Добро пожаловать на Wargaming.net Wiki!
Варианты

IJN Mogami (1934)

Перейти к: навигация, поиск
Версия 11:13, 31 марта 2014Версия 11:18, 31 марта 2014
Строка 73:Строка 73:
  
 == Вооружение и авиагруппы == == Вооружение и авиагруппы ==
 +'''Главный калибр'''
 +
 +Ещё до Первой мировой войны руководство японского флота приняло решение сделать основным средним калибром своих кораблей 140 мм. Это было вызвано тем обстоятельством, что 152-мм снаряды оказались слишком тяжелы для матросов. В результате появилось 140-мм орудие Тип 3, которым вооружались все японские лёгкие крейсера, построенные в 1920-х годах. Орудие достаточно быстро устарело, но руководство императорского флота было в то время сосредоточено на развитии крейсеров с 200-мм орудиями. Лондонский договор 1930 года фактически запретил их строительство в Японии, и теперь японцы сосредоточились на лёгких крейсерах. Иностранные лёгкие крейсера вооружались пушками калибра 150—152 мм. Артиллерию максимального разрешённого калибра несли лишь три французских крейсера типа «Дюгэ Труэн», вооружённые пушками 155 mm/50 Model 1920. Хотя такой калибр более никем не использовался, японцы выбрали именно его, следуя своей политике достижения индивидуального превосходства своих кораблей.
 +Работы начались в 1930 году под руководством инженера Тиёкити Хата, разработавшим для императорского флота целый ряд артиллерийских систем. Испытания орудия начались в 1932 году, на вооружение оно было принято 7 мая 1934 года. Изначально техническое задание предусматривало возможность ведения огня по воздушным целям, поэтому задавался угол возвышении 75°, начальная скорость снаряда 980 м/с, досягаемость по высоте 18 000 м. Ещё в процессе проектирования стало ясно, что реализация такой задачи потребует очень сложных и тонких механизмов наводки, а скорострельность и запас снарядов не позволят вести эффективный зенитный огонь. В окончательном варианте угол возвышения ограничили 55°.
 +Само орудие было очень мощным, но не скорострельным, ввиду применения ступенчатого поршневого затвора Велина. Технически обеспечивался темп стрельбы 7 выстрелов в минуту, но система подачи боеприпасов обеспечивала доставку лишь пяти снарядов и зарядов в минуту на ствол. Тем не менее, огневая мощь крейсеров типа «Могами» считалась очень солидной. По весу минутного залпа своих пятнадцати 155-мм пушек они даже превосходили крейсера с десятью 203-мм орудиями — 4200 кг в минуту против 3780 кг. Дальность стрельбы была лишь немногим меньше, чем у 203-мм пушек и составляла 27 400 м. Имелся лишь один тип боевого снаряда — бронебойный, с баллистическим «ныряющим» наконечником, рассчитанный на поражение цели недолётами. Он снаряжался 1,152 кг тринитроанизола и комплектовался донным взрывателем с задержкой 0,08 с. На дистанции 15 000 м он пробивал броню толщиной 108 мм[32]. Кроме того, имелся учебный снаряд без взрывателя. Боекомплект составлял 150 снарядов на орудие. Кучность стрельбы оценивалась как хорошая.
 +Трёхорудийные башни были спроектированы в 1932 году тем же С. Хада. Они представляли собой легкобронированную конструкцию, вращавшуюся на роликовом погоне диаметром 5,71 м. Наведение башен производилось с помощью гидропривода, давление рабочей жидкости поддерживалось двумя электромоторами по 100 л.с. Скорость горизонтального наведения составляла 6°/с, вертикального — 10°/с. Максимальный угол возвышения +55°, минимальный — 10°. Башни получились достаточно тесными, с расстоянием между осями орудий 1,55 м, поэтому замок центрального орудия пришлось повернуть на 45°. Заряжание производилось при фиксированном угле +7°, поэтому пушки приходилось каждый раз возвращать на линию заряжания. Для доставки к орудиям боеприпасов имелось по шесть подъёмников черпакового типа на башню — три снарядных и три зарядных. Снаряды загружались и досылались в казённик гидротолкателями, заряды в шёлковых картузах загружались на лоток вручную и досылались гидротолкателями. Для обслуживания каждой башни требовалось 24 человека в боевом отделении, 7 человек в снарядном и 10 человек в зарядном, всего 41 человек на каждую башню.
 +Размещение башен в целом повторяло тип «Такао», но носовая группа располагалась несколько иначе. От центральной возвышенной башни отказались, вместо этого две башни разместили в носу линейно, а третью выше, на шельтердеке. Башни № 3 и № 4 имели 8-метровые оптические дальномеры. После замены башен на двухорудийные с 203-мм орудиями освободившиеся башни с 155-мм пушками решили использовать на линкорах типа «Ямато» и лёгких крейсерах типов «Агано» и «Оёдо». Реально было установлено по четыре башни на линкорах «Ямато» и «Мусаси», причем они были существенно модернизированы перед установкой, две башни на крейсере «Оёдо».
 +
 +Японский флот не был полностью удовлетворён орудиями 200-мм/50 Тип 3 №1, которыми оснащались крейсера типов «Фурутака», «Аоба» и «Мёко». Они были меньше максимально разрешённого Вашингтонским договором калибра и уступали в весе снаряда аналогичным орудиям других стран. С учётом постоянного стремления руководства японского флота добиться качественного превосходства над потенциальными противниками, такое положение дел представлялось нетерпимым. Ещё одним толчком к разработке нового орудия для тяжёлых крейсеров стало создание в 1923—1924 годах в Великобритании 203-мм орудий Mk.VIII, которые имели угол возвышения до 70° и должны были использоваться в качестве универсальных. Эти артсистемы предназначались для тяжёлых крейсеров типа «Кент». Фактически британская программа полностью провалилась и применить столь тяжёлые пушки для обеспечения ПВО оказалось невозможно, но во второй половине 1920-х годов об этом ещё не было известно и японские адмиралы пожелали получить орудие с такими же характеристиками.
 +Орудие было разработано в 1930—1931 годах под руководством инженера С. Хада, который ранее создал орудие Тип 3 № 1. На вооружение Тип 3 № 2 приняли 25 июля 1931 года. Первоначально обеспечивался угол возвышение 70°, но достаточно скоро стало ясно, что зенитный огонь этих пушек не будет эффективным, зато конструкция башен чрезмерно усложняется. На последующих моделях угол возвышения был лишь 55°. Наибольшая дальность стрельбы достигалась при угле возвышения 45°. Само орудие имело переходную конструкцию, с использованием проволочной намотки и ступенчатый поршневой затвор Велина. Теоретически можно было выпускать 5 снарядов в минуту, реально не более четырёх, при стрельбе на большие дистанции ещё меньше, вследствие необходимости возвращать орудия на угол заряжания. К началу войны имелось пять типов снарядов: бронебойный, имевший лишь баллистический колпачок, Тип 91, содержавший 3,11 кг тринитроанизола; фугасный, Тип 0, содержавший 8,17 кг тринитроанизола; фугасный Тип 3, фактически осколочно-зажигательный, начинённый 198 зажигательными трубочками; осветительный Тип «B», содержавший 5,13 кг пиротехнической смеси и снабжённый парашютом; учебный Тип 91. Все снаряды имели одинаковый вес — 125,85 кг. Заряды упаковывались в шёлковые картузы и делились на «общие», «уменьшенные» и «лёгкие».
