Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Z-7 Hermann Schoemann (1936)

Z-7 Hermann Schoemann (1936)

Перейти к: навигация, поиск

Эскадренный миноносец
Z-7 Hermann Schoemann

Z-7_08.jpg
Служба
Третий_рейх_флаг_ВМС_с_тенью.png
Третий рейх
Исторические данные
07.09.1935 г. Заложен
16.07.1936 г. Спущен на воду
09.09.1937 г. Введен в строй
02.05.1942 г. Гибель
Общие данные
2270 / 3190 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
119,0 / 11,3 / 3,8/4,3 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
325 чел. Общая численность
10 чел. Офицеры
315 чел. Матросы
Бронирование
/ 6-11 мм. Пояс/борт
13 мм. Палуба
мм. Башни
Вооружение

Артиллерия главного калибра

Зенитная артиллерия

Минно-торпедное вооружение

Противолодочное вооружение

  • 2 бомбосбрасывателя;
  • 4 бомбомета;
  • 18 глубинных бомб.
Однотипные корабли
Ship_PGSD107_Leberecht_Maass.png
Z-7 Hermann Schoemann (рус. «Герман Шёман») — эскадренныый миноносец типа 1934A Кригсмарине. Участвовал во Второй мировой войне. Действовал в Северном море и Балтийских проливах. Участвовал в операциях «Juno» (июнь 1940), «Cerberus» (февраль 1942). Действия в Арктике: операции против конвоев PQ-12/QP-8 (март 1942) и QP-11 (май 1942). 2 мая 1942 года тяжело поврежден в бою с британскими легким крейсером HMS Edinburgh и эсминцем HMS Forester в Баренцевом море, затоплен экипажем.

Проектирование и постройка

7 сентября 1933 года на рассмотрение командования флотом было представлено четыре эскизных проекта эскадренного миноносца разработки фирм F.Schichau, Vulcan A.G., Deschimag A.G. и Deutsche Werke. Наиболее оригинальным был проект F.Schichau, отличавшийся гладкопалубным корпусом и мощным вооружением из пяти 127-мм орудий в двух спаренных и одной одинарной установках, шести 37-мм полуавтоматов, пяти 20-мм автоматов и двух четырехтрубных 533-мм торпедных аппаратов. Проект фирмы Vulcan A.G. разрабатывался на основе суперэсминца периода Первой Мировой войны и унаследовал его основные черты: значительные размеры, невысокий полубак и массивные трубы. Артиллерийское вооружение должно было состоять из четырех орудий калибра 127 мм или 150 мм. В итоге лучшим был признан проект фирмы Deutsche Werke, на основе которого велась проработка окончательного варианта, получившего обозначение «тип 1934»[1].

Эскадренный миноносец Z-2 Georg Thiele типа 1934 после вступления в строй.

Все конструкторские работы были закончены к весне 1934 года. 1 апреля последовало решение о начале строительства четырех эсминцев (Z-1, Z-2, Z-3, Z-4), предназначенных для замены кораблей, числившихся в резерве. Контракт на постройку был заключен с Deutsche Werke 7 июля 1934 года. Спустя три месяца в Киле произошла закладка головного корабля. До конца года было одобрено строительство еше двенадцати единиц, заказы на которые были распределены между верфями Deschimag A.G. (Z-5, Z-6, Z-7, Z-8), Germaniawerft (Z-9, Z-10, Z-11, Z-12, Z-13) и Blohm und Voss (Z-14, Z-15, Z-16). Поскольку в их конструкцию внесли некоторые изменения, они были отнесены к типу 1934А. На самом же деле, хотя корабли и принято считать однотипными, каждая верфь допускала те или иные отклонения от базового проекта, поэтому в зависимости от места постройки эсминцы различались водоизмещением, размерами, составом машинно-котельной установки и деталями внешнего вида.

Условия контракта отводили предприятиям-строителям два года на постройку головного корабля, остальные эсминцы должны были сдаваться флоту с интервалом в один месяц. Однако, верфи были перегружены заказами. В отведенные рамки уложились только Deutsche Werke и Deschimag A.G., на которых строительство одного эсминца занимало не более 29 месяцев; Blohm und Voss построила свои корабли за 33-36 месяцев, а Germaniawerft сорвала все сроки, затратив от 40 до 46 месяцев на корабль. Стоимость одного корабля колебалась между 12,6 млн. рейхсмарок у Deschimag A.G. и 14,1 млн. у Blohm und Voss.

Корабль Верфь-строитель Стапельный
номер
Заказан Заложен Спущен
на воду
Введен
в строй
Z-7 Hermann Schoemann Deschimag A.G., Бремен W901 09.01.1935 07.09.1935 16.07.1936 09.09.1937

Эскадренный миноносец Z-7 Hermann Schoemann назван в честь капитан-лейтенанта Германа Шёмана (нем. Hermann Schoemann), командира Фландрийской флотилии миноносцев, погибшего 1 мая 1915 года на миноносце SMS А-2. Миноносец был потоплен британским эсминцем HMS Laforey у Дувра.

Описание конструкции

Корпус

Эскадренный миноносец Z-14 Friedrich Ihn. Копия подлинного чертежа.

Корпуса эсминцев типа 1934/1934А - без седловатости, с большим удлинением: отношение длины к ширине составляло более 10,5; отношение длины к высоте борта (от киля до верхней палубы) на миделе - около 18. Примерно 40% длины корпуса занимал полубак. Высота надводного борта по форштевню не превышала 5 м, что вместе с небольшим развалом носовых шпангоутов и неудачной формой якорных клюзов приводило к большому брызгообразованию и заливаемости. Форштевень был почти вертикальным, наверху слегка скругленным; корма - транцевая, закругленная, с характерным для немецких кораблей тоннельным образованием в подводной части. Полубак на первых четырех кораблях первоначально не имел подъема к форштевню, но в 1938 году был переделан, остальные корабли изначально строились с подъемом.

Корпуса эсминцев изготавливались цельносварными. Толщина бортовой обшивки составляла 6-11 мм, а палубной доходила до 13 мм, что позволяло ей противостоять пулеметному обстрелу с воздуха. Применялась поперечная система набора. Эсминцы имели единственную непрерывную палубу - верхнюю, нижняя палуба проходила лишь в оконечностях. Все палубы были водонепроницаемыми. В районе машинно-котельных отделений, на примерно половине длины корабля, имелось двойное дно. Водонепроницаемые переборки делили корпус на пятнадцать отсеков. Все переборки доходили до верхней палубы, а в носовой части - до палубы полубака. Силуэт эсминцев формировался двумя дымовыми трубами с козырьками и тремя надстройками.

Схема общего расположения эсминца Z-15 Erich Steinbrinck типа 1934A

Энергетическая установка

Тепловая схема машинно-котельной установки эскадренных миноносцев Z-14 и Z-15.

Отличием немецких эсминцев от иностранных современников заключалась в применении на них энергетических установок с высокими рабочими параметрами пара, ставших самой большой проблемой, преследовавшей их на протяжении всей службы. Первые восемь эскадренных миноносцев (Z-1-Z-8) оснащались котлами системы Wagner, остальные восемь (Z-9-Z-16) - котлами системы Benson.

Характеристики высоконапорных паровых котлов системы Wagner
Большой Малый
Рабочее давление в коллекторе, атм.
Нормальная температура пара, °C
Температура питательной воды, С
Размеры, м:
     длина
     ширина
     высота
Площадь нагревательной поверхности, м²
Объем топки, м³
Сухой вес, т
Нормальная паропроизводительность, т/ч
Число и тип форсунок
Производительность форсунок, кг/ч
Эффективность при полной нагрузке, %
70
460
175

6,4
3,7
5,6
394
16,8
41,3
54,7
2 Saacke
4858
78
70
460
175

6,4
3,5
5,4
346
14,2
38,6
47,7
2 Saacke
4250
78

В котлах системы Wagner с естественной циркуляцией воды рабочее давление пара составляло 70 атм., температура - 460°[2]. Котлы были трехколлекторными, с горизонтальными пароперегревателями и подогревателями воздуха, без экономайзеров. В начале эксплуатации в них имелись проблемы с перегревом котельных трубок, имевших очень большую длину. Чтобы избежать этого пришлось применить опоры с водяным охлаждением. С обоих сторон котла в середине главного набора трубок устанавливался U-образный суперподогреватель, позволявший кроме подогрева питательной воды удалять из нее кислород и другие растворенные газы.

Каждый из эсминцев имел по шесть котлов в трех котельных отделениях. Они располагались побортно без продольной переборки. Из-за формы корпуса, в носовом КО №3 стояли котлы так называемого «малого» типа, имевшие меньшие размеры и паропроизводительность. Для обеспечения повседневных нужд на стоянке имелся вспомогательный котел, располагавшийся в VIII отсеке.

Схема турбозубчатого агрегата эскадренных миноносцев Z-14 и Z-15:
1, 2, 3 и 4 - сопловые клапаны переднего хода; 5 - клапан заднего хода; 6 - переключающий клапан.

На эсминцы с котлами Wagner устанавливались турбины разработки и производства концерна Deschimag A.G., поэтому их нередко называют турбозубчатыми агрегатами системы Wagner-Deschimag. Они состояли из трех секций - высокого (7100 об/мин), среднего (5760 об/мин) и низкого (2826 об/мин) давления, работающих на общий редуктор. Такая конструкция вызвала необходимость паразитных шестерен для турбин высокого (ТВД) и среднего давления (ТСД), поэтому агрегат получился весьма громоздким и очень шумным. ТВД и ТСД были активного типа, турбины низкого давления (ТНД) - реактивные двухпроточные; турбина заднего хода (ТЗХ) - низкого давления, активного типа, смонтирована на выходе вала ТНД переднего хода и обеспечивала мощность 7500 л.с. (максимальная - до 9500 л.с.) при 220 об/мин.

Проектная суммарная мощность турбозубчатых агрегатов составляла 70 000 л.с. (кратковременно до 78 000 л.с.). Полная мощность заднего хода - 7500 л.с. при 220 об./мин., однако, длительное движение задним ходом допускалось только на половине мощности. Оба турбозубчатых агрегата располагались в отдельных отсеках - носовая турбина вращала правый винт, кормовая - левый, передававшие вращение на трехлопастные винты из медно-цинкового сплава.

Несмотря все проблемы и недостатки, скоростные характеристики немецких эскадренных миноносцев заслуживают очень высокой оценки. Корабли типа 1934/1934А в благоприятных условиях развивали до 38,7 узла, в боевой обстановке - около 36 узлов; в полном грузу скорость составляла 32,7 узла.

Художественная роспись щитов 127-мм орудий эсминца Z-7 Hermann Schoemann.
Художественная роспись щитов 127-мм орудий эсминца Z-7 Hermann Schoemann.

Не оправдались и надежды на экономичность силовых установок с высокими параметрами пара. Главным недостатком было то, что расход пара на вспомогательные механизмы значительно превысил проектный, причем особенно заметно это было на экономическом ходу. Следствием этого стало резкое снижение дальности плавания. Проектный запас топлива для эсминцев типа 1934/1934А составлял 299 т, полный - 670-770 т. Первоначальными расчетами предполагалось, что при скорости 19 узлов эсминец сможет пройти расстояние 4400 миль и находиться в море в течение восьми суток. Однако фактические показатели дальности плавания составили 35-45% от проектных, тогда как автономность сильно ограничивалась состоянием энергетической установки и, по донесениям командиров, не превышала 60 часов. При более продолжительном плавании вероятность аварии котлов и машин возрастала на столько, что экипаж находился все время в состоянии психологического перенапряжения.

Вооружение

Вся артиллерия германских эскадренных миноносцев изготавливалась концерном Rheinmetall-Borsig AG, штаб-квартира которого располагалась в Дюссельдорфе.

Кормовые 127-мм/45 орудия SK С/34 на эскадренных миноносцах предвоенной постройки.
Спаренная установка 37-мм/83 полуавтоматов SK C/30.
127-мм/45 орудие SK С/34 в одноорудийной щитовой установке LC/34.

