Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты
/
/
Линейные корабли типа Littorio

Линейные корабли типа Littorio

Перейти к: навигация, поиск
Линейные корабли типа Littorio
Littorio1_title.png
Линейные корабли типа Francesco Caracciolo
Arrow_down.png
Линейные корабли типа Littorio
Постройка и служба
ед. Заказано
ед. Построено
1934 – 1942 гг. Годы постройки
1940 – 1947 гг. Годы службы
Ansaldo, Генуя
C.R.D.A., Триест
Место строительства
Общие данные
41377 / 45963 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
240 / 32.9 / 9.7 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
130000 Энергетическая установка
31 узл. Скорость хода
4600 миль Дальность плавания
Экипаж
1866 чел. Общая численность
92 чел. Офицеры
268 чел. Мичманы
1506 чел. Матросы
Бронирование
70 / 70+280 мм. Пояс/борт
100-150 мм. Палуба
210 / 210 мм. Траверз
(носовой/кормовой)
350 мм. Барбеты
380 / 200 / 130 / 200-150 мм. Башни ГК
(лоб/бок/тыл/крыша)
250 мм. Боевая рубка
100 мм. Румпельное отделение
Вооружение

Главный калибр

Противоминный калибр

Осветительные орудия

Авиагруппа

  • 1 катапульта, 3 гидросамолёта.
Построенные корабли

Littorio
Vittorio Veneto
RomaWows-icon.png
ImperoWows-icon.png (спущен, но не достроен)

Ship_PISB508_Roma.png
Линейные корабли типа Littorio (рус. «Литторио») - тип линейных кораблей итальянского флота. Построено 3 единицы: Littorio («Литторио»), Vittorio Veneto («Витторио Венето») и Roma («Рома»). Четвертый линкор - Impero («Имперо») остался недостроенным.

Предшественники

Линейный корабль Francesco Caracciolo. Эскизный проект 1913 г.

Предшественниками кораблей класса Littorio можно считать линейные корабли типа Francesco Caracciolo. Линкоры создавались при участии английских фирм по довольно высоким для своего времени стандартам: нормальное водоизмещение — до 34 000 тонн, главное оружие — четыре двухорудийные башни с 381-мм орудиями, наибольшая скорость хода — 28 узлов. В 1914-15 гг. было заложено 4 единицы, однако, после вступления Италии в Первую мировую войну строительство было приостановлено, а после окончания боевых действий корпуса были разобраны на металл. К 30-м годам итальянский линейный флот устарел окончательно и стал совершенно бесполезным с военной точки зрения.

Проектирование

Вашингтонский договор, ратифицированный в феврале 1922 г., положил начало так называемым «кораблестроительным каникулам» — все подписавшие договор страны обязались не начинать строительство новых линейных кораблей до конца 1931 г. Однако Великобритания могла немедленно построить два линкора (будущие HMS NelsonWows-icon.png и HMS Rodney), а Франции и Италии, имевшим к моменту подписания договора наиболее устаревшие линейные флоты, разрешалось заложить по одному новому линейному кораблю водоизмещением 35 000 т в 1927 году и еще по одному — в 1929 г. При этом для этих стран оговаривалась возможность более гибкого подхода к постройке новых линкоров, в частности, строительства до 1931 г. более чем двух кораблей при условии того, что суммарный тоннаж не будет превышать 70 000 т.

К настоящему моменту не найдено документальных свидетельств проработки в Италии каких-либо характеристик будущих линейных кораблей до 1928 г., хотя не исключено, что такие работы велись. Несмотря на потенциальную возможность постройки линкоров, Италия, в силу не самой лучшей экономической ситуации, не хотела первой начинать линкорную гонку с Францией. Ее ресурсов хватало в лучшем случае на строительство крейсеров, эсминцев и подводных лодок в ответ на аналогичные программы французского флота.

В 1928 г. в составе действующего флота осталось только два линкора типа Andrea Doria. Самый старый из оставшихся дредноутов — Dante Alighieri — был списан, Conte di Cavour выведен в резерв, а Giulio CesareWows-icon.png переведен в разряд учебных кораблей. Стареющий линейный флот и приближающееся окончание «кораблестроительных каникул» стимулировали итальянских конструкторов к началу разработки проектов новых линкоров. В пределах 70 000 т было возможно построить два корабля по 35 000 т, три по 23 000 т или четыре по 17 500 т. Итальянцы рассмотрели все три варианта.

Проект линейного корабля водоизмещением 23000 т и вооружением из 381-мм орудий. 1928 г.

Проект в 23 000 т имел длину 195 м, ширину 29 м и осадку 8 м. Его вооружение состояло из 6 381-мм орудий в трех двухорудийных башнях (две в носу и одна в корме), 8 152-мм орудий в четырех двухорудийных башнях и 12 100-мм зениток в шести спаренных установках. Корабль должен был иметь скорость хода 28—29 узлов, адекватную вертикальную, горизонтальную и подводную защиту и нести два самолета. В июне 1928 г. Комитет по проектам боевых кораблей (Comitato progetti navi) провел в опытовом бассейне в Специи испытания модели корабля несколько большего водоизмещения (25 800 т), хотя, возможно, она соответствовала 23 000-тонному проекту в при полной нагрузке.

Проект в 35 000 т имел вооружение из 6 406-мм орудий в трех двухорудийных башнях, скорость хода 29—30 узлов и усиленную по сравнению с 23 000-тонным проектом защиту, соответствующую его более мощному вооружению. Последнее, по всей видимости, дополнялось 152-мм орудиями, считавшимися итальянцами основным противоминным калибром, и 100-мм зенитными пушками. Как и в случае предыдущего проекта, дальность плавания оставалась весьма ограниченной, что обуславливалось использованием кораблей только в пределах Средиземного моря.

Проект линейного корабля водоизмещением 17500 т и вооружением из 254-мм орудий. 1933 г.
«Карманный линкор» Deutschland.

Узнав о начале постройки в Германии «карманного линкора» Deutschland одноименного типа, итальянцы попытались спроектировать нечто подобное. Первоначально это был корабль водоизмещением 10 500 т, со скоростью хода 31 уз., вооруженный 6 280-мм орудиями в двух трехорудийных башнях и 152-мм противоминной артиллерией. Разработчики быстро убедились в нереалистичное™ подобного проекта, и к 1933 году он вырос до 17 500 т при длине 175 м и ширине 29 м. При этом скорость хода была снижена до 30 уз., а главный калибр — до 254 мм, правда совершенно нового типа с увеличенной до 55 клб. длиной ствола, который еще надо было разработать.

Остальное вооружение было аналогично 23 000-тонному проекту: восемь 152-мм и двенадцать 100-мм орудий. Бронирование было аналогично тяжелым крейсерам типа «Зара»[1].

Линейный корабль Dunkerque.

Все проекты линейных кораблей оставались пока на бумаге, поскольку Франция также воздерживалась от их строительства, продолжая соревнование с Италией только по крейсерам и легким силам. На Лондонской конференции 1930 г. «линкорные каникулы» были продлены до 1936 года с сохранением за Францией и Италией права построить 70 000 т новых кораблей до этой даты. Негласный мораторий на строительство новых линкоров был прерван Францией, парламент которой в 1931 г. одобрил постройку 26 500-тонного DunkerqueWows-icon.png (типа Dunkerque), рассматривавшегося в качестве ответа на германскую программу строительства «карманных линкоров». Италия, естественно, заподозрила, что потенциальная угроза со стороны немецких броненосцев является всего лишь политическим прикрытием строительства боевой единицы, способной обеспечить Франции несомненное превосходство на Средиземном море, поскольку строить 26 500-тонный корабль в ответ на 10 000-тонные «карманные линкоры» выглядело абсолютно избыточным. Сомнения по поводу избыточности проекта Dunkerque существовали и в самой Франции, что вызвало даже задержку с финансированием его строительства, из-за чего закладка состоялась только в конце 1932 г. Тем не менее, итальянские линейные силы — со всего двумя боеспособными линкорами — после ввода в строй Dunkerque оказывались в критическом состоянии, исходя из этого было решено вернуть в строй Giulio Cesare и Conte di Cavour, капитально модернизировав их, «подтянув» до уровня Dunkerque. Одновременно, в 1932 г. возобновились работы по проектированию новых линейных кораблей. Естественно, о разработке корабля, уступающего Dunkerque, речи уже не шло. В качестве основных альтернатив рассматривались 26 500-тонный корабль, аналогичный французскому, и «максимальный» 35 000-тонный проект, по которому после детальной проработки и были построены линкоры типа Littorio.

Проект линейного корабля водоизмещением 26500 т и вооружением из 343-мм орудий. 1938 г.

Проект в 26 500 т был подготовлен в 1933 г. Он имел длину 200 и ширину 27,25 м. Вооружение насчитывало 8 343-мм орудий в четырех двухорудийных башнях, размещенных по линейно-возвышенной схеме. Противоминную артиллерию усилили до 12 152-мм орудий в шести двухорудийных башнях, зато 100-мм пушки отсутствовали, и зенитное вооружение состояло всего лишь из 4 счетверенных 37-мм автоматов. Скорость хода должна была составлять 29 уз. Бронирование состояло из 250-мм пояса, за которым размещался 50-мм скос броневой палубы. Горизонтальная броня в районе цитадели включала в себя три палубы толщиной по 50 мм каждая.

Проектирование 35 000-тонного линкора было начато в 1932 г. Комитетом по проектам боевых кораблей под руководством генерала Корпуса корабельных инженеров Умберто Пульезе. Среди начальных требований к проекту были калибр и количество орудий — большие или равные вероятным противникам, с преобладающим огнем в носовых углах; скорость хода — достаточная для поддержания огневого контакта с находящимися в строю или строящимися «вашингтонскими» крейсерами или линейными кораблями средиземноморских стран; плюс адекватная броневая и подводная защита. Дальность плавания должна была быть достаточной для перехода в любую точку Средиземного моря и обратно с запасом для ведения боя.

Требование поддержания огневого контакта с французскими тяжелыми крейсерами означало, по крайней мере, 30-узловую скорость. Главной проблемой проектировщиков становилось совмещение этой скорости с максимальным количеством тяжелых орудий и соответствующей им защитой. Основные поставщики артиллерии — фирмы «Ансальдо» и «О.Т.О.» (бывшая «Виккерс-Терни») — имели оборудование, пригодное для производства орудий калибра не более 381 мм. Изготовление, установка и освоение оборудования для производства 406-мм орудий потребовали бы времени и задержали бы готовность кораблей. Кроме того, у итальянцев отсутствовал опыт изготовления артиллерии калибра 406 мм, в то время как промышленность ранее уже произвела 23 381-мм пушки для недостроенных сверхдредноутов типа Francesco Caracciolo, из которых девять было изготовлено фирмой «Ансальдо», а десять — «О.Т.О.». Эти факторы и предопределили выбор 381-мм орудия в качестве главного калибра. Разницу в бронепробиваемости можно было уменьшить за счет более высокой начальной скорости 381-мм снаряда. В случае установки 406-мм пушек их общее количество вначале определялось в шесть, а затем — в восемь стволов; при 381-мм главном калибре удавалось разместить девять орудий, что несколько компенсировало вес бортового залпа.

В конце 1933 года Франция и Италия вели очередные переговоры об ограничении морских вооружений. 16 октября Франция предложила в период до 1936 г. ограничить водоизмещение линейных кораблей в 26 500 т с возможностью постройки равного числа линкоров. Итальянская делегация благосклонно отнеслась к данному предложению, однако в декабре 1933 г. Франция пересмотрела свою позицию, предложив, чтобы на два своих 26 500-тонных линкора Италия до конца 1936 г. ответила только одним кораблем. Естественно при этом французы ссылались на необходимость противостоять угрозе со стороны Германии. По-видимому, расчет французской стороны основывался на лучшей на тот момент, по сравнению с итальянцами, ситуации с финансированием военно-морских программ. Хотя последним было бы труднее найти средства на постройку двух новых линейных кораблей, Италию подобные предложения не устроили, и в январе 1934 г. переговоры были прерваны.

Поскольку у французов имелись сведения, что Германия собирается заложить четвертый «карманный линкор», 28 февраля 1934 г. в проект бюджета на 1934 год ими был включен второй 26 500-тонный линейный корабль. 3 марта новый морской министр Франции Франсуа Пьетри официально уведомил об этом итальянское правительство, подчеркнув, что это решение направлено сугубо против программ Германии, а не против Италии.

8 марта 1934 г. адмирал Доменико Каваньяри, возглавлявший итальянский Главный морской штаб, поставил перед Комитетом адмиралов (консультативный орган при морском министре) вопрос о целесообразности строительства 35 000-тонных линкоров с главным калибром 406 мм или несколько меньших кораблей с главным калибром 381 мм. К этому была приложена весьма подробная памятная записка с изложением морской политики Италии после заключения Вашингтонского договора, подробностей недавних переговоров с Францией и прочих связанных с рассматриваемым вопросом технических, политических и финансовых соображений. Приложенная аргументация подталкивала Комитет адмиралов к выработке мнения в пользу 35 000-тонного проекта. Действительно, с точки зрения морской доктрины тех лет, линейные корабли оставались главной силой флота. С технической точки зрения, максимальный размер обеспечивал наиболее полную защиту от всех видов оружия: снарядов, бомб, торпед и мин. Кроме того, представлялось маловероятным, что в скором будущем будут приняты какие-либо дополнительные ограничения на водоизмещение или главный калибр линкоров. Во-первых, уже были построены британские ЛК типа Nelson; во-вторых, Соединенные Штаты явно предпочитали «максимальные» линкоры, отвергнув на Лондонской конференции 1930 г. предложения по уменьшению их водоизмещения и главного калибра. С юридической точки зрения, Италии было разрешено немедленно строить подобные корабли, а с политической, она была вправе считать, что продемонстрировала свою готовность заключить договор с Францией на равных условиях, а переговоры были сорваны не по ее вине. Строительство же 35 000-тонных кораблей в ответ на французские 26 500-тонные было ничем не менее оправдано, чем строительство последних в ответ на 10 000-тонные немецкие «карманники». Тем не менее, на заседаниях 21 и 22 марта Комитет адмиралов высказал единодушную поддержку 35 000-тонному линкору с главным калибром в 381 или 406 мм.

Силуэт линейного корабля водоизмещением 35000 т и вооружением из 381-мм орудий. 1934 г.

Предварительный проект 35 000-тонного линкора с вооружением из девяти 381-мм орудий в трех трехорудийных башнях (две в носу и одна в корме) был представлен генералом Пульезе на рассмотрение Комитета адмиралов на заседании 23 марта 1934 г. Первоначальное предложение Комитета состояло в увеличении числа орудий главного калибра до десяти. Это можно было сделать, установив в корме четырехорудийную башню вместо трехорудийной, сохраняя в носу две трехорудийные башни или заменив их на одну четырехорудийную и одну двухорудийную. Одним из ключевых соображений была возможность ведения кормовой башней огня по другой цели, для чего требовалось по крайней мере четыре орудия (по-видимому, из соображений удобства управления огнем). Рост нагрузки мог быть частично скомпенсирован уменьшением боезапаса с 60 до 50 снарядов на орудие.

Десятиорудийный вариант не был осуществлен, по всей видимости, из-за того, что требовал разработки двух различных типов башен, включая четырехорудийную, по которой у итальянцев не было вообще никакого опыта. Это неизбежно привело бы к задержке с постройкой кораблей, так что итальянские адмиралы окончательно остановились на варианте с тремя трехорудийными башнями. По сравнению с четыремя двухорудийными этот вариант давал на одно орудие больше при меньшем весе, уменьшал длину цитадели и вообще занимал меньше места, оставляя больше пространства для средней артиллерии и других помещений.

Барбет кормовой башни выполнили приподнятым над верхней палубой для обеспечения лучшей диаграммы стрельбы в носовых секторах. Возвышенное положение башни главного калибра давало ей возможность вести огонь поверх бортовой 152-мм башни, которая в противном случае существенно «зарезала» бы ее носовые углы. Противоминная артиллерия из четырех трехорудийных 152-мм башен размещалась побортно в непосредственной близости от башен главного калибра. Такое расположение давало возможность расположить 152-мм башни прямо над погребами, что имело очевидные преимущества как с точки зрения скорости подачи снарядов, так и защиты.

Зенитное вооружение поначалу состояло из стандартных для итальянского флота начала 30-х годов типов: 100-мм/47 орудий «О.Т.О.», 37-мм/54 автоматов и 13,2-мм пулеметов «Бреда». Впрочем, установки должны были отличаться от применяемых на крейсерах: 100-мм пушки планировалось разместить в двухорудийных бронированных башнях (6x2), 37-мм автоматы — в счетверенных башенках (6x4), а пулеметы — в трехствольных закрытых установках (6x3). Авиационное вооружение было представлено четырьмя самолетами и двумя катапультами, расположенными в средней части корпуса, с двумя ангарами по бокам от дымовой трубы. Позже такое размещение было осуществлено на легких крейсерах типа Duca degli Abruzzi.

Бронирование цитадели было построено по оригинальной схеме с разнесенной броней. Внешний вертикальный пояс из гомогенной хромоникелевой брони имел толщину всего 70 мм, за которыми на расстоянии 2 м [2] размещался 280-мм пояс из крупповской брони. Максимальная суммарная толщина горизонтальной защиты составляла 200 мм. Линкоры должны были оснащаться башнеподобной носовой надстройкой, впервые появившейся на крейсерах типа Raimondo Montecuccoli. Линкорный вариант отличался гораздо более мощным бронированием боевой рубки — его максимальная толщина доходила до 260 мм.

Противоторпедная защита была построена по схеме Пульезе (подробнее мы ее рассмотрим ниже). Эта система уже устанавливалась на проходящих перестройку kлинкорах типа Conte di Cavour, так что ее выбор для 35 000-тонного линкора был вполне естественным.

Энергетическая установка состояла из 10 котлов в пяти котельных отделениях, дымоходы которых выводились в одну дымовую трубу. Для повышения живучести турбинные отделения были разбиты на две группы. Две турбины размещались перед котлами, а две — за ними. Подобное разнесение уже применялось на тяжелых крейсерах типа Zara и модернизированных типа Conte di Cavour, но, в отличие от 35 000-тонного линкора, эти корабли были двухвинтовыми, и турбинные отделения на них располагались в шахматном порядке. Суммарная мощность ТЗА должна была составлять 150 000 л.с., сообщая линкору 30-узловую скорость в грузу (39 200 т). Проект имел один балансирный руль. Длина корабля составляла 230 м, ширина — 33 м, осадка при неполной нагрузке — 9,3 м.

Постройка и изменения проекта

Решение о строительстве 35 000-тонных линкоров было окончательно принято на высшем уровне далеко не сразу. 25 марта 1934 г. Муссолини предложил французскому послу возобновить переговоры, предлагая замену 35 000-тонных линкоров на 26 500-тонные в обмен на соглашение о равном тоннаже легких сил. Во Франции у этого варианта были свои сторонники и противники, так что итальянские предложения в конечном итоге остались без ответа. Поскольку география действий французского флота не ограничивалась Средиземным морем, считалось необходимым иметь более многочисленные легкие силы по сравнению с итальянцами, и французы не желали как-либо закреплять равенство в преддверии новой международной конференции по морским вооружениям, которая должна была состояться в 1935 году. Кроме того, противники заключения соглашения с Италией считали, что последняя финансово «не потянет» строительства даже 26 500-тонных кораблей параллельно с программой постройки легких сил.

Противники подобного соглашения с Францией имелись и в Италии. Адмирал Каваньяри считал, что 26 500-тонные корабли не соответствуют военным интересам Италии, и в случае необходимости для реализации морских программ нужно взять деньги у других видов вооруженных сил. На основании представленного Пульезе предварительного проекта, Морское министерство 10 апреля объявило конкурс на строительство 35 000-тонных линкоров, пригласив к участию верфи, на которых возможна была постройка кораблей подобных размеров: «Ансальдо» в Генуе, «Кантьери Реунити делль'Адриатико» («C.R.D.A.») в Триесте, «Одеро-Терни-Орландо» («О.Т.О.») в Ливорно и «Муджано» в Специи. Впрочем, «О.Т.О.» и «Муджано» были довольно быстро исключены из конкурса на постройку кораблей (корпусов и машин), хотя при этом «О.Т.О.» оставалась в числе конкурсантов на поставку артиллерии. Морское министерство решило, что менее рискованно поручить постройку столь крупных единиц верфям «Ансальдо» в Генуе и «C.R.D.A.» в Триесте, которые были наилучшим образом оснащены для этой цели — в основном, благодаря инвестициям, полученным при постройке трансатлантических лайнеров «Рекс» и «Конте ди Савойя».