 +Для крейсеров типа «Могами» пришлось разработать новые башни, так как размер их башенных погонов был больше, чем на предшественниках — 5,71 м против 5,029 м. Башни были созданы на основе Модели «E», которыми оснащался крейсер «Мая». Помимо большего размера погона, боевые отделения башен оказались длиннее на 20 см. Скорость вертикального наведения понизили до 6°/с. Расстояние между осями орудий теперь составило 190 см. Поскольку стволы 203-мм орудий были длиннее, чем у 155-мм, в походном положении стволы пушек башни № 2 уже нельзя было опустить ниже +12°. Боекомплект состоял из 120 выстрелов на каждый ствол. Численность орудийной прислуги снизилась до 38 человек: 19 в боевом отделении, 9 в снарядном и 10 в зарядном погребах.
 +
 +'''Универсальный калибр'''
 +
 +Стандартным средством ПВО дальнего действия было 127-мм орудие Тип 89. Оно было начато разработкой в 1928 году, испытания начались в 1931 году, на вооружение пушка была принята в 1932 году. Работы велись под руководством С. Хада. Эти орудия устанавливались на японские линкоры, авианосцы, тяжёлые крейсера и эскортные миноносцы. Орудие вполне отвечало своему назначению, и было сравнимо с известной американской артсистемой Mk.12, хотя и уступало ей в некоторых характеристиках. Дальность стрельбы и досягаемость по высоте оценивались как умеренные.
 +Орудие стреляло унитарными патронами весом по 34,32 кг. Заряжание было ручным, но облегчалось пружинным досылателем. Техническая скорострельность равнялась 14 выстрелам в минуту, но система подачи обеспечивала доставку лишь десяти снарядов в минуту на один ствол. Реальная продолжительная скорострельность составляла 8 выстрелов в минуту и сильно зависела от физического состояния расчёта. К орудию имелись пять типов снарядов. Основными были снаряд «общего назначения», начинённый 1,778 кг пикриновой кислоты и применявшийся для стрельбы как по воздушным целям, с дистанционным взрывателем, так и по морским, с контактным взрывателем; осколочно-зажигательный снаряд Тип 3, содержавший 43 трубочки с зажигательной смесью; осветительный снаряд, содержавший 1,1 кг пиротехнической смеси; учебный снаряд с дистанционным взрывателем; учебный снаряд без взрывателя. Боезапас — 200—210 снарядов на ствол. До самого конца войны японцы не смогли разработать снаряд с радиолокационным взрывателем, что резко снижало эффективность их зенитного огня в сравнении с флотом США.
 +Крейсера типа «Могами» несли по восемь орудий Тип 89 в четырёх спаренных установках модели «A», модификации «1». Установки имели вес 24,5 тонны и двухмиллиметровые щиты для защиты расчётов от непогоды. Обеспечивалось возвышение на угол 90°, максимальное снижение стволов равнялось 8°. Электрогидравлический привод обеспечивал вертикальное и горизонтальное наведение со скоростью до 16° в минуту. Этого уже было недостаточно для стрельбы по пикирующим бомбардировщикам. 127-мм установки управлялись при помощи двух зенитных директоров Тип 91, но эта система управления огнём успела устареть к началу войны на Тихом океане.
 +
 +'''Лёгкая зенитная артиллерия'''
 +
 +Основной артсистемой ближней ПВО на кораблях Императорского флота стал 25-мм зенитный автомат Тип 96. Это орудие было разработано во Франции в 1930 году известной военно-промышленной компанией «Гочкис» (фр. Hotchkiss et Cie). Автомат не был принят на вооружение французским флотом, но в 1934 году японский флот купил небольшую партию этих пушек и использовал их как Тип 94. По своим характеристикам автомат «Гочкиса» заметно превосходил совершенно устаревший «Пом-пом», импортировавшийся из Великобритании, и в 1936 году он был запущен в серийное производство с пламегасителями немецкой компании «Рейнметалл» (нем. Rheinmetall) под маркой Тип 96. Автоматика работала за счёт отвода газов, ствол охлаждался воздухом, техническая скорострельность колебалась в пределах 200—250 выстрелов в минуту. Практическая скорострельность была вдвое ниже, так как питание осуществлялось из вставляемых сверху магазинов по 15 патронов. Орудие могло использовать четыре типа снарядов: бронебойный, общего типа, зажигательный и трассирующий. Эффективная дальность стрельбы не превышала 1500 м.
 +Крейсера типа «Могами» первоначально несли по четыре спаренных установки автоматов Тип 96. Они весили по 1100 кг, имели силовой привод от электромотора мощностью 1 л.с., круговой обстрел и могли наводиться по вертикали в диапазоне +80°/−10°. Каждая пара установок получала целеуказание от директора Тип 95. Боезапас включал по 2000 патронов на каждый ствол. Размещение установок у дымовых труб было неудачным, поскольку они не могли вести огонь прямо по курсу корабля и имели ограниченные углы обстрела в корму. Опасность со стороны авиации, быстро выявившаяся в ходе военных действий, привела к радикальному количественному усилению малокалиберной зенитной артиллерии крейсеров. К моменту своей гибели уцелевшие до 1944 года крейсера типа «Могами» несли по 50—60 автоматов Тип 96 в строенных, спаренных и одиночных установках. Однако этот рост не сопровождался резким усилением реальных возможностей ПВО кораблей.
 +Автомат Тип 96 был вполне удовлетворительным оружием лишь в 1930-х годах. Бои на Тихом океане выявили его устарелость. Практическая скорострельность была слишком низкой для такого калибра, поражающее действие снаряда незначительно, а эффективная дальность мала. Качество систем управления огнём зенитных автоматов оставляло желать лучшего, но и их не хватало. Одинарные установки не имели их вообще и отдавались «на откуп» расчёту, играя скорее психологическую роль: «Смысл их существования заключался разве только в моральном воздействии на лётчиков, да и на собственную команду — в момент воздушной атаки гораздо спокойнее, когда сам занят делом и вокруг стреляют свои пушки». Однако японский флот так и не разработал более эффективного зенитного орудия, а попытка скопировать «Бофорс» успеха не имела. В результате, несмотря на огромное количество стволов, установленных на кораблях к концу войны, японским зенитчикам практически никогда не удавалось отразить массированные атаки американских пикировщиков и торпедоносцев. Отсталость японского флота была ещё более заметна на фоне их американских противников. Флот США к середине войны приобрёл эффективную комбинацию зенитных автоматов из 40-мм «Бофорсов» и 20-мм «Эрликонов». Первые, при равной с Типом 96 скорострельности, стреляли гораздо более тяжёлым снарядом и имели значительно большую эффективную дальность стрельбы. «Эрликоны», уступая Типу 96 в весе снаряда и дальнобойности, радикально превосходили в скорострельности. Преимущество американцев закреплялось превосходством в качестве и количестве систем управления огнём.
 +