Главный калибр эсминцев типа 1934/1934А состоял из пяти 127-мм/45 орудий SK С/34 в одноствольных установках LC/34, оснащенных коробчатым бронещитом из стали Votan толщиной 8 мм - по два орудия линейно-возвышенно на носу и корме, одно - в носовой части кормовой надстройки. Углы обстрела для орудий, располагавшихся в оконечностях, составляли по 240°, установка №3 могла вести стрельбу в секторе 30°...150° на каждый борт. Вертикальное и горизонтальное наведение обеспечивались электрическим и гидравлическим приводами соответственно. Боезапас 127-мм орудий хранился в четырех погребах на платформе второго дна (погреб №3 обеспечивал орудия №3 и №4). Подача боеприпасов осуществлялась электрическими подъемниками - их было по два на орудие: основной и вспомогательный. Боекомплект 127-мм/45 орудий SK С/34 был стандартным для всех эсминцев - по 120 снарядов на ствол. Дополнительно на корабль принималось 100 осветительных снарядов массой 27,4 кг со специальными уменьшенными зарядами. Дальность стрельбы 28 кг фугасным снарядом без бронебойного колпачка с взрывателем мгновенного или дистанционного действия достигала 17 400 м (около 94 кбт). Заряжание - раздельное. Теоретическая скорострельность составляла 18-20 выстрелов в минуту, но на практике была существенно ниже, особенно в суровых арктических условиях.

Эскадренный миноносец Z-13 Erich Koellner типа 1934A, 1939 г.

Зенитное вооружение эскадренных миноносцев типа 1934/1934А по проекту состояло из двух спаренных 37-мм зениток С/30 и шести 20-мм автоматов C/30. 37-мм «спарки» стояли на площадках по бокам второй дымовой трубы, причем несимметрично - площадка правого борта была несколько впереди левобортной, 20-мм автоматы располагались парами на палубе бака по бокам 127-мм орудия №2 и шлюпочных кранов, а также на площадке на кормовой надстройке.

20-мм/65 автомат C/30 в одноорудийной тумбовой установке L/30. Рядом моряк с ручным 1,25-м дальномером.

37-мм зенитная пушка С/30 была полуавтоматической, из-за чего практическая скорострельность не превышала 40 выст./мин, но обладала высокими баллистическими характеристиками. Спаренные установки LC/30 обеспечивали вертикальное наведение в пределах -9°...+85°. Их важнейшей особенностью была стабилизация в трех плоскостях при помощи гироскопов, однако, система была подвержена частым выходам из строя.

В 1930 году фирмой Rheinmetall был разработан 20-мм автомат С/30, которым в годы войны вооружались практически все корабли Кригсмарине. Автомат обладал относительно большой массой снаряда, дальностью стрельбы и досягаемостью по высоте, но ограниченную скорострельность - 120 выстрелов в минуту из-за неудачной конструкции. Впоследствии была разработана облегченная (56 кг) и улучшенная модель С/38, магазин которой вмещал 40 патронов, а практическую скорострельность удалось довести до 220 выстр./мин. 20-мм автоматы С/38 монтировались в одинарных установках L/30, имевших коническое основание, к которому крепилась телескопическая труба, позволявшая регулировать высоту подъема ствола.

Боекомплект зенитной артиллерии обоих калибров составлял 2000 снарядов (фугасных или трассирующих) на ствол.

Кормовой торпедный аппарат эсминца Z-39. В 1943 г. посты торпедистов на германских эсминцах сделали закрытыми и оснастили сферическими куполами из оргстекла.

Торпедное вооружение кораблей типа 1934/1934А было стандартным для немецких эскадренных миноносцев и состояло из двух четырехтрубных аппаратов, которые приводились в действие вручную или дистанционно с мостика при помощи силового привода с гидравлическим двигателем. Трубы аппаратов - без растворения, изготавливались из легких алюминиевых сплавов. Средние трубы были смещены назад относительно крайних. Выстрел мог производиться сжатым воздухом или пороховым зарядом. Пост торпедного наводчика оснащался механическим указателем угла поворота и оптическим прицелом. Помимо торпед, находящихся в аппаратах, в контейнерах рядом с ними могло храниться до восьми запасных, хотя обычно принималось не более четырех.

Немецкие надводные корабли использовали только парогазовые торпеды типа G7a. Торпеда G7a образца 1938 г. имела боевую часть содержащую 280 кг TGA (тротил, гексоген, алюминий) или гексанита. Масса торпеды составляла 1528 кг, длина - 7,186 м. Существовало три режима хода: 6000 м на 44 узлах, 8000 м на 40 уз или 14 000 м на 30 уз. Глубина хода могла варьироваться в широком диапазоне - от 1 до 52 м с шагом 1 м. Торпеда могла снабжаться контактным или магнитным взрывателем, однако в начале войны оба работали крайне ненадежно.

Мины на палубе немецкого эсминца.

Для постановки мин все немецкие эсминцы оборудовались стационарными минными путями. Штатная нагрузка эсминца составляла 60 якорных мин (контактных ЕМС, магнитных EMF и RMB, противолодочных UMA и UMВ) или 80-100 минных защитников (RB и EMR).

На вооружении немецких эсминцев стояли глубинные бомбы двух типов - WBF и WBG. Они имели одинаковый заряд (60 кг), но различались по обшей массе, скорости и глубине погружения. В начале войны стандартная нагрузка составляла 18 глубинных бомб, из которых шесть хранились на кормовых скатах, а остальные - в погребе.

3-метровый дальномер и антенна радиолокационной станции FuMO-24/25 (на заднем плане) эсминца Z-43.

Немецкие эскадренные миноносцы имели развитые средства для постановки дымовых завес, включавшие, в частности, сбрасываемые на плотиках дымовые шашки. Для защиты от мин все эсминцы оборудовались двумя комплектами параванов-охранителей (OGG - Otter Geleit Gerate). В 1939-1940 годах все эсминцы оснастили размагничивающим устройством типа MES.

Приборы управления огнем

Управление огнем на эсминцах типа 1934/1934А осуществлялось с двух постов, располагавшихся на верхнем мостике и средней надстройке. Каждый пост был оборудован 4-метровым стереоскопическим дальномером и стабилизированным в двух плоскостях визиром. Последний включал в себя обычный бинокулярный прицел, приборы контроля готовности орудий к выстрелу, управления цепью стрельбы, автомат ВИР сдатчиками прицела и целика, снабженные корректорами, что позволяло управлять огнем упрошенным способом - без центрального поста. Носовой вычислитель был стабилизирован для определения величины изменения пеленга. Дальномер и вычислитель обслуживались расчетами из 3 человек. Центральный артиллерийский пост, включавший так называемую «артиллерийскую решающую станцию» (Artillerierechtenstelle) типа C34/Z фирмы Zeiss, располагался в XI отсеке на нижней палубе.

Система управления зенитным огнем фактически отсутствовала. 37-мм установки обеспечивались дальномером с базой 1,25 м, а 20-мм автоматы - ручными 70-см дальномерами.

Управление торпедной стрельбой осуществлялось с торпедного поста, располагавшегося рядом с артиллерийским. На крыльях мостика стояли торпедные прицелы типа TZA-2 со стабилизированной оптикой, выдававшие курсовой угол и скорость цели, дальность до которой определялась по дальномеру или, впоследствии, радару.

Радиоэлектронное оборудование

Эскадренные миноносцы оснащались четырьмя радиопередатчиками и приемниками (ДВ, ДВ ближнего действия, КВ и УКВ). Радиорубка располагалась в нижнем ярусе носовой надстройки, рядом с ней находился шифровальный пост, оборудованный шифровальной машиной Enigma.

Гидроакустические средства германских эсминцев первоначально ограничивались шумопеленгаторной станцией GHG. При движении корабля средним ходом станция способна обнаруживать шумы торпед с расстояния 2000 м, подводной лодки - с 500-700 м, но в боевых условиях выяснилось, что реальные показатели станции значительно скромнее.

Вид с прожекторной площадки на ходовой мостик и носовые 127-мм орудия эсминца Z-14 Friedrich Ihn, примерно 1941 г.

Вспомогательное оборудование и системы

На эсминцах типа 1934/1934А в каждом из машинных отделений находилось по турбогенератору марки AEG мощностью 200 кВт. Для питания кораблей типа 1934/1934А при отключенных котлах имелись три дизель-генератора, располагавшихся в VIII отсеке под помещением вспомогательного котла. Два из них имели мощность 80 кВт, один - 60 кВт. Таким, образом, эсминцы типа 1934/1934А имели общую мощность электростанции - 600 кВт.

Немецкие эсминцы имели развитые противопожарную и водоотливную системы, которым традиционно уделялось большое внимание.

Эсминцы типа 1934/1934А оснащались одним балансирным рулем с приводом Дэвиса. Максимальный угол перекладки составлял 40° на каждый борт. Рулевых постов было два - основной в ходовой рубке и запасной на средней надстройке.

Состав спасательных средств на кораблях типа 1934/1934А включал в себя два моторных (дизельных) катера и два яла. В военное время эсминцы снабжались дополнительными спасательными плотиками квадратной формы. Они крепились на надстройках, обвесах мостиков, торпедных аппаратах и щитах орудий.

Якорное устройство состояло из двух якорей системы Холла весом по 1,5 т.

Экипаж

Экипаж эсминцев типа 1934/1934А по штату состоял 10 офицеров и 315 унтер-офицеров и матросов.

Расположение жилых помещений на эсминцах всех типов было практически одинаковым. Каюта командира корабля две трети кормовой надстройки. Жилые помещения офицеров состояли из 10 одно- и двухместных кают (15 мест). Фельдфебели размещались корме в шести двухместных каютах. Матросы располагались в девяти кубриках. Около 70 человек на нижней палубе в корме, остальные, в том числе машинная команда в полном составе - в носовой части на верхней и нижней палубах. В отсеке полубака находились 8-10 местные кубрики унтер-офицеров (маатов).

В целом бытовые условия команды нельзя назвать комфортными, однако немецкие моряки при стоянках в базе жили в береговых казармах, поэтому суровая практичность оборудования жилых помещений была для них нормой.

Окраска

Эскадренный миноносец Z-10 Hans Lody типа 1934A, 1939 г.
Эскадренный миноносец Z-7 Hermann Schoemann, 1942 г.

Довоенная система окраски эсминцев в общих чертах не отличалась от принятой еще до Первой мировой войны - так называемая «схема 50/51». Корпуса окрашивались в средне-серый цвет (Dunkelgrau 51), надстройки - в светло-серый (Hellgrau 50), ватерлиния была темно-серой (Grau 23a/23b), для подводной части использовалось четыре оттенка красного. Козырьки дымовых труб - черные либо белые; палубы - темно-коричневого или темно-серого, почти черного, цвета (Teerfirnis Tf 99).

В довоенный период на борта наносились тактические номера из двух цифр, первая из которых обозначала номер дивизиона. Z-7 Hermann Schoemann носил номер 23. Номера были закрашены сразу после начала боевых действий, хотя формально приказ был принят только 7 ноября 1939 года. Одновременно были сбиты доски с названиями кораблей[3], но государственный герб - орел со свастикой, находившийся на ветроотбойнике мостика, сохранялся довольно долго. В годы войны для опознавания кораблей с воздуха на палубе бака и юта рисовались белые круги со свастикой на красном фоне.

Как и подавляющее большинство кораблей Второй мировой войны, немецкие эсминцы не избежали экспериментов с камуфляжем. Широкое применение камуфляжной окраски на немецких эсминцах началось в 1942 году. В основном, использовалась двухцветная схема. Сначала поверх прежней средне-серой краски рисовались широкие темно-серые или черные клинья, частенько для создания эффекта «укорачивания корпуса» закрашивались оконечности, наносились ложные буруны.

Эскадренный миноносец Z-14 Friedrich Ihn типа 1934A, 1944 г. Расположение трех дополнительных одноствольных 20-мм автоматов.

Модернизация

В 1939-1940 годах все эскадренные миноносцы были оснащены размагничивающими устройствами типа MES.