Молчание Франции и настойчивость Каваньяри в конце концов убедили Муссолини, и 19 апреля 1934 г. правительство выделило дополнительные 480 млн. лир на 5 лет для нужд военного кораблестроения. 26 мая Муссолини объявил в парламенте о строительстве линейных кораблей совокупным водоизмещением 70 000 т. В своей речи он сделал значительный упор на то, что это обеспечит занятость в промышленности. Параллельно с политическими решениями принимались и решения технические. Так, в конце весны Комитет по проектам боевых кораблей передал фирмам «Ансальдо» и «C.R.D.A.» технические спецификации проекта для изучения и последующего — на конкурсной основе — внесения предложений по его улучшению, причем в первую очередь, это касалось обводов подводной части корпуса.

Линейный корабль Littorio. 1942 г.

10 июня итальянское правительство формально разрешило строительство двух 35 000-тонных линейных кораблей, и об этом было объявлено в печати, а 19 июня Морское министерство официально информировало об их характеристиках других участников Вашингтонского договора. В том же месяце были составлены договоры с фирмами «Ансальдо» и «C.D.R.A.» на постройку линкоров стандартным водоизмещением 35 000 т и водоизмещением на испытаниях 40 000 т. В опытовом бассейне ВМС начались испытания масштабных моделей, подготовленных по обводам, предложенным этими фирмами. Первоначально лучшие результаты показала модель «Ансальдо».

В июле 1934 г. Великобритания предприняла дипломатические попытки добиться от Италии пересмотра решения о строительстве «максимальных» линкоров. На конференции 1930 г. ее попытки ограничить водоизмещение 25 000 т и главный калибр 305 мм провалились, прежде всего, из-за позиции Соединенных Штатов, однако англичане надеялись провести свои предложения на конференции 1935 г. Этим планам могли помешать новые итальянские корабли. Вначале британские представители предлагали итальянцам ограничить водоизмещение хотя бы 28 000 тоннами, затем — только калибр главной артиллерии тов. Выход был найден путем выделения «Консорциумом Промышленных Субсидий» (Consorzio per Sowenzioni sui Valori Industrial!) авансов верфям под государственные гарантии.

Изменения бронирования включали в себя принятие наклонной композитной бортовой брони из 70-мм внешних плит и отнесенных на 25 см внутрь корпуса 280-мм плит. Другие модификации включали усиление защиты в оконечностях, изменение конфигурации защиты дымоходов и т.д., что дало 1052 т дополнительного веса. Кроме того, длина корпуса была увеличена с 232,41 до 236,45 м, ширина уменьшена с 33 до 32,4 м, а скорость увеличена с 29 до 30 узлов при сохранении мощности машин, то есть исключительно за счет изменения обводов, испытания которых в опытовом бассейне проходили в январе 1935 г. Предложения верфей по конфигурации энергетической установки первоначально несколько различались. «C.R.D.A.» планировала использовать реактивные турбины для всех трех ступеней (высокого, среднего и низкого давления), в то время как в варианте «Ансальдо» турбины высокого и среднего давления были активными, системы Белуццо. Со своей стороны, Комитет по проектам был заинтересован в возможно большем единообразии двух кораблей и предпочитал выбрать энергетическую установку одного типа. Дело имело определенную политическую подоплеку из-за активного лоббирования, осуществляемого группой «Ансальдо-Белуццо-Този», добивающейся монополии на поставку турбин для боевых кораблей[3]. Адмирал Каваньяри подключил к разрешению вопроса Морского министра, которым в то время являлся глава правительства — Муссолини. В конце концов, было решено, что на оба линкора будут установлены турбины системы Белуццо, а проект энергетической установки будет подготовлен рабочей группой Комитета по проектам с участием инженеров фирмы «Белуццо» и специалистов обеих верфей. Группа под руководством генерал-инженера Феличе Радзано начала свою работу 26 января 1935 г. и в течение нескольких месяцев подготовила чертежи энергетической установки, состоящей из четырех турбоагрегатов, каждый из которых имел активные ступени высокого, среднего и низкого давления типа Белуццо. Крейсерская турбина была объединена с турбиной высокого давления, а ступени заднего хода — с турбинами среднего и низкого давления. Передача на гребные валы должна была производиться посредством одноступенчатых редукторов. Вес энергетической установки вместе со смазочным маслом и водой для котлов должен был составлять 2355 т. В июне 1935 г. расчетное водоизмещение линкоров в полном грузу достигло почти 42 000 т, а в перегруз приближалось к 44 000 т.

Контракты предусматривали спуск Vittorio Veneto в феврале, а Littorio — в мае 1937 г. Корабли должны были быть готовы к испытаниям 31 марта 1938 г. и войти в строй летом 1938 г. Естественно, при этом Морское министерство не должно было вносить заметных изменений в проект и соблюдать сроки поставки брони, артиллерии и прочего оборудования.

Изготовление брони было заказано двум ведущим итальянским сталелитейным заводам. «Терни» поставлял плиты для Vittorio Veneto, а «Генуя-Корнильяно» — для Littorio.

Поскольку разработка артиллерийских систем главного калибра требовала значительного времени, об их заказе Морское министерство позаботилось заранее. Уже 12 апреля 1934 г. Комитет по вооружению пригласил основных поставщиков морских артиллерийских систем — фирмы «Ансальдо» и «О.Т.О.» — представить предложения по изготовлению артиллерии:

  • трехорудийных 381-мм башен с весом снаряда 885 кг и начальной скоростью по крайней мере 850 м/с. Орудия должны были размещаться в независимых люльках и иметь скорострельность один выстрел в 24 секунды. Бронирование башен должно было состоять из 380-мм лобовых и 200-мм боковых плит и крыши;
  • трехорудийных 152-мм/55 башен, аналогичных разработанным для легких крейсеров типа Duca degli Abruzzi, но с более сильной защитой (лоб 200 мм, крыша 150 мм, борта 130 мм) и скорострельностью 5 выстр./мин.;
  • зенитное вооружение должно было состоять из уже существовавших артсистем — 100-мм/47 орудий фирмы «О.Т.О.» образца 1928 г. в бронированных спаренных установках, 37-мм/54 автоматов «Бреда» образца 1932 г. и 13,2-мм пулеметов «Бреда» образца 1931 г. Для двух последних систем необходимо было разработать новые установки — счетверенную для 37-мм и строенную для 13,2-мм.

Предложения от фирм поступили 17 мая 1934 г. и были весьма близкими в техническом плане, хотя предложенное «Ансальдо» внутреннее устройство башен главного калибра выглядело несколько более предпочтительным. Удивительно, что фирма «О.Т.О.» запросила гораздо более высокие цены — 109,8 и 26,3 млн. лир за три 381-мм и четыре 152-мм башни соответственно против 81,2 и 18,8 млн. лир, запрошенных «Ансальдо». Комитет по вооружению провел собственную оценку и предложил цены 78 миллионов для комплекта 381-мм и 19,6 миллионов для 152-мм башен. «Ансальдо» приняла эти цены, в то время как «О.Т.О.» сообщила, что не может принять цифры ниже 98,1 и 22,6 млн. лир.

В этой ситуации напрашивался заказ артиллерии для обоих линкоров фирме «Ансальдо», однако Морское министерство предпочло иметь в будущем более чем одного поставщика морских артсистем большого калибра. После долгих переговоров был достигнут компромисс — разработка, испытания и изготовление детальных чертежей должна была осуществлять «Ансальдо», в то время как производство было поровну поделено между двумя фирмами. «Ансальдо» поставляла вооружение для Littorio, а «О.Т.О.» — для Vittorio Veneto. По подписанным соглашениям, артиллерия главного калибра должна была быть готова через 48, а противоминная — через 36 месяцев. Таким образом, задержка в постройке кораблей становилась неминуемой, поскольку 381-мм орудия и башни были бы готовы только к планируемому вводу кораблей в строй.

Первоначально проект имел две бортовые поворотные катапульты в средней части с ангарами, размещавшимися по бокам от единственной носовой трубы, а затем, после перехода к двум дымовым трубам, — по бокам от носовой трубы. Уже 11 февраля 1935 г. Морское министерство запросило Комитет по проектам добавить небольшую взлетную площадку в корме для размещения автожиров, которые планировалось хранить в подпалубном ангаре. Этому предшествовали испытания взлета и посадки автожира на площадку в корме крейсера Fiume. В конечном итоге от идеи отказались из-за несоответствия характеристик тогдашних автожиров задачам морского разведчика, тем не менее, в апреле 1936 г. приняли решение перенести катапульты из средней части корпуса в корму. Планировалось оснастить линкоры разведчиками IMAM Ro.43, проходившими в то время испытания. Для них в диаметральной плоскости за кормовой башней главного калибра первоначально предусматривался ангар. В дальнейшем от ангара отказались, поскольку он ограничивал углы обстрела 152-мм башен в корму. Наконец, к середине 1938 года две бортовые катапульты заменили одной центральной — более крупной, способной запускать тяжелые разведчики Caproni Ca.316 с большим радиусом действия. В конце концов, из-за технических недостатков Caproni Ca.316 так и не поступил на вооружение линейных кораблей, однако это выяснилось уже после окончания постройки Littorio. Конфигурация с одной центральной катапультой была представлена Пульезе на заседании Комитета адмиралов 26 июля 1938 г. Кроме этого, предлагался еще один вариант — с установкой второй катапульты на крыше кормовой башни главного калибра. Основным преимуществом катапульты на крыше башни была меньшая зависимость момента запуска самолета от маневрирования корабля. Комитет адмиралов весьма благосклонно отнесся к этой идее, но в конечном итоге вторая катапульта на кораблях так и не появилась.

После переноса катапульт в корму у проектировщиков появилось больше свободы в размещении зенитной артиллерии. Одним из сделанных в 1936 г. нововведений стала замена 100-мм/47 орудий, чья скорость наводки считалась уже недостаточной, двенадцатью разрабатываемыми 90-мм/50 орудиями в одиночных стабилизированных установках. Позже, в марте 1938 года, такая установка проходила испытания на старом крейсере San Giorgio. Одновременно подлежала замене и малокалиберная артиллерия. На место счетверенных 37-мм/54 автоматов образца 1932 г. с водяным охлаждением ствола пришли новейшие спаренные 37-мм/54 с воздушным охлаждением, а строенные 13,2-мм пулеметы заменили спаренные установки 20-мм/65 автоматов. Вооружение было дополнено четырьмя старыми 120-мм орудиями, предназначенными для стрельбы осветительными снарядами.

Прочие изменения проекта касались конфигурации носовой башнеподобной надстройки, размещения постов управления огнем вспомогательной артиллерии и прочих помещений.

Ровно через год после официальной закладки — 10 октября 1935 г., — королевским декретом №1869 оба линкора были внесены в списки кораблей итальянского военно-морского флота. С весны 1935 года строительство корпусов шло в основном по графику, хотя имелись и определенные сложности, связанные, в первую очередь, с большими размерами и весом корпусов, а также неравномерным распределением веса по длине из-за концентрации защиты в средней части корабля. Последнее потребовало новой схемы расположения стапель-блоков, поддерживающих корпус до его спуска на воду. Хотя установка плит главного пояса должна была происходить уже после спуска, спусковой вес все равно оценивался более чем в 15 000 т. Действительно, вес Vittorio Veneto при спуске на воду составил 17 410 т. Италия никогда еще не спускала такие большие боевые корабли, и только трансатлантические лайнеры «Рекс» и «Конте ди Савойя» были крупнее.

Vittorio Veneto сошел со стапеля в Триесте 25 мая 1937 г., немногим более чем на два месяца позже первоначально намеченного срока. На церемонии спуска присутствовал король Италии с другими высокопоставленными лицами и около 50 тысяч зрителей. Аналогичная церемония спуска Littorio состоялась 22 августа в Генуе. Она также проходила в присутствии короля и около 30 тысяч человек. Спуск задержался на полчаса из-за того, что не сразу удалось убрать стапель-блок, удерживающий корпус в носовой части с правого борта. Интересно, что крестными матерями обоих линкоров были выбраны супруги работников верфей-строителей — сеньора Мария Бертуцци для Vittorio Veneto и сеньора Тереза Балерино Габела для Littorio. После спуска на воду Vittorio Veneto отбуксировали для достройки к стенке верфи «Сан-Марко», а Littorio — к стенке только что открытой новой достроечной верфи «Ансальдо».

3 октября 1935 г. итальянские войска вторглись в Эфиопию. Действия Италии вызвали осуждение и экономические санкции со стороны Лиги Наций, а также довольно резкую реакцию Великобритании. В значительной степени в ответ на это Италия отказалась подписать Второй Лондонский договор 1936 г. В период эфиопского кризиса адмирал Каваньяри старался минимизировать влияние торговых санкций на строительство линейных кораблей. Кроме того, поскольку из-за ухудшения отношений с Великобританией последняя стала рассматриваться в качестве вероятного противника, Каваньяри считал необходимым дальнейшее усиление линейного флота. Первоначально, в 1936 году, планировалось перестроить один линкор типа Andrea Doria и построить один новый линейный корабль, что дало бы флоту два однородных соединения по три корабля в каждом[4]. Но уже в следующем году планы пересмотрели: было решено модернизировать оба линкора типа Andrea Doria и, в перспективе, построить два новых линейных корабля.

Проработки по проектам следующих за парой Littorio и Vittorio Veneto линкоров начались под руководством Пульезе еще в 1934 году. Проектировщики увеличили главный калибр до 406 мм, отказавшись при этом от Вашингтонских ограничений по тоннажу. Водоизмещение возросло до 41 000 т, а через несколько месяцев было увеличено до 42 000 т из-за вносимых в проект изменений. По общему расположению проект напоминал Littorio, но с заменой 381-мм орудий на 406-мм. Вспомогательное вооружение по составу и расположению оставалось схожим и состояло из 12 152-мм/55 в четырех трехорудийных башнях, 24 100-мм/47 в двенадцати бронированных установках, 37-мм и 13,2-мм автоматов. Как и на Littorio, в 1936 г. 100-мм орудия были заменены разрабатываемыми 90-мм в стабилизированных установках. Авиационное вооружение состояло из одной телескопической катапульты в корме и четырех гидросамолетов, которые должны были храниться в ангаре за кормовой башней главного калибра, аналогично промежуточному варианту Littorio. Скорость хода планировалось довести до 32 узлов.

Бронирование (по крайней мере, один из его вариантов) отличалось от Littorio отсутствием композитной брони главного пояса, на место которой пришла более традиционная защита из плит толщиной от 320 до 425 мм. Проект имел и новую систему ПТЗ, состоявшую из 5 переборок, одна из которых была вогнута внутрь корабля, а остальные сделаны вертикальными. Пространство между переборками представляло собой чередование заполненных нефтью и пустых отсеков. Для защиты от магнитных мин было предусмотрено тройное дно, причем второе дно было бронированным и отстояло от киля на 1,3 м.

Проект линейного корабля UP 41 предлагавшийся СССР.

В дальнейшем проект подрос до 45 000 т при размерах 249x35x9,4 м и сохранении бронирования и вооружения. По-видимому, в случае постройки корабли получились бы еще больше, как это произошло с формально 35 000-тонными Littorio. В 1936 году Советский Союз обратился к Италии с просьбой продать проект Littorio. Итальянцы отказали, но взамен предложили проект линкора в 41 000 т, который представлял собой первоначальный 406-мм проект 1935 года, по существовавшей в то время практике пополнивший портфель проектов фирмы «Ансальдо» под обозначением «UP 41» (Ufficio Pianti, Umberto Pugliese 41 000 т). Проект был скорректирован под требования советской стороны, которая, судя по всему, считала, что он был составлен специально по ее заказу[5].

Сложившаяся к концу 1937 г. политическая ситуация подтолкнула итальянское правительство к решению построить еще два линкора. Адмирал Каваньяри со свойственным ему прагматизмом предпочел проект Littorio вместо более крупных единиц с 406-мм артиллерией, которые не могли бы пополнить итальянский флот столь же быстро. Окончательное решение о строительстве второй пары было принято 7 января 1938 г. Получившие названия Impero и Roma корабли были заложены 14 мая 1938 г. и 18 сентября 1938 г. соответственно в присутствии Муссолини и большого скопления народа. Строительство велось на тех же верфях, что и первой пары — «Ансальдо» в Генуе строила Impero (заводской №320), a «C.R.D.A.» в Тресте вела постройку Roma (заводской №1123). Официальные контракты опять запоздали и были заключены только 11 ноября 1938 г. с фирмой «Ансальдо» и 15 марта 1940 г. с «C.R.D.A.». Сроки готовности линкоров были определены августом 1941 г. для Impero и июнем 1942 г. для Roma.

Изменение носовой оконечности линкоров типа Littorio.С заводских чертежей фирмы C.R.D.A.

Первые испытания Littorio и Vittorio Veneto обнаружили одну весьма неприятную проблему. Носовая оконечность обоих линкоров очень сильно вибрировала на большом ходу, а по сторонам от форштевня поднимались высокие буруны, доходившие до верхней палубы. Сорванные ветром брызги при этом попадали на мостики и даже на оптические приборы на башнеподобной надстройке. Как быстро выяснилось, причиной неприятностей стали слишком острые обводы. Для решения проблемы носовые оконечности обоих линкоров снабдили дополнительными наделками, увеличившими развал борта. В результате вибрация и попадание брызг на надстройки значительно снизились. Impero был спущен на воду 15 ноября 1939 г. и исправление его носовой оконечности отложили на период достройки наплаву, а вот на Roma ее переделали на стапеле, что задержало спуск на воду на два месяца. Измененный участок имел длину 35 метров и отличался выраженным подъемом палубы к носу. Длина Roma достигла 238,85 м по сравнению с 237,71 м у первых двух линкоров[6].

Еще одной проблемой, выявленной на испытаниях первой пары, оказалась неудовлетворительная работа гидроприводов главного руля, и их пришлось заменить.

Vittorio Veneto и Littorio вошли в строй 28 апреля и 6 мая 1940 г. соответственно, приблизительно через пять с половиной лет после начала постройки. Задержка готовности почти на два года была связана с постоянными изменениями проекта, вылившимися в значительный рост водоизмещения, достигшего в конце концов 40 500 т вместо первоначальных 35 000 т. Большее водоизмещение требовало, в частности, заказа большего количества материалов. В 1935—1936 гг. к трудностям добавились санкции Лиги Наций, кроме того, броня требовалась также для модернизации линкоров типа Andrea Doria. Определенный дефицит материалов привел к задержкам готовности первой пары линейных кораблей. Их стоимость вместе с вооружением первоначально оценивалась в 480 млн. лир каждый, но из-за роста цен брони и других материалов и увеличения издержек производства официальная цена возросла до 569 033 000 лир для Littorio и 575 833 000 лир для Vittorio Veneto, хотя весьма вероятно, что реальная цена «зашкалила» за 600 миллионов.

Roma был спущен на воду 9 июня 1940 г. вошел в строй 14 июня 1942 г., примерно через 3 года и 9 месяцев после закладки. Во время строительства, помимо усовершенствованной носовой оконечности, внесли некоторые изменения в конфигурацию надстроек, отличавшие этот линкор от старших братьев, но никаких существенных изменений проекта не было. Основной проблемой при его постройки стали сложности поставка необходимых материалов в условиях военного времени. Еще одна задержка была связана с использованием деталей гребных валов для ремонта поврежденного в бою при Матапане Vittorio Veneto. Тем не менее, Roma был построен значительно быстрее первой пары линкоров. Его стоимость остается неизвестной, но предполагается, что она была ниже, чем у Littorio и Vittorio Veneto.

Impero так и не был достроен.

Название корабля Строитель Заложен Спущен на воду Вошел в строй Исключен
Littorio «Ansaldo», Генуя 28.10.1934 22.8.1937 6.5.1940 1.7.1948
Vittorio Veneto «Cantieri Riuniti dell'Adriatico», Триест 28.10.1934 25.5.1937 28.4.1940 3.1.1948
Roma «Cantieri Riuniti dell'Adriatico», Триест 18.9.1938 9.6.1940 14.6.1942
Impero «Ansaldo», Генуя 14.5.1938 15.11.1939 Не достроен 27.3.1947

После окончания гражданской войны в Испании, в конце 1939 г., большая делегация испанских технических специалистов, возглавляемая новым министром промышленности, посетила Италию. Итальянцы обещали содействие в строительстве на испанских верфях четырех линкоров по проекту Littorio с возможными небольшими изменениями, что было закреплено соответствующими соглашениями. Для этой цели на верфи в Эль-Ферроле был построен новый большой стапель, но со вступлением Италии в войну план был похоронен, хотя, в любом случае, маловероятно, что он был бы реализован — в первую очередь из-за слабой экономики Испании.

