Йоханнессон), Z-27, Z-29, Z-30, Z-33,
Z-15 Erich Steinbrinck (капитан-цур-зее Вольфф), Z-10 Hans Lody (капитан-цур-зее Коте),
Z-20 Karl Galster, Z-6 Theodor Riedel, Z-14 Friedrich Ihn*, Z-5 Paul Jacobi*
Десант: 600 человек 349-го гренадерского полка.
* Вернулись из-за неполадок в силовых установках.

В сентябре эскадренные миноносцы приняли участие в крупнейшей по составу сил, но смехотворной по результатам операции «Цитронелла». Утром 9 сентября эскадра адмирала О. Куммеца, состоявшая из линкоров Tirpitz, Scharnhorst и 11 эсминцев подошла к острову Шпицберген. Tirpitz, Z-31, Z-33 и Z-29 повернули в Грён-фьорд. Сопротивления не ожидалось, однако артиллеристы норвежской береговой батареи открыли точный огонь по немецким эсминцам. Z-29 получил попадание 102-мм снаряда, убившего 1 офицера и 3 матросов, 4 моряка получили ранения. Z-31 был поврежден огнем 37-мм и 20-мм автоматов (3 убитых, 1 раненый). В корпусе и надстройках Z-33 насчитали тридцать шесть пробоин, потери его экипажа составили 3 убитых и 25 раненых. В отместку эсминцы обрушили на противника огонь 150-мм артиллерии. Главный калибр линкора в это время подверг обстрелу Баренцбург - административный центр архипелага. Затем был высажен десант численностью около 300 человек, который занял поселок и завершил его уничтожение. Scharnhorst с Z-15 Erich Steinbrinck, Z-27 и Z-30 разрушили расположенный в глубине фьорда поселок Лонгйир, где находился второй по численности норвежский гарнизон. Уже спустя 5 часов после начала высадки последние солдаты были погружены обратно на корабли, которые без промедления легли на обратный курс.

Эскадренные миноносцы Z-25 и Z-29. Художник А.Заикин

В октябре 4-я флотилия предприняла последнюю попытку возобновления минной войны в оперативной зоне советского Северного флота. В рамках операции «Катарина» планировалась постановка трех заграждений в районе м. Канин Нос. Вечером 27 октября Z-30, Z-31 и Z-33, на каждом из которых находилось по 50 неконтактных мин EMF и 20 минных защитников, вышли из Альтен-фьорда. Около полудня следующих суток немецкая авиаразведка обнаружила в 255 милях от эскадренных миноносцев шедший на восток отряд кораблей противника[23], и в 16.20 из штаба «Адмирала Арктики» поступил приказ о возвращении. Капитан-цур-зее Йоханнессон, не сомневавшийся в возможности успешного завершения операции, дважды просил разрешения на ее продолжение, но получил отказ. Утром 29 октября корабли вернулись в Каа-фьорд.

Суровые условия службы становились причинами многочисленных аварий. 27 октября совершавший переход на север Z-4 Richard Beitzen выскочил на камни в районе Хёугесунна. Вышли из строя носовые котельные отделения. Снять корабль удалось только через неделю, ремонт занял полгода. 21 ноября столкнулись Z-10 Hans Lody и Z-15 Erich Steinbrinck, а спустя четыре дня последний протаранил норвежский пароход «Самев» и на 1,5 месяца вышел из строя.

В начале ноября 1943 г. эсминцы довоенных типов были окончательно переведены на юг, поскольку их радиус действия и мореходность были совершенно недостаточными для действий в Арктике. Таким образом, в составе Боевой группы осталось только пять эсминцев типа Narvik 4-й флотилии. К Z-29, Z-30 и Z-33 прибавились пришедшие в конце месяца Z-34 и Z-38, a Z-31 ушел на ремонт в Германию. В таком составе флотилия участвовала в операции «Остфронт», ставшей последней попыткой немецкого надводного флота помешать проводке северных конвоев.

Эскадренный миноносец Z-33 в Норвегии, конец 1944 г.