 +13,2-мм пулемёт был разработан во Франции компанией «Гочкис» в конце 1920-х годов как противотанковое и зенитное орудие. На вооружение французского флота его приняли в 1929 году. В начале 1930-х годов японский флот импортировал партию этих пулемётов, а затем, после налаживания производства японской копии, принял систему на вооружение как Тип 93. Пулемёт имел газоотводную автоматику, ствол, снабжённый ребрами, охлаждался воздухом и мог быть заменён при помощи специального инструмента. Темп стрельбы достигал 450 выстрелов в минуту, но питание из магазинов на 30 патронов ограничивало практическую скорострельность 200 выстрелами в минуту. На крейсерах типа «Могами» размещалось по две спаренных установки пулемётов Тип 93. Сам по себе пулемёт был вполне надёжным оружием, но в ходе войны на Тихом океане показал себя практически бесполезным против воздушных атак. Эффективная дальность стрельбы и поражающее действие были слишком малы для того чтобы остановить атакующий самолёт. Осознав этот факт, японцы к середине 1943 года сняли с уцелевших крейсеров типа «Могами» пулемётные установки, заменив их строенными автоматами Тип 96.
 +
 +'''Торпедное вооружение'''
 +
 +Руководство Императорского флота, поставленное международными договорами в заведомо слабейшее положение, энергично искало пути преодоления численного превосходства потенциальных противников. Одним их таких направление стала усиленная разработка особо мощных торпед и специальной тактики их применения. Однако существовавшие в годы Первой мировой войны торпеды имели ограниченную дальность хода и предполагалось применять их с надводных кораблей, прежде всего, в ночных боях. Японские конструкторы приступили к работам по увеличению дальности хода и скорости торпед, что привело к увеличению их калибра. Уже в 1920 году была принята на вооружение 610-мм торпеда Тип 8, предназначенная для оснащения эсминце и лёгких крейсеров, начиная с типа «Нагара». Кроме того, несмотря на протесты Ю. Хираги, Морской генеральный штаб настоял на вооружении такими торпедами тяжёлых крейсеров.
 +Крейсера типа «Могами» получили мощное торпедное вооружение, включавшее четыре трёхтрубных торпедных аппарата Тип 90, модель 1, размещённых побортно в небольших спонсонах. Данная мера была призвана снизить ущерб от возможной детонации торпед в бою. Первоначально крейсера применяли 610-мм торпеды Тип 90, принятые на вооружение в 1933 году. В качестве окислителя в их двигателях использовался воздух. Помимо 12 торпед в аппаратах, имелось по запасных 12 торпед в специальных бронированных ящиках рядом с аппаратами. Механизированная система перегрузки позволяла в идеальных условиях перезарядить все аппараты менее чем за 17 секунд.
 +Несмотря на высокие боевые характеристики новых торпед, флот не был полностью удовлетворён ими. В 1928 году возобновились прерванные ранее работы по созданию торпед, использующих в качестве окислителя кислород. Толчком к ним стали ошибочные данные японской военно-морской разведки об успешном создании в Великобритании крупнокалиберных кислородных торпед. Новая 610-мм торпеда Тип 93, с кислородом в качестве окислителя, была принята на вооружение в 1935 году.
 +Крейсера типа «Могами» получили это оружие в 1938 году. Кислородные торпеды Тип 93 оказались наиболее мощным торпедным оружием Второй мировой войны. Они несли самую тяжёлую боеголовку, имели наибольшую скорость и дальность хода, а также высокую скрытность применения, ввиду почти полного отсутствия пузырькового следа на поверхности воды. Вместе с тем, применение кислорода делало эти торпеды повышенно пожароопасными.
 +Оценить торпедное вооружение японских тяжёлых крейсеров приходится неоднозначно. С одной стороны, они неоднократно и успешно применяли свои торпеды в боях, нанося противнику серьёзные потери. С другой, как и предупреждал Ю. Хирага, они были крайне опасны для самих носителей. Если говорить о типе «Могами», то детонация торпед с огромными разрушениями произошла на трёх из четырёх крейсеров этого проекта.
 +
 +'''Авиационное вооружение'''
 +
 +Палубный гидросамолёт-разведчик E8N был разработан в рамках объявленного в 1933 году конкурса для замены модели E4N2. Свои модели на конкурс представили «Аичи», «Каваниси» и «Накадзима». Победу одержал самолёт «Накадзимы», представлявший собой модернизацию модели E4N2 и впервые поднявшийся в воздух в марте 1934 года. E8N1 превзошёл конкурентов в маневренности и управляемости и в октябре 1935 года был принят на вооружение как разведывательный морской гидросамолёт Тип 95, модель 1. Несколько позже был запущен в производство его усовершенствованный вариант E8N2 с новым двигателем и оборудованием. Самолёт представлял собой трёхпоплавковый одномоторный биплан с двигателем воздушного охлаждения. Вооружение включало два пулемёта калибра 7,7 мм, можно было подвесить две авиабомбы по 30 кг. E8N применялся в ходе войны в Китае, к началу войны на Тихом океане устарел и был снят с кораблей первой линии
 +
 +Заменой E8N2 стал F1M. Задание на его разработку было выдано ещё в 1934 году, до поступления E8N1 на вооружение. Конкурс с участием «Аичи», «Каваниси» выиграла компания «Мицубиси». Её F1M1 поднялся в воздух в июле 1936 года, но результаты испытаний вынудили переработать проект. После внесения серьёзных изменений в конструкцию, самолёт получил название F1M2 и был принят на вооружение как разведывательный морской гидросамолёт Тип 0, модель 11. Несмотря на то, что бипланная схема к тому времени уже считалась устаревшей, F1M2 активно применялся с кораблей и береговых баз на протяжении всей войны. Он отличался редкой универсальностью, что позволяло применять его не только для разведки и патрулирования, но и как истребитель и как пикировщик, несмотря на явно слабое вооружение из двух синхронных и одного турельного пулемётов калибра 7,7 мм и двух 60-кг бомб. F1M2 стал самым массовым японским гидросамолётом времён войны
 +
 +'''Экипаж и обитаемость'''
 +
 +Экипаж крейсеров по проекту должен был насчитывать 830 офицеров и нижних чинов. В дальнейшем его численность была увеличена до 930 человек, из них 70 офицеров. Модернизации добавляли на корабли не только новое вооружение и оборудование, но и людей для его обслуживания. После первого усиления зенитного вооружения на «Могами» и «Микума» служило по 951 человеку, из них 58 офицеров. Модернизация 1939—1940 годов напротив сократила экипаж за счёт уменьшения количества орудийной прислуги на главном калибре. По новым штатам насчитывалось 58 офицеров и 838 унтер-офицеров и матросов. В ходе войны численность экипажей крейсеров непрерывно возрастала за счёт персонала зенитной артиллерии и превысила 1000 человек.
 +На фоне предшествующих типов крейсеров обитаемость команды была несколько лучшей. Впервые в японском флоте матросы получили стационарные койки вместо подвесных, в кубриках разместили рундуки для личных вещей, имелись бани для офицерского и рядового состава. Поскольку крейсера типа «Могами» предназначались для действий в южных широтах, на них улучшили вентиляцию, хотя шум вентиляторов утомлял команду. В полтора раза увеличился объём холодильников
 +
 == История службы корабля == == История службы корабля ==
 26.09.1935 г. получил повреждения от тайфуна, поставлен в резерв для модернизации (усиление корпуса, установка булей, уменьшение высоты грот-мачты). С 31.01.1939 г. по 12.04.1940 г. прошел замену башен и орудий на 203 мм.  26.09.1935 г. получил повреждения от тайфуна, поставлен в резерв для модернизации (усиление корпуса, установка булей, уменьшение высоты грот-мачты). С 31.01.1939 г. по 12.04.1940 г. прошел замену башен и орудий на 203 мм.