Названия

Littorio был назван итальянским термином, обозначающим фасцы ликторов Древнего Рима — атрибут власти, исполнявший ту же роль, что и скипетр у европейских монархов в позднейший период, и ставшим символом фашистской партии. Поэтому после падения режима Муссолини корабль пришлось переименовать в Italia.

Маленький городок Витторио в районе Венето стал местом крупной битвы 24 октября — 3 ноября 1918 г., в которой итальянцы разгромили австро-венгерские войска. Название Витторио показалось журналистам слишком коротким и они в своих репортажах удлинили его до Витторио Венето. Линкор программы 1934 года стал первым итальянским кораблем, названным в честь этого сражения.

Impero (по-итальянски — империя) получил свое название, когда после оккупации Эфиопии в 1936 г. Муссолини провозгласил основание Итальянской империи.

Только название четвертого линкора — Roma — являлось традиционным для итальянского флота. В то же время оно было символичным для режима Муссолини, сравнивавшим фашистскую Италию с Римской империей.

Не ясно, почему самые крупные корабли итальянского флота не получили официальных девизов. На платформе под КДП 90-мм орудий на Littorio был нанесен лозунг «Molti nemici — molto onore» («Много врагов — много чести»), но он не имел официального статуса.

Описание конструкции

Корпус и надстройки

Линейный корабль Littorio. Разрез и план верхней палубы. Копия подлинного чертежа.

Корпус линкоров имел поперечную схему набора, за исключением плоской части днища, набранной по продольной схеме. Всего имелось 250 шпангоутов. Их нумерация начиналась от кормового перпендикуляра и шла в нос. Шпангоуты за кормовым перпендикуляром имели отрицательные номера. Шпация равнялась 1 м в средней части корпуса, уменьшаясь до 90 см на протяжении 30 м в носовой оконечности и до 85 см в корме начиная от шп.50.

Линкоры имели три сплошные палубы — полубака, верхнюю и 1-ю среднюю или батарейную. Палуба полубака имела длину около 183 м[7], заканчиваясь за кормовой башней главного калибра, в то время как верхняя и 1-я средняя палуба тянулись от носа до кормы. Ниже 1-й средней палубы располагалась 2-я средняя палуба, прерывающаяся в средней части корпуса турбинными и котельными отделениями. В оконечностях под ней размещались еще три палубы, разделенные отсеками силовой установки и именуемые верхней, средней и нижней платформами. Наконец, трюм соответствовал верхнему настилу двойного дна.

На протяжении всей длины корпуса имелось двойное дно, а в пределах цитадели — даже тройное. Междонное пространство в районе цитадели имело высоту 1,3 м между первым и вторым дном и 1,2 м между вторым и третьим. Над тройным дном в диаметральной плоскости в средней части корпуса был надстроен водонепроницаемый коридор трапециевидного сечения, в котором прокладывались все основные электрические кабели. Эта конструкция должна была защищать их от взрывов существовавших на момент проектирования контактных мин и торпед, но от появившихся позднее неконтактных мин и торпед, взрывавшимся под днищем не предохраняла.

Восемнадцать главных поперечных водонепроницаемых переборок образовывали 19 больших водонепроницаемых отсеков[8]. Переборки поднимались от двойного или тройного дна до 1-й средней палубы, а в носовой и кормовой части некоторые из них доходили до верхней палубы. Между водонепроницаемыми отсеками не было никаких дверей и перемещение из одного отсека в другой было возможно только через 1-ю среднюю палубу.

Размерения

Длина максимальная 237,71 м (Littorio и Vittorio Veneto), 238,85 м (Roma)
Длина по ватерлинии 232,4 м (одинаковая у всех трех кораблей)
Длина между перпендикулярами 224,5 м
Ширина максимальная 32,9 м
Ширина по ватерлинии 32,4 м
Осадка в легком грузу — 8,98 м, в полном грузу — 10,5 м

На протяжении броневой цитадели имелись две продольные водонепроницаемые переборки толщиной 6—9 мм, отделяющие зону погребов и энергетической установки от бортовых отсеков, образуя что-то вроде внутреннего корпуса.

Для постройки корпуса применялась высокопрочная сталь, за исключением некоторых зон, подверженных вибрации (отдельные переборки, основания артиллерийских установок, турбин, электрогенераторов и т.д.), для которых использовалась мягкая конструкционная сталь. Настил полубака был изготовлен из хромоникелевой стали, а верхняя палуба в корме за полубаком обшита 50-мм тиковыми досками. При постройке очень широко применялась электросварка — больше, чем когда либо прежде в Италии при строительстве военных кораблей.

Высота полубака над линией киля в диаметральной плоскости в средней части корпуса составляла 17 м, уменьшаясь до 16,6 м у борта за счет покатости палубы. Высота верхней палубы над линией киля в диаметральной плоскости равнялась 14,4 м, а у борта была на 45 см меньше. Межпалубное расстояние между верхней палубой и полубаком и между 1-й средней и верхней палубами равнялось соответственно 2,2 и 2,25 м.

Расположение помещений характеризовалось тем, что вспомогательные котлы, камбузы и прочие механизмы и устройства, требовавшие отвода дыма, концентрировались вокруг дымовых труб. Каюты и кубрики личного состава и другие служебные помещения были распределены между носовой и кормовой оконечностями.

Водоизмещение (в метрических тоннах)

Littorio Vittorio Veneto Roma
В легком грузу 38 427 т 38 216 т 37 794 т
Стандартное 41 377 т 41 167 т 41 650 т
Нормальное 43 835 т 43 624 т 44 050 т
Полное 45 963 т 45 752 т 46 215 т

Корпус имел бульбообразное утолщение в носовой части для снижения волнового сопротивления, достаточно полные обводы в средней части (коэффициент полноты по миделю 0,959) и закругленную крейсерскую корму, более полную, чем у линкоров типа типа Conte di Cavour и типа Andrea Doria. Корабли имели значительное отношение длины к ширине по ватерлинии (7,17) и не очень большой коэффициент общей полноты (0,566), что было в большей степени благоприятно для скорости при спокойном море, чем для мореходности. Острые обводы оконечностей теоретически способствовали их большему зарыванию на волнении. Призматический коэффициент составлял 0,765, а коэффициент полноты ватерлинии — 0,679. Для выбора обводов корпуса широко использовались испытания моделей в опытовом бассейне, но, как часто бывает при пробах в уменьшенном масштабе, эти испытания не могли продемонстрировать всех аспектов поведения кораблей на скорости. Уже отмечавшиеся ранее проблемы вибрации и забрызгивания носовой части первой пары линкоров на испытаниях привели к необходимости изготовления наделок на их носовые оконечности, придавших бортам в носу больший развал и увеличивших длину на 1210 мм. Носовая оконечность Roma на протяжении примерно 35 м была перестроена на стапеле и визуально отличалась от первой пары более выраженным подъемом палубы к носу. В результате Roma оказался на 1140 мм длиннее, чем Littorio и Vittorio Veneto после переделки носовой оконечности. Кроме того, его корпус в носу был и заметно выше — высота от киля составляла 19,5 м против 17,94 м у первой пары. Еще одним отличием корпуса Roma стал удлиненный на 1 м в корму «плавник», соединяющий горизонтальную линию киля с кормовым свесом.

Скуловые кили имели длину 48 м и ширину 1,2 м. Первоначально планировалось установить на линкоры 80-метровые боковые кили, но в окончательном варианте они были укорочены для уменьшения их сопротивления движению при сохранении, согласно проведенным расчетам, влияния на качку корабля. Остойчивость Vittorio Veneto определялась на испытаниях 17 октября 1939 г. Метацентрическая высота при нормальном водоизмещении 43 624 т[9] составляла 1,453 м, а максимальный восстанавливающий момент достигался при крене 33— 35°. В полном грузу при водоизмещении 45 752 т метацентрическая высота возростала до 1,668 м, а в легком грузу (38 216 т) уменьшалась до 0,679 м. Одному сантиметру осадки соответствовало изменение нагрузки на величину от 52,1 т (при нормальном водоизмещении) до 52,6 т (в полном грузу).

Идея носовой бронированной башнеподобной надстройки была предложена Пульезе. Подобная конструкция впервые появилась на легких крейсерах типа Raimondo Montecuccoli и стала отличительной чертой всех последующих итальянских крупных надводных кораблей. Установленная на Littorio надстройка опиралась на 1-ю среднюю палубу и имела 13 ярусов, возвышаясь над палубой полубака более чем на 25 м.

Самый верхний ярус занимал директор управления огнем главного калибра с постом старшего артиллерийского офицера и двумя наблюдательными площадками по бокам. На Roma одна общая наблюдательная площадка шла полукольцом вокруг директора. Директор возвышался над ватерлинией на 32 м при нормальном водоизмещении. Следующие два уровня занимали дальномерные посты управления огнем главного калибра. На верхнем размещался основной пост с двумя дальномерами, в то время как нижний уровень занимал второй пост, который должен был применяться при ведении огня главным калибром по двум разным целям. Четвертый сверху уровень представлял собой платформу, в кормовой части которой размещались два прожектора.

Нижние девять ярусов приходились непосредственно на «бронированную башенноподобную надстройку». На верхнем из них находился пост второго артиллерийского офицера. На его наружной площадке располагалась антенна радиопеленгатора, а вокруг бронированной закрытой части размещались площадки наблюдателей. Следующий (шестой сверху) ярус отводился под помещения для адмирала и его штаба. Снаружи его располагался открытый адмиральский мостик с остеклением спереди. Обзор из бронированной части также был почти круговым и составлял 340°. Седьмой ярус сверху отводился для командира корабля и соединялся с открытым капитанским мостиком, продолжавшимся в корму вокруг фок-мачты для дополнительного обзора в кормовых секторах. На восьмом ярусе находился командный пост связи с открытым мостиком для наблюдателей и двумя директорами управления зенитным огнем по бокам. Следующие ярусы занимали штурманская рубка, помещение резервных радиостанций, походные каюты адмирала и командира корабля. Ярусы ниже полубака отводились под командные посты, в том числе главный пост корабельной энергетики.

За носовой надстройкой стояла фок-мачта, также опиравшаяся на 1-ю среднюю палубу и имевшая диаметр 80 см. Далее до барбета кормовой башни главного калибра тянулась палуба надстройки. Над ней возвышались две дымовые трубы, кормовая тумбообразная надстройка и грот-мачта. На ней сверху были установлены вспомогательный дальномер и четыре боевых прожектора. Верхний ярус надстройки занимал запасной командный пост, под ним находилась рубка радиопеленгации, а на самом нижнем уровне — помещение динамо-машин для электропитания прожекторов. Между грот-мачтой и кормовой башней располагалась просторная офицерская кают-компания. На надстрочной палубе над ней размещались самые крупные корабельные плавсредства — моторные катера и шлюпки.

Бронирование

Вертикальная защита

Линейный корабль Littorio. Разрез с указанием толщин брони. Копия подлинного чертежа.
На схеме: 1 — палуба полубака; 2 — верхняя палуба; 3 — 1-я средняя палуба; 4 — 2-я средняя палуба; 5 — верхняя платформа; 6 — средняя платформа; 7 — нижняя платформа.

Схема бронирования линкоров типа Littorio стала результатом проводившихся в Италии в межвоенные годы исследований и экспериментов. Главный пояс состоял из необычной для того времени композитной брони, включавшей 70-мм внешнюю и 280-мм внутреннюю преграды.

Исследования композитной брони были начаты Морским министерством в 1930 году. Первоначальная идея являлась развитием применявшихся во время Первой мировой войны схем с тонкой противоосколочной переборкой за главным поясом. Первый вариант представлял собой 280-мм вертикальный внешний пояс и 70-мм продольную переборку, отнесенную вглубь корпуса на 6 м. Председателем Постоянной Комиссии по экспериментам с военными материалами в Специи был в то время генерал Эудженио Минизини, более известный по разработанным им 100-мм установкам. Именно он в декабре 1930 г. предложил поменять местами 280-мм и 70-мм пояса, разместив более тонкие плиты снаружи. Если внутреннее расположение тонкой брони было призвано локализовать последствия пробития и взрыва снаряда за основной броневой преградой, то ее внешнее расположение, по замыслу конструктора, предотвращало само пробитие толстой брони. Тонкая преграда должна была разрушать бронебойный наконечник и, вероятно, изменять траекторию снаряда, в результате чего он попадал бы в главную броню при неблагоприятных для пробития условиях. Изначально расстояние между плитами составляло 6 м, но проведенные эксперименты позволили уменьшить его до 2 метров, а позже — до 1,25 м. Поскольку подобная схема была новой и не применялась в иностранных флотах, для ее окончательного утверждения потребовались испытания на артиллерийском полигоне «Коттрау», которые были завершены 3 апреля 1935 г. На них была испытана конструкция из 70-мм внешней и 280-мм внутренней плиты, находившихся на расстоянии всего 25 см друг от друга. Обстрел производился 320-мм снарядами под различными углами при скоростях, которые должны были моделировать попадание 381-мм снарядом с дистанции порядка 16 000 м. В результате испытаний была окончательно принята конструкция главного пояса для новых линкоров.

Линейный корабль Littorio. Поперечный разрез миидель-шпангоута с указанием толщин брони. Копия подлинного чертежа.

Пояс имел длину 120 м и высоту 4,4 м (из них 2м — ниже проектной ватерлинии), продолжаясь от шп.54 до шп.174 и защищая жизненные части корабля от носовой до кормовой башни главного калибра. Пояс (применительно к одному борту) набирался из 40 композитных панелей размером 3x4,4 м. Каждая панель состояла из 70-мм внешней плиты из гомогенной хромоникелевой брони и отстоявшей от нее на расстояние 25 см внутренней 280-мм плиты из брони, цементированной по методу Круппа. Пространство между плитами заполнялось ячеистым бетоном. Толстая 280-мм плита крепилась на 150-мм дубовую подкладку и 15-мм обшивку из высокопрочной стали. Вся эта конструкция имела наклон к вертикали в 14° верхней кромкой наружу, что увеличивало угол встречи со снарядом на больших дистанциях. В районе носовой башни главного калибра наклон пояса уменьшался, следуя обводам корпуса. За композитным поясом на расстоянии 1,4 м параллельно ему размещалась 36-мм противоосколочная переборка из хромоникелевой брони. Еще глубже, на среднем расстоянии порядка 4 м располагалась еще одна 24-мм противоосколочная переборка из хромоникелевой брони, отличавшаяся наклоном верхней кромки внутрь под углом 26°. Композитный пояс и обе переборки снизу опирались на полуцилиндрическую противоторпедную переборку, образующую внешний цилиндр системы противоторпедной защиты Пульезе (будет описана далее). Сверху пояс и переборки соединялись с бронированной 1-й средней палубой. Внутренняя 24-мм переборка примыкала к 1-й средней палубе в том же месте, что и продольная водонепроницаемая переборка.

В оконечностях пояс замыкался траверзами толщиной 210 мм до верхней платформы и 100 мм (в носу) и 70 мм (в корме) ниже ее. Ближе к диаметральной плоскости корабля траверзы имели изгиб, следуя форме барбетов носовой и кормовой башен главного калибра (передняя кромка барбета носовой башни ГК походила по 176-му, а задняя кромка барбета кормовой — по 52-му шпангоутам, пояс же, как сказано выше, простирался от 54 до 174 шпангоута). Борт от 1-й средней палубы до полубака в пределах цитадели защищался 70-мм хромоникелевой вертикальной броней, в которой, впрочем, были проделаны иллюминаторы. В носу и корме верхний пояс замыкался 70-мм траверзами. Носовой траверз опирался на 1-ю среднюю палубу, а кормовой имел 90-мм продолжение между 1-й и 2-й средними палубами. Считалось, что 70-мм броня может защищать от 203-мм фугасных снарядов на боевых дистанциях. В носу на протяжении 35 метров между 174-м и 199-м шпангоутами имелся внешний пояс из 130-мм цементированной брони, поднимавшийся от верхней платформы до 1-й средней палубы и ограничивавшийся спереди 60-мм траверзом. Он обеспечивал защиту носовой группы дизель-генераторов. Первоначально планировалось установить еще 60-мм пояс на 10-мм подкладке от шп.199 до форштевня, но впоследствии от этого отказались за ненадобностью и с целью экономии веса, поскольку никаких важных отсеков в носовой части линкоров не имелось.

В кормовой части, за цитаделью, помимо дизель-генераторов, находились и рулевые механизмы, поэтому защита здесь была более развитой. Она состояла из 100-мм второй средней палубы на 8-мм подкладке с такой же толщины скосами к бортам. Защиту дополняли два траверза: первый располагался на шп.24 и имел толщину 70 мм между 1-й и 2-й средними палубами и 100 мм — между 2-й средней палубой и средней платформой; второй траверз небольшой высоты замыкал броневую палубу со скосами в самой корме и имел толщину 200 мм на 10-мм подкладке.

Оригинальное решение было найдено при бронировании дымоходов. В 1935 г. Пульезе предложил защитить каждый из восьми дымоходов (по числу котлов) доходящим до палубы полубака цилиндром высотой 4,45 м из крупповской брони толщиной 225 мм. В процессе постройки для экономии веса высота цилиндров была ограничена одной палубой — 2,25 м.

Горизонтальная защита

Как и в случае с бортовой броней, горизонтальная защита Littorio была окончательно утверждена после испытаний на артиллерийском полигоне «Коттрау». Для этого пришлось построить уменьшенный макет (в масштабе 3:16) длиной 15 и шириной 18 м, воспроизводивший палубное бронирование вместе с верхним поясом. Он обстреливался 76-мм снарядами под углом и со скоростью, моделировавшей в уменьшенном масштабе 406-мм снаряд, выпущенный с дистанции порядка 24 000 м. Испытания показали, что снаряд не будет пробивать главную броневую палубу. Для моделирования воздействия бомб модель обстреливалась 100-мм снарядами, выпущенными по нормали. Фугасный снаряд моделировал фугасную бомбу весом 1280 кг, а бронебойный снаряд — бронебойную 800-кг бомбу. Начальная скорость подбиралась для моделирования высоты сброса. Во время испытаний также проверялись различные конструктивные решения, например, использование электросварки. Фугасный снаряд, моделировавший бомбу, сброшенную с высоты 2500 м, часто детонировал до главной броневой палубы и ни разу не пробил ее. Напротив, бронебойный снаряд при скорости 250 м/с, моделировавшей высоту сброса выше 2500 м, легко пробивал все палубы. Для защиты от подобных бомб нужна была бы слишком толстая и тяжелая броня, так что предполагалось, что лучшей защитой будет уклонение от бомбовых атак путем маневрирования.

Основной броневой палубой линкоров типа Littorio в районе цитадели являлась батарейная или 1-я средняя палуба. Она изготавливалась из гомогенной хромоникелевой брони и имела толщину 150 мм на 12-мм подкладке из высокопрочной стали над погребами (шп. 54—83 и 160-174) или 100 мм на 12-мм подкладке над котельными и турбинными отделениями (шп. 83—130). У бортов от внешней обшивки до места примыкания внутренней 36-мм переборки палуба была тоньше (100+12 мм в районе погребов и 90+12 мм в районе МКО). В носовой части (от 174-го до 199-го шпангоута) та же палуба имела толщину 60 мм на 10-мм подкладке, закрывая сверху зону, защищенную 130-мм поясом, а в кормовой части (между шп. 24 и 54) — 36 мм на 8-мм подкладке. Полубак в зоне, ограниченной 70-мм верхним поясом и поперечными траверзами, имел толщину 36 мм на 9-мм подкладке. Верхняя палуба являлась чисто конструктивной и имела на всем протяжении толщину 12 мм.

Следует отметить, что проведенные в 1935 году на полигоне «Коттрау» испытания горизонтальной брони не стали последними. Летом 1943 г., после полученных Vittorio Veneto и Roma в Специи в июне повреждений от бомбардировок союзников, Комиссия по экспериментам с военными материалами провела новую серию экспериментов с целью определить реальные защитные свойства горизонтальной брони линкоров типа Littorio. На этот раз испытания проводились в реальном масштабе, а бомбы моделировались артиллерийскими снарядами того же веса. Обстрелы проводились 381-мм (вес 820 кг), 320-мм (480 кг) и 254-мм (160 кг) снарядами. Испытания показали, что 820-кг и 480-кг бомбы пробивают все преграды с высоты 5700 и 4300 м соответственно. При этом в оконечностях бомбы могли пробить весь корпус без взрыва, в то время как в центральной части они гарантированно взрывались, нанося тяжелые повреждения. Крыши артиллерийских башен пробивались с высот 7200 и 5200 м соответственно. Как и в 1935 году, становилось ясно, что абсолютную защиту от подобных бомб получить не удастся, но в качестве частичного решения было предложено удвоить палубу полубака, добавив еще 36 мм брони. Даже подобная полумера была весьма сложно реализуемой и в итоге так и осталась в стадии изучения.