В 1940 году, на оставшихся в строю эсминцах, была установлена треногая фок-мачта. Затем были заменены 20-мм автоматы C/30 на более совершенные C/38. При этом было установлено дополнительно три новых автомата - на баке перед 127-мм орудием №1 и в оконечностях шельтердеков под стволами орудий №2 и №4. Позже носовой автомат был перенесен ближе к форштевню и установлен на круговом банкете.

Эскадренный миноносец Z-1 Leberecht Maass.

Оценка проекта

Приступая после отмены Версальских ограничений к созданию полноценных эскадренных миноносцев, руководство немецкого флота требовало в первую очередь придать им хорошие наступательные качества. Конструкторы с этой задачей в целом справились. Корабли типов типа 1934/1934А и типа 1936 обладали мощной артиллерией и высокой скоростью хода.

Самым слабым местом немецких эсминцев были энергетические установки на паре высоких параметров - корабли имели совершенно недостаточную дальность плавания и высокую аварийность. Из немецких документов стало известно, что в 1941 году штаб миноносных сил в своих расчетах исходил из боеготовности эсминцев в 40%. В период службы эсминцы от четверти до трети всего времени проводили у стенок судоремонтных заводов.

Служба

Эскадренный миноносцы Z-5 Paul Jakobi, Z-6 Theodor Riedel, Z-7 Hermann Schoemann в Генуе, 1938 г.

Довоенная карьера немецких эсминцев была недолгой и не изобиловала яркими моментами. Вступив в строй, эскадренные миноносцы типа 1934/1934А включились в напряженную флотскую учебу: участвовали в маневрах, наносили визиты в заграничные порты. Осенью 1938 года, во время Судетского кризиса, эсминцы 2-го дивизиона (Z-5 Paul Jacobi, Z-6 Theodor Riedel и Z-7 Hermann Schoemann) совместно с броненосцем Admiral Graf Spee совершили поход в испанские воды, где еще шла гражданская война.

Действия в Северном море и Балтийских проливах

Походы немецких эскадренных миноносцев в Скагерраке и Каттегате
3-5.10.1939 Z-7 Hermann Schoemann (кпт.-ц.-зее Бонте), Z-14 Friedrich Ihn, Z-15 Erich Steinbrinck, 3 миноносца
17-19.10.1939 Z-5 Paul Jacobi (капитан-цур-зее Бонте), Z-6 Theodor Riedel, Z-7 Hermann Schoemann, 3 миноносца
19-20.2.1940 Z-5 Paul Jacobi (фрегаттен-капитан фон Пуфендорф), Z-1 Leberecht Maass, Z-6 Theodor Riedel, Z-7 Hermann Schoemann, 2 миноносца

Операции в Северном море начались 3 сентября 1939 г., когда немецкий флот приступил к созданию оборонительного минного заграждения Westwall («Западный вал»), прикрывавшего подходы к Гельголандской бухте и побережью Германии. Он представлял собой систему отдельных минных полей, которые ставились в период с 3 по 20 сентября. Наряду с заградителями в постановках участвовали эсминцы 1-й (Z-2 Georg Thiele, Z-4 Richard Beitzen, Z-14 Friedrich Ihn, Z-15 Erich Steinbrinck, Z-16 Friedrich Eckoldt), 2-й (Z-6 Theodor Riedel, Z-7 Hermann Schoemann, Z-8 Bruno Heinemann, Z-1 Leberecht Maass), 4-й (Z-11 Bernd von Arnim, Z-10 Hans Lody, Z-12 Erich Giese) флотилий и 5-го дивизиона (Z-17 Diether von Roeder, Z-18 Hans Lüdemann, Z-19 Hermann Künne, Z-20 Karl Galster).

Другим родом деятельности немецких миноносных сил осенью 1939 г. стала так называемая торговая война в Скагерраке и Каттегате. Патрулировавшие в этих проливах эсминцы и миноносцы останавливали и досматривали нейтральные пароходы с целью выявления военной контрабанды.

Минные постановки у берегов Англии

Минно-заградительные операции у побережья Англии
12-13.11.1939, район устья р. Темза
Эсминцы-заградители: Z-21 Wilhelm Heidkamp (адмирал флотилии Бонте), Z-18 Hans Lüdemann, Z-19 Hermann Künne, Z-20 Karl Galster.
Выходили на операцию, но вернулись из-за поломок машин Z-7 Hermann Schoemann, Z-6 Theodor Riedel, Z-12 Erich Giese
Силы прикрытия: легкие крейсера Königsberg, Nürnberg, миноносцы Iltis, Leopard, Seeadler, Wolf
Успех операции: погибло 13 судов (48 728 брт) и эсминец HMS Blanche; 1 судно (7984 брт) и минный заградитель HMS Adventure повреждены.
6-7.1.1940, район устья р. Темза
Эсминцы-заградители: Z-16 Friedrich Eckoldt (фрегаттен-капитан Бергер), Z-15 Erich Steinbrinck, Z-14 Friedrich Ihn
Силы прикрытия: эсминцы Z-20 Karl Galster (адмирал флотилии Бонте), Z-4 Richard Beitzen, Z-7 Hermann Schoemann
Успех операции: погибло 6 судов (21 617 брт) и брит. лидер HMS Grenville.
Эскадренный миноносец HMS Blanche.
Эскадренный миноносец HMS Gipsy.

Наибольшего успеха в первые месяцы войны немецкие эсминцы добились в ходе активных минных постановок у побережья Англии.

В ночь на 18 октября 1939 г. отряд из шести эскадренных миноносцев под командованием контр-адмирала Лютьенса поставил минное заграждение в устье реки Хамбер. Успех этой дерзкой операции оказался неожиданно крупным - погибло 7 британских и нейтральных судов общим тоннажем в 25.825 брт. Первой жертвой стал британский пароход Whitemantle (1692 брт), затонувший 22 октября в 6 милях от Уитернси. И хотя следующие два заградительных выхода, намеченные на 8 и 10 ноября, не состоялись из-за неполадок в котлах, в дальнейшем эскадренные миноносцы регулярно привлекались к постановке мин, которые немецкие моряки в шутку называли «кукушиные яйца». В ноябре 1939 г. они совершили два похода к устью Темзы, а затем опять к Хамберу. В темные декабрьские ночи были поставлены минные заграждения на английском фарватере у Кромера и в районе порта Ньюкасл.

Долгое время англичане не догадывались, каким образом немецкие мины оказываются у их берегов. Британское Адмиралтейство ожидало дневных минных постановок с подводных лодок и самолетов, но не предусмотрело дерзких ночных вылазок надводных заградителей. Этот факт достаточно подтверждается тем, что в ходе первых выходов навигационными ориентирами для точного выхода в район минной постановки немцам служили английские маяки.

Вскоре укоротившиеся ночи заставили немцев отказаться от привлечения эскадренных миноносцев к активным минным постановкам. Всего же за период с 17 октября 1939 г. по Ю февраля 1940 г. ими было выставлено 11 минных полей - в общей сложности 2160 контактных и магнитных мин[4]. Наиболее активно участвовавший в постановках Z-16 Friedrich Eckoldt совершил пять выходов, Z-19 Hermann Künne и Z-21 Wilhelm Heidkamp - по четыре, Z-4 Richard Beitzen, Z-8 Bruno Heinemann, Z-14 Friedrich Ihn, Z-15 Erich Steinbrinck и Z-20 Karl Galster - по три, Z-9 Wolfgang Zenker, Z-10 Hans Lody, Z-13 Erich Koellner и Z-18 Hans Lüdemann - по два, Z-3 Max Schultz, Z-11 Bernd von Arnim, Z-12 Erich Giese, Z-17 Diether von Roeder и Z-22 Anton Schmitt - по одному.

Пассажирский лайнер Piłsudski.

Итогом стала гибель 67 торговых судов общим тоннажем 241 022 брт, 3 эсминцев (HMS Blanche, HMS Gipsy и HMS Grenville) и 9 вспомогательных кораблей, еще 79 судов (248 435 брт) и 2 боевых корабля получили повреждения. Крупнейшей жертвой стал польский лайнер Piłsudski. Во многом эти успехи являются заслугой адмирала флотилии Фридриха Бонте, занявшего пост Начальника эсминцев 26 октября 1939 г. «Эти рейды, - писал адмирал Вильгельм Маршалль, - могут быть по праву отнесены к самым смелым и выдающимся подвигам Второй мировой войны. Успех их обеспечивался строгим соблюдением военной тайны, высоким уровнем навигационно-штурманской подготовки командиров и экипажей, а также исключительно тщательной работой штабов».

Операция Juno

Состав сил, участвовавших в операции Juno (4-9 июня 1940 г.)
Линейные корабли Gneisenau (адм. Маршалль), Scharnhorst
Тяжелый крейсер Admiral Hipper (контр-адмирал Шмундт)
Эскадренные миноносцы Z-10 Hans Lody (капитан-цур-зее Бей), Z-20 Karl Galster, Z-7 Hermann Schoemann, Z-15 Erich Steinbrinck

У берегов Норвегии немецкие корабли появились вновь в июне. Группа из четырех эсминцев под командованием капитана-цур-зее Бея (Z-10 Hans Lody, Z-7 Hermann Schoemann, Z-15 Erich Steinbrinck, Z-20 Karl Galster) сопровождала линкоры Gneisenau (флаг адмирала Маршалля), Scharnhorst и тяжелый крейсер Admiral Hipper в ходе операции Juno («Юно»). Корабли вышли из Киля 4 июня. Уже в море поступило сообщение о начале эвакуации союзников из Северной Норвегии, и с рассветом 8 июня Маршалль развернул свои корабли в широкую завесу, намереваясь атаковать транспорты противника.

Первой жертвой соединения стали британский танкер Oil Pioneer и эскортировавший его вооруженный траулер Juniper. После обстрела с тяжелого крейсера оба были потоплены торпедами эскадренных миноносцев. Затем Z-20 Karl Galster обнаружил лайнер Orama, но не рискнул атаковать его, приняв за вспомогательный крейсер. В конечном итоге транспорт был потоплен артиллерией Admiral Hipper.

После полудня Admiral Hipper и эсминцы, испытывавшие недостаток топлива, взяли курс на Тронхейм, предприняв крейсерство у норвежского побережья, при этом Z-10 Hans Lody захватил рыболовный траулер Elin. Тем временем линкоры потопили авианосец HMS Glorious и сопровождавшие его эсминцы HMS Ardent и HMS Acasta, однако последнему удалось торпедировать и тяжело повредить Scharnhorst. Снова дала себя знать недостаточная дальность плавания немецких эскадренных миноносцев. Останься они при линкорах, возможно, им удалось бы предотвратить попадание.

Теперь же четверке эсминцев Бея совместно с четырьмя миноносцами пришлось эскортировать поврежденный Scharnhorst в Киль (20-23 июня). Однако 20 июня британская субмарина HMS Clyde торпедировала Gneisenau. Операция по переводу из Тронхейма в Киль флагманского линкора, проведенная 25-27 июля с участием Z-10 Hans Lody, Z-5 Paul Jacobi, Z-14 Friedrich Ihn, Z-20 Karl Galster и пяти миноносцев, стоила немцам миноносца Luchs, потопленного 26 июля подводной лодкой HMS Thames.

Действия на Севере в 1941 г.

Первоначально планируя войну против СССР, немецкое командование не считало, что ситуация может потребовать развертывания группировки надводных кораблей на крайне северном фланге советско-германского фронта. Считалось, что вся военная кампания займет так мало времени, что Германия просто не успеет почувствовать наличия у противника военно-морского флота. Тем более не вызвала беспокойства ситуация на Севере, где расположенные недалеко от границы Мурманск и главная база Северного флота (СФ) Полярное должны были пасть не позже чем через две недели с начала войны. И все-таки в последний момент руководство Кригсмарине изменило свое мнение, и 15 июня передала в подчинение «Адмирала Норвегии» генерал-адмирала Германа Бёма 6-ю флотилию эскадренных миноносцев капитана-цур-зее А. Шульце-Хинрихса. В ее состав вошли Z-10 Hans Lody, Z-4 Richard Beitzen, Z-7 Hermann Schoemann, Z-16 Friedrich Eckoldt и Z-20 Karl Galster. Изначально перед флотилией ставились активные задачи: нанести поражение корабельной группировке СФ, сорвать рыболовство, военные и экономические перевозки морским транспортом, а также поддержать сухопутные войска. Впоследствии туда добавили задачи и по защите собственного судоходства и побережья.