Версия 11:18, 31 марта 2014

Mogami

Carousel_Mogami_1944.jpg
|


Исторические данные
14.03.1934 г. Спущен на воду
Общие данные
15057 / т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
198,37 / 20,6 / 6,1 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
ЭУ
Экипаж
Бронирование
100 - 140 / мм. Пояс/борт
35 - 60 мм. Палуба
Вооружение
Ja-protiv.png

Проектирование

«Могами» — тип тяжёлых крейсеров японского императорского флота. Изначально строились как лёгкие крейсера, в дальнейшем были преобразованы в тяжёлые. Всего построено 4 единицы — «Могами» (яп. 最上), «Микума» (яп. 三隈), «Судзуя» (яп. 鈴谷), «Кумано» (яп. 熊野). Приняли участие во Второй мировой войны, все погибли в ходе военных действий.

Постройка корабля

После закладки считавшихся вполне удачными тяжёлых крейсеров типа «Такао» руководство японского флота, обеспокоенное американскими кораблестроительными программами, планировало продолжить строительство этого класса кораблей. В 1930—1931 годах было намечено заложить четыре тяжёлых крейсера, известных как тип «Усовершенствованный Такао». Основные характеристики новых кораблей должны были остаться теми же, но зенитные орудия калибра 120 мм заменялись новейшими 127-мм орудиями. Крейсера были уже включены в семилетнюю кораблестроительную программу, которая должна была быть рассмотрена парламентом Японии, но эти планы были сорваны новым дипломатическим соглашением по военно-морским флотам. В начале 1930 года Япония приняла участие в Лондонской конференции, по итогам которой была вынуждена подписать Лондонский морской договор 1930 года. Согласно этому документу, число тяжёлых крейсеров японского флота ограничивалось 12 единицами. К тому времени в строю уже находились по два тяжёлых крейсера типов «Фурутака» и «Аоба», четыре типа «Мёко» и находились в достройке четыре единицы типа «Такао». Таким образом, лимит строительства тяжёлых крейсеров был уже исчерпан и руководству флота предстояло найти новые пути развития своих крейсерских сил. 27 июня 1930 года была принята новая программа строительства флота, которая, в частности, предусматривала постройку в два этапа шести крейсеров класса «B» — четырёх водоизмещением по 8500 тонн и двух водоизмещением по 8450 тонн. Эти цифры определялись лимитом на строительство, выторгованным японцами на Лондонской конференции в обмен на обещания списать старые лёгкие крейсера типов «Тэнрю» и «Кума», всего семь единиц, что в сумме давало 50 995 тонн на новое строительство. Проект новых крейсеров разрабатывался на основе чертежей «Усовершенствованного Такао», но с заменой 203-мм орудий на 155-миллиметровые. Этот калибр ранее в японском флоте не использовался, но являлся предельным для крейсеров класса «B» по Лондонскому договору. Желая получить индивидуальное превосходство своих кораблей над потенциальными противниками, имевшими более многочисленные флоты, японские адмиралы стремились вместить в ограниченный объём максимум вооружения, бронирования и машин, даже за счёт снижения требований к прочности и обитаемости. Лёгкие крейсера иностранных флотов, имевшиеся и строившиеся в то время, несли 8—12 орудий калибра 150—155 мм. Японский флот желал получить куда более мощные корабли. Разработка проекта, получившего шифр «C-37», стартовала в 1930 году. Морской генеральный штаб предъявил к будущим крейсерам следующие требования: Вооружение из пятнадцати 155-мм орудий в трёхорудийных башнях, с возможностью их замены на двухорудийные с 203-мм пушками. Кроме того, крейсера должны были нести по четыре 610-мм трёхтрубных торпедных аппарата. Обеспечение защиты погребов от 203-мм снарядов, механизмов от 155-мм снарядов. Скорость 37 узлов при дальности плавания 8000 миль на 14 узлах. Способность выполнять те же задачи, что и тяжёлые крейсера: действовать в авангарде главных сил, вести дальнюю разведку и бороться с тяжёлыми крейсерами противника. Руководил разработкой проекта капитан 1-го ранга К. Фудзимото, занимавший пост начальника секции основного проектирования при 4-м отделе Морского генерального штаба. К началу работ над будущим «Могами» Фудзимото имел на своём счету проекты эсминцев типа «Фубуки» и миноносцев типа «Тидори». Созданные Фудзимото корабли отличались высокой скоростью и мощным вооружением, но как показали дальнейшие события, его творения имели серьёзные проблемы с прочностью и остойчивостью. Однако это скорее было результатом давлении Морского генерального штаба, которому слабохарактерный Фудзимото не мог противостоять. Фактически к проекту были предъявлены те же требования, что и к 10 000-тонным тяжёлым крейсерам, но вместить всё это требовалось в 8500 тонн стандартного водоизмещения. Поэтому никто не был удивлён, когда представленный летом 1931 года проект, несмотря на меры по облегчению корпуса и применения электросварки, имел стандартное водоизмещение 9500 тонн. Эту цифру было приказано сохранить в секрете, официально будущие крейсера имели стандартное водоизмещение 8500 тонн, что вызывало недоумение за рубежом. Главный конструктор Королевского флота заметил, по поводу характеристик японских тяжёлых крейсеров, представленных британской военно-морской разведкой: «Они либо строят свои корабли из картона, либо цифры неверны». Следует отметить, что распространённое в военно-морской литературе мнение о сознательной перегрузке допускаемой японцами для своих кораблей, едва ли является обоснованным. От столь значительного превышения веса снижались характеристики мореходности, остойчивости, скорости и дальности плавания. Хотя руководство императорского флота действительно было готово идти на превышение договорных лимитов по водоизмещению своих кораблей, столь большого разрыва между проектными и действительными характеристиками оно не ожидало. Постоянная перегрузка японских проектов была вызвана скорее ошибками при проектировании и низкой весовой дисциплине в процессе постройки.

Оценка проекта

При закладке крейсеров типа «Могами» их официально объявленные характеристики вызвали настоящий шок в международных военно-морских кругах. О махинациях японцев с водоизмещением не было ничего известно, и все строящиеся в мире лёгкие крейсера, имевшие по 8—9 орудий калибра 150—155 мм выглядели на фоне типа «Могами» крайне слабыми. Особое беспокойство это вызвало у вероятных противников Японии — США и Великобритании. В Соединённых Штатах ответом на «Могами» стали крейсера типа «Бруклин», вооружённые по примеру японцев пятнадцатью 152-мм орудиями в пяти башнях и построенные в количестве девяти единиц. Британские конструкторы попытались создать лёгкий крейсер с шестнадцатью орудиями главного калибра в четырёхорудийных башнях, но в итоге, были вынуждены ограничиться двенадцатью в трёхорудийных башнях. Тем не менее, британские крейсера типов лёгкие крейсера типов «Саутгемптон» и «Белфаст», всего 10 единиц, получились очень мощными, но и слишком дорогими. Таким образом, даже не сойдя со стапелей, крейсера типа «Могами» оказали серьёзное влияние на кораблестроительные программы потенциальных противников и вынудили их потратить заметно больше средств. Эффективная завеса секретности, окружавшая практически все японские вооружения, до самого начала войны не позволяла выяснить ни истинные характеристики японских крейсеров, ни их недостатки. Ничего не было известно и о программе перевооружения на новый калибр. После окончания войны, когда истинные характеристики этих крейсеров стали хорошо известны, отношение экспертов к типу «Могами» резко изменилось. Эти корабли стали рассматриваться как один из худших проектов японского флота и яркий пример стремления японских конструкторов «влить кварту жидкости в емкость объёмом в пинту». Особой критике подвергались корпуса крейсеров, как за гидродинамические характеристики, так и за чрезмерную лёгкость постройки. Несмотря на неоднократные модернизации, крейсера типа «Могами» не обладали должным запасом остойчивости и были перегружены вооружением и оборудованием. Они оказались плохими артиллерийскими платформами. Эти обстоятельства привели командование флота к идее о перепрофилировании крейсеров. «Могами» стал носителем гидросамолётов, «Судзую» и «Кумано» планировали превратить в крейсера ПВО, что косвенным образом, свидетельствовало о низкой эффективности типа «Могами» как тяжёлых крейсеров.

Устройство

Корпус и архитектура

В проекте «Могами» были использованы те же корпусные обводы, что и в проектах «Мёко» и «Такао», созданных вице-адмиралом Ю. Хирагой. Корпуса крейсеров имели характерный изгиб непрерывной верхней палубы по всей длине кораблей. Такой подход к проектированию корпусов с 1920-х годов стал характерной чертой японской кораблестроительной школы и применялся к кораблям самых разных классов — от эсминцев до линкоров типа «Ямато». Британские специалисты оценивали его скептически: «Он свидетельствует больше о дилетантском подходе, которого можно было ожидать только от флота, не имеющего опыта проектирования». В носу высота борта при нормальной осадке составляла 7,65 м, в середине корпуса она понижалась до 5,5 м, а в корме до 4,65 м. Однако заданные ограничения по водоизмещению вынудили использовать более лёгкие корпусные конструкции и широко применить электросварку вместо заклёпочных соединений. Уже первые плавания выявили несостоятельность подобного подхода. Корпуса крейсеров деформировались даже при умеренном волнение моря. 26 сентября 1935 года «Могами» и «Микума» попали в тайфун в ходе манёвров 4-го флота и получили очень тяжёлые повреждения корпусов. Сварные соединения в носу разрушились, потекли топливные цистерны, а механизмы носовых башен заклинило. Командованию флота пришлось принять срочные меры по устранению ошибок проекта. С апреля 1936 года все четыре крейсера были последовательно поставлены на реконструкцию, в ходе которой сварные соединения корпуса были в значительной степени заменены заклёпочными, установлены новые плиты для укрепления конструкции, поверх прежних булей установили новые, более крупные. Применительно к крейсерам типа «Могами», британские и американские эксперты считали принятую для них форму корпуса совершенно несовместимой с его лёгкой конструкцией. В своём стремлении получить высокую скорость в сочетании с ограниченными размерами и мощным вооружением, японские конструкторы слишком заостряли оконечности своих крейсеров. В результате, корабли отличались очень неприятной килевой качкой, поскольку носовая часть корабля не всходила на волну, а прорезала её. Положение усугублялось низким надводным бортом и перегруженными оконечностями. Это делало японские крейсера весьма неустойчивыми артиллерийскими платформами, но крейсера типа «Могами» даже на общем неблагоприятном фоне выделялись в худшую сторону. Изначально надстройки крейсеров типа «Могами» повторяли тип «Такао». Сохранялась очень большая и высокая надстройка, где размещались все посты управления кораблём, его огнём и связью. Хотя такая конструкция имела солидный вес, большое воздушное сопротивление и являлась хорошей мишенью для противника, японские специалисты считали её оправданной. Так же, как и на «Такао», имелась солидная четырёхногая фок-мачта, ангар для гидросамолётов в районе грот-мачты. Но когда корабли ещё находились в постройке, 12 марта 1934 года произошёл инцидент с миноносцем «Томодзуру», который перевернулся во время шторма. Последовавшее затем расследование[уточните викиссылку] выявило, что целый ряд японских проектов боевых кораблей обладают совершенно недостаточной остойчивостью, так как перегружены вооружением и имеют избыточный верхний вес. Был скорректирован и проект «Могами». Огромную носовую надстройку заменили на более низкую и компактную, четырёхопорную фок-мачту заменили более низкой треногой, ликвидировали ангар и уменьшили высоту надстроек в районе грот-мачты. Для улучшения остойчивости смонтировали систему закачки водяного балласта. Кроме того, на «Судзуя» и «Кумано» уменьшили высоту межпалубных пространств. Сделать это на первой паре крейсеров уже было невозможно. Эти меры позволили сохранить остойчивость кораблей на приемлемом уровне, хотя она все равно оценивалась как недостаточная.