Боевая группа во главе с линкором Scharnhorst вышла в море поздней ночью 25 декабря. Ввиду болезни адмирала Куммеца командование группой осуществлял Начальник эсминцев контр-адмирал Эрих Бей. Для ведения поиска конвоя JW-55B он развернул эскадренные миноносцы строем фронта впереди флагманского линкора, но вскоре из-за сильного встречного ветра и волнения скорость эсминцев снизилась настолько существенно, что они потеряли Scharnhorst из видимости. Около полудня 26 декабря Йоханнессон получил приказ действовать самостоятельно, а в 14.00 Бей отпустил эсминцы на базу. Спустя несколько часов Scharnhorst, дравшийся в одиночку против целой британской эскадры, был потоплен торпедами крейсера HMS Jamaica и эсминцев, которые, несмотря на меньшее, по сравнению с кораблями типа Narvik, водоизмещение оказались менее восприимчивыми к штормовым условиям Баренцева моря. Ироничен по своей сути и другой факт: в ходе боя британцы обнаружили при помощи радиолокации немецкие эсминцы, но определив скорость цели в 10-12 узлов, пришли к выводу, что обнаружили отставшие от конвоя транспорта. Отсутствие эсминцев явилось, по-видимому, одной из причин того трагического конца, который постиг последний боеспособный линкор Германии. Нельзя назвать удачным назначение на должность командующего эскадрой контр-адмирала Бея - по мнению адмирала В. Маршалля, «человека, который, имея большой опыт в командовании эсминцами, недостаточно разбирался в принципах действия тяжелых кораблей».

В первые месяцы 1944 года бездействие северной боевой группы, вызванное нехваткой топлива, боязнью новых потерь и усилившейся активностью союзников, достигло столь ужасающей стадии, что стало угрожать боеспособности кораблей. Из состояния транса немцев вывел налет палубной авиации на стоянку в Альтен-фьорде, в результате которого Tirpitz получил новые серьезные повреждения. Теперь, ввиду подавляющего численного превосходства противника, часто патрулировавшего на небольшом удалении от берегов Норвегии, немецкий флот практически перестал выходить в море и продолжал отстаиваться на базе, которую время от времени атаковала авиация. Находившиеся на якорях эсминцы активно участвовали в ПВО Альтен-фьорда и сбили в период с 22 по 29 августа несколько самолетов.

31 июля флотилия в полном составе (в мае вернувшийся из Германии Z-31 сменил ушедшего на ремонт Z-30) сопровождала Tirpitz во время его последнего учебного похода, а 14 октября обеспечивала переход тяжело поврежденного линкора из Альтен-фьорда в Тромсё.

После этого корабли флотилии решили использовать на приморском фланге быстро откатывающегося советско-германского фронта в Заполярье. Основными задачами эсминцев здесь должны были стать борьба с советскими надводными кораблями, если те вмешаются в ход боевых действий, недопущение морских десантов и сопровождение конвоев с эвакуированными войсками. Этих целей удалось достигнуть лишь частично. Крупные советские корабли не вмешивались, а тактические десанты были высажены на небольшом удалении от линии фронта, в зоне господства советской авиации. Опасение ее ударов заставило немцев отказаться от непосредственного сопровождения конвоев эсминцами. Таким образом, и здесь 4-й флотилии не удалось достойно проявить себя.

21 октября советские торпедные катера атаковали два немецких конвоя в районе м. Кибергнес, но эскадренные миноносцы оказались слишком далеко, чтобы успеть вмешаться в ход столкновения. В последующие два дня они прикрывали от атак прибрежные конвои, а 26 октября флотилия предприняла попытку перехвата советских эсминцев «Баку», «Гремящий», «Разумный» и «Разъяренный», обстрелявших порт Вардё, но успеха не имела. 31 октября Z-33 выставил 20 мин ЕМС в районе м. Макка-ур. При возвращении в базу в районе мыса Нордкин корабль, шедший совместно с Z-29 и Z-34, подвергся атаке советской подлодки С-101 (капитан 3 ранга Н.Т. Зиновьев). Из-за возникшего в момент атаки дифферента на нос, торпедные аппараты смогла покинуть лишь одна торпеда из трех выпускавшихся, но она прошла мимо. Немцы атаки в очередной раз не заметили, что отчасти объясняется тем, что выпущенная торпеда была электрической.

Эскадренный миноносец Z-33 под атакой британских штурмовиков. Форде-фьорд, 9 февраля 1945 г.
Эскадренный миноносец Z-33 под атакой британских штурмовиков. Форде-фьорд, 9 февраля 1945 г.
Эскадренный миноносец Z-33 под атакой британских штурмовиков. Форде-фьорд, 9 февраля 1945 г.