Эскадренный миноносцы (слева направо): Z-5 Paul Jakobi, Z-6 Theodor Riedel, Z-7 Hermann Schoemann.

20-21 июня Z-20 Karl Galster, Z-7 Hermann Schoemann и Z-16 Friedrich Eckoldt перешли из Киля в Берген, где были вынуждены надолго задержаться из-за поломки главного питательного насоса на Z-7 Hermann Schoemann. Для ускорения ремонта группа механиков флотилии даже летала самолетом в Германию за запасными частями, но и это не помогло справиться с возникшей поломкой в срок. Лишь 4 июля, уже после того, как в Берген прибыли два оставшихся эсминца, флотилия смогла продолжить переход на Север. Он протекал без дальнейших осложнений, и в ночь на 10 июля все корабли бросили якоря на рейде заполярного Киркенеса.

Руководству войной на море и адмиралу Бёму не терпелось послать флотилию в бой, но раньше им пришлось ознакомиться с мнением командира горнострелкового корпуса генерала Э. Дитля. Встреча представителей всех трех видов вооруженных сил состоялась в первой половине дня 10 июля на командном пункте генерала. Кригсмарине представляли «Адмирал полярного побережья»[5] контр-адмирал О. Шенк и командир 6-й флотилии, Люфтваффе - командующий 5-м воздушным флотом генерал-полковник Г.-Ю. Штумпф. Командир корпуса в принципе соглашался с поставленными флотилии задачами, поскольку уничтожение советских эсминцев и других надводных кораблей избавило бы приморский фланг наступавших немецких войск от постоянного давления. Фактически с 29 июня - первого дня немецкого наступления на Мурманск - корабли СФ осуществляли огневую поддержку своих войск, а 6 и 7 июля высадили в губе реки Западная Лица два десанта, каждый силами батальона, для борьбы с которыми Дитлю пришлось снять с фронта целый полк. С учетом того, что в распоряжении генерала находилось всего две дивизии двухполкового состава, сила удара на главном направлении существенно ослабла. 11 июля Дитль планировал возобновить наступление и потому серьезно нуждался, если не в поддержке с моря, то, по крайней мере, в ослаблении угрозы со стороны СФ. Его надеждам не суждено было сбыться.

Эсминцы вышли из Киркенеса в 11.00 12 июля, и к 15.10 того же дня находились примерно в 70 милях севернее мыса Сеть-Наволок. Здесь Шульце-Хинрихс развернул флотилию в широкую завесу и предпринял поиск в юго-восточном направлении. Очевидной целью этого являлся поиск траулеров, и такое судно действительно было обнаружено, только принадлежало оно не советскому, а немецкому рыболовному флоту. Интересно отметить, что разведывательные самолеты Люфтваффе докладывали о скоплении рыболовов в данном районе, но правильно определить их принадлежность не смогли. Потерпев фиаско при выполнении первой цели выхода, в 22.00 командир флотилии разделил ее на два дивизиона, которые должны были каждый самостоятельно провести поиск вдоль побережья Кольского полуострова, двигаясь навстречу друг другу.

Успех выпал на долю 1-го дивизиона (Z-20 Karl Galster, Z-7 Hermann Schoemann), вместе с которым шел и флагман флотилии Z-10 Hans Lody. Двигаясь восточным курсом в 2.34 в районе маяка Гавриловский они обнаружили три каботажных судна, два из которых буксировали «странной формы баржи». Как оказалось, нападению подвергся отряд ЭПРОНа в составе траулеров «РТ-67» и «РТ-32», буксировавших судоподъемные понтоны. Эти суда следовали из Мурманска в Иоканьгу под эскортом сторожевого корабля №22 «Пассат» (мобилизованный рыболовный траулер «В. Чкалов»). В момент обнаружения немцы находились практически прямо за кормой траулеров на расстоянии 25-30 кбт. от берега. Несмотря на полярный день, видимость сильно снижалась дождем и туманом, так что эсминцы оставались необнаруженными с советских судов вплоть до момента открытия огня. Сразу после обнаружения Шульце-Хинрихс повернул от берега, получив тем самым возможность задействовать весь бортовой залп кораблей. В 2.52 прогремели первые выстрелы. Дистанция составляла не более 4000 м, благодаря чему противник уже со второго-третьего залпа перешел к огню на поражение.

Головной «РТ-67» был серьезно поврежден вторым залпом с Z-20 Karl Galster и потерял ход. «Пассат» (лейтенант В.Л. Окуневич) повернул на противника, открыл огонь из двух своих 45-мм орудий и начал ставить дымовую завесу, однако пятый залп с Z-10 Hans Lody снес ходовой мостик вместе с командиром. Несмотря на то, что после его гибели в командование кораблем никто не вступил, обе пушки вели бой до последней минуты. Тем временем эсминцы обогнули сторожевик с севера и перехватили курс отряда. На циркуляции точность их огня была невысокой, но в конце концов очередное попадание вызвало взрыв на корме «Пассата», после которого он стал быстро погружаться. Примерно в 3.30 сторожевой корабль скрылся под водой, а спустя примерно 25 минут за ним последовал «РТ-67». Интересно отметить, что в ходе этого скоротечного боя эсминцы 1-го дивизиона умудрились израсходовать 4/5 артиллерийского боекомплекта и одну торпеду, которую, желая побыстрей добить своего противника, выпустил командир Z-20 Karl Galster (прошла в 3-4 м за кормой «РТ-67»). И все-таки мужественное поведение команды советского сторожевика было отчасти вознаграждено. Второй траулер - «РТ-32» - несмотря на повреждения от огня Z-7 Hermann Schoemann и гибель семерых членов экипажа все же успел укрыться в бухте Гавриловская, где выбросился на берег. Спустя более чем два года его сняли с камней, но восстанавливать не стали. Из числа же находившихся на «Пассате» и «РТ-67» 99 моряков спаслось только 26 (в том числе, два из экипажа «Пассата»), Столь большие потери объяснялись низкой температурой моря и отсутствием в районе боя других кораблей и самолетов, которые могли бы оказать незамедлительную помощь оказавшимся в воде. Кроме того, в материалах советской стороны упоминается и пулеметный обстрел, который велся с эсминцев по плававшим советским морякам. Не исключено, что за него был принят зенитный огонь, открытый в 3.33 с Z-10 Hans Lody по немецкому самолету-разведчику Ju-88, с которым немецкий флагман обменялся неправильными опознавательными сигналами. В 3.46 Шульце-Хинрихс дал сигнал к отходу в море, а спустя 20 минут ему в кильватер вступили подошедшие с востока корабли 2-го дивизиона.

Эскадренный миноносец Z-7 Hermann Schoemann.

Далее по первоначальному плану предусматривалось вторично провести поиск советских рыбных флотилий в Баренцевом море. Однако от продолжения операции пришлось отказаться из-за потери скрытности, о чем свидетельствовали неоднократные удары советской авиации. Первыми на поиск немецких кораблей вылетели два «МБР-2» из состава 118-го морского разведывательного авиаполка, которые обнаружили противника и в 4.15 сбросили восемь 100 кг бомб. Летчики утверждали, что бомбы легли с недолетом в 10-20 м, на самом же деле одна из них взорвалась в 150 метрах от левого борта Z-10 Hans Lody, другая - в 200 метрах от правого. Ответным огнем эсминцы сильно повредили одну из летающих лодок, которая разбилась при посадке. Несмотря на ограниченно летную погоду командование ВВС СФ продолжало посылать отдельные звенья (всего с задачей бомбоудара по эсминцам произведено 29 самолето-вылетов «МБР-2» и «ГСТ» (так назывались «Каталины» в ВМФ СССР), а также 9 «СБ»), но большинство летчиков не смогли обнаружить противника. Только в 6.39 тройка ГСТ с высоты 2500 м сбросила на Z-16 Friedrich Eckoldt 34 ФАБ-100, но все они снова упали на безопасном расстоянии. Правда, это не означало, что ВВС СФ не понесли дополнительных потерь. При возвращении командир одного из «МБР-2» решил оказать помощь шлюпке с затонувшего «РТ-67», но при посадке пробил днище о бревно, в результате чего гидросамолет затонул.

Кроме авиации на перехват кораблей Шульце-Хинрихса были посланы эсминцы «Громкий», «Гремящий», «Стремительный», «Куйбышев» и «Урицкий». Первоначально в штабе Северного флота полагали, что у немцев только три корабля. Когда же выяснилось, что их пять, командование СФ, опасаясь, что кроме потери сторожевика дело может закончиться гибелью еще нескольких эсминцев, отозвало свои корабли на базу. Это решение можно признать правильным, поскольку при равенстве в числе вымпелов советский отряд значительно уступал вероятному противнику в огневой мощи. То же сделало и немецкое командование, окончательно убедившееся в том, что на дальнейшие успехи внезапного удара рассчитывать не приходится. В 22.00 6-я флотилия прибыла в Смал-фьорд (Тана-фьорд). В тот же день появилась директива наркома ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова, в которой организация разведки на Северном флоте подверглась жесткой критике. Командованием флота был принят ряд мер, тем не менее, противнику еще дважды удавалось безнаказанно топить корабли вблизи советского побережья.

Во второй раз эсминцы вышли в море в 7.00 15 июля и, развернувшись завесой с интервалами в 5 миль, прошли на северо-восток, затем на восток и, наконец, на юг в надежде обнаружить скопление советских рыболовных судов в районе северо-восточнее полуострова Варангер. Поход не оправдал ожиданий, зато наглядно показал уровень взаимодействия между Кригсмарине и Люфтваффе, которые не смогли обеспечить моряков достоверными разведданными. В 4.10 16 июля эсминцы прибыли в Киркенес.

Тем временем на суше развернулись упорные бои. На начатое Дитлем новое наступление советская сторона вновь ответила десантом - днем 14 июля в губе Западной Лицы был высажен целый стрелковый полк. Высадка тактических десантов в немецкий тыл продолжалась и в последующие дни. Немецкая же флотилия тем временем пыталась «набирать очки» в районах, весьма удаленных от тех, где решался исход войны в Заполярье.

Эскадренный миноносец Z-7 Hermann Schoemann.

Это понимало и немецкое командование. В ответ на ряд жалоб Дитля на то, что флот не помогает ему, 20 июля в Киркенес прибыл «Адмирал Норвегии». Бём как мог попытался объяснить генералу, что планировавшийся в ночь на 21-е поход эсминцев в Кольский и Мотовский заливы откладывается на неопределенный срок, в первую очередь потому, что не решены вопросы их противоминного и противовоздушного обеспечения. У немцев в Заполярье была всего одна флотилия моторных тральщиков и полторы эскадрильи истребителей, но даже если бы все эти силы были бы задействованы для обеспечения кораблей Шульце-Хинрихса, гарантировать, что эсминцы вернуться из такого похода без серьезных потерь никто не мог. В конечном итоге Бём переложил всю ответственность на 5-й воздушный флот, отказавшийся выделить истребители. В том, что воздушное прикрытие действительно необходимо генерал-адмирал мог убедиться и сам - в течение 20 июля Киркенес трижды подвергался налетам советских бомбардировщиков, безуспешно пытавшихся поразить эсминцы. Люфтваффе попыталось реабилитироваться ответными ударами по Полярному, где потопили эсминец «Стремительный». Но заменить свой флот немецкие самолеты не смогли - в последующие дни они были вновь перенацелены на непосредственную поддержку войск на фронте, и советские корабли почти беспрепятственно продолжили действовать в Мотовском заливе. Для борьбы с ними Шульце-Хинрихс предлагал задействовать «шнелльботы», но в тот момент командование Кригсмарине считало, что они нужнее в других местах. Кроме того, было не ясно как катера смогут оказать огневую поддержку наступающим егерям.