Энергетическая установка

Повышение проектной скорости до 37 узлов вынудило применить более мощную, чем на предшественниках энергетическую установку. Общая мощность четырёхвальной установки достигла 152 000 л.с. При этом турбины носовых машинных отделений вращали внутренние валы, а турбины кормовых отделений — внешние. Всего было установлено четыре турбозубчатых агрегата марки «Кампон», мощностью по 38 000 л.с. Каждый состоял из трёх турбин переднего хода и одной турбины заднего. Кроме того, носовые агрегаты имели ещё и по одной маломощной, но экономичной турбине крейсерского хода. Мощность передавалась на валы с помощью четырёх основных и двух крейсерских редукторов. Гребные винты имели диаметр 3,8 м и шаг 4,28 м. Турбины питались паром от трёхколлекторных водотрубных котлов марки «Кампон». Все котлы имели перегреватели, систему подогрева пара воздухом и работали на сырой нефти. Давление пара в котлах — 23 атмосферы. Первоначально крейсера имели по 10 котлов, из них 8 больших и два малых. Каждый из больших котлов размещался в отдельном отсеке, малые котлы в одном отделении. После модернизации 1933 года оставили лишь 8 больших котлов, каждый в индивидуальном котельном отделении. Благодаря этому общая длина котельных отделений сократилась с 44,24 м до 40,32 м. Общая масса энергетической установки достигла 2440 тонн, при удельной мощности 61,5 л.с. на тонну. Это было значительно выше, чем у типа «Такао», имевшего показатель 48,8 л.с. на тонну. На испытаниях всем крейсерам удалось незначительно превысить проектную мощность, но достичь запланированной скорости 37 узлов ни один из них не смог. «Могами» показал максимальную скорость 35,96 узла, «Микума» — 36,47 узла, «Судзуя» — 36,5 узла, «Кумано» — 34,36 узла. Согласно проекту максимальный запас топлива достигал 2280 тонн, что должно было обеспечить дальность плавания 8000 миль на скорости 14 узлов. Фактически запас топлива оказался больше — 2389 тонн, но дальность плавания меньше — 7673 мили на 14 узлах. После второй модернизации запас топлива сократился до 2235 тонн у первой пары и 2302 тонн у второй. Дальность плавания уменьшилась до 7000—7500 миль.

Броневая защита

Разрабатывая броневую защиту крейсеров типа «Могами», японские конструкторы отошли от принципов, заложенных в предыдущих проектах. Теперь ставилась задача обеспечить комплексную защиту. Броневой пояс должен был защищать энергетическую установку от снарядов калибра 155 мм, погреба боеприпасов от снарядов калибра 203 мм. Кроме того, корабли предполагалось защитить и от попаданий торпед и от снарядов, падающих перед бортом. Последняя задача считалась в японском флоте крайне актуальной. Основой защиты был броневой пояс. В отличие от ранних тяжёлых крейсеров он был не наружным, а внутренним, с наклоном внутрь 20°. При этом, конструкторы совместили броневой пояс с противоторпедной переборкой, благодаря чему высота броневой защиты оказалась весьма значительной — 6,5 м. В районе энергетической установки пояс возвышался на 1,6 м над ватерлинией, его верхняя часть изготавливалась из броневой стали NVNC и имела толщину от 100 до 65 мм, нижняя часть, являвшаяся одновременно и противоторпедной переборкой, изготавливалась из стали CNC и имела толщину 65—25 мм. Длина броневого пояса напротив машинно-котельных отделений колебалась на разных крейсерах от 78,15 до 74,22 м. Такая разница обуславливалась различной длиной машинно-котельных отделений на первой и второй паре крейсеров типа «Могами». В нос и корму броневой пояс понижался, его общая высота составляла лишь 4,5 м, а над водой он возвышался на 0,1 м. Зато его толщина в верхней части составляла 140 мм, к низу он сужался до 30 мм. Общая длина броневого пояса была одинаковой на всех крейсерах проекта — 110,5 м. Горизонтальную защиту обеспечивала броневая палуба, изготовленная из брони CNC. Над машинно-котельными отделениями она проходила по уровню средней палубы, её толщина составляла 35 мм. Ближе к бортам она имела скосы по 20° и толщиной 60 мм, которые опирались на броневой пояс. Горизонтальная защита погребов находилась на уровне нижней палубы, была плоской и имела толщину 40 мм. Боевая рубка имела гораздо более солидное бронирование, чем на ранних типах крейсеров. Стенки из брони NVNC имели толщину 100 мм, крыша — 50 мм. Бронирование артиллерии оставалось очень слабым. Если трубы подачи боеприпасов защищались бронёй NVNC толщиной 75—100 мм, то боевые отделения и сами башни имели лишь 25-мм бронирование из стали CNC. Такая броня не могла надёжно защитить прислугу даже от крупных осколков. Но, как ни странно, опыт боевых действий показал, что слабая броня имеет и свои преимущества. В ходе морских боёв башни японских крейсеров неоднократно пробивались бронебойными снарядами противника навылет, а взрыватели снарядов просто не успевали сработать, спасая прислугу от больших потерь. Кроме того, крейсера типа «Могами» имели и обширное местное бронирование. Дымоходы прикрывались бронёй толщиной 70—95 мм, вентиляторы — 60 мм. Имел бронирование и отсек рулевой машины — по 100 мм с бортов, по 35 мм спереди и сзади и 30 мм сверху. Защита рулевого управления выгодно отличала японские крейсера от иностранных аналогов, где этой мерой обычно пренебрегали. В целом крейсера типа «Могами» можно считать неплохо защищёнными на фоне зарубежных одноклассников. По горизонтальной и вертикальной защите корпуса они явно уступали лишь французскому «Альжери» и итальянским крейсерам типа «Зара». Слабость защиты артиллерии на практике не оказалась однозначно плохим фактором, а достигнутый уровень противоторпедной защиты можно считать весьма хорошим. Даже двух торпед оказывалось недостаточно для потопления японского тяжёлого крейсера, а «Кумано» сумел остаться на плаву после трёх торпедных попаданий.