В конце года эсминцы 4-й флотилии (с 13 ноября до конца войны ей командовал капитан-цур-зее барон Губерт фон Вайгенхайм) совершили несколько выходов в море для обеспечения эвакуации немецких войск из Северной Норвегии, в ходе которых произвели несколько минных постановок у оставляемых портов. Так, 16 декабря Z-29 выставил 13 мин ЕМС в Лаксе-фьорда, а 27 декабря Z-33 45 мин в Порсангер-фьорде и у Хоннингсвога. Еще две постановки были осуществлены в течение января. Отсутствие осязаемых результатов деятельности пяти новейших эскадренных миноносцев резко контрастировало с успешными операциями флота в Балтийском море, где эффективность крупных артиллерийских кораблей была довольно велика, и потребность них ощущалась весьма остро. Поэтому не удивительно, что вскоре после нового года ОКМ приняло решение о переводе флотилии на Балтику. Еще раньше Z-29 ушел на перевооружение по плану «Барбара» и в боевых действиях больше не участвовал.

Лишь Z-31, Z-34 и Z-38 смогли 25 января покинуть Тромсё, а Z-33, находившийся на Севере без полноценного технического обслуживания уже 17 месяцев, проходил ремонт в Нарвике. Англичане получили информацию о выходе флотилии благодаря расшифровке немецких радиопереговоров, поэтому в районе Бергена эсминцам пришлось вступить в бой. Британское оперативное соединение, включавшее в себя крейсера HMS Diadem (флаг вице-адмирала Далримпл-Гамильтона) и HMS Mauritius, превосходило немцев не только по составу сил, но и качественно, так как англичане имели возможность ведения стрельбы по данным РЛС.

Противники установили контакт в 0.48 28 января в 15 милях северо-западнее маяка Утвар. С дистанции 12,5 миль крейсера открыли огонь, пользуясь данными радиолокации. Бой велся на параллельных курсах и сразу превратился в избиение головного Z-31. Эсминец получил от пяти до семи попаданий 152-мм и 133-мм снарядами, которые вызвали пожар в башне и ХП отсеке, вывели из строя рулевую машину, ряд других приборов и агрегатов. Потери личного состава были тяжелыми - 55 убитых и 24 раненных. Пытаясь прикрыть флагмана, Z-34 трижды выходил в торпедные атаки и получил пробоину от попадания одного снаряда в ватерлинию. Z-38 также пытался применить торпеды, но из-за аварии в котельном отделении отказался от атаки. Характер схватки принял для немцев угрожающий характер, и после постановки дымовой завесы они начали отход, лишь изредка вводя в действие кормовые орудия. Вскоре им удалось добиться попадания в HMS Mauritius, а спустя шесть минут и в HMS Diadem, причем на последнем 1 человек был убит и 3 ранено. К счастью для немцев, машинно-котельная установка Z-31 не получила повреждений, благодаря чему к 2.00 эсминцы смогли оторваться от неприятеля и отойти под прикрытие береговых батарей.

Флотилия прибыла в Берген, где Z-31 был поставлен в док, a Z-34 и Z-38 уже вечером возобновили движение и 1 февраля прибыли в Киль. Наскоро устранив повреждения, 6 февраля Z-31 покинул Берген и через 5 дней прибыл в Осло, где еще длительное время пробыл в доке. Полностью выгоревшая носовая башня была снята, взамен эсминец получил 105-мм орудие и четыре спаренных 37-мм автомата, став обладателем самого мощного среди кораблей типа Narvik зенитного вооружения. Лишь 20 марта он достиг Готенхафена и все же успел принять участие в финале боевых действий на Балтике.

Судьба задержавшегося в ремонте Z-33 (фрегаттен-капитан Менге) сложилась более драматично. 5 февраля он покинул Нарвик. Высокая скорость корабля и сложные метеоусловия позволяли избежать обнаружения противником, но стали причиной неприятностей другого рода. Утром 7 февраля в районе Бру-фьорда (200 миль юго-западнее Тронхейма) эсминец ударился о подводную скалу, потерял правый винт и погнул вал. Днище было распорото на протяжении II-VII отсеков, обе машины вышли из строя. С большим трудом подошедшие сторожевики и тральщики отбуксировали превосходивший их по водоизмещению в 4 раза Z-33 в находившийся поблизости Форде-фьорд, где утром 9 февраля его обнаружили британские самолеты-разведчики.

Немецкие эсминцы и миноносцы в ожидании своей участи. Киль, июнь 1945 г.
Слева направо: Z-34, Z-39, Z-14 «Friedrich Ihn», Т-35, Т-25, Z-20 «Karl Galster».
Эскадренный миноносец Z-33. Вильгельмсхафен, начало 1946 г.

Воздушный налет, в котором участвовало 32 штурмовика Beaufighter 18-й авиагруппы Берегового командования под прикрытием 10 истребителей Mustang, начался около 17 часов. Условия не благоприятствовали нападавшим. Эсминец и его эскорт (прорыватель заграждений, 2 тральщика, 3 сторожевика) располагались в узком и скалистом фьорде под прикрытием зенитных батарей, а неподалеку находился аэродром истребительной авиации. Штурмовикам приходилось заходить с одного направления, подставляясь под дула зенитных орудий, которым даже не надо было менять углы прицеливания, а на выходе из атаки их ждали Focke-Wulf и Messerschmitt. Результаты дня дали повод назвать его «Черной пятницей Берегового командования». Z-33 получил только одно ракетное попадание в район полубака и потерял 4 человека убитыми, ни один из эскортных кораблей серьезно не пострадал. Англичане потеряли 10 самолетов (три из них сбито зенитчиками, остальные истребителями) - почти четверть из участвовавших в атаке.

Спустя два дня после налета Z-33 был отбуксирован в Тронхейм и поставлен в док, который покинул лишь 26 марта. 2 апреля эсминец прибыл в Свинемюнде, к тому времени уже прифронтовой город, подвергавшийся почти каждый день налетам советской или союзной авиации. Ремонт повреждений так и не был полностью окончен. Z-33 не принял участия ни водной боевой операции, а использовался как плавучий склад запчастей. Часть экипажа была списана в морскую пехоту. 27 апреля небоеспособный корабль был отправлен в Киль, а затем в Куксхафен, где и капитулировал.

По репарациям передан СССР, вошел в состав флота под названием «Проворный». 1 марта 1958 года выведен из боевого состава, в 1961-62 гг. потоплен как мишень.

Командиры корабля

Звание Ф.И.О. Период командования
Корветтен-капитан[24] Эрих Холторф 6.2.1943 - июнь 1944
Фрегаттен-капитан[25] Рудольф Менге июнь 1944 - март 1945
Капитан-лейтенант Генрих Петер-Перкам 19.3.1945 - 8.5.1945

Примечания

  1. В декабре 1940 года на утверждение Гитлера были представлены следующие наименования кораблей Georg Thiele (Z-24), Hans Ludemann (Z-25), Anton Schmitt (Z-26), Erich Giese (Z-27), Wilhelm Heidkamp (Z-28), Bernd von Arnim (Z-29), Wolfgang Zenker (Z-30), Diether von Roeder (Z-33), Erich Koellner (Z-34), Hermann Kunne (Z-37). Одновременно только что сформированной 8-й флотилии эсминцев предлагалось дать название Narvik. Фюрер по каким-то причинам не утвердил этот документ, тем не менее на флоте традиция о преемственности имен «геройски погибших» кораблей сохранилась. Так, головной Z-23 позже неофициально унаследовал название Hermann Schoemann, Z-31 - Bruno Heinemann, Z-38 - Max Schultz, a Z-39 - Hermes.
  2. Первое значение - при четырех 150-мм орудиях, второе - после установки башни.
  3. У типа 1936A (Mob) - 520 кВт.
  4. Нумерация отсеков в германском флоте традиционно велась от кормы в нос.
  5. Включая 14,4 т балласта.
  6. Включая 14,8 т балласта.
  7. Так как для Z-33 они были произведены верфью-строителем Deschimag A.G., их часто называют Wagner-Deschimag.
  8. Орудия башенных установок весили 8564 кг.
  9. S-113 на ходовых испытаниях, осень 1918 г. Корабль несет флаг и вымпел Кайзеровского флота.
    Определенный опыт установки 150-мм орудий на миноносцах имелся у немцев еще со времен Первой мировой войны. В 1916 году была заказана серия из двенадцати крупных кораблей водоизмещением 2030 т, со скоростью 36 уз. вооруженных четырьмя 150-мм пушками и двумя спаренными 600-мм торпедными аппаратами. В строй успели вступить только SMS S-113 и SMS V-116, но проверить их качества в боевых условиях не довелось. После войны они были переданы Франции и Италии под названиями Amiral Sénès и Premuda и зарекомендовали себя не с лучшей стороны, поскольку тяжелое вооружение ухудшило их мореходность и остойчивость, а небольшие размеры кораблей делали их неустойчивой артиллерийском платформой, что вкупе с несовершенством приборов управления огнем значительно затрудняло ведение прицельном стрельбы и не позволяло реализовать значительную дальнобойность.. В Великобритании и Италии предпринимались попытки установки на эсминцы 6-дюймовой артиллерии, но отзывы об этом были строго негативными.
  10. ТВК - Torpedobootkanone - Орудие торпедных кораблей.
  11. К началу войны эсминцу вернули проектное вооружение.
  12. Некоторые источники говорят о 135°. Весьма вероятно, такие углы обстрела имела одноорудийная установка на этой позиции.
  13. Учитывая, что башни впоследствии будут установлены, носовое 150-мм орудие монтировалось на невысоком банкете, сооруженном вокруг недооборудованного барбета.
  14. Германские радиолокационные станции имели следующие обозначения FuMO (Funkmess-Ortung) - радиодальномер, FuMB (Funkmess-Beobachtung) - пассивный детектор, FuME (Funkmess-Erkennung) - идентификатор «свой-чужой».
  15. Следующая модификация радара - FuMO-25 оказалась неудачной и, после недолгой эксплуатации, была снята с нескольких эсминцев.
  16. В 1945 году возможно заменены на поздние FuMB-6 «Palau» и FuMB-7 «Timor».
  17. Gruppenhorchgerat - устройство группового прослушивания.
  18. S-Gerat или Schallwellengerat от Schallwellen - звуковая волна.
  19. В литературе гидроакустическим средствам немецких кораблей даются прямо противоположные оценки. Факт 1: эсминцы немецкой постройки так и не смогли потопить ни одной подводной лодки противника. Факт 2: Тяжелый крейсер Prinz Eugen в ходе боя в Датском проливе, идя 25-узловой скоростью, с помощью гидроакустических средств достаточно точно обнаруживал крейсера и линкоры англичан ещё до визуального контакта.
  20. В большинстве источников утверждается, что устанавливаемые на эсминцы 37-мм одноствольные автоматы были модели М43. Однако, на имеющихся фотографиях автоматы уверенно идентифицируются как M42 по приемнику обоймы, расположенной сверху ствольной коробки, в то время как автомат М43 имел боковое питание.
  21. Бывший норвежский HNoMS Olaf Tryggvason.
  22. Теплоход «Регенсбург» (8068 брт) 30 марта 1943 г. был перехвачен и потоплен британским крейсером HMS Glasgow в Датском проливе.
  23. Немецкими воздушными разведчиками был обнаружен отряд, шедший в СССР для обеспечения перехода конвоя RA-54A в составе 9 эскадренных и эскортных миноносцев, 2 тральщиков и 1 корвета. Кроме того, в состав отряда входили 5 тральщиков и 6 больших охотников, переданных ВМФ СССР по ленд-лизу.
  24. Соответствует званию «Капитан 3-го ранга» в ВМФ СССР/России.
  25. Соответствует званию «Капитан 2-го ранга» в ВМФ СССР/России.

Литература и источники информации

Литература

  • Патянин С.В., Морозов М.Э. Немецкие эсминцы Второй мировой. Демоны морских сражений. — Война на море. — Москва: Эксмо, Яуза, 2007 №10. — 160 с. — ISBN 978-5-699-24368-6
  • Дашьян А.В. Эсминцы Второй Мировой. — Москва: Эксмо, Яуза, 2019. — 416 с. — ISBN 978-5-04-098439-8
  • Дашьян А.В., Патянин С.В. Митюков Н.В, Барабанов М.С., Иванов В.В, Гайдук А.А Флоты Второй Мировой. — Москва: Эксмо, Яуза, 2009. — 608 с. — ISBN 978-5-699-33872-6

Ссылки

Авианосцы Graf ZeppelinXIPVJadePVElbeXVSeydlitzXVII PV
Линейные корабли Scharnhorst BismarckHPOP
Броненосцы Deutschland
Тяжелые крейсера Deutschland Admiral Hipper DX PP
Легкие крейсера Emden Königsberg Leipzig MPSpähkreuzerP
Эсминцы 1934 1934A 1936 1936A 1936A (Mob) 1936B 1936CX 1938A/AcP 1938BP 1941P 1942X 1944P 1945P
Миноносцы 1923 1924 1935 1937 1939 1941X
Торпедные катера Schnellboot ElbingTorpedoboot Ausland
Подводные лодки I II VII IX X XIV XVII XXI XXIII Seehund
Вспомогательные крейсера OrionAtlantisWidderThorPinguinStierKometKormoranMichelCoronelHansa
Прочее E-boats Raumboot минные тральщики типа M эскортные корабли типа F VorpostenbootMarinefährprahmSiebel ferrySperrbrecher
Примечания: X: не достроен; P: проект; V: конверсия из другого типа курсивом обозначены отдельные корабли, обычным шрифтом − типы кораблей