В свой третий поход 6-я флотилия отправилась в 9.30 22 июля. В нем приняло участие только четыре эсминца, так как на Z-10 Hans Lody прямо перед выходом обнаружилась неисправность главного холодильника. Шульце-Хинрихс перенес свой брейд-вымпел на Z-20 Karl Galster. Несмотря на полярный день, планировалось зайти далеко вглубь советских арктических вод, чтобы затем на курсе отхода провести поиск вдоль побережья Кольского полуострова в надежде перехватить конвои, идущие из Белого моря в Мурманск. Однако на этот раз сохранить скрытность не получилось - в 19.10, когда немецкие корабли находились примерно в 80 милях северо-восточнее Териберки, они были обнаружены и атакованы двумя «МБР-2». Спустя 15 минут за ними последовала пара «ГСТ», но все 24 сброшенные самолетами ФАБ-100 легли на безопасном расстоянии. Шульце-Хинрихс не стал искушать судьбу и лег на северный курс. В результате высланные для бомбардировки пять «СБ» и два «Пе-2» своих целей не нашли. В 22.40 командир флотилии получил сообщение об «одном советском лидере типа «Ленинград» и двух эскадренных миноносцах», обнаруженных в районе м. Святой Нос. По-видимому, в поле зрения немецкого самолета-разведчика попали минный заградитель «Канин», эсминцы «Грозный» и «Сокрушительный», совершавшие переход для постановки мин к острову Моржовец. Шульце-Хинрихс не отреагировал на это известие, посчитав его устаревшим - на то, чтобы донесение разведчика ретранслировали ему ушло четыре часа. Только в 2.30 23 июля немецкие эсминцы легли на восточный курс, но практически сразу же попали в полосу густого тумана. Скорость пришлось снизить до 9 уз. В 6.42 флотилия повернула к берегу, но на то, чтобы достичь его при движении малым ходом ушел почти весь день. Правда, это избавило флотилию и от новых налетов советской авиации.

Только в 19.20 корабли вышли из тумана и около полуночи достигли побережья. Практически одновременно их обнаружили посты СНиС (служба наблюдения и связи), но это не помогло избежать трагедии - вскоре немецкие сигнальщики обнаружили идущее навстречу одиночную цель. Ей оказалось гидрографическое судно «Меридиан» (капитан-лейтенант В.Г. Егоров). Из-за неточности первых донесений, медлительности радистов и шифровальщиков на судне узнали о грозившей ему опасности всего за несколько минут до визуального обнаружения противника. В 1.17 проходивший контркурсом Z-7 Hermann Schoemann открыл огонь с дистанции каких-нибудь 2000 м. Гидрограф в бой вступить не успел, да и его вооружение состояло всего лишь из одного пулемета «Максим». Все, что смог сделать Егоров, так это развернуть судно в сторону берега, но даже завершить этот маневр ему не удалось. В 1.20 после пятого залпа (выпущен 21 снаряд) немецкие артиллеристы прекратили стрельбу. К этому моменту «Меридиан» уже лишился хода и имел сильный дифферент на корму. По всей его палубе бушевал пожар - судно в числе прочих грузов перевозило бензин и соляр в бочках. Пожар и столб дыма наблюдался на расстоянии до 30 миль в течение двух часов, что дало Шульце-Хинрихсу основание доложить о потоплении танкера водоизмещением в 1000 тонн (реально судно имело водоизмещение 840 т). В 1.50 «Меридиан» скрылся под водой. Погибло более 50 членов команды и пассажиров, удалось спастись только 17.

Почти одновременно для удара по кораблям противника в воздух поднялись самолеты ВВС Северного флота. Увы, как и в прошлый раз, последовательные атаки разрозненных пар и звеньев, помноженные на большую высоту бомбометания и плохую подготовку летчиков не привели к успеху. Первая же пара «ГСТ» при поиске цели случайно наткнулась на Me-110 (по-видимому, присланы командованием 5-го воздушного флота для обеспечения отхода эсминцев), которые смогли подбить одну из машин. Летающая лодка села неподалеку от берега по курсу отхода немецкого отряда и в 2.40 была уничтожена огнем Z-4 Richard Beitzen (ее экипаж успел спастись). Затем до 5.25, когда флотилия укрылась в тумане, ее атаковали восемь «МБР-2», семь «СБ» и один «Пе-2», сбросивших около восьми десятков ФАБ-100 и ФАБ-50. Ближайшие из них по немецким данным упали в 150-200 м от кораблей. Последний из вылетевших на поиск «МБР-2» (машина ст. лейтенанта В.В. Забродина) неожиданно для себя выскочил из облаков прямо над немецким отрядом и был подбит артиллеристами Z-20 Karl Galster. Самолет упал в море недалеко от берега, весь его экипаж погиб. И все-таки, действия советской авиации вынудили Шульпе-Хинрихса отказаться от продолжения похода, уйти в море и взять курс на базу. В 16.15 флотилия прибыла в Киркенес. Весьма симптоматично, что уже на следующий день все пять эсминцев перешли в куда более удаленный от советских аэродромов Тана-фьорд.

Эскадренный миноносец Z-7 Hermann Schoemann.

Активность советской авиации вынудила штаб «Адмирала полярного побережья» (с 28 июля при нем была создана специальная группа, руководившая действиями эсминцев и подлодок) подойти к выбору объекта следующего удара очень тщательно. На этот раз флотилия получила оперативный приказ №5, предписывавший ей в ходе очередного набега уничтожать все встреченные корабли и суда противника в Горле Белого моря. Помимо того, что этот район являлся узлом советских морских коммуникаций между Мурманском, Архангельском и портами Карского моря, немецкие штабные операторы не без основания рассчитывали встретить здесь гораздо более слабое противодействие, поскольку главные силы СФ были развернуты значительно западнее. В случае, если бы в назначенном районе были бы обнаружены плохие метеоусловия планировалось провести поиск в направлении острова Колгуев и далее до архипелага Новой Земли.

В 23.00 29 июля все пять эсминцев вышли в море. Их поход развивался по плану, пока в 18.00 следующего дня не было получено сообщение о внезапных налетах британской палубной авиации на Киркенес и Петсамо. Сами удары состоялись еще в 15.30, и только спустя 15 минут пришло сообщение из штаба 5-го воздушного флота об обнаружении самолетом-разведчиком «соединения легких сил противника» в Баренцевом море. Из последующих расспросов выяснилось, что под легкими силами подразумевались «10 единиц, в число которых входили 1-2 легких крейсера и 1-2 авианосца» (реально в состав британского соединения входили авианосцы HMS Victorious, HMS Furious, тяжелые крейсера HMS Dorsetshire, HMS Suffolk и четыре эсминца). Несмотря на то, что налеты оказались совершенно внезапными, хорошо натренированная немецкая система ПВО смогла сбить над Киркенесом 11 торпедоносцев Albacore и два истребителя Fulmar. Немцы захватили по различным данным от 17 до 27 пленных, которые сразу же показали, что главной целью удара должны были стать именно корабли 6-й флотилии.

С учетом полученной информации немецкое командование посчитало продолжение набега слишком опасным, и в 18.30 флотилия легла на курс отхода, который производился с 24-узловой скоростью. При этом она как бы догоняла британское соединение и в ночь на 31 июля прошла у него за кормой на расстоянии всего нескольких десятков миль. Утром корабли чуть было ошибочно не атаковала своя же авиация, но им удалось укрыться в полосе тумана. К 6 часам утра эсминцы достигли Сюльте-фьорда, где разделились: Z-10 Hans Lody, Z-16 Friedrich Eckoldt и Z-4 Richard Beitzen пошли заправляться в Тромсё, а Z-20 Karl Galster и Z-7 Hermann Schoemann в Смаль-фьорд - совместное базирование всех пяти кораблей теперь считалось слишком опасным. Одновременно был получен приказ «Адмирала Норвегии», что «побережье Кольского полуострова временно исключается из числа операционных районов флотилии». Теперь она перенацеливалась на защиту собственного судоходства между Тромсё и Киркенесом. Тем не менее, пока немецкая воздушная разведка ежедневно фиксировала присутствие британского авианосного соединения у норвежских берегов эсминцы продолжали стоять на якорях во фьордах. Лишь 4-5 августа Z-16 Friedrich Eckoldt и Z-4 Richard Beitzen приняли участие в эскортировании небольшого конвоя из Тромсё в Билле-фьорд.

Тем временем генерал-адмирал Бём неожиданно вернулся к давно отложенной идее набега в устье Кольского залива. Считалось, что здесь эсминцам может попасться более значительная добыча, а малый срок пребывания в море убережет их от перехвата британскими силами. Непосредственно у входа в залив Шульце-Хинрихсу надлежало вести себя осторожно, поскольку у немцев не имелось данных о расположении минных полей и лишь самые общие - о береговых батареях. Что же касается советской бомбардировочной авиации, то Бём считал ее серьезно ослабленной в предыдущих боях, а летающие лодки - оружием, продемонстрировавшим свою неэффективность. Поскольку сам набег должен был проходить максимально скрытно и скоротечно решили задействовать только Z-10 Hans Lody, Z-16 Friedrich Eckoldt и Z-4 Richard Beitzen, которые утром 8 августа сосредоточились на рейде Киркенеса. Остальные два эсминца находились в Тана-фьорде в 10-минутной готовности к выходу на случай необходимости прикрыть отход ударной группы.

В 21.40 9 августа Z-10 Hans Lody (флагман), Z-4 Richard Beitzen и Z-16 Friedrich Eckoldt вышли из Бек-фьорда. Поход проходил по плану, тем более, что сохранению скрытности способствовали погодные условия: волнение 1-2 балла, видимость 6-8 миль (к моменту боя улучшилась до 12-15 миль), высота нижней кромки облачности 600-1000, местами 200-300 м, временами морось, дождь, туман. Флотилия, следуя северо-восточным курсом, достигла 70-й широты, после чего повернула на восток, а затем к Кильдину. Около 3 часов 10 августа показался берег, а в 3.22 было обнаружено одиночное судно, на самом деле являвшееся сторожевым кораблем СКР-12 «Туман» (ст. лейтенант Л.А. Шестаков), несшим дозор перед входом в Кольский залив. Сторожевик обнаружил противника в 3.25 и спустя минуту донес об этом оперативному дежурному СНиС, но не «по флоту», как следовало поступить в данном случае. Сразу после обнаружения противника СКР-12 «Туман» начал отходить под защиту береговых батарей.

Почти одновременно противника заметили сигнальщики береговой зенитной батареи. Они своевременно доложили об этом своему дежурному, а тот оперативному дежурному 2-го отдельного артдивизиона БО, дислоцировавшегося на о. Кильдин. Дежурный не поверил донесению и решил лично убедиться с наблюдательного пункта. Дистанция до противника в этот момент составляла около 150 кбт., но в состав дивизиона входила батарея № 10, вооруженная четырьмя 180-мм орудиями в спаренных башенных установках с дальностью стрельбы более 200 кбт. Конечно же, рассчитывать на прямые попадания на таком расстоянии да еще при тех условиях видимости особенно не приходилось, но отпугнуть противника батарея вполне могла. Дежурный всматривался в горизонт, пока не началась стрельба, и лишь после этого решил разбудить начштаба дивизиона. Так была упущена возможность спасти сторожевик.

Эскадренный миноносец Z-7 Hermann Schoemann.