Вооружение и авиагруппы

Главный калибр

Ещё до Первой мировой войны руководство японского флота приняло решение сделать основным средним калибром своих кораблей 140 мм. Это было вызвано тем обстоятельством, что 152-мм снаряды оказались слишком тяжелы для матросов. В результате появилось 140-мм орудие Тип 3, которым вооружались все японские лёгкие крейсера, построенные в 1920-х годах. Орудие достаточно быстро устарело, но руководство императорского флота было в то время сосредоточено на развитии крейсеров с 200-мм орудиями. Лондонский договор 1930 года фактически запретил их строительство в Японии, и теперь японцы сосредоточились на лёгких крейсерах. Иностранные лёгкие крейсера вооружались пушками калибра 150—152 мм. Артиллерию максимального разрешённого калибра несли лишь три французских крейсера типа «Дюгэ Труэн», вооружённые пушками 155 mm/50 Model 1920. Хотя такой калибр более никем не использовался, японцы выбрали именно его, следуя своей политике достижения индивидуального превосходства своих кораблей. Работы начались в 1930 году под руководством инженера Тиёкити Хата, разработавшим для императорского флота целый ряд артиллерийских систем. Испытания орудия начались в 1932 году, на вооружение оно было принято 7 мая 1934 года. Изначально техническое задание предусматривало возможность ведения огня по воздушным целям, поэтому задавался угол возвышении 75°, начальная скорость снаряда 980 м/с, досягаемость по высоте 18 000 м. Ещё в процессе проектирования стало ясно, что реализация такой задачи потребует очень сложных и тонких механизмов наводки, а скорострельность и запас снарядов не позволят вести эффективный зенитный огонь. В окончательном варианте угол возвышения ограничили 55°. Само орудие было очень мощным, но не скорострельным, ввиду применения ступенчатого поршневого затвора Велина. Технически обеспечивался темп стрельбы 7 выстрелов в минуту, но система подачи боеприпасов обеспечивала доставку лишь пяти снарядов и зарядов в минуту на ствол. Тем не менее, огневая мощь крейсеров типа «Могами» считалась очень солидной. По весу минутного залпа своих пятнадцати 155-мм пушек они даже превосходили крейсера с десятью 203-мм орудиями — 4200 кг в минуту против 3780 кг. Дальность стрельбы была лишь немногим меньше, чем у 203-мм пушек и составляла 27 400 м. Имелся лишь один тип боевого снаряда — бронебойный, с баллистическим «ныряющим» наконечником, рассчитанный на поражение цели недолётами. Он снаряжался 1,152 кг тринитроанизола и комплектовался донным взрывателем с задержкой 0,08 с. На дистанции 15 000 м он пробивал броню толщиной 108 мм[32]. Кроме того, имелся учебный снаряд без взрывателя. Боекомплект составлял 150 снарядов на орудие. Кучность стрельбы оценивалась как хорошая. Трёхорудийные башни были спроектированы в 1932 году тем же С. Хада. Они представляли собой легкобронированную конструкцию, вращавшуюся на роликовом погоне диаметром 5,71 м. Наведение башен производилось с помощью гидропривода, давление рабочей жидкости поддерживалось двумя электромоторами по 100 л.с. Скорость горизонтального наведения составляла 6°/с, вертикального — 10°/с. Максимальный угол возвышения +55°, минимальный — 10°. Башни получились достаточно тесными, с расстоянием между осями орудий 1,55 м, поэтому замок центрального орудия пришлось повернуть на 45°. Заряжание производилось при фиксированном угле +7°, поэтому пушки приходилось каждый раз возвращать на линию заряжания. Для доставки к орудиям боеприпасов имелось по шесть подъёмников черпакового типа на башню — три снарядных и три зарядных. Снаряды загружались и досылались в казённик гидротолкателями, заряды в шёлковых картузах загружались на лоток вручную и досылались гидротолкателями. Для обслуживания каждой башни требовалось 24 человека в боевом отделении, 7 человек в снарядном и 10 человек в зарядном, всего 41 человек на каждую башню. Размещение башен в целом повторяло тип «Такао», но носовая группа располагалась несколько иначе. От центральной возвышенной башни отказались, вместо этого две башни разместили в носу линейно, а третью выше, на шельтердеке. Башни № 3 и № 4 имели 8-метровые оптические дальномеры. После замены башен на двухорудийные с 203-мм орудиями освободившиеся башни с 155-мм пушками решили использовать на линкорах типа «Ямато» и лёгких крейсерах типов «Агано» и «Оёдо». Реально было установлено по четыре башни на линкорах «Ямато» и «Мусаси», причем они были существенно модернизированы перед установкой, две башни на крейсере «Оёдо».

Японский флот не был полностью удовлетворён орудиями 200-мм/50 Тип 3 №1, которыми оснащались крейсера типов «Фурутака», «Аоба» и «Мёко». Они были меньше максимально разрешённого Вашингтонским договором калибра и уступали в весе снаряда аналогичным орудиям других стран. С учётом постоянного стремления руководства японского флота добиться качественного превосходства над потенциальными противниками, такое положение дел представлялось нетерпимым. Ещё одним толчком к разработке нового орудия для тяжёлых крейсеров стало создание в 1923—1924 годах в Великобритании 203-мм орудий Mk.VIII, которые имели угол возвышения до 70° и должны были использоваться в качестве универсальных. Эти артсистемы предназначались для тяжёлых крейсеров типа «Кент». Фактически британская программа полностью провалилась и применить столь тяжёлые пушки для обеспечения ПВО оказалось невозможно, но во второй половине 1920-х годов об этом ещё не было известно и японские адмиралы пожелали получить орудие с такими же характеристиками. Орудие было разработано в 1930—1931 годах под руководством инженера С. Хада, который ранее создал орудие Тип 3 № 1. На вооружение Тип 3 № 2 приняли 25 июля 1931 года. Первоначально обеспечивался угол возвышение 70°, но достаточно скоро стало ясно, что зенитный огонь этих пушек не будет эффективным, зато конструкция башен чрезмерно усложняется. На последующих моделях угол возвышения был лишь 55°. Наибольшая дальность стрельбы достигалась при угле возвышения 45°. Само орудие имело переходную конструкцию, с использованием проволочной намотки и ступенчатый поршневой затвор Велина. Теоретически можно было выпускать 5 снарядов в минуту, реально не более четырёх, при стрельбе на большие дистанции ещё меньше, вследствие необходимости возвращать орудия на угол заряжания. К началу войны имелось пять типов снарядов: бронебойный, имевший лишь баллистический колпачок, Тип 91, содержавший 3,11 кг тринитроанизола; фугасный, Тип 0, содержавший 8,17 кг тринитроанизола; фугасный Тип 3, фактически осколочно-зажигательный, начинённый 198 зажигательными трубочками; осветительный Тип «B», содержавший 5,13 кг пиротехнической смеси и снабжённый парашютом; учебный Тип 91. Все снаряды имели одинаковый вес — 125,85 кг. Заряды упаковывались в шёлковые картузы и делились на «общие», «уменьшенные» и «лёгкие». Для крейсеров типа «Могами» пришлось разработать новые башни, так как размер их башенных погонов был больше, чем на предшественниках — 5,71 м против 5,029 м. Башни были созданы на основе Модели «E», которыми оснащался крейсер «Мая». Помимо большего размера погона, боевые отделения башен оказались длиннее на 20 см. Скорость вертикального наведения понизили до 6°/с. Расстояние между осями орудий теперь составило 190 см. Поскольку стволы 203-мм орудий были длиннее, чем у 155-мм, в походном положении стволы пушек башни № 2 уже нельзя было опустить ниже +12°. Боекомплект состоял из 120 выстрелов на каждый ствол. Численность орудийной прислуги снизилась до 38 человек: 19 в боевом отделении, 9 в снарядном и 10 в зарядном погребах.