Защита артиллерии

Башни главного калибра полностью (включая крыши) защищались крупповской цементированной броней. Их лоб имел толщину 380 мм, стенки — 200 мм в передней и 130 мм в задней части, тыльная плита для балансировки была сделана толстой — 350 мм. Крыша имела толщину 200 мм в передней и 150 мм в задней части.

Барбеты 381-мм башен также изготавливались из цементированной брони и имели толщину 350 мм выше верхней палубы и 280 мм между верхней и 1-й средней палубами. Защита барбета кормовой башни в части, примыкавшей к окончанию полубака, между верхней и 1-й средней палубами была усилена до 290 мм.

152-мм башни обладали очень мощной для своего калибра защитой. Лобовая плита выполнялась из 280-мм цементированной брони. Боковые стенки в передней части защищались 130-мм цементированной броней, а в задней части — 80 мм гомогенной броней, такой же была и тыльная стенка. Крыша имела толщину 150 мм в передней и 105 мм в задней части. Барбеты выполнялись из цементированной брони толщиной 150 мм выше верхней палубы и 100 мм — между верхней и 1-й средней палубами.

90-мм установки имели щиты толщиной 40 мм в передней и 12 мм в задней части, а также 40-мм барбеты.

Надстройка и посты управления огнем

Броневая дверь боевой рубки линкора Vittorio Veneto.

Нижние шесть ярусов башнеподобной надстройки представляли собой усеченный конус с толщиной стенок 60 мм. По оси конуса проходила бронированная труба толщиной 200 мм, защищавшая электрические кабели и трубопроводы гидравлических систем управления. Следующие три яруса имели цилиндрическую форму и гораздо более основательное бронирование. Командирский уровень защищался 250-мм цементированной броней на 10-мм подкладке, уменьшавшейся до 200+10 мм в кормовой части. Пол выполнялся из 90-мм плит на 10-мм подкладке. Защита адмиральского уровня была аналогичной командирскому, но не имелось бронированного пола. Наконец, самый верхний бронированный уровень, занимаемый вторым артиллерийским офицером, имел 225+25-мм лобовые и боковые плиты и 175+25-мм тыльные. Крыша бронировалась 120+10-мм плитами в передней и 90+10-мм — в задней части.

Верхние три уровня, представлявшие собой дальномеры и главный директор, имели стенки из высокопрочной стали толщиной в среднем по 10 мм. Общий вес защиты надстройки составлял около 500 т. По сравнению с зарубежными линкорами надстройка имела гораздо большую площадь бронирования при меньших максимальных толщинах, что диктовалось соображениями веса и остойчивости. Она была, безусловно, уязвима для прямых попаданий крупных снарядов. Следует отметить, что итальянская цементированная и гомогенная броня была весьма высокого качества и, по имеющейся информации, не уступала лучшим зарубежным образцам того времени.

Конструктивная подводная защита

Корпус линейного корабля Littorio на стапеле, 1936 г. Видна структура противоторпедной системы Пульезе.

Система подводной защиты, установленная на линкорах типа Littorio, была придумана в 1917 году Умберто Пульезе, носившим тогда чин полковника. Основной идеей системы являлось применение специальной структуры, поглощающей гидродинамическую энергию подводного взрыва для уменьшения давления на главную противоторпедную переборку. Обычным техническим решением этой проблемы был больший объем и большая глубина противоторпедной защиты. Большая глубина защиты обеспечивалась, например, установкой булей, хотя в британском флоте последние начали заполнять металлическими трубками, деформация которых должна была поглощать часть энергии взрыва.

Противоторпедная защита системы Пульезе.

Пульезе, в некотором смысле, развил эту идею. Его система представляла собой прочный цилиндр, помещенный в центр пространства, ограниченного полуцилиндрической противоторпедной переборкой. В результате получалось нечто вроде цилиндра в цилиндре. Внешний цилиндр должен был заполняться жидкостью (топливом и запасами пресной воды), которые, по мере их расходования, замещались забортной водой. Внутренний цилиндр сохранялся пустым и делался по конструкции менее прочным, чем противоторпедная переборка, образующая оболочку внешнего цилиндра. Жидкость во внешнем цилиндре должна была распределять энергию взрыва равномерно во всех направлениях и, в первую очередь, разрушать внутренний цилиндр, поглощая при этом значительную часть кинетической энергии взрыва. Крен, полученный при заполнении разрушенного цилиндра водой, должен был выравниваться за счет поступления воды в отсеки двойного дна противоположного борта через специальные каналы. Предусматривалась и принудительная система контрзатоплений при помощи насосов. Система Пульезе проходила тщательные полигонные испытания, давшие положительные результаты. Затем, в качестве эксперимента, она была установлена на танкерах «Бреннеро» и «Тарвизио», построенных в 1919—1921 и 1921—1928 гг. соответственно. Однако, поскольку танкеры не подвергались воздействию подводного оружия, система Пульезе к моменту постройки линкоров типа Littorio в реальных условиях проверена не была.

Танкер «Бреннеро», на котором отрабатывалась противоторпедная защита системы Пульезе.

Установленная на типе Littorio система рассчитывалась на защиту от взрывов зарядов весом около 320 кг. Она простиралась на все протяжение бронированной цитадели, тем самым длина ее составляла 120 м — как и у главного пояса. Снаружи подводная защита образовывалась двойным дном с толщиной внешней обшивки 14 мм по бортам и 15 мм в днищевой части. Второе дно имело толщину 10 мм. Междудонное пространство было разделено на водонепроницаемые отсеки, которые ничем не заполнялись. С внутренней стороны система подводной защиты ограничивалась полуцилиндрической противоторпедной переборкой из высокопрочной стали, имевшей толщину 30 мм в верхней части, 40 мм в центральной и 28 мм в нижней. За противоторпедной переборкой на расстоянии приблизительно 1,5 м находилась продольная вертикальная водонепроницаемая переборка, служившая фильтрационной преградой.

Внутренний цилиндр имел в центральной части диаметр 3,8 м и толщину стенок 7 мм. В оконечностях, из-за сужения корпуса, глубину ПТЗ пришлось несколько уменьшить, и цилиндр также был сделан пропорционально меньших размеров. На уровне возвышенной башни главного калибра его диаметр составлял 3,04 м, а в оконечностях цитадели — всего 2,28 м. Соответственно общая глубина ПТЗ равнялась 7,22 м по миделю, 6,46 м в районе возвышенной башни главного калибра, 5,51 м в районе носовой и 5,89 м в районе кормовой. Пространство вокруг цилиндра разделялось на 16 секций и должно было заполняться нефтью и водой. Общий вес системы подводной защиты составлял порядка 1750—1800 т.

Система Пульезе успешно противостояла авиационной торпеде с 176-кг боеголовкой, попавшей в район первой башни главного калибра Littorio 11 ноября 1940 г., но оказалась не столь эффективной при попадании торпеды с подводной лодки в район кормовой 381-мм башни Vittorio Veneto 14 декабря 1941 г., в результате чего, в частности, башня вышла из строя из-за затопления подбашенных отсеков. Правда, следует отметить, что заряд торпеды во втором случае равнялся 340 кг, что несколько превосходило величину, на которую рассчитывалась система ПТЗ, тем более что попадание пришлось в ее суженное место. Остальные случаи торпедных попаданий в линкоры типа Littorio относятся к отсекам в оконечностях, за пределами противоторпедной защиты. В качестве общего недостатка системы Пульезе обычно отмечается слабость клепаного соединения противоторпедной переборки с днищем корпуса, дававшего течь раньше, чем разрушится внутренний цилиндр. Не вполне ясно, насколько это справедливо именно для кораблей типа Littorio, поскольку случаев, явно подтверждающих это, в отличие от модернизированных линкоров типов «Джулио Чезаре» и «Андреа Дориа», не имеется.

Вооружение

Главный калибр

Основная статья: 381-мм/50 орудие Model 1934/1939
Линкор Littorio ведет стрельбу главным калибром.

Главный калибр линейных кораблей типа Littorio состоял из девяти 381-мм орудий с длиной ствола 50 клб., размещенных в трех трехорудийных башнях, расположенных по классической схеме: две линейно-возвышенно в носу, третья в корме. Орудие было самым мощным из всех, когда-либо созданных в Италии. Его проект был разработан фирмой «Ансальдо» в соответствии с требованиями Морского министерства и на основе опыта, приобретенного при изготовлении 381-мм/40 орудий системы «Ансальдо-Шнейдер» образца 1914 г. предназначавшихся для вооружения недостроенных сверхдредноутов типа Francesco Caracciolo. Орудие получило обозначение «381/50 Ansaldo 1934». Оно также выпускалось фирмой «О.Т.О.» с очень незначительными изменениями под обозначением «381/50 О.Т.О. 1934». Первый заказ состоял из 20 экземпляров, распределенных поровну между фирмами. Пушками фирмы «Ансальдо» вооружили Littorio, а орудия фирмы «О.Т.О.» устанавливались на Vittorio Veneto. Еще два ствола являлись запасными. Второй заказ для вооружения линкоров Roma и Impero также состоял из 20 орудий, но в конечном итоге (по всей видимости, из-за разной загруженности арсеналов) был перераспределен так, что заказ на 5 экземпляров ушел к «Ансальдо», а на остальные 15 — к «О.Т.О.». Таким образом, Roma имел одну кормовую башню с пушками «Ансальдо» и две носовых — со стволами «О.Т.О.», а Impero так и не успел получить предназначенные ему девять орудий «О.Т.О.». В 1940 г. орудия второй партии получили обозначения «381/50 Ansaldo 1939» и «381/50 О.Т.О. 1939», чтобы не путать их с изделиями первой партии, от которых они отличались весьма незначительно.

Противоминный калибр

Башня универсального калибра линкоров класса Littorio
Основная статья: 152-мм/55 орудие Model 1936

В межвоенный период итальянцы считали, что для эффективного противодействия современным эсминцам, в том числе достаточно крупным французским «контр-торпийерам», необходимы как минимум шестидюймовые орудия, и это естественным образом определило выбор средней артиллерии для линкоров типа Littorio. К моменту разработки проекта итальянский флот получил на вооружение новое 152-мм орудие с длиной ствола 55 калибров, разработанное для крейсеров типа Duca degli Abruzzi на замену прежнему 53-калиберному, которым вооружались предшествующие типы итальянских легких крейсеров. Более длинный ствол был принят, чтобы обеспечить лучшую термодинамическую отдачу при выстреле. Несколько возросшая при этом масса пушки была допустимой, поскольку новые итальянские крейсера проектировались с меньшими ограничениями по водоизмещению, чем их предшественники.

Орудия были разработаны фирмой «Ансальдо» (модель «Ansaldo 1934») и также с некоторыми изменениями производились фирмой «О.Т.О.» (модель «О.Т.О. 1936»). При этом «Ансальдо» поставляла 152-мм артиллерию для Littorio и Impero, а «О.Т.О.» — для Vittorio Veneto и Roma.

Противоминное вооружение состояло из 12 орудий, размещенных в четырех трехорудийных башнях, расположенных побортно в районе второй и третьей 381-мм башен главного калибра.

Зенитная артиллерия дальнего боя

Основная статья: 90-мм/50 орудие Model 1939
Вид на платформу зенитных автоматов линкора Littorio. Хорошо видны башни 90-мм пушек и осветительные 120-мм орудия.

90-мм пушка была создана фирмой «Ансальдо» на замену 100-миллиметровки, являвшейся основным тяжелым зенитным орудием итальянского флота в 30-е годы, но при этом имевшей недостаточные скорости горизонтальной и вертикальной наводки. Изначально она разрабатывалась как 48-калиберная, но в конце концов длина ствола была увеличена до 50 калибров.

Орудие производилось фирмами «Ансальдо» и «О.Т.О.» под обозначениями «90/50 Ansaldo 1938 & 1939» и «90/50 О.Т.О. 1938 & 1939».

Зенитное вооружение дальнего боя состояло из 12 одноорудийных башен, расположенных в центре корабля по 6 на борт.

Осветительная артиллерия

В итальянском флоте практиковалась установка отдельных орудий для стрельбы осветительными снарядами. В 1930-е годы на тяжелых крейсерах и некоторых эсминцах для этой цели использовались 120-мм/15 гаубицы «О.Т.О.» модели 1933 и 1934 г. Поскольку они обладали небольшой дальностью горизонтальной стрельбы (6400 м), на линкоры типа Littorio были установлены старые, но более дальнобойные 120-мм/40 пушки Армстронга образца 1891—1899 гг., снятые со сданных на слом крейсеров. Littorio и Vittorio Veneto получили их весной 1940 г., а на Roma они были смонтированы в процессе постройки. Орудия ставились у самых бортов по два с каждой стороны на несколько выступающую за борт платформу по бокам от носовой дымовой трубы.

Эти пушки были оснащены небольшими стальными щитами, но лишены всякой механизации. Более того — перед установкой на линкоры с них снимались площадки для наводчиков, поскольку для стрельбы осветительными снарядами они не были нужны. Общий вес установки равнялся 5,92 т, из которых 2,08 т приходились на орудие. Стрельба велась осветительными снарядами весом 19,76 кг с начальной скоростью 654 м/с. Угол возвышения мог меняться от -7° до +32°, максимальная дальность стрельбы достигала 9500 м. Снаряды должны были регулироваться так, чтобы в идеале взрываться, по крайней мере, в 500 метрах за целью, освещая горизонт на 25—30 секунд. Скорострельность составляла примерно 6 выст./мин.

Боеприпас представлял из себя унитарный патрон весом 29,3 кг, из которых 9,54 кг приходились на гильзу с зарядом. Существовал также вариант с укороченной гильзой весом 4,76 кг для салютов. Общий боезапас составлял 240 патронов, хранившихся в кормовом 152-мм погребе.

Учебные стрельбы в 1941 году показали, что 120-мм пушки можно эффективно использовать для освещения целей, находящихся на дистанции не более 5000 м, а темп их стрельбы недостаточен. Однако, несмотря на неудовлетворенность моряков этими орудиями, лучшей замены им так и не нашлось, так что они были не только сохранены на первой паре линкоров, но и установлены на вошедший в строй в следующем году Roma. Вместе с тем, в реальной боевой обстановке они так и не были ни разу применены.

Зенитные автоматы

Зенитные автоматы 37-мм линкора Littorio на крыше носовой башни ГК.
Спаренный 20-мм автомат на линкоре Littorio.

Легкое зенитное вооружение линкоров типа Littorio по проекту включало 20 37-мм и 16 20-мм автоматов.

37-мм автоматы с длиной ствола 54 клб. были представлены двумя образцами — «Бреда» М.1938 в спаренных установках и «Бреда» М.1939 в одинарных установках.

Изначально планировалось вооружить линкоры типа Littorio шестью 37-мм/54 спаренными установками, размещенными на платформах по три по бокам между носовой надстройкой и дымовой трубой. В дальнейшем число «спарок» решили увеличить до восьми, при этом четыре из них были установлены на первоначально предусмотренные позиции, еще по две разместили на крышах второй и третьей башен главного калибра, обеспечив, таким образом, лучший огонь в носовых и кормовых секторах. Дополнительно на полубаке в самом носу были установлены 4 одиночных 37-мм/54 установки образца 1939 г.

Поскольку последние могли быть подвержены воздействию воды и дульных газов орудий главного калибра, их сделали убирающимися в специальные цилиндрические контейнеры под полубаком.

20-мм 65-калиберные автоматы «Бреда» образца 1935 г. представляли собой развитие 13,2-мм пулемета «Бреда» образца 1931 г. Автоматы устанавливались в спаренной установке «R.M. 1935» (от «Regia Marina»), отличительной особенностью которой являлось размещение левого орудия по диагонали выше правого.

Изначально на линкоры планировалось установить по 6 спаренных установок, но на момент ввода в строй Littorio и Vittorio Veneto их число было увеличено до 8 (по 3 с каждого борта на площадках по бокам от дымовых труб и еще по одной на палубе полубака по бокам от грот-мачты). Еще в 1938 году изучался вопрос об усилении зенитного огня в кормовых курсовых углах, для чего предполагалось установить еще по две 20-мм спаренных установки у среза полубака рядом с барбетом кормовой башни главного калибра. Поскольку они могли попасть в зону действия дульных газов кормовых 152-мм башен, то их планировалось сделать убирающимися под палубу аналогично носовым 37-мм автоматам.

Авиационное вооружение

Запуск истребителя Re.2000 с катапульты Vittorio Veneto.
Littorio_CatDraw_01.jpg
Littorio_CatDraw_02.jpg

Установленная в корме катапульта типа «Ганьётто-Барджаччи» длиной 21 м приводилась в действие сжатым воздухом с максимальным давлением 80 кг/см². Катапульта крепилась в диаметральной плоскости корабля вращающееся основание и поворачивалась на 42° на каждый борт по идущему от борта до борта круговому рельсу. Она рассчитывалась на запуск самолетов весом до 5 т со скоростью 36 м/с. Участок торможения тележки имел длину 2,5 м. Катапульта считалась весьма надежной и более совершенной, чем другие модели, состоявшие на вооружении итальянского флота. Ее мощность для применявшихся линкорами гидросамолетов I.M.A.M. Ro.43 весом 2,4 т и со взлетной скоростью 99 км/ч была явно излишней. В результате линкоры типа Littorio могли запускать их даже со стоянок, поскольку запас мощности делал ненужным добавление скорости корабля или встречного ветра.

Обычно линкоры несли три гидросамолета Ro.43, один из которых хранился на катапульте, а два — на специальных металлических ферменных основаниях, установленных по бортам ближе к срезу полубака. Для погрузки и выгрузки самолетов в кормовой части имелся кран с электрическим приводом грузоподъемностью 5 т с длиной стрелы 15 м. Его вертикальная стойка телескопического типа высотой 6 м могла почти полностью убираться под палубу, чтобы освободить в случае необходимости кормовой сектор для артиллерии.

Поскольку самолеты могли повреждаться от огня собственной артиллерии, а наличие в них авиационного бензина угрожало пожарами, обычно перед боем они запускались в воздух. После задания они, как правило, возвращались на береговую базу, поскольку их подъем на борт в море был достаточно сложной операцией и требовал остановки линкора, нежелательной из-за угрозы со стороны подводных лодок.

I.M.A.M. Ro.43 не вполне соответствовал требованиям Реджа Марина, но лучшего варианта все равно не имелось, и эти самолеты находились на борту итальянских линейных кораблей и крейсеров в течение всей войны.

После попадания авиационной торпеды в Vittorio Veneto 28 марта 1941 г. был поднят вопрос о базировании на линейных кораблях катапультируемых истребителей, которые могли бы отгонять торпедоносцы противника и после выполнения своей миссии возвращаться на наземные аэродромы. Для этой роли выбрали самолет Reggiane Re.2000, после чего был разработан его специальный вариант для запуска с катапульты. Всего предполагалось переоборудовать 10 самолетов, включая два прототипа. Переоборудование включало установку силовых узлов и подставок для тележки катапульты, некоторые меры по улучшению обзора задней полусферы и новые радиостанцию и антенну. Из-за аварий и инцидентов с прототипами испытания задерживались. Первые запуски с борта корабля проводились с авиатранспорта «Джузеппе Миралья», в то время как на Littorio осуществлялись запуски модели в виде обтекаемого цилиндра, имевшего те же вес и длину, что и настоящий самолет.

Первый запуск с борта линкора состоялся на Vittorio Veneto 16 сентября 1942 г. В конце 1942 г проводились и испытательные запуски Re.2000 с борта Roma. Существовали также планы использовать в качестве разведчика разрабатываемый двухместный вариант Re.2003, но к моменту заключения перемирия этот самолет существовал только в виде прототипа. К лету 1943 года Littorio нес один Re.2000 и два Ro.43, а оба его собрата — по два Re.2000 и одному Ro.43. На 9 сентября 1943 г. на борту Roma и Italia (бывшего Littorio) было по два a Ro.43 и одному Re.2000, а на борту Vittorio Veneto — два Re.2000 и, вероятно, один Ro.43. Один из этих двух Re.2000 с Vittorio Veneto сохранился до наших дней в разукомплектованном состоянии в запасниках авиационного музея Капрони ди Таледо в Тренто.

Бортовые номера Ro.43 состояли из трех цифр. Первая обозначала номер дивизии, вторая — номер корабля в дивизии и третья — номер самолета на корабле. Таким образом Ro.43 на Littorio имели номера 911, 912 и 913, на Vittorio Veneto921, 922 и 923, а на Roma931, 932 и 933. Бортовые номера Re.2000 не следовали этому правилу и просто были последовательными, начиная с единицы.