Последующая часть трагедии разыгралась как по нотам - в 3.40 Z-10 Hans Lody и Z-4 Richard Beitzen открыли огонь, к которому спустя две минуты присоединился Z-16 Friedrich Eckoldt. Дистанция в этот момент составляла всего чуть больше 5000 м. Несмотря на то, что эсминцы вели огонь только носовыми орудиями (они шли юго-западным курсом строем клина со скоростью 21 уз.) и по очереди, им быстро удалось нанести сторожевику фатальные повреждения. Первый залп дал перелет, но второй попал в надстройки, а снаряды третьего разорвались в корме, перебив штуртрос и вызвав пожар. Последующими залпами снесло трубу, были отмечены попадания в мостик, рулевую рубку и полубак. Корабль потерял управление, ход стал уменьшаться. Личный состав начал вести борьбу с пожаром и водой, пытаться завести пластырь. Вести ответный огонь сторожевой корабль не мог, так как носовое орудие было вне сектора стрельбы, а кормовое вышло из строя после второго залпа противника. Всего вражеский отряд дал девять носовых залпов (54 выстрела), обернувшихся И попаданиями. В 3.52 цель окончательно скрылась за выставленной еще в начале боя дымовой завесой, немцы посчитали ее финал предрешенной и прекратили огонь. И действительно в 4.30 на сторожевом корабле спустили шлюпки и 37 оставшихся в живых из 52 членов команды, перешли на них. Командовал экипажем раненый помощник командира лейтенант Л.А. Рыбаков, последним покинувший корабль. Командира корабля после третьего залпа взрывной волной куда-то сбросило и его не нашли. После спуска шлюпок, СКР-12 «Туман» начал быстро крениться и в 4.50 затонул.

Тем временем в 3.55 сигнальщики 6-й флотилии обнаружили на входе в залив второй сторожевой корабль, находившийся за пределами эффективной дальности стрельбы. По-видимому, им являлся сторожевой корабль «Прилив», несший дозор на линии Сеть-Наволок - Кильдин. Не известно, что произошло бы дальше, если бы в 4.10 не открыли огонь береговые батареи 1-го отдельного дивизиона. Они находились на западном берегу залива прямо по курсу немецкого отряда на дистанции 115 кбт. Для 180-мм башенной батареи №11 поражение цели с такого расстояния было вполне реальным, но все получилось иначе. Первый залп упал недолетом, а последующие - еще ближе к берегу, поскольку управляющий огнем поздно заметил, что немецкие корабли повернули и уходят в море. И в самом деле, после падения первых же снарядов Шульце-Хинрихс повернул строго на север и увеличил ход до 31 узла. Попытка прикрыть отход сбрасыванием дымовых шашек успехом не увенчалась - из 11 сработали только две - но этого и не потребовалось. Через восемь минут, когда дистанция выросла до 160 кбт., батарея №11, успевшая сделать 6 залпов, огонь прекратила. Стрельба 130-мм батареи №7 не имела успеха из-за слишком большой дистанции, а батарея № 10 и вовсе промолчала, поскольку ее командир посчитал, что из-за плохой видимости стрельба не имеет смысла.

На этом испытания для 6-й флотилии не кончились. В 4.49 над кораблями появилась первая пара летающих лодок, но на этот раз в отличие от обычной практики они не сбрасывали бомб, а попытались установить длительное наблюдение за отрядом. Первая атака тройки «СБ» завершилась падением шести бомб между Z-10 Hans Lody и Z-4 Richard Beitzen. В 6.30 близ Вардё отряд разделился: Z-10 Hans Lody с командиром флотилии направился в Киркенес, а два его мателота в Нарвик, где им предстояло пройти плановый осмотр силовых установок. Спустя шесть минут из облаков внезапно вывалилась пара бомбардировщиков «Пе-2», уложивших свой бомбовой груз (четыре ФАБ-250) почти точно на Z-4 Richard Beitzen. Две бомбы упали в 50 и 80 м от правого борта, зато две других непосредственно у левого борта в районе XIV и III отсеков. Их взрывы произошли с некоторым замедлением и по своему эффекту больше напоминали результат воздействия неконтактных мин. Мгновенно оказался заклинен руль и правая турбина, в результате чего корабль описал полную циркуляцию. Вышли из строя, хотя и временно многие вспомогательные механизмы. Многочисленные разрывы в обшивке привели к попаданию воды в топливные танки, так что использовать топливо пришлось очень осторожно. К счастью для немцев третий налет, произведенный парой «СБ», повреждений не добавил. Но их и так оказалось немало. Осмотр, проведенный в Нарвике, показал, что при числе оборотов, соответствующем 24 уз., турбины начинают работать с большим шумом (результат искривления линии валов при сдвижке турбин с фундаментов), а вспомогательные механизмы работают с повышенной нагрузкой. Устранить такие повреждения в условиях норвежской ремонтной базы не представлялось возможным, вследствие чего корабль убыл на ремонт в Германию. Не повезло и шедшему ему на смену Z-6 Theodor Riedel - 12 августа он выскочил на камни в районе Бергена и распорол себе двойное дно. Его ремонт в Киле продолжался до мая 1942 г. В конце августа за ними последовал Z-7 Hermann Schoemann, у которого произошла поломка турбозубчатого агрегата.

Операция Cerberus

Состав сил, участвовавших в операции Cerberus (11-13 февраля 1942 г.)
Линейные корабли Scharnhorst (вице-адмирал Циллиакс), Gneisenau
Тяжелый крейсер Prinz Eugen
Эскадренные миноносцы Z-29 (капитан-цур-зее Бей), Z-4 Richard Beitzen (капитан-цур-зее Бергер), Z-5 Paul Jacobi, Z-7 Hermann Schoemann, Z-14 Friedrich Ihn, Z-25
2-я флотилия миноносцев (корветтен-капитан Эрдман): T-2, T-4, T-5, T-11
3-я флотилия миноносцев (корветтен-капитан Вильке): T-12, T-13, T-15, T-16, T-17
5-я флотилия миноносцев (фрегаттен-капитан Шмидт): Jaguar, Falke, Iltis, Kondor, Seeadler
Тяжелый крейсер Prinz Eugen, 1938 г.

В конце января 1942 г., после полугодового отсутствия, немецкие эсминцы вновь появились во французских водах. На этот раз визит оказался кратковременным и был связан с подготовкой операции Cerberus («Церберус» - цербер) - перебазирования тяжелых кораблей (линкоры Scharnhorst и Gneisenau, тяжелый крейсер Prinz Eugen) из Бреста в Германию.

К моменту составления плана операции Начальник эсминцев располагал всего 11 боеготовыми кораблями, пять из которых находились в Киркенесе и не могли быть задействованы. 5-я флотилия капитана-цур-зее Бергера (Z-4 Richard Beitzen, Z-7 Hermann Schoemann, Z-5 Paul Jacobi и Z-8 Bruno Heinemann) вышла из Киля вечером 24 января. Погода была отвратительной: море штормило, температура опустилась ниже нуля, эсминцы страдали от обледенения. На Z-5 Paul Jacobi ударами волн была повреждена носовая оконечность, вынудив его зайти для экстренного ремонта в Роттердам.

Вечером 25 января флотилия вошла в Дуврский пролив, двигаясь 18-узловым ходом примерно в 20 милях от бельгийского побережья. В 21.13, когда эсминцы находились у Остенде, в районе носовых погребов Z-8 Bruno Heinemann прогремел сильный взрыв. Вышли из строя котельные отделения №1 и №2, были заклинены носовые 127-мм орудия, затоплено несколько отсеков, вызвав дифферент на нос около 1,5 м. Корабль выкатился из строя и потерял ход. Флагманский Z-4 Richard Beitzen развернулся, чтобы оказать помощь, но сигнал «Мины» заставил его держаться подальше. От акустиков поступило сообщение о находящихся поблизости быстроходных целях, предположительно - торпедных катерах, поэтому капитан-цур-зее Бергер приказал командиру Z-8 Bruno Heinemann корветтен-капитану Аль-бертсу оставить корабль. Вскоре раздался второй взрыв, носовая оконечность эсминца была оторвана, и он затонул с креном на правый борт. К счастью, не произошло детонации боезапаса. Спасательная операция завершилась в 23.25. К тому времени Z-4 Richard Beitzen принял 200 уцелевших членов экипажа (5 из них позже скончались), Z-5 Paul Jacobi - 34, вместе с кораблем погибло 93 человека. Как было установлено, Z-8 Bruno Heinemann стал жертвой донных мин, выставленных британской авиацией.

Z-4 Richard Beitzen, Z-7 Hermann Schoemann и Z-5 Paul Jacobi, нагнавший флотилию в Гавре, прибыли в Брест без дальнейших инцидентов. Спустя несколько дней к ним присоединились Z-14 Friedrich Ihn, Z-25 и Z-29.

Немецкие корабли в Ла-Манше, 12 февраля 1942 г. Корабль, оставляющий шлейф дыма — Scharnhorst, позади на горизонте виден Gneisenau.

Scharnhorst (флаг вице-адмирала Цилиакса), Gneisenau и Prinz Eugen вышли из Бреста поздней ночью 11 февраля. Эсминцы образовали внутреннее кольцо охранения. Впереди шел Z-29 под брейд-вымпелом капитана-цур-зее Бея, Z-25 и Z-5 Paul Jacobi находились на правом, Z-4 Richard Beitzen, Z-14 Friedrich Ihn и Z-7 Hermann Schoemann - на левом фланге походного ордера. Около 10 часов утра, когда эскадра миновала меридиан устья Сены, к ней присоединились 2-я и 3-я флотилии миноносцев, вышедшие соответственно из Гавра и Шербура. Они заняли места в ордере, образовав внешний периметр охранения. Миноносцы 5-й флотилии из Дюнкерка присоединились к эскорту у мыса Гри-Не.

Это случилось в 13.20, уже после завершения первого налета торпедоносцев, при отражении которого неплохо проявили себя эсминцы. Благодаря обновленному зенитному вооружению, им удалось сбить минимум три из шести Swordfish коммандера Эсмонда. При этом Z-7 Hermann Schoemann около 12.50 случайно пострадал от огня собственных «мессершмиттов», пикировавших на самолеты противника. В корму эсминца попало порядка полусотни 20 мм снарядов.

Вслед за торпедоносцами в бой вступили катера Дуврской флотилии (МТВ-44, 45, 48, 219, 221, MGB-41, 43). Левофланговые Z-14 Friedrich Ihn и Z-7 Hermann Schoemann получили приказ Циллиакса отогнать атакующих и развернулись им навстречу. В 13.40 Z-7 Hermann Schoemann открыл огонь, Z-14 Friedrich Ihn присоединился к нему тремя минутами позже, однако стрельба была очень неточной, так как почти сразу эсминцам пришлось уклоняться от выпущенных англичанами торпед. Одна из них взорвалась в 500 метрах перед носом Z-7 Hermann Schoemann, а другая в 13.44 подняла столб воды в 400-м от борта Z-14 Friedrich Ihn. В 14.53, после подрыва на мине флагманского Scharnhorst, адмирал Циллиакс со штабом и выносным командным пунктом наведения истребительной авиации перешли на борт Z-29. Несмотря на увеличенную до 36 узлов скорость, Z-29 понадобился целый час, чтобы поравняться с ушедшим далеко вперед Prinz Eugen.

Эсминец Z-29, 1942 г.

В это время началась атака британских эсминцев. Первым огонь по ним открыл Z-5 Paul Jacobi, успев дать шесть залпов, прежде чем цель полностью закрыли всплески от стрельбы тяжелых кораблей. Контратакуя противника, Z-4 Richard Beitzen дал четырехторпедный залп - впрочем, без особых шансов на успех.

В ходе отражения налета бомбардировщиков Blenheim зенитчикам Z-4 Richard Beitzen удалось сбить один самолет, однако около 17 часов одна из бомб разорвалась всего в 30 метрах от кормы, вызвав сотрясения механизмов и небольшую течь в кормовом отсеке. Более серьезные неприятности выпали на долю Z-29. В 16.43 150 мм снаряд разорвался прямо в стволе орудия. Осколками были повреждены элементы силовой установки, перебит паропровод. Эсминец потерял ход и смог возобновить движение лишь через 50 минут. За это время Циллиакс со «свитой» перешли на Z-7 Hermann Schoemann, на котором оставались до конца операции.

Действия против арктических конвоев

Линкор Tirpitz в норвежских водах.