Универсальный калибр

Стандартным средством ПВО дальнего действия было 127-мм орудие Тип 89. Оно было начато разработкой в 1928 году, испытания начались в 1931 году, на вооружение пушка была принята в 1932 году. Работы велись под руководством С. Хада. Эти орудия устанавливались на японские линкоры, авианосцы, тяжёлые крейсера и эскортные миноносцы. Орудие вполне отвечало своему назначению, и было сравнимо с известной американской артсистемой Mk.12, хотя и уступало ей в некоторых характеристиках. Дальность стрельбы и досягаемость по высоте оценивались как умеренные. Орудие стреляло унитарными патронами весом по 34,32 кг. Заряжание было ручным, но облегчалось пружинным досылателем. Техническая скорострельность равнялась 14 выстрелам в минуту, но система подачи обеспечивала доставку лишь десяти снарядов в минуту на один ствол. Реальная продолжительная скорострельность составляла 8 выстрелов в минуту и сильно зависела от физического состояния расчёта. К орудию имелись пять типов снарядов. Основными были снаряд «общего назначения», начинённый 1,778 кг пикриновой кислоты и применявшийся для стрельбы как по воздушным целям, с дистанционным взрывателем, так и по морским, с контактным взрывателем; осколочно-зажигательный снаряд Тип 3, содержавший 43 трубочки с зажигательной смесью; осветительный снаряд, содержавший 1,1 кг пиротехнической смеси; учебный снаряд с дистанционным взрывателем; учебный снаряд без взрывателя. Боезапас — 200—210 снарядов на ствол. До самого конца войны японцы не смогли разработать снаряд с радиолокационным взрывателем, что резко снижало эффективность их зенитного огня в сравнении с флотом США. Крейсера типа «Могами» несли по восемь орудий Тип 89 в четырёх спаренных установках модели «A», модификации «1». Установки имели вес 24,5 тонны и двухмиллиметровые щиты для защиты расчётов от непогоды. Обеспечивалось возвышение на угол 90°, максимальное снижение стволов равнялось 8°. Электрогидравлический привод обеспечивал вертикальное и горизонтальное наведение со скоростью до 16° в минуту. Этого уже было недостаточно для стрельбы по пикирующим бомбардировщикам. 127-мм установки управлялись при помощи двух зенитных директоров Тип 91, но эта система управления огнём успела устареть к началу войны на Тихом океане.

Лёгкая зенитная артиллерия

Основной артсистемой ближней ПВО на кораблях Императорского флота стал 25-мм зенитный автомат Тип 96. Это орудие было разработано во Франции в 1930 году известной военно-промышленной компанией «Гочкис» (фр. Hotchkiss et Cie). Автомат не был принят на вооружение французским флотом, но в 1934 году японский флот купил небольшую партию этих пушек и использовал их как Тип 94. По своим характеристикам автомат «Гочкиса» заметно превосходил совершенно устаревший «Пом-пом», импортировавшийся из Великобритании, и в 1936 году он был запущен в серийное производство с пламегасителями немецкой компании «Рейнметалл» (нем. Rheinmetall) под маркой Тип 96. Автоматика работала за счёт отвода газов, ствол охлаждался воздухом, техническая скорострельность колебалась в пределах 200—250 выстрелов в минуту. Практическая скорострельность была вдвое ниже, так как питание осуществлялось из вставляемых сверху магазинов по 15 патронов. Орудие могло использовать четыре типа снарядов: бронебойный, общего типа, зажигательный и трассирующий. Эффективная дальность стрельбы не превышала 1500 м. Крейсера типа «Могами» первоначально несли по четыре спаренных установки автоматов Тип 96. Они весили по 1100 кг, имели силовой привод от электромотора мощностью 1 л.с., круговой обстрел и могли наводиться по вертикали в диапазоне +80°/−10°. Каждая пара установок получала целеуказание от директора Тип 95. Боезапас включал по 2000 патронов на каждый ствол. Размещение установок у дымовых труб было неудачным, поскольку они не могли вести огонь прямо по курсу корабля и имели ограниченные углы обстрела в корму. Опасность со стороны авиации, быстро выявившаяся в ходе военных действий, привела к радикальному количественному усилению малокалиберной зенитной артиллерии крейсеров. К моменту своей гибели уцелевшие до 1944 года крейсера типа «Могами» несли по 50—60 автоматов Тип 96 в строенных, спаренных и одиночных установках. Однако этот рост не сопровождался резким усилением реальных возможностей ПВО кораблей. Автомат Тип 96 был вполне удовлетворительным оружием лишь в 1930-х годах. Бои на Тихом океане выявили его устарелость. Практическая скорострельность была слишком низкой для такого калибра, поражающее действие снаряда незначительно, а эффективная дальность мала. Качество систем управления огнём зенитных автоматов оставляло желать лучшего, но и их не хватало. Одинарные установки не имели их вообще и отдавались «на откуп» расчёту, играя скорее психологическую роль: «Смысл их существования заключался разве только в моральном воздействии на лётчиков, да и на собственную команду — в момент воздушной атаки гораздо спокойнее, когда сам занят делом и вокруг стреляют свои пушки». Однако японский флот так и не разработал более эффективного зенитного орудия, а попытка скопировать «Бофорс» успеха не имела. В результате, несмотря на огромное количество стволов, установленных на кораблях к концу войны, японским зенитчикам практически никогда не удавалось отразить массированные атаки американских пикировщиков и торпедоносцев. Отсталость японского флота была ещё более заметна на фоне их американских противников. Флот США к середине войны приобрёл эффективную комбинацию зенитных автоматов из 40-мм «Бофорсов» и 20-мм «Эрликонов». Первые, при равной с Типом 96 скорострельности, стреляли гораздо более тяжёлым снарядом и имели значительно большую эффективную дальность стрельбы. «Эрликоны», уступая Типу 96 в весе снаряда и дальнобойности, радикально превосходили в скорострельности. Преимущество американцев закреплялось превосходством в качестве и количестве систем управления огнём.

13,2-мм пулемёт был разработан во Франции компанией «Гочкис» в конце 1920-х годов как противотанковое и зенитное орудие. На вооружение французского флота его приняли в 1929 году. В начале 1930-х годов японский флот импортировал партию этих пулемётов, а затем, после налаживания производства японской копии, принял систему на вооружение как Тип 93. Пулемёт имел газоотводную автоматику, ствол, снабжённый ребрами, охлаждался воздухом и мог быть заменён при помощи специального инструмента. Темп стрельбы достигал 450 выстрелов в минуту, но питание из магазинов на 30 патронов ограничивало практическую скорострельность 200 выстрелами в минуту. На крейсерах типа «Могами» размещалось по две спаренных установки пулемётов Тип 93. Сам по себе пулемёт был вполне надёжным оружием, но в ходе войны на Тихом океане показал себя практически бесполезным против воздушных атак. Эффективная дальность стрельбы и поражающее действие были слишком малы для того чтобы остановить атакующий самолёт. Осознав этот факт, японцы к середине 1943 года сняли с уцелевших крейсеров типа «Могами» пулемётные установки, заменив их строенными автоматами Тип 96.

Торпедное вооружение

Руководство Императорского флота, поставленное международными договорами в заведомо слабейшее положение, энергично искало пути преодоления численного превосходства потенциальных противников. Одним их таких направление стала усиленная разработка особо мощных торпед и специальной тактики их применения. Однако существовавшие в годы Первой мировой войны торпеды имели ограниченную дальность хода и предполагалось применять их с надводных кораблей, прежде всего, в ночных боях. Японские конструкторы приступили к работам по увеличению дальности хода и скорости торпед, что привело к увеличению их калибра. Уже в 1920 году была принята на вооружение 610-мм торпеда Тип 8, предназначенная для оснащения эсминце и лёгких крейсеров, начиная с типа «Нагара». Кроме того, несмотря на протесты Ю. Хираги, Морской генеральный штаб настоял на вооружении такими торпедами тяжёлых крейсеров. Крейсера типа «Могами» получили мощное торпедное вооружение, включавшее четыре трёхтрубных торпедных аппарата Тип 90, модель 1, размещённых побортно в небольших спонсонах. Данная мера была призвана снизить ущерб от возможной детонации торпед в бою. Первоначально крейсера применяли 610-мм торпеды Тип 90, принятые на вооружение в 1933 году. В качестве окислителя в их двигателях использовался воздух. Помимо 12 торпед в аппаратах, имелось по запасных 12 торпед в специальных бронированных ящиках рядом с аппаратами. Механизированная система перегрузки позволяла в идеальных условиях перезарядить все аппараты менее чем за 17 секунд. Несмотря на высокие боевые характеристики новых торпед, флот не был полностью удовлетворён ими. В 1928 году возобновились прерванные ранее работы по созданию торпед, использующих в качестве окислителя кислород. Толчком к ним стали ошибочные данные японской военно-морской разведки об успешном создании в Великобритании крупнокалиберных кислородных торпед. Новая 610-мм торпеда Тип 93, с кислородом в качестве окислителя, была принята на вооружение в 1935 году. Крейсера типа «Могами» получили это оружие в 1938 году. Кислородные торпеды Тип 93 оказались наиболее мощным торпедным оружием Второй мировой войны. Они несли самую тяжёлую боеголовку, имели наибольшую скорость и дальность хода, а также высокую скрытность применения, ввиду почти полного отсутствия пузырькового следа на поверхности воды. Вместе с тем, применение кислорода делало эти торпеды повышенно пожароопасными. Оценить торпедное вооружение японских тяжёлых крейсеров приходится неоднозначно. С одной стороны, они неоднократно и успешно применяли свои торпеды в боях, нанося противнику серьёзные потери. С другой, как и предупреждал Ю. Хирага, они были крайне опасны для самих носителей. Если говорить о типе «Могами», то детонация торпед с огромными разрушениями произошла на трёх из четырёх крейсеров этого проекта.