Характеристики бортовых самолётов
Модель I.M.A.M Ro.43 Reggiane Re.2000
Длина, м 9,72 7,99
Размах крыльев, м 11,58 11
Высота, м 3,5 3,2
Площадь крыльев, метров квадратных 22,5 20,4
Вес пустого, кг 1440 2070
Взлётный вес, кг 2285 2880
Двигатель Piaggio P.XR Piaggio P.XI RC 40
Мощность, л.с. 700 1000
Максимальная скорость, км/ч 290 530
Потолок, м 6600 11500
Дальность полёта, миль 800 700
Число пулемётов x калибр 2 x 7,7 мм 2 x 12,7 мм

Управление огнем

Инклинометр производства фирмы «Сан-Джорджо». Такими оснащался Littorio.

Цель назначалась старшим артиллерийским офицером, чей пост находился внутри главного директора на самой вершине башенноподобной надстройки. Пеленг на цель определялся при помощи центрального прицела, расстояние до цели — дальномером, а курсовой угол цели вычислялся при помощи инклинометра. Помимо параметров цели, в центральный артиллерийский пост поступали данные от анемометра о направлении и силе ветра, а также данные лага, гирокомпаса и аксиометра о параметрах движения стреляющего корабля. Центральный автомат стрельбы на основании этих данных и заложенных в него таблиц стрельбы вычислял углы горизонтальной и вертикальной наводки, которые передавались в артиллерийские башни. Дополнительные поправки поступали от гировертикали, учитывающей собственную качку корабля.

Башни начинали вести огонь по команде старшего артиллерийского офицера, который оценивал вычисленные данные и мог давать свои поправки. После начала стрельбы велось наблюдение за всплесками от падения снарядов, для облегчения которого подавался звуковой сигнал, соответствовавший теоретическому времени полета на данную дистанцию. По результатам наблюдений определялась ошибка измерения параметров цели и вносилась соответствующая поправка к этим данным.

Один из сложных моментов был связан с правильным определением скорости цели. Поэтому рекомендовалось первые три залпа главным калибром делать вилкой по пеленгу с отклонением на 7 тысячных в каждую сторону от расчетной точки. В дальнейшем коррекции вносились по наблюдениям всплесков от падения снарядов. Еще одной проблемой была собственная качка корабля. На основании опыта практических стрельб было отмечено, что существующая автоматика не позволяет корректно учитывать собственную качку для всех калибров кроме 90-мм установок, имеющих механизм стабилизации. Поэтому в официальных директивах содержался ряд практических норм по управлению огнем в условиях качки. Например, рекомендовалось при размахе качки больше 2° стрелять при максимальном угле крена, поскольку при этом изменение угла происходило наиболее медленно. Определенное раскачивание корпуса происходило и от отдачи при собственной стрельбе, но его влияние было не столь значительным.

Основной аппаратурой управления огнем являлись оптические дальномеры, оптические прицелы, инклинометры и электромеханические автоматы стрельбы. Ведущими производителями систем управления огнем для итальянского флота были фирмы «Сан-Джорджо» в Генуе и «Галилео» во Флоренции. При этом «Сан-Джорджо» поставляла аппаратуру для линкоров постройки «Ансальдо» (Littorio и Impero), а «Галилео» служила поставщиком для Vittorio Veneto и Roma, строившихся верфью «C.R.D.A.».

12-ти метровый дальномер системы дуплекс для башни ГК линкоров типа Littorio.
Центральная часть 6,3-метрового стереодальномера 152-мм башни линкора Littorio.

На Vittorio Veneto было установлено 24, а на Littorio и Roma — даже 26 дальномеров, из которых 20 имели базу не менее трех метров. В тыльной части каждой башни главного калибра размещалась дуплексная система, состоявшая из двух 12-метровых дальномеров — одного совмещающего типа и одного стереоскопического. Еще одной дуплексной системой из двух 7,2-метровых дальномеров оснащался главный дальномерный пост в верхней части башенноподобной надстройки, в то время как находившийся под ним второй дальномерный пост оборудовался одним 7,2-м стереоскопическим дальномером, использовавшимся адмиралом и его штабом для определения тактической обстановки и также способным служить для измерения дистанции по второй цели при разделении огня. Четыре 6,3-метровых стереодальномера размещались в тыльных частях 152-мм башен, а командно-дальномерные посты (КДП) управления огнем 152-мм артиллерии, располагавшиеся по бортам на возвышенных площадках между трубами, оснащались 5-метровыми дуплексными системами. КДП управления огнем 90-мм артиллерии, размещенные на площадках по бокам от носовой надстройки, оснащались 3-метровыми стереоскопическими дальномерами, а еще один 3-метровый стереодальномер был установлен на запасном дальномерном посту на кормовой надстройке в основании грот-мачты. Дальномеры с базой 2 м входили в состав колонок управления огнем малокалиберной зенитной артиллерии, выдававших углы горизонтальной и вертикальной наводки и дистанцию для 37-мм установок и только угол горизонтальной наводки и дистанцию для 20-мм автоматов. На Vittorio Veneto и Littorio две колонки размещались побортно на площадках зенитных автоматов по бокам от дымовых труб, а еще две — на площадках в верхней части второй дымовой трубы. На Roma все 4 колонки размещались на площадке вокруг носовой трубы. Еще два 2-метровых дальномера на Littorio были установлены в передней части уже упоминавшихся директоров управления огнем 90-мм артиллерии. Вообще, командно-дальномерные посты на всех трех линкорах несколько различались по своей форме. Roma имел две дополнительные отдельные колонки с 2-метровыми дальномерами, установленные недалеко от КДП управления огнем 90-мм артиллерии на тех же площадках на носовой надстройке.

Командно-дальномерный пост 152-мм артиллерии линкора Littorio.
Оптическая головка прицела КДП 152-мм артиллерии линкора Littorio.
Аппаратная часть прицела КДП 152-мм артиллерии линкора Littorio.

На всех линкорах было установлено по 8 стабилизированных оптических прицелов. Один из них находился в главном КДП на посту старшего артиллерийского офицера, еще один — на посту второго артиллерийского офицера на самом верхнем из бронированных ярусов башенноподобной надстройки. По одному прицелу было установлено в каждом из КДП 152-мм и 90-мм артиллерии. Еще два стояли на открытых тумбах по соседству с КДП 90-мм артиллерии и рассматривались как запасные. Функции прицелов для главного калибра могла выполнять и аппаратура прицеливания во второй и третьей 381-мм башнях. Аналогично, для наведения 152-мм башен как индивидуально, так и парами каждого борта, было возможно использование аппаратуры этих башен.

Для ночных боев линкоры оборудовались двумя колонками быстрой ночной стрельбы по надводным целям, размещенными по бокам от адмиральского мостика. Кроме того, для централизованного управления стрельбой зенитными автоматами установливались простые колонки, каждая из которых обслуживалась одним человеком. На Roma число этих колонок было значительно увеличено.

Для определения курсового угла цели служили 6 инклинометров, по два из которых размещались в передней части двух больших дальномерных постов наверху башенноподобной надстройки, а еще по одному — в каждом из КДП 152-мм артиллерии. Инклинометр представлял собой простое оптическое устройство, совмещенное с электромеханическим вычислителем, расчитывающим курсовой угол цели по расстоянию и вводимой вручную ее длине.

ЦАС производства фирмы «Галилео», применяемый на линкорах типа Littorio.

На борту линкоров типа Littorio находилось 5 автоматов стрельбы: один для главного калибра и по два для 152-мм и 90-мм орудий. Центральный автомат стрельбы (ЦАС) главного калибра размещался на 2-й средней палубе между носовыми башнями главного калибра. Он относился к типу RM.4 (RM — разработанный Regia Marina) и являлся развитием первого автомата RM.1, устанавливавшегося на тяжелые крейсера. Автоматы стрельбы производства фирм «Сан-Джорджо» (Littorio и, скорее всего, Impero) и «Галилео» (Vittorio Veneto и Roma) имели аналогичные технические характеристики и эксплуатационные показатели. Прибор получал данные из большого количества различных источников (параметры цели, параметры движения корабля, параметры качки, погодные условия и т.д.) и, несмотря на довольно высокий уровень автоматизации, требовал нескольких ручных операций. Итальянцы считают, что точность выдаваемой системой данных была на уровне зарубежных систем того времени. Время реакции системы считалось подходящим для начала стрельбы, но при быстрых изменениях в движении самого корабля и/или цели автомат мог несколько тормозить с выдачей данных из-за запаздывания, свойственного электромеханическим вычислителям того времени. ЦАС Vittorio Veneto сохранился до наших дней и находится в экспозиции Военно-морского технического музея в Специи.

Два ЦАС 152-мм артиллерии размещались на 2-й средней палубе по бокам от второй башни главного калибра и обслуживали башни соответствующего борта. Автоматы относились к типу RM.2, использовавшемуся также на легких крейсерах, и по конструкции являлись более простым аналогом RM.4. Центральные автоматы стрельбы 90-мм орудий размещались на 2-й средней палубе по бокам от помещения ЦАС главного калибра, и каждый из них также обслуживал установки своего борта.

Кроме центральных автоматов стрельбы, на линкорах были установлены 9 дополнительных вычислителей. По одному размещалось в тыльной части каждой 381-мм и 152-мм башни («Уменьшенного типа 3» в 381-мм башне и «Уменьшенного типа 4» в 152-мм башне). Два вычислителя для 90-мм артиллерии устанавливались в помещениях под соответствующими КДП по бокам от носовой надстройки.

Аппаратура управления огнем позволяла выстраивать различные схемы организации стрельбы. Так, для главного калибра были возможны следующие варианты:

  • Все башни ведут огонь под командованием старшего артиллерийского офицера с помощью данных верхнего командно-дальномерного поста и ЦАС или, в случае неисправности ЦАС, вычислителя башни №2 или №3;
  • Все башни ведут огонь под командованием второго артиллерийского офицера с использованием той же аппаратуры, что и в первом случае;
  • Носовые башни ведут огонь под командованием второго артиллерийского офицера с использованием ЦАС или вычислителя башни №2, кормовая башня стреляет под командованием старшего артиллерийского офицера с помощью башенного вычислителя;
  • Все башни ведут огонь под командованием командира башни №2 с использованием ЦАС или башенного вычислителя.
Колонка управления огнем зенитных автоматов с 2-метровым стереодальномером на линкоре Littorio.

Также была возможна независимая стрельба носовыми и кормовой башнями под местным управлением. При ведении огня ночью управление осуществлялось от колонки ночной стрельбы соответствующего борта, которая могла управлять всеми башнями или, отдельно, только носовыми или только кормовой. В последних двух случаях оставшиеся башни могли управляться от колонки другого борта. При ночной стрельбе, которую предполагалось вести на небольших дистанция и при быстро меняющейся обстановке, вычислители не использовались.

Башни среднего калибра обычно вели огонь под управлением КДП своего борта, но могли стрелять и поодиночке или парой, используя башенные вычислители и дальномеры. В ночное время огонь велся с управлением от колонки ночной стрельбы без использования вычислителей. Инструкциями предписывалось применять преимущественно метод стрельбы беглым огнем.

90-мм артиллерия управлялась КДП соответствующего борта и могла вести огонь, используя данные своего ЦАС или запасного вычислителя, размещенного под КДП. Ночной огонь по надводным целям велся с управлением от колонки ночной стрельбы, и, как и для других калибров, без использования вычислителя. Управление огнем осветительными снарядами как для 120-мм, так и для 90-мм орудий также велось от колонки ночной стрельбы.

Малокалиберная зенитная артиллерия была разделена на сектора и управлялась от соответствующих колонок управления огнем.

Радиолокационное оборудование

Верхняя часть носовой надстройки линкора Littorio с КДП главного калибра и радарами.

Littorio стал первым итальянским линейным кораблем, оснащенным радиолокатором. Экспериментальная станция, имевшая обозначение ЕС.З/bis, имела мощность 1 кВт и работала на волнах длиной 70 см. Ее антенна состояла из передающей и приемной частей и была закреплена в передней части нижнего из двух командно-дальномерных постов наверху башенноподобной надстройки с некоторым смещением к правому борту. Поворот антенны осуществлялся за счет поворота дальномерного поста.

Станция вначале прошла наземные испытания, затем ее установили на старом миноносце Giacinto Carini. Только после этого, в августе 1941 г., она была смонтирована на Littorio. Испытания в море на борту линкора начались в ноябре 1941 г. и дали неудовлетворительные результаты.

Основным недостатком являлось отсутствие экрана, визуализирующего показания прибора. Вместо этого оператор должен был воспринимать отраженный сигнал на слух в наушниках, выделяя его среди помех. Кроме того, продолжительная эксплуатация выявила склонность станции к поломкам, которые не всегда можно было исправить в море. В апреле 1942 г. приемник радара был заменен другим, оснащенным осциллографом, но эффективность радиолокатора от этого существенно не улучшилась, и он был отключен в ожидании замены на усовершенствованную модель ЕС.З/ter «Гуфо» (Gufo — Филин), проходящую наземные испытания в Ливорно.

Новый радар был установлен на Littorio в Таранто в сентябре 1942 г., а его антенны — укреплены на том же месте, где до этого стояли антенны его предшественника. Радар ЕС.З/ter имел увеличенную до 10 кВт мощность и улучшенные характеристики, соответствовавшие ранним немецким радарам, но отличался меньшей надежностью. Он работал на длине волны 75 см, ширина луча составляла 6° в горизонтальной и 20° в вертикальной плоскости. Его осциллограф имел две шкалы расстояний — до 300 км для воздушных целей и до 30 км для надводных и низколетящих. На практике 300-километровая шкала оказалась излишней, поскольку дальность обнаружения самолетов составляла всего 80 км.

Радар все еще страдал от «детских болезней», но в конце концов был запущен в серийное производство. В начале 1943 г., по оперативным соображениям, первыми произведенными серийными радарами решили оснастить некоторые эсминцы, и это задержало установку «филинов» на остальные линкоры типа Littorio на несколько месяцев. На Roma радар смонтировали в Специи в апреле—мае, а на Vittorio Veneto — в июне 1943 г. В отличие от Littorio, антенны устанавливались на крышу главного директора на высоту 35 м над уровнем моря и могли вращаться независимо от директора со скоростью 3 оборота в минуту при помощи электромотора. Точное наведение антенны могло осуществляться вручную. Более высокая, по сравнению с Littorio, установка антенны увеличила дальность обнаружения надводных целей с 25 до 30 км. Однако нововведение не обошлось без недостатков: слишком малая мощность электромотора не всегда позволяла развернуть антенну при сильном ветре. Устранить такую проблему было несложно, но этому помешало перемирие. Перед его заключением, в начале сентября 1943 г., переименованный в Italia Littorio успел получить второй радар ЕС.З/ter с антенной на крыше главного директора в дополнение к уже установленному.

Во второй половине 1942 г. линкоры типа Littorio были оснащены немецкими станциями радиотехнической разведки FuMB-1 «Метокс». Эта станция, представлявшая собой простое устройство с небольшой крестообразной антенной, предназначалась для обнаружения излучения английских радаров.

Другое

Средства противоминной защиты

Параваны на баке Vittorio Veneto. Также хорошо видны швартовые шпили и многочисленные вентиляционные грибки.

Для защиты от контактных мин линкоры типа Littorio оснащались параванами типа «С». Такой параван имел длину 3,3 м и диаметр корпуса 472 мм. В рабочем положении они крепились на специальных шпиронах под носовым бульбом на тросах длиной 75 м и заглублялись на 15 м, теоретически защищая корабль от всех якорных мин, кроме находившихся точно по носу. Всего на борту находились 4 паравана: два рабочих и два запасных. Рабочие параваны крепились на небольшие краны, перемещавшиеся к бортам по поперечных рельсовым путям, закрепленным на полубаке перед носовой башней главного калибра. Запасные параваны крепились к передней части барбета второй башни главного калибра. Roma отличался от своих собратьев тем, что рельсовые пути на полубаке были не строго поперечными, а расходились под небольшим углом к носу. Кроме того, на этом линкоре на барбете второй башни не было запасных параванов.

Спуск параванов проходил довольно быстро, а вот их подъем был более сложной и длительной операцией. Поэтому в экстренном случае их можно было быстро отстегнуть и оставить в море.

Линкор мог использовать параваны только на умеренной скорости и без резкой смены курса, поэтому зачастую было удобнее вместо установки собственных параванов пускать впереди миноносцы или катера, которые могли осуществлять траление на более высокой скорости.

Дымовая аппаратура

Линкоры ставят дымовую завесу в Лигурийском море, весна 1943 г. Фото с линкора Littorio, на заднем плане Roma.

Для постановки дымовых завес линкоры оборудовались 10 устройствами, производящими завесу путем смешивания дыма из котлов с паром и нефтью (fumogeni). Четыре из ни размещались у основания носовой трубы (по одному на дымоход котла) и шесть — у основания кормовой (в которую выводились также дымоходы вспомогательных котлов). Эти устройства могли использоваться только при работающих котлах. В дополнение к этому, в корме имелись 2—4 работающих на нефти дымогенератора, которые могли включаться дистанционно.

Из-за возрастающей частоты и опасности воздушных атак во время стоянок на якоре с конца 1940 года на линкоры были установлены 6 химических дымогенератора (nebbiogeni), распылявших хлорсульфоновую кислоту. Они тоже могли включаться дистанционно, а в случае необходимости легко сбрасывались за борт. Два дымогенератора устанавливались в носовой части по сторонам от якорного шпиля, два немного спереди от носовых 152-мм башен, а еще два — сразу за кормовыми 152-мм башнями. К концу 1942 г. еще два генератора того же типа были добавлены в самой корме, наконец, к весне 1943 г. дополнительные устройства появились на полубаке или верхней палубе в корме.

Легкое вооружение

Все боевые корабли итальянского флота несли на борту легкое вооружение для экипажа и установки на шлюпки. Каждый из линкоров типа Littorio имел в арсенале один—два 13,2 мм пулемета «Бреда» образца 1931 г., шесть 8-мм пулеметов «Бреда» М.37 на треногах, 10—12 ручных пулеметов «Бреда» М.30 калибра 6,5 мм, 360 6,5-мм карабинов модели 91.TS, 100—120 самозарядных 7,65-мм пистолетов «Беретта», а также примерно 2000 ручных гранат.

Энергетическая установка и ходовые качества

Силовая установка была практически идентичной на всех линкорах серии. Отличия, обусловленные разными заводами-строителями, касались только некоторого вспомогательного оборудования, деталей котлов, конденсаторов и трубопроводов.

Схема расположения машинно-котельных отделений Vittorio Veneto. Копия подлинного чертежа.

Главная энергетическая установка состояла из восьми котлов, размещенных попарно в четырех котельных отделениях, и четырех турбозубчатых агрегатов, расположенных в двух турбинных отделениях и приводящих в движение четыре винта. Носовое турбинное отделение размещалось перед котельными отделениями, а кормовое — за ними. Такая схема теоретически повышала живучесть силовой установки в целом. Турбины носового отделения работали на внешние, а кормового — на внутренние валы. Дымоходы котлов №№ 1—4 выводились в первую, а котлов №№ 5—8 — во вторую дымовую трубу. Длина каждого турбинного отделения составляла 12,5 м, а котельного — 7,5 м. Отделения не имели продольных переборок посередине, чтобы их неравномерное затопление не снижало остойчивость. Для работы при стоянке в базе предназначались два вспомогательных котла. Они занимали отсек высотой в две межпалубных расстояния между 1-й средней палубой и полубаком сразу за второй дымовой трубой, в которую и выводились их дымоходы.

Главные котлы системы Ярроу с пароперегревателями имели высоту около 6,2 м, температуру перегретого пара 325°С и рабочее давление 25 кг/см². Каждый котел оборудовался 11 форсунками (типа «Пиролеум» на Littorio[10] и «Межани» на двух других линкорах) и имел 3981 нагревательную трубку внешним диаметром 44,5 мм и суммарной поверхностью нагрева 1180 м². Таким образом, суммарная поверхность нагрева всех котлов составляла 9940 м². Трубки пароперегревателя имели внешний диаметр 28,5 мм и суммарную поверхность нагрева 238 м² для каждого котла. При нормальной тяге каждый котел потреблял 5,8 кг нефти на квадратный метр поверхности нагрева в час, при форсированной тяге расход доходил до 6,4 кг. В каждом котельном отделении имелось помещение для обслуживающего персонала с термоизоляцией, независимой вентиляцией и доступом через броневую палубу. Там находились приборы контроля и управления для двух котлов, размещенных в соответствующем котельном отделении.