Наступивший 1942 г. характеризовался резким усилением немецкой активности на Севере, где разворачивалась борьба с союзными арктическими конвоями. 29 декабря 1941 г. на совещании в «Вольфшанце» Гитлер объявил Норвегию «зоной судьбы» и приказал гросс-адмиралу Редеру сосредоточить там главные силы надводного флота.

Обеспечение перебазирования крупных надводных кораблей снова легло на эсминцы. Начало было положено операцией «Поларнахт». 14-17 января 1942 г. линкор Tirpitz в сопровождении Z-4 Richard Beitzen, Z-5 Paul Jacobi, Z-8 Bruno Heinemann и Z-29 перешел из Вильгельмсхафена в Тронхейм. После этого флотилия Бергера отправилась во Францию для участия в операции «Церберус», вернувшись в конце февраля.

Проводившаяся 21-23 февраля операция «Шпортпаласт» в очередной раз продемонстрировала слабость противолодочного вооружения немецких эсминцев. Z-4 Richard Beitzen, Z-5 Paul Jacobi, Z-7 Hermann Schoemann, Z-14 Friedrich Ihn, Z-25 и три миноносца 5-й флотилии, составлявшие эскорт тяжелых крейсеров Admiral Scheer и Prinz Eugen, не смогли предотвратить торпедирование Prinz Eugen британской субмариной HMS Trident - той самой, что полгода назад на глазах у эсминцев потопила пару транспортов. Наконец, 19-21 марта из Брунсбюттеля в Тронхейм перешел тяжелый крейсер Admiral Hipper в сопровождении эсминцев Z-26, Z-24, Z-30 и миноносцев T-15, T-16, T-17 (операция «Айзенбан»).

Завершив переразвертывание сил, весной 1942 г. немецкий флот перешел к активным действиям против арктических конвоев.

Поиск конвоя PQ-12

Первая противоконвойная операция состоялась 6-9 марта 1942 г. В ней приняли участие линкор Tirpitz, эсминцы Z-14 Friedrich Ihn, Z-7 Hermann Schoemann и Z-25, посланные на перехват конвоя PQ-12, который накануне был обнаружен самолетом FW-200 1-й группы 40-й боевой эскадры примерно в 70 милях южнее о. Ян Майен.

Эскадренный миноносец Z-14 Friedrich Ihn.

Немецкая боевая группа вышла из Тронхейма. Командовал соединением вице-адмирал Отто Цилиакс, державший флаг Tirpitz. Эсминец Z-5 Paul Jacobi, миноносцы T-5 и T-12 провожали корабли Цилиакса до острова Викна. В20.106марта они повернули обратно на базу, между тем как оставшиеся три эсминца образовали противолодочный ордер: лидер 5-й флотилии Z-14 Friedrich Ihn под брейд-вымпелом капитана-цур-зее Фридриха Бергера занял позицию впереди, Z-7 Hermann Schoemann - слева, a Z-25 - справа по носу от линкора.

За ночь погода заметно ухудшилась, поднялось волнение, повлекшее ряд повреждений и повышенный расход топлива на эсминцах. Предпринятый с утра 7 марта поиск конвоя PQ-12 результатов не дал, хотя немцы и прошли всего в 50 милях от него. Единственным судном, которое удалось перехватить, стал советский лесовоз «Ижора» (2815 брт, капитан В.И. Белов), отставший от встречного конвоя QP-8.

На приказ остановиться и прекратить работу радиопередатчика он не отреагировал, и, не желая тратить дорогие 380-мм снаряды, Циллиакс приказал эсминцам уничтожить его. Z-14 Friedrich Ihn вел огонь в течение получаса, израсходовав 43 127-мм и 82 37-мм снаряда, но судно не тонуло. Выпущенная по нему торпеда описала циркуляцию и едва не поразила сам эсминец, пройдя в 10 метрах за кормой. Торпеда с Z-7 Hermann Schoemann в цель также не попала. Попытка добить груженный древесиной пароход из орудий и торпедных аппаратов успеха не имела. Тогда Z-14 Friedrich Ihn прошел впритык к лесовозу, сбросив глубинные бомбы, в результате чего в 18.15 многострадальная «Ижора» затонула. Долгое время считалось, что весь ее экипаж погиб, но позже выяснилось, что Z-14 Friedrich Ihn подобрал со спасательного плотика старшего помощника капитана Н.И. Адаева. Корабельный врач выходил находящегося в шоке и сильно переохлажденного Адаева, и через сутки его сдали в комендатуру города Харстад. 19 сентября 1944 г. он погиб в концлагере Штутгоф.

Недостаток топлива на эсминцах помешал продолжить поиск конвоя. Вечером 7 марта Z-14 Friedrich Ihn ушел в Харстад заправляться с танкера «Пелагос» и вернулся к Tirpitz только утром 9-го, чтобы успеть принять участие в отражении налета торпедоносцев Albacore 817-й и 832-й эскадрилий FAA с авианосца HMS Victorious, при этом зенитчики эсминца претендуют на один из двух сбитых самолетов. Z-25 и Z-7 Hermann Schoemann утром 8 марта ушли в Тромсё, так как попытка передать нефть им из цистерн линкора успехом не увенчалась. Tirpitz и Z-14 Friedrich Ihn прибыли в Нарвик, где соединились с двумя оставшимися эсминцами, и 12-13 марта корабли перешли в Тронхейм.

Нападение на конвой QP-11

В апреле 1942 года группу «Арктика» возглавил капитан-цур-зее Альфред Шульце-Хинрихс, пришедший в Киркенес на Z-7 Hermann Schoemann. После безуспешных попыток перехватить конвой PQ-14 (13-15 и 18-19 апреля),когда ненастная погода помешала найти суда союзников, нападению эсминцев подвергся шедший из Мурманска караван QP-11. Однако главная задача группы «Арктика» в этот раз была иной.

Эскадренный миноносец Z-7 Hermann Schoemann в Норвежских водах.

Около 16.30 30 апреля подводная лодка U-456 (капитан-лейтенант Тайхерт) атаковала британский крейсер HMS Edinburgh, флагман ближнего прикрытия конвоя. Большая скорость и противолодочный зигзаг не спасли корабль контр-адмирала Бонэм-Картера от попаданий двух торпед, разрушивших его корму. Подошедшие эсминцы HMS Foresight, HMS Forester, «Гремящий» и «Сокрушительный» помешали U-456 выйти в повторную атаку, поэтому Z-7 Hermann Schoemann (лидер), Z-24 и Z-25, разместившиеся на якорной стоянке у о. Ренёй, получили приказ атаковать крейсер и в 23.30 того же дня вышли в море.

Немцы считали HMS Edinburgh легкодоступной целью, и не без оснований. Крейсер, действительно, находился в отчаянном положении. С разрушенным рулевым устройством он медленно двигался на восток, надеясь укрыться в Кольском заливе. Из Полярного навстречу HMS Edinburgh отправились четыре британских тральщика и советский сторожевой корабль СКР-28 «Рубин». Однако первым объектом немецкого нападения стал сам караван QP-11.

Столкновение произошло юго-западнее о. Медвежий днем 1 мая. Охранявшие конвой британские эсминцы HMS Bulldog (брейд-вымпел коммандера Ричмонда), HMS Beagle, HMS Amazon, HMS Beverley - модернизированных для выполнения противолодочных функций и поэтому частично разоруженные - значительно уступали немцам как по числу орудий, так и по их калибру (шесть 120-мм и три 102-мм против восьми 150-мм и пяти 127-мм).

Бой начался в 14.05. Смелость и искусное маневрирование англичан затруднили атаку конвоя. На протяжении без малого четырех часов немецкие эсминцы пытались прорваться к судам, но всякий раз встречали достойный отпор. Артиллерийский огонь велся на дистанции 40-70 кбт. с низкой результативностью из-за дымовых завес, которые ставила обороняющаяся сторона. Лишь один британский корабль - HMS Amazon - получил серьезные повреждения. На нем вышло из строя рулевое устройство. Осколки разорвавшихся вблизи флагманского HMS Bulldog снарядов изуродовали его борт. Неоднократно применявшиеся торпеды долгое время не достигали цели. Некоторые взрывались, встретив на своем пути плавающие льдины, и только две из них, выпущенные Z-24 и Z-25, попали в советский пароход «Циолковский» (2847 брт), который быстро затонул. Капитан судна В.Г. Левицкий и 32 члена экипажа погибли, 13 человек было спасено британскими корветами.

Для немцев это был единственный успех. Радиограмма «Адмирала Арктики» адмирала Шмундта: «Очевидно, эта дичь не для Вас. Преследуйте крейсер», - заставила Шульце-Хинрихса прекратить атаки на конвой. В 18.50 он приказал своим кораблям выйти из боя и продолжил поиск поврежденного HMS Edinburgh.

Бой с крейсером HMS Edinburgh 2 мая 1942 г.

Легкий крейсер HMS Edinburgh в Скапа-Флоу, 1941 год.

Соединение Бонэм-Картера удалось обнаружить рано утром 2 мая. Около 6 часов сигнальщики Z-25 заметили нефтяные пятна на воде, а 6.17 из тумана выступил силуэт небольшого корабля. Охранение HMS Edinburgh состояло из эсминцев HMS Foresight и HMS Forester, четырех тральщиков и советского сторожевого корабля СКР-28 «Рубин». «Гремящий» и «Сокрушительный» израсходовали все топливо и незадолго до рассвета ушли на базу.

Первым на пути немецкого отряда возник тральщик HMS Hussar. В 6.27 он открыл огонь, связав противника боем. При этом произошло то, чего больше всего опасался командир группы «Арктика» - потеря внезапности. Пять минут спустя на дистанции 42 кбт. была обнаружена и главная цель - крейсер. Правда, сначала немцы приняли его за большой эсминец. Шульце-Хинрихс намеревался атаковать строем фронта с промежутками между кораблями в 16 кбт., однако скоординированной атаки не получилось. Оставив позади два других эсминца, увлекшихся стрельбой по HMS Hussar, немецкий лидер на скорости 21 уз. ринулся к HMS Edinburgh.

Отойдя от буксировавших его тральщиков и СКР-28 «Рубин», британский крейсер открыл огонь из башни «В». Башни «А» и «X» не стреляли из-за плохой видимости, а башня «Y» вышла из строя в результате торпедного попадания. HMS Edinburgh вел бой, описывая циркуляцию 8-узловым ходом. Лишенный возможности маневрировать, он представлял собой идеальную мишень для торпед. Единственное, что могло его спасти в этой ситуации - точная артиллерийская стрельба.

Эскадренный миноносец Z-7 Hermann Schoemann ведет бой. Рисунок.

В 6.36 первый залп крейсера лег в 100 метрах от Z-7 Hermann Schoemann. Попав под огонь, эсминец увеличил скорость до 31 узла, начал постановку дымовой завесы и уже почти вышел на позицию для пуска торпед, когда второй залп HMS Edinburgh дал накрытие. Два 152-мм снаряда угодили в район машинных отделений. Z-7 Hermann Schoemann окутался дымом, потерял ход и управление. Единственная торпеда, выпущенная из носового торпедного аппарата, прежде чем он был заклинен, в цель не попала. Положение казалось безнадежным. Командир эсминца корветен-капитан Виттиг приказал подготовиться к оставлению корабля, спускать на воду шлюпки и спасательные плотики. Тут огонь по Z-7 Hermann Schoemann открыл эсминец HMS Forester. От попаданий трех 120-мм снарядов были затоплены носовые погреба, котельное отделение №2 и возник пожар. Многие из тех, кто находился на верхней палубе в ожидании эвакуации, получили ранения от осколков. Торпедистам Z-7 Hermann Schoemann удалось все же привести в действие кормовой торпедный аппарат и, управляя им вручную, дать залп по наседавшим англичанам. Но все три выпущенные торпеды прошли мимо цели.

Гораздо более успешной оказалась атака Z-24. Он выстрелил четыре торпеды (остальные были уже израсходованы в предыдущем бою) и быстро отвернул, поставив дымовую завесу. В 7.10 страшный взрыв потряс HMS Edinburgh - к двум торпедным попаданиям U-456 добавилось еще одно.