Авиационное вооружение

Палубный гидросамолёт-разведчик E8N был разработан в рамках объявленного в 1933 году конкурса для замены модели E4N2. Свои модели на конкурс представили «Аичи», «Каваниси» и «Накадзима». Победу одержал самолёт «Накадзимы», представлявший собой модернизацию модели E4N2 и впервые поднявшийся в воздух в марте 1934 года. E8N1 превзошёл конкурентов в маневренности и управляемости и в октябре 1935 года был принят на вооружение как разведывательный морской гидросамолёт Тип 95, модель 1. Несколько позже был запущен в производство его усовершенствованный вариант E8N2 с новым двигателем и оборудованием. Самолёт представлял собой трёхпоплавковый одномоторный биплан с двигателем воздушного охлаждения. Вооружение включало два пулемёта калибра 7,7 мм, можно было подвесить две авиабомбы по 30 кг. E8N применялся в ходе войны в Китае, к началу войны на Тихом океане устарел и был снят с кораблей первой линии

Заменой E8N2 стал F1M. Задание на его разработку было выдано ещё в 1934 году, до поступления E8N1 на вооружение. Конкурс с участием «Аичи», «Каваниси» выиграла компания «Мицубиси». Её F1M1 поднялся в воздух в июле 1936 года, но результаты испытаний вынудили переработать проект. После внесения серьёзных изменений в конструкцию, самолёт получил название F1M2 и был принят на вооружение как разведывательный морской гидросамолёт Тип 0, модель 11. Несмотря на то, что бипланная схема к тому времени уже считалась устаревшей, F1M2 активно применялся с кораблей и береговых баз на протяжении всей войны. Он отличался редкой универсальностью, что позволяло применять его не только для разведки и патрулирования, но и как истребитель и как пикировщик, несмотря на явно слабое вооружение из двух синхронных и одного турельного пулемётов калибра 7,7 мм и двух 60-кг бомб. F1M2 стал самым массовым японским гидросамолётом времён войны

Экипаж и обитаемость

Экипаж крейсеров по проекту должен был насчитывать 830 офицеров и нижних чинов. В дальнейшем его численность была увеличена до 930 человек, из них 70 офицеров. Модернизации добавляли на корабли не только новое вооружение и оборудование, но и людей для его обслуживания. После первого усиления зенитного вооружения на «Могами» и «Микума» служило по 951 человеку, из них 58 офицеров. Модернизация 1939—1940 годов напротив сократила экипаж за счёт уменьшения количества орудийной прислуги на главном калибре. По новым штатам насчитывалось 58 офицеров и 838 унтер-офицеров и матросов. В ходе войны численность экипажей крейсеров непрерывно возрастала за счёт персонала зенитной артиллерии и превысила 1000 человек. На фоне предшествующих типов крейсеров обитаемость команды была несколько лучшей. Впервые в японском флоте матросы получили стационарные койки вместо подвесных, в кубриках разместили рундуки для личных вещей, имелись бани для офицерского и рядового состава. Поскольку крейсера типа «Могами» предназначались для действий в южных широтах, на них улучшили вентиляцию, хотя шум вентиляторов утомлял команду. В полтора раза увеличился объём холодильников

История службы корабля

26.09.1935 г. получил повреждения от тайфуна, поставлен в резерв для модернизации (усиление корпуса, установка булей, уменьшение высоты грот-мачты). С 31.01.1939 г. по 12.04.1940 г. прошел замену башен и орудий на 203 мм. С января по август 1941 г. действовал в Сиамском заливе сначала для оказания давления на Францию, затем - для содействия в продвижении японских войск в Индокитае. С началом войны обеспечивал высадки в Кота-Бару (Малайя), Кучинге (Борнео), на островах Ява и Бака. 01.03.1942 г. совместно с однотипным Mikuma потопил американский КрТ Houston и английский КрЛ Perth. Повреждений не имел. В марте прикрывал высадки на Суматре, в Сабанге, Ириане, на Андаманских островах. 11.04.1942 г. в Бенгальском заливе Mogami, Mikuma и ЭМ Amagiri потопили 3 транспорта суммарным водоизмещением 19 700 т. После рейда ушел в Куре на ремонт. В составе 7 дивизии крейсеров участвовал в битве у Мидуэя. Вечером 05.06.1942 г. крейсера 7 дивизии получили приказ обстрелять Мидуэй. При выполнении противолодочного маневра столкнулся с Mikuma. В результате согнул носовую оконечность до башни ГК № 1 (согнутые конструкции отрезаны экипажем). Смог дать 12-ти узловой ход. 06.06.1942 г. атакован американскими бомбардировщиками. Сбил один, но получил 5 бомбовых попаданий, уничтоживших башню ГК № 5, вызвавших пожар в торпедном отделении. 14.06.1942 г. самостоятельно пришел на Трук, а в августе - перешел в Сасебо. С 01.09.1942 г. по 30.04.1943 г. находился в ремонте. Демонтированы 13,2 мм пулеметы, кормовые башни и пост управления огнем ГК. Взлетная палуба продлена до кормы, оборудована рельсовой системой взлета 11 бортовых гидросамолетов. Число 25-мм автоматов увеличено до 30. На носовой надстройке установлен пост управления зенитным огнем и РЛС тип 21 мод. 2. С 20.05.1943 г. занимался боевой подготовкой, перевозил войска. 05.11.1943 г. в Рабауле атакован американскими самолетами. Получил бомбовое попадание в районе башен ГК №№ 1 и 2, разрушившее палубу. Ушел на Трук, а затем в Куре. С 21.11.1943 г. по 17.02.1944 г. - в ремонте. Число 25 мм автоматов составило 38 штук, установлена РЛС тип 22 мод 4. В марте - мае 1944 г. базировался на Сингапур, Тави-Тави. 19.06.1944 г. участвовал в сражении в Филиппинском море, сбил 2 самолета. С конца июня - в Куре. Число 25-мм автоматов увеличилось до 60, модернизирована РЛС (до мод 4S). В июле перешел в Лингаен, затем - в Линга-Роудз. С октября - в Брунее. 22.10.1944 г. вышел в пролив Суригао в составе Южного соединения. 25.10.1944 г. авиацией повреждена его самолетная палуба. Получил 4-5 попаданий 203-мм снарядами. Выведена из строя башня ГК № 2, носовая надстройка, убит командир, повреждено рулевое управление. Оторвался от противника, но на выходе из пролива столкнулся с КрТ Nachi. Получил пробоину в районе башен ГК. Во время перехода в Бруней из-за пожара на шельтердеке сдетонировали 5 торпед, 127-мм и 25-мм патроны. Взрыв вывел из строя 3 из 4 МО. Через 2 часа атакован американскими крейсерами, получил от 10 до 20 попаданий снарядами 152-203 мм, но сумел уйти в дождевой шквал. С рассветом вышло из строя последнее МО. Крейсер обнаружен американскими самолетами, которые добились 2-х попаданий в район носовой надстройки. Во избежание взрыва боезапаса ГК экипаж покинул корабль. Добит торпедой ЭМ в 38 милях к юго-западу от мыса Бинит.

Галерея изображений