Для подачи воды в котлы служили 8 главных турбонасосов производительностью по 260 т/ч каждый при давлении 32 кг/см² и 8 водонагревателей. Для подачи нефти имелось 8 насосов производительностью по 18,5 т/ч и 8 нагревателей нефти. Нагнетание воздуха в котлы производилось при помощи 12 групп турбовентиляторов фирмы «Този» общей производительностью 122 000 м³/ч с возможностью 10-процентной перегрузки.

Главная магистраль распределения пара была оборудована клапанами и отростками для возможности питания любой турбины паром от любого котла. Вспомогательные котлы имели поверхность нагрева 370 м² и рабочее давление пара 25 кг/см².

Каждый из четырех турбозубчатых агрегатов системы Белуццо состоял из активных ступеней высокого, среднего и низкого давления, соединенных с валом посредством редуктора. Кожухи турбин высокого давления были изготовлены из литой стали, а среднего и низкого — из стали и чугуна. Материалом для роторов служила кованая сталь, для лопаток — нержавеющая сталь, специальная бронза и латунь. Диаметры роторов составляли от 850 до 1600 мм. Турбина высокого давления состояла из колеса с двумя рядами лопаток и трех однорядных колес полного хода. Между ними располагались четыре промежуточных колеса с двумя рядами лопаток крейсерского хода, которые отключались при скорости выше примерно 20 узлов. Пар к данной турбине поступал уже под давлением 22 кг/см² и при температуре 320°С, что означало некоторые потери при его передаче от котлов к турбозубчатым агрегатам. Турбина среднего давления состояла из семи однорядных колес и интегрированной ступени заднего хода высокого давления, представлявшей собой колесо с тремя рядами лопаток. Турбина низкого давления была двухпроточной, каждый из протоков состоял из пяти однорядных колес и интегрированной ступени заднего хода низкого давления в виде колеса с тремя рядами лопаток.

Суммарная мощность четырех ТЗА составляла 130 000 л.с. при 250 об./мин., или по 32 500 л.с. на каждый. При этом ступени высокого и среднего давления развивали 2540 об./мин., а низкого давления — 1940 об./мин. Суммарная мощность турбин на заднем ходу составляла около 40 % от мощности на переднем ходу, или порядка 52 000 л.с. Ступени высокого давления носовых турбин, работавших на внешние валы, были снабжены дополнительными подводами перегретого пара высокого давления диаметром 100 мм. Их подключение позволяло форсировать мощность носовых ТЗА до 36 000 л.с. каждый на случай аварии кормовой группы турбин.

Вращение на гребной вал передавалось посредством одноступенчатого редуктора, размещенного в кормовой части турбозубчатого агрегата в отдельном корпусе из кованой стали. Ось каждой ступени турбин посредством шестерни из никелевой стали (содержание никеля до 3,5%) соединялась с колесом редуктора, имевшим геликоидальные сходящиеся зубья. Зубчатое соединение колеса редуктора с шестернями турбин охлаждалось в местах сопряжения циркулирующей смазкой, для которой на линкоре имелось 8 турбонасосов и 8 охладителей смазочного масла.

Диаметр колеса редуктора составлял 3816,8 мм, шестерни ступени высокого и среднего давления — 374,4 мм, а низкого давления — 488,8 мм. Ось редуктора из стали с трехпроцентным содержанием никеля имела диаметр 480 мм и при помощи кованого фланца и упорного подшипника типа «Митчелл» соединялась с валом винта.

Валы внешних винтов состояли из пяти промежуточных звеньев и оконечного вала, на котором был закреплен гребной винт. Все звенья были полыми (внешний диаметр 480 мм, внутренний 370 мм) и изготавливались из стали с 3-процентным содержанием никеля. Каждый вал поддерживался 11 подшипниками. Более короткие внутренние валы имели аналогичную конструкцию, но только три промежуточных звена и 7 подшипников. Звенья крепились друг к другу посредством легко разбираемых соединительных муфт для возможности производства их ремонта и замены. Гребные винты типа «Скалья» с постоянным шагом 4950 мм изготавливались из марганцовистой бронзы методом литья с дальнейшей механической обработкой. По первоначальному проекту они все должны были иметь диаметр 4,8 м, но в дальнейшем проектировщики рассчитали, что более оптимальным будет диаметр 4,6 м для внешних винтов и 4,5 м для внутренних. Винты левого борта вращались против часовой стрелки, а винты правого — по часовой. Один из винтов Vittorio Veneto сохранили при разделке корабля на металл, и сейчас он находится в экспозиции Военно-морского технического музея в Специи.

Roma выполняет поворот на полной скорости.
Roma выполняет поворот на полной скорости.

На линкорах было установлено четыре главных (по одному на каждую турбину) и два вспомогательных конденсатора. Главные конденсаторы устанавливались под турбинами низкого давления и имели рабочую поверхность площадью 1450—1550 м². Охлаждающая вода подавалась в них восемью главными циркуляционными насосами производительностью 7000 т/ч. Откачка паро-воздушной смеси из конденсаторов происходила при помощи 8 групп эжекторов, которые должны были создавать вакуум не менее 92%. Вспомогательные конденсаторы обслуживали вспомогательное оборудование энергетической установки и турбогенераторы. Главный пост корабельной энергетики располагался на 1-й средней палубе внутри башнеподобной надстройки и имел все основные приборы контроля за состоянием энергетической установки: 4 тахометра «Молинари», 4 ретранслятора машинного телеграфа и 4 ретранслятора телеграфа рулевого управления, 26 манометров котлов и 32 манометра турбин, указатели скорости и положения руля и т.д. Пост оборудовался линиями связи с ходовой рубкой, запасным командным постом и всеми помещениями корабельной энергетики и рулевого управления. Вспомогательный пост был оборудован 9 манометрами, 2 указателями давления масла в турбинах, 2 измерителями уровня солености воды, 5 телефонами и 4 электромагнитными торсиометрами «Форд».

Процедура разведения паров и подготовки к движению на линкорах типа Littorio была достаточно длительной и обычно занимала 4 часа при ситуации, когда корабль был пришвартован к причалу и работали только вспомогательные котлы. Если же энергетическая установка содержалась под малыми парами (в работе, помимо вспомогательных котлов, находился хотя бы один главный), то время подготовки к даче хода сокращалось до примерно двух часов.

Littorio на испытаниях, ноябрь 1939 г. Отсутствуют стволы в 152-мм башнях, 90-мм башни не смонтированы.

Нормальный запас нефти составлял 3700 т, максимальный — 4228 т, из которых могли быть использованы только 4010 т . Для ее хранения предназначалось 46 цистерн: по 16 в отсеках системы Пульезе с правого и левого борта, 8 — в тройном дне в центральной части корпуса и еще 6 — в двойном дне и концевых отсеках в кормовой части. По результатам измерения расхода топлива на испытаниях были получены следующие значения дальности плавания (при запасе нефти 4000 т): 4580 миль при скорости 16 уз., 3920 миль при 20 уз. и 1170 миль при 30 уз. В таблице командира соединения, вероятно, относящейся к марту 1941 г., указывался нормальный запас нефти в 3300 т, обеспечивавший дальность плавания 4290 миль 13-узловым ходом (при потреблении нефти 10 т/ч), 3960 миль 18-узловым ходом (15 т/ч), при 20-узловой скорости дальность плавания снижалась до 3380 миль (19,5 т/ч), при 22 узлах составляла 2904 мили (25 т/ч), при 25 узлах — 2275 миль (36 т/ч). При скорости ведения боя 28 узлов потребление топлива достигало 48 т/ч, а на 30-узловом ходу — даже 65 т/ч.

Запас воды для котлов составлял 334 — 428 т. В дополнение к этому два испарителя типа S.C.A.M. могли производить примерно 120 т пресной воды в сутки. Нормальный запас смазочных масел составлял 110 т для Littorio, 131 т для Vittorio Veneto и 147,5 т для Roma. Запас дизельного топлива для дизель-генераторов, шлюпочных моторов и т.д. равнялся примерно 40 тоннам. Бензин (около 12 000 л авиационного и 2 000 л для катеров) хранился в двух резервуарах в специально оборудованных отсеках в носовой части вместе с 500 литрами нефти для технических нужд.

Ходовые испытания Vittorio Veneto и Littorio на полной мощности проходили в декабре 1939 г. Обе корабля превзошли 31-узловую отметку при водоизмещении, несколько превышавшем 41,5 тыс. тонн. Данные официальных испытаний Roma так и не были обнаружены, но при переводе линкора в Таранто в августе 1942 г. проводились пробеги при разных режимах работы энергетической установки, показавшие результаты, сходные с полученными для двух других линкоров серии.

В боевой обстановке корабли развивали скорость до 29 узлов при водоизмещении порядка 46 000 т.

Результаты ходовых испытаний

Vittorio Veneto «Littorio»
Дата испытания 5 декабря 1939 г. 21 декабря 1939 г.
Водоизмещение после половины пробегов 41 900 т 41 782 т
Средняя скорость (4 пробега) 31,423 уз. 31,293 уз.
Средняя частота вращения винтов 237,87 об./мин. 239,7 об./мин.
Средняя мощность машин 134 830 л.с. 139 320 л.с.
Потребление нефти на 1 м² поверхности нагрева в час 5,478 кг 5,47 кг
Среднее часовое потребление котлов 51,709 т нефти и 2,58 т воды 51,655 т нефти и 2,58 т воды
Расход нефти на одну милю 1,621 т 1,650 т

Таким образом, по мореходным качествам линейные корабли класса Littorio были одними из лучших в своем классе и в свое время. Так по максимальной скорости хода они могли соперничать с американскими кораблями класса Iowa и французскими Richelieu, хотя и значительно, в разы, уступали им в дальности плавания. Но из-за нехватки топлива они так и не смогли проявить этих своих качеств.

Вспомогательное оборудование

Электрооборудование

Турбогенератор линкоров типа Littorio.
Дизель-генераторы линкора Vittorio Veneto.

Основными источниками электроэнергии на линкорах типа Littorio являлись 12 генераторов постоянного тока напряжением 220 В. Они распределялись между двумя отсеками дизель-генераторов и двумя отсеками турбогенераторов и имели суммарную мощность 6800 кВт. В носовом отсеке дизель-генераторов, размещенном в трюме перед носовой башней главного калибра, находились два дизель-генератора, каждый из которых состоял из двухтактного восьмицилиндрового дизеля «Фиат» MS-368 мощностью 1200 л.с., соединенного с динамо-машиной фирмы «Ансальдо» или «C.R.D.A.» мощностью 800 кВт с возможностью 10-процентной перегрузки. Дизели могли работать как на дизельном топливе, так и на сырой нефти. Носовой отсек турбогенераторов находился на 2-й средней палубе над носовым турбинным отделением. Каждый из четырех размещавшихся там турбогенераторов представлял собой турбину Този, питавшуюся от основного паропровода и соединенную посредством зубчатого редуктора с динамо-машиной фирмы «Ансальдо» мощностью 450 кВт, допускавшей 25-процентную перегрузку. Кормовые отсеки дизель- и турбогенераторов имели аналогичный состав оборудования и располагались симметрично носовым — в трюме за кормовой башней главного калибра и на 2-й средней палубе над кормовым турбинным отделением соответственно. Основные электрические кабели проходили через упоминавшийся выше («в разделе корпус») центральный коридор, а центральный пост управления источниками электропитания находился на 2-й средней палубе справа от центрального командного поста за барбетом второй башни главного калибра.

Поскольку на линкорах имелось оборудование, работавшее на переменном токе, для выработки которого служили 3 дизель-генератора, размещенных в бортовом отсеке на 2-й средней палубе к носу от кормовой башни главного калибра. Каждый генератор состоял из дизеля «Ансальдо» А-625, соединенного с динамо-машиной мощностью 62,5 кВт, и производил переменный ток напряжением 220 В.

Для аварийного освещения существовала резервная сеть напряжением 48 В, питаемая от батареи ферроникелевых аккумуляторов.

При стоянке в порту использовалось либо подключение к береговым источникам электроэнергии, либо питание от одного из двух дизель-генераторных отсеков, а при воздушной тревоге предусматривалось подключение второго отсека. Во время похода питание осуществлялось от трех турбогенераторов, а два дизель-генератора держались в состоянии готовности. Во время боя задействовались уже 6 турбогенераторов и два дизель-генератора, а два оставшиеся турбогенератора и два дизель-генератора (по одному в носу и в корме) находились в состоянии готовности.

Во время войны были осуществлены усовершенствования в системе проводки и распределительных щитов, но два основных потенциальных недостатка, — размещение дизель-генераторов вне броневой цитадели и близость центрального коридора с электрическими кабелями к днищу корабля, — не могли быть устранены.

Управление кораблем

Линейные корабли типа Littorio оснащались тремя полубалансирными рулями — главным площадью 38 м2, установленным в диаметральной плоскости, и двумя вспомогательными площадью по 16 м2. Последние были отодвинуты на 25 м в нос от главного руля и сдвинуты к бортам, чтобы попадать в струю внешних винтов. Главный руль приводился электрогидравлической рулевой машинкой с четырьмя цилиндрами рулевого привода, развивающей усилие 300 т, а каждый из боковых рулей — парой гидравлических моторов Кальцони с суммарным усилием 80 т. Среднее время перекладки главного руля на 5° составляло 4 секунды. Все три руля были полностью независимыми и допускали различные варианты применения:

  • управление главным рулем, вспомогательные установлены в нейтральном положение;
  • управление при помощи всех трех рулей, отклоняющихся синхронно;
  • использование главного и только одного из вспомогательных рулей;
  • использование только вспомогательных рулей.

Первый вариант был основным, второй и третий использовались для улучшения маневренных качеств на небольшой скорости хода и при маневрировании на ограниченном пространстве, а последний — в случае аварии основного руля. Оправданность подобной системы рулевого управления была подтверждена боевым опытом.

Закрытый капитанский мостик линкора Vittorio Veneto.

Управление рулями могло осуществляться с командирского яруса башенноподобной надстройки и из центрального командного поста, расположенного под броневой палубой сразу за барбетом второй башни главного калибра. Управление главным рулем из командирского яруса осуществлялось при помощи традиционного штурвала, соединенного с рулевой машинкой посредством гидравлических и электрических цепей, а из центрального командного поста — только по гидравлическим цепям. Для вспомогательных рулей на обоих постах были установлены отдельные рулевые колонки. В экстренном случае рулевое управление могло осуществляться непосредственно из отсеков рулевых машин и даже вручную. Правда, в последнем случае поворот руля был возможен только на небольших скоростях и производился очень медленно. Запасной командный пост в кормовой надстройке не имел собственной рулевой колонки, а был соединен с отсеками рулевых машинок линиями телефонной связи для передачи команд. Командные посты, центральный пост борьбы за живучесть, артиллерийские посты, главный пост корабельной энергетики и т.д. были оснащены аксиометрами, постоянно показывающими текущий угол перекладки рулей. Маневренность Littorio вполне соответствовала тому, что можно было ожидать от крупного корабля с большим удлинением корпуса. В принципе, она отвечала проектным требованиям, предусматривавшим диаметр циркуляции на скорости 24 узла не более 1000 м. При повороте только главного руля на угол 35° и скорости хода 20 уз. линкор совершал циркуляцию диаметром 885 м за 6 минут 35 секунд. На скорости 29,5 уз. диаметр циркуляции возрастал до 935 метров, зато затрачиваемое время сокращалось до 4 минут 40 секунд. Для разворота на 180° при диаметре циркуляции 1500 м требовались следующие углы перекладки руля: 9° при 10 уз; 9,5° при 14 уз; 11,3° при 18 уз; 13,7° при 22 уз; 17° при 26 уз и 21° при 30 уз. Для диаметра циркуляции 1000 м углы перекладки руля составляли: 22,5° при 10 уз; 23,5° при 14 уз; 25,5° при 18 уз; 29,5° при 22 уз. Во время испытаний Littorio в 1940 г. были получены величины диаметра циркуляции и для больших значений углов перекладки руля, приведенные в таблице.

Диаметр циркуляции линейного корабля Littorio

Угол перекладки руля 20° 25° 30° 35° 40°
Скорость 20 уз. 1110 м 1020 м 946 м 885 м 836 м
Скорость 29,5 уз. 1230 м 1082 м 1081 м 935 м 895 м

Испытания Littorio в апреле 1942 г. при водоизмещении порядка 46 000 т показали, что маневренность значительно улучшается, если одновременно с главным рулем перекладывать и боковой руль с того борта, на который осуществлялся поворот. Наименьший же диаметр циркуляции можно было получить, если одновременно с этим перевести центральные винты на задний ход.

Якорные и швартовые устройства

Якорь типа "Ансальдо".

Проект линкоров типа Littorio предусматривал два становых якоря типа «Ансальдо» весом по 10 410 кг, размещенных в клюзах носовой части с правого и левого борта, и запасной 9925-килограммовый якорь того же типа в носовом клюзе правого борта. В корме должен был устанавливаться дополнительный якорь весом 3500 кг, но в процессе постройки от него отказались. Якорные цепи становых якорей имели калибр 87 мм и состояли из 11 смычек длиной по 25 м каждая. Подъем якорей осуществлялся с помощью электрических шпилей мощностью 240 л.с. Аналогичное оборудование предусматривалось и для запасного якоря, но по результатам испытаний было решено для облегчения носовой части демонтировать его якорную цепь и шпиль. Таким образом, запасной якорь был просто прикреплен короткой цепью к кнехту и мог использоваться только в качестве замены одного из основных. В марте 1941 г. на Littorio, а вскоре и на Vittorio Veneto, его окончательно сняли, а клюз заделан со стороны палубы для удобства перемещения экипажа.

Roma вошел в строй только с двумя якорями и без клюза для запасного. Недостроенный Impero должен был иметь конфигурацию якорей, аналогичную первой паре.

Для швартовки имелось 5 электрических шпилей — три в носу на полубаке и две в корме.

Навигационное оборудование

Помимо набора магнитных компасов, линкоры типа Littorio оснащались парой гирокомпасов системы «Аншютц», размещенных на 2-й средней палубе. Одно из помещений гирокомпасов размещалось под барбетом второй башни главного калибра в корму от ее оси, а второе — в нос от барбета кормовой 381-мм башни. Гирокомпасы соединялись электрическими линиями со значительным числом репитеров, размещенных на капитанском и адмиральском мостиках, в штурманской рубке, центральном посту борьбы за. живучесть, артиллерийских постах, главном посту корабельной энергетики и т.д.

На площадке перед постом второго артиллерийского офицера в верхней части носовой бронированной надстройки была установлена круглая вращающаяся антенна радиопеленгатора «Сименс» OLAP E/404N. Радиопеленгатор мог использоваться как для навигации, принимая сигналы береговых радиомаяков, так и для определения направления на свои и вражеские корабли по их радиопередачам.

В носовой части корабля был закреплен электромеханический лаг типа «Спалацци», соединенный электрическими линиями с репитерами, размещенными примерно в тех же местах, что и репитеры гирокомпасов. Для измерения глубины в носовой части был установлен ультразвуковой эхолот.

Roma, в отличие от первой пары, имел гидролокатор: в носовой части, для него был устроен специальный отсек, но после бомбовых повреждений, полученных 5 июня 1943 г., гидролокатор был демонтирован и больше на линкор не ставился.

Системы обеспечения живучести

Линейные корабли разделялись на 7 зон безопасности (zone di sicurezza). В каждой из оконечностей выделялись две зоны, а броневая цитадель была разделена на три зоны, соответствовавшие носовым погребам, энергетической установке и кормовым погребам.

Центральный пост борьбы за живучесть находился на 2-й средней палубе в районе 144-го шпангоута спереди и справа от центрального артиллерийского поста главного калибра. В дополнение к нему имелся и вспомогательный пост, расположенный рядом с кормовым турбинным отделением. Из этих постов можно было управлять закрытием водонепроницаемых дверей, при необходимости затапливать артиллерийские погреба, включать осушительные помпы или производить контрзатопления для выравнивания крена. Все операции могли производиться дистанционно через гидравлические схемы, приводимые от трех гидродинамических установок фирмы «Кальцони», управляемых из постов борьбы за живучесть. Две из них находились в носовой и одна — в кормовой части корабля.

Для откачки небольших объемов воды служили 2 поршневых электронасоса и 2 центробежных турбонасоса производительностью по 60 т/ч, 4 электронасоса производительностью по 150 т/ч, два из которых также использовались для питания главной пожарной магистрали, 8 струйных насосов производительностью по 25 т/ч и 4 переносных мотопомпы производительностью по 20 т/ч, применявшихся также для борьбы с пожарами.

Для откачки воды в случае больших затоплений имелось 8 мощных центробежных электронасосов производительностью по 800 т/ч, соединенных трубопроводами с различными отсеками корабля. Эти трубопроводы были разделены на 6 независимых зон — две внутри цитадели и по две в каждой из оконечностей. Электронасосы могли долгое время работать под водой на глубине до 10 м. Они могли управляться как на месте, так и по командам их центрального или вспомогательного постов борьбы за живучесть. Откачка воды из отсеков главной энергетической установки была также возможна при помощи турбонасосов циркуляции главных конденсаторов, каждый из которых имел производительность 1000 тонн воды в час.

Для аварийного затопления артиллерийских погребов служили 11 кингстонов с ручным или дистанционным управлением. Кроме этого, в погребах имелись оросительные системы, подключенные к пожарным магистралям. Главная пожарная магистраль проходила с обоих бортов корабля и имела 8 поперечных соединительных трубопроводов. Разветвления от нее вели во все основные отсеки. Система клапанов позволяла отключать поврежденные участки. Для тушения пожаров в котельных отделениях, местах хранения шлюпок и самолетов имелись стационарные установки пенотушения.

Для проведения контрзатоплений имелось 8 кингстонов с дистанционным управлением для спрямления крена и еще 4 кингстона для спрямления дифферента. Подразделение борьбы за живучесть комплектовалось персоналом 7-й и 8-й служб (кочегаров, механиков, мотористов и плотников). Приписанный к подразделению персонал был разделен на аварийные партии, которые во время боя или по приказу собирались в назначенных местах в своих зонах безопасности. Кроме зонного принципа, партии могли переформировываться по специализации: борьбы с пожарами и затоплениями внутри корпуса (2 партии), ремонта энергетической установки (2 партии), ремонта корпуса (1 партия), плотников (1 партия) и борьбы с пожарами в открытых местах (1 партия). Партии были оснащены индивидуальными средствами защиты (респираторами, огнезащитными шлемами и комбинезонами), пожарными шлангами, баграми и топорами и т.д. В отведенных помещениях в каждой зоне безопасности находились маты для заделки пробоин, инструменты и материалы для подкрепления водонепроницаемых переборок и т.д.

Опыт борьбы с затоплениями на Littorio в результате атаки на Таранто в ноябре 1940 г. выявил слабые места системы живучести. Основными недостатками являлись расположение половины мощных стационарных водоотливных насосов за пределами броневой цитадели, а также недостаточное количество и мощность переносных помп. Введенные после этого улучшения, по всей видимости, себя оправдали. И Littorio, и Vittorio Veneto после получения серьезных повреждений в море возвращались на базу своим ходом, сохранив способность развивать высокую скорость.

Средства связи

Основная аппаратура радиотелеграфа размещалась в трех отсеках, находившихся внутри броневой цитадели. Отсек передатчиков радиотелеграфа находился на 2-й средней палубе к носу от барбета кормовой башни главного калибра и оснащался передатчиками большой мощности типов T.N.M.1000, T.N.C.1000 и T.N.C.2000. Основной отсек приемников с 11 приемниками радиотелеграфа располагался также на 2-й средней палубе в корму от барбета второй башни главного калибра, ближе к левому борту. Вспомогательные станции приема и передачи радиотелеграфа размещались внутри башнеподобной бронированной надстройки на уровне надстроечной палубы. В состав их оборудования входило по одному передатчику T.N.S.1000 и T.A.N.250 и пять приемников.

Для ближней связи использовались радиотелефонные станции, размещавшиеся внутри носовой башнеподобной надстройки. Одна станция типа T.A.N. находилась на командном посту связи, одна коротковолновая станция — на адмиральском уровне, одна станция RA-350 — в штурманской рубке и еще одна — на посту второго артиллерийского офицера. Начиная с 1940 года, на линкоры устанавливались дополнительные радиотелефонные станции, работавшие на коротких и ультракоротких волнах, в том числе других моделей (Т.Р.А.20, R.M.4 и т.д.). Вся радиоаппаратура питалась от переменного тока напряжением 220 В. Аппараты радиотелеграфной связи показали себя надежными в эксплуатации, тогда как радиотелефонные по различным техническим причинам не всегда действовали удовлетворительно. При обмене радиосообщениями существовали и проблемы организационного характера. Адмирал Яки-но жаловался, что во время морских боев корабли эскадры обменивались настолько большим количеством радиосообщений, что в конце концов они начинали поступать с запозданием, когда тактическая ситуация уже изменилась. Это приводило к взаимному недопониманию и путанице.

Линкоры типа Littorio имели весьма развитую внутрикорабельную телефонную связь, состоявшую из общей сети со 110 телефонными аппаратами в различных помещениях и набора специализированных сетей, включая сеть корабельной энергетики, сеть управления рулями, сеть наблюдательных постов и прожекторов, сеть борьбы за живучесть, общую сеть управления стрельбой, сеть коллективного оповещения. Общая сеть управления стрельбой имела 158 пользователей, в свою очередь, разделялась на подсети артиллерийских офицеров, отдельные подсети для каждого калибра и т.д. Сеть коллективного оповещения оснащалась 110-ваттным усилителем, 5 микрофонами и 70 распределенными по кораблю громкоговорителями. Все сети коммутировались при помощи двух телефонных станций, размещенных на 2-й средней палубе в носовой и кормовой частях.

Дополнением к внутренней телефонной связи служили три телетайпа, один из которых размещался на адмиральском уровне носовой надстройки, второй — в помещении рядом с основной станцией радиопередатчиков в корме, а третий — в шифровальной. Эти три помещения соединялись также при помощи пневматической почты. В базе один из телетайпов можно было подсоединять напрямую к наземным линиям связи.

Посты наблюдения и сигнализации

Посты наблюдения за воздухом линкора Littorio

На Littorio было оборудовано 26 постов наблюдения, сконцентрированных вокруг носовой башенноподобной надстройки. По три поста наблюдения за морем с биноклями размещались на открытых площадках по бокам от главного директора на высоте 32 м над ватерлинией. Еще по три бронированных вращающихся поста наблюдения за морем размещались на крыше адмиральского уровня с каждой стороны от бронированного поста второго артиллерийского офицера. Остальные 14 постов служили для воздушного наблюдения. Десять из них представляли собой закрытые вращающиеся гиростабилизированные кабинки и размещались по 5 с каждого борта по бокам от командного поста связи. Еще 4 открытых поста находились на двух площадках на том же уровне в передней части надстройки. Посты наблюдения были оборудованы линиями связи с соответствующими оптическими прицелами.

Roma отличался тем, что не имел оборудованных биноклями постов по бокам от главного директора. Вместо этого, на нем было установлено 4 дополнительных закрытых гиростабилизированных поста воздушного наблюдения на верхней площадке у первой трубы, которые должны были улучшить наблюдение за кормовыми секторами. Носовые открытые посты воздушного наблюдения были подняты на один уровень по сравнению с Littorio, а боковые гиростабилизированные посты расположены не полукругом в корму, а в одну линию.

Сигнальный мостик располагался в кормовой части капитанского мостика на площадке вокруг фок-мачты. Там же был оборудован шкаф для хранения сигнальных флагов, поднимавшихся на фалах на фок-мачте. В случае необходимости флаги могли подниматься и на грот-мачте. На ней же, с левой стороны, вывешивались два указателя поворота руля в виде круга и ромба. При перекладке руля один из них автоматически поднимался, а другой опускался, сообщая информацию о повороте следующему кораблю в строю.

Во время войны появилась необходимость обеспечивать наведение истребителей прикрытия, защищавших соединение от воздушных атак. Для этого на площадке, соединяющей главный директор с фок-мачтой, к весне—лету 1943 г. были оборудованы посты наведения истребителей (stazione direzione caccia — SDC), различавшиеся по форме на всех трех линкорах. Они представляли собой металлические будки, сверху частично открытые и частично закрытые прозрачным пластиком, использующимся в авиастроении. Посты оборудовались радиотелеграфными станциями для связи с истребителями и телефонами внутренней связи. Поскольку воздушное сопровождение часто осуществлялось самолетами Люфтваффе, на постах присутствовали немецкие офицеры воздушного наблюдения, иногда со своими портативными радиостанциями.

Прожекторы

По регламенту конца 1930-х годов прожекторы должны были применяться для освещения морских и воздушных целей на среднем расстоянии, ночной навигации в порту, а впоследствии также для ослепления пилотов торпедоносцев на конечной фазе их атак.

Линкоры типа Littorio оснащались четырьмя 150-см и двумя 105-см прожекторами. Их вес составлял соответственно 850 и 622 кг, мощность 19,2 и 10,5 кВт, сила тока 240 и 150 А, а продолжительность горения угольных электродов 2,5 и 2 часа. Прожекторы могли работать при помощи местного или дистанционного управления. Они были произведены теми же фирмами, что и оборудование управления огнем («Сан-Джорджио» для Littorio и «Галилео» для Vittorio Veneto и Roma).

Два 150-см прожектора размещались на площадке между носовой башенноподобной надстройкой и фок-мачтой на уровне крыши поста второго артиллерийского офицера. Они монтировались на коротких рельсах, позволявших сдвигать прожектора к центру для того, чтобы они не мешали нижнему дальномерному посту в кормовых углах. Два других 150-см и два 105-см прожектора располагались на площадках кормовой надстройки. При этом 150-см прожекторы загораживали углы обзора для запасного дальномерного поста и поэтому были смонтированы на платформах с гидравлическим приводом и могли полностью убираться вниз. Оба 105-см прожектора устанавливались стационарно. Они имели подвижные шторки для сигнализации и могли использоваться для передачи световых сообщений на большие расстояния.

На площадке за носовой надстройкой на уровне крыши поста второго артиллерийского офицера были установлены два 40-см сигнальных прожектора, передававших сообщения короткими вспышками белого или синего цвета. Впоследствии эти прожекторы были сняты, а на Roma они вообще не ставились.

Шлюпки

Набор корабельных плавсредств первоначально включал три 12,25-м дизельных баркаса, три 13-м весельных баркаса с вспомогательными дизельными моторами мощностью по 25 л.с., один 13-м и два 10-м моторных катера, две 8,5-м и две 6-м моторные шлюпки, одну 10,45-м весельную шлюпку, один 7,65-м вельбот и две 8,6-м спасательных шлюпки. В дополнение к этому, на борту находились две 3,5-м шлюпки для проведения работ на внешней обшивке в районе ватерлинии.

Две 8,5-м моторные шлюпки и две 8,6-м спасательные шлюпки размещались по бортам спереди и сзади от 120-мм орудий и имели собственные шлюпбалки. Обе 3,5-м шлюпки хранились на полубаке в районе носовой башни главного калибра в перевернутом состоянии и переносились вручную. Остальные корабельные плавсредства спускались на воду и поднимались на борт при помощи двух 15-тонных деррик-кранов, установленных в основании грот-мачты, и были сконцентрированы на полубаке и надстроечной палубе в зоне действия этих кранов. Краны имели стрелы длиной 19 м и приводились электродвигателями мощностью 90 л.с.

С началом военных действий число корабельных шлюпок заметно сокращалось из соображений как снижения загроможденности палубы, так и безопасности. Обычно линкоры несли два—три 12,25-м дизельных баркаса, два 13-м баркаса, один катер и несколько меньших шлюпок. Вместо шлюпок линкоры стали оснащаться спасательными плотами Карлея вместимостью 39 человек каждый. Их общее количество было доведено до 20. Все они размещались на крышах башен. На первой башне главного калибра размещалось 6 плотов (на Roma — 8), на второй — 2 и на кормовой — 6. Носовые 152-мм башни несли по одному плоту (на Roma их не было), а кормовые — по два.

Экипаж

Матросский камбуз линкора Vittorio Veneto.
Офицерский салон линкора Vittorio Veneto.

Штатный экипаж состоял из 1866 человек (92 офицера, 122 старшины, 134 унтер-офицера, 1506 матросов и 12 гражданских чинов). В действительности он несколько отличался от штатного, и его численность на всех трех линейных кораблях была разной. При службе в качестве штабного корабля экипаж увеличивался и мог достигать примерно 1960 человек.

Экипаж, за исключением командира и его помощников, был разделен на 9 служб (reparti), аналогичных боевым частям в советском флоте. 1-я служба (связи) включала сигнальщиков и радиотелеграфистов; 2-я (морская) — рулевых; 3-я и 4-я (артиллерийские) — артиллеристов, обслуживающий персонал приборов системы управления огнем и т.д.; 6-я (электрическая) — электриков, обслуживающий персонал гирокомпасов и т.д.; 7-я и 8-я (морских инженеров) — кочегаров, машинистов, мотористов, плотников и т.д.; 9-я (хозяйственная) — персонал различных служб, квартирмейстеров и т.д.; 10-я (штабная) — персонал штаба адмирала при его нахождении на корабле[11].

Весь экипаж, за исключением гражданских чинов и некоторых старшин, делился на три смены, в обычных условиях попеременно несших вахту по 4 часа. Матросские кубрики располагались в основном на 1-й средней палубе по бортам в носовой и центральной части корпуса. Спальные места представляли собой подвесные гамаки, которые собирались и заменялись столами со скамьями, снимавшимися с креплений на подволоке. Таким образом, спальные помещения переоборудовались в столовые. На время сна столы со скамьями снова убирались. Такая, восходившая к традициям парусного флота, организация была не слишком удобной и обеспечивала экипажу не самые лучшие условия обитания, но давала значительную экономию места и облегчала уборку помещений.

Прием пищи нижними чинами осуществлялся по бачковой системе. Матросы были разделены на группы из 6—10 человек. Каждой группе выдавался общий бачок с едой и индивидуальные приборы. Из группы по очереди назначались 2 человека, которые отвечали за получение пищи и мытье посуды. Запас продовольствия в холодильниках и кладовых линкора был рассчитан на питание примерно 1500 человек в течение двух месяцев.

Помещения унтер-офицеров размещались в основном на верхней палубе под полубаком по бортам в носовой и центральной части корпуса. Одноместные и двухместные офицерские каюты находились на 1-й средней палубе в центральной и кормовой части корпуса. Обширные помещения адмирала и командира корабля размещались на этой же палубе в самой корме. Помещения младших офицеров располагались в кормовой части на 2-й средней палубе.

Окраска

Линейный корабль Littorio. Схемы камуфляжа.
Линейный корабль Littorio. Схемы камуфляжа.
Линейный корабль Vittorio Veneto. Схемы камуфляжа.
Линейный корабль Roma. Схема камуфляжа.

При вступлении в строй в мае 1940 г. Littorio и Vittorio Veneto окрашивались в стандартный для итальянских кораблей светлый пепельно-серый цвет (grigio-cener-ino chiaro), которым красились все вертикальные поверхности, за исключением матово-черных (nero opaco) ватерлинии и козырьков дымовых труб. Светло-серый цвет становился малозаметным в пасмурную погоду, но в ясную казался почти белым и был хорошо виден со значительного расстояния. Подводная часть покрывалась двумя слоями краски. Внутренний слой был антикоррозионным, а внешний — необрастающим, темно-зеленого цвета (verde scuro),. Палубы были окрашены в темный свинцово-серый цвет (grigio piombo), кроме участка верхней палубы в корме, имевшего тиковое покрытие и сохранявшего естественный цвет древесины.

После боя у Пунта-Стило в июле 1940 г., выявившего сложности в опознании итальянских кораблей собственной авиацией, было принято решение о нанесении на полубак в носовой части опознавательных знаков быстрой идентификации в виде чередующихся белых и красных диагональных полос. Интересно, что такие полосы нанесли даже на недостроенный Impero. При этом на Vittorio Veneto деревянная палуба юта была закрашена свинцово-серой краской и на кормовую ее часть также нанесли опознавательные диагональные красные и белые полосы. Roma, как и, по всей видимости, Littorio, несли опознавательные полосы только в носовой оконечности и сохранили естественный цвет деревянного настила в корме. С другой стороны, на Littorio и Vittorio Veneto к началу 1943 г. опознавательные полосы были закрашены, в то время как на Roma они сохранялись.

Во второй половине 1940 г. под руководством Луиджи Петрилло начались работы по созданию камуфляжной окраски кораблей. Было создано две базовых схемы, которые опробовали на крейсерах Fiume и Emanuele Filiberto Duca d`AostaWows-icon.png. Камуфляжная схема для последнего получила название «двойная рыбья кость» (Doppia spina di pesce), и в конце марта 1941 г. такую окраску получил проходивший ремонт повреждений в Таранто Littorio. Корпус и надстройки линкора красились в глубокий темно-серый цвет (fondo grigio scuro), на который наносились крупные желто-зеленые (giallo-verde) четырехугольники, расходящиеся от центра корабля в обе стороны, в форме рыбьих хвостов. Окраска являлась полностью симметричной по обоим бортам и была призвана затруднить работу оптических дальномеров противника. В июне 1941 г., во время ремонта после торпедного повреждения, похожую окраску получил и Vittorio Veneto. Его схема камуфляжа отличалась большим числом изломов в верхней части вместо чистых четырехугольников. Кроме того, она была несколько различной на двух бортах. В августе 1941 г. оконечности обоих линкоров закрасили в грязно-белый цвет (bianco sporco орасо) с целью исказить размеры корпуса.

«Двойная рыбья кость» не вполне удовлетворила адмирала Якино. Действительно, даже на не очень значительном удалении корабль выглядел как единый довольно темный силуэт. Поэтому исследования оптимальной схемы камуфляжа продолжились и во второй половине 1941 г. Были испробованы различные сочетания цветов, но в конце концов флот остановил свой выбор на двухцветной окраске. Основным цветом стал светлый пепельно-серый (cenerino chiaro opaco), а на него наносились широкие контрастные полосы темно-серого (grigio scuro opaco). При этом темным полосам следовало придавать неправильную форму, избегая горизонтальных, вертикальных или параллельных линий. Кроме того, рекомендовалось, по возможности, наносить различные рисунки как на различные корабли, так и на разные борта одного корабля. В октябре 1941 г. данная схема была опробована на легком крейсере Giovanni delle Bande Nere, а 29 декабря 1941 г. официально утверждена в качестве стандартной.

Новая окраска была нанесена на Vittorio Veneto в марте 1942 г. во время ремонта после торпедного попадания в декабре 1941 г. Темные полосы на линкоре были составлены из ломаных линий, а оконечности сохранили грязно-белый цвет. Roma вошел в строй, имея аналогичную схему окраски. Littorio получил стандартную схему в мае 1942 г. Его окраска отличалась криволинейной формой темных пятен и отсутствием грязно-белой окраски оконечностей. После торпедирования крейсеров Bolzano и Muzio Attendolo подводными лодками специалисты посчитали, что белые оконечности выделяют точку прицеливания, и началось избавление кораблей от этого элемента окраски. В августе 1942 г. оконечности на Vittorio Veneto были закрашены светлым пепельно-серым цветом, а в октябре того же года аналогичным образом перекрасили Roma.

В 1944 году, во время стоянки в Большом Горьком озере в Египте, Italia (бывший Littorio) и Vittorio Veneto были перекрашены по британской стандартной адмиралтейской схеме, которую они сохранили до своей сдачи на слом. На корпус светлого пепельно-серого цвета наносился темно-серый прямоугольник, соответствовавший по расположению главному броневому поясу.

Модернизации и внешние отличия

Различия постов наведения истребителей (SDC) на линкорах типа Littorio

Roma отличался от своих собратьев поднятым носом и только одним якорным клюзом с правого борта. Кроме того, сама форма клюзов на Roma была иной. Впоследствии еще одним, хотя и менее заметным отличием, стал герб города Рима на носу линкора, хотя первоначально этот корабль, как и два других, нес пятиконечную звезду (символ Италии, именуемый Stella d'Italia) в верхней части форштевня.

Нижний ряд иллюминаторов на последнем вступившем с строй линкоре начинался чуть спереди от носовой башни главного калибра, в то время как на Vittorio Veneto и Littorio — от якорных клюзов. Корабли отличались также конфигурацией носовой надстройки и площадок у дымовых труб. Так, Littorio нес две коротких стойки для ходовых и боевых огней на площадке за главным директором, а Vittorio Veneto и Roma — только одну стойку для ходовых огней, поскольку боевые огни на них размещались на фок-мачте. Правда, на Roma была установлена дополнительная короткая стойка на грот-марсе позади стеньги. Все три линкора имели разную конфигурацию большинства мостиков носовой надстройки, а Roma выделялся наличием развитой площадки у носовой трубы и отсутствием небольшой площадки в передней части кормовой трубы. Остекление адмиральского и капитанского мостиков на Roma было почти вертикальным, с едва заметным наклоном вперед, а на других двух линкорах имело наклон назад.

Еще одним отличием линейных кораблей типа Littorio друг от друга являлась форма директоров и КДП. При этом Vittorio Veneto и Roma имели больше сходства, поскольку КДП для них поставлялись одной фирмой, однако и между ними имелись различия. Если главный директор и дальномерные посты главного калибра на этих двух кораблях были сходными, хотя и отличались некоторыми деталями (например, формой центрального прицела), а КДП 152-мм артиллерии — вообще идентичными, то командно-дальномерные посты 90-мм артиллерии оказались совершенно различными. Littorio же отличался от собратьев формой практически всех КДП.

Линкоры типа Littorio являлись новейшими крупными кораблями итальянского флота и модернизировались весьма ограниченно. Приведем краткий перечень основных модернизаций, которые более подробно описаны в соответствующих разделах.

Весной 1941 г. на Littorio (в марте) и Vittorio Veneto запасной якорь был снят, а его клюз заделан со стороны палубы для удобства перемещения членов экипажа. В этот же период по опыту Таранто проведены улучшения в системе обеспечения живучести.

В 1941 г. на Vittorio Veneto и Littorio были добавлены две спаренные 20-мм установки, а в первой половине 1942 г. на Littorio установили еще две, а на Vittorio Veneto — четыре 20-мм «спарки». В сентябре 1943 г. Vittorio Veneto лишился одной из носовых одиночных 37-мм установок.

На Littorio в августе 1941 г. был установлен радар ЕС.З/bis, замененный в сентябре 1942 г. на ЕС.З/ter. В апреле—мае 1943 г. ЕС.З/ter смонтировали на Roma, в июне — на Vittorio Veneto. К началу сентября Littorio оснастили вторым радаром ЕС.З/ter. Во второй половине 1942 г. на корабли установили немецкие станции радиотехнической разведки FuMB-1 «Metox».

К весне—лету 1943 г. линкоры были оборудованы постами наведения истребителей, различавшимися по форме на всех трех кораблях.

История службы кораблей

BattleShipLittorio.jpg

В разных источниках существуют разные мнения о том какой корабль являлся головным Littorio или Vittorio Veneto и, соответственно, как следует называть класс кораблей. Заложены они были в один день, но Vittorio Veneto был почти на месяц раньше спущен на воду.

Littorio заложен 28 октября 1934. Постройку осуществляли на верфи Ansaldo в Генуе. 22 августа 1937 линкор был спущен на воду, 24 июня 1940 принят в состав флота, 1-эскадра (дислоцировалась в Таранто). Он считался высокопрестижным кораблём флота с тщательно отобранным экипажем, однако гражданские инженеры и техники были вынуждены оставаться на его борту несколько первых месяцев его службы.

11 ноября 1940 г. британские самолеты Swordfish поразили Littorio тремя торпедами, несмотря на серьезные разрушения, линкор остался на плаву. В апреле 1941 г., после ремонта, Littorio вернулся в строй, а в марте 1942 г., во время боя у африканских берегов вновь был поврежден. В июне 1942 г. и апреле 1943 г. линкору удалось уцелеть после сильнейших воздушных атак. 30 июля 1943 г., через пять дней после свержения Муссолини, Littorio переименовали в Italia. 9 сентября линкор подвергся атаке немецких бомбардировщиков Do-217, которые сбросили тяжёлые радиоуправляемые бронебойные планирующие авиабомбы Fritz-X. Масса каждой бомбы была 1570 кг, масса взрывчатого вещества доходила до 300 кг; бомба сбрасывалась с 6—8 км и пробивала броню толщиной 120—150 мм. Одна из бомб пробила линкор насквозь и взорвалась в воде, что, вероятно, спасло Littorio. По условиям Парижского мирного договора линкор передавался США, и 1 июня 1948 его исключили из списков итальянского флота. Правительство США предложило разобрать линкор на металлолом на месте, и к 1955 году его разобрали окончательно.

BattleShipLittorio2.jpg

Vittorio Veneto заложен 28 октября 1934 г., спущен на воду 25 июля 1937 г., вошёл в строй в 1 мая 1940 г. Во время ходовых испытаний на полную мощность показал лучшую на тот момент в мире скорость для линейного корабля 32,5 узла. Первый боевой выход состоялся 31 августа 1940, когда крупнейшая группировка итальянских линейных сил направилась на открытое столкновение со средиземноморским флотом Англии, базировавшимся в Александрии. Английская авиация успела обнаружить итальянское соединение, и британцы отступили. В дальнейшем Vittorio Veneto неоднократно участвовал в попытках перехвата конвоев Гибралтар—Мальта, во время одной из которых был серьезно поврежден торпедой. По условиям Парижского мирного договора линкор передавался Великобритании, но та предложила итальянцам разобрать его на металлолом на месте. С 1953 по 1955 годы корабль был разобран в Специи.

Взрыв линкора Roma в результате попадания радиоуправляемой бомбы Fritz-X.

Roma заложен 18 октября 1938 г., спущен на воду 9 июня 1940 г., вошёл в строй в июне 1942 г. По сравнению с предыдущими кораблями серии Roma был немного улучшен: увеличен размер надводного борта, увеличено количество пулеметов, вместо 24 пулемётов Breda были установлены 32. Из-за катастрофической нехватки топлива Roma так и не совершил серьезных походов, а фактически служил в качестве плавучей крепости. Подвергался бомбардировке американцев, как и в случае с Littorio, бронебойная бомба, пробив линкор насквозь, взорвалась в воде. 9 сентября 1943 года, после капитуляции Италии, Roma подвергся бомбардировке авиацией Германии (для предотвращения передачи корабля союзникам), взорвался и затонул.

Impero заложен 14 апреля 1938 г., спущен на воду 15 ноября 1939 г., не был завершен. 22 января 1942 г. Impero перевели в Венецию, а затем в Триест, где после капитуляции Италии его захватили немцы. Общая готовность корабля в это время не превышала 36 % (13436 тонн). Немцы использовали его для испытания поражающего действия различных боеприпасов, 20 февраля 1945 г. он подвергся бомбовым ударам авиации союзников, был поврежден и позже затоплен немцами. После окончания боевых действий полуразрушенный корпус подняли и разрезали на металлолом в Венеции.

Общая оценка проекта

Заложенные в конце 1934 г. Littorio и Vittorio Veneto стали первыми в мире линейными кораблями нового поколения — поколения «35 000-тонных» или «договорных» линкоров. Они строились по самым современным технологиям того времени и явились воплощением всех достижений итальянской науки и техники. Итальянцы решили полностью использовать определенный Вашингтонской конференцией запас водоизмещения линкоров и задумали построить корабли, превосходящие практически по всем тактико-техническим характеристикам все существовавшие к тому моменту линкоры своих потенциальных противников. Дальнейший ход истории полностью подтвердил правильность данного выбора. Опыт постройки малых линкоров другими странами — французских типа Dunkerque или германских типа Scharnhorst — показал, что для создания полноценного корабля этого класса не следует экономить в водоизмещении.

В исторической литературе отмечается, что в итальянском проекте был достигнут удачный баланс наступательных и оборонительных качеств. Корабли имели совершенное устройство, обладали хорошими скоростными и маневренными показателями. В то же время, нельзя сказать, что какой-то элемент намеренно приносился в жертву скорости, что само по себе не типично для итальянской кораблестроительной школы, тем более — для эпохи Муссолини с ее ставившейся во главу угла «политикой рекордов». Среди недостатков проекта обычно называются неудачное горизонтальное бронирование, слабость зенитной артиллерии, неудовлетворительная противоторпедная защита. Эти претензии не всегда обоснованы. Разберем сильные и слабые стороны линкоров типа Littorio по порядку.

Одним из самых интересных технических решений, реализованным при постройке этих кораблей, следует считать конструктивную подводную защиту системы Пульезе, кардинально отличавшуюся от обычных для того времени ПТЗ «слоистого» типа, в которых слои пустоты чередовались с заполненными жидкостью отсеками. В литературе ей даются диаметрально противоположные оценки — от наиболее эффективной среди современников до неоправданно сложной и затруднявшей ремонт полученных повреждений. Трудно сказать, насколько хорошо она себя показала в реальной обстановке, поскольку Littorio и Vittorio Veneto получали попадания в основном вне зоны ПТЗ. Во всяком случае, нет никаких оснований считать ее хуже зарубежных образцов. Попадание 533-мм торпеды в Vittorio Veneto 14 декабря 1941 г. вызвало затопление кормовых погребов, но аналогичные попадания в линкоры других стран приводили к похожим последствиям. Например, выпущенная английским эсминцем HMS Acasta 8 июня 1940 г торпеда поразила Scharnhorst в то же самое место, выведя из строя не только погреба, но и часть турбинных отделений. Ремонт германского линкора оказался более длительным, чем у Vittorio Veneto. Попадание торпеды с японской субмарины I-19 в американский USS North Carolina также вызвало затопление погребов, хотя заметно меньшее число погибших на американском корабле является косвенным свидетельством более умеренных разрушений. Тем не менее, ремонт в доке занял не меньше времени, чем у «итальянца». Разумеется, система Пульезе не была лишена недостатков. При очень сильном взрыве она могла дать обратный эффект с образованием значительного крена, ликвидировать который можно было только с помощью затопления отсеков противоположного борта. Касательно же упреков в том, что она не защищала от торпед с магнитным взрывателем, если те взрывались под днищем корабля, то это можно отнести на счет практически любой другой системы ПТЗ периода Второй мировой войны.

Негативную общую оценку живучести на примере повреждений Littorio в Таранто 11 ноября 1940 г. также нельзя признать справедливой. Тогда критические положение корабля стало следствием плохой подготовки экипажа. Точно такое же попадание во время «Июньской конвойной битвы» не имело столь серьезных последствий, как и большинство других случаев боевых повреждений кораблей этого типа. Чаще всего последствия торпедных и бомбовых попаданий удавалось быстро локализовывать, и линкоры возвращались на базу своим ходом, сохранив способность поддерживать высокую скорость. В частности, Littorio после вышеупомянутого попадания авиационной торпеды в носовую часть 16 июня 1942 г. находился в заметно лучшем положении, чем английский линкор HMS Nelson, получивший торпеду в ту же зону 27 сентября 1941 г. Британский корабль принял заметно больше воды, был вынужден весьма сильно снизить ход и имел проблемы с водоотливными системами во многом аналогичные тому, с чем итальянцы столкнулись в Таранто. Ремонт HMS Nelson занял полгода против двух месяцев у Littorio.

Зоны свободного маневрирования при обстреле бронебойными снарядами (расчетные данные)

Тип корабля итал. 381-мм/50 франц. 380-мм/45 брит. 356-мм/45
Тип Littorio 75—150 кбт. 50—150 кбт.
Тип Richelieu 110—165 кбт. 80—170 кбт.
Тип King George V 100—170 кбт. 85—160 кбт.

Мощность артиллерии главного и противоминного калибров соответствовала наивысшим мировым стандартам и превышала таковую у большинства линкоров новой постройки. Разработанные фирмой «Ансальдо» 381-мм орудия с длиной ствола 50 клб. по пробиваемости вертикальной брони теоретически превосходили зарубежные орудия не только калибра 356—380 мм, но и большинство 406-мм, уступая только пушкам кораблей типов Yamato и Iowa. Приведенный в таблице диапазон дистанций, в пределах которых обеспечивалось непоражение жизненно важных частей корабля при обстреле бронебойными снарядами, для типа Littorio оказывается наибольшим среди возможных участников войны на Средиземном море.

Артиллерии главного калибра итальянских линкоров соответствовало вертикальное бронирование, выполненное по оригинальной схеме. Увы, того же нельзя сказать о горизонтальной защите. Броневая палуба была самой тонкой из «35 000-тонников». При этом у конструкторов имелись возможности выполнить его гораздо более надежным даже в пределах тех же самых масс. Распределение брони по двум палубам, да еще с использованием довольно мощных настилов из стали повышенной сопротивляемости, влекло за собой снижение общей прочности сложной броневой преграды по сравнению с одной монолитной бронепалубой. Впрочем, горизонтальная защита почти всех европейских и американских линкоров, построенных в конце 30-х — начале 40-х годов страдала теми же недостатками. Весьма слабой на типе Littorio оказалась и защита рулевого управления. Зато наличие трех рулей оказалось явно полезным, особенно если вспомнить эпизод с Bismarck.

Идея о необходимости достаточно крупного противоминного калибра привела к тому, что итальянцы не пытались оснащать свои линкоры по-настоящему универсальной артиллерией. Сами же 152-мм пушки в противоминной роли себя совершенно не проявили. Например, во время Второго боя в заливе Сирт Littorio, кроме прямого попадания, добился еще пяти накрытий 381-мм снарядами, часть из которых нанесла повреждения британским эсминцам. Результат же стрельбы 152-мм артиллерии остался нулевым, несмотря на значительное количество выпущенных снарядов.

Система противовоздушной обороны новых итальянских линкоров на момент создания проекта вполне отвечала своему назначению. Однако бурное развитие авиации во второй половине 1930-х годов привело к тому, что уже к началу войны она опустилась где-то «в середину списка». Из числа реальных или потенциальных участников боевых действий на Средиземном море корабли типа Littorio имели преимущество над старыми британскими линкорами и даже новейшим «Ришелье», но уже уступали модернизированным HMS Queen Elizabeth и HMS Valiant. Дальнейшее совершенствование средств ПВО шло в Италии с явным отставанием. К 1943 году зенитное вооружение уже не соответствовало современным требованиям ни по качествам артиллерийских систем, ни по составу и возможностям систем приборов управления зенитным огнем.

Несомненными являлись и принципиальные недостатки, порожденные общим отставанием итальянской промышленности в передовых технологиях: электросварке корабельных конструкций, изготовлении электротехнических и гироскопических устройств для системы ПУС и дистанционного управления артиллерийскими установками, наконец, оптике и радиолокации. Выдающиеся достижения отдельных итальянских инженеров соседствовали с заметно более слабым средним конструкторским звеном. В частности, имел место эпизод, когда вследствие довольно элементарной ошибки изготовили модель неправильных пропорций для опытового бассейна. Весьма интересные конструкторские идеи сочетались с не всегда столь же хорошей реализацией в деталях.

Корабли типа Littorio оказались единственными линкорами последнего поколения, разрабатывавшимися для ограниченного ТВД. Отсутствие необходимости в длительных переходах позволяло ограничиться небольшой дальностью плавания и уменьшить запас топлива. Сокращенный по сравнению с линкорами других стран боекомплект также стал следствием расчета на принцип «один выход — один бой», обусловленного близостью собственных баз. Несмотря на это, из-за применения не самых оптимальных для экономии веса конструктивных решений и технологий итальянские линкоры оказались самыми тяжелыми среди формальных «35 000-тонников» (за исключением германских типа Bismarck).

Тем не менее, создание таких сложных и совершенных кораблей, безусловно, можно характеризовать как крупное достижение итальянской школы военного кораблестроения, во многом не превзойденное им и по сей день. Достаточно сказать, что линкоры типа Littorio остаются самыми крупными боевыми кораблями, когда-либо построенными в Италии.

Впечатляют и темпы строительства, особенно двух единиц второй серии. Заложенный в сентябре 1938 г. Roma, несмотря на все трудности, которые испытывала итальянская экономика после вступления страны во Вторую мировую войну, вошел в строй в июне 1942 г. — одновременно с заложенным на год раньше его британским линкором HMS Anson. У Impero стапельный период занял всего полтора года, и если бы не поспешное решение о его переводе из Генуи, корабль наверняка был бы достроен к концу 1942 г.

Бытует мнение, что реконструкция старых линейных кораблей типа Conte di Cavour и Andrea Doria из-за чрезмерных затрат нанесла ущерб строительству новых. На сэкономленные при отказе от их модернизации средства якобы можно было построить два новых линкора. Особо много нареканий высказывается по поводу решения реконструировать вторую пару, что якобы задержало строительство Roma и Impero. При этом явно забывается, что линкоры типа Littorio являлись наиболее приоритетной программой итальянского военного судостроения, которая, возможно, негативно отразилась на темпах строительства и модернизации кораблей других классов и типов, но никак не наоборот.

В первый год войны на Средиземном море линкоры оставались тем единственным классом кораблей, который, по мнению адмиралов обеих воюющих сторон, определял реальное соотношение морских сил на данном театре. Благодаря принятым в 1933—1940 гг. энергичным мерам по усилению линейного флота, итальянцы к августу 1940 г. располагали пятью боеготовыми линейными кораблями (еще один заканчивал подготовку и два находились в достройке), которые представляли собою значительную силу.

Линкоры типа Littorio были наиболее мощными кораблями Второй мировой войны на Средиземном море. К сожалению, или к счастью — учитывая, на чьей стороне воевала Италия, — им так и не удалось в полной мере реализовать свой высокий боевой потенциал. Историю боевого применения новейших итальянских линкоров как нельзя лучше иллюстрирует расхожая фраза, обычно приписываемая Уинстону Черчиллю: «Итальянцы строят корабли лучше, чем потом на них плавают». Реальные достижения итальянского линейного флота оказались ничтожными. Поэтому мы заканчиваем наш рассказ словами одного из ведущих итальянских военно-морских теоретиков, в 1942—1943 гг. командовавшего 9-й дивизией линкоров, — адмирала Джузеппе Фьораванцо: «Несмотря на появление все новых видов оружия, решающим оружием в конечном счете является человек».

Примечания

  1. Данные по статье Э. Чернуски и В. О'Хара «The Breakout Fleet: Oceanic Programmes of the Regia Marina, 1934-1940», опубликованной в «Warship 2006». Американцы У. Гарцке и Р. Далин в «Axis and Neutral Battleships in World War II» приводят несколько другие характеристики: водоизмещение 18 000 т, скорость хода 26 уз., главный калибр из 6 343-мм (!) в двух трехорудийных башнях. Интересно, что для иллюстрации приводится одна и та же схема корабля. Авторы настоящей работы склоняются к тому, что она скорее соответствует 254-мм проекту. Публикация Чернуски и О’Хара появилась более чем на 20 лет позже, да и визуально орудия скорее соответствуют 254-мм/55.
  2. В дальнейшем расстояние между вертикальными внешним и внутренним поясом уменьшено до 1,25 м, а в окончательном варианте — до 25 см.
  3. Известный советский кораблестроитель В.В. Смирнов, побывавший в 1935 г. в командировке на «Ансальдо», приводит в своих воспоминания любопытный эпизод: «На вопрос о колесе Белуццо Де Вито [начальник турбинного КБ фирмы «Ансальдо»] ответить затруднился. Чувствовалось, что ему самому не нравится эта конструкция. Наконец, понизив голос, он сказал: «Сам я не стал бы строить турбины с колесами Белуццо, но, поймите, синьор Смирнов, что Белуццо — близкий друг Муссолини и член Большого фашистского совета. Нам приказано делать для кораблей турбины только по проектам этого профессора...»
  4. Итальянцы на определенном этапе предпочитали трехкорабельные соединения, что, например, отразилось в программах строительства тяжелых крейсеров. «Пола» должен был служить флагманским кораблем, а остальные шесть единиц образовывали два тактически однородных соединения.
  5. В те годы существовала практика предлагать другим государствам по каким-либо причинам не принятые для итальянского флота проекты, которые могли подрабатываться под требования заказчика. Например, ранее упомянутый «карманный» линкор также попал в портфель проектов «Ансальдо» и предлагался латиноамериканским странам и Испании. Для Чили был разработан вариант со вспомогательным вооружением из американских 127-мм орудий.
  6. Принятая в литературе длина Roma в 240,1 м является ошибочной.
  7. На линкоре Roma — на метр с лишним больше.
  8. Согласно наиболее новому и подробному исследованию Э. Баньяско и А. де Торо. Более ранние итальянские источники говорят о 22 переборках.
  9. Здесь и далее — все веса в метрических тоннах.
  10. По всей видимости, Impero оборудовался аналогично.
  11. 5-я служба (подводного оружия), включавшая торпедистов, минеров и т.д., на борту линкоров типа Littorio отсутствовала.

Видеоматериалы

Рекомендую посмотреть хороший видеоролик показывающий особенности конструкции кораблей, кадры участия их в морских походах и завершения службы - разделки на металл.

Литература

  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперлинкоры Муссолини. Главные неудачники Второй Мировой.. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2010. — 176 с. — ISBN 978-5-699-39675-7
  • Патянин С.В. Прооклятые линкоры. «Цезарь» ставший «Новороссийском». — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 176 с. — ISBN 978-5-699-46587-7
  • Патянин С.В., Малов А.А. Суперкрейсера Муссолини. Если бы не адмиралы!. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2011. — 128 с. — ISBN 978-5-699-50944-7
  • Малов А.А., Патянин С.В. Крейсера типов «Монтекукколи» и «Аоста». «Пожарная команда» итальянского флота. — Война на море. — Москва: ЕКСМО, 2019. — 160 с. — ISBN 978-5-04-100726-3

Источники информации

Галерея