Эсминец Z-24, 1941 г.
Эсминец Z-25.

Z-25 также атаковал неприятеля тремя торпедами, но без какого-либо эффекта. Зато артиллеристы эсминца добились немалого успеха в дуэли с HMS Forester. Уже в 6.53, то есть примерно через десять минут после начала огневого контакта между этими кораблями, «британец» полностью потерял ход, пораженный тремя 150-мм снарядами, а его командир лейтенант-коммандер Хаддарт был убит. До 7.35 HMS Forester беспомощно дрейфовал на поле боя. HMS Foresight поспешил на выручку, вызвав огонь Z-25 и Z-24 на себя. Этот благородный шаг не прошел для него бесследно. Эсминец получил попадания четырех тяжелых снарядов с дистанции 20 кбт. Все его орудия, за исключением одного, были уничтожены. В 7.20 HMS Foresight вышел из боя, поставив дымовую завесу, а в 7.26 также временно лишился хода, тогда как Z-25 имел лишь незначительные повреждения от попадания одного 120 мм снаряда в радиорубку.

Несмотря на увеличившийся крен и ограниченную видимость, HMS Edinburgh все еще продолжал вести огонь - до тех пор, пока крен не достиг 17 градусов. Всего за время боя было произведено 24 залпа орудиями башни «В» и некоторое число выстрелов 102-мм артиллерией. Очевидно, именно это спасло англичан от полного разгрома. Даже пораженный третьей торпедой HMS Edinburgh казался грозным противником. Шульце-Хинрихс опасался повторения мартовской трагедии, когда с тонущего Z-26 успели спасти меньше трети экипажа. Поэтому в 7.30 он отозвал свои эсминцы, чтобы снять людей с Z-7 Hermann Schoemann.

Первую попытку сблизиться с «подранком» Z-24 предпринял еще около 7.00, но приняв всего 12 матросов был вынужден снова вступить в бой. Затем под прикрытием дымовой завесы, поставленной Z-25, он принял около 250 человек и еще десять с плотиков. Спасательные работы были прерваны с той же поспешностью, с которой начались. Z-24 и Z-25 послали в эфир радиограмму: «Квадрат 5917. Спасайте людей с «Шёмана», - и отошли в северо-западном направлении, оставив на шлюпках и плотиках 56 человек, включая старшего офицера Z-7 Hermann Schoemann капитан-лейтенанта Конрада Лёрке. В середине дня их подобрала подводная лодка U-88 (капитан-лейтенант Боман).

Последние минуты крейсера HMS Edinburgh.

Тем временем положение HMS Edinburgh становилось все более тяжелым. Бонэм-Картер отдал приказ кораблям эскорта снять экипаж с крейсера. После выполнения этой задачи (всего спасено около 700 человек), HMS Edinburgh был добит торпедой HMS Foresight и в 8.52 затонул вместе с 5,5 тоннами советского золота, предназначавшегося для оплаты англо-американских военных поставок. Из состава его экипажа 57 человек были убиты и 23 ранены. На HMS Forester и HMS Foresight погибли 2 офицера и 19 матросов. Немецкие потери в бою составили 8 убитых и 45 раненых на Z-7 Hermann Schoemann, 4 убитых и 7 раненых на Z-25.

Несмотря на потерю хода, Z-7 Hermann Schoemann полностью сохранял плавучесть и остойчивость, и даже произошедший в 8.05 взрыв глубинных бомб, заложенных Лёрке, не привел к мгновенному затоплению корабля. Эсминец затонул только в 8.30. Принимая во внимание данное обстоятельство, отсутствие попыток спасения корабля, сохранившего плавучесть и остойчивость, можно признать ошибкой. Еще более нелицеприятную оценку действиям немецких эсминцев в этом бою дал Д. Браун: «Нерешительность лишила немцев громкой победы, так как они могли полностью уничтожить английскую эскадру». Тем не менее, в июне 194.3 г. за успешные действия в Арктике капитан-цур-зее Альфред Шульце-Хинрихс был награжден Рыцарским крестом.

Командиры корабля

Звание Ф.И.О. Период
Корветтен-капитан[6]/Фрегаттен-капитан[7] Эрих Шульте Мёнтинг 15.9.1937-25.10.1938
Корветтен-капитан Теодор Детмерс 26.10.1938-15.7.1940
Корветтен-капитан Генрих Виттиг 19.10.1940-2.5.1942

Примечания

  1. Обозначение проектов в Германии велось в соответствии с годами их разработки при этом использовались как ««длинные» (например, «тип 1934»), так и «короткие» («тип 34») обозначения.
  2. В котлах эсминцев типа 1936B температура пара уменьшена до 426°С.
  3. Вероятно, это было сделано позже, т.к. доска с названием Z-17 Diether von Roeder была снята с затонувшего эсминца и экспонируется сейчас в Норвежском музее. Либо доски были сбиты не со всех кораблей.
  4. По другим источникам - от 1746 до 1880 мин, в т.ч. 648 магнитных.
  5. По существовавшей в Кригсмарине структуре «Адмиралу Норвегии» подчинялись три других «адмирала», отвечавших за оборону коммуникаций и побережья во вверенных им районах. За район от Нарвика до Киркенеса отвечал «Адмирал полярного побережья».
  6. Соответствует званию «Капитан 3-го ранга» в ВМФ СССР/России.
  7. Соответствует званию «Капитан 2-го ранга» в ВМФ СССР/России.

Литература и источники информации

Литература

  • Campbel J. Naval weapons of World War two. — Annapolis, Maryland, USA: Naval Institute Press, 1985/2002. — 406 с. — ISBN 0-87021-459-4
  • Gröner, Erich. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Band 2. — Sulzberg, Deutschland: Bernard & Graefe Verlag, 1982. — 224 с. — ISBN 978-3763748006
  • Патянин С.В., Морозов М.Э. Немецкие эсминцы Второй мировой. Демоны морских сражений. — Война на море. — Москва: Эксмо, Яуза, 2007. — 160 с. — ISBN 978-5-699-24368-6
  • Патянин С.В., Морозов М.Э. «Черные молнии» Кригсмарине. Немецкие миноносцы Второй мировой. — Война на море. — Москва: Яуза, ЭКСМО, 2009. — 160 с. — ISBN 978-5-699-32293-0
  • Эскадренные миноносцы проектов «Z» довоенной постройки. Часть 1. — Бриз. — СПб: 1996 №11. — 42 с.
  • Эскадренные миноносцы проектов «Z» военной постройки. Часть 2. — Бриз. — СПб: 1996 №12. — 42 с.
  • Дашьян А.В. Эсминцы Второй Мировой. — Москва: Эксмо, Яуза, 2019. — 416 с. — ISBN 978-5-04-098439-8
  • Дашьян А.В., Патянин С.В. Митюков Н.В, Барабанов М.С., Иванов В.В, Гайдук А.А Флоты Второй Мировой. — Москва: Эксмо, Яуза, 2009. — 608 с. — ISBN 978-5-699-33872-6
  • Широкорад А.Б. Бог войны Третьего рейха. — Военно-историческая библиотека. — Москва: АСТ, 2003. — ISBN 5-17-015302-3

Ссылки

Авианосцы Graf ZeppelinXIPVJadePVElbeXVSeydlitzXVII PV
Линейные корабли Scharnhorst BismarckHPOP
Броненосцы Deutschland
Тяжелые крейсера Deutschland Admiral Hipper DX PP
Легкие крейсера Emden Königsberg Leipzig MPSpähkreuzerP
Эсминцы 1934 1934A 1936 1936A 1936A (Mob) 1936B 1936CX 1938A/AcP 1938BP 1941P 1942X 1944P 1945P
Миноносцы 1923 1924 1935 1937 1939 1941X
Торпедные катера Schnellboot ElbingTorpedoboot Ausland
Подводные лодки I II VII IX X XIV XVII XXI XXIII Seehund
Вспомогательные крейсера OrionAtlantisWidderThorPinguinStierKometKormoranMichelCoronelHansa
Прочее E-boats Raumboot минные тральщики типа M эскортные корабли типа F VorpostenbootMarinefährprahmSiebel ferrySperrbrecher
Примечания: X: не достроен; P: проект; V: конверсия из другого типа курсивом обозначены отдельные корабли, обычным шрифтом − типы кораблей
Кригсмарине
Командующие Эрих РедерКарл ДёницХанс Георг фон ФридебургВальтер Варцеха
Основные силы флота
Линейные корабли Тип Deutschland: SchlesienSchleswig-Holstein
Тип Scharnhorst: ScharnhorstGneisenau
Тип Bismarck: BismarckTirpitz
Тип H: —
Тип O: —
Авианосцы Тип Graf Zeppelin: Graf ZeppelinFlugzeugträger B
Эскортные авианосцы Тип Jade: JadeElbe
Hilfsflugzeugträger IHilfsflugzeugträger IIWeser
Тяжёлые крейсера Тип Deutschland: DeutschlandAdmiral Graf SpeeAdmiral Scheer
Тип Admiral Hipper: Admiral HipperBlücherPrinz EugenSeydlitzLützow
Тип D: —
Тип P: —
Лёгкие крейсера Emden
Тип Königsberg: KönigsbergKarlsruheKöln
Тип Leipzig: LeipzigNürnberg
Тип M: —
Тип SP: —
Дополнительные силы флота
Вспомогательные крейсера OrionAtlantisWidderThorPinguinStierKometKormoranMichelCoronelHansa
Эсминцы Тип 1934:  Z-1 Leberecht Maass Z-2 Georg Thiele Z-3 Max Schulz Z-4 Richard Beitzen
Тип 1934A:  Z-5 Paul Jakobi Z-6 Theodor Riedel Z-7 Hermann Schoemann Z-8 Bruno Heinemann Z-9 Wolfgang Zenker Z-10 Hans Lody Z-11 Bernd von Arnim Z-12 Erich Giese Z-13 Erich Koellner Z-14 Friedrich Ihn Z-15 Erich Steinbrinck Z-16 Friedrich Eckoldt
Тип 1936:  Z-17 Diether von Roeder Z-18 Hans Lüdemann Z-19 Hermann Künne Z-20 Karl Galster Z-21 Wilhelm Heidkamp Z-22 Anton Schmitt
Тип 1936А:  Z-23 Z-24 Z-25 Z-26 Z-27 Z-28 Z-29 Z-30
Тип 1936A (Mob):  Z-31 Z-32 Z-33 Z-34 Z-37 Z-38 Z-39
Тип 1936B:  Z-35 Z-36 Z-43 Z-44 Z-45
Тип 1936C: —
Тип 1941: —
Тип 1942: Z-51
Тип 1944: —
Миноносцы Тип 1923: Möwe, Seeadler,Greif, Albatros, Kondor, Falke
Тип 1924: Wolf, Iltis, Luchs, Tiger, Jaguar, Leopard
Тип 1935: T-1, T-2, T-3, T-4, T-5, T-6, T-7, T-8, T-9, T-10, T-11, T-12
Тип 1937: T-13, T-14, T-15, T-16, T-17, T-18, T-19, T-20, T-21
Тип 1939: T-22, T-23, T-24, T-25, T-26, T-27, T-28 , T-29, T-30, T-31, T-32, T-33, T-34, T-35, T-36
Тип 1940: T-61T-63T-65
Тип 1941: —
Тип 1944: —
Эскорт. корабли тип F: F-1, F-2, F-3, F-4, F-5, F-6, F-7, F-8, F-9, F-10
Минные тральщики Минные тральщики типа MПодсерия 1935Подсерия 1938Подсерия 1939(Mob)Подсерия 1940Подсерия 1943
Торпедные катера Тип LM
Тип Schnellboot: S-1тип S-2S-6тип S-7тип S-10тип S-14тип S-18тип S-26тип S-30тип S-100тип S-151тип S-170тип S-701
Подводные силы флота
Подводные лодки Тип IТип IIТип VIIТип IXТип XТип XIVТип XVIIТип XXIТип